Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Власть Тени. Глава 34.



Жанр: фантастический боевик.                                                                     
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, Маркус Тайлер, Налена Дайлис и др.
Статус: Завершен.
Аннотация: Ну, это последняя глава. Что еще сказать?
Предупреждение: События третьей части игры игнорируются полностью.



      Внешне центр управления «Тени» выглядел вполне заурядно и чем-то напоминал даже БИЦ «Нормандии» — но, разумеется, был заметно больше. Солдаты отряда Шепарда, рассредоточившись по залу, держали под прицелом церберовских офицеров и пилотов. Тех было больше, но никто не имел при себе оружия. Вооруженные бойцы службы безопасности, пытавшиеся оказать сопротивления, были уже убиты или ранены.
      Элона Йин неподвижно замерла в нескольких шагах от Шепарда. Во взгляде черных глаз женщины ясно читалась неприкрытая ненависть. Ее лицо казалось болезненно бледным, зрачки были неестественно расширены, черные волосы свободно рассыпались по плечам. Она выглядела почти безумной.
     Шепард смотрел на нее, пытаясь понять, кого же он все-таки видит перед собой сейчас. Главу "Цербера"... или нечто совсем иное?
— Госпожа Йин, я надеюсь, вы понимаете ситуацию, в которой оказались? — спросил он.
      Она ответила высокомерным взглядом.
— Я не уверена, что вы понимаете ситуацию, Спектр. Берегитесь, Шепард. Возможно, вы слишком рано уверились в победе.
— По-моему, вы сейчас не в том положении, чтобы угрожать, — холодно заметил Гаррус, присоединившись к ним, — Ваше дело проиграно. «Тень» в наших руках. Самое разумное с вашей стороны — сотрудничать: вы сможете рассчитывать хоть на какое-то снисхождение.
— Вы имеете в виду — пятьдесят лет тюрьмы вместо пожизненного заключения? — осведомилась женщина с презрительным смешком, — В подобном снисхождении я не нуждаюсь. Вы полагаете, что захватили «Тень»? — в голосе женщины послышались откровенно зловещие нотки, — Но все может обернуться не совсем так, как вы ожидаете, Спектр.
— Рассчитываете на силу своего «Объекта»? — сухо спросил Шепард, — Напрасно. Мы уничтожим его, если придется — то вместе со всем кораблем.
— Вы можете попробовать, — презрительно ответила она.
— Вы безумны... — негромко произнесла Лиара, — Ваш объект... это же Жнец! Один из тех, кто едва не уничтожили всех нас всего лишь пять лет назад! Неужели вы не понимаете, с какой силой пытались играть?
— С какой силой мы пытались играть? — повторила Элона Йин, сверкнув глазами, — Это ВЫ не понимаете. Эта сила могла принести нам все! Все! Власть, могущество, богатство, процветание! Вы боитесь этого, вы все! Ваш страх не дает вам оценить истинные возможности, которые могли дать нам Жнецы, но кто-то должен был найти в себе силы и переступить через него! Быть превыше страха! «Цербер» был создан для того, чтобы действовать за гранью отживших свой век, пустых предрассудков! — женщина перевела дыхание, — Если вы считаете это преступлением, что ж — мы преступники. Но подождите торжествовать — еще неизвестно, что скажут через сто лет наши потомки. Кого назовут героем, а кого — монстром!
— Признаться, меня мало волнует, кто что скажет через сто лет, — холодно заметил Гаррус.
— Этим мы и отличаемся, — парировала Элона Йин, — Вы видите только сегодняшний день. «Цербер» смотрит в будущее!
— Не думаю, что вы сами представляете себе будущее, которое хотите создать, — заметил Шепард. Но, глядя в глаза предводительнице «FSR», Спектр понимал, что бесполезно пытаться убедить ее. Горящий взгляд, болезненная бледность, искаженные черты лица, безумная убежденность в голосе — все это он уже видел прежде. Глядя на Элону Йин, Джон Шепард видел перед собой другую женщину, которая с той же непоколебимой уверенностью, внушавшей невольный трепет, кричала ему в лицо о благословении, которое принесут Жнецы всем народам галактики. Когда она поняла, что дело ее проиграно, она по воле своих хозяев взорвала саму себя, пытаясь прикончить Шепарда.
— И вы его не увидите, Йин, — произнес он, — Гаррус! Забери у нее уни-инструмент, немедленно.
      Если то, что сказал Маркус Тайлер верно, скорее всего, приказ на уничтожение Объекта можно подать с личного уни-инструмента главы «Цербера». Шепард сомневался, что остальные люди в командном центре, согласятся помогать. По крайней мере, не сразу, а времени у них нет.
     Турианец шагнул вперед. Элона Йин отпрянула, но Гаррус был и быстрее, и сильнее. Он протянул руку и бесцеремонно схватил пренницу, крепко стиснув ей запястье.
— НЕТ!!! — лицо Йин перекосилось от безумной ненависти. В этот момент Шепард почти наяву видел перед собой Аманду Кенсон. Предводительница «Цербера» отчаянно рванулась и на мгновение смогла высвободиться из хватки турианца, не ожидавшего от невысокой, немолодой женщины такой силы и ярости. 
      Он потянулся к ней снова — и вдруг, неожиданно, согнулся пополам со сдавленным сторон. Отшатнулась Лиара, прикрывая лицо, словно от фигуры Йин исходил ослепляющий свет. Содрогнулся и Шепард, и упал на колени, не успев ощутить даже удивления — внезапно, без всякого предупреждения, его тело пронзил приступ парализующей боли. Йин смотрела на него, не отрываясь. Зрачки женщины расширились еще больше — казалось, что из ее глазниц смотрит на Шепарда непроницаемая, всепоглощающая тьма.
— Тебе не уничтожить нас! — голос Элоны Йин звучал хрипло, надломлено, словно что-то перехватило ее гортать, — Нет! Ты можешь верить в свою победу, но никому не дано прервать Цикл! НИКОГДА! — последнюю фразу Йин почти прорычала, и боль, пронизвающая каждую клеточку тела Шепарда, усилилась многократно, — Ты умрешь здесь! Сейчас!
