Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Власть Тени. Глава 16.



Жанр: фантастический боевик.                                                                                                                        
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, Маркус Тайлер, Налена Дайлис и др.
Статус: Завершен.
Аннотация: В прошлой главе Маркус и Налена преследовали Яна Ковальского. А в этой Ян Ковальский преследует Маркуса и Налену.
Предупреждение: События третьей части игры игнорируются полностью



      Ян Ковальский до боли в пальцах стиснул кулаки, слушая Ландерса.
— У нас пятеро убитых и трое раненых. Не знаю, где сейчас спрятались эти двое. Они пользуются дымовыми гранатами, чтобы ставить завесы. Возможно, пытаются прорваться к своему аэрокару.
— Они не улетят, — заметил коренастый, черноволосый Шон Брайден, — Наши парни уже об этом позаботились. От аэромобиля осталось немного, — Шон криво усмехнулся.
— Однако люди генерала Хайнса не столь хороши, как он о них отзывался, — заметил Ландерс хладнокровно, — Или же эти двое — настолько опасные противники.
— Они уже успели доставить нам больше неприятностей, чем вся СБЦ за последние пять лет, — раздраженно буркнул Ковальский, — Ладно. Не хрена сидеть здесь и любоваться. Майк, Шон, за мной.
      Оба без лишних слов встали, проверяя оружие.
— Попробуем напасть сверху. Шон, ты за руль.
      Брайден занял место водителя, Ковальский уселся справа от него. Ландерс занял заднее сиденье и выставил в окно ствол ручного пулемета «Ревенант». По знаку Ковальского, Шон поднял машину в воздух. Описав дугу, флаер приблизился к месту боя, где двое, которых им поручено было убить, все еще продолжали сопротивляться. Их удалось обнаружить осведомителю «Железного Легиона» в Оазисе: все агенты организации получили описание Маркуса Тайлера и Налены Дайлис, так же как и Гарруса Вакариана, и прочих членов старой команды Джона Шепарда. Нельзя было исключать возможность, что «Цербер» удалось отследить до Энгара, и на планете появятся шпионы Совета. Одному из наблюдателей повезло — находясь в «Благословенной Воде», он обнаружил этих двоих.
      Когда об этом стало известно Уилларду Хайнсу, тот немедленно приказал уничтожить Тайлера с азари; Ковальскому поручено было заманить их в западню. Ян выполнил свою часть работы, но прикончить наглых мерзавцев оказалось не так просто, как рассчитывал генерал. Ковальский думал об этом почти со злорадством — после бегства с Цитадели и появления Тайлера и его напарницы на Энгаре, ему пришлось выслушать от Хайнса многое. Генерал винил во всем Ковальского. Мысль о том, что люди самого Хайнса тоже облажались, доставила Яну мстительное удовлетворение.
      Обширная площадь была покрыта жирными черными кляксами рассеивающихся дымовых завес. Обилие укрытий, которые давали составленные в ряды контейнеры, позволило Тайлеру и его подружке-азари превратить бой в игру в прятки. Ковальский вынужден был признать, что они действовали ловко, не позволяя наемникам Хайнса окружить себя. Правда, и оторваться от преследователей не могли. В целом, исход боя все равно был предрешен — прятаться до бесконечности они не могут. Вопрос был лишь в том, сколько времени и убитых будет стоить «Церберу» избавиться от этой назойливой парочки. Но наемники — расходный материал, с их потерями можно было не считаться.
      Это тревожило Ковальского. Маркус Тайлер и Налена Дайлис не глупы; в прошлом они изрядно попортили крови вожакам «Цербера». Они не могли не понимать, что подобная игра в кошки-мышки бессмысленна. Почему же не пытаются прорываться? Да, такая попытка сопряжена с большим риском, но риск — это лучше, чем верная гибель. Почему же они тянут время? Чего дожидаются? Может быть, они ждут подмогу? Тогда люди «Цербера» рисковали из охотников превратиться в добычу.
      Ян Ковальский понимал, что такое возможно — эти двое наверняка действуют не одни, и у них должны быть союзники. Поэтому он решил действовать лично, чтобы ускорить события. Вообще-то, Ковальский не отказался бы полюбоваться на то, как люди Уилларда Хайнса сядут в лужу: этот самозваный «генерал» был слишком высокого о себе мнения, и видеть его унижение доставило бы Яну удовольствие. Но избавить организацию от угрозы, исходящей от Тайлера и Дайлис, было важнее.
      Аэромобиль нарезал круги над площадью. Высунувшись из окна, Ковальский высматривал цель. То же самое делал Ландерс. Но среди всех этих контейнеров и бочек, среди дыма и стрельбы, трудно было что-либо разобрать. Даже сенсоры боевого комбинезона не могли помочь — они исправно отмечали на визоре, где было обнаружено движение или тепловой сигнал, но отличить своих от чужих были не в состоянии.
      Неожиданно внизу что-то взорвалось, ударная волна тряхнула машину. Кто-то воспользовался ракетной установкой. Реактивный снаряд вдребезги разнес большой пластиковый контейнер, и во все стороны полетели горящие обломки, какие-то ящики поменьше, обрывки и хлопья чего-то вроде строительной пены.
— Там! — крикнул Ландерс и без дальнейших разговоров начал стрелять. С характерным лязгающим звуком «Ревенант» выплюнул десяток зажигательных пуль.
      Ковальский сразу увидел того, по кому целился Майк. Вернее, ту — гибкая фигура в темном скафандре, очевидно, принадлежала азари. Она стремительно метнулась в сторону, взмахнула рукой — наемник в черно-белом боевом облачении «Легиона» отлетел на несколько шагов назад — и нырнула в укрытие. Тело азари окутывало бледное свечение защитного биотического барьера, который принял на себя несколько стрелок из пулемета Ландерса. Ян криво улыбнулся.
— Не ты одна умеешь играть в эти игры, тварь! — он собрал темную энергию и высвободил в виде деформирующей волны.
      Сгусток мутно-голубоватого мерцающего тумана метнулся вниз и попал в азари, что стало для той неожиданностью. Взаимодействие деформирующего заряда с ее защитным полем вызвало мощный выплеск энергии — взрыв черно-синего пламени подбросил инопланетянку и швырнул ее на пластобетонное покрытие площади. На какие-то мгновения, парализованная шоком, она сделалась совершенно беззащитной.
— Майк, прикончи ее! — самому Яну требовалось некоторое время на то, чтобы снова накопить запас темной энергии. В этом плане люди все еще уступали азари, которые, будучи биотиками от рождения, восстанавливали свои способности быстрее. Даже в новейших имплантантах серии L6 этот недостаток не удалось устранить.
      Зато старое доброе стрелковое оружие действовало безотказно — как всегда и во всем, простые и грубоватые методы работают нередко лучше, чем самые изощренные. Брайден развернул аэромобиль так, чтобы азари оказалась в поле зрения пулеметчика. Майк Ландерс высунулся из окна, взяв обездвиженную шоком инопланетянку на прицел... и неожиданно дернулся. Оружие выпало у него из рук и полетело вниз. Человек обмяк.
— Майк! — Ковальский дотянулся до него, схватил плечо и дернул назад. Но Ландерс уже не нуждался в помощи — его тело безвольно опрокинулось на заднее сиденье. Голубоватое стекло визора было расколото, и маленькое аккуратное отверстие темнело точно между глаз. Крови вытекло всего несколько капель.
Ковальский не полез за полевой аптечкой — при всех достоинствах меди-геля, воскрешать убитых наповал не способен даже он. Ян стиснул зубы.
— Шон, ниже! Я хочу увидеть, как эти ублюдки сдохнут!
      Брайден направил машину к земле. Ковальский видел, как внизу человек в темном боевом скафандре целится из штурмовой винтовки. Его спутница-азари, очнувшись от контузии, вызванной деформационным взрывом, тоже схватилась за оружие. Шон резким маневром увел машину с линии огня. Если пули Тайлера и Дайлис и попали в цель, то жизненно важных частей не задели — аэромобиль даже не вздрогнул. А затем уже им самим пришлось прятаться — люди Хайнса обнаружили их и снова вступили в бой. Ковальский метнул биотический заряд вслед Тайлеру, надеясь сбить того с ног, но машину некстати тряхнуло. Сгусток темной энергии ушел далеко в сторону и расшвырял какие-то ящики, никому не причинив вреда.
      Внезапно громовой рев оглушил Яна — это был явно звук работы мощного двигателя. Космический корабль? Здесь? Ковальский бросил взгляд вверх и онемел. Прямо на них стремительно пикировала обтекаемая яхта. Ее борта глянцевито отблескивали серебристо-серой металлической краской.
      Шон Брайден повторил разворот, уходя с пути приближавшегося корабля. Его реакция спасла им с Ковальским жизнь — в последнее мгновение аэромобиль все же разминулся с яхтой; серый корпус той промелькнул в считанных метрах — казалось поразительным, что столкновения не произошло. Флаер, подхваченный потоком горячего воздуха, лишился управления, кувыркнулся в воздухе, клюнул носом и спикировал вниз. Брайден, ругаясь на чем свет стоит, пытался выровнять машину, и это почти ему удалось, когда на пути возникла решетчатая конструкция — старомодный механический кран со стрелой, водруженный на подвижную платформу.
— Держись, Ян! — Брайден отчаянно вывернул руль, и аэромобиль заложил пируэт не хуже боевого истребителя. И все же, реакции и мастерства водителя оказалось недостаточно. Днище машины с жутким скрежетом соприкоснулось с решетчатой опорой крана — ощущения были такими, как если бы в них попала зенитная ракета — и машина опять перевернулась, а затем с силой ударилась о землю. Стекла вылетели мгновенно, рассыпавшись мириадами мелких осколков, аэромобиль, перевернутый кверху днищем, еще метров двадцать проскользил по бетону, оставляя за собой шлейф искр и дыма, и только тогда остановился, ударившись напоследок бортом о какой-то массивный агрегат.
— Дерьмо... — Ковальский пошевелился. Каждое движение отдавалось болью, но все же агент «Цербера» собрал темную энергию и примитивной биотической волной выбил покореженную дверь. Выбравшись наружу, он смог встать. Боль была сильной, особенно в левой руке, но, по крайней мере, кости были целы. Системы безопасности исправно выполнили свою работу: хотя машина превратилась в уродливую груду дымящегося металла, Ян отделался синяками и рассеченной губой.
     Он обошел машину, чтобы помочь Брайдену. Тот, постанывая сквозь зубы, пытался открыть заклинившую дверь. Ковальский снова прибег к биотике, чтобы освободить для него выход. Шон попытался выбраться, но, вскрикнув от боли, упал снова.
— Бл... Ян, нога... — человек был бледен, как мел, на перекошенном лице выступила испарина.
      Ковальский наклонился над ним и воспользовался автоматическим диагностом.
— Черт. Не дергайся, Шон, у тебя обе ноги сломаны. Сейчас... — он прибег к аптечке и ввел раненому напарнику дозу меди-геля и обезболивающего.
— Не шевелись, — повторил он, подхватив Брайдена под мышки и вытаскивая наружу. Тот стискивал зубы, чтобы не кричать.
— Вот дерьмо... — выдохнул он, — Ян... зараза, крепко мне досталось... я...
— Помолчи. С тобой все будет в порядке, — оттащив стонущего Брайдена подальше от машины, на тот случай, если все-таки она вспыхнет, Ковальский осторожно опустил его в тени большого контейнера.
— Главное, не пытайся шевелиться. Я свяжусь с нашими, тебя заберут в лагерь.
      Шон ответил несвязным бормотанием — эффект лекарств уже начал сказываться, раненый был почти усыплен сильнодействующим обезболивающим компонентом меди-геля. Оставив его в покое — раны не угрожали жизни, и прямо сейчас Ян ничего больше сделать не мог, нужно было дожидаться медиков Хайнса — Ковальский переключил внимание на космический корабль, который стал причиной аварии.
      Как ему бросилось в глаза еще в тот, первый момент, это действительно была яхта — азарийского производства, судя по обводам корпуса. Не очень большая, изящная, она стояла чуть в стороне от нагромождения контейнеров и агрегатов, выпустив четыре короткие лапы-опоры. В днище раскрылся люк.
Ян Ковальский не удивился, увидев знакомую парочку — землянина и азари — появившихся рядом с кораблем. Тайлер на мгновение остановился, чтобы выпустить последнюю очередь из штурмовой винтовки в кого-то, кто был вне поля видимости агента «Цербера». Затем и он, следом за своей подружкой, нырнул внутрь корабля.
Закричав от злости, Ковальский сорвал с пояса пистолет и надавил пальцем на спусковой сенсор — раз, другой, третий. Шесть выстрелов подряд, пока обойма «Фаланги» не опустела. Но дистанция была слишком велика для пистолета — если даже он и попал, скорее всего, пули остановил кинетический щит или броня противника. Люк закрылся, и через пару секунд двигатели яхты снова выбросили потоки тускло-сиреневого пламени. Слегка покачиваясь на четырех огненных столбах, корабль оторвался от земли и начал подниматься в небо, с каждой секундой набирая скорость.
      Бессильная ярость требовала выхода. Ковальский швырнул пистолет на землю.
— Ублюдки! — он провожал взглядом поднимающийся космолет. Нет! Нет, они не уйдут. Не сегодня!
      Скрипя зубами от злости, Ян Ковальский вызвал на связь Уилларда Хайнса.

