Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Призрак? Призрак!



Жанр: POV, альтернатива, драма, романтика
Персонажи: Кай Ленг/«Иллюзив-вумэн», фемШепард, свои
Статус: завершено
Аннотация: Призрак — король или пешка на доске Галактики? Здесь моё авторское видение этого вопроса…
Предупреждение: чуть-чуть откровенных сцен, чуть-чуть жестокости, чуть-чуть бранной речи
Предупреждение № 2: написано с использованием элементов стиля «а-ля Вернер и другие новые талантливые авторы». Скажем так… навеяло.





Прим. автора: рассказ написан буквально за один день с перерывом на обед, так что, прощу прощения, если где-то есть нестыковки, писал очень быстро. Про одну нестыковку я знаю сам, но её пришлось оставить, может быть, вы и не заметите.



— Я — настоящий Призрак. Хотя, наверное, лучше начать где-то с середины…

***

Я вошла в зал, где обычно на своём кресле сидел и курил «Иллюзив-мэн», как называли его глупые, непосвящённые людишки. Тот, чьим именем пугали плохих Советников.
А на самом деле — пустышка, дешёвая кукла, марионетка в руках (?) Жнецов, и в этом также моя вина…
Довольно большое помещение с прекрасным видом на близкую звезду было в кошмарном состоянии, пол вздыблен, повсюду трупы «хасков» «Цербера».

Я брезгливо обходила кучи мёртвых тел, стараясь поменьше пачкаться их кровью, и тут… я увидела его.
Ленг, он лежал на груди недалеко от терминалов управления. Я подбежала к нему, не замечая, что мои сапоги впитывают алую жидкость с пола. Когда я перевернула его на спину, моему взгляду открылась чудовищная рана с левой стороны под сердцем.
Внутри я была опустошена, сил на переживание не осталось. Ленг мёртв, хоть он давно уже не тот Кай, но всё равно мой Ленг. Ну что ж, по крайней мере, он не мучился, как я…

***

Я, молодая, глупая выпускница престижного университета, полная надежд, лечу на недавно открытую планету Нью-Роже, чтобы занять место помощника начальника колонизационной команды. По прилёту я не успела ещё распаковать вещи, как с улицы слышатся крики и стрельба.
Я выглядываю в окно и моё сердце замирает — батарианцы. Я в ужасе пытаюсь спрятаться под кроватью, но меня находят и прикладами винтовок гонят в центр колонии. Здесь уже находится много человек, я никого не знаю, кроме начальника экспедиции, Голдмана.
А затем начинается и вовсе ужасное. Батарианцы строят нас в один ряд и выстрелом в упор убивают всех пожилых. Старые рабы им не нужны. Голдману тоже не повезло…

— Слюшай сюда, скот, — гортанно произносит один из них. — Если ви будет слющать наш, никакой не умрит. А если нит — мы дать ваш ворка на корм. Понять наш?
Мы все слишком подавлены, чтобы хоть что-то ответить, поэтому он срывается на крик:
— Слюшали? Понять наш?
— Да, да… — робко отзывается «скот».
— Па одниму, пошил, — махает он рукой, при этом моргает верхней парой глаз.

И тут — я очень чётко запомнила этот момент — его нижний правый глаз вылетает вместе с кусочками мозга. Он некоторое время стоит, видимо, осознавая тот факт, что уже мёртв, а затем его тело грузно падает на землю.
По рядам батарианцев как будто проносится град, выкашивая их один за другим. А затем появляются они — люди в странных комбинезонах с не менее странными нашивками на рукавах… Как будто шестиугольник в двух ладонях.
В течение трёх минут всё закончено. Эти странные люди проверяют всех батарианцев и делают им контрольный выстрел в голову. Мы же, сражённые такой развязкой, так и стоим шеренгой в центре лагеря. Наконец кто-то из команды колонии выходит из строя и направляется к одному из этих людей, может быть, чтобы выразить благодарность за спасение. Но всё, что он получает — выстрел в голову. Мы все в шоке…

Тут появляется главный, остальные просто прогибаются перед ним. Он же твёрдой походкой подходит к нам, оглядывает всех и командует кому-то за спиной:
— Давай этих на корабль, тут прибраться, изобразить нападение работорговцев…
 На площадь пинками выгоняют ещё одного батарианца, он весь измазан… фекалиями?
— Нашли ещё одного, прятался в клозете, Пластырю пришлось его доставать, — конвоиры громко заржали.
— Убью паскуду, — по всей видимости, тот самый Пластырь догоняет процессию. Его заявление вызывает новый приступ гогота.
— Не бухти, посмотрим спарринг. Босс любит развлекаться.
Батарианца подводят к главному. Пленному предлагается дуэль, и если тот выживет, его отпустят. Терять батарианцу нечего, и он соглашается.
— Держите его на мушке, чтобы не вздумал чего лишнего, — главный даёт указание своим бойцам и кидает под ноги батарианцу пистолет, а сам отходит на десяток метров.

Батарианец неуверенно смотрит на пистолет, на главного, на стоящих неподалёку других вооружённых людей, стволы автоматов которых нацелены на него.
— Ну же, давай, смелей, — подбадривает главарь пленного.
Батарианец медленно нагибается, подбирает оружие, проверяет его, ожидая подвоха. Но оружие исправно, и тогда он наставляет пистолет на босса.
Мы все в недоумении и гадаем, для чего этот странный человек так делает? А если батарианец выстрелит? Или оружие всё же неисправно?
Но тут мы слышим выстрел. Но человек не падает, сражённый маленьким кусочком металла, разогнанным до сверхскоростей. Он отбивает заряд биотическим полем и начинает медленно подходить к пленному, который всё яростней стреляет в него. Тщетно…
Неожиданно главарь резко прыгает к пленному, в воздухе сверкает лезвие меча… и мы видим фонтан крови на месте отрубленной головы.
— Вау, класс, — слышится от всех боевиков. — Слышь, Пластырь, не зря ты за ним лез.

Затем нас загоняют в клетки внутри корабля, и мы летим в неизвестность…

***

— Коко, — голос командира «Чёрной сотни» (хотя сейчас там уже несколько десятков тысяч бойцов) вырывает меня из плена воспоминаний, — станция зачищена, кораблей Альянса в ближайшем окружении нет. Что делать с оставшимися солдатами Альянса? Грузить? — он стоит «руки по швам», ожидая моего решения.
— Конечно, Тайгер, грузи, тебе же нужны новые «подчинённые».
 Он разворачивается вокруг оси и, печатая шаг, выходит. Солдафон, хотя и милый. И никогда не предаст. И хоть чуть-чуть заполняет пустоту.
Коко… Только ему позволено называть меня столь интимно.
Меня снова неудержимо влечёт назад в прошлое…

***

Наш не очень долгий полёт закончен. Мы чувствуем, как швартуется корабль. В коридорах, ведущих к нашим камерам, слышатся шаги, идут конвоиры — не знаю, как их можно ещё назвать. Что готовит нам будущее? Мне кажется, ничего хорошего.
— Маловато заготовок в этот раз, — недовольно произносит толстенький низенький человечек с большой лысиной, который в сопровождении конвоиров заходит к нам. — Ладно, давайте ведите, конвейер простаивает.
Его слова как будто что-то ломают внутри нас, и мы безропотно следуем под конвоем вооружённых людей.
Нас приводят в длинное узкое помещение со скамьями и приказывают раздеваться. Полностью.

— Что, вместе с мужчинами? — спрашивает какая-то девушка.
Для чего? Этот вопрос, похоже, её не сильно интересует.
— А что, стесняешься, красавица? — спрашивает вошедший «Боровичок», как я его мысленно окрестила. — Ничего, скоро вас это не будет волновать.
— Что вы хотите сделать с нами? — наконец спрашивает одна из женщин, мужества «мужчин» хватает лишь на то, чтобы испуганно озираться по сторонам.
— Увидите, — плотоядно усмехается низенький толстячок.
— Мы никуда не пойдём, — заявляет один из мужчин, пряча за этим «мы» свой страх и неуверенность.
Один из охранников делает шаг к нему и прикладом винтовки бьёт его снизу в челюсть. Мужчина падает как подкошенный. Охранник нагибается над ним и констатирует: «Отбегался задохлик».
— Зверь, хватит портить материал, — начинает нервничать «Боровичок», — и так мало…
— Да ладно, всё равно почти все дохнут, — лениво отвечает Зверь. — Ещё кто-нибудь желает выступить? — обращается он к нам.

Люди из нашей команды начинают раздеваться. У мужчин это получается гораздо быстрее, и они отходят подальше, прикрываясь руками. Дамы же медлят, стесняясь.
— Живее, барышни, живее, — подгоняет нас Зверь. — Может, вам музыку включить?
Женщины постепенно раздеваются, охрана глазеет на них, отпуская пошлые шуточки. В помещение заходит он — главарь странных людей, которые сначала «освободили» нас от батарианцев, а потом снова захватили. Его взгляд скользит по нашему ряду, явно кого-то выискивая. В его присутствии все чувствуют себя некомфортно, даже Зверь, до того нахально стоявший ближе всех к нам, сейчас опасливо отошёл к стенке.
— Эй, ты, — его взгляд буквально утыкается в меня. — Иди сюда.
Я стояла во втором ряду, немного скрытая другими женщинами, поэтому разделась меньше всех, я лишь расстегнула блузку. Сейчас, выходя вперёд и чувствуя на себе всё внимание, я запахнула её обратно и скрестила руки на груди.
— Пойдёшь со мной, — говорит этот человек и разворачивается.
Я не в том положении, чтобы возмущаться, и иду за ним. За поворотом нас догоняет тяжело пыхтящий «Боровичок».
— Ленг, что ты себе позволяешь? — толстячок буравит главаря взглядом, но на него такие фокусы явно не действуют.
— Она пойдёт со мной, — жёстко отвечает тот, кого назвали Ленгом.
— А что на это скажет Призрак?
Тут Ленг разворачивается и молниеносно сближается с «Боровичком».
— Ты угрожаешь мне? Он ценит меня, а у тебя одни неудачи. И потом, ты сам безгрешен? Хочешь проверки? Устрою…
Этот напор сбивает спесь с толстячка, явно одному из «больших шишек» здесь. Он понимает, что проиграл:
— Ладно, Ленг, извини, одним человеком меньше, ничего страшного… — и исчезает за поворотом.

Пройдя ещё несколько коридоров, я и Ленг входим в какое-то жилое помещение. Он скидывает с себя броню и не терпящим возражения голосом приказывает:
— Раздевайся.
«Из огня да в полымя…» — мои дальние русские корни дают знать о себе, спасибо бабушке.
Ленг, видя, что я стою, приходит в бешенство, мою щёку обжигает удар. Из глаз сами собой начинают течь слёзы. Я снимаю блузку, мои пальцы нерешительно расстёгивают замочек на юбке.
Ему, видимо, надоело ждать, он толкает меня на кровать. Моя юбка безнадёжно испорчена, он вспорол её своим мечом. Нижнее бельё также не может долго противиться ему, я пытаюсь сопротивляться, но это бесполезно, и он грубо берёт меня. Я могу лишь слабо кричать…

***

«Да уж, такое не забывается, — подумала я, стряхивая с себя задумчивость. — В настоящее время на мои плечи легло много забот.
«Цербер», мой «Цербер» бьют со всех сторон. Ненадёжные люди бегут целыми научными группами. Да ещё это «Иллюсиф-чмо» где-то скрывается, окончательно портя репутацию моей организации.
Ничего, скоро всё изменится, благодаря Тайгеру и моему новому изобретению вся Галактика будет моей. Осталось лишь дождаться, пока не победят Жнецов. Вот эту почётную миссию можно оставить другим», — я усмехнулась своим мыслям.
Я спустилась к докам, в корабли загоняли последних солдат Альянса, которых оставили охранять эту станцию и которых теперь захватили мои непобедимые бойцы. Видок у солдат был ещё тот. Ещё бы, атака «Чёрной сотни» кого хочешь приведёт в трепет. Неустрашимые и отличные биотики.
— Тайгер, всё закончили?
— Да, можем взлетать.
— Тогда отчаливаем.
Мои корабли отстыковались и взяли курс на масс-ретранслятор. Бывшая станция бывшего Призрака зажгла управляющие дюзы и начала свой последний путь навстречу смерти, падая на звезду. Теперь все улики будут надёжно уничтожены.

Я любовалась этой картиной и сама падала в воспоминания…

***

Я лежу на кровати, кутаюсь в одеяло и реву, размазывая слёзы. Ленг выходит из ванной комнаты и довольно грубо говорит мне:
— Хватит ныть, дурёха. Я спас тебе жизнь. Иди умойся, быстро…
Быстро — значит быстро, спорить опасно. Умывшись и перестав реветь, я вышла из ванной, обёрнутая одеялом. Ленг улыбнулся и сдёрнул его. Я инстинктивно прикрылась руками.
— Ох, не заводи меня, у меня мало времени. Одевайся, — он указал на комбинезон, в который были одеты все в этом странном месте, с нашивкой на плече.
Комбинезон был моего размера, но мне с трудом удалось вместить свою грудь четвёртого размера.
— А ты ничего, я тебя ещё на планете заметил, — прокомментировал Ленг, звонко щёлкая по ягодице.
Ну, вообще-то меня трудно не заметить, и не только из-за груди. Я весьма недурна собой и, вдобавок, натуральная блондинка. Это в XXI веке был рецессивный признак, а в XXII — практически исчезнувший тип.

— А теперь шутки кончились, — его тон резко изменился. — Не дури, иначе будешь, как все остальные. Отсюда тебе не выбраться, даже не надейся, режим секретности наивысший. Посторонним здесь быть тоже не положено, остаётся только один вариант, если ты, конечно, хочешь выжить. Будешь здесь работать.
Его заявление ошарашило меня, но умереть всегда успеется. А пока плывём по течению…

Мы прошли через то помещение, где все раздевались, и попали в лабораторию, где в какие-то камеры сажали людей из колонизационной команды. Руководил этим всем тот «Боровичок».