      Шепард попытался подняться, сделать шаг вперед — бесполезно. Его тело отказывалось повиноваться. Сквозь багровый туман он видел, как скрючились от боли остальные — Гаррус, Лиара, солдаты с «Нормандии». Сейчас их легко могли перебить даже безоружные церберовцы на мостике, но и они тоже попадали на пол, крича и схватившись за головы. Разрушительная волна была направлена по всем без разбора, но, видимо, основной удар пришелся по Шепарду. Это не было воздействием индоктринации — Шепард не ощущал желания повиноваться. Просто парализующая боль, от которой перехватывает дыхание и сковывает сердце. Она накатывалась волнами, и Джон едва удерживался на грани потери сознания.
— Умри! — прорычала Элона, приближаясь. Давление усилилось еще больше. Из глаз женщины словно струился черный туман. Шепард не мог оторвать взгляд от ее искаженного яростью лица. И, неожиданно для него самого, пришло понимание...
— Предвестник? Как?..
— Ты убедил себя в том, что уничтожил нас? — Элона сделала еще один шаг вперед. Она двигалась неестественно, как марионетка, — Теперь ты понимаешь, что все твои усилия были никчемны? - она наклонилась, чтобы подобрать лежащий под ногами пистолет, что удалось не с первой попытки - как будто женщина нащупывала оружие вслепую, - Ты...
      Треснул выстрел, и женщина вздрогнула. Пуля была направлена неточно, и всего лишь ранила ее в плечо. Брызнула кровь. Элона Йин пошатнулась, и на мгновение безумная ненависть соскользнула с ее лица, уступив место шоку и страху. Всего на мгновение, потом Предвестник вновь вернул себе контроль над своим инструментом, и Элона повернулась к Гаррусу, пытавшемуся повторить выстрел. С хриплым стоном турианец выпустил оружие из рук и рухнул на колени рядом с бесчувственной Лиарой.
      Но этого мгновенного отвлечения оказалось достаточно Шепарду. Парализующая боль слегка ослабла, и его мышцы вновь обрели способность повиноваться. Не дожидаясь, пока Предвестник нанесет новый убийственный удар, Джон прыгнул вперед. Его и Йин разделяло меньше двух метров, но сейчас Спектру казалось, что между ними бездонная, бескрайняя пропасть. Собственный прыжок был для его восприятия медленным и тягучим, словно он с трудом продирался через густую, вязкую смолу. Йин поворачивалась к нему — безумие вернулось на ее лицо. Одежда на плече пропиталась кровью, но, кажется, сейчас она вовсе не чувствовала боли. В глазах горело черное пламя. Она оскалилась от ненависти, а затем...
    ...Шепард врезался в нее всем весом, и они вместе повалились на металлическую палубу. Женщина отчаянно сопротивлялась — безумие удесятерило ее силы, а Шепард еще не оправился от парализующего удара. Преодолевая боль и слабость, Джон замахнулся и с силой ударил ее в лицо — раз, другой. Он не знал, сработает ли это, но когда Элона бессильно обмякла, Шепард сразу ощутил, как ослабло давление на его разум. Слепящая пелена перед глазами рассеялась, боль начала отступать. Шепард поднес руку к голове, ощутил какую-то преграду, и не сразу понял, что ладонь коснулась его собственного шлема. Мысли все еще путались. Руки слегка дрожали, сердце отчаянно колотилось, дыхание перехватывало. Джон чувствовал, как пот стекает по лицу. По крайней мере, двигаться он мог, и, потянувшись к руке бесчувственной женщине, сдернул с запястья уни-инструмент. Он должен...
      Раздался хлопок. Похожий на браслет аппарат без предупреждения взорвался прямо в руке Джона и разлетелся вдребезги. Выругавшись от неожиданности, Спектр отбросил бесполезные обломки. Если бы не броневая защита перчатки, скорее всего, он остался бы без пальцев.
— Черт... — Джон поднялся и обвел затуманенным взглядом центр управления. Церберовцы слабо шевелились на полу. Медленно поднимались, постепенно приходя в себя, солдаты с «Нормандии», Гаррус стоял на четвереньках, водя вокруг бессмысленным взором. Могло показаться, что турианец напился до состояния невменяемости. Джон и сам чувствовал себя похоже. В паре шагов от турианца распласталась на полу Лиара. Шепард почувствовал, как подскочило сердце. В этот момент он совершенно забыл и о боли, и о слабости, от которой мышцы все еще казались ватными.
— Лиара! — он мгновенно оказался рядом и склонился над ней. Азари пошевелила руками, приоткрыла глаза. Забрало ее шлема было поднято, и Шепард видел болезненное выражение на ее лице, скорее сером, чем лазурно-синем.
— Джон... Я... что это было, я словно... — невнятно бормотала она, поднеся ладонь ко лбу, - Жнец, да? 
— Все в порядке, — он крепко обнял ее и прижал к себе, — Йин была под контролем Жнеца, но сейчас она без сознания. Это уже закончилось.
— Духи... Это было не самое приятное, что случалось со мной в жизни, — проговорил Гаррус, с трудом поднимаясь на ноги, - Но я еще жив - уже достижение.
— Прекрасный выстрел, кстати, - заметил Джон.
— Не самый лучший в моей жизни, но учитывая обстоятельства... - отозвался турианец.
— Со мной все хорошо... — сказала Лиара Шепарду, тоже пытаясть подняться на ноги, — Боль уже ушла...
      Ее лицо действительно обретало обычный цвет, а взгляд стал осмысленным. Не без помощи Джона азари смогла встать, пошатнулась — Шепард сразу подхватил ее, не дав упасть — сделала пробный шаг. Остановившись, Лиара посмотрела на Элону Йин. Женщина лежала без сознания, бледная и неподвижная. Черные пряди волос наполовину закрыли ее лицо, кровь сочилась из простреленного плеча.
— Богиня... — проговорила Лиара, — Я... как будто снова увидела перед собой Сарена. Она не лгала, Шепард, она ВЕРИЛА в то, что говорила! Она даже не осознавала, что Жнец подчинил ее себе.
— Как и остальные, — Шепард тоже вспомнил и Сарена, и доктора Аманду Кенсон. Все, кто пытался играть с силой Жнецов, надеясь на то, что им удастся избежать судьбы предшественников, оказывались на крючке. Элона Йин пополнила тот же список.
— Гаррус, вколи ей релаксант, — сказал Джон, — Усиленную дозу. Чем дольше она проспит, тем спокойнее я буду себя чувствовать.
      Турианец наклонился над женщиной, сняв с пояса полевую аптечку. Пшикнул инъектор. Потом еще раз.
— Порядок, — удовлетворенно проворчал Вакариан, — Этого хватило бы и для молотильщика.
