ДВОЕ-ОДИН


Автор: SubetaK 
Правообладатель: Bioware 
Жанр: Drama, Angst, Hurt/comfort 
Пейринг: Thane Krios/ fem!Shepard 
Статус: Закончен 
Описание: Не возникало ли у вас иногда чувства, что вы одиноки? Несмотря на то, что вас окружают много людей? Говорят, такое бывает, когда одна половина души скучает по другой. Но возможно ли, чтоб эта часть находилась, даже не в другом человеке, а в инопланетянине? Вполне. Ведь на свете бывает немало чудес.


Любовь — это одна душа, живущая в двух телах ©***

  Когда-то давно на земле жили удивительные существа — андрогены, которые заключали в себе одновременно мужское и женское Начало. Благодаря этой особенности они постоянно пребывали в состоянии блаженства и счастья. Но постепенно андрогены впали в гордыню, стали эгоистичны и самонадеянны. И тогда боги за это их покарали. Зевс приказал разрубить этих существ пополам, залечить раны и разбросать половинки по всему свету, тщательно перемешав. С тех пор они бродят по миру и стараются найти свою утерянную половину, чтобы опять стать единым целым.



ДВОЕ — ОДИН

1. Детство


1.1: Планета Кахье — родина ханар, 2152 г.

  Сэнши Криос облокотился о камень, наблюдая за женой и сыном. Расстелив на песке покрывало, они грелись на солнце. Тейн, жмурясь, лег на спину и раскинул руки в сторону — при ярком свете его чешуя отливала изумрудным. Шел двенадцатый день религиозного праздника «Ниахир». В этот день большинство дреллов получило выходной. И теперь в комплексе «Эримосе» — созданной «медузами» пустыне — было шумно и многолюдно. Несмотря на это и Тейн и Иринэ были довольны. Единственным, что омрачало счастье, была скорая разлука: сына должны были забрать на обучение к Хратто. И от этого на душе было неспокойно, но в тоже время... приятно: впервые «Говорящий с ветром» удостоил Криоса такой чести. Из всех детей хозяин выбрал именно Тейна — как здесь не гордиться! Но расстаться с ним...

  Сэнши скривил губы и потер переносицу, моля Арашу избавить от сомнений, а Амонкира — придать сил. Отказаться от исполнения Договора — позор для дрелла. Ведь их раса обязана ханарам всем — они спасли их, забрав с умирающей планеты. Хотя «Говорящий с ветром» не требовал жесткого следования условиям Договора, сам Сэнши считал иначе. Поэтому...

  Громкий смех привлек его внимание. Криос поднял голову и сощурил глаза: невдалеке, поднимая песок в воздух и издавая гортанные звуки, возились два юных дрелла. Вокруг них полукругом стояли еще пятеро, отбивая руками и ногами знакомый до боли ритм: тум-пам-пам-тум-пам-пам-тум. Это была музыка предков. Издревле ее использовали, чтоб обучать дреллов традиционному искусству боя. С тех пор ничего не изменилось — все так же ее используют для «танца», приучая тело к физическим нагрузкам, а душу — к спокойствию. Сэнши печально улыбнулся и покачал головой, наблюдая за Тейном. Что ждет его в будущем? Спустя годы не пожалеет ли, что согласился? Не обвинит ли Сэнши в своих несчастьях? Криос надеялся — нет, верил, что нет...


***

  Иринэ подошла к сыну и, кусая губы, чтоб не заплакать, крепко обняла его. Тейн напрягся, не зная, что делать. Затем, расслабившись, прижался всем телом к матери и прошептал:

— Не беспокойся, со мной все будет хорошо. Сам «Говорящий с ветром» меня выбрал! Не плачь, мама... Поверь, я сделаю все, чтобы вы мной гордились.

  Иринэ отстранилась от Тейна и едва заметно улыбнулась:

— Я верю, милый. Да, хранит тебя Арашу! Помни, мы с отцом тебя очень любим.

  Криос кивнул, поклонился отцу и вышел вслед за похожим на медузу ханаром — за Хратто.


1.2: Планета Земля — родина людей, 2160 г.

  В старом приюте было тихо. Огни в комнатах, одним за другим, гасли, позволяя теням выбраться из «заточения». Только в одном помещении, заставленном железными столами, царила суматоха: крики и плач. Яркий свет, который еще не успели выключить, освещал двух спорящих людей: взрослого и ребенка.

— Айрин! Прекрати сейчас же! Я кому сказала!

  Девочка, не обращая внимания на крики, продолжала вырываться из рук полной женщины, сердито пыхтя, царапаясь и кусаясь. Из глаз ее текли злые слезы, но она их будто не замечала. Тряхнув рыжими волосами, Айрин зашипела и со всей силы ударила воспитательницу по ноге и дернула за рукав серого платья.

— Эмилия Випер! Что здесь происходит?

  Вздрогнув и ослабив хватку, женщина обернулась и заметила на пороге сухопарую Рахмен Азалис, как всегда, одетую в строгое черное платье. Она, несмотря на пожилой возраст, была очень хорошим директором. Под ее началом этот приют получил хоть какое-то признание, и дотации от государства, наконец, увеличились. Многих это не удивляло. Ведь нрав ее был настолько тяжел, что вселял страх — попробуй ослушаться и тут же об этом пожалеешь.

  Випер выпустила девочку из рук и вжала голову в плечи, испугавшись — Азалис и так была не в духе из-за того скандала, который устроила Айрин в день Встреч и злить ее еще больше не хотелось.

— Простите, я... хотела... наказать Шепард за то, что она сделала.

  Скрестив руки на плоской груди, Рахмен изогнула седую бровь и усмехнулась.

— Наказать? Право же... Ступайте, я сама с ней разберусь.

  Эмилия искоса взглянула на девочку, которая, насупив брови, выглядывала из-за стола, и тихо произнесла:

— Но...

— Никаких возражений, ступайте!

  Випер кивнула и тут же выбежала из зала, смешно перебирая кривыми ногами. Проводив ее взглядом, Рахмен подошла к Шепард.

— Выходите, вам ничего не угрожает.

  Айрин исподлобья посмотрела на директрису и отрицательно качнула головой. Скептически хмыкнув, Азалис продолжила:

— И чего вы хотите этим добиться, юная леди? Я в любом случае не изменю своего решения. Вы должны понимать, что это только на пользу Кларе.

  Шепард резко вскочила — ее глаза поменяли цвет с зеленного на синий, а по рукам пробежались голубые молнии.

— Как вы могли?! Обещали же! Нас вместе должны были удочерить!

  Азалис вздрогнула, но затем сжала плотно губы и распрямила плечи, отгоняя страх.

— И? Это все? Пора взрослеть, Шепард — биотики никому не нужны, их боятся. Сила, которой они владеют — не от Бога.

  Девочка дернулась, будто ее ударили. По щекам вновь потекли слезы — злые, как и прежде, оттого вдвойне неприятные. Хотела что-то сказать, но передумала и склонила голову. Рахмен некоторое время смотрела на нее в молчании, затем подошла и коснулась плеча.

— Ты должна научиться рассчитывать только на себя, Айрин.

2. Первое убийство

2.1: Планета Иллиум — колония азари, 2158 г.

Скрестив руки, Тейн склонил голову, молясь Арашу и Амонкира, прося о помощи и поддержки. Вот уже неделю он находился на Иллиуме, собирая информацию о турианце, повинном в смерти многих ханар — его первая жертва.

  Хотя, стоит признать, для него сейчас все было впервые — даже то, что он покинул пределы планеты Кахье. Поэтому несколько дней Тейн ничего не делал, кроме того, что старался привыкнуть к новому климату — кашель то и дело раздирал его горло. Да и глаза, еще не потерявшие чувствительность после операции, до сих пор слезились, что вызывало дополнительные трудности. Но это не могло ему помешать исполнить то, о чем просил «Говорящий с ветром». Тем более, когда за ним следил один из его наставников...

  Уже после Криос понял, что ему начинает нравиться Иллиум. Он даже не мог себе представить, что такое возможно — как может понравиться столь шумная планета, которая просто переполнена торговцами? Если бы отец узнал об этом, то... Тейн скривил губы, перед глазами вспыхнули образы прошлого: тихий плач матери, погребальная молитва, холодные капли на щеках. Дождь столь соленный, что не понять — слезы это или нет...

  Нет! Как же это не вовремя — только не сейчас, когда надо выполнить заказ! Криос тряхнул головой и сделал глубокий вдох, чтоб заглушить приступ солипсизма. Потом, в тишине каюты, на обратном пути, он вновь вспомнит этот день, вспомнит о том, что обещал Иринэ...Сейчас же лучше сосредоточиться на деле, отогнать ненужные мысли, чувства — превратиться в машину, инструмент, с помощью которого «Говорящий с ветром» выполнит свою волю. Еще раз вздохнув, Тейн потянулся, подставил лицо под лучи «умирающего» солнца, впитывая свет, и только после этого поднялся и подошел к краю крыши, не спуская глаз с открывшегося перед ним вида. Высокие здания, как копья вонзались в нависшие над столицей красновато-желтые облака. Пряный воздух, гомон не умолкавших улиц, свист пролетающих мимо шаттлов — все это взбодрило лучше любого энергетика. Что ж — вперед! Пора приступить к работе.


***

  Руки привычно легли на пусковой крючок, а глаза взглянули на мир через оптический прицел. Дыхание выровнялось, из головы вылетели все ненужные мысли — ни сомнений, ни страха, ни сожалений. Сейчас душа Тейна «покинула тело», превратив его в обычное оружие...

  Вдох-выдох — дернув когтистой лапой, прощаясь, турианец вышел из офиса. Вдох-выдох — спустился по лестнице, быстро перебирая длинными ногами. Вдох-выдох — поздоровался с похожим на колобок волусом и сердито шевельнул мандибулами. Вдох-выдох — вступил в круг света от вывески одного из магазинов. Это послужило сигналом для Криоса — без промедления курок был спущен, и пуля со свистом разрезала воздух, чтоб спустя несколько ударов сердца, вонзиться в жертву.


2.2: Планета Земля — родина людей, 2168 г.

  Айрин прислонилась к изрисованной граффити стене, стараясь отдышаться. В боку болело, воздух со свистом вырывался из легких — никогда раньше она так быстро не бегала! Черт! И почему ей так не везет? Стоило сбежать из приюта, как тут же наткнулась на наемника из банды «Синих светил». И не на кого-нибудь, а на Арчи — самого жестокого из всех. Весь город выл от него, но ничего не мог сделать — слишком высоко сидели его покровители. И надо было так неудачно приземлиться — прямо на наемника, да и биотикой еще воспользоваться! Кроганское дерьмо! «Везет», так «везет».

  Стоило ей об этом подумать, как в темный переулок, где она пряталась, свернуло несколько человек — четверо накачанных парней. Айрин напряглась, узнав одного из них — Арчи! Догнал все же! Затаив дыхание, Шепард медленно отступила назад, погружаясь в тень. Сердце бешено забилось в груди, а руки засветились синим. Черт, только этого не хватало! Айрин скривилась и сжала кулаки — страх мелкой дрожью пробежался по всему телу. Хоть бы не заметили!

— Вот ты где! Выходи, красотка! Я ведь предупреждал, что от меня ты не спрячешься. Выходи, не заставляй ждать!

  Шепард вновь вздрогнула. Как назло и бежать-то было некуда — тупик: ни скрыться, ни спрятаться... Кроган их всех побери! Девушка несмело шагнула вперед — в неяркий круг света. Единственный на всю улицу фонарь едва освещал стены старых многоэтажек, но для Айрин даже этого было достаточно — сощурив глаза, она раздраженно дернуло плечом, стараясь скрыть за злой усмешкой панику. Арчи — бугай под два метра — пригладил короткий ежик волос, затем, скрестив руки на груди, произнес:

— Ну, что — отрабатывать будешь?

  Айрин отрицательно качнула головой и прошипела:

— Не много ли чести, а?

— Что? Ты против? Ребят, вы слышали — деваха против! Может, проучим?

  Айрин скрипнула зубам и еще сильнее сжала кулаки.

— Боишься? Думаешь, один не справишься?

  Арчи запыхтел — даже уши покраснели от злости.

— Что ты сказала? Повтори!

  Поддавшись страху, Шепард чуть было не отшатнулась, но вовремя опомнилась и гордо вздернула подбородок.

— Боишься? Не...

  Продолжить она не успела — резкий удар в живот выбил весь воздух из легких. Казалось, внутри что-то лопнуло — синее марево застлало глаза. Айрин поднялась на ноги и метнулась вперед — кулак с хрустом вонзился в челюсть Арчи. Тот даже пошатнулся. Недолго думая, она врезала ему по колену и отскочила, но, увы, с опозданием — очередной удар отбросил ее назад. Врезавшись спиной в стену, Шепард сползла вниз. Боль растеклась по телу — было трудно даже дышать. Открыв глаза, она посмотрела на ухмыляющегося Арчи. Страх пропал, осталась лишь жгучая ненависть, которая дала силы, чтоб подняться — впредь она не будет ждать, пока ее ударят, а будет бить первой! Биотиков боятся? Значит надо доказать, что не зря!

  Все, что произошло следом, было как в тумане — в сознании отпечатались только голубые вспышки, да гневные выкрики и громкие стоны. Очнулась она в луже крови. Глаза слезились, в воздухе воняло гарью. Айрин устало вытерла лоб и осмотрелась, чтоб спустя мгновение дико закричать...

3. Первая любовь

3.1: Станция «Цитадель» — резиденция Совета *, 2164 г.

  Неяркое солнце не слепило глаз, приятный ветер обдувал лицо. Тейн настолько привык ждать, что научился получать удовольствие от ожидания того момента, когда цель появится перед прицелом. Но в этот раз заведомо спланированный план мог провалиться... Человек — жертва — как раз попал в «область прицела», усевшись на скамью перед рукотворным озером, но тут, будто из ниоткуда, появилась дреллка и заслонила его собой. Тяжело вздохнув, Тейн снял палец с курка и потер переносицу. Как же не вовремя! Он все рассчитал, а незнакомка это «все» могла испортить.

  Еще раз вздохнув, Криос вновь замер, решив дождаться, когда дреллка уйдет, чтоб завершить начатое. Увы, зря — на сердце стало неспокойно, душа «вернулась в тело». Былой сосредоточенности как и не было — в таком состоянии он не мог не то чтобы убить, но и выследить. Но что же его так взволновало? Что показалось столь странным?

  Только еще раз взглянув на жертву, которая, встав, начала разговаривать с незнакомкой, Тейн понял — дреллка намерено закрыла собой человека, будто зная, что тому грозит опасность. И... Сердце дернулось, сбилось с ритма — она, казалось, смотрела именно на него. Но такого не могло быть! Как такое возможно? Ведь между ними несколько километров...

  Криос нахмурился, не зная, что делать — уйти и вернуться к охоте чуть позже или остаться? Но как же сложно отвести взгляд от дреллки! Ее поза, взгляд — она, будто ожившее воплощение Латеры, нет... самой Арашу! И так похожа на его умершую мать — настоящая Сиха, ангел-воитель.

  Сиха... Тейн сам не заметил, как начал улыбаться. В этот момент он понял, что ни за что на свете не упустит эту незнакомку и обязательно найдет способ познакомиться с ней, но потом — после того, как выполнит задание.


***

  Криос замер, наблюдая за Ирикой, которая в этот момент стояла перед стеклянным прилавком — в солнечных лучах она была похожа на золотую статуэтку: изящная, красивая. Каждая чешуйка на ее голове и оголенных плечах, не считая темно-рыжих жабр, казалось, источала теплый, приятный, даже для его чувствительных глаз, свет. За ту неделю, в течение которой он следил за ней, Тейн настолько хорошо ее изучил, что мог бы сейчас — с точностью до ста процентов — определить, что именно она хочет купить в сувенирной лавке на Цитадели. Но, несмотря на это, он так и не смог придумать, как с ней познакомиться. Впервые он чувствовал себя не в своей тарелке.

  Тяжело вздохнув, Тейн «отклеился» от информационной колонны, возле которой застыл, дожидаясь Ирику, и грустно усмехнулся. Пора заканчивать с этим сумасшествием и возвращаться к работе. «Говорящий с ветром» и так был настолько добр к нему, что отпустил в «свободное плавание», не ограничивая во времени, понимая, что сейчас убийца из Криоса никакой — душа, терзаемая сомнениями, ни за что не «покинуло бы тело». Мастерство Тейна от этого, конечно же, не пострадало бы — нет, но... сомнения всегда вредят делу. И ему не хотелось потом винить себя за смерть тех, кто случайно попал «под руку» во время задания. Да, пора заканчивать с Ирикой...

  Едва слышимый звук шагов, который раздался практически рядом, привлек внимания Криоса. Тело тут же напряглось, готовясь отразить любой удар. Тейн выдохнул и сфокусировал зрение на том, кто подошел... Им была Ирика! Она некоторое время наблюдала за ним, а затем произнесла:

— Может, вы угостите меня? Пора уже, несколько дней следите за мной.

  Тейн недоуменно приподнял бровную дугу.

— Как вы узнали?

  Ирика сухо улыбнулась и пожала плечами.

— Пусть это будет, моим, секретом, хорошо?


3.2: Планета Земля — родина людей, 2170 г.

  Раздраженно передернув плечами, Шепард вытерла лоб. Жара этим летом стояла ужасная — ни легкая одежда, раскрашенная в цвета банды «Красных», ни даже то, что она обстригла свои рыжие волосы настолько коротко, что издалека ее можно было принять за мальчишку — не помогали. Черт! И, как назло, автомат сломался!

— Помочь?

  Айрин резко обернулась на голос и нахмурилась. Из-за колонны выступил Гео — высокий смуглый парень на два-три года старше ее... Новенький — всего лишь полгода прошло, как его приняли в банду, но уже возомнивший о себе невесть что. Он раздражал ее, и она не могла понять почему.

— Нет, сама справлюсь!

  Произнеся это, Шепард отвернулась и со всей силой врезала по автомату с газировками — сожрал деньги, а банку не выдал. Затем выругавшись, села на корточки и засунула руку в лоток раздачи, пытаясь достать желаемое.

  Засмеявшись, Гео облокотился о парапет и вновь произнес:

— Может, все же помочь?

  Айрин дернула плечом и прошипела:

— Отвали! Не говори под руку!

— Ох, какая ты грубая, Лотта...

  Шепард вновь повернулась к Гео и, сузив глаза, встала.

— Тебе что — нечем заняться, Джагглер? Иди, доставай других.

  Усмехнувшись, он перепрыгнул через парапет и, приземлившись, по-кошачьи плавно подошел к Айрин. В его движениях было столько наигранности, что Шепард, изогнув бровь, ехидно произнесла:

— Красуешься?

  Джагглер еще шире улыбнулся и замер рядом с автоматом.

— Действует?

  Затем включил уни-инструмент на правой руке и, оттеснив Айрин, разрезал металлическую заслонку. Нахмурившись, Шепард оглянулась и, не заметив никого, толкнула Гео в плечо.

— Идиот, нас могут заметить! Ты знаешь, что нам грозит?

— За то, что «одолжили» газировки? Испугалась?

  Он быстро вытащил две продолговатые банки и одну из них протянул Айрин.

— Держи, ничего не будет. К тому же, ты заплатила за них, верно?

  Гео усмехнулся, и в этот момент из-за угла соседнего здания вышел «старый знакомый» Шепард — полицейский, который, немного гундося, тут же прокричал:

— Лотта, это ты?

  Выругавшись, она резко рванула с места, не заботясь, следует ли Джагглер за ней. Ловко лавируя между колоннами и перепрыгивая через лавки, Айрин выскочила из двора. Ее тут же оглушил свист — прямо перед ней, поднимая в небо столбы горячего пара, остановилась машина, едва не задавив. Шепард замерла, оглушенная, и очнулась только тогда, когда из нутра авиамобиля показался разгневанный мужик. Кроганское отребье, вляпалась! Айрин зашипела от злости, стараясь унять всплеск биотической энергии. Позади нее раздались тяжелые шаги полицейского и его сиплое дыхание... Черт! Шепард затравленно оглянулась, ища пути отхода, и как раз в этот момент, практически из ниоткуда, рядом с ней возник Гео. Он схватил ее за руку и рванул в сторону, уводя в неизвестном направление. Айрин едва поспевала за ним.

  Оказавшись в каком-то грязном тупике, Джагглер подтолкнул ее к пожарной лестнице и прокричал:

— Заползай, Лотта! Быстрей, пока нас не догнали!

  Повторно просить ее не надо было — подпрыгнув, она схватилась за железную перекладину и подтянулась. Следом за ней, больше ничего не произнеся, взобрался и Гео. Так в молчании они добрались до плоской крыши, где Айрин, упав на нагретый солнцем бетон, тяжело задышала. Рядом примостился Гео и протянул ей газировку.

— Держи.

  Сев, Шепард удивленно приподняла бровь.

— Но как?

  Гео криво улыбнулся и пожал плечами.

— Не зря же меня зовут Джагглером. Пей! И... кстати, с днем рождения!

  Еще больше удивившись, Айрин взяла протянутую банку и прошептала:

— Да, не зря тебя зовут фокусником... Спрашивать, откуда ты знаешь о дне рождения, не имеет смысла?

  Он взлохматил волосы и наигранно возмутился.

— Почему же? Может, этого я как раз и жду? Но, с одним условием — с тебя свидание, Лотта.

Шепард вновь упала на спину, смеясь и щуря глаза. В груди зарождалось что-то на удивление теплое и приятное...

4. Отчаяние

4.1: Планета Кахье — родина ханар, 2175 г.

  Шаттл с тихим шорохом приземлился на круглую площадку. Тейн выскочил из него, даже не подумав о том, чтоб защититься от дождя. Казалось, он не замечал его, не обращал внимания на то, как холодные капли скатываются за шиворот, как постепенно замерзают пальцы. Страх подгонял Криоса, заставляя учащенно биться сердце. Он ничего не видел, ничего не слышал, кроме одного... В ушах до сих пор звучал голос «Хранителя того, что скрыто»: «Тейн будь осторожен. Один из „знакомых" „Говорящего с ветром", решил отомстить ему за смерть брата. И... хоть ты теперь не работаешь на него, этот считает, что охоту батарианец начнет с тебя. Ведь ты стал уязвимее, чем прежде...».

  Криос прокручивал в голове этот разговор постоянно — в течение всего того времени, пока добирался до Кахье — моля Арашу и Латеру только об одном, чтоб с Ирикой и Колятом ничего не случилось. Ведь если они погибнут... Тейн скрипнул зубами, отгоняя дурные мысли.

  «Калахира, владычица непостижимых глубин, я молю о прощении. Пусть воды твои будут милосердны к моей жене и сыну. Арашу, богиня защиты, призываю твое покровительство, огради их от бед. Амонкира, бог охоты, который не знает себе равных, придай мне сил — позволь успеть!»


***

  Дом его встретил тишиной — тягостной, темной. Тишиной, которую тут же разорвал крик — яркий, болезненный. Такой знакомый, такой... Тейн рванул вперед, круша все на своем пути — батарианцы даже не успевали достать оружие. Они беспомощно моргали четырьмя глазами, не в силах что-то сделать. Криос был подобен молнии — столь же быстрый и смертоносный.

  Шаг, прыжок — хруст шейных позвонков. Подкат, удар — скрежет металла, тихий хрип. Звуки выстрелов оглушают, кровь кружит голову. Вновь удар, перехват — пуля ранит плечо, а затем... вновь тишина.

  Тейн, не замечая боли, продолжил бег — гнев застилал глаза. Гнев и отчаяние — ведь он уже знал, кто кричал, знал, что опоздал...


***

  Вновь шел дождь... Холодные капли — равнодушные, безучастные — били по головам тех, кто пришел на похороны и тех, кто сейчас прощался с той, кого любил.

  Кольят, рыдая, прижался к телу отца. Вцепился в желтую ткань костюма маленькими пальчиками, моля, чтоб Тейн обратил на него внимания. Он не понимал, что происходит — не желал понять. Криос крепче сжал пальцы на его плече, безучастно следя за тем, как дреллы-жрецы аккуратно кладут Ирику в стеклянную капсулу с камнями. Затем накрывают лозой и плавно опускают в воду, окружающую их со всех сторон. Он шептал молитву, повторяя слова за ханаром, но не слыша их. Душу съедала боль настолько сильная, что каждый вдох давался с трудом — воздух приходилось проталкивать в себя силой ...

  «За что? Я опоздал... на секунду, но опоздал. Боги, ответьте... что мне делать?»


4.2: Планета Акуза — колония людей, 2177 г.

  Тяжело дыша, Айрин привалилась к нагретой полуденным солнцем стене. В руках подрагивал пистолет — приходилось прикладывать немало сил, чтоб этого никто не заметил. Командир не имеет право на слабости — он должен олицетворять собой нерушимую веру в победу, даже если бой заведомо проигран, как сейчас... Черт! Кто же знал, что обычная спасательная операция превратиться в такое... в настоящий Ад! И капрала Тумса не спасла, и потеряла практически весь отряд... ЧЕРТ! Что же делать?!

  Шепард перевела дыхание и украдкой вытерла пот с лица. Пока выжившие были в безопасности — молотильщики потеряли их след. Но долго укрываться в этом здании они не смогут — комендант выдал провиант с расчетом на сутки: ни больше, ни меньше. К тому же у них раненый и если ему в ближайшее время не помочь, то начнется заражение крови... КРОГАНСКОЕ ОТРЕБЬЕ! ЧТО ДЕЛАТЬ? Айрин передернула плечами и выглянула наружу — ни движения, ни какого-либо звука. «Злобная» пустыня радовала тишиной и покоем, будто и не было молотильщиков. Только, увы, это всего лишь иллюзия... Дерьмо! Если она выживет, то на Акузу больше не ступит, да и прибавку к жалованию выторгует!

  Еще раз осмотрев развалины — все, что осталось от колонии — Шепард вернулась на место, чувствуя, как страх сжимает горло и становится трудно дышать. Дело безнадежно... им не спастись!

  Нет! Не стоит так думать! Айрин тряхнула головой и посмотрела на одного из солдат. Тот возился с квадратной, какой-то доисторической рацией, пытаясь связаться с кем-то из Альянса, но впустую. Что-то или кто-то специально создавал помехи на их радиоволне, а это означало только одно — все это было спланировано заранее, но кем? Кто настолько силен... и глуп, чтоб бросать вызов Альянсу? Не...

  Скрежет металла прервал ее размышления — этот звук был подобно взрыву бомбы, не атомной, но все же... «Черви» вернулись! Айрин стиснула зубы и, сощурив глаза, выглянула из окна — ничего. Сердце замерло в груди, ладони вспотели. Обернувшись к солдатам, она приказала:

— Всем приготовиться! Стрелять на поражение! Грег, Стив — вы вместе со мной прикрываете отступление, остальные уходят через черный ход. И ни звука!

  Переглянувшись, они кивнули — молодые, неопытные воины и, так же как она, перепуганные насмерть. Шепард натянуто улыбнулась и «бодро» произнесла:

— Отставить панику! Мы выживем, и надерем еще этим тварям зад! Понятно?

  Пара солдат заулыбалось, Грег и Стив вновь кивнули — что ж, хотя бы так, Айрин и не надеялась на большее...


***

  Молотильщики зашли с тыла, проломили пол и уничтожили всех — крики солдат до сих пор звучали в ушах Айрин... Остались в живых только Грег и Стив, которые были с ней. И то — Грег был ранен, его правая нога превратилась в настоящее месиво, а Стив настолько напуган, что толку от него было никакого. Забившись в угол, он постоянно вздрагивал и шептал под нос то ли молитвы, то ли проклятья. Что там говорить — сама Шепард едва удерживала оружие в руках от страха. Да и рана в плече постоянно давала о себе знать. Если бы не биотика, то уже давно была мертва — несколько раз уже прощалась с жизнью!

  Выругавшись, Айрин достала из запасника последний панацелин — обезболивающее. И, выбравшись из-за стола, подползла к Грегу, чтоб вколоть его, но Стив ее остановил. Шепард недоуменно взглянула на него, ожидая пояснений. Солдат лишь качнул головой, затем все же произнес осипшим от страха голосом:

— Ему уже не помочь, у него поднялась температура. Вы сами знаете, что это значит, капитан — началось заражение. И если молотильщики вновь атакуют, нам придется его бросить. Поэтому ... этот панацелин — он вам нужен больше, чем ему.

  Не успела Айрин ответить, как пол под их ногами вздыбился, каменная крошка поднялась вверх серым облаком. ЧЕРТ! Шепард отпрыгнула в сторону, а Стив не успел — из дыры вынырнула пасть молотильщика и проглотила его до половины. Солдат заорал, дернулся пару раз и затих. Айрин, не выдержав, тоже заорала и открыла огонь по «червяку», но пули, казалось, не причиняли ему вреда. Он повел слепой мордой в сторону Шепард, разевая пасть и дергая щупальцами, будто принюхиваясь, затем атаковал. И как раз в этот момент патроны в пистолете закончились...

  Что произошло дальше, Айрин не смогла бы объяснить, даже если попыталась. Она, продолжая кричать, метнула биотической энергией в молотильщика, не надеясь ни на что, просто желая отсрочить гибель. И когда голубой шар — «Ударная волна» — едва коснувшись «червя», взмыл вверх, дико захохотала. ПРОМАЗАЛА! Так глупо! Так...

  Потолок задрожал — балка, удерживающая его, надломилась. Айрин едва успела покинуть здание, когда эта каменная глыба рухнула на молотильщика, погребая под собой. Она потом еще долго смотрела на руины больницы, по-детски хлюпая носом и вытирая запачканные в крови щеки, не веря, что жива... Жива! Когда все остальные из ее отряда мертвы... МЕРТВЫ! Она упала на колени, надрывно рыдая, закрывая лицо руками, пытаясь не видеть, не слышать — забыть то, что произошло... и не в силах!

  «Гео, Гео... они умерли так же, как и ты. Что мне теперь делать?!»

5. Встреча


5.1: Планета Иллиум — колония азари, 2185 г.

  Замерев на лестничном пролете, Тейн затаил дыхание. Лазерный прицел заплясал на затылке батарианца, который угрожал работникам высотки. Это здание принадлежало Нассене — его новой жертве. Секунда, две — пора решать. Дрелл мягко и плавно спустил курок — столь похожие на ящериц саларианцы не задеты, они даже не поняли, что произошло. На очереди еще четверо наемников Нассены — человек, двое голубокожих азари и турианец. Все должно пройти быстро.

  Тихо спустившись с лестницы и выйдя в холл, он плавно приблизился к человеку сзади, зафиксировал плечо, чтобы не дать ему обернуться и свернул шею. Быстро отпрыгнул в сторону и застрелил вторую азари. Третья успела поставить биотический щит, не понимая, что это ее не спасет. Сузив глаза, Тейн бросил в ее сторону «Деформирующее поле». Затем, пока не опомнилась, подошел и, ударив ногой под коленную чашечку, наступил на позвоночник и вновь свернул шею. Тихо, незаметно — не зря его зовут лучшим. Убивать — это все, что он умеет... это все, что у него осталось от прежней жизни, от прежнего Криоса.

  Подойдя к турианцу, он ударил его по двум уязвимым пластинкам под глазами, подсек, затем выстрелил в голову. После чего забрался в вентиляционную трубу и прислушался — стрельба, крики — кто-то ломился напролом. Что ж хорошо — он отвлечет охрану...


***

  Этот кто-то дошел до кабинета Нассены — женщина, человек... Жертва предложила ей взятку, отослала часть охраны на поиски убийцы, возле себя оставила только лучших. Тейн, не раздумывая, плавно спрыгнул из вентиляционной трубы, свернул шею одной азари, выхватил пистолет и убил вторую. Схватил Нассену за руку, заломил и выстрел в живот. Все — дело сделано, пора помолиться...

  Он почувствовал на себе скептический взгляд незнакомки, но голову не поднял, пока не закончил молитву. Она не выдержала первой и произнесла:

— Может, наконец, поговорим? Мне пришлось проделать немалый путь, чтоб с вами встретиться.

  Криос склонил голову набок, изучая ее. Что-то в ней было не так, что-то цепляло, не позволяя оторвать взгляд. Но что? Он заговорил, забрасывая обвинениями и упреками, только для одного — чтоб разобраться, что его беспокоит. И в конце понял — в незнакомке чувствовалась, такая же, как у него, надломленность, острая безысходность и одиночество... Выслушав, Тейн согласился на ее предложение.


5.2: Планета Иллиум — колония азари, 2185 г.

  Выругавшись, Айрин отскочила в сторону и крикнула:

— Гаррус, прикрывай! Я иду вперед!

— Шепард, стой! Куда...

  Он не успел закончить, как она уже выскочила из укрытия и, бросив «Сингулярнось», побежала навстречу наемникам Нассены. Ее не зря звали Лоттой: после Акузы Айрин стала именно такой — сумасшедшей, безумной. Казалось, Шепард не волновало, останется она в живых или нет. И, самое удивительное, смерть отступала, будто сама испугавшись. Тому доказательством были последние события: уничтожение «Властелина» — злобного корабля-захватчика; крушение Нормандии... Сколько раз она стояла на грани — только шаг и переступит черту... Даже переступала, но все равно возвращалась — еще более отчаянной, будто сама устроила охоту на смерть.

  Джек одобрительно хмыкнула, подмигнула Гаррусу и выпрыгнула следом. Турианец лишь покачал головой, тяжело вздохнул — еще одна полоумная — и, плюнув на все, начал снимать из снайперской винтовки тех, кто был ближе к этим... ненормальным.

  Подпрыгнув, Айрин ударила ногой одного из охранников, в другого зарядила «Ударной волной» и усмехнулась. Спину прикрывали Джек и Гаррус — хорошо! Сердце колотилось в груди, как сумасшедшее, доказывая, что она жива — отлично! Что еще надо для счастья?

  Они шли напролом, наплевав на все предосторожности — так решила Шепард — чтоб позволить убийце спокойно добраться до цели. Ее задачей было нанять Тейна Криоса, и она не хотела, чтоб он умер так глупо. Эта стерва-азари, Нассена, не заслужила такого подарка! Ее надо было убить еще два года назад.

  Выстрелив в голову с наростами очередной азари-наемницы, Шепард осмотрелась — последняя — с сожалением хмыкнула и произнесла:

— Гаррус, Джек, не отставать! Вперед!


***

  Они ворвались в кабинет и застали Нассену еще живой, в окружении охранников. Айрин раздраженно дернула плечом, пропуская мимо ушей все, что говорит азари, и исследуя небольшую комнату в поисках убийцы. Где его черти носят? Едва Шепард об этом подумала, как из вентиляционной трубы выпрыгнул дрелл — хватило минуты, чтоб все оказались мертвы. Затем Криос склонился над Нассеной, будто желая помолиться.

  Нет, правда, он молится?! Айрин недоуменно приподняла бровь и скептически хмыкнула. Только сумасшедшего убийцы на борту не хватало! Хотя... Шепард мельком взглянула на Джек и тяжело вздохнула: одним больше, одним меньше — уже ничего не изменить. К тому же, она сама не подарок. И стоит возмущаться? Главное, чтоб эта религиозность не помешало делу, все остальное неважно.

  Черт! Почему он молчит? Айрин кашлянула, чтоб привлечь внимания, затем все же, не выдержав, произнесла:

— Может, наконец, поговорим? Мне пришлось проделать немалый путь, чтоб с вами встретиться.

6. Сближение

6.1: Космический корабль «SR2 — Нормандия», 2185 г.

  Тейн никогда бы не подумал, что когда-нибудь кто-то или что-то будет вызывать у него столь противоречивые чувства. С одной стороны он восхищался Шепард — за ее отвагу, смелость, готовность помочь, но в тоже время... Презирал? Нет, не так... не уважал — за ту же смелость, которая часто перерастала в безрассудство, за глупое желание помочь каждому, кто попросит, не разбираясь, а стоит ли. Казалось, она сама не понимала, что делает и сделает в следующую секунду — противоречивая, не похожая на всех, но... до боли желанная.

  Когда он в первый раз об этом подумал, то испугался этой мысли. С тех пор, как умерла его жена, Тейн ни разу никого так не хотел, тем более представителя другой расы. Да, так сильно, что просто физической близости было бы недостаточно. Наваждение? Да, именно — столь же странное, как и все, что связанно с Айрин.

  Вот почему, когда он увидел ее за столом в общем зале — столь одинокую, потерянную — не смог пройти мимо и пригласил заглянуть к нему в каюту. Криосу вдруг захотелось узнать о Шепарде как можно больше — возможно, когда он поймет ее, то сможет отпустить... забыть. Ведь мысли об Айрин заставили его очнуться от десятилетнего сна. Сна, который принес покой душе и позволил смириться не только с болезнью, но и со смертью Ирики. Теперь же ему вновь захотелось жить, и впервые... Тейн испугался смерти, испугался умереть в одиночестве.

  В течение всего часа, а может и более, он слушал ее внимательно, не прерывая, меняя темы так, чтоб Айрин полностью раскрылась перед ним. И она подчинялась — такая сильная и слабая одновременно. С легкостью, присущей скорее детям, чем взрослым, Шепард рассказала о себе практически все, кроме одного — чего боялась. Только этот вопрос заставил ее сжаться и вновь закрыться в себе. Тейн даже начал сожалеть о том, что задал его. Но она вновь удивила: взглянула прямо ему в глаза и произнесла:

— Одиночества... Не хочу умирать одна.

  Затем резко встала и вышла из комнаты — такая слабая и сильная одновременно... Сиха, его Сиха.

6.2: Космический корабль «SR2 — Нормандия», 2185 г.

  Тихо. Дышать нечем — спазм сжимает горло. Хочется закричать — не в силах. Тьма окружает со всех сторон, темными щупальцами заползает в сознание, рвет на части и затаскивает в свою нору. Дергаешь руками, ногами, хочешь вырваться — не в силах. Страшно, безумно страшно — смерть дышит в затылок... Холодно и жарко — как такое может быть? БОЛЬНО!

  Айрин с криком села в постели и схватилась за горло, ошалело смотря по сторонам — сон, всего лишь сон. Надо успокоиться! Потерла лицо руками и пару раз глубоко вздохнула, стараясь унять сердцебиение. Все хорошо... жива! Усмехнувшись, встала с кровати и пошла в душевую.

  Холодная вода взбодрила, привела в чувства. Шепард даже смогла криво улыбнуться своему отражению. И не скажешь, что знаменитый капитан, так... испуганная девчонка. Дура! Она со злостью ударила кулаком об стену — стало легче.

  Приведя себя в порядок, Айрин переоделась в форму Альянса — свободные штаны, футболка — и вышла из каюты, решив сделать обход и проверить посты — все равно нечем заняться. После — заскочить на кухню, чтоб перекусить, пока не проснутся остальные члены команды, особенно ее близкие друзья — Тали и Гаррус. Ведь тогда разговор сведется к Кайдену. Шепард же этого не хотела. Потом, когда уляжется горький осадок от встречи с ним на планете Горизонт, она сама им все расскажет, но не сейчас, когда обида настолько ярка... Предательство не так легко простить. Потом... Она усмехнулась и тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли. Ничего, справится!


***

  Айрин ковыряла вилкой в каше, убеждая себя попробовать ее, но потом сдалась и отодвинула тарелку. М-да, такими темпами от нее останется кожа, да кости, особенно с учетом того, как часто она пользуется биотикой. Раздраженно фыркнув, Шепард взъерошила отросшие волосы, слегка оттягивая их назад. Как раз в этот момент за ее спиной кто-то произнес:

— Не спится, капитан?

  Айрин подскочила на месте, раскинув руки в стороны, чтоб удержать равновесие. И тут же смутилась, увидев улыбку на губах Тейна. Черт! Так опростоволоситься! Она напряглась и выжидающе замерла, будто готовясь к атаке. Поняла, что это выглядит двусмысленно, только когда заметила очередную усмешку дрелла. Кроганское отробье! Да, что же с ней творится?!

— Да, немного. Вам тоже, Криос?

  Тейн некоторое время смотрел на Айрин, не мигая, затем ответил:

— Да. Вы уже поели?

  Она мельком взглянула на полную тарелку и пожала плечами.

— Похоже на то. Вы хотели присоединиться?

  Криос покачал головой и улыбнулся. От его взгляда Айрин поежилась — она так и не привыкла смотреть ему в глаза. Они пугали ее, их чернота была сродни той тьме, которая приходила к Шепард во снах.

— Нет, наоборот, хотел предложить вам зайти ко мне в гости. Вы ведь не против? Я так и не отблагодарил вас за спасения сына.

  Она нерешительно помялась, не зная, как вежливее отказать, но потом, плюнув на все, согласилась. Какая разница? Все равно пока нечего делать — Джокер сообщит, когда корабль достигнет цели, а значит... можно и послушать то, что хочет сказать Тейн.


***

  Они говорили обо всем и в то же время ни о чем, перелетая с темы на тему. И Шепард сама не заметила, как выложила Тейну практически все — даже то, что не рассказывала Кайдену: о своих желаниях, надеждах. И только, когда речь зашла о страхе, она опомнилась, замкнулась в себе, осознав, что чуть не допустила ошибку — не рассказала Тейну о своих кошмарах.

— Чего же вы так боитесь, Шепард?

  Айрин исподлобья посмотрела на Криоса и поняла, что пропала: его взгляд заворожил, поглотил ее, не было сил сопротивляться. Вжав голову в плечи, она тихо произнесла:

— Одиночества... Не хочу умирать одна.

  И, не дожидаясь того, что скажет Тейн, резко встала со стула и выбежала из каюты.

7. Единство

7.1: Космический корабль «SR2 — Нормандия», 2185 г.

  Тейн замер перед дверью, не решаясь ... нет, боясь войти. Ведь если он сделает шаг, то пересечет черту, после которой нет возврата — нельзя будет сделать вид, что между ним и Айрин ничего нет. Нельзя... Имеет ли он право обрекать Шепард на страдания? Заставлять быть с тем, кто может в любой момент умереть? Любить, зная, что это не будет вечно? Имеет ли право быть эгоистом? Ведь только рядом с Айрин, его Сихой, он вновь ожил, понял, что способен еще любить и быть любимым.

  Криос сдвинул бровные дуги, покачал головой — нет, не имеет. Надо уйти, надо... Но вместо этого он решительно открыл дверь и вошел внутрь. Она сидела за столом — хмурая, даже немного злая. Отчаяние читалось на ее лице, отчаяние и страх. Что же он делает? Нельзя! Надо оставить ее в покое! Надо... но Тейн с ужасом понял, что не может, потому что не представляет себе жизнь без Сихи, без ее улыбки, смеха и выражения глаз! Просто не может... Криос подошел к Айрин и замер, не зная, что сказать и сделать. Как выразить то, что он чувствует? Может... Тейн стиснул зубы и отвернулся. Может сделать так, чтоб Сиха сама прогнала его? Ведь тогда он уйдет, не сопротивляясь, благодаря за подаренное чувство. Решив так, Криос заговорил, с каждым словом все больше открываясь перед Шепардом.

  Но вместо того, чтоб оттолкнуть, Сиха подошла к нему, желая обнять. Тейн отшатнулся, боясь, что если она прикоснется, то он ни за что не оставит ее в покое, даже если Айрин попросит об этом. Разве она не понимает? Разве не испытывает страха? Безрассудная! Бесстрашная! Сильная и слабая одновременно...

  Злость на себя — за то, что так слаб — захлестнула Тейна с головой. Он подскочил к столу и выплеснул ее в ударе. Нельзя... надо уйти! Она заслуживает большего! Оставь ее! Криос стиснул зубы и крепче сжал кулак, чувствуя, что не может сдержать слез. Но даже тогда Сиха не отвергла его — она подошла к нему и коснулась руки. Тейн понял, что пропал...


7.2: Космический корабль «SR2 — Нормандия», 2185 г.

  Айрин отложила датапад и нервно взглянула на круглую дверь, боясь и, в то же время, надеясь, что Тейн придет. Впервые она чувствовала себя настолько... глупо. Иного слова Шепард не могла подобрать, потому что любовь к убийце, к дреллу — не человеку — по-другому не назовешь. Всю жизнь бояться остаться одной, отгонять от себя стыд и вину за то, что родилась биотиком, играть в прятки со смертью — ради чего? Чтоб полюбить того, кто сам смертельно болен, кто может умереть в любой момент... Шутка судьбы или богов? Смешно...

  Закрыв лицо руками, Айрин горько рассмеялась. И в этот момент дверь с тихим скрежетом разошлась в стороны, привлекая ее внимания. Шепард резко обернулась и замерла... Тейн! Он некоторое время стоял на пороге, не решаясь войти, столь же мрачный, как и она, затем шагнул внутрь и остановился напротив. Между ними повисла напряженная тишина — молчала Айрин, не зная, что сказать, молчал и Тейн. Что делать? В голове было пусто — все заготовленные для этого вечера слова куда-то подевались. Сглотнув слюну, Шепард нахмурилась и посмотрела себе на руки. Криос же отвернулся и, склонив голову, произнес:

— Сиха, я...

  Вздрогнув, Айрин вновь взглянула на Тейна. Он нервно передернул плечами и, пройдясь по каюте, начал что-то говорить. Криос старался не смотреть ей в глаза, будто страшась чего-то. И с каждым его движением, словом Шепард все четче понимала — это так и есть. Он, правда, боится и даже не скрывает этого! И что-то внутри Айрин перемкнуло — страх исчез. Осталось только нежное щемящее чувство, которое просилось на волю — порыв любви настолько сильный, что она, не сдерживаясь, подскочила к дреллу, чтоб успокоить.

— Тейн...

  Он вывернулся, вновь отвел взгляд, затем метнулся к столу и ударил по нему кулаком.

— Сиха, я так упорно трудился... медитировал, молился, творил добро. Исправлял свои ошибки, готовился уйти. Сейчас же, когда я думаю о смерти тела, то чувствую холод. Я... боюсь, и мне стыдно.

  Слезы потекли по его щекам, и это было настолько неправильным, неверным, что Айрин захотелось сделать что-то, что могло бы их иссушить. Она подошла к Тейну, положила руку на его кулак и прошептала, пытаясь несколькими словами выразить то, что чувствует:

— Будь со мной живым сегодня...

  Хотела добавить что-то еще, чтоб объяснить лучше, но вместо этого поцеловала: пусть будет, что будет, оттолкнет — значит, тому и быть. Но Тейн наоборот крепче прижал ее к себе, провел ладонями по спине, сминая футболку. Затем сжал ягодицы и нежно прикусил мочку уха. Застонав, Айрин склонила голову набок, подставляя под его губы шею. По телу пробежала дрожь, а сердце учащенно забилось. Ей вдруг безумно захотелось самой прикоснуться к нему, доставить удовольствие. Она рывком сняла с Тейна плащ, и подрагивающими пальцами нежно коснулась оголенной кожи — такая плотная, упругая на ощупь. Криос едва заметно улыбнулся и отстранился.

— Сиха?

  Шепард покачала головой и улыбнулась в ответ.

— Так необычно... Я... никогда...

  Он нежно погладил ее по щеке и, вновь приблизившись, хрипло прошептал прямо в губы:

— Я тоже...

  В ее ушах еще звучал голос Тейна, когда они оказались на кровати — свободные от одежды и запретов, свободные и живые. Любовь руководила ими, превращая любое прикосновение в ласку, любой стон — в музыку. В этот миг Вселенная, казалось, остановилась, чтоб подарить им столь яркое наслаждение, что можно было сойти с ума...


7.3: Космический корабль «SR2 — Нормандия», 2185 г.

  Тейн несмело коснулся щеки спящей Айрин. Она улыбнулась и потерлась носом о его плечо, вцепившись крепче в руку, будто боясь, что он уйдет. От этого зрелища заныло сердце. Тейн обнял ее, стараясь не разбудить, и поцеловал в лоб.

  «Спи, моя Сиха... спи. Я не думал, что жизнь моя вновь наполнится смыслом — это все благодаря тебе и богам. Арашу и Латера подарили мне шанс не только заново познать любовь, но так же — исцелить душу... твою и свою — нашу. Спи спокойно, моя Сиха, сладких снов — теперь ты не одна. Я всегда буду с тобой, где бы ни был, ведь мы единое целое... Спи, моя Сиха, спи».



* Совет Цитадели представляет собой исполнительный комитет межрасового надгосударственного альянса, сформированный из представителей Союза Республик Азари, Турианской Иерархии, Саларианского Союза и, с 2183 года, Альянса Систем, являющихся лидерами союза. Сам Совет и все его политические и общественные аппараты находятся на древней космической станции «Цитадель».

Комментарии (4)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

3   
Number_7seven, спасибо! Я рада, что понравилось :)
LonePsycho, настолько все плохо?
1
LonePsycho
4   
Если бы было плохо - была бы единичка. По содержанию нареканий нет, есть нарекания по грамотности. Их я высказал.
0
LonePsycho
2   
4 балла.
"-тся" и "-ться" - вызубрить.
Правила расстановки знаков препинания - тоже.
-1
1   
ok мне понравилось))
3