* * *

— Взлет! — скомандовал Маркус, едва люк закрылся за ними. Тут же корабль содрогнулся — вибрация и гул дали знать о включении двигателей. Палуба под ногами пошатнулась, когда «Итайвен» оторвалась от земли.
      Маркус и Налена поспешили в рубку управления. В этот момент яхта чуть заметно вздрогнула, и снаружи послышался приглушенный звук взрыва. И, не больше, чем через пару секунд, последовал еще один такой же удар. Маркус понял, что наемники «Железного Легиона» воспользовались тяжелым оружием. Сами по себе, реактивные снаряды ручных пусковых установок не представляли серьезной угрозы для космического корабля, но если ракетчики попадут в узявимое место, например — дюзы двигателей — они вполне могут сбить «Итайвен». Все же, это была яхта, а не боевой звездолет.
      К счастью, «Итайвен» уже успела набрать приличную скорость. Когда Маркус с Наленой добрались до рубки и заняли амортизационные кресла, земля была уже далеко внизу на экранах обзора, а площадка, на которой они вели перестрелку с агентами «Цербера», и вовсе стала почти неразличима. С такого удаления попасть в корабль из ручной ракетной установки вроде «ML-77» или более новой модели «86» было уже невозможно.
Налена стянула с головы шлем.
— Фух... — выдохнула она, — Это было... напряженно. Мы едва вырвались из западни.
— Впервые ли?
      Маркус тоже избавился от шлема и слабо улыбнулся. Она с беспокойством посмотрела на него.
— Маркус, как ты себя чувствуешь?
— Терпимо, — он скосил взгляд на плечо, куда пришелся заряд картечи — вернее, бронебойных вольфрамовых иголок, выпущенных из дробовика одного из наемников. Плечевая пластина из новейшей полимерной брони выглядела жутковато — покореженная, обугленная. Неудивительно, что в глазах Налены теперь была такая тревога. Но на самом деле эффект от попадания был скорее внешним. Щиты и броня остановили залп... почти остановили, но одна из маленьких тонких стрелок все же пробила скафандр. В плече ощущалась боль, но слабая, на грани восприятия — меди-гель сделал свое дело. Маркус чувствовал себя действительно вполне сносно — определенно лучше, чем могло бы быть.
      Он встал и начал избавляться от скафандра.
— Минимальное медицинское вмешательство, и я буду в полном порядке. Уверен, автодоктор «Итайвен» справится с этим.
— Этого все равно недостаточно, — после того, как помогла ему снять боевое облачение, Налена внимательно изучила рану, — Хочешь ты того или нет, но тебе придется обратиться к хирургу, Маркус. А если ты будешь упрямиться, я заточу тебя в стазис-поле и отвезу на тележке.
      Мужчина ухмыльнулся.
— Хорошо, договорились, — не стал спорить он, — Но прямо сейчас придется ограничиться меди-гелем. Я не думаю, что все уже закончилось.
      Налена нахмурилась.
— По-твоему, они от нас не останут даже в космосе?
— Это же «Цербер», Налена. Они всегда были настырны. И у «Железного Легиона» здесь имеется достаточно боевых кораблей, чтобы организовать погоню.

* * *

— Да? — бросил Хайнс.
      Экран ожил. Генерал увидел лицо Яна Ковальского. Судя по виду, тот побывал в переделке.
— Ну? — коротко спросил глава «Железного Легиона».
      Ковальский стиснул зубы.
— Генерал, они вырвались из засады.
— Ради вашего же блага, Ковальский... — голос Уилларда Хайнас приобрел угрожающие интонации, — лучше, если вы пошутили.
— Я заманил их в ловушку, — огрызнулся биотик, — Сделал все согласно плану. Но ваши люди не смогли прикончить этих двоих на месте, а потом их просто забрал звездолет!
— Звездолет?!
— Да. Прилетел за ними прямо на склады, сжег половину огнем двигателей. Это яхта азарийского производства, генерал. Если мы поторопимся, еще успеем догнать ее.
— Не указывайте мне, что делать, знаю без вас, — генерал отвернулся от Ковальского, чтобы вызвать на связь на другом экране космодром, — Багрянцев! Поднимай всех своих пилотов в воздух. Сколько машин в готовности?
— К немедленному старту готова усиленная группа, генерал Хайнс, — без задержки ответил Алекс Багрянцев, летный офицер, — Восемь истребителей.
— Пусть стартуют все! — повторил Хайнс, — Ваша цель — азарийская яхта. Уверен, вы найдете ее без труда. Не подпускайте их к масс-реле! «Громобой» тоже подключите к погоне!
      Вспомогательный крейсер «Громобой», переоборудованный из военного транспорта, был не очень быстроходен, но нес достойное вооружение, в том числе — тяжелые ракеты дальнего радиуса действия. Сам по себе он был мало пригоден для преследования подвижного противника, но в сочетании с быстрыми истребителями, которые сыграют роль загонщиков, имел неплохие шансы достать цель издали ракетным залпом.
— Есть, сэр! — Багрянцев отсалютовал и исчез.
— Ковальский, — генерал Хайнс снова переключил внимание на биотика, — Вас это тоже касается! Забирайте свой корабль и присоединяйтесь к преследованию. У вас же есть оружие на борту.
— Всего лишь одна лазерная пушка средней мощности, генерал.
— Ничего, ваш противник — тоже не дредноут. Делайте, что хотите, Ковальский, но учтите — если они снова сбегут от вас, не вздумайте возвращаться на Энгар. Можете лететь, куда пожелаете, но если попытаетесь вернуться, я просто прикажу сбить ваш корабль, а потом скажу, что это был несчастный случай. Вы меня поняли, Ковальский?
     Тот слегка побледнел.
— Да, генерал Хайнс, я вас понял.
— Надеюсь, что так. А теперь исчезните с глаз моих! — генерал прервал связь.

* * *

— Будет исполнено, генерал Хайнс! — капитан Родриго Санетти протянул руку и коснулся мерцающей в воздухе голографической панели, активируя общую связь, — Общая тревога! Внимание всем! Объявляю готовность номер один!
     Вой сирен разнесся по многочисленным отсекам, палубам и коридорам корабля, сопровождаемый красноречивыми вспышками красных маяков под потолком. На объемной схеме корабля усердный ВИ начал один за другим подсвечивать красным боевые посты, извещающие о переходе на полную боевую готовность. Санетти с удовлетворением наблюдал, как быстро — словно по нажатию невидимой кновки — цепь рубиновых огоньков озаряет схему. «Железный Легион» поддерживал уровень дисциплины и боевой подготовки не ниже, чем ВКС Альянса Систем, и это приносило плоды. Потребовались считанные минуты, чтобы корабль был полностью подготовлен к действию.
      В рубке по сигналу тревоги также прибавилось людей, спешно, но без суеты занимавших свои места. Комендоры готовили к бою оружие, пилоты разместились в отсеке управления впереди, операторы рассаживались в креслах перед пультами систем внешнего наблюдения и связи.
— Капитан! — отчеканил первый помощник, капитан-лейтенант Маренго, — Корабль готов к бою. Все системы функционируют нормально.
— Благодарю, Фрэнк, — Санетти не любил долгих рапортов, и заместитель знал это, — Наша цель — яхта азарийской конструкции. В настоящий момент, вероятно, пытается покинуть планету. Нам в поддержку с базы стартовали истребители. Первоочередная задача — обнаружить этот корабль.
      «Громобой» двигался по орбите в трех тысячах километров над поверхностью Энгара. На обзорных экранах проецировался огромный шар планеты, почти закрывший черное небо, пронзенное булавочными уколами далеких звезд. Мягким желто-белым оттенком мерцала одна из трех энгарских лун; светило системы, по-батариански называвшееся Раш-Гел, наполовину выглядывало над Энгаром и слепило видеокамеры правого борта потоками голубоватого света. «Громобой» — флагманский корабль «Железного Легиона» — представлял собой военизированный транспорт, построенный на верфях Альянса. Подобные звездолеты использовались для доставки грузов, высадки десантов и эвакуации раненых из зоны боевых действий. Именно как десантное средство он обычно и служил своим нынешним хозяевам, наемникам. Около трехсот сорока метров длины и ста двадцати килотонн полной боевой массы, он был оборудован достаточно надежными щитами, чтобы выдержать обстрел из кинетических орудий фрегата или даже крейсера. Кроме того, «Легионеры» — вернее, «Цербер» — значительно усилили его вооружение. Корабль нес пару гамма-лазерных орудий с внушительной дальностью поражения, полноценную оборонительную сеть «ПОИСК», а также запас ракет дальнего и ближнего радиуса. Особенной подвижностью он не отличался, но наемникам служил достойно — ни одна из крупных операций «Железного Легиона» в Системах Терминус не обходилась без его участия.
      Сейчас капитан Санетти не задавался вопросом, что за яхту они должны преследовать, и почему. Приказ командующего Хайнса был ясен, и Санетти собирался его выполнить. Он — как и прочие старшие офицеры корабля — знал, на кого в действительности работает. Остальная команда — двести шестьдесят астронавтов и младших офицеров — не были посвящены в ненужные подробности. Как и прочий рядовой состав «Легиона». Но они были наемниками, готовыми выполнить любой приказ вышестоящих офицеров, пока им платят в срок. С этим у «Цербера» проблем не было: «Железный Легион» финансировался щедро и за несколько лет существенно повысил свое влияние в Системах Терминус, превратившись в организацию, приносящую реальную прибыть.
Санетти занял свое место в центральной части командного мостика. Конечно, мостиком это помещение именовалось только по старой традиции — в действительности, командный центр корабля был расположен глубоко в его недрах, укрытый под кинетическими барьерами и двумя слоями брони. Офицеры и пилоты, управляющие звездолетом в бою, рисковали меньше всех в команде — чтобы попасть в мостик снарядом, торпедой или лазерным лучом, неприятелю потребовалось бы сначала разорвать в клочья весь корабль.
— Тактическую карту, — потребовал капитан «Громобоя», и ВИ высветил перед его боевым постом окружающее пространство в виде размеченной координатной сеткой сферы, похожей на прозрачный стеклянный глобус. Планета, метеориты, другие корабли и искусственные спутники отмечались в виде точек разных цветов, с соответствующими пояснениями — курс, скорость, габариты цели и тому подобное. Прямо сейчас Санетти не всматривался в подробности — это все же было дело операторов систем наблюдения, а не капитана корабля.
— Идет соединение с тактическими компьютерами истребительного отряда, — доложил ВИ, — Соединение установлено. Связь стабильна.
     Теперь виртуальный интеллект «Громобоя» и восьмерки истребителей, стартовавших с планеты, была объединена в общую сеть, что позволяло максимально быстро и эффективно координировать действия всех кораблей.
— Капитан! — подал голос один из операторов, — Цель обнаружена! Яхта класса «Эйтани-87». Дистанция — двенадцать с половиной мегаметров. Пеленг — 242-056, курс — 154-018, относительная скорость — сорок восемь.
— Двенадцать с половиной... — капитан провел рукой по подбородку, — Далековато для торпед.
      Для гамма-лазерных пушек тем более. В отличие от обычных лазеров, применявшихся в основном в бою на умеренных дистанциях, более мощные и современные грайзеры могли эффективно поражать и удаленные цели. Но все же и их радиус действия был ограничен тысячами километров. Для двух излучателей, которыми был оборудован «Громобой», он не превышал семь с половиной мегаметров, до цели было больше двенадцати. Ну, что ж, не всегда тебе везет.
— Двигатели на полную мощность, — приказал капитан Санетти, — Уходим с орбиты. Идем курсом на перехват.
— Мы все равно их не догоним, — заметил Маренго, — Они быстрее.
— Я знаю, капитан-лейтенант, — холодно ответил Санетти, — Для того нам и нужны истребители. Передайте им приказ: перехватить цель и отрезать от масс-реле. Пусть окружат этих поганцев и гонят прямо на наши пушки.

