Исповедь Млечного Пути: Ещё чуть-чуть


Жанры: Action, POV                                                                                      
Персонажи: ОС
Описание: Происходило многое во время войны со Жнецами. И вот некоторые моменты, которые дошли до нас в виде лишь небольших записей и обрывков диалогов. Или не дошли вовсе.
Статус: завершено
 
 

Скопление: Местное скопление
Система: Солнце
Планета: Земля
Город: Лондон
Группа «Омега». Командир лейтенант Джерри Хобсон

***


Вы в детстве собирали карточный домик? Старательно ставили карту на карту? Злились, когда половина конструкции рушилось? Но вы упрямо продолжали собирать заново. Так собирали? Если да, то вы знаете то чувство, когда он рушится. По разной причине: ветер, какой-то идиот, размахивающий руками, словно пропеллер. Было то чувство обиды, когда все труды коту под хвост? Когда оставалось чуть-чуть, а тут такая досада? Было, наверное. 
А вот теперь представьте это в... других масштабах. Что вся галактика — это и есть ваш карточный домик. Все люди — его строители. Но вот у нас появился тот самый, который его рушит. Прямо на ваших глазах. Чёртовы Жнецы!
И вот я смотрю на Лондон, и понимаю, что этот домик вряд ли восстановят. Жнецы уничтожили его. Как и весь наш мир. Всю нашу галактику. Остались мы — жалкие строители. 
Ты  смотришь на это всё, и в голову лезут всякие мысли. На первый взгляд глупые, ничтожные. Они сидят как противная заноза, от которой не избавиться. Которая лезет всё глубже. И ты начинаешь свыкаться с этими мыслями. Они становятся, как родные. Мысли о твоей никчёмной жизни. О её ценности и смысле. И ты понимаешь, что ты всего лишь жалкий гниющий кусок мяса. Что мы все живём, развиваемся, растём для того, чтобы умереть. Мы как свиньи, растущие на убой, созданные для того, чтобы исчезнуть, оставив после себя только длинное и толстое тире между двумя датами. Эти мысли не дают покоя. И они очень хорошо отражают происходящее вокруг. И ты понимаешь, что это не речь пьяного мужика и не слова сумасшедшей старухи. Это правда жизни.
И знаете, что нужно делать, когда такие мысли приходят в голову? Посылать их! Глубоко! И надолго! В задницу! Как вам совет? Зашибись, по-моему.
И это наш мир. Так и хочется повесить вывеску: «Добро пожаловать!» Стоит ради этого воевать?
Да! Чёрт возьми, да! Стоит! И убивать, и умирать, и кровь лить галлонами. За каждого человека. За каждую семью. За нашу галактику. За Землю.
— Эй, мелкий, не отставай, — пробасил здоровенный кроган со шрамом на шее. Его имя я не запомнил, но дрался он превосходно.
Я поспешил нагнать остальных. Вот он я — техсержант Мартин Рамирес. Медлительный, нерасторопный парень. Очередной жалкий неудачник, возомнивший себя сраным американским героем. Я не профессиональный снайпер и не боец. Я обычный парень, только закончивший учёбу и поступивший на службу. Всегда хотел летать на корабле. Но... не успел.
— Марти, шевели топалками, — поддержал крогана лейтенант Джерри Хобсон. — Если догонят, то я тебя лично отдам хаскам на обед.
Кроган радостно заржал. Хобсон — мой бывший инструктор. Встретились три дня назад, называется. Сразу же назвал меня двоечником. Я в ответ послал его по самому известному адресу. Он дал мне в лицо. В общем, встреча вышла милая.
— Бегу, — фыркнул я и догнал группу.
Наша группа «Омега» на данный момент состояла из этого крогана, азари по имени Арина и турианца Тевура. Тевур — это его фамилия. На всякий случай. Ну ещё и я с Хобсоном. Мы должны были присоединиться к остальному «Молоту», но нам помещали это сделать. Каннибалов, налётчиков, хасков и опустошителей было очень много. Но мы отбивались, хоть было и очень трудно. И с каждым разом всё трудней.
— Налево, — крикнул Хобсон.
Мы дружно свернули и побежали дальше.
— Далеко до остальных? — на бегу поинтересовался Тевур.
— Далековато, — пыхтя, ответил я. Не бегун я. Ага. — Ещё километра полтора.
— Далеко нас унесло.
— Эй, смотрите, — Арина остановилась и указала рукой на восток. — Разрушитель отошёл от Луча.
Мы все остановились и посмотрели в ту сторону. Разрушитель действительно отошёл от Луча, и теперь медленно передвигался на юг, в сторону оперативного штаба, поливая всё вокруг своим огнем.
— Смотрите, это наши! — радостно крикнула Арина.
Две ракеты, больше похожие на две маленькие шаровые молнии, стремительно приближались к Жнецу, оставляя после себя тонкий дымный след. Жнец попытался срезать их на подлёте своим лучом, но не преуспел. Оглушительный грохот взрыва раскатился далеко вокруг. Затем к Жнецу устремилось ещё несколько ракет. Гремело так, что земля дрожала.
— Мы сделали его! — крикнул Хобсон. — Мы взорвали эту сволочь!
— Да! — воскликнул я.
Кроган крикнул что-то на своём языке и радостно заржал. Но порадоваться нам не дали. Вдоволь, по крайней мере.
— Жнецы! — рявкнул Тевур и выстрелил.
И их было много. Очень. Каннибалы, налётчики, хаски, пара опустошителей. Мы кинулись кто куда и открыли огонь.
— Вали их! — рыкнул Хобсон.
Зачем он это говорил? Мы уже секунд пять этим дружно занимаемся. Тут не надо думать. Направил оружие и нажал на спусковой крючок. Дальше всё сделают за тебя. Нужно только при этом самому не схватить пару пуль.
Хоть мы и старались, и боеприпаса истратили изрядно, но нас начали теснить. Ещё минута-две, и можем примерять макинтош из дерева. Или из чего там сейчас гробы делают? А, не важно. Не о том думаю. Сейчас есть проблема посерьёзней, чем эта. Точнее, множество проблем, которые приближались к нам.
— Надо рвать когти, — крикнул Хобсон, перезаряжая свой автомат.
Не уверен, знали ли наши неземные друзья значение этой фразы, но зато прекрасно поняли. И начали осуществлять эту затею. Я отбежал к поваленному дереву и пустил длинную очередь. Рядом со мной приземлился Джерри, не забыв обложить это дерево и весь мир матом. Мимо пробежал турианец, снимая с пояса гранату. Кроган сел за остов грузовика, при этом рыча: «Идите сюда»! А где наша азари?
А наша азари сидела там, где двадцать секунд назад сидел весь отряд. Она прикрывала наш отход. Мне показалось, что она там собирается остаться.
— Арина, — заорал Тевур, — уходи оттуда!
Но она словно не слышала и продолжала стрелять. Она не хотела уходить оттуда. Она хотела остаться там навсегда. Я словно почувствовал это.
— Арина! Беги! — теперь и я подал голос.
— Это приказ! — поддержал меня Хобсон.
Арина словно вышла из какого-то боевого транса. Тряхнула головой, глянула на нас осмысленным взглядом и припустила со всех ног в нашу сторону. Она бежала быстро, но пули летят быстрее. Из левой руки девушки брызнуло, её автомат упал на асфальт. Арина упала на землю, прижав раненную руку к груди.
Я не думал в тот момент. Меня просто понесло. Выскочив из-за дерева, я кинулся к азари, поливая наступающих каннибалов из своего автомата. Хобсон кричал мне в след: «Придурок, твою мать, куда ломанулся»? Думаете, я слушал его? Нет, естественно. Я подскочил к Арине. Каким-то чудом ни я, ни она пуль не схватили. Арина пока лежала, я пока бежал. А мне казалось, что пару животом поймаю. Ведь так мог поступить только дурак. Вот и... Подняв Арину, я кинулся обратно.
Я не добежал метров семь. Сильный удар в спину получил. Батареи щитов давно сдохли. Я потерял равновесие и рухнул вместе с азари на асфальт. Арина вскрикнула. Спина гудела. Добегался.
— Просто, — прошептал я.
Не справился...
— Вставай, идиот, — орал Хобсон, схватив меня за руку.
Рядом с ним стоял Тевур. Кроган подскочил к девушке, закинул её на плечо и кинулся прочь отсюда. Тевур принял меня из рук Хобсон и поволок вслед за кроганом. Джерри остался на месте.
— Бегите! — орал он. — На тебе! И тебе! Жри это, сукин сын! На!
А потом его голос смолк вместе с треском его оружия.
Мы заскочили в какой-то дом. Кроган опустил Арину на пол и достал мину. Тевур продолжал тащить меня. Когда мы отошли от входа, кроган взорвал мину, перекрыв этот путь в здание.

***


— Ты, придурок! — орал Тевур. — Из-за тебя чуть все не сдохли!
— Заткнись, — буркнул я. — И так тошно.
— Хобсон погиб, — бормотал турианец.
— Много погибло, — подал голос кроган. — И много ещё погибнет, пока мы не разорвём Жнецов.
— Да как их разорвём? — турианец взмахнул руками. — Ты взгляни в окно! Что можно против этого сделать?
И тишина. И вопрос по существу? Что можно против этого сделать?
— Убивать их, — тихо сказал я.
Все посмотрели на меня.
— Выйти против них, — добавил я.
— К достойной смерти и посмертной славе?
— За Землю, — ответил я. — За весь Млечный Путь.
Тевур опустил голову. Арина смотрела на меня, словно на какого-то святого. Кроган что-то фыркнул и потом сказал:
— За это я согласен воевать.
— Я тоже, — пробубнила Арина, держа в зубах бинт. На все предложения помочь она ответила отказом.
— Значит, идём в бой, — Тевур подошёл к окну. — Десять минут передохнём и выходим. Рамирес, наладь связь.
Я сел на уцелевший диван и активировал инструментрон.
— Ты как, синяя?
«Синяя? Нет, по-моему, ближе к фиолетовому. Или что-то типа этого», — подумал я, глядя на азари.
— В норме, — Арина закончила возиться со своей рукой. — Ещё повоюю.
— Молодец, — кроган кивнул. — Уважаю.
Арина прижала руку к груди и присела на край дивана, на котором расположился я.
— Спасибо, — тихо сказала она, глянув на меня, — что не бросил.
Я улыбнулся и кивнул.
Тевур махнул рукой и подошёл к окну. Кроган стоял возле выхода. Я пытался связаться хоть с кем. Мы ничего не знаем. Последние полчаса мы бродим, словно слепые котята. Ничего не знаем. Хотя видели, как взорвали долбанного Разрушителя. Ну и хорошо. Значит, «Молот» прорвался и теперь движется к Лучу. А мы не успели. Ну... Так уж получилось. Вы простите нас.
— Жрать хочу, — заявил кроган.
— Я тоже много чего хочу, — буркнул Тевур.
— А я спать хочу, — сказала Арина и в подтверждение широко зевнула. — Очень хочется спать. Хоть пару часов.
Я усмехнулся.
— А ты чего хочешь? — Арина подсела поближе ко мне. Мне стало... неловко. Немного.
— Я... Не... Ну, домой хочу, — ответил я и опустил голову.
— Ты и так дома, — хмыкнул кроган.
— Нет, я имею в виду свой дом. В Рио. Рядом с океаном, — я закрыл глаза и мечтательно улыбнулся. — Там красиво. Спокойно.
— Ты был на Земле? — спросила Арина.
— Да, — ответил я и после некоторой паузы продолжил. — Хотя, лучше бы я был не здесь. Столько людей... Столько всего... Это... было тяжело.
— Много погибло? — подал голос Тевур.
— Достаточно. Три миллиона в первый день. Ещё семь к концу первой недели. Потом пропала связь и данных почти не поступало. Много погибло.
— Мне жаль, — Арина опустила голову.
— Мне тоже, — я слабо кивнул и уставился в стену перед собой.
— А здорово ты Тевура поддел, — также тихо продолжила азари. На её лице появилась слабая улыбка. — Где таких речей набрался? Сам придумал?
— Разве я похож на того, кто может вдохновлять людей? — я покачал головой. — Нет. До такого мне слабо. А вот это я тихо спёр из фильма. Давно как-то смотрел, и там был похожий диалог. Мне он почему-то запомнился хорошо. Чуть переделал и...
— Понятно, — Арина глянула на свою руку.
— Ведь, чуть надежды и можно горы свернуть, — продолжил я.
— А это откуда?
— Из головы, — я хитро улыбнулся.
— Эй, сладкая парочка, — хмуро буркнул Тевур, глядя сквозь оптический прицел на улицу. — Смотрите. «Молот» подошёл к Лучу.
Я вскочил с дивана и включил свой визор. Действительно, я увидел приближающиеся БТРы, танки и людей. К Лучу. Не к нам. Если бы к нам, то было бы здорово. Но и так хорошо. Осталось чуть-чуть.
Но вот только... Жнец, который только приземлился возле Луча. Здоровый. Таких громадных я ещё не видел. Сколько он примерно будет? Пару километров? Или больше? Чёрт!
«Молот» устремился к Лучу. Но Жнец тоже не спал. На моих глазах несколько человек сгорело заживо, несколько танков превратились в дымящиеся остовы. Жнец уничтожал всё, что видел. Так до Луча никто не дойдёт. Дьявол! Ведь не может так быть! Пройти через всё это, и остановиться на самом конце. Это нечестно!
— Сборщик! — заорал кроган.
С неба спикировала жнецовая птаха. Выстрел я не видел. Только яркую вспышку. Потом был мощный удар, стало жарко. И всё стихло. Даже звуки прорывающегося к Лучу «Молота» стихли.

***


Господи... Это конец
Я видел... Сколько людей осталось возле этого проклятого Луча?
Я поднял голову. Чёрт... Я один выжил. Сборщик, мать его. Покрошил нас, словно повар капусту. Вон тело того крогана. А вон Арина. Тело вывернуто под неестественным углом. Одного взгляда на всех них достаточно... Они мертвы. А я жив! Я жив. И я должен...
Ослабевшей рукой пытаюсь нащупать рядом с собой оружие. Винтовка. Снайперская. Турианца. Кстати, где он? Что-то я его не вижу. А к чёрту! Небось, вместе с остальными. Я сжимаю её за ствол, подтаскиваю к себе. Опираюсь на неё... Господи, как всё болит... Визор слетел с головы. Правая перчатка превратилась в кусок оплавленного металла. Я снял её с руки. Дотронулся ладонью до лица. Лицо жжёт, словно... я морду в кипяток окунул. Ай... Дьявол... Интересно, на кого я сейчас похож? Может на Франкенштейна? Или на какого-нибудь другого уродца из дешёвого ужастика, что штампуют в месяц по пять штук?
— Наблюдение, что с «Молотом»? Там выжил кто-нибудь? — рация ожила множеством голосов. Ожила. Можно будет вызвать помощь, хотя вряд ли уже кто-то придёт.
Опираясь на винтовку, словно на костыль, я поднялся. Господи... И это то, что осталось от Молота? И мы хотим победить? Как?
— Это уже слишком! Нужно перегруппироваться. Отходим к зданиям!
— Всем назад! Назад!
Я сел на колени и посмотрел сквозь прицел на Луч. Гигантский Жнец медленно взлетел и направился в космос. Эй, а это ещё кто?
Я прищурился. Там человек. Живой! Один, но живой! Я присмотрелся к нему внимательней. Обгорелая броня, ссадины, кровь. В руке пистолет. Господи, это же Шепард! Я же видел, как Жнец стрелял! Но идёт. Без сил, раненный, на каком-то запасе упорства, но идёт.
Я перевёл прицел чуть в сторону. Налётчик. Далеко. Я не снайпер и руки дрожат. Главное его пристрелить. Всего одно попадание! Шепард появился в прицеле. Налётчик выпрыгнул из-за бетонного обломка. Я выжал спусковой крючок. Дьявол! Винтовка сухо клацнула, датчик запищал, оповещая, что заряда нет. Это... это провал. Налётчик выстрелил, Шепард дёрнулся. Я заметил, как брызнула кровь. Но он сумел поднять пистолет и дважды выстрелил в налётчика. Бывший турианец упал. Шепард сделал ещё шаг. Ещё. Ещё. Яркая вспышка поглотила фигуру капитана, и он исчез. Он прорвался. Ха.
Я включил инструментрон. Пару раз он мигнул, но всё же включился. Я подключился к первому попавшемуся каналу связи.
— Эй, меня слышно? — голос дрожал. Было больно, но мне ужасно хотелось рассмеяться. — Это сержант Мартин Рамирес. Шепард на Цитадели! Шепард жив! Вы слышите? Хоть кто? Шепард на Цитадели! Он жив!
Инструментрон пискнул, пару раз моргнул и погас. Я сел на пол и поднял взгляд. На лице появилась улыбка. Безумная, совсем не уместная. Как вам такое, а? Механические каракатицы! Мы вас сделали. Просто вы ещё не знаете. Но подождите. Чуть-чуть...
Я не знал, что услышав моё сообщение отряд майора Коунтса, попавший в окружение, сумеет вырваться. Я не знал, что адмирал Хакет впервые за последние два месяца улыбнётся. Я не знал, что для надежды нужно так мало. Всего каких-то пару слов.
Я не знал всего этого. Я сидел, смотрел в потолок и улыбался. Ведь мы справились. Справились...

Сержант Мартин Рамирес был найден с тяжелыми ранениями и госпитализирован.
До конца войны осталось немного.
 
 
Отредактировано. SVS

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Apeiron
5   
Отлично
0
Jason_Stayers
4   
Поддержу ораторов ниже.
Рассказ отличный, за что автору моё уважение!
2
KarolW
3   
ух ты! очень здорово!
3
SVS
2   
Да, интересно посмотреть на те же события глазами других персонажей.
1
CDR_CoraSheridan
1   
Восхитительно, как и предыдущие рассказы из серии.
1