      Спектр не ответил. Он смотрел на других церберовцев в рубке управления. Те тоже постепенно приходили в себя и выглядели потрясенными. На их лицах Джон не замечал признков безумия. Возможно, Жнец не уделял простым пилотам и офицерам столько внимания, сколько предводительнице «Far Space Research». А может быть, ее собственная жажда силы и власти сделала Йин более уязвимой для воздействия. Сейчас это не имело значения.
— Кто из вас старший? — резко спросил Шепард, заставляя голос звучать холодно и уверенно. Его ноги все еще подгибались, капли пота выступили на лице, но враги не должны были увидеть его слабость.
— Кто возглавляет вас? — повторил он.
     Вперед выступил человек с бронзово-смуглой кожей и черной бородкой.
— Я капитан «Тени» Адриан Савино, — признался он с явным нежеланием, — Что вы хотите, командор Шепард?
— Капитан Савино! — сказал Спектр, — Нам нужно ваше содействие. Вы поможете моему технику подключиться к ВИ «Тени»?
      Под взглядом Шепарда Адриан Савино медленно, как загипнотизированный, кивнул. Должно быть, то, что случилось несколько минут назад, лишило его воли к сопротивлению.
— Да, Спектр. Я сделаю, что вы прикажете, — он шагнул вперед. Шепарду показалось, что он движется несколько неестественно, как во сне. Впрочем, то же самое можно было сказать обо всех вокруг, даже о самом Спектре. Каждая клеточка его тела помнила волну боли, вызванную Жнецом. Рука сама тянулась к оружию - пустить пулю в голову женщине, неподвижно лежавшей на полу, но Спектр сдержал себя.
      Он снова посмотрел на Элону Йин. Глава "Far Space Research" была обездвижена и погружена в искусственный сон, немногим отличающийся от комы. Но так ли надолго, как кажется? И единственная ли она, через кого Предвестник может влиять на людей на борту «Тени»?
      Предвестник... Шепард невольно вздрогнул. Злейший враг. Вероятно, первый из Жнецов, созданных неисчислимые миллионы лет назад. Если во Вселенной действительно существует понятие «бессмертие», Предвестник — тот, кто приблизился к нему, как никто другой. Шепард понимал: если не удастся уничтожить его, если Предвестник уцелеет сейчас, подчинив своей власти людей, оказавшихся на корабле — он скроется и медленно, с неиссякаемым терпением будет восстанавливать то, что было утеряно. Сначала возродит "Цербер", как организацию, тайно служащую Жнецам, а потом... Кто знает, что получится у него? И даже если его попытки потерпят неудачу — сколько еще людей должно будет погибнуть, чтобы остановить последнего Жнеца?
— Савино. Не теряйте времени!
* * *

— Тайлер! — снова прозвучал в наушниках голос Шепарда, — Слышишь меня?
— Ясно и отчетливо, — ответил Маркус.
— Вы были правы насчет Объекта. Элона Йин оказалась под властью Жнеца. Мы обезвредили ее, но Предвестник — Жнец — все еще угрожает всем на корабле. У нас может быть очень мало времени.
      Маркус сузил глаза.
— Я так понял, что запустить систему самоуничтожения из командного центра у вас не удалось?
— Боюсь, что да. Вам придется сделать это на месте.
— Хорошо, я понял. Сделаем, что возможно.
— И еще одно. Мы подключились к сети безопасности. В вашем направлении движется отряд «Цербера». Кажется, это их лидер, майор Синклер. С ним — отряд человек из десяти. Мы пытались связаться с ними, но в переговоры Синклер не вступает. Я не знаю, находится ли он под контролем, или просто намерен сражаться до последнего. Мы не можем задержать их. Люди капитана Ферро тоже не успеют перехватить Синклера и его группу. Вам придется сразиться с ними самим.
— Я понял, — повторил Маркус, — Спасибо за предостережение, Шепард. Конец связи.
      Он выключил коммуникатор и обратился ко всем.
— Внимание! Наша задача остается прежней — уничтожить Жнеца. Но командор Шепард дал знать, что к нам направляется отряд «Цербера».
— Мы задержим их, сэр, — спокойно сказал Айронфист.
     Маркус кивнул.
— Не пытайтесь лезть в прямую схватку, — сказал он, — Просто отвлеките их и выиграйте для нас несколько минут. Потом отходите.
— Быть может, вы все же дадите мне оружие? — напомнил о себе Кай Ленг, — Я помогу твоим людям, Тайлер. Синклер — опасный боец, но я не хуже... даже сейчас.
— Что? — Налена напряглась.
      На губах Кай Ленга появилась злая усмешка.
— «Цербер» уже мертв, — он подчеркнуто игнорировал азари, ясно давая понять, что ему нет дела ни до нее, ни до ее недоверия, — Он умер вместе с Призраком, просто не все хотели это признать. И я тоже уже покойник, Тайлер. Имплантанты еще держат меня на ногах, но сотворить чудо они не могут. Мне осталось немного — двадцать четыре часа, от силы. Может, оно и к лучшему, — убийца снова усмехнулся, — Но если умирать — я предпочту умереть в бою.
      Маркус в последний раз смерил Кай Ленга оценивающим взглядом. Затем молча бросил ему винтовку. Тот так же молча поймал «Ковалев» на лету. Налена дернулась, словно хотела остановить напарника. Маркус не мог увидеть выражения ее лица, но понимал, что она совершенно не одобряет его решение. Тем не менее, азари ничего не сказала.
      Маркус отвернулся.
— Пойдемте, док, — он подтолкнул Уинсли внутрь тоннеля, — У нас все еще осталась работа на этом проклятом корабле.

* * *

      Ричард Синклер замер перед дверью. Справа и слева от него выстроились в цепь солдаты — восемь бойцов службы безопасности в серо-бело-черных скафандрах; у каждого на плечах и груди выделялась желтая церберовская эмблема. Солдаты держали оружие наготове. Шесть штурмовых винтовок и три автоматических дробовика были направлены на дверь, перед которой возился инженер.
      Путь к научной секции занял больше времени, чем рассчитывал Синклер, потому что в какой-то момент монорельсовая сеть перестала функционировать. Заблокирована оказалась часть дверей на пути, пришлось идти в обход. Самое худшее состояло в том, что внезапно пропала связь — как с Элоной Йин и лейтенантом Робертсом в командном центре, так и с другими отрядами СБ. Это заставляло думать о худшем. Очень похоже, что командный центр «Тени» уже захвачен противником. Элона Йин либо убита, либо захвачена. Шепард и его люди постепенно берут корабль под свой контроль.
      Это подозрение вскоре подтвердилось, когда Шепард вышел на связь с бойцами службы безопасности и потребовал от них сдачи. Первым порывом Ричарда Синклера было развернуться и немедленно возвращаться к командному центру, но он не позволил себе поддаться эмоциям. Это был бы долгий путь, а майор даже не знал, как много из его людей еще продолжает сопротивление. После того, как он не ответил на ультиматум Спектра, приказом из командного центра была заблокирована связь, и майор окончательно утратил контроль над боем. Со своими десятью солдатами он едва ли смог бы выбить противника из командного центра.
      Решение пришло само. Продолжить путь к камере Объекта и покончить с вражеским отрядом, проникшим туда. У них, вероятно, Уинсли, а тот знал, как активировать систему самоуничтожения. Это ясно давало понять намерения противников, и допустить этого было нельзя. Объект должен уцелеть — иного пути спасти «Тень» не остается. Ричард Синклер сам не понимал, почему он так уверен в этом. Но сомнений в правильности этой мысли у него не возникало, и майор действовал без колебаний, словно исполнял приказ вышестоящего командира, так, как всегда делал — с военной дисциплиной, не задавая лишних вопросов. Уничтожить чужаков. Защитить Объект. А дальше... На самом деле, дальнейшие перспективы выглядели весьма туманно, и Синклер даже не задумывался о них. Защита Объекта сейчас представлялась ему основной и единственной целью, и майор не задавался вопросом — почему?
      Наконец, они добрались до цели. Только одна заблокированная переборка сейчас перекрывала им путь. Синклер убедился в истинности своего предположения — перекрыть эту дверь можно было только из командного центра. Личные коды главы службы безопасности оказались блокированы — подозрительно быстро. Вероятно, Шепард нашел среди офицеров кого-то, кто согласился на сотрудничество. Мрачно усмехаясь, Синклер подумал, что сам он поставил бы на Адриана Савино. Он никогда не доверял капитану в полной мере, да и Элона Йин тоже — не случайно капитан "Тени" находился в подчинении начальника службы безопасности, а не наоборот.
      Наконец, инженер закончил работу. Панель, мерцавшая красным светом, мигнула и сменила цвет на зеленый. Зажужжали электромагниты. Массивные створки начали раздвигаться в стороны.
      Инженер тут же повалился на пол, прикрывая голову руками, а солдаты Синклера бросили внутрь несколько гранат и открыли шквальный огонь. Громыхнули взрывы. Дымовая граната, разорвавшаяся возле входа, создала непроницаемую завесу, и штурмовики «Цербера» бросились вперед.
     Синклер ворвался внутрь отсека вместе с ними, и сразу получил несколько пуль в щиты. Рядом с ним свалился другой боец, выпустив из рук дробовик. Впереди майор увидел противника — человека в серо-красном скафандре — и, не раздумывая, нажал на спусковой сенсор. Очередь оставила несколько оплавленных дыр в нагрудной пластине скафандра, убитый упал. Дым рассеивался, и стало ясно, что отряд противника невелик. Это добавило Синклеру уверенности.
— Вперед! — крикнул майор, — Обходите их...
      Завершить фразу он не успел. Неожиданно солдат, прикрывывший его слева, дернулся и упал с простреленной головой. Второй развернулся на месте, вскинул автоматический дробовик... и темная фигура, появившаяся словно из ниоткуда, совершенно внезапно оказалась возле него. С удивлением и яростью Ричард Синклер узнал человека генерала Хайнса, этого убийцу, присланного главой «Железного Легиона» по душу Элоны Йин. Кай Ленг — так его звали. Синклер слышал о нем прежде — говорили, что он был одним из доверенных людей самого Призрака. И майор не мог не признать, что Хайнс нашел достойного эмиссара — этот Кай Ленг оказался превосходным бойцом.
     Солдат попытался выстрелить — Кай Ленг уклонился неуловимо быстрым движением и разрядил штурмовую винтовку почти в упор. Пули пробили доспех, церберовец начал падать, а убийца уже повернулся к майору Синклеру.
     Тот выпустил короткую очередь — почти не целясь, но ему повезло. Пули не попали в Кай Ленга, но одна задела его оружие и пробила навылет. Убийца отбросил ставшую бесполезной винтовку и прыгнул вперед. Синклер выстрелил снова, на этот раз точнее. Пуля ранила Ленга в плечо, но тот не остановился. Оказавшись вплотную к майору, одной рукой ассассин перехватил его оружие, а другой, локтем, ударил в забрало шлема.
     В этот удар он вложил всю силу, и Синклер отшатнулся назад, выпустив винтовку из рук, но и Кай Ленг не сумел удержать оружие. «Мститель» отлетел в сторону; Ричард Синклер и Кай Ленг сцепились врукопашную. Майор видел кровавое пятно там, куда попала его пуля, но казалось, что убийца вовсе не чувствует боли. Пользуясь тем, что на противнике нет шлема, Синклер ударил его головой — раз, другой. Это подействовало — хватка Кай Ленга все же ослабла на секунду, и майор, высвободив левую руку, дотянулся до пистолета на поясе. Уткнув ствол «Палача» в бок противнику, Ричард Синклер спустил курок. Раз, другой, третий. Только после этого Кай Ленг отпустил вторую руку Синклера и начал падать. Кровь хлынула у него изо рта. Синклер выстрелил в четвертый раз, для верности... и в этот момент рука противника скользнула к его поясу.
«Дьявол!» — майор попытался оттолкнуть Ленга от себя, но было поздно. Граната с пояса Синклера уже была у него в руке. Лицо убийцы было искажено болью, но пальцы не дрожали, нащупав сенсор детонатора.
      Взрыва Ричард Синклер так и не успел услышать.
* * *

— Это здесь, — Уинсли обернулся, к Маркусу и Налене, — Объект.
     Голос ученого прозвучал странно. Маркус изучающее смотрел на него. Пока еще угроза оружием могла заставить Уинсли подчиняться, но что-то во взгляде человека неуловимо изменилось. Маркус сузил глаза. Если Уинсли находился под воздействием индоктринации Жнеца, здесь, в камере Объекта, очевидно, ее влияние усиливалось.
     Маркус с тревогой прислушивался к собственным мыслям. Ему никогда не приходилось испытывать на себе это воздействие, и Маркус Тайлер не представлял, на что оно может быть похоже. Разумеется, он и не горел желанием узнать это; судя по тому немногому, что было ему известно, по наблюдениям за тем же Уинсли, человек начинает действовать в интересах своего повелителя-Жнеца, при этом оставаясь в непоколебимой уверенности, что поступает так по собственному выбору.
«Я должен уничтожить этого монстра», — сказал сам себе Маркус, внимательно следя за собственными ощущениями. Эта мысль не вызвала внутри него протеста. Он оставался убежден, что так и необходимо поступить. Значит ли это, что его разум пока свободен от воздействия? Маркус хотел верить в это.
      Преодолев тоннель, они вплыли в огромный цилиндрический зал. Больше ста метров в поперечнике, метров двадцати от пола до пололка. В ярком свете люменов отчетливо выделялся черный шар, окруженный пеленой переливчатого голубоватого сияния. От этого странного объекта буквально веяло угрозой и... чуждостью.
— Это он, — Маркус не спрашивал, а констатировал.
      Уинсли медленно кивнул.
— Да... — проговорил он, — Объект. Жнец. Элона Йин называла его — «Предвестник».
— Как он оказался у вас? — спросила Налена.
— Дориан Блейд отправлял корабли на поиски... — отозвался ученый, — Я не знаю подробностей... очевидно, просто кому-то повезло.
— Если это можно назвать везением, — мрачно усмехнулся Маркус, — Вы сами себя загнали в западню.
— Что?! Нет! Объект полностью обезврежен. Нам нечего опасаться.
— Я это заметил, — Маркус отвернулся от черного шара. Он чувствовал, как будто чей-то ледяной ненавидящий взгляд скользит по нему, проникая в самые глубины памяти и разума. Это ощущение заставило его вздрогнуть.
— Нам нельзя терять время, — сказал он, — Налена, давай прикончим эту штуку.
      Азари вздрогнула, как будто его голос отвлек ее от какой-то мысли.
— Охотно... — проговорила она и нервно рассмеялась, — Мне всегда казалось несправедливым, что вся слава победителя Жнецов досталась Шепарду. Очень любезно с его стороны было оставить немного и для нас.
— Что?! — снова встрял Уинсли, переводя взгляд с азари на человека, — Нет, вы не должны. Это...
— Уйди с дороги, док, если не хочешь получить еще одну пулю, — Маркус отстранил его и шагнул вперед, к терминалу, размещенному на просторном балконе посередине между полом и потолком. Провел рукой над мерцающим голографическим интерфейсом, и терминал ожил. Маркус внимательно изучал показания на экранах.
— Никакой системы безопасности, — констатировал он, — Создатели «Тени» не ожидали, что сюда может проникнуть чужак.
— Система предусмотрена на экстренный случай, — Уинсли сделал шаг вперед, но Налена удержала его, схватив за плечо, — Она устроена так, что активировать ее можно очень быстро.
— Весьма удобно для нас, — заметил Маркус, набирая какие-то команды. Мигнули красные индикаторы, и сдвинулась в сторону металлическая крышка, явив пресловутую красную кнопку.
— Экстренный случай определенно наступил.

* * *

      Вообще-то, красной кнопки под металлом не оказалось. Налена сделала шаг вперед и сухо усмехнулась. «Цербер» не следовал стереотипам. Система самоуничтожения активировалась поворотом простой металлической рукояти.
      Азари посмотрела на Маркуса и выдавила из себя усмешку. Правда, он все равно не мог увидеть ее лицо через забрало шлема, да и она не видела его лица. Жаль. Налена набрала воздух в легкие.
— Ну... — проговорила она. Голос почему-то срывался. — Маркус, для этого мы искали этот проклятый корабль. Давай покончим со всем разом.
      Он кивнул и, ничего не говоря, положил руку на рукоять. Повернул ее на полоборота и попытался надавить.
— Нет! — вдруг закричал Уинсли, — Вы не смеете!
      Налена очнулась и поняла, что, наблюдая за Маркусом, совершенно выпустила из виду церберовского ученого. Уинсли, оттолкнувшись от пола, оказался рядом с Маркусом, а тот, казалось, заколебался. Его рука, лежащая на рукояти системы самоуничтожения, замерла, как будто крик Уинсли остановил его.
— Отойди! — проговорил Маркус.
— Нет! — повторил тот. Глаза ученого блестели, голос дрожал, — Вы не смеете так поступать! Это бесценный объект для изучения. Вы осознаете, сколь многое мы могли бы узнать от него? Если мы уничтожим его сейчас... мы же добровольно откажемся от источника безграничных знаний! Мы не враве принимать такие решения, неужели вы не понимаете?! Кто мы такие, чтобы поступать так?! 
      В первый момент Налена не ощутила ничего, кроме растерянности — настолько нелепо звучали слова ученого. Эту тварь, эту... машину... ее же нужно уничтожить! Они за этим пришли сюда! Объект должен быть разрушен, разве не так?
«А так ли это?» — неожиданно промелькнула у нее мысль, и азари ощутила сомнения. Сейчас она начала понимать неуверенность Маркуса и подумала, что Уинсли, возможно, не так уж неправ. И дело даже не в знаниях, которые умрут вместе со Жнецом. Для ученого, вероятно, не было ничего ценнее знания, но Налена сейчас подумала о другом. Это создание — оно, конечно, было врагом, опасным врагом... но ведь оно осталось последним из своего рода. Уничтожив его, Налена и Маркус станут убийцами целой цивилизации. Древнейшей цивилизации в Галактике. Как можно сделать нечто подобное? Кем надо быть, чтобы решиться на это?
      Налене внезапно вспомнился слух о том, что когда-то даже сам Шепард сохранил жизнь королеве рахни, а чем рахни отличались от Жнецов? Они тоже были врагами. Но с ними, как выяснилось, можно договориться. Так почему нельзя договориться с Жнецом? Разве кто-то вообще пытался это когда-либо сделать? Убийство — самая крайняя мера, ибо только смерть непоправима. Так учили Матриархи на Тессии, и это было правильно. Прежде Налена не понимала этого, но теперь... Богиня, кто она — юстициар, чтобы, отбросив сомнения, нести всем окружающим справедливость в том смысле, который сама вкладывает в это слово? В отличие от большинства молодых азари, Налена никогда не преклонялась перед последовательницами этого древнего пути. Юстициары и их кодекс всегда казались ей пережитком прошлого, бессмысленным в современном мире, а их готовность без размышлений уничтожить на месте любого, кто не соответствует их представлениям о том, что есть правильно — пугающей. Но чем она сама сейчас лучше юстициара? Почему она берет на себя право решать — кому жить, а кому умереть? Разве она...
      Тут азари почувствовала, что ее трясут. Мысли немного прояснились, но зрение удалось сосредоточить с трудом. Она увидела перед собой Маркуса, вернее, черное забрало его шлема. Чуть в стороне Уинсли болезненно скривился, обеими руками держась за голову. Лицо ученого почему-то было разбито в кровь.
— Очнись! Очнись, Налена! — повторял он, — Я не знаю, что это, но мы должны...
— Нет... — выговорила она. Язык с трудом шевелился во рту, — Мы... я...
— Я понимаю, что ты чувствуешь! — он еще повысил голос. Прежде он никогда не кричал на нее. Налена даже ощутила мимолетную обиду. Что она делает не так?
— Я чувствую то же самое! — жестко повторил он, — Эта тварь пытается влиять на нас. Мы должны покончить с ней, пока не поздно!
      Он снова встряхнул ее, отпустил, затем повернулся к пульту и сделал шаг, пытаясь вновь дотянуться до рукояти. Движения Маркуса были странными — медлительными, неестественными, как будто в зале не царила невесомость, а, наоборот, сила тяготения в несколько раз превышала стандарт. И все же Маркус двигался вперед. Шаг, второй, третий... вот он уже почти дотянулся до пульта.
      Налена попыталась шагнуть за ним — она сама не была уверена, хочет она помочь Маркусу или остановить его — но не смогла пошевелиться. Перед глазами колебалось багряное марево. Спазм скрутил тело. Сознание, казалось, стискивает в стальной схватке холодная, черная рука — это было почти физическое ощущение. Налене чувствовала себя так, как если бы оказалась в космосе без скафандра — ничего вокруг, только тьма и пустота. Это и есть смерть? Как нелепо — Матриархи всегда учили, что должен быть свет. В конце всегда бывает свет, а сейчас... холод и боль, и еще страх. И голоса, что-то шепчущие, советующие, приказывающие. Сдайся — и все кончится. Боль пройдет. Сомнения пройдут. Страх пройдет. Придет... единение. Понимание. Величие. Она боялась этого? Как глупо. Индоктринация — вовсе не гибель разума, совсем наоборот. Это слияние с разумом, на много порядков превосходящим несовершенные способности смертных существ. Это не смерть, это эволюция. Пеперождение в новую сущность...
      Азари стояла, обхватив голову руками, словно пыталась выдавить прочь и боль, и страх, и чужие мысли. Она не в силах была пошевелиться. Сквозь багряный туман она смутно видела силуэт Маркуса, замершего рядом с пультом. Его нужно остановить — требовали голоса. Он опасен. Он почти как ТОТ. Он... он не повинуется! Это невозможно, но он не повинуется! Налена ощутила чужое недоумение, как свое. Это был Жнец? Он тоже способен испытывать удивление? Странно, но почему-то эта мысль добавила ей силы. Налена поняла, что, хоть и с трудом, может сопротивляться воздействию. Мысли слегка прояснились.
— Нет! — выкрикнул Уинсли, — Нет, я не позволю вам!..
      Ученый прыгнул вперед и врезался в Маркуса. Они сцепились. Уинсли обхватил руки Маркуса — неловко, но с неожиданной силой. Казалось, исход схватки предрешен — Маркус Тайлер был сильным мужчиной и опытным бойцом, тогда как тощий, костлявый профессор едва ли вообще когда-либо в жизни с кем-то дрался. Но движения Маркуса были стеснены, Налена понимала, что на него сейчас давит та же мощь, что и на нее, и все его силы уходят на борьбу с ней. Уинсли же, напротив, вел себя, как берсерк — нападал неловко и неумело, но с невероятной силой и полным презрением к собственной безопасности. Маркус ударил его раз, другой. Кровь темными вишенками сорвалась с разбитых губ ученого, но Уинсли это не остановило, он вновь вцепился в Маркуса, обхватив его плечи и как будто пытаясь повалить, но упасть в невесомости было невозможно, а диффузионные присоски башмаков не позволяли обезумевшему противнику оторвать Маркуса от пола. Уинсли получил еще несколько ударов — в лицо и под ребра — но как будто ничего не заметил. Он был слишком неуклюж, чтобы одолеть Маркуса, но его усилий оказалось достаточно, чтобы остановить того и не дать дотянуться до пульта.
     Давление усилилось. Багровый туман сгустился перед глазами Налены еще сильнее, но фигуры двух боровшихся мужчин она видела ясно. Боль пронизывала, казалось, каждую клеточку мозга. Азари чувствовала себя так, как будто раздвоилась. Часть ее продолжала упорную борьбу, но другая ничего не желала больше, чем подчиниться этой могучей воле, коснувшейся ее разума.
      Ее рука, двигаясь сама, почти против воли, поднялась. Темная энергия собралась в ладони и высвободилась в виде примитивного силового сгустка.
      Удар оказался совсем слаб, но и этого оказалось достаточно. Светящийся разряд преодолел расстояние до сцепившихся Маркуса и Уинсли, миновал их и ударил в пульт. С почти неслышным щелчком сдвинулась рукоять, перейдя в нижнее положение, и рядом с ней тотчас зажглась красная лампа. А в следующую секунду алый свет затопил весь зал.
— Не-ет! — крик Уинсли больше напоминал звериный вой. Забыв про Маркуса, ученый метнулся к пульту, рванул рукоять обратно. Бесполезно — уже запущенный процесс самоликвидации не мог быть прерван.
       Налена все так же стояла на месте, чувствуя себя, как парализованная. Она ничего не видела перед собой, и, если бы не невесомость, просто свалилась бы. Кто-то дернул ее за руки.
— Налена! Очнись!
     Она понимала, что это Маркус, но все казалось каким-то... пустым. Неважным. Он встряхнул ее сильнее. Это, как ни странно, подействовало. Восприятие окружающего мира вернулось к ней, хотя бы, отчасти. Рассудок прояснился — хватка чужой воли как будто ослабела. Жнец отпустил ее разум? 
     Панически суетился вокруг пульта Джеймс Уинсли, пытаясь что-то сделать. Бесполезно. Весь зал уже вибрировал, а затем невесомость сменилась мгновенной перегрузкой, и Налена поняла, что сработали аварийные двигатели. Отсек был катапультирован. Вместе с ними. Несколько минут, пока они отлетят на безопасное расстояние корабля — и сработает заряд антиматерии. Ну что ж, по крайней мере, это будет яркая смерть.
      Сейчас Налена, истощенная собственной внутренней борьбой, не думала ни о чем. Даже неизбежная гибель воспринималась как нечто, не имеющее значения. Но Маркус не собирался сдаваться. Схватив ее за плечо, он молча потянул азари за собой. Не понимая, на что еще он рассчитывает, Налена проследила за его взглядом...
      Прямо над головой она увидела круглое отверстие. Дверь! Та не была перекрыта — разумеется, зачем думать о герметичности, если отсек все равно будет уничтожен. Воздух рвался через отверстие наружу, порождая стремительный вихрь.
— Быстрее! — Маркус подтолкнул ее, — Это наш последний шанс!
      Ясность мыслей возвращалась к Налене. Видимо, сейчас Жнец, забыв о них, сосредоточился на Уинсли. Ученый пытался что-то сделать, но все его усилия были уже безнадежнымми, Налена понимала это. Она заставила себя вновь посмотреть на Жнеца и, каким-то образом, ощутила исходящие от черной сферы волны ярости и... отчаяния. Недоверия. Осознания неизбежности. Все не могло кончится так! Не могло! Эти эмоции были настолько схожи с ощущениями любого мыслящего существа, что Налена снова замерла.
«Кажется, в последние мгновения перед гибельно он... научился бояться», — промелькнула у нее странная, неожиданная мысль.
— Налена! — крикнул Маркус ей прямо в лицо, — Быстрее!
— Да... — она сглотнула и заставила себя сосредоточиться. Сейчас было не до размышлений — минуты отделяли их с Маркусом от гибели.
      Все же азари еще на мгновение задержалась, обернувшись назад. Уинсли по-прежнему суетился возле пульта. Воздух стремительно покидал отсек, давление падало, но ученый, казалось, не замечает этого.
— А он...
— Уже покойник! — Маркус почти силой заставил ее оторваться от пола и толкнул вперед. Налена подчинилась. Все же, она почувствовала себя тяжело оттого, что приходится бросать человека на верную гибель, хотя и осознавала правоту Маркуса. Снаружи царил вакуум, а на Уинсли не было скафандра — ученый был обречен, и они ничего не могли сделать для его спасения. Она хотела надеяться, что тот сейчас хотя бы не осознает, что происходит вокруг него.
       Задействовав реактивные двигатели на полную мощность, Маркус и Налена устремились к спасительному выходу. Стена стремительно приближалась, круглое отверстие в ней казалось крошечным. Маркус обхватил Налену и притянул к себе, она прижалась к нему так плотно, как могла. Поток воздуха подхватил, закружил и швырнул наружу. Только тогда Налена решилась открыть глаза.
      Камера «Объекта», как выяснилось, представляла собой огромную — метров ста пятидесяти в поперечнике — капсулу цилиндрической формы, герметично изолированную от окружающего мира, если не считать того небольшого круглого отверстия, через которое они с Маркусом только что выбрались наружу. Этот цилиндр выписывал дикие круги в звездном небе — вернее, это кружились человек и азари, все еще крепко обнимавшие друг друга. С каждым кругом капсула становилась все меньше и меньше. Можно было видеть лиловый огонь, рвущийся из четырех дюз реактивных двигателей.
      Маркус отпустил Налену.
— За мной!
      Азари подняла голову и увидела над собой огромный темно-серый корпус «Тени». Корабль-исполин полностью закрыл звездное небо. Казалось, что он неподвижно висит в пустоте. На фоне металлической громады Налена видела Маркуса — человек направлялся к кораблю. Азари быстро догнала его.
— Что теперь? — ее голос еще дрожал после всего пережитого.
      Ледяные пальцы отпустили ее сознание, но одно воспоминание об этом заставляло ее трястись. Сколько это продлилось? На самом деле, наверное, секунды — но ей казалось, что несколько часов. Налена подумала, что, даже если проживет еще тысячу лет, никогда не сможет забыть об этих жутких мгновениях. Но к счастью, способность рассуждать уже вернулась к ней, и азари здраво напомнила себе о том, что сейчас главное для нее и Маркуса — пережить ближайшие несколько минут. О следующей тысяче лет можно будет беспокоиться после этого, а сейчас они все еще не в безопасности. Очень скоро катапультированный отсек взорвется. Уинсли упоминал, что для самоуничтожения предназначен заряд антивещества, а АМ-взрыв порождал всплеск гамма-излучения чудовищной силы. Если они не укроются за броней корабля, даже удаленный взрыв мог одарить их убийственной дозой радиации. И, пусть лучевая болезнь сегодня не была неизлечима, Налене мало улыбалось провести полгода или больше в стазис-камере, пока наноботы латают пораженные клетки.
      Двигатели позволили остановить полет. Налена развернулась в вакууме и приземлилась на огромное плоское брюхо корабля. Сейчас «Тень» казалось громадной, как целая планета. Серый металл под ногами, черное звездное небо над головой. Вокруг царила непроглядная тьма — свет звезд был слишком слаб, и пришлось задействовать приборы ночного видения. Азари задрала голову вверх, пытаясь найти Объект, но тот уже успел отдалиться на слишком большое расстояние, она не увидела ничего, кроме неподвижных звезд в вечной космической тьме.
— Пойдем, — Маркус стоял рядом с ней и тоже смотрел вверх, — Надо найти какой-нибудь люк. Хочу поскорее оказаться внутри.
      Землянин двинулся вперед, не выбирая направление. Налена держалась бок о бок с ним.
— Не сказала бы, что мне так не терпится вновь оказаться внутри этого проклятого корабля, — она нашла в себе силы заставить голос звучать беззаботно, — Хотя, конечно, это лучше, чем быть снаружи него.
      Маркус хмыкнул. Выключив диффузионные присоски, он снова оторвался от корпуса корабля и, задействовав ранцевый двигатель, полетел вперед — так перемещаться было гораздо быстрее. Налена не отставала. Но никакого люка не было видно на пути, а затем...
      Все произошло без предупреждения. Просто высоко над ними в пустоте внезапно зажглось безупречно-белое зарево. Вечная космическая ночь на несколько мгновений сменилась ослепительным днем. Металлические конструкции «Тени» заблестели, отражая резкий свет. Как и боялась Налена, на визоре шлема зажегся предупреждающий сигнал — повышенный уровень радиации. К счастью, всего лишь желтый — опасно, не смертельно. Скафандр, предназначенный для работы в условиях враждебной окружающей среды, защищал и от проникающего излучения... относительно, конечно. Налена почувствовала, как колотится сердце. Дыхание перехватило. Нельзя сказать, что это было приятное ощущение — лететь в вакууме над обшивкой церберовского корабля-лаборатории, под обильным дождем из гамма-квантов. К счастью, взыв горел недолго. Белый свет погас так же внезапно, как появился, и привычная чернота космоса вернулась. Лишь далекие звезды следили за ними немигающими взглядами.
     Налена снова приземлилась — спешить стало уже некуда. Волнуясь, она запросила ВИ скафандра о полученной порции радиации.
— Уровень облучения не вышел за пределы безопасного для жизни, — равнодушный голос виртуального интеллекта прозвучал сладкой музыкой в ее ушах, — Потребуется минимальное медицинское вмешательство. Вероятно — непродолжительное стационарное лечение для полной нейтрализации возможного вреда.
— Богиня... — Налена перевела дух, — Маркус, а как ты? Все хорошо, надеюсь?
— Ты о чем? — хмыкнул тот, — Выражайся яснее.
— Только не своди все к этому, — недовольно фыркнула она и снова посмотрела в небо, — Жнец... он мертв? Исчез?
— Есть основания на это надеяться.
— Богиня... — снова выдохнула Налена, — Это были самые жуткие ощущения в моей жизни. Никогда их не забуду.
      Она потянулась, чтобы обнять ее, и его руки легли на ее талию. Конечно, в тяжелых боевых скафандрах, сцена едва ли могла показаться романтической со стороны, но сейчас Налене было на это наплевать. Ей ничего не хотелось, только стоять, прижимаясь к Маркусу, закрыв глаза, ни о чем не думать и ни о чем не вспоминать.
     Как и следовало ожидать, он вспомнил об окружающем мире первым, и осторожно высвободился из ее объятий.
— Шепард! Шепард! Командор! — вызывал Маркус через коммуникатор, — Слышите меня? Черт, похоже, комм накрылся.
— Та же история, — вздохнула азари, — И что теперь?
— Ничего, — Маркус набрал команду на уни-инструменте, — Я активировал аварийный маячок. Этого они не пропустят. Думаю, нас скоро подберут.
— Надеюсь, что Шепард, а не «Цербер», — заметила Налена.
— Не будь такой пессимисткой, — Маркус уселся прямо на металл. Налена, усмехаясь, присоединилась к нему. Сидя бок о бок, они молча смотрели на небо. На черный бархат, украшенный затейливым узором серебряного бисера.
— Знаешь, Маркус... — со смешком произнесла азари, когда ей наскучило молчание, — Все-таки, в этом есть что-то романтичное, не правда ли? Я имею в виду — вот так смотреть на звезды.
— Да, — лаконично ответил он.
— Всегда любила это зрелище, — призналась она, — Не ожидала, правда, что придется любоваться звездами, сидя в вакууме на обшивке церберовского корабля. Ну, по крайней мере, это оригинально. Такого свидания у меня не было еще никогда в жизни.
— Скафандры немножко мешают романтике, — прокомментировал он.
     Нелана звонко рассмеялась, давая выход скопившемуся напряжению.
— Действительно. Маркус, — сказала она уже серьезнее, — И что теперь?
— Э? — не понял тот, — Что ты хочешь сказать.
— Ну... — Налена и сама не вполне понимала, что хочет сказать, — Просто... Жнеца больше нет. «Цербера» больше нет. По крайней мере, мне хотелось бы так думать. Вот я и... не знаю, что мы будем делать дальше, — Налена замолчала, смущенная, — Наверное, я просто слишком устала и переволновалась, — пробормотала она, — Вот и несу чепуху.
— Никогда в жизни не слышал, чтобы ты несла чепуху, — ответил Маркус.
      Он протянул руку, чтобы коснуться ее плеча. Налена не могла ощутить прикосновение через прочный материал боевого скафандра... н-да, Маркус был прав, доспехи — не самый лучший наряд для романтического свидания, с иронией подумала она. И все равно, это было приятно.
— Я думаю о том же, о чем и ты, — негромко сказал он.
— В самом деле? — Налена придала голосу насмешливые интонации, — Ну, и к какому выводу ты пришел, Маркус Тайлер?
      Землянин рассмеялся.
— Думаю, мы найдем, чем заполнить наше будущее, — сказал он, — Я... — он прервался и встал, вглядываясь вперед.
      Налено тоже поднялась на ноги. Стоя рядом с ним, она проследила за его взглядом и сразу увидела впереди движущуюся точку. Очень скоро та приблизилась достаточно, чтобы можно было рассмотреть угловатые очертания «Кадьяка». Небольшой десантный шаттл завис в двадцати метрах над корпусом «Тени» и начал медленно снижаться. Огонь двигателей разогнал тьму на несколько десятков метров вокруг. Резкие черные тени легли на металлическую поверхность. Из раскрывшегося люка выглянул человек в серо-красном скафандре.
— Маркус Тайлер? Налена Дайлис? — услышала азари женский голос в наушниках.
— Это мы, — Маркус призывно махнул рукой.
— Я — капитан Айлин Ферро. Слава Богу, с вами все в порядке.
— Корабль в руках Альянса? — спросил Маркус.
— Да. Люди Шепарда захватили контрольный центр и установили контроль над сетью безопасности. Потом Шепарду удалось загнать оставшихся церберовцев в ловушку и запереть в одном из отсеков. После этого они сдались.
     Бой завершен. Альянс победил. Азари медленно выпустила воздух из легких. Только теперь она начала по-настоящему понимать, что все закончилось.
— Мы нашли вас по наводящему сигналу, — пояснила Ферро, — Берегитесь, мы спускаемся!
— Да, — Маркус, задрав голову, наблюдал, как снижается «Кадьяк».
      Налена тихо вздохнула.
— Знаешь, Маркус, — произнесла она, — Я бы не обиделась, если бы они появились на пять минут попозже. Теперь у меня такое чувство, будто мы не успели закончить важный разговор.
      Он протянул руку, обнял прдругу за плечи и привлек к себе.
— Мы к нему еще вернемся...


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 23.07.2012 | 1590 | 2 | Цербер, Власть Тени, Налена, маркус, SVS | SVS
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 31
Гостей: 26
Пользователей: 5

Corax, zelhe, Assassin-Tim, Grеyson, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт