Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Железная Гвардия. Глава 1. Раскольники.



Жанр: драма, action
Персонажи: свои
Статус: в процессе;
Аннотация: Не все в «Цербере» приняли имплантаты Жнецов с покорностью. Одно боевое подразделение отказалось и получило клеймо предателей. Но можно ли назвать предателями тех, кто верен роду людскому и «Церберу» до последнего вздоха?






На всю страну монаршим криком грянет: «Пощады нет! » — и спустит псов войны.
Уильям Шекспир

Земля, Нью-Йорк, ресторан «Марк Плаза», обед

Раздался легкий щелчок, после чего небольшой язычок пламени облизнул сигарету, а затем исчез. Мужчина в довольно дорогом на вид костюме затянулся и выпустил дым куда-то вверх. Разумеется, дорогая система вентиляции и кондиционирования фешенебельного ресторана восприняла это как вызов, поэтому дым исчез за несколько секунд. Курящий был мужчиной-европеоидом, брюнетом с небольшой козлиной бородкой, пепельно-серыми глазами. На вид ему можно дать лет сорок, не больше. Если бы не курил, выглядел еще моложе. Какая радость, что тут можно курить, не правда ли, Алиен? — Сидевший за этим же столиком улыбнулся, с саркастической улыбкой глядя на своего напарника. Глаза с имплантированными зрачками ярко-оранжевого цвета то и дело глядели через плечо курящего, именно туда, где сидела цель.

— Я еще тебя переживу, Уилсон, — еще одна затяжка, и затем Алиен выпустил струю прямо в лицо своему коллеге, после чего издал надсадный смешок. Да, не самый приятный в общении, но зато верный до самой смерти друг. Руководствуясь этим, Сидней Уилсон, оперативник «Цербера», не стал отвечать той же монетой, а вместо этого едва заметно кивнул на столик, находящийся метрах в пяти от них:
— Как думаешь, долго он там сидеть еще будет?
— Нам-то какая разница, Сид. Знаешь, я не так часто бываю в мега-дорогих ресторанах, ем... — Алиен поглядел в свою тарелку, — крайне вкусное черт знает что. Наслаждайся, брат.

Уилсон только и вздохнул в ответ. Три месяца они искали перебежчика из «Цербера», который внезапно, после семи лет службы, решил в чем-то там раскаяться, облизать зад Альянсу и обеспечить себе безбедную старость. Подобные случаи бывали и до этого момента, но сейчас на кону были слишком важные сведения, и поэтому сверху, от самого Призрака поступил приказ — ликвидировать предателя и того, кому он собирается передать документы. Да-да, это оригинал оказался еще и чертовым параноиком, поэтому распечатал все бумаги со своего носителя и запер их в кейсе, который выдержит, если верить рекламе, даже ядерный удар. После получения приказа Сид и его старый друг по «Церберу» Алиен отправились на Землю. Этот умник не придумал ничего оригинальнее, как спрятаться среди людей. Оно и логично, все-таки среди себе подобных пережидать охоту куда проще. Но, увы, торговцы информацией знают всегда слишком много. А если увидят гору кредитов, то охотно и пальчиком укажут. Несмотря на то, что беглец постоянно менял адреса, телефоны, счета, почтовые ящики, одежду, прически, выследить его удалось. Причем все гениальное оказалось простым донельзя — будущую жертву сдал собственный брат, у которого при виде шестизначной цифры глаза на лоб от радости полезли. Неизвестно, чем он там мотивировал, совершая такой поступок, но оперативникам заявил, мол, родной брат его с детства гнобил, лишал родительского внимания и вообще был настоящим злом. В общем, братская месть. Алиену почему-то страстно хотелось сообщить потенциальному покойнику перед отправкой на тот свет, кто же засадил ему нож в спину.

— Смотри, смотри, вот и второй подошел, — шепнул Уилсон, и теперь уже оба краем глаза анализировали происходившее за столиком неподалеку. Судя по форме, офицер Альянса, причем довольно высокопоставленный. Вероятно, адмирал, со спины не особо разглядишь регалии. Завязалась оживленная беседа, а Сид не преминул воспользоваться штучкой из 21-го столетия — журналистский микрофон для подслушки.
— Вот сука, — шепотом ругнулся Алиен, — как закладывает-то! Так легко и просто, всех своих коллег... Задушу к чертовой матери говнюка!
Сид в ответ лишь приложил палец к губам и уткнулся в свежую газету, открытую на датападе. У обоих мужчин на боку висели обычные М-3 «Хищник» с глушителем. Дешевка, которую после убийства и выкинуть не жалко. А отпечатков нигде не будет, поскольку оперативники позаботились заблаговременно и об этом, надев перчатки.
— Они собираются уходить, — едва слышно процедил Алиен, а Уилсон между тем поглядывал на двух охранников, с которыми явился в ресторан адмирал. Вроде бы обычные бойцы Альянса, ничего серьезного.
— Встаем сразу же, как за ними закроется дверь, приготовь омни-тул, чтобы быстро расплатиться. Они пойдут через небольшую арку к парковке, там их и настигнем. Камер там нет, я проверил, — Уилсон убедился в том, что коллега все понял и посмотрел на объекты. Оба встали, предатель поднял свой чемодан... Здание содрогнулось, как будто началось 12-балльное землетрясение, а затем через потолок прорвался огромный красный луч, сжигающий и разрушающий все, что было рядом. Яркая вспышка ударила даже по имплантированным глазам, после чего Сида и Алиена отбросило вместе со столом и стульями на пару метров. К счастью, сознание они не потеряли, по крайней мере, если слышна забористая ругань напарника, значит, и сам Сидней не отрубился. Повертев головой по сторонам, чтобы сообразить, в чем дело, Уилсон постарался избавиться от легкого чувства дезориентации. На полу рядом с ним лежала молодая девушка с распахнутыми от ужаса глазами. Мертвая. Опустив пальцами веки, Сид поднялся и снова огляделся. Половина ресторана уже отправилась в полет с огромной высоты, а оставшаяся часть была завалена разными частями стен, окон, потолка и прочего интерьера. Их цели были живы, и, судя по всему, также не получили тяжелых повреждений. К адмиралу уже подбежали солдата Альянса, а Уилсон обменялся взглядом с Алиеном. Тот молча кивнул, и мужчины почти одновременно извлекли пистолеты из-под пол пиджаков. К несчастью для охранников, они слишком заботливо оглядывали своего адмирала. Cолдат, которые были виноваты лишь в том, что оказались не в том месте и не в то время, агенты трогать не стали, а лишь оглушили, затем Алиен расправился с адмиралом метким выстрелом в лоб, а Сидней сперва отвесил порядочного пинка предателю и, поглядев в его глаза, лишь хмыкнул.

— Недаром тебя брат заложил, тварь, — хлопок, и часть содержимого головы жертвы уже появилось на полу.
— Эй! Это я должен был сказать! — изображая шутливую обиду, пробурчал Алиен.
— Где кейс? — Сиднею сейчас было не до шуток.
— А я откуда знаю. Сейчас поищем. Хотя, чего тут искать. Вон же, под столиком. Смотри, рядом луч этот прошелся, а чемоданчик разве что царапинами отделался. Не врут в рекламе, в кои-то веки.
Прихватив кейс, Сидней кивнул головой в сторону выхода:
— Надо валить. Судя по тому, что творится за окном, это массовая атака на Землю. То, о чем твердили нам на базе. Не знаю, каким образом Альянс прохлопал начало геноцида человечества, но сейчас нам лучше убираться отсюда. Думаю, у Призрака уже есть мысли относительно этого.
— Мысли у него всегда есть, только озвучивать их персонально нам он вряд ли станет...

У Сида на этот счет была иная точка зрения, но он предпочел молчать, все-таки сейчас важнее было добежать до места, где их ждали еще двое членов группы: Причард и Грей. Первый — матерый вояка, которому перевалило за 50 лет, а второй же наоборот — безусый юнец, который буквально на днях отметил свои прожитые 22 года. Вот только добраться до места в условиях настоящей войны — задача крайне сложная. Рельеф города изменялся с каждой секундой: огромные механические махины, именуемые Жнецами, играли в архитекторов, смело воплощая в жизнь самые чудовищные свои замыслы. Какое дело этим существами до мелких, словно муравьи, людишек. Повсюду были слышны звуки боя, заглушаемые порой звуками тотального разрушения. Увы, судьба-злодейка на этот раз повернулась к оперативникам далеко не передом и обрушила на аллею, по которой пролегал основной маршрут убийц, целое здание.

— Проклятие! Надо связаться с нашими, пусть облетают эти чертовы руины и...
— Ты с ума сошел? Их же собьют к чертям!
— Опасность этого будет сохраняться до тех пор, пока мы не покинем Солнечную систему. Если последние сводки агентов, находящихся на Земле, верны, то планета окружена сотнями этих Жнецов.
— Сид, пойми правильно, нам просто повезло, что это все не рухнуло на нас! Нельзя же бесконечно играть в русскую рулетку!
Между тем канал связи издал прерывистое шипение, после чего Алиен с Уилсоном услышал голос Причарда:
— Ребятки, ну что там у вас? Молодой тут уже весь извелся. Да я его прекрасно понимаю, черт подери! Город вот-вот превратится в одну большую кучу дерьма, а вы передвигаетесь со скоростью черепах.
Алиен хотел было разразиться гневной тирадой в адрес старого пердуна, но Сид опередил его:
— Прич, нам нужен новый маршрут, старый уже не пойдет, тут все обваливается.
— Другой разговор, сейчас Грей вам все обеспечит. Давай работай, салага!
На некоторое время в эфире воцарилось молчание, а потом Грей возвестил о своем успехе:
— Высылаю обновленную карту вам на омни-тул, только вот...
— Что там? — рявкнул уже теряющий терпение Уилсон.
— Маршрут проходит через центральную улицу, а там... Нам даже отсюда видно, насколько горячий бой там...
— Ясно все, спасибо и на этом, выдвигаемся, — на этот раз инициативу взял Алиен. Все-таки Грей, несмотря на все его плюсы, был довольно болтливым, что порой раздражало. Шаги, шаги... Прекрасная физическая подготовка, конечно, сказалась на продвижении, но вот постоянные паузы мешали оперативникам. А как иначе? Если нет желания попасть под этот красный лучик добра, следует двигаться осторожно. Уилсона сейчас волновало даже не сколько задание, сколько судьба его родителей, служивших в Альянсе. Неизвестно, принял ли бой флот, стоящий сейчас у Терра-Новы или нет. А если да, то с каким исходом? Глядя на то, как эти машины с легкостью превращают в пыль огромные здания и боевые корабли, волей-неволей становится не по себе. Сидней дал себе обещание, что как только взойдет на борт их небольшого челнока, сразу же свяжется опорной базой, с информационным центром и выяснит ситуацию. Алиену вот хорошо: никаких привязанностей, соответственно, никаких душевных терзаний. Родители похоронил пять лет тому назад, семейная жизнь не сложилась, а работа стала смыслом существования. Произошла ли у коллеги какая-то трагедия, Сидней не знал. Да и не хотелось, сам расскажет, если захочет.

— Сид. Сид. Сид, мать твою, — в ухе зазвенело от оплеухи, полученной от коллеги. — Ты что, уснул что ли. Тут, знаешь ли, геноцид идет, а ты в облаках витаешь. Смотри вон туда лучше, — и после этих слов Алиен передал Уилсону бинокль. Глаза Сиднея сразу же распознали одиннадцать... постойте, двенадцать бойцов Альянса, ведущих ураганный огонь по противнику. Явно не по Жнецу, иначе бы их мигом стерло в порошок. Рядом дымился подбитый МАКО, неподалеку горел сбитый «Летун»...
— В кого они стреляют? Не вижу отсюда. Давай сменим позицию. Все равно нам надо эту улицу пересечь, — мужчины ловко перепрыгнули через дыру, разделившую здание надвое, после чего спустились в чью-то уютную квартирку. Удивительно, с какой быстротой война может поменять жизнь. На коврике в гостиной лежала детская книжка-раскраска, из кухни, несмотря на выбитые стекла, доносился запах свежесваренного кофе и чего-то еще. Даже котенок сидел на холодильнике и испуганно попискивал. Прихватив рыжего питомца и устроив его на плече, Сид поймал неодобрительный взгляд Алиена, который что-то пробурчал, после чего двинулся к окну. На этот раз были видны противники...
— Это еще что за уроды?
— Похожи на батарианцев, те, правда, уродами и при жизни были но... У меня такое чувство, что им на спину еще до кучи тела людей налепили. Ну и жесть...
Неожиданно за их спинами раздался шорох, и мужчины выхватили пистолеты чуть ли не синхронно.
— Пожалуйста, не стреляйте! Не выгоняйте нас из квартиры! Я отдам все, что только хотите, — перед ними стоял молодой человек, а к его ногами испуганно жались две девчушки, лет шести-семи от роду.
— Не волнуйся, нам ничего не надо, только пересидеть некоторое время здесь. Ты же не против? — Алиен был убедителен, как никогда. Между тем, стрелкам на улице, похоже, удалось выиграть этот маленький бой, так как они занялись оказанием помощи ранеными и укреплением своих позиций.
— Ладно, если валить — то сейчас. Мы похожи на гражданских, которые отупели от такого поворота событий, окей?
— Хорошо. Надеюсь, ты умеешь изображать панику. Пойдем.
— Котенка только отдай, добряк хренов.

Вот только было уже поздно. Раздался чудовищный грохот, после чего та часть квартиры, где находилась семья, просто исчезла. Уилсон с истошно вопящим Рыжиком на груди рухнул на спину на этаж ниже, а Алиен и вовсе повис над улицей, отчаянно пытаясь ухватиться второй рукой за огрызок пола.
— Эй! Вы живы? Вы же живы? — Уилсон приподнялся, стараясь найти взглядом отца и дочерей. — Вы должны быть живы, эй!
— Уилсон, заткнись, — прокряхтел Алиен, спустившийся уже по лестнице и отряхивающий лицо, — нет их, брат.
— Да как нет? Сука! Сука! Вот же сука! — мужчина с размаху приложился кулаком о стоящую рядом тумбу и выругался. Нет, не от боли, ее сейчас будто и не было. Ему было просто жаль этих людей, которых он видел впервые. О том, что агент спас хотя бы одну жизнь, напомнило мяуканье из-под пиджака, куда забился котенок.
— Ну замечательно. Ты мне хочешь сказать, что мы берем его с собой?
— А ты желаешь возразить?
Алиен посмотрел в искусственные глаза своего коллеги и даже по ним понял, что возражать сейчас ну точно далеко не лучший вариант.
— Идем, — он примирительно хлопнул Сида по плечу, и агенты направились вниз по лестнице. На улице их встретили солдаты Альянса:
— Сэр, вам следует пройти в точку эвакуации, это через два квартала, я могу сопроводить вас.
— Нет, спасибо, не стоит, вы нужнее тут, — Уилсон нашел в себе силы улыбнуться рядовому и продолжил путь. И только Алиен захотел озвучить шутку, придуманную им только что, как вдруг их остановил резкий окрик:
— Стоять! Руки вверх!
— Простите, что вы делаете?
— Что должен сделать, ублюдок! — Уилсону с размаху заехали прикладом по лицу, но оперативник сумел устоять на ногах. — С полчаса назад поступил рапорт от бойцов, охранявших адмирала Краста. О том, что адмирал убит двумя мужчина в костюмах и перчатках. Убит из «Хищника» с глушителем. Обыскать.
Увидев пистолет, командир взвода лишь хмыкнул:
— А в руках одного — чемодан. А, да... Этот символ на вашей правой руке...
Алиен выругался, а Сидней поглядел на правую руку, которая была аугментирована. На плече ярко выделялся логотип «Цербера».
— Я и не заметил, что рукав оторвало, — Уилсон повернулся к напарнику и тускло улыбнулся.
— Стойте тут, я должен узнать, что делать с вами. Бойцы, держать их на прицеле! Если только рыпнутся, убейте.
Котенок жалобно пискнул, после чего живая левая рука погладила его.
— Все будет хорошо, Рыжик, — Сид вот только сам не знал, верил ли он сейчас в сказанное или нет.



Колыбель Сигурда, система Скепсис, планета Уотсон, опорная база «Цербера» «Святогор»
Это же время.

Генерал Райкер сделал большой глоток из своей любимой кружки и посмотрел в окно. Рассветы на Уотсоне особенно очаровательны, хотя вряд ли смогут конкурировать с земными «собратьями». Ничто не бодрит по утрам так, как горячий и крепкий черный чай многолетней выдержки. Помощник генерала, молодой паренек с колонии на Иден-Прайм, уже успел это усвоить и потому каждое утро мчался заваривать чай, дабы генерал потом на собрании не был угрюмым или еще сонным. Все-таки привычка — это святое. Но сегодняшнее утро никак не назовешь добрым, даже несмотря на что прекрасный чай. Нападение на Землю ожидали, но все-таки оно сумело застать врасплох даже координационный штаб «Цербера». Первое время в эфире вообще стояла жуткая тишина, потом Призрак устроил некое подобие планёрки, где каждый генерал или высокопоставленный оперативник получил распоряжения на ближайшее время. Что касалось Райкера и его подразделения, «Железной гвардии», расквартированной при опорной базе «Святогор», ему был приказано ждать корабль с группой ученых и их сопровождением, которые должны внедрить бойцам новейшие имплантаты. Правда, упорно ходили слухи о том, что бойцам при помощи хирургического вмешательства устанавливают далеко не то, о чем идет речь. У Райкера были свои соображения на этот счёт: в первую очередь, он не хотел, чтобы его бойцам вшивали нечто неизвестное. Зачем? Для какой цели? Генерал, разумеется, доверял Призраку, считая его истинным лидером, смотрящим в будущее, но сейчас вокруг было столько тумана... К тому же, всем и так было известно, что «Железная гвардия» не зря носит такое название: в этом подразделении сосредоточены бойцы, чей боевой опыт вызывал зависть и восхищение у коллег по цеху из других формирований. Разумеется, были и другие лучшие, например, «Сыны Земли» или «Стражи». Разумеется, это название было неофициальным, но так бойцам было удобнее различать друг друга при участии в совместных операциях. Каждое уникальное подразделение имело свою эмблему, например, бойцы Райкера на правую сторону нагрудной части брони наносили небольшой символ в виде меча. Сделав еще пару глотков, генерал решил навести справки о тех агентах из его подразделения, которые в данный момент находились на Земле.

— Сейчас на землю действует лишь одна группа наших оперативников: Сидней Уилсон, Гектор Пирс — оперативный псевдоним Алиен, Джон Хорт — оперативный псевдоним Грей и Брайн Причард, — помощник вывел на экран фотографии четверки.
— Как давно они выходили на связь?
— 27 минут назад, сэр. Сообщили, что задание выполнено, после чего связаться с ними не представляется возможным.
— Понятно. Продолжайте пытаться.
— Слушаюсь, сэр.
Райкер вздохнул и вернулся к окну. Перспектива потерять четырех отличных агентов его не радовала, да и неизвестно, что принесут с собой эти ученые. Призрак сказал, что их подразделение — последнее, кому еще не внедрили эти имплантаты. Вроде бы, в этом нет ничего страшного, но генерал так и не смог успокоить себя. Остается только ждать, а время, как назло, идет очень медленно. Поспать? Или же выпить еще чая и попытаться занять себя хоть какой-нибудь работой? Генерал не привык лодырничать, особенно, в такие моменты, а потому ополоснул лицо холодной водой, допил чай и принялся за разбор рапортов. Сейчас его интересовало, прежде всего, то, с чем столкнулась Земля и галактика в целом.
— Сэр, — из чтения последних информационных сводок, словно из омута, его вытащили помощник, — ученые прибыли, запросили посадку. Пароль и сигнатуры совпадают.
— Разрешай. Куда уж они теперь денутся...
Странно, но чувство волнения в Райкере лишь возросло. А когда он увидел, что прибывшие вместе с «ботаниками» бойцы разгружают довольно странного вида контейнеры, то и вовсе чуть было не занервничал. Нет, генерал был далеко не самым эмоциональным человеком, но сейчас будто само его нутро стало одним большим облаком недоверия.

Медиков базы выпроводили из их кабинета, после чего позвали туда самого генерала. Около стола находился доктор, довольно высокого роста, в очках, короткостриженный, среднего возраста. Но Райкеру в глаза бросились не приметы внешности гостя, а тот арсенал, который он раскладывал на операционном столе.
— Что это?
Доктор, видимо, так увлекся своим инструментарием, что даже не расслышал вопроса. Райкер кашлянул и уже погромче задал тот же вопрос:
— Доктор, что это?
— А, генерал Райкер, сэр. Наслышан о вас. Это — все то, что пригодится мне при вживлении имплантатов. Не беспокойтесь, все будет без боли и максимально быстро. Я же оперировал уже, знаю, о чем говорю. Зато после этого ваши бойцы станут еще лучше.
Доктор улыбнулся и продолжил раскладывать свои вещи, после чего произнес:
— Кажется, забыл кое-что. Извините за задержку, сэр, я быстро вернусь.

После этой натянутой улыбочки доверие к чертовому хирургу исчезло окончательно. Но докторишка оставил на столе свой лэптоп. А вот это уже было интересно. Долбаный «ботаник», видимо, решил, что генерал ему всецело доверяет и не станет копошиться в чужой почте.
— Ага, такой вот я честный, — пробурчал Райкер, поглаживая свои густые усы. Поглядев в коридор, генерал прикрыл дверь и, не теряя времени, принялся изучать почту. Искать нечто, что могло быть пролить свет на всю эту возню с имплантатами, долго не пришлось. В первом же письме, разосланном нескольким людям, которые и занимались установкой имплантатов, объяснялось, как правило вживить, чтобы затем пациент был максимально покорным. Затем — пошаговая инструкция для лиц, командующих подразделением. И все завязано на чертовых имплантатах.
— Они, что там, с ума посходили? — в гневе прорычал генерал. Но шаги в коридоре вынудили его прервать изучение компрометирующего материала и вернуться в кресло пациента.
— Забыл снотворное, — доктор вновь осветил кабинет свой фальшивой и наигранной улыбкой, после чего принялся заполнять шприц какой-то странной вязкой жидкостью.
— Доктор, странное у вас снотворное, — как можно спокойнее сказал Райкер, попутно оглядываясь по сторонам. Вдруг придется драться, пусть и гость выглядит весьма щуплым.
— Новое, не так давно испытание закончили. Быстро всасывается, не имеет побочных эффектов и не вызывает какой-либо аллергии.
— Ага. Вот только вы, доктор, не вызываете у меня доверия.
Райкер резко поднялся с кресла и оттолкнул рук со шприцем, которую док уже успел протянуть к шее.
— Не смейте вводить это мне или кому-то из моих людей.
— Вы не имеете права оказывать нам сопротивление, генерал, это приказ свыше. Вы в курсе, как карается неподчинение высшему руководству?
— Я в курсе, не беспокойтесь на этот счёт. Я не позволю пичкать моих людей чем-то неизвестным.
— Вы что, псих? Это обычные имплантаты?
— Сказки будешь рассказывать детишкам. Если доживешь. Я видел сообщения, — генерал кивнул на лэптоп, — обмануть меня вздумал?
Лицо ученого исказила злая ухмылка:
— Ох зря вы так, генерал! — После чего, выхватив из-за пояса шокер, доктор рванул навстречу Райкеру. Последний, несмотря на свои 53 года, реакцию сохранил отменную и рванул вбок, попутно ощупывая стол в поисках хоть какого-нибудь средства самозащиты.
— Ну же, сэр, не сопротивляйтесь! — Размах вновь не достиг своей цели, зато в правой руке у Райкера наконец-то оказалось что-то относительно увесистое, и он, не глядя, приложил ученого по голове, отчего последний взвыл и отскочил в сторону. Оглядев свою орудие, генерал улыбнулся:
— Не навреди, значит, — после чего сам уже ринулся в атаку. Ученый сумел краем шокера задеть Райкера, но защититься от второго удара уже не сумел — небольшой бюст Гиппократа обрушился ему на голову, примерно в область виска. Утерев брызги крови, Райкер немедленно активировал связь со своими бойцами:
— Внимание бойцам! Немедленно задержать наших гостей всех до единого!
В коридоре раздался выстрел.
— Этого я и боялся, — выдохнул Райкер, после чего аккуратно выглянул за дверь. Раздалось еще несколько выстрелов, крики, снова пальба, на этот раз в столовой. Не в силах сидеть и ждать сложа руки, генерал покинул кабинет и ринулся вдоль стены, стараясь не производить лишнего шума. На полу распластался боец в броне, но, судя по отсутствию изображения меча, это был гость, причем застрелен после попытки сопротивления или даже ответного огня. Подобрав его дробовик, Райкер двинулся в сторону столовой. Там как раз кормили как прибывших, так и солдат подразделения. Но опасаться уже было не за что. Четверых из двенадцати солдат повязали, остальные были застрелены при сопротивлении. Ученые сдались добровольно. Увы, но прибывшие с учеными солдаты успели застрелить троих в столовой. Эту новость генерал воспринял с присущей ему выдержкой, но внутри у него все полыхало огнем ненависти. Он не уставал задавать один и тот же вопрос: «Зачем»?

— Коллеги, — голос генерала отразился от стен зала, где проходили брифинги, — бойцы, — он окинул взглядом сперва офицеров, потом солдат, — сегодня произошло что-то странное. Я не буду скрывать от вас ничего: каждому из вас планировалось ввести некий имплантат, позволяющий контролировать вас и ваше поведение. Полостью.
Среди присутствующих прокатился ропот, но он мигом исчез по мановению руки генерала.
— Я не могу сказать, что будет дальше. Говорят, что все остальные подразделения приняли эти... Гхм... Усовершенствования. Но не мы. Мы останемся верны идеалам «Цербера» и сохраним верность человечеству без этих штучек. Вы, офицеры и солдаты «Железной гвардии», не станете рабами. Я призываю каждого из вас не поддаваться панике или страху. Пока мы на этой базе, нам ничего не угрожает. Мы будем ждать приказов из центра. Разойтись.
— Генерал, сэр!
— Да, Билл?
— Вас вызывают по видеосвязи. Призрак, сэр.
Райкер молча кивнул, ни один мускул не дрогнул на лице ветерана. А когда пред ним предстал глава «Цербера», он позволил себе лишь поглубже вдохнуть.
— Генерал Райкер, один из людей, присланных к вам, успел подать сигнал и описать все то, что вы учинили... — Призрак курил, а потому делал паузы, несколько мешающие разговору. — Вы нарушили приказ, Райкер. Мой приказ.
— Сэр, я...
— Вы отстраняетесь от командования базой «Святогор», а также подразделением «Железная гвардия». Надеюсь, это ясно?
— Нет, сэр. Вы выслушаете меня. Я устроил все потому, что не хочу, чтобы мои люди вели себя словно электронные болваны. Они и так верны мне безо всяких имплантатов. Я не позволю им вводить что-либо. «Железная гвардия» останется такой, какая она есть, сэр, хотите вы этого или нет.
Призрак затушил сигарету и поглядел на Райкера. Как показалось тому, с легким налетом удивления.
— Я всегда уважал вас, генерал. Вы умеете принимать тяжелые подчас решения, говорите честно и открыто, но сейчас не то время. Вы ослушались приказа. Уже дважды. Я вышлю вторую группу, и вы предоставите им все, что они потребуют.
— Боюсь, этого не будет, сэр. Я своих людей не предам. Они знают о том, что им хотели вшить. И они против. Все.
— Понятно, — Призрак подался вперед в своем кресле. — С этого момента вы и ваше подразделение, как это не прискорбно — враги для «Цербера». Вы считаетесь предателями и раскольниками.
— Мы умрем за идеалы «Цербера». Того «Цербера», каким он был всегда, до недавнего времени.
— Да будет так.

Изображение погасло. Генерал вышел из зала связи, на него тут же устремились десятки взглядов, но он молча прошествовал в свой кабинет. Кипяток, та белая кружка, крупные чаинки... Ложечка сахара, да, пожалуй будет нормально, именно так. Глоток. Да, то, что нужно. И крепость выдержана. Хороший чай.
— Раскольники, значит... — пробормотал Райкер, после чего взял с тумбы фотографию, где он, его жена, трое сыновей и двое внуков так счастливо улыбались во время отпуска на Земле на Средиземном море. Некоторое время он наблюдал, как отражаются лучи солнца на стекле в рамке фото, после чего вернул оное на место.
— Да будет так.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 02.12.2012 | 1718 | 10 | Железная гвардия, mass effect 3, Sid, Цербер | Sid_Vega
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 36
Гостей: 29
Пользователей: 7

Zirael, Kailana, MacMillan, salar, Faler92, RedLineR91, Мерсади
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт