Ещё услышим о нём


Жанры: Action, Adventure, POV
Персонажи: ОС, Гаррус, Джейкоб
Описание: Маленькое дополнение к моему рассказу «В прицеле». Как Джейсон познакомился с Гаррусом? Как погиб Джейкоб? И почему Стайерс и Вакариан называют друг друга танкистами?
Предупреждение: смерть персонажа, присутствует сцена ампутации
Статус: завершено



[Гаррус Вакариан]

Знаете, бывают моменты в жизни, когда нужно принять решение. Не важно какое... Не важно какие последствия последуют за этим выбором. Задача сейчас — сделать его. И это самое противное. Не люблю принимать решения, зная, что это ничего не даст. Поэтому, я решил, что пусть решения принимает кто-то другой, а я буду их исполнять.

Но вот что делать сейчас? Пустить себе пулю в лоб, чтобы не даться Жнецам? Или отстреливать их по мере возможностей, ожидая пока тебя не убьют и не пустят на фарш? Или засесть в самой глубокой дыре, запастись продовольствием и ждать, клгда они уйдут? Что лучше? Каждому своё. Лично я выбрал второе.

Дело чести для турианца — умереть в бою. Особенно сейчас, ведь проиграли, да? Теперь наша смерть — вопрос времени. Может скоро, а может нет. Сколько осталось здесь нам? Месяц? Год? Или несколько минут? Как получится.

Командир второй бронетанковой бригады Григорий Шабайлов собирал всех. Пытались вытеснить наземные силы Жнецов с окраин человеческого города Манчестер. А ведь он недалеко от... Лондона. Лондон — место нашего поражения. Место, где я потерял лучшего дру... Нет, я там брата потерял. Лет пять назад, я бы рассмеялся в лицо тому, кто сказал бы, что я буду считать человека братом. Никогда ему не говорил, но он был лучшим бойцом в нашей чёртовой галактике. Зазнался бы. Я усмехнулся своим мыслям.

Недалеко опять прогремел одиночный выстрел. Я свернул налево и пошёл на звук. Попросили привести группу снайперов, орудующих неподалёку, а оказалось, что очень даже подалёку. Я уже на километра два ушёл от точки сбора, но мне сказали привести их, и я сделаю это. Я прошёл через винный магазин и вышел на другую улицу. Попытался найти указатель, чтобы сориентироваться. Не нашёл. Вздохнул и двинулся дальше. Только на здании, возле которого я стоял, висела табличка. «Б...ни.а Витингтон Ком..юн..ти» — гласила вывеска. Надо дальше, стреляли вроде на соседней улице, причём довольно близко.

Прошёл мимо перевёрнутого БТРа и заглянул внутрь. Пусто. Только несколько термозарядов нашёл, которые тут же определил себе. На счастье транспорт был пуст, следов крови не было. Видимо, экипаж спасся. Я вылез из броневика и двинулся дальше. Надо быстрее возвращаться. Скоро уже начнётся штурм, и мне надо там быть. Хоть чуть-чуть доставим неприятностей Жнецам.

Как только я вылез, то встретился взглядом с налётчиком. Он стоял возле угла здания, светя своими диодами и огоньками. «Всего лишь лампочки» — подумал я почему-то. Глупая мысль и в такой момент. Он смотрел на меня, я на него. Я боялся пошевелиться, но толку-то? Ему навскидку пустить в меня короткую очередь всего-то нужно, а мне достать ещё винтовку, которую я повесил за спину, когда залезал в БТР. Налётчик вскинул оружие. Я смотрел на него, словно завороженный. На смерть надо смотреть с открытыми глазами.

Исчезли все звуки: треск какого-то пожара, трещотка пулемётов, чей-то рык. Осталась тишина, которую разорвал громоподобный звук. Я рефлекторно пригнулся, но ничего не почувствовал. Глянул на налётчика. Тот лежал мордой в потрескавшемся асфальте. Точнее тем, что осталось от морды. Верхнюю часть головы у него словно циркулярной пилой срезало.

Я поднял голову. В окне пятого этажа появился человек. Он огляделся и помахал мне рукой, призывая подняться. Отказываться от предложения я не стал и быстро кинулся ко входу в здание.

Лифт не работал, и мне пришлось поискать лестницу. Найдя её, я поднялся на третий этаж. Дальше ступеньки обвалились, и мне пришлось искать ещё одну лестницу, которая оказалась в другом конце здания. Довольно удобно. Пока противник поднимается, можно сменить позицию. Для снайпера это очень важно. Из вышесказанного вывод: этот снайпер опытный. В этом нашлось ещё одно подтверждение в виде мины на лестнице, которую я снял, чтобы пройти дальше.

Зайдя в комнату, я увидел самого стрелка. Это был парень высокого роста с вытянутым лицом. Волосы коротко подстрижены. На лице пара мелких шрамов. Серые глаза, в которых видна усталость. В руках снайперская винтовка «Клык», но модифицированная. Броня местами помята, на правом бедре видно небольшую заплатку. Видимо, там была дырка. Стрелок сидел на кресле с поломанной и пробитой в некоторых местах попаданиями спинкой. Он глянул на меня, оценивающе.

— Неплохо устроился, — сказал ему я.
— Ага, — он отвернулся и выстрелил. Буркнул: «До свидания». Перезарядился. — Сам балдею.
— «Ноябрь-Танго-Три»?
— Так точно, — он кивнул.
— А где остальные? — хотя я уже догадывался.
— Погибли, — после некоторой паузы ответил человек.
— Нам надо возвращаться, — сказал я и, подойдя к нему, выглянул в окно.
— Надо так надо, — он поднялся, взял оружие в левую руку, а правую протянул мне. — Капрал Джейсон Стайерс.
— Гаррус Вакариан, — я пожал ему руку. — Кстати, у меня твоя мина.
— Оставь себе, — сказал он и направился к выходу. — Вдруг пригодится на что.

Мы быстро выскочили из здания.

— Куда нам? — спросил Джейсон, озираясь.
— Парк Виктория. Ваша вторая бронетанковая бригада и наш пехотный сто восемнадцатый полк собираются в том районе. Почти двести единиц техники, — сказал я.
Вообще-то там не было ни бригады, ни полка. Были их остатки, подкреплённые оставшимися частями других формирований. Джейсон задумался, помассировал переносицу, потом включил инструментрон и открыл карту города. Я не мешал ему, следя за улицей, чтобы не появились гости.
— Ставлю двадцатку, что ты сюда добирался не прямой дорогой. А нам, я думаю, надо побыстрей, — бормотал он. — Значит, двинем сейчас на Палатин-роуд. С неё перейдём на Уилбрахам-роуд и прямой дорогой до самого парка.
— Просто звучит, — ответил я, выслушав этот план. — Ну, попробуем.
На том и порешили. Просто, напрямки, на таран. И не надо никаких манёвров.
Но выйдя на Палатин-Роуд, нас ждал сюрприз. Ага, даже два сюрприза. Начнём с первого: посреди улицы, метрах в тридцати от нас находилась одинокая баньши. Бывшая азари, худая, пепельно-серого цвета, стояла лицом к нам, а мы вышли спиной вперёд на улицу из-за странного скрежета. И вот, получите, братья-снайперы.
Знаете, что я в них не люблю? Их вой... Или писк. Называйте, как угодно. Завидев потенциальную добычу в виде меня и Стайерса, она завопила, да так громко, что Джейсон зажал уши и стиснул зубы. Первым выстрелил я, попал в голову, но биотический барьер справился на «отлично» с этим испытанием. Ну это и понятно. Выстрелил Стайерс — эффект тот же. Вот и одолей баньши в два ствола! И тут началась игра «Попробуй попади». Баньши стала телепортироваться. Тридцать метров почти мгновенно превратились в восемь, а затем и в полтора. Джейсон отпрыгнул в сторону. Я попятился назад и выстрелил ещё раз, но промазал, ибо баньши метнулась к Стайерсу. Я захотел предупредить его, но он прекрасно сам всё видел, и, как только она оказалась рядом, отвесил ей приличный удар ногой в свисающий живот. Никогда не думал, что баньши нужно убивать именно так, но, видимо, у капрала на то были свои соображения и опыт. Что удивительно, удар баньши не понравился. Да, барьеры и щиты делают нас защищёнными от огнестрельного оружия, но кто сказал, что это защитит от хорошего пинка по мягкому месту? Баньши согнулась, но тут же лапой отвесила капралу хорошую оплеуху по лицу в ответ. Её удар оказался сильнее. Джейсон отлетел на пару метров, врезался спиной в фонарь и сполз на землю.
Отлично! Замечательно! Теперь на какие-то секунды или даже больше я остался один на один с баньши. А она видимо решила, что попадаться на прицел ей больше не стоит. А то мало ли ещё грохнут. И она начала «скакать» с места на место. Я дважды пытался пристрелить её, но мои выстрелы не достигали цели. Это печально. С такими темпами я потеряю всю репутацию.
Баньши появилась за спиной. Я едва успел развернуться, как холодная рука стальной хваткой схватила меня за шею и подняла над землёй. Винтовка выпала из рук. Перед глазами всё поплыло в каких-то непонятных цветах. По спине пробежал неприятный холодок. Шансы на то, чтобы убить баньши скатились с минимальных до нуля за какую-то секунду. Как глупо вышло. И некому помочь. Делай всё сам. И я пытался. Лбом со всей возможной на данный момент силы приложился туда, где раньше у этой азари была переносица. Ага, браво! С тем же успехом я мог голыми руками пытаться остановить грузовой состав монорельса. Баньши даже не дёрнулась, а мне это и не нужно было. Мне нужно было, чтобы она не смотрела на мои руки, ибо я сейчас пытался достать мину, которую отдал мне Стайерс. «Вдруг пригодиться на что» — сказал тогда он.
Баньши подняла левую руку и завизжала. Мозги словно миксером взбили и залили пенобетоном сверху. Всё как-то закружилось и мне показалось, что там... Вдалеке стоит очень знакомый силуэт. В тёмной броне... С винтовкой в руках... И гравировкой «N7» на грудной пластине. Но я знал, что это лишь игра моего мозга, которому сейчас досталось. Но тем не менее, я соображал. Да, я знаю, что она сейчас сделает. Одно движение — и нет Гарруса Вакариана. Всего одно движение. Как же мало нужно для того, чтобы отнять жизнь... И вдруг мне стало... Наплевать... На всё: на баньши, на галактику, на Жнецов. Сейчас была лишь эта рука. И... И мыслями, сердцем, душой я уже был в баре, вместе с...
Короткий кусок арматуры влетел в голову баньши, словно стрела. Почему так? Потому что Джейсон кинулся на баньши со спины, держа эту арматурину в руке. Меня будто вывели из транса славным ударом в лицо. Но было хреново ещё: перед глазами всё плыло, лёгкое головокружение и приступы тошноты. Я попытался снова дотянуться до мины. Появилось ощущение, что вместо костей в ладони у меня проволока, но всё-таки я подцепил её пальцами, взял в ладонь и с размаху всадил в шею баньши. Это всё произошло за какую-то секунду.
Баньши отпустила мою многострадальную шею и попыталась скинуть с себя Стайерса, но он спрыгнул сам и сразу кинулся ко мне.
— Цел? — его голос звучал словно из далека. Джейсон пытался меня поднять.
Ответить я не успел, так как Стайерс оттолкнул меня в сторону. Я попытался сохранить равновесие, но запутался в ногах и снова упал. Взгляд вроде сфокусировался и я увидел, как баньши пытается достать Стайерса из остова грузовика, в который он забрался. Джейсон пару раз выстрелил в упор. Кажется, последнее его попадание нанесло баньши какой-то вред. Она отстранилась, качнула головой и пустила биотическую волну, издав при этом громкий вопль. Джейсона выбросила из грузовика, словно пробку из бутылки. Капрал быстро поднялся на ноги после падения. Баньши телепортировалась прямо к нему и её рука засветилась. Ещё чуть-чуть и она пустит в Стайерса сгусток энергии, который превратит его в обугленный труп.
Но тут меня, словно кто-то выдёргиваит из сна. Из зрителя я снова превращаюсь в участника действий. Винтовка так близко, и я отлично вижу мину, но если она взорвётся, то может задеть капрала. Но осбого выбора-то нет. Взяв в руки винтовку, я быстро прицеливаюсь. Вижу, как Джейсон что-то говорит ей и усмехается. Делаю один выстрел. Голову баньши охватывает огонь. Спустя доли секунды пламя перекидывается на тело бывшей азари, прожигает её на сквозь, и она падает.
Стайерс приподнялся на локтях, глянул на меня и махнул рукой, мол, всё в порядке. Я выдохнул и опустил голову. Как не хотелось вставать. Но одно дело наши желания, а совсем другое — надо. И это мне порядком надоело. Ко мне подошёл Джейсон и помог подняться.
— Ты как? — спросил он.
— Цел, — я посмотрел на него. Выглядел он сейчас, будто только вышел с запоя. Глубоко.
— Надо двигаться. А то уйдут без нас.
— Да, пошли.

***



[Джейсон Стайерс]



Путь дальше оказался труднее, чем в начале. Прежде всего из-за ужасного самочувствия. Стимулятор убрал головокружение и прочие мелкие неприятности, но на левой щеке была ссадина, которая ужасно болела. Да и голова раскалывалась, словно после хорошей пьянки. А идти ещё долго. Подвёз бы кто и дал бы час поспать. Тогда можно и снова в пекло.
— О, танк! — воскликнул Гаррус и указал рукой налево.
Я глянул туда. И действительно, метрах в пятидесяти от нас стоял танк. Турианский, вроде. Да, турианский. Вытянутый, широкий, но с сужающимся носом, словно у древнего паровоза. Что удивительно — не высокий. Два крупнокалиберных ствола в передней части башни, спереди видна спарка пулемётов. Около люка было ещё одно орудие. Оно мне напомнило ручной пулемёт «Призрак», но только этот был побольше. Может это он и есть, но стационарная модель. Мы кинулись к танку. Гаррус запрыгнул на броню и глянул в люк. Я обошёл танк, внимательно рассматривая его. Странно, но у него сзади был десантный люк, словно это пехотный бронированный транспорт.
— Что это за модель? — спросил я.
— «Феран-9», — ответил Гаррус. — Танк, но с десантным отсеком. Из-за этого у конструкторов и инженеров такие споры были. По вооружению и броне — танк, а тут ещё десантные места. Ещё у него скорость выше, чем у среднего танка. Двигается, как БТР, но в конце-концов решили, что это всё-таки танк.
— Понятно, — я тоже залез на броню. Глянул внутрь. Не очень просторно. «Хм, интересно, а он на ходу?» — промелькнула в моей голове мысль. Я залез внутрь и огляделся. Пришлось согнуться «в три погибели». Так, это место артиллериста, это место механика, обвешанное небольшими экранами. А это место водителя. И я чуть не рассмеялся, потому что вместо ожидаемых панелей и консолей там было два рычага. Появилось чувство, что я попал в музей военной техники. Я был в таком лет в пятнадцать. Пока никто не видел, залез в один танк. Так там было всё то же самое, что и здесь. Разница только в том, что тут приборы современные.
— Гаррус, покатаемся? — улыбаясь, я высунул голову из люка.
— А он в рабочем состоянии? — Гаррус по-прежнему продолжал осматривать окрестности.
— Надеюсь, — я снова нырнул в кабину и занял место водителя.
Гаррус впихнул себя внутрь танка и, коротко глянув на меня, сел на место артиллериста, «Пусть постреляет» — подумал я, пытаясь найти зажигание.
— Ты умеешь водить турианские танки? — спросил турианец с лёгким смешком в голосе.
— Нет, — я покачал головой. Нажал на большую зелёную кнопку и потянул небольшой рычажок слева от меня.
Танк чихнул, выплюнув облако чёрного дыма, и заревел, словно раненый медведь. Пошла лёгкая вибрация, ожили мониторы, появился обзорный экран. Я улыбнулся и на всякий случай пристегнулся.
— Вот это по-нашему! — воскликнул я и дал газа. — Поехали, что ли?
Танк заурчал и медленно двинулся вперёд.
Конечно, затея глупая. Мы стали слишком громкой и слишком большой мишенью. Сборщик может доставить нам кучу неприятностей. Так что, придётся поторапливаться, чтобы неприятностей было меньше, чем может быть.
Гаррус оказался прав. «Феран» гнал со скоростью «Мако», что давало нам определённые преимущества. За нами не могли угнаться мелкие противники, вроде хасков и налётчиков. Зато мы могли их спокойно расстреливать, чем Гаррус увлечённо занимался. Как мне показалось, ему это нравилось. А теперь вопрос! Когда у нас всё шло гладко? Вот-вот.
Дорога перед нами вздыбилась от взрыва. Во все стороны полетели куски асфальта. Парочка попала по корпусу танка.
— Сборщик! — заорал Гаррус и начал разворачивать башню.
— Где?! — крикнул я.
— Сзади! Нагоняет!
Из этой колымаги надо выжимать максимум, иначе этот танк станет нашей могилой. Двигатель заревел ещё громче. Танк гнал по Уилбрахам-роуд, расталкивая остовы машин и какой-то мусор.
— Он облетает! — оповестил меня Гаррус.
— Мочи его! Что ты на него смотришь?!
— Не так-то легко попасть! — рыкнул Вакариан.
Танк в очередной раз тряхнуло. На экране промелькнул силуэт сборщика.
— Вижу его! Семнадцать градусов справа! — заорал я.
— Взял! — танк снова качнуло, но на этот раз Гаррус попал.
Снаряд попал в... Брюхо. Да, будет брюхом. Задев взрывом одно из крыльев, оно загорелось, словно его облили топливом и подожгли. От попадания сборщик дёрнулся влево и врезался в здание, снеся собой часть верхнего этажа. Обломки посыпались на землю. Сборщик спикировал вниз, врезался в соседней дом и там и остался. Я радостно хмыкнул, заметив указатель. Осталось ещё полмили. И мы...
Жуткий удар сотряс корпус танка. С левой стороны появилась внушительная вмятина. Танк подбросило в воздух взрывом. Мы стали заваливаться. Многотонную машину повело в сторону. «Дьявол, мы же сейчас перевернёмся!» — промелькнула мысль. К сожалению, мои опасения подтвердились. Благо я пристегнулся. Я впервые перевернулся в танке. Всё затрещало, завертелось, будто я попал в грёбаный калейдоскоп... Или стиральную машину. Не самое приятное ощущение. По днищу, которое теперь было потолком, что-то громко стукнуло.
В голове ещё всё крутилось. Я оглянулся. Гаррус сидел на «полу» и потирал лоб, которым наверняка приложился. Ему тоже надо было пристегнуться. Герой, блин.
— Нет, — буркнул я и, отцепив ремень, выпал с кресла, — чтобы я! Ещё раз! Влез в подобную авантюру! Да ни за что на свете!
Гаррус хмыкнул и пополз к десантному отсеку. «Ты сам себя в неё втянул, Стайерс» — весело сказал Гаррус, когда открывал люк. Через люк в башне хрен вылезешь. Через две минуты мы выползли из танка. Первым делом я решил осмотреть место того странного удара. Вмятина была внушительная, но это не попадание каким-то снарядом. Словно кто-то гирей для сноса домов с хорошей силой приложил по корпусу. Но кто это был? Или что это было? На эти вопросы ответа я так и не получил. И если тут бродят твари, способные переворачивать танки, то у нас проблемы.
— Пошли, — сказал Гаррус и достал из-за спины винтовку. — До парка «Виктория» недалеко. Дойдём.

***



Парк Виктория превратился в парковку. Повсюду стояли танки, БТРы, ракетные установки. Вдалеке даже виднелось несколько зениток ПКО. Повсюду были палатки и десантные жилые модули. И очень много людей. Наверное, несколько тысяч. Серьёзно собрались. Гаррус вёл меня в центр лагеря. Мимо прошло двое батарианцев. Один из них кивнул Гаррусу. Интересно. Очень интересно.
Полковник Григорий Шабайлов — командир второй бронетанковой — мужик со стальными нервами и тёмной материей вместо крови. Говорят, что он пол-Европы на танках исколесил с начала вторжения. Но на самом деле это был уставший мужчина лет шестидесяти, гладко побритый, с немного загорелым лицом и взглядом, который просил хотя бы час отдыха. Заслуженного.
— Вакариан, что-то вы долго, — Шабайлов посмотрел на нас с укором. — Это, как я понимаю, всё, что осталось от...
— Да, сэр, — Гаррус прервал его.
— Капрал Стайерс, — я сделал шаг вперёд и козырнул полковнику.
— Вольно, капрал, — полковник снова посмотрел на Гарруса. — Благодарю вас за оказанную помощь. Да, вас искало ваше командование. Где они располагаются, вы знаете. Не буду вас задерживать.
— Спасибо, — кивнул Гаррус и протянул мне руку. — Удачи, капрал. Если будут духи милостивы, то увидимся.
— И тебе удачи, — я пожал ему руку и хитро улыбнулся, — танкист.
— Сам танкист, — хохотнув, ответил Гаррус и направился к своим товарищам.
— Что-то интересное? — Шабайлов смотрел вслед уходящему турианцу.
— Нет, сэр. Просто на танке покатались, — я пожал плечами.
— Понятно. Итак, капрал, вы поступаете под командования сержанта Тейлора. Он подойдёт через несколько минут. Заодно узнаете позывной и вводную.
Я кивнул, ибо делать было нечего. Хоть передохну маленько.

***



Глупо, очень глупо. Конечно, я понимаю их желание и, возможно, это и есть выход, но всё-таки глупо. М-да... Превратить стадион в неприступную крепость. Да, конечно, у нас много гражданских и их нужно где-то разместить. Действительно, можно превратить в крепость этот стадион, оставив снаружи танки и заставить бронемашинами «въезд», который образовался на месте развалившегося восточного углового сектора. Вот во что превратился стадион «Олд Траффорд». Крыша в некоторых местах обвалилась, обрушившись на пустые трибуны. Про дыру я уже говорил. Огромный телекуб лежал теперь на почерневшем газоне. Страшновато тут. Словно попал в будущее, где совсем нет людей. Всё... Обветшалое, но не из-за времени, а из-за Жнецов. Эх...
Вот и вся гордость английского футбола. Я не болел за местную команду. Я жил в Лондоне и мне были ближе те игроки. Но что ни говори, стадион и команда, играющая здесь... Да-а. А теперь здесь будет грохот танков, вместо фанатских песен.
Нашу группу из девяти человек отправили на этот стадион первыми, чтобы мы подготовили... Так сказать, плацдарм. Мы разделились, и часть отряда отправилась проверять остальной стадион, а я сижу в подтрибунном помещении где-то на уровне середины сектора вместе с сержантом Тейлором, рядовым Лоуренсом и сержантом Блэйн и пялюсь на улицу через выбитое кем-то стекло.
Сержант Джейкоб Тейлор оказался темнокожим мужиком лет тридцати с короткой стрижкой и небольшим свежим шрамом на виске. Он сидел рядом на каком-то ящике. Недалеко была техсержант Мэри Блейн и пыталась держать радиосвязь. Наш фельдшер — Мартин Лоуренс — сидел на полу, закрыв глаза. Дремал, наверное.
— Как обстановка снаружи? — спросил меня Тейлор.
— Всё спокойно, — я выстрелил в налётчика, которого очень долго брал на прицел, — относительно, сержант.
— Можно просто Джейкоб, — сказал он и улыбнулся.
— Тогда можно просто Джейсон, — ответил я.
— Сержант, — подала голос Блейн, — вторая группа на связи.
Джейкоб активировал инструментрон.
— Говорит Эхо-Зулу-Один, — начал Джейкоб. — Что у вас?
— Это лейтенант Зондервиль, Фокстрот-Браво-Четыре. Мы попали в засаду. Большие потери. Мы возвращаемся. Ждите колонну.
— Вас понял, удачи, — Джейкоб отключил связь и вздохнул.
— Значит, мы пока одни, — сказал я и убрал винтовку за спину.
Вдалеке появились огни. Бригада движется в нашу сторону, но медленно. Вот только она не дойдёт. А если дойдёт, то мы вряд ли это увидим, потому что из космоса на Землю спустилось три Жнеца.
Один из них ещё в полёте пустил лазер в нашу сторону. Всё затряслось. Пол под ногами провалился. Раздался ужасный грохот вперемешку со звуком электрического разряда. Меня потянуло вниз. По голове что-то ударило, и я провалился во тьму.

***



— Стайерс! — меня кто-то хлопнул по щеке.
Я вынырнул из темноты бессознательного состояния, и мне сразу захотелось туда вернуться. Ужасно ныла спина. Гудели ноги, как будто я маршировал километров сто. Я открыл глаза. Было темно, хоть рядом и лежал фонарик. Передо мной была Блейн. Волосы растрёпаны, под левым глазом начинает появляться синяк. На броне в районе живота появилась небольшая вмятина.
— Жив, — выдохнула она. — Ты как?
— Вроде цел, — буркнул я.
Загудел Жнец. Чёрт, да он же нас похоронил! Похоронил в этой грёбаном стадионе! И что теперь делать?
— Я нашла Джейкоба, только он...
— Что? — я поднял голову.
— Я не знаю. Ему руку придавило, — сказала Мэри и задрожала.
— Ничего. Вытащим. Где он?
— Там, — она махнула рукой. — Я думала найти выход, позвать помощь.
— А нашла меня, — я улыбнулся.
Она улыбнулась в ответ, развернулась и поползла в небольшую щель. Мне, кстати, повезло. Я оказался в какой-то нише и тут я мог комфортно себя чувствовать в положении сидя. Развернулся я без особых проблем, а вот путешествие ползком меня не радовало. Червяком себя чувствую. Мне даже в самом конце пришлось броню снять, чтобы пролезть в дыру.
Джейкоб был плох. Не думал, что я это скажу, но этот негр был бледен. Бледный негр... Можно будет использовать как ругательство в дальнейшем. Хотя, чего это я так думаю? Нормальный человек. Такой же как и я: голова, две ноги, две руки. Ну... Вот с рукой теперь... Правое запястье придавило массивной глыбой. И тут наверно нужен кран, чтобы её поднять.
— Стайерс, живой, — слабо прокряхтел Джейкоб и поднял на меня помутневший взгляд. — А я тут...
— Тише, дружище, — я подполз к нему. — Сейчас вытащим.
— Нет, там всё плохо. Руку не чувствую, — Джейкоб опустил голову.
«Неудивительно. Там наверное костей целых не осталось. Это ж сколько тонн?» — подумал я. Ладно. Надо что-то решать. Я подполз к Джейкобу, схватился руками за глыбу и попытался поднять. Ага! Давай, удачи, Геракл хренов!
— Чёрт, да тут бульдозер надо, — тихо сказала Блейн.
Я кивнул. Это и так понятно. Тут нужен бульдозер и не один. Чёрт, но есть ещё один способ, но Джейкоб подумал о нём раньше меня.
— Долой руку, — промямлил он.
Я посмотрел на него, потом на Мэри. Девушка с ужасом смотрела на Джейкоба.
— Мэри, найди выход, — сказал я ей.
— Но ведь, — попыталась возразить она.
— Нам надо будет вытащить Джейкоба отсюда, — я вздохнул. — Пожалуйста. Я пока посижу с ним.
Мэри подумала пару секунд, потом кивнула и выползла из этой ниши.
— Она найдёт выход, — тихо сказал Джейкоб. Его голос слабел.
— Эй, Джейкоб! На меня... Смотри на меня! Не отрубайся, — я тряхнул его за плечо.
— Я нормально, — стиснув зубы, он поднял на меня взгляд. Даже лёгкая вспышка боли возвращает осмысленность.
— Говори со мной. Расскажи чего-нибудь. Давай о семье, — требовал я. Нельзя, чтобы он вырубился.
— Ну я... У меня... Подруга есть, — начал Тейлор. — Она беременна.
— Поздравляю, — я хмыкнул. Он слабо улыбнулся.
— Ага, она хотела назвать его в честь Шепарда.
И мы минут десять вот так говорили. Он всё про свою подружку рассказывал. Потом он начал бредить. Я уже думал, что Блейн выбралась и ушла, но тут раздался шорох, и к нам влезла взлохмаченная Мэри.
— Нашла! — довольно проговорила она. — Узковато, но пролезем. Как вы?
— Джейкоб не очень, — ответил я.
— Что решили?
— Ампутируйте. Не хочу помирать здесь, — буркнул Джейкоб.
— Что у тебя из медикаментов есть? — спросил я у Блейн.
— Ничего. Я всё в лагере отдала раненным, — она смотрела на меня, словно провинившаяся школьница.
— Плохо дело, — я покачал головой. — У меня только одна ампула панацелина есть и больше ничего.
— Джейкоб, а у тебя? — Мэри перевела взгляд на него.
— Что-то было, но видимо медблоку хана. Ой, как их много тут! Уберите их! — воскликнул он и махнул левой рукой. — Они пристают ко мне.
Мэри вопросительно посмотрела на меня. «Бредит...» — ответил я не её немой вопрос. Что же делать? Он же умрёт от потери крови! Да, панацелин сможет остановить её, но во время... Ампутации. Дьявол!
— О, Боже! Медблок разбит, — Мэри смотрела на остатки медблока и разбитые ампулы, содержимое которых стекало по тканевой подкладке костюма Джейкоба.
— Джейкоб, ты как? Ты меня понимаешь? — я посмотрел на него.
Тейлора начало лихорадить. По лбу и щекам стекали капельки пота.
— Мы вам покажем, — бурчал он. — Вы засунем вас обратно туда, откуда вы выползли. Вы не знаете с кем связались, уроды. Мы вас победим! Пока есть хоть один человек, мы будем драться! Вы слышите?! Мы! Вас! Уничтожим!
Слова Джейкоба заставили меня задуматься. Он был прав... Мы будем драться. Будем искать способ победить. Если надо, чтобы за Жнеца десять человек отдало жизни — мы отдадим. Если сто — сто. Неважно. Важно то, что мы не сдадимся. Мы ведь люди. Мы всегда найдём повод надеяться. Мы будет плясать и смеяться, а в километре от нас будут рваться бомбы. Мы будем шутить над раненными товарищами, которые умирают. И даже если... Мы не справимся, то мы не уйдём молча. Мы уйдём так, что о нас будут говорить. Мы хлопнем за собой дверью так, что по всей галактике поднимется пыль.
— Джейкоб, ты понимаешь меня? — повторил я.
Он поднял голову, посмотрел на меня и кивнул.
— Хорошо, — я удовлетворённо кивнул. — Сейчас начнём. Я выстрелю тебе в руку, чтобы разбить кость. Потом я отделю оставшуюся кожу, мясо, мышцы, но это буду делать ножом. Обезболить мы не сможем, придётся терпеть. Будет больно. Ты готов?
— Да, заканчивайте быстрее, — сказал он.
Я кивнул Мэри. Пора. Я снял верхнюю часть своего костюма и стащил с себя майку, отдал её девушке. Пригодится, чтобы перевязать всё. Надел свою броню обратно. Начал снимать с Джейкоба часть его костюма: наплечник и то, что удалось снять с правой руки, я положил рядом с собой. Достав нож, я вспорол тканевую подкладку. Это пойдёт на жгут. Связав их вместе, я наложил его. Какой получился, но лучше, чем ничего. Положил ампулу с панацелином рядом с собой. Я достал винтовку, поднёс её к месту, где кожа вздувалась возле щели.
Джейкоб зажал зубами часть своей брони и отвернулся. «Ну, Стайерс, давай! Он умрёт, если ты это не сделаешь!».
— Не тяни, — прошептал Тейлор.
Палец с силой вдавливает спусковой крючок. Мне кажется, что время замедляется, и я слышу каждый щелчок внутри винтовки. Звук выстрела похож на раскат грома. Яркая вспышка вырывается из ствола винтовки. Всё возвращается к нормальной скорости. Джейкоб пытается вскрикнуть, но из горла вырывается хрип. Он не дёргается. Я выпускаю винтовку из рук и, выхватив нож, с силой ударяю им по запястью Тейлора. Кость затрещала, жилы и мышцы порвались под ударом широкого армейского ножа. Кровь брызнула мне на грудь и руки. Джейкоб прижал обезображенную культю к груди, словно ребёнок игрушку. Я взял ампулу с панацелином. Колоть пришлось почти в рану. Джейкоб взвыл, словно волк. Выкинув больше не нужную ампулу, я передёрнул затвор своей винтовки. Выпала дымящаяся капсула термозаряда. Ею я начал прижигать рану, но Джейкоб стал дёргаться. Мне пришлось быстро передать капсулу Мэри и держать сержанта, пока девушка прижигала рану и накладывала повязку. Всё!
Я отпустил Джейкоба. Он прижал руку к груди и, наконец, выплюнул наплечник. Сержант корчился от боли, но молчал. Губы у него дрожали, глаза стали серые, словно пепел.
— Выдержал. Молодец, — поддержал его я.
Он лишь слабо кивнул.
— Надо выбираться. Ты как? — спросила его Блейн.
— Жив, — Джейкоб снова кивнул.
— Значит, двинули, — решил я.
Выбирались мы добрых минут сорок, но когда мы вылезли... Я наконец-то вытянулся в полный рост. Очень приятное ощущение. Помог вылезти Джейкобу, подхватил его под здоровую руку, и мы начали путь. Куда угодно, но подальше отсюда. Стадион превратился в груду камней. Неужели мы выбрались только втроём? Боже... Вдалеке виднелась горящая колонна техники.
Мы вышли на Уотерс Рич, как сзади донёсся крик баньши. Дьявол! Они недалеко!
— Надо ускориться, — нервно сказал я. — Давай, Джейкоб, постарайся выжать максимум.
— Нет, — Джейкоб вырвался и упал на асфальт. — Не могу. Идите
— Я тебя здесь не оставлю, — я попытался его поднять, но он оттолкнул меня.
— Оставишь. Так надо, Джейсон, — он потянулся к поясу и вытащил гранату. Снова раздался крик баньши, но на этот раз громче. Они приближались. — На, возьми.
Джейкоб положил гранату на грудь и снял с шеи свои жетоны, протянул их мне. Я глянул на один — «Джейкоб Тейлор. Сержант. ВКС. 8453398764TE46».
Я запомню это. Я сжал жетоны в кулаке и кивнул. Я и Мэри бегом двинулись дальше, оставив Джейкоба одного. Но это был его выбор. Через секунд двадцать прогремел взрыв, который был красноречивей любого профессионального оратора.
Я ничего не смог сделать. Я его бросил. Хреновый я друг, если так поступаю. Но что сделано, то сделано. А судить нас за поступки будут не здесь и не сейчас. Если вообще будут.

***



[Гаррус Вакариан]



Семнадцать дней спустя.

Тихо... Тихо... Спокойно... Вот они... Стоят... Сейчас я вам...
— Бах! — вскрикиваю я.
Тали и Лиара синхронно взвизгивают. Тали даже подпрыгивает.
— Пугливые вы мои, — я улыбнулся.
— Гаррус! — воскликнула Лиара и, поднявшись, обнимает меня. Тали тоже меня обняла. — Живой.
— Куда я денусь.
— Когда ты прибыл? — спросила кварианка.
— Час назад. Ух, весело было в Манчестере.
— Я слышала, что там много погибло.
— Да, — я кивнул. — Много. Мне повезло, что я уехал оттуда вовремя.
— Видел кого из знакомых? — поинтересовалась Лиара.
— Майора Киррахе и Самару видел. Были живы и здоровы на тот момент, — я хмыкнул. На тот момент я много кого видел живым и здоровым. И много с кем познакомился. Вдруг, я вспомнил одного человека. — Знаете, я в Манчестере познакомился с одним человеком. Я его назвал «Мистер Приключение на задницу».
Лиара улыбнулась.
— В смысле? — не поняла Тали.
Я рассказал им о моих похождениях со Стайерсом. О баньши, танке. Танк... А его фраза в конце: «И тебе удачи, танкист». Я усмехнулся.
— Интересная личность. Нестандартная, — оценила Тали.
— Нестандартная? Идиот, в смысле? — я хмыкнул.
Мы рассмеялись.
— Нет, ну что вы! Не идиот, — зачем на хорошего человека наговаривать? Я продолжил. — Он хороший парень. И мне кажется, что мы ещё услышим о нём.

Четыре года, семь месяцев и один день после этого.

Интересный день. Патруль не потерял никого, когда заваливали нору. Тали и Лиара вернулись. Заходили часа полтора назад. Тали была... Взбудоражена, что ли. Какие-то нотки прорезались в её голосе. Ну а я что? А я ничего. Как доктор Чаквас подлатала мне плечо, так я и отправился в арсенал.
Я разбирал катушку дробовика, когда услышал лёгкое шипение открывающейся двери. Я повернул голову. Адмирал Хеккет с каким-то человеком. Стоп! Это же... Я отложил катушку в сторону и подошёл к ним, разглядывая гостя. Ведь это...
— Нет, — хрипло произнёс я.
— Ты какого лешего здесь? — в тон мне ответил он.
— Я уже давно здесь. Ты что тут потерял?
— Да так, — он махнул рукой.
— Здравствуй, капрал, — я протянул ему руку.
— И тебе привет, старый солдат, — Джейсон положил остатки своей винтовки на стол, протянул руку в ответ.
Я же говорил, что мы ещё услышим о нём. 

Отредактировано: Ayzek_Klark

Комментарии (1)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Jason_Stayers
1   
Леха, продолжаешь радовать меня своими произведениями! Скрашиваешь серые будни мои.)) Хочу сказать, что это у тебя здорово выходит!
Рассказ как всегда отличный. Интересный сюжет, "живые" персонажи, яркие приключения. Всё на достойном уровне. happy
Как редактор, то особых претензий к грамотности я не имею. Единственное, над чем тебе стоит поработать, так это конструкция предложений. Попытайся сделать их более распространёнными.
В остальном же полный порядок.
На последок скажу, что желаю тебе вдохновения и творческих успехов!
3