* * *

      Вибрация пронизывала корабль — двигатели работали на пределе возможностей. Дейтерий-тритиевые топливные капсулы подавались в камеры детонации и воспламенялись при помощи сверхмощных лазеров, что вызывало мгновенные термоядерные взрывы в миниатюре. Порождаемая ими раскаленная плазма вырывалась через широкие раструбы двух главных дюз, и двойной шлейф голубоватого пламени хвостом тянулся за «Итайвен», придавая кораблю огромное ускорение. Если бы не поле эффекта массы, снижавшее перегрузку до разумных величин, подобный экстремальный разгон убил бы все живое внутри.
      Неожиданно в рубке управления запищал предупреждающий сигнал.
— Черт... — Маркус Тайлер провел рукой по светящейся в воздухе голографической панели, выведя радарную проекцию, — Они отреагировали быстрее, чем я предполагал.
      Налена тоже смотрела на проекцию. Маркус настроил параметры системы распознавания «свой-чужой». Все корабли, передающие позывные «Железного Легиона», теперь обозначались как враждебные.
— За нами погоня? — спросила она.
— Да. Вот они, — на голограмме была отмечена мигающим алым огоньком группа космолетов. Плавная красная дуга отмечала их текущий курс. «Итайвен» отображалась в центре трехмерной сферы, ее траектория была подсвечена белым. Две дуги — белая и красная — сходились в одной точке ближе к границам голограммы.
— Восемь кораблей, — прочитал Маркус пояснительные данные, — Опознаны как истребители-штурмовики «Гермес» земного производства. Не самые новые машины, но быстроходные, оснащены ракетами ближнего радиуса и легкими кинетическими пушками.
— Они быстрее «Итайвен»?
— Да. К масс-реле мы не прорвемся. Так... а вот еще один. Что-то более крупное, хотя на полноценный крейсер не тянет. Вооруженный транспортный корабль, судя по всему. Движется относительно медленно, но посмотри на траекторию.
      Налена покачала головой.
— Я не разбираюсь в тактике космических боев. Полагаюсь на твое суждение.
— Тут не о чем судить, — Маркус прищелкнул пальцами, — Стандартная тактика «охотничьей своры», в роли которой отряд истребителей. Большой корабль — это охотник. Свора загоняет добычу и задерживает ее. Если получится прикончить — хорошо. Если не получится, тоже не страшно — все, что им нужно, это дождаться прибытия охотника, который нанесет заключительный удар. Просто и действенно.
      Он усмехнулся.
— Они, должно быть, уверены в легком успехе. Два звена истребителей против гражданской яхты — очевидно, на чьей стороне превосходство. Тут «охотник» с тяжелой артиллерией даже не требуется.
— Но ведь мы не так уж беззащитны, — заметила Налена, — Все-таки не зря ты с благословения Андерсона разорил арсеналы Спектров, дорогой. Вот за что я тебя люблю, так это за предусмотрительность.
— Просто стараюсь следовать старому доброму принципу: «Надейся на лучшее и готовься к худшему». У нас все равно нет ничего, чтобы сражаться с этим большим кораблем. Возможно, это и не полноценный крейсер, но с нашим вооружением его щиты не пробить. Однако если мы сможем разогнать эту «свору», — он бросил взгляд на отметки истребителей на голографической сфере, — мы просто уйдем через масс-реле.
      Налена пожала плечами.
— Я не пилот, — повторила она, — Я полагаюсь на твои таланты.
— Спасибо, — хмыкнул он, — Ценю твое доверие.
      Неожиданно картинка на радарной проекции поменялась — красная дуга, обозначавшая траекторию движения истребителей, резко выгнулась и сместилась. По мере того, как корабли меняли скорость и вектор движения, ВИ производил перерасчет и уточнял время выхода на дистанцию открытия огня.
— Как я и говорил, — констатировал Маркус. — Истребители отрезали нам путь к масс-реле и намерены гнать к своему флагману. Должно быть, их командир — любитель классики. Такими темпами, минут через двадцать они будут достаточно близко, чтобы стрелять.
— Маркус, — Налена сжала его плечо, — Я буду молиться Богине за твою удачу, но, впрочем, если могу оказать более существенную помощь — только скажи.
— Не беспокойся, — он посмотрел ей в глаза, — Мы прорвемся.
     «Итайвен», разгоняясь на пределе возможностей своих двигателей, мчалась к масс-реле. Истребители «Железного Легиона» с не меньшей скоростью двигались ей навстречу.

* * *

— Видим их на радаре ясно и отчетливо, сэр, — доложил старший пилот.
      Ян Ковальский кивнул.
— Хорошо, Ким. Движемся прежним курсом. Подождем...
      Пока космические силы Хайнса продолжали погоню, его «Бойцовая рыбка», разогнавшись и выйдя на нужную траекторию, погасила двигатели и теперь продолжала полет по инерции. Чтобы свести к минимуму вероятность обнаружения, Ковальский приказал ВИ передавать фальшивые позывные простого торгового корабля с Омеги. В памяти виртуального интеллекта «Бойцовой Рыбки» хранилось несколько десятков идентификационных кодов кораблей самых разных портов приписки — от Волусского Протектората до Систем Терминус. Разумеется, с точки зрения законов Пространства Цитадели, это было деяние наказуемое, причем весьма строго — пожизненным лишением права на управление космическими кораблями для капитана, а для организации, занимающейся подобными фокусами — влоть до аннулирования лицензии на коммерческую деятельность. Но здесь не Пространство Цитадели, и в Системах Терминус так поступали очень многие. Разумеется, чаще всего — контрабандисты. Если трюк срабатывал — это были проблемы тех, кого удалось обмануть с его помощью. Если нет — обманутые сами решали, как разбираться с неудачливыми мошенниками.
      «Бойцовая Рыбка» продолжала полет, ничем себя не выдавая, и постепенно приближалась к яхте Тайлера и Дайлис. Та вовсе никаких идентификационных кодов не транслировала — так нелюбезно с их стороны... В Пространстве Цитадели у владельца корабля было бы достаточно проблем и из-за этого.
      Ковальский понимал, что его корабль все равно не станет невидимкой. Радары и пассивные детекторы яхты обнаружат приближение «Бойцовой Рыбки». Полноценный боевой компьютер таким способом не обманешь, но, поскольку космолет его врагов не строился для боя, Ян предполагал, что его ВИ не имеет соответствующего программного обеспечения и не сможет своевременно опознать «Рыбку» как враждебный объект. Если Тайлер и его подруга прорвутся через заслон истребителей Хайнса — а Ян Ковальский предполагал, что такое возможно, несмотря на очевидное, казалось бы, соотношение сил — тогда он встретит их на пути к масс-реле. «Бойцовая Рыбка» тоже не была полноценным военным кораблем — по сути, это была такая же частная космическая яхта, только заметно более крупная, и построенная не на тессианских верфях, а на космостроительных предприятиях частного концерна «Акира старшипс» в Киото еще в семидесятых годах. Но инженеры «Цербера» оснастили ее замаскированным вооружением — гамма-лазерной пушкой средней мощности. Если удастся сблизиться на полторы-две тысячи километров, этого будет достаточно, чтобы нанести небольшому кораблю противников смертельный удар. Если же нет, и засада будет обнаружена, шансы на успех снижаются до значения, близкого к абсолютному нулю — более легкая и современная азарийская яхта Тайлера и Дайлис была намного быстроходнее, старая «Акира» не угналась бы за ней.
      Нет, неудачи быть не должно. Ковальский помнил, чем пригрозил ему Хайнс, и не сомневался, что тот исполнит свое обещание. В «Цербере» вообще не склонны были снисходительно относиться к агентам-неудачникам. Правда, в данном случае, вину за провал с Ковальским разделил бы и сам Хайнс, но это было тем более опасно. Генералу потребовался бы козел отпущения, и Ян Ковальский четко представлял себе, кто является первым кандидатом на эту малоприятную роль. Поэтому уничтожить Тайлера и его азари сейчас значит не просто прикончить врагов «Цербера» — нет, это в не меньшей степени вопрос его собственной жизни и смерти.
Сцепив пальцы, он, в напряженной тишине рубки управления своего корабля, сидел в кресле командира и ждал.

* * *

      Дистанция между «Итайвен» и истребителями «Цербера» продолжала быстро сокращаться. Один из «Гермесов» — видимо, управляемый самым нетерпеливым пилотом — даже дал очередь из легкой скорострельной кинетической пушки. Для снарядов кинетического оружия в пустоте космоса, как известно, не существует понятия «предельной дальности», они будут мчаться по прямой с неизменной скоростью до тех пор, пока не попадут в достаточно мощное поле тяготения, способное исказить их траекторию, замедлить либо вовсе остановить. Но чем больше дистанция до цели, тем труднее попасть, даже пользуясь совершенными компьютерными системами наведения. Вот и сейчас Маркус просто зажег вспомогательные маневровые дюзы и немного сместил «Итайвен», и металлические дробины, выброшенные вражеской пушкой, прошли мимо яхты. Возможно, продолжая свой полет, они случайно поразят какое-нибудь другое судно на орбите Энгара, хотя гораздо более вероятно, что их путь завершится через пару десятков миллионов лет в недрах черной дыры где-нибудь в центре Галактики.
      Первые выстрелы, сделанные врагом, были неточны, но Маркус понимал, что скоро истребители сблизятся достаточно, чтобы бить уже прицельно. Кинетические барьеры «Итайвен» защитят от легкого оружия, но недолго. Не говоря о том, что вражеские корабли несут еще и гораздо более мощные ракеты, которые, разумеется, пустят в дело при первой возможности. Он сверился с указателем дистанции. Нет, еще далеко. Благодаря содействию Андерсона, Маркус Тайлер оснастил свой корабль кое-какими сюрпризами. «Итайвен» больше не была беззащитна, но все же настоящим военным кораблем не стала. То, что она несла в трюмах, следовало применить в подходящий момент.
      Маркус посмотрел на Налену. Перехватив его взгляд, та ободряюще улыбнулась. Она не была пилотом и не могла помочь ему в космической схватке, но ее присутствие рядом придавало ему сил и уверенности. Маркус снова перевел взгляд на радарную проекцию. Противники были уже близко. Еще немного, и дистанция сократится настолько, что «Гермесы» смогут пускать ракеты. Это означало бы для «Итайвен» верную гибель: каждый из восьми истребителей нес по четыре ракеты класса «космос-космос». Соединенный залп мог быть губителен даже для фрегата, а щитам «Итайвен» до защиты фрегата далеко. Три десятка ракет разорвут ее в клочья.
«Пожалуй, пора», — решил он и отдал приказ.
— ВИ, сброс плазменных мин. Немедленно! Подрыв через тридцать секунд.
— Принято, — мелодичным женским голосом виртуального интеллекта ответила «Итайвен», — Сброс мин осуществлен.
— Держись! — Маркус резко развернул корабль. Даже несмотря на действие полей эффекта массы, внезапная перегрузка отдалась болью и тяжестью во всем теле и красной пеленой перед глазами. Маркуса и Налену с огромной силой вдавило в амортизационные кресла. Корабль содрогался — двигатели перешли в форсированный режим. С огромной скоростью «Итайвен» мчалась прочь от сброшенных мин — четырех непритязательных внешне металлических сфер.
      Истребители не упустили маневр яхты и тоже изменили курс. Дистанция продолжала уменьшаться. Маркус гадал: поняли ли пилоты «Цербера», что летят в ловушку? Судя по всему, нет — два звена «Гермесов», не снижая скорости, мчались за «Итайвен», приближаясь к сброшенным минам. На тактической карте в рубке яхты голубым цветом была отмечена область поражения. Восемь красных точек не меняли курс и вскоре оказались внутри голубой зоны.
— Ну!.. — выдохнул Маркус. Налена закусила губу.
      В следующий момент на экране ретирадного обзора блеснули и погасли четыре ярко-голубые точки — все четыре мины сработали синхронно. До церберовских истребителей оставались еще десятки километров — казалось, что взрывы произошли слишком рано и не могут причинить противнику вреда. Но на самом деле мины поражали цель не взрывом — это сработали взрывомагнитные генераторы, приводящие в действие рельсотронные установки, которые выбросили навстречу целям мощные сгустки плазмы, разогнанные до скорости свыше двухсот километров в секунду. У пилотов «Цербера» не было шансов уклониться. Заряды ионизированного газа поразили цели, испаряя все на своем пути.
      Новые вспышки сверкнули на экране в рубке «Итайвен», и одновременно погасли красные точки на голографической схеме. Налена ударила кулачком по подлокотнику кресла.
— Есть!
— Три «Гермеса» уничтожено, — более хладнокровным тоном прокомментировал Маркус, — Один пострадал. Что ж, не так плохо...
      Число преследующих истребителей за одну секунду уменьшилось наполовину. Маркус пожалел о том, что не было возможности взять на «Итайвен» больше таких мин. К сожалению, грузовой трюм яхты был невелик. Техники службы обеспечения Спектров и так проделали впечатляющую работу, разместив в нем мины и пусковые устройства. Нельзя сказать, конечно, что их содействия удалось добиться так легко. Майор-турианец, заведовавший службой обеспечения Спектров, выполнил приказ Советника Андерсона, но с явной неохотой.
      Маркус с ехидством посмотрел на Налену. Азари нередко посмеивалась, говоря, что он, как любой мужчина, помешан на всем, что может громыхать, стрелять и взрываться. Ее уверенность возросла, когда он решил вооружить «Итайвен».
— Ну, Налена, ты все еще думаешь, что от моих игрушек нет пользы?
— Сдаюсь, сдаюсь! — азари подняла руки, — Я преклоняюсь перед твоей предусмотрительностью, Маркус, я это уже признала, — она перевела взгляд на голограмму и хмыкнула, указывая на четыре оставшиеся красные точки, — Надеюсь, у нас еще осталось что-то и для этих?
     Пилоты «Цербера» тем временем тоже оправились от замешательства. Доказательством этому стал тревожный сигнал, прозвучавший в рубке «Итайвен».
— По нам ракетный залп, — хладнокровно прокомментировал Маркус, — Двенадцать ракет... хм, значит, у одного из четырех что-то с системой наведения. Начинаем маневр уклонения. Подготовиться к сбросу ловушек.
— Принято, — отозвался ВИ.
     Под управлением Маркуса яхта начала совершать хаотические маневры, разбрасывая вокруг себя многочисленные обманки, эмулирующие инфракрасное и электромагнитное излучение двигателей. Это сработало — одна за другой, вражеские ракеты сбивались с курса. Можно было только снова восхититься техническим оснащением Спектров — ловушки действовали с впечатляющей эффективностью. И хотя три или четыре ракеты разорвались в опасной близости от «Итайвен», яхта избежала повреждений. Быстрые, но легкие осколки были отбиты кинетическим барьером.
— Ракеты готовы, — сообщил ВИ.
— Залп!
     Корабль слегка вздрогнул, когда смонтированная в трюме пусковая установка выбросила наружу четверку новейших легких ракет «Владаникс» турианского производства. После того, как ракеты отдалились на несколько десятков метров от корабля, ожили двигатели, наводя их на добычу. Можно было видеть, как их желтые отметки на проекции сближаются с красными точками четырех уцелевших истребителей «Цербера». Те тоже маневрировали и сбрасывали ловушки, но совершенные системы самонаведения турианских ракет четко удерживали цели. Желтые отметки поравнялись с красными, секунда ожидания... и еще две рубиновые точки из четырех погасли. Маркус Тайлер перевел взгляд на обзорный экран. «Итайвен» и истребители разделяло слишком большое расстояние, чтобы можно было хоть что-то увидеть, но Маркусу показалось, что где-то вдали, на пределе восприятия, вдруг беззвучно вспыхнули и тут же погасли две крошечные звездочки. Хотя, вполне возможно, это было всего лишь его воображение.
— Еще два сбиты, — проговорил он, — Уцелевшие отходят. Путь свободен.
— Прекрасно сработано, Маркус! — возликовала Налена, — Я бы расцеловала тебя, если бы не эти дурацкие кресла. Но я исправлюсь чуть позже... — пообещала она.
— Главным образом, это не моя заслуга, а Советника Андерсона и того турианского майора-Спектра, — проявил скромность Маркус, и Налена лукаво посмотрела на него.
— Намекаешь, что я должна поцеловать и их?
— Кхм... Думаю, они не будут в обиде, если ты этого и не сделаешь. Но, вообще, Андерсону с нас причитается — если бы не его помощь, сегодня «Итайвен» вместе с нами уже разнесли бы в плазму.
Налена собиралась что-то ответить, но тут Маркус поднял руку, и азари промолчала. На ее лице веселье снова сменилось сосредоточенностью.
— Еще кто-то? — догадалась она.
— Не уверен. Возможно, — Маркус изучал показания радара, — Мне не нравится вот этот объект.
— Он отмечен как нейтральный, — заметила Налена.
— И все равно, его траектория... ВИ, проверь этот корабль. Что он собой представляет?
— Провожу анализ, — отозвался компьютер, — Корабль опознан как «Комета-231», владелец — Донован Кейн, частный перевозчик. Порт приписки — Омега.
— Тип корабля?
— Сигнатура соответствует яхте земного производства типа «Акира-2179». Параметры...
— Отставить, — Маркус поджал губы, — «Акира». «Бойцовая Рыбка». Это Ковальский.
— Он между нами и масс-реле, — произнесла Налена, — Как думаешь, Маркус — этот корабль вооружен?
— Скорее всего, да.
— Мы можем уклониться от него?
— Возможно, — Маркус оценивал варианты, — Но мы слишком разогнались, нужно время, чтобы погасить инерцию движения, а расстояние не так велико. Кроме того, нельзя забывать и про этого, — он ткнул пальцем в красную метку большого корабля «Цербера» на голограмме, — Он изрядно отстал от нас, но не прекратил погоню. Если попытаемя оторваться от «Бойцовой Рыбки», рискуем подставиться под огонь. Я не знаю, какое оружие он несет и как далеко может дотянуться, и предпочту не выяснять.
— Тогда что будем делать? — спросила Налена, — Атакуем Ковальского?
— Думаю, это самое разумное, — решил Маркус, — У нас еще осталось четыре ракеты, этого должно хватить. Во всяком случае, если выбирать между «Рыбкой» Ковальского и этим церберовским кашалотом, я точно знаю, что предпочту.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 14.07.2012 | 1437 | 6 | Цербер, Власть Тени, Налена, маркус, SVS | SVS
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 44
Гостей: 42
Пользователей: 2

Goldi, Raymond_Barrow
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт