Власть Тени. Глава 2.


Жанр: фантастический боевик.                                                                             
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, ОС: Маркус Тайлер, Налена Дайлис, и др.
Статус: завершен.
Аннотация: Шепард получает информацию о действиях "Цербера".  Элона Йин возвращается с Земли на базу "Far Space Research"
Предупреждение: События третьей части игры игнорируются полностью. Жнецы уничтожены, сеть масс-реле продолжает существовать, Катализаторы и мертвые мальчики Шепарду и не снились.

— Командор Шепард, — прозвучал из-под потолка синтезированный голос СУЗИ, — Прошу прощения, что беспокою, но вам только что поступил срочный вызов от доктора Т’Сони.
— Спасибо, СУЗИ, — ответил капитан «Нормандии», — Я иду.
      Покинув личную каюту, командор Джон Шепард спустился в зал брифинга. За пять лет, минувшие со времени вторжения, «Нормандия» успела пройти модернизацию, часть помещений была перестроена, но обстановка комнаты для брифинга осталась почти без изменений. Включая систему дальней коммуникации, созданную одновременно с кораблем и предназначенную для мгновенной связи «Нормандии» с главой «Цербера». На самом деле, мало кто вообще знал о ее существовании. И лишь несколько человек, кроме Шепарда, знали о том, что с некоторых пор система связи также прошла модернизацию и перенастройку. Теперь, вместо тайного убежища Призрака, она могла использоваться для связи с совершенно иным объектом. Впрочем, не менее секретным.
— Принять сообщение, — распорядился капитан, и над большим овальным столом появилась голограмма азари.
— Лиара, — Шепард приветственно улыбнулся, — Рад тебя видеть.
— И это взаимно, — ответила та, — Жаль, что это всего лишь голограмма, — азари протянула руку вперед, как будто хотела коснуться лица человека, — Увы, в таком виде нам остаются недоступны, хм... некоторые формы общения, о которых я сейчас думаю.
— Я постараюсь вернуться как можно скорее. Здесь уже почти все закончено.
— Досадно, что у меня не было возможности присоединиться к вам, - посетовала доктор Т'Сони. - Это могло быть интересно. Все-таки, Протеане — мое увлечение еще с юных лет. Я потратила полвека, изучая их.
— Здесь бы ты вряд ли нашла что-то, достойное внимания, — заверил ее Джон, — Чем бы ни был этот «Страж», от него ничего не осталось.
— Вы ничего не нашли?
— Не совсем так. Рассказ Андерсона подтверждается. Ученые обследовали тайную базу Протеан, где содержался «Страж» последние пятьсот веков. Не скажу, что там вовсе нет ничего интересного, но... — командор махнул рукой, — Ничего настолько незаурядного, чтобы тратить на это время. И никаких следов активности «Цербера».
— Что ж, иного не следовало ожидать, — произнесла Лиара, — «Цербер». Я-то надеялась, что мы никогда больше не услышим о нем. Глупые надежды, конечно.
Шепард усмехнулся, но улыбка получилась довольно мрачной.
— Иногда мне кажется, что они неверно выбрали себе имя, — сказал он, — Им правильнее было бы назвать себя «Гидрой», — заметив непонимание в глазах Лиары, он пояснил, — Это другое чудовище из старинной земной мифологии. Нечто вроде многоглавого змея, и когда ты отрубаешь ему одну голову — на ее месте тотчас вырастают две других.
— Тогда это действительно подходящая аналогия, — согласилась Лиара и перешла к деловому тону, — Мне удалось внедрить несколько дополнительных агентов в различные структуры «FSR». Правда, они еще не могут похвастаться особыми успехами. Все же, я рассчитываю, что со временем нам удастся выяснить что-то новое о корпорации и ее лидерах.
— Я в тебе не сомневаюсь, — сказал Джон.
— Спасибо. Прямо сейчас тоже есть кое-что любопытное. Поэтому я и связалась с тобой. От агентов Серого Посредника на Цитадели пришло донесение.
— «Серого Посредника»? — повторил Шепард, — От твоих агентов, ты хочешь сказать?
Лиара слегка смутилась.
— Ну... да, конечно, — сказала она, — Просто, мне все еще трудно ассоциировать себя с этим именем. Смешно, да? Я уже шесть лет играю его роль, распоряжаюсь его агентурной сетью, использую его корабль как собственную базу, но... я все равно не могу думать о себе, как о Сером Посреднике.
— И это хорошо, — отозвался Джон, — Мне вовсе не хочется, чтобы ты однажды окончательно превратилась в него.
Лиара ответила ему улыбкой.
— Признаюсь, поначалу мне это нравилось, — сказала она, — Владеть доступом к величайшим секретам галактических правительств и корпораций, ко всему, что многие большие шишки считали информацией, доступной только им... это опьяняло. Я была в центре всего этого, как это говорят на Земле?.. ах, да — как паучиха в центре паутины. Только судьбе паучихи едва ли можно завидовать, слишком она пуста и однообразна. Сидеть в своих тенетах, следя за их колебаниями, и, когда жертва попадет в ловушку — закутать ее в кокон, упрятать в укромном уголке и вернуться на прежнее место, ждать нового сигнала. И так — всю жизнь... — Лиара покачала головой, — Я бы не хотела прожить так тысячу лет.
— Я рад, что ты так думаешь. Ты действительно не создана для такой судьбы. Это было бы ужасно скучно, верно?
— Да, ты прав. Чем больше я узнаю о Сером Посреднике — обо всех, кто скрывался под этим именем — тем меньше я их понимаю. Они обладали огромной властью. Они могли влиять на судьбы целых народов. Они держали на десятках подставных счетов колоссальные богатства, но... — Лиара развела руками, — им все это было просто не нужно. Почти никто из них не использовал свое богатство и власть для себя — только для расширения своего дела. Они были действительно как пауки в паутине: всю жизнь проводили на этом корабле, плетя все новые и новые сети по всей Галактике, и, знаешь, Шепард... мне кажется, они сами не понимали, зачем им это. Да они об этом и не задумывались, как тот старик из земной поэмы, который сидит на сундуке с деньгами и умирает от голода, потому что не в силах расстаться хотя бы с одной монеткой... Брр... — Лиара передернулась, — Я не хочу стать такой, как они, я стараюсь сделать что-то полезное, что-то такое, что придаст смысл всему этому... предприятию.
— И у тебя это очень хорошо получается, Лиара, — искренне сказал Шепард, — Нельзя даже сосчитать, сколько жизней тебе удалось спасти.
      Он не преувеличивал. Под властью тайной империи Серого Посредника, контроль над которой, после событий шестилетней давности, захватила Лиара Т’Сони, было несколько крупных межзвездных компаний, включая строительные и медицинские концерны. Вот уже пять лет все эти предприятия поставляли на Землю — как и на многие другие планеты, пострадавшие под ударом Жнецов — все, необходимое для жизни: от припасов и медикаментов до строительной техники. Их примеру последовали и другие. Вероятно, они поступали так не из любви к ближнему, а лишь потому, что понимали: на фоне активной помощи пострадавшим со стороны конкурентов, скупость могла бы создать им крайне дурную репутацию. Обширная программа гуманитарной помощи стала единственным, что позволило избежать гибели многим миллионам мирных жителей на Земле и других мирах, особенно в первые два-три года, пока разрушенные во время вторжения планетарные инфраструктуры не были восстановлены настолько, что позволили обеспечивать население хотя бы самым необходимым.
      Лиара опустила глаза.
— Спасибо, Шепард. Слышать это от тебя значит для меня очень много, — почему-то она упорно отказывалась называть его по имени. Когда капитан спрашивал, в чем тут дело, Лиара смеялась и отвечала, что просто на языке азари «Шепард» звучит красивее, чем «Джон».
— Но вернемся к делу, — сказала она, — Я вышла на связь, чтобы передать тебе то, что узнала. Это немного, но все лучше, чем совсем ничего.
— «Цербер» вылез из своей норы?
— Возможно. Я не уверена на сто процентов. Но кое-кто заинтересовался теми людьми, за которыми ты просил меня понаблюдать. Я подозреваю, что их попытаются убить, и скоро.
— Меня это не удивило бы, — лицо Спектра ожесточилось, — Если это «Цербер», то они верны себе.
— Да, — согласилась Лиара, — Вот. Здесь все, что мне удалось выяснить. Сведения поступили от человека, работающего в компании под названием «Армитех».
— Впервые слышу о такой.
— Неудивительно — это компания средней руки, работающая на Цитадели. Но года три назад у Андерсона было подозрение, что она связана с «Цербером». Ничего доказать тогда не удалось, но я внедрила в "Армитех" агента. До сих пор от него не поступало полезной информации, но теперь... в общем, сам посмотришь. Все, что он сообщил, я передала тебе и Андерсону. Там действительно немного.
      Уни-инструмент командора пискнул — пришел информационный пакет.
— Как ты сказала — это все равно больше, чем у меня было только что, — отозвался Шепард, — Спасибо, Лиара. Я изучу эти сведения и подумаю, что нужно делать. Постараюсь связаться с тобой как можно скорее.
      Азари хмыкнула.
— Постарайся вернуться ко мне как можно скорее. Мне мало говорить с тобой по дальней связи. Богиня, мне не терпится увидеть тебя!
      Джон усмехнулся.
— Это взаимно, Лиара! — сказал он, — Я не задержусь, здесь теперь осталась работа только для ученых. Люблю тебя.
— Люблю тебя, — эхом откликнулась Лиара, медленно растворяясь в воздухе.
      Шепард покинул конференц-зал и прошел в центр управления «Нормандии». В неярко освещенном помещении, как обычно, царила спокойная, деловая атмосфера. Посреди большого зала медленно вращалась объемная карта Галактики — здесь было место капитана. Прямо сейчас рядом с голографическим проектором стояли четверо офицеров в униформе Альянса и о чем-то негромко переговаривались. Вообще, в командном центре, как обычно, было много людей, но лиц, знакомых по старым событиям, по временам войны со Жнецами, Джон не видел. Пять лет — немалый срок, и многое изменилось. Часть прежней команды ушла, их заменили новые люди.
      Тейна и Мордина уже не было в живых: первого забрала болезнь, второго — просто возраст. Кен и Габриэлла остались на должности старших инженеров корабля, но Тали’Зора вернулась на Мигрирующий Флот. После заключения перемирия с гетами, кварианцы получили возможность вернуться на родную планету, но ассимиляция шла медленно, и большая часть их народа все еще вынуждена была жить в космосе, на кораблях со стерильной атмосферой. Келли Чамберс три года назад вышла замуж за офицера СБЦ и перешла на работу в представительство Альянса в Совете Цитадели. Касуми просто исчезла бесследно, в своей манере (правда, время от времени напоминала о себе, присылая капитану «ценные сувенирчики» с неизменной рекомендацией «только не спрашивай, где я это нашла»). Гаррус возвратился на службу в войска Турианской Иерархии, где занимал теперь высокий и наглухо засекреченный пост. Самара продолжила свое служение ордену юстициаров. Грюнт, разумеется, обосновался на Тучанке. Миранда открыла собственное дело — частное детективное агентство, как она говорила, хотя Шепард подозревал, что ее «фирма» тесно сотрудничает с секретными службами Альянса. Нашлись свои дела и у Заида, и у Джейкоба, хотя больше всего поразила Шепарда Джек, которая вскоре после окончания войны возглавила движение за права биотиков. При этом, правда, ее характер не слишком изменился с прошлых времен, так что командору уже пару раз приходилось нахально использовать свой авторитет героя Галактики, чтобы вытаскивать ее из неприятностей. Бывшая подопытная Ноль, разумеется, извинялась и клятвенно обещала, что исправится и больше не будет использовать свои биотические способности, «чтобы надрать задницы этим упрямым козлам-чинушам, хотя и очень хочется», но Шепард не особенно на это надеялся.
      Новая команда справлялась со своими обязанностями прекрасно, и все же, капитану «Нормандии» не хватало старых друзей и соратников. Знать, что их дела обстоят благополучно, было, конечно, хорошо, и все же...
«Все течет, все меняется», — напомнил он себе старую поговорку. Самого Джона Шепарда также не раз выдвигали на повышение до адмиральского звания — он отбрыкивался, как только мог. Мысль занять собственный кабинет и перекладывать бумажки с места на место его не привлекала. Да и как первому человеку-Спектру, ему по-прежнему было, чем заняться. С исчезновением Жнецов Галактика была избавлена от главной, всеобщей угрозы, но нельзя сказать, что после этого она стала совсем тихим и спокойным местом. Вспомнить хотя бы про тот же «Цербер»...
      Ответив на приветствие офицеров, Шепард прошел по коридору, соединяющему центр управления с рубкой.
— Командир! — приветствовал его со своего кресла Джокер. Кто угодно мог покинуть «Нормандию», но только не Джефф Моро. Неизменный пилот фрегата безапелляционно заявил, что снять его с корабля можно только одним способом: вскрыв рубку и выколупав из кресла, как жемчужину из раковины. «И кому нужна будет пустая ракушка без жемчужины?» — этим логичным вопросом завершил он тогда свою речь.
— Новости от Лиары? — Джокер был одним из немногих, посвященных в секрет нынешнего Серого Посредника.
      Шепард кивнул.
— И? — выжидающе протянул пилот.
— Пока не знаю, что об этом думать, — признался Шепард, изучавший переданные Лиарой сведения.
— Но ведь это «Цербер», да? — Джефф слегка понизил голос; впрочем, в рубке их никто не мог бы услышать, да и бдительная СУЗИ не позволила бы.
      Шепард кивнул.
— Да, — сказал он, — Я уверен.
— Фи... — Джокер скривился, — Снова эта компания. Я-то думал, что мы о них больше не услышим.
— Лиара сказала то же самое, — заметил Шепард.
— А кто бы сказал иначе? Нет, серьезно, капитан! — буркнул Джокер, — Я могу понять, почему «Цербер» появился в прошлом. Война Первого Контакта, все-таки, многих на Земле настроила против чужаков. Но это было давно. Против Жнецов мы все боролись сообща. Проклятье, да если бы не это, прямо сейчас нас всех уже добивали бы злобные синтетики-тараканы размером с дредноут! И сегодня никто не пытается уничтожить Землю. Ну, так зачем нам нужен «Цербер»?
— Затем, что всегда и везде будут дураки, Джефф, — ответил Шепард, — И люди, которые знают, что и как надо говорить дуракам, чтобы заставить их служить себе.
— Звучит мрачно, капитан, — прокомментировал пилот. — Если это так, то получается, что «Цербер» вообще нельзя уничтожить.
— Может, и так, но это не значит, что не надо и пытаться. Прямо сейчас «Цербер» получил тяжелый удар.
— Ты про этого «Стража», капитан? — уточнил Джокер, — Да, я смотрел видеозапись, которую прислал Андерсон. Это было нечто впечатляющее, — пилот поморщился, — но гибель «Везувия»... Как подумаю, сколько людей вместе с ним просто... исчезло. Боже! Хорошо, что этого наследия Протеан больше нет. «Цербер» действительно крепко получил по своим загребущим рукам.
— И теперь, зная стиль действий организации, я уверен, что они хотят отомстить людям, которые это сделали, — Шепард закрыл сообщение Лиары, — Компания, связанная с «Цербером», ждет прибытия какого-то человека на Цитадель. Возможно, это наемный убийца.
— Лиара узнала, да? — Джокер прищелкнул языком, — Ну, тогда плохи дела этих бедолаг. «Цербер» от своего не отступается. Но мы ведь тоже не будем сидеть, сложа руки, правда, босс? У тебя уже есть план?
— Возможно, — согласился Шепард, — Прежде всего, мне нужно связаться с некоторыми нашими старыми знакомыми. Установи курс на масс-реле, Джефф. Здесь нам больше нечего делать.
 
* * *
 
      Элона Йин устало протерла глаза. С тех пор, как она заняла свой нынешний пост, времени на отдых просто не оставалось — управление корпорацией такого масштаба, как «Группа компаний Дальнего Космоса», требовало неослабного внимания, тем более в сложившихся обстоятельствах. Прежний глава корпорации пропал без вести, что, разумеется, не могло не послужить пищей для самых разнообразных и невероятных предположений. Ну, вообще-то, ни одно из них не было хотя бы наполовину столь же невероятным, как истина.
      Женщина покачала головой и вздохнула. Блейд действительно создал своей смертью немало неприятностей. Хуже того, его действия привели к тому, что на «FSR» обратили внимание слишком многие — агенты Альянса, да и Спектры Совета, вполне возможно. «Цербер» никогда не пользовался в галактическом сообществе любовью, что и неудивительно. С ним, правда, сотрудничали многие — причем не только среди людей — но делали это тайно. А после событий, имевших место во время войны со Жнецами, после безумной авантюры, которую затеял Призрак, на всех, кто так или иначе был связан с организацией, объявили настоящую охоту. Пришлось надолго залечь на дно. Прошли годы, и многие убедили себя в том, что с «Цербером» покончено, но неосмотрительные действия некоторых людей, возглавлявших организацию, вновь привлекли к ней внимание.
«Где допустила ошибки я? — спросила себя Элона Йин, — И не совершаю ли их прямо сейчас? Легко видеть, что делают не так другие — намного труднее здраво оценить себя саму
     Она действительно чувствовала себя усталой до предела. Все-таки, она уже была далеко не молода. Достижения современной медицины позволяли продлить жизнь, они даже могли дать иллюзию молодости, но вернуть молодость по-настоящему все еще было за пределами их возможностей. От нее требовалось многое. Удержать в руках власть над «FSR», где после внезапного исчезновения Блейда царили разброд и шатание. Защитить корпорацию от посягательств жадных конкурентов, которые не могли не попытаться использовать благоприятную ситуацию в своих интересах. Ну и, на закуску, быть готовой к появлению тайных агентов Альянса или Спектров. Те должны увидеть и передать своим хозяевам ровно столько, сколько Элона позволит им. Необходимо было провести радикальную чистку в корпорации. Избавиться от всего, что может вызвать подозрения, а у нее было мало времени на это, и еще меньше людей, которым она могла бы поручить подобное дело и быть уверенной в их надежности.
      Покинув Землю, она вернулась в резиденцию «Far Space Research» на космической базе в системе Гагарин. Теперь она занимала кабинет, ранее принадлежавший Дориану Блейду. Элона Йин не любила это место — ни кабинет, ни всю станцию. Но именно здесь располагалась штаб-квартира «Группы компаний Дальнего Космоса», и она вынуждена была обосноваться здесь, как Блейд до нее. Хотя как раз Блейд бывал здесь нечасто, он предпочитал проводить время на собственной яхте «Тиамат». Элона не могла себе этого позволить.
      Сейчас она, сидя в кресле, изучала кое-какие личные записи Дориана Блейда. Доверенные люди из секретного отдела службы безопасности смогли, наконец, взломать шифр прежнего главы корпорации. Частные дневники Блейда содержали много интересных данных — как о «Страже», так и о многих других проектах, которые тот курировал. Элона раздраженно поджала губы, узнав кое-что новое о проекте «Тень», который организация рассматривала как приоритетный. У Блейда и здесь имелись свои замыслы, не слишком совпадавшие с планами лидеров «Цербера». Его смерть определенно сыграла организации на руку. Было много любопытного о провалившемся проекте «Подчинение», и о Маркусе Тайлере, которого Блейд винил в этом фиаско. Все это нужно сохранить.
      Были здесь и более приземленные, но не менее важные сведения: например, записи о сильных и слабых сторонах всех людей, приближенных к руководству «FSR», и компромат на большинство из них. Элона даже улыбнулась, читая о кое-каких грешках Джонаса Хардигана, главного своего соперника в совете директоров. Вряд ли его супруге могут понравится его, кхм... экзотические увлечения, а коллегам в совете директоров — то, откуда он берет деньги на свои утехи. Элона задумалась: намекнуть Хардигану, что его секреты ей известны, или же сразу уничтожить его. Пожалуй, первое будет разумнее: очередной скандал вокруг «Группы компаний Дальнего Космоса» сейчас крайне нежелателен. Если у Джонаса хватит мозгов поумерить свои амбиции, пусть развлекается и дальше.
      Подобную информацию она копировала на личный терминал: если кто-то и сможет добраться до нее, ничего подозрительного в этом нет. Любая уважающая себя крупная компания в обязательном порядке собирала компромат и на друзей, и на врагов — многие специально для этого содержали прикормленные частные агентства. Она сама в свое время владела несколькими такими фирмами. Все, что касалось секретных проектов, Элона сохраняла на собственном уни-инструменте в разделе «особые материалы». Получить доступ к нему можно было, только введя код доступа, известный лишь ей самой. Но даже если кто-то смог бы украсть у главы «Far Space Research» ее личный уни-инструмент и взломать код, он не мог знать еще одного маленького секрета. В уни-инструменте имелась встроенная система сканирования ДНК, связанная с микробомбой. Набор кода доступа к разделу особых материалов, если устройство не находится при этом на руке хозяйки, привел бы к взрыву и безвозвратному уничтожению блока памяти.
      Тщательно изучив всю информацию из дневника Блейда — на это ушел почти весь день, потому что она не могла доверить это дело никому другому — и перекопировав все, что могло представлять интерес, Элона Йин стерла информацию с блейдовского блока памяти. Чем меньше копий сохранится, тем безопаснее. Она как раз успела покончить с этой работой, когда пискнул интерком.
— Да? — не поворачивая головы к устройству, бросила женщина, — Я же сказала: не беспокоить меня.
— Вам срочный вызов от майора Синклера, госпожа Йин, — сообщил интерком синтезированным женским голосом виртуального интеллекта.
— Да, хорошо. Я приму сообщение в зале связи. Установите режим повышенной безопасности.
      Она покинула рабочий кабинет и прошла в зал связи, тщательно защищенный от прослушивания любым возможным способом. Перехват сигнала был бы невозможен: система квантовой коммуникации, разработанная достаточно давно и усовершенствованная учеными «Цербера» несколько лет назад, была основана на взаимосвязи двух тождественных элементарных частиц — явлении, которое до сих пор заставляло физиков всей галактики спорить до хрипоты. Любое воздействие на одну из двух частиц, приводящее к изменению ее состояния, приводило к тому, что точно таким же образом изменялось и состояние второй — совершенно мгновенно, вне зависимости от того, на каком расстоянии друг от друга они находятся. Элоне, впрочем, не было особого дела до технических подробностей: значение имело только то, что эта система позволяла переговариваться на любых расстояниях, не опасаясь, что сигнал может быть кем-то перехвачен. Подслушивание возможно только на передающей или принимающей станции, но и здесь были приняты особые меры безопасности.
      Прежде, чем попасть в зал связи, Элоне пришлось пройти по узкому коридору, напичканному самыми современными системами опознания личности. Несколько секунд — и красный свет в коридоре сменился на мягко-голубой, сообщая, что она опознана и относится к числу тех немногих людей, кто имеет доступ к аппарату квантовой связи, и что при ней нет никаких скрытых прослушивающих устройств. Кинетические барьеры, перекрывающие вход, мигнули и пропали. Элона Йин прошла в зал — круглое помещение, метров десяти в поперечнике и около трех от пола до потолка. Лампы на стенах создавали неяркое освещение. В центре помещения возвышался голографический проектор; сам же зал был полностью изолирован от остальной станции, вплоть до того, что имел свой собственный независимый источник питания. Система квантовой связи не нуждалась в приемных или передающих антеннах, и не была соединена ни с одним терминалом на всей станции. Кинетические барьеры полностью заглушали любой звук. Чтобы услышать, о чем говорят, гипотетическому шпиону необходимо было присутствовать здесь.
      Ожидание заняло несколько секунд, затем над диском проектора сформировалось изображение. Оно было нечетким и полупрозрачным, слегка мерцающим, движения выглядели несколько неестественными — все-таки, система связи еще не была совершенной, передача значительного количества информации была затруднена. Высокий, крепко сложенный мужчина лет сорока на вид, одетый в легкий космический комбинезон, неловко повел плечами, осматриваясь по сторонам. Затем его взгляд остановился на собеседнице — когда по другую сторону канала связи, на расстоянии более трех тысяч парсек, ее объемное изображение сформировалось на таком же проекторе.
— Госпожа Йин. Я вышел на связь, как только это стало возможно. О чем вы хотели говорить со мной?
— Майор, — Элона чуть слышно хмыкнула, увидев снаряжение своего далекого собеседника, — Я отвлекла вас от прогулки по открытому космосу?
— Можно и так сказать, госпожа директор, — мужчина ответил похожей сдержанной ухмылкой, — Я проводил инспекцию нашей внешней системы безопасности. Доверяй, но проверяй, как говорят.
— Разумный принцип, — одобрила Элона, — Итак, я хочу знать, как продвигаются ваши дела. Что с проектом?
— Все функционирует благополучно. Хотя доставка необходимых грузов обходными путями и замедляет работу, мы укладываемся в график. Работы по основным направлениям уже практически завершены. В остальном задержек тоже не ожидается. Никаких признаков постороннего внимания не отмечено.
Элона Йин кивнула. Майор Ричард Синклер, в прошлом — не последний человек в службе внешней разведки Альянса Систем — уже давно работал на «Цербер» и доказал свою надежность. Теперь он был начальником службы безопасности лаборатории «Тень» — наиболее секретного, масштабного и амбициозного проекта из всех, когда-либо разрабатываемых «Цербером». Быть может, даже слишком амбициозного, иногда думала Элона. Судьбу Джека Харпера, более известного под именем «Призрак», она помнила очень хорошо; его пример ясно показывал, что бывает, когда забываешь соизмерять свои амбиции со способностями. Но искушение было слишком велико. «Тень» открывала невиданные возможности. Успех стоил риска, хотя, конечно, Элона Йин и ее соратники предпринимали все, чтобы свести риск к минимуму.
      Отчасти поэтому нежелание Хайнса отказаться от активных действий после Тайлера и Дайлис вызывал у нее такое недовольство. До чего не вовремя! Сейчас Элона искренне жалела о том, что после гибели Харпера у «Цербера» не осталось единого лидера. Рисковать будущим организации ради сиюминутной мести! Одна мысль об этом вызывала у нее потрясение. Проклятье, Уиллард и Рамуш просто слепы! Впрочем, случалось и Призраку совершать подобные нелепости, одно лишь дело Пола Грейсона чего стоит...
— На какое-то время поставки могут прекратиться полностью, — сказала Элона. — Ситуация осложнилась. К нам проявляют слишком много внимания, если вы понимаете, о чем я. Я не хочу ставить «Тень» под удар. Поэтому некоторое время вы будете полностью отрезаны от внешнего мира. — Если перерыв не будет долгим, это не страшно, — спокойно ответил майор Синклер, — Того, что есть на базе, достаточно, чтобы продолжать работу. Бедняга Уинсли опять будет нервничать, но он переживет.
      Майор ведал безопасностью проекта и пользовался привилегиями старшего над всей операцией, научной же частью руководил доктор Джеймс Уинсли. Хороший специалист, один из лучших в своей области, хотя и довольно беспринципный. Элона не питала иллюзий — он служил организации ради денег и из личных амбиций, но не из верности идеалам «Цербера». Впрочем, то же самое Элона Йин могла бы сказать и о себе самой. И Синклера был прав — Уинсли, бесспорно, становился излишне нервной личностью, когда что-то шло не по плану. Как будто в жизни часто хоть что-то идет по плану...
— Что-то еще? — деловито осведомился майор; он вообще не был любителем праздных разговоров. В отличие от того же Уинсли. В технические подробности он не вдавался, понимая, что, если бы они интересовали Элону, именно с Уинсли она и связалась бы.
— Как идет работа? — все же спросила она, — Не хочу зря беспокоить нашего ученого.
Майор пожал крепкими плечами.
— Уинсли выглядит довольным. Утверждает, что наметился прогресс. Хотя это уже не в первый раз.
      Женщина понимающе кивнула. Действительно, доктор иногда выдавал желаемое за действительное; впрочем, нельзя сказать, что он совсем не добился результатов. Другое дело, что Хайнс и Синх ждали большего, а главное — быстрее. Они так и не поняли, что нет в этой вселенной ничего более пагубного, чем поспешность.
— Что ж, — проговорила она, — О дате возобновления поставок вам сообщат дополнительно. Если будет необходимость выйти на связь — дайте мне знать обычным образом.
— Да, госпожа Йин.
— На этом все, майор, — Элона прервала связь. Голограмма погасла.
      Глава «FSR» покинула зал и вернулась в свой кабинет. Здесь ее уже дожидался очередной «гостинец» не из разряда приятных: Синх пытался выйти на связь, через подставной экстранет-адрес, разумеется. Его сообщение было замаскировано под обыкновенный рекламный спам. Несомненно, его тоже интересовала ситуация по проекту «Тень». Вообще, они с Хайнсом едва ли могли быть рады тому, что место Дориана Блейда досталось ей — ведь это ставило Элону Йин выше них двоих. Пока она контролирует «FSR», она держит в руках и «Тень», а вместе с той весь «Цербер», и это им, естественно, не нравилось. Хайнс и Синх понимали, что однажды Элона может прийти к выводу, что они оба ей не так уж и нужны, и попытаться вновь сделать «Цербер» организацией под управлением одного человека.
«А нужны ли вы мне, на самом деле? — подумала она, — Но нет, для таких рассуждений еще слишком рано. Подождем, пока „Тень" даст первые весомые результаты, а дальше... что ж, дальше подумаем, что и как с вами сделать!»

Комментарии (13)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
13   
Мне вот интересно,автор перечислил практических всех сопартийцев, но не упомянул об Эшли. Еще будет или забыл?
Про Легиона даже не спрашиваю. Надеюсь, что хоть тут он в порядке и с Тали в ладушки играет! smile
3
ЛК-01
10   
Quote
— Затем, что всегда и везде будут дураки, Джефф, — ответил Шепард, — И люди, которые знают, что и как надо говорить дуракам, чтобы заставить их служить себе.


Золотые слова. Жаль, что такой реплики нигде в игре нет.
3
ARM
7   
Ох, как всегда много надежд на могущественный проект, столько усилий, стараний... А кончится тем, что Маркус, Налена и Шеп разнесут всё к чертям, зная тебя. cry biggrin
Бедный Шеп, все его кинули, даже Гаррус. biggrin
1
ОстА
8   
Зная его, Сергея, можно предположить, что "разносом" в основном будут заниматься Налена с Маркусом. wink
1
ARM
9   
Ещё хуже. biggrin Проиграть Шепу не так обидно. happy
2
ОстА
5   
Немного зная твой стиль, думаю, что о проекте "Тень" мы узнаем не раньше, чем через десять глав... biggrin
1
SVS
6   
Каноны жанра...
1
Батон
12   
А ты хочешь чтобы о нем был анонс? wink
0
dima09
3   
знать бы когда
0
SVS
4   
Уже дописано до конца. Теперь только правлю, переписываю отдельные эпизоды и выкладываю главы по мере окончательной готовности. Думаю, следующая будет завтра вечером.
3
dima09
1   
продолжение будет?
0
SVS
2   
Разумеется. Куда ж оно денется?
2
Батон
11   
Очень легко читается и затягивает!!!
0