Группа «Зирос». Глава 1


Жанр: общий, претензии на юмор и приключения имеются;
Персонажи: студенты, работники Академии, Кали Сандерс, Дэвид Андерсон (упоминается), Джек;
Статус: в процессе;
Описание: пока в Гриссомской Академии всё спокойно. Довоенное время, мелкие шалости в проекта «Восхождение» и лёгкий пост-ночной синдром перепела.
Предупреждение: будет пара спойлеров к МЭ3, кому интересно. У автора бывают приступы лёгкого помешательства, и не говорите, что не предупреждала.

«Ох уж этот чертов рентгеновский взгляд карих глаз... И почему мне, биотику, кажется, что мои мысли сейчас читают, хотя я знаю, что это невозможно?! Это злит, определенно злит!»

Два года назад. 2183 год

— Процедура опасна. Риск оправдан. Я здесь, что бы проследить. Никаких уловок. Отклонение от нормы — я помогу. Начинайте.
Непривычный говор саларианца помогал не думать о летальном или, еще хуже, медленном и мучительном исходе. В какой-то мере он даже успокаивал — это казалось странным и объяснялось, скорее всего нервным перенапряжением.
«Кто бы не нервничал перед операцией, которая может стоить жизни или рассудка? Прожить семнадцать лет в своем уме, наверно, хорошо, но хотелось бы подольше и без побочных эффектов. И что бы силы не оста....» Темнота, занавес и затягивающая тишина.

2184 год 

«Мощный, быстрый и современнейший истребитель Альянса с группой таких же, сверкающих синевой, произведений военно-технического искусства готовится ко второму заходу на цель. А цель есть ни что иное, как база, скорее всего, принадлежащая батарианским работорговцам, которые особой популярностью среди людей не пользуются. Зуб крогана даю, все их батарианские глазёнки в панике пытаются найти выход из горящих завалов той груды мусора, что они называли раньше своей базой. Второй удар эскадрильи сравняет с землей остатки, а наземные войска произведут зачистку территории. Никто не скроется от войск Альянса.
— До цели двадцать секунд, готовность пятнадцать секунд! — прогремел в ухо уверенный и четкий голос командира. Дальше как в тумане: маневр, наведение на цель, ожидание приказа. — Огонь!
Приказ был услышан, и с непонятно откуда взявшейся фанатичной радостью в цель было выпущено зарядов в два раза больше необходимого.
— Зирос-семь, я же просил без фанатизма! В следующий раз снарядов не хватит! — старший офицер явно знал, о чем говорит. Всегда уверенный в себе и имеющий на это право.
Вот и звуковой сигнал о последнем снаряде... Придется возвращаться... Хотя, стоп, это не тот сигнал!»

— Чертов будильник! — прозвучал осипший голос из-под одеяла. — Чтоб тебя черти перегрызли, гнусный, ненужный кусок г..
— Вы уверены, что хотите договорить, мисс Саландерс?
— ...елия...
Что ж, позвольте вам представить наших героев этого утра. Голос из-под одеяла принадлежал восемнадцатилетней подопечной Гриссомской академии, светловолосой, голубоглазой и просто ужасающе злой по утрам Элис Саландерс, или для друзей и остальных — Салэрс. Второй голос с нотками властности и строгости мог бы вызвать у вас ассоциации с каким-нибудь офицером или директором, ну или, на худой конец, упрямым и фанатичным вожатым, который настолько горд своим преимуществом перед простыми смертными, что не кичится проявлять свою «важность» во всем. На самом деле, дорогие мои, вы были бы почти правы. Это был учитель, дежуривший тем утром в данном секторе. Звали этого «вожатого» мистер Гордон Руми — учитель истории в Академии имени Джона Гриссома. Академии, где только лучшие представители человечества развиваются, учатся и делают великие открытия, несмотря на то, что они (лучшие представители человечества) — дети и подростки. Но очень способные и талантливые. Такие слова вам скажет почти каждый родитель, отдавший свое чадо, а некоторые еще и большую сумму кредитов, этой академии. Для Элис Саландерс это была обычная школа-интернат. Да, с отличными условиями. Безусловно, многие из учеников действительно были самородками. И, конечно же, внимание уделялось детям такое, какое не в каждой семье получишь. Но, люди (или инопланетяне, кто там сейчас это читает), для восемнадцатилетней девушки, которая пробыла в этой школе два года практически безвылазно, да еще и полгодика повалялась в медотсеке.... ну вы сами понимаете... золотая клетка или платиновая — всё одно. Радовало, что после двадцати лет, если родители раньше не забрали, можно смело уходить на все четыре ретранслятора... или сколько их там. Но до этого момента еще дожить надо! Хотя кому-то здесь нравилось, кто-то добивался успехов в своем направлении благодаря Гриссомской системе обучения и профессионально подготовленным учителям.
«Пффф... Хогвартс недоделанный...» — припомнила Салэрс название какой-то школы из классической литературы ХХ века.
— Через тридцать минут завтрак, даже не думайте опаздывать! — вернул к реальности голос помешанного «вожатого».
— Конечно, мистер Руми, — просипела Саландерс и добавила, когда за ним закрылась дверь: — И не подумаю. Не мое это дело — думать...
Несмотря на свои грёзы, планы и настроение, Элис подчинилась заведенному порядку и, встав, умывшись и одевшись, направилась в столовую, зачем бы вы думали? Да! Именно за завтраком! Наивкуснейший сэндвич, леденящий не только горло, но и душу сок и ежедневная, обязательная, огромная, безвкусная порция высококалорийной, горячей... каши. Бонапети, биотики!

Если честно, в Академии Гриссома находились в основном дети и подростки от пятнадцати и младше. Старше этого возраста была лишь группа из, примерно, 20 человек. Это если говорить об учениках проекта «Восхождение». Биотики. Люди, а в данном случае — дети, биотики, которым имплантировали в качестве эксперимента чипы L4. Основные же цели были и остаются довольно-таки гуманными и продвинутыми — помочь биотикам адаптироваться в человеческом обществе, которое, если не с враждебностью, то с подозрением относилось к ним, и работать с детьми-биотиками, чтобы достигнуть максимальных результатов. Импланты L4 были намного безопаснее L2 и мощнее L3, но пока что они являлись экспериментальными, поэтому ученые следили как за ними, так и за здоровьем их носителей. Это вам всё-таки не «Цербер», а военно-гражданская академия Альянса Систем. Но вернемся к нашим бар... биотикам!

Просторная столовая была уже наполовину забита ещё непроснувшимися людьми, но особенно тихим был стол, за которым сидело пять человек, считая присоединившуюся к ним Элис.
— Если вы не перестанете изображать из себя страждущих волусов, то капитан Хименез что-то заподозрит! — шикнула на них девушка и без промедления осушила стакан с соком — Мне не хотелось бы из-за вас получать нагоняй от начальника охраны.
— А то ты сама перед Горди сегодня не спалилась... — попытался защититься парень слева. Имя ему было Даг Велс. Невысокий такой подкачанный парниша с черными волосами и карими глазами, что теперь совсем не редкость из-за смешения земных рас, да и раньше редкостью не было. Даг был родом из южных штатов Америки, но в крови у него были и японские гены, и сингапурские, и чего у него там только не было намешано.
— Я не спалилась! — ощетинилась Саландерс, между прочим представительница скандинавского объединения Земли, но об этом позже. — Я не виновата, что он решил заглянуть ко мне в комнату! Мне вообще кажется, что у него какой-то странный интерес к моей персоне! Может он надеялся, что я голая пытаюсь выключить будильник... и вообще...
— Да я же пошутил. Тем более, ты не в его вкусе, он любит умных и архивных.

Архивными называли тех, кто предпочитает читать или исследовать, вместо того, что бы попробовать хоть что-то из того, что они нашли, на практике. В ХХI веке, скорее всего их назвали бы ботаниками или теоретиками.

— Давай жуй, а не разговаривай. А то ласты склеишь на тренировке по биотике, — предупредила Элис друга, доедая высококалорийную кашу, которую хотелось вылить кому-нибудь за шиворот.
— Как это ласты склеит??? У него же нету ласт! И где он их найдет? И причем здесь тренировка? — недоуменно включился в разговор Терренс Дорг, самый младший из присутствующих и к тому же хилый на вид парень с Элизиума, мало что понимающий в устаревших фразах Земли.
— Оставь, милый друг, тебе не зачем заполнять свои мозги архидревними словечками землян, — высокомерно посоветовала Кларисса Кристина Сирсен фон Шиллершерг, аккуратно и слегка пафосно отпивая томатный сок из стакана.
— Что-то вчера, Лари, ты не была так настроена против архидревних напитков землян. И даже собиралась воздать хвалу им в виде танца! Но слава Богу, мы тебя отговорили! — припомнил Даг вчерашнюю посиделку, на что все дружно хихикнули, а Кларисса, поперхнувшись, залившись краской, понизив голос попыталась оправдаться.
— Не помню я такого... Ну всё! Прекратите ржать! А то действительно привлечёте внимание Хименез!
Улыбаясь, все продолжили завтракать, усердно стараясь выглядеть как обычно сонными и ничего не натворившими.

Пьянки на космической станции были очень большой редкостью. Среди учеников, так вообще, можно сказать, мифом. Лишь изредка кому-то удавалось пронести нечто подходящее в Академию. Но в этот раз удача улыбнулась Дагу и компании. Две бутылки земного рома были, неведомым пока Элис образом, принесены в комнату Велса и восемь человек вызывающих доверие удостоились чести разделить трапезу в послеотбойное (убойное — как называет его Даг) время. К счастью, вчера вечером прошел еженедельный сбор данных с имплантов, что обеспечивало подросткам, целую неделю для полного выведение алкоголя из крови, вдруг бы он как-то влиял на показания. Об этом их предупредила Кларисса, за что и была награждена дополнительной порцией земного напитка. Элис выпила всего три стопки, но этого хватило, что бы захмелеть и пытаться выпить еще больше. Но благодаря предусмотрительности инстинкта самосохранения, она вырубилась, так и не донеся четвертую стопку до губ. Терренс, как самый трезвый в тот вечер, успел подхватить как стопку, так и Элис. Отработанными движениями он уложил ее на кровать Дага и убедил всех что через час Саландерс можно будет отправить в самостоятельное путешествие до своей комнаты. Половину своей жизни он провел на ферме у дяди любящего выпивать, оттуда и опыт в обращении с пьяными людьми, без поездок на Омегу тут тоже не обошлось. К своим семнадцати годам Дорг побывал на многих планетах, станциях, колониях, но на Земле так ни разу и не был. Фиеста растянулась еще на три часа и, когда уже подходило время смены охранников, подростки, следуя криво-нарисованному плану Кейсуке Сиро, на удивление удачно добрались до своих комнат. Что говорить, дуракам везет!

В этот вечер они были типичными слегка двинутыми подростками, а не биотиками-надеждой Альянса. Кали Сандерс была бы довольна, если бы не знала о методе достижения. Но, слава Вселенной, она не знала ни о том, ни о другом.

— Кей, а ты чего такой молчаливый? — поинтересовалась Кларисса у до сих пор не участвующего в беседе товарища.
— Он всё-таки вчера чутка перебрал, теперь боится рот открывать, — посмеиваясь, поведал Терренс, поглядывая на сосредоточенного итальянца японских кровей. Хотя внешность выдавала скорее его японскую сущность, нежели итальянскую. Кейсуке лишь в ответ бросил страдальческий взгляд на компанию и принялся доедать завтрак. Нехотя ребята поедали сэндвичи и прочее. Ещё бы, птичья болезнь обычно голод не вызывает.
— Я до сих пор не понимаю, как тебе удалось пронести... то, что пронес, — шепотом призналась Элис, оглядевшись и удостоверившись, что никто не подслушивает. За соседним столом царил полный хаос, ребята из лингвистического проекта пытались воспроизвести речь кроганов. Больше похоже было на стадо разъяренных буйволов.
— Детка, это останется моим секретом, пока ты не согласишься провести ночь в моей комнате, — ухмыляясь, заявил Велс, ожидая реакции одной из самых закрытых девушек проекта «Восхождение».
— Велс, ты предлагаешь это всем девушкам академии, но насколько я знаю, в комнате у тебя провела ночь только доктор Олсон, когда ты на спор съел то непонятное растение из атриума. И мне показалось, что она была не слишком довольна этой ночью, — с непроницаемым лицом разрушила ожидания парня Саландерс, хотя в глазах виднелся триумф победителя. Не каждому удавалось поставить на место самопровозглашенного Дон-Жуана проекта «Восхождение». Покраснев, Даг вернулся к завтраку, обронив лишь:
— Зато ты смотрю сегодня более разговорчивая, чем обычно.

Закончив трапезу, ученики отправились на уроки. Вновь началась серая будничность и отсутствие каких-либо выходящих за рамки событий. Но не для Кали Сандерс. Её день начинался с очередного проступка нового лаборанта.




Отредактировано: Scavenger

Комментарии (8)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Scavenger
2   
Очень хороший в плане стилистики, орфографии и пунктуации рассказ. Весьма порадовал.
Тем не менее, есть несколько мелких недочетов.
1. "Капитан", "доктор" и т.п. нарицательные имена пишутся с прописной буквы.
2. Старайтесь заменять цифры на числительные. Либо соотв. образом добавлять к цифрам склонения (17-ти, 18-ти и т.д.)
3. Встречались лишние запятые при причастных оборотах. Не суть важно.
В целом - очень хорошо. Рассказ выглядел так, словно уже был отредактирован и пропущен через Типограф.
0
Carlini
6   
Благодарю за всё!) Учту в будущем)
0
Alzhbeta
1   
«Пффф... Хогвартс недоделанный...» припомнила Салэрс название какой-то школы из классической литературы 20 века.

Что-то мне расхотелось в будущее... Там "Гарри Поттер" классикой будет считаться.
-1
Joy
3   
Алзи, может не все так страшно. biggrin У меня знакомая англист и к.ф.н. говорит, что сами книги написаны вообще на очень хорошем, именно классическом английском.
1
Alzhbeta
4   
Язык языком, а содержание? На мой суровый взгляд, сказочка так себе. Явно не дотягивает до определения "классика".
-1
Carlini
5   
тут же даже уточнение) классика 20 века)) на самом деле, имелось в виду что давно оно написано было) и кто знает, может в будущем никто ничего лучше не напишет, и Поттер будет считаться лучшим произведением тысячилетия х))
Я-то тоже не особо в восторге от него, но первые три книжки почитать можно)
1
Scavenger
7   
Вы, друзья мои, сильно не удивляйтесь - на Цитадели из литературы можно найти только "Форнакс", Карпишина и стихи ханаров, так что "Гарри Поттер есть классика" - это, видимо, нормально в мире МЭ.
0
Carlini
8   
И плюс Гамлет в постановке элкоров!!!)))
1