— Карло, — как будто каркнул Ленг, — у тебя новый помощник, принимай.
Карло (Карло Спидер, как я позже узнала) резко обернулся:
— Ленг, ты что, совсем? Ну ладно, поигрался, но это… Какая она на хрен помощница?
— Карло, если ты хочешь проверку, так и скажи, я не против поменять её голову на твою головку…
— Да ты подумай, что я буду с ней делать? Если только как ты… — он осклабился, показывая гнилые зубы.
— Я с отличием закончила Ельстоуновский университет по профилю ксенобиология и биоинженерия, — решилась я подать голос.
Они оба с удивлением посмотрели на меня.
— Ну вот, а ты хотел индокторинрировать её. Всё, решено: она работает здесь, — грозно добавил Ленг.

***

«Кай, Кай, ты всегда путал это слово…»

Когда я очнулась от воспоминаний, мы уже подлетали к нашей временной базе. Мысль о смерти Ленга выжигала мою душу, и я знала только один способ погасить пожар…
Тайгер, как цепная собака, шёл за мной по пятам в мои «апартаменты». Зайдя внутрь, я что есть силы ударила Тайгера, а потом ещё раз и ещё. Потом я схватила что-то и начала бить его что есть силы. Он не сопротивлялся, только испуганно сжимался. Наконец я обессилела и успокоилась. Тайгер так и стоял около входа.
— Ну что ты стоишь, иди сюда, — гневно крикнула я ему.
— Коко, я что-то сделал не так?
— Нет, просто мне так хреново. Достань что-нибудь из бара и утешь меня…

***

Моя «работа» на странной базе человека по кличке Призрак была немногим лучше, чем участь тех людей, что попадали сюда в качестве «материала». Как я поняла из отрывочных данных, Призрак где-то нашёл странную технологию превращения биологических существ в послушные машины. Вот только на практике эти послушные машины крушили всё вокруг. Развлечений на базе не было абсолютно никаких, если только вам не нравится сидеть в обществе охранников-дебилов и слушать, как и кого они бы «поимели».
Во сне мне снились кошмары, особенно жалко мне было белокурую девочку и её маму, которых мы «обработали». Я постоянно просыпалась от криков девочки.
Поэтому, чтобы поменьше спать и поменьше общаться с охранниками, я с головой ушла в работу, которая, в принципе, была по моему профилю. Я постигала технологию, и у меня складывалось впечатление, что она чуждая нам, чуждая всему в этой Галактике, но потихоньку я разбиралась в ней.

Внешней связи на базе тоже не было предусмотрено, база была отрезана от всей цивилизации. Единственным, кто прилетал сюда, был Ленг. Иногда он привозил припасы, иногда новый «материал».
Каждый раз, когда Кай был на базе, мне приходилось проводить ночи (и не только) с ним. Сначала я его боялась, но потом природа взяла своё, и я с удивлением поняла, что жду его, жду наших встреч…

Благодаря моим разработкам технология была улучшена, процент смертности снизился на два порядка, но вот с управляемостью этими «существами» была такая ж… жадница.
Теперь нам удавалось более-менее контролировать их в течении трёх-пяти часов, но затем они превращались в неуправляемые машины убийства. Но даже такой результат обрадовал Призрака, и он приказал нам подготовить мобильный аппарат «перерождения». Эта работа заняла у нас больше месяца, и, как назло, весь этот месяц не было Кая. И только когда аппарат был практически готов, он прилетел. Я ему очень обрадовалась, еле доработала до конца смены, а потом бросилась к нему. Кай был даже немного удивлён моим появлением.
Я пыталась ему намекнуть на свои чувства, но он ничего не заметил и только использовал меня. Ничего, он ещё поймёт и полюбит меня.

На следующий день, он, не попрощавшись, улетел вместе с аппаратом. Много позднее, уже будучи фактически хозяйкой «Цербера», я узнала, для чего Призрак использовал его. Он приглашал на деловые переговоры богатых людей. Охрану либо убивали, либо доставляли нам, а богачей «индоктринировали». Под контролем Призрака они заключали нужные ему сделки или даже прямо переводили средства на подставные фирмы, а затем им устраивали «несчастный случай». Таким образом Призрак взял под контроль некоторые фирмы и обзавёлся очень внушительным счётом. Конечно, ему приходилось действовать очень осторожно, на разных планетах и с большими перерывами, чтобы не возникало шумихи по поводу череды загадочных смертей, но дело того стоило. Конечно, он и раньше не был бедным, но то не шло ни в какое сравнение с нынешней ситуацией. Как результат, наше снабжение серьёзно улучшилось, у нас появилось первоклассное оборудование, а также новый персонал.

Я побеседовала с одним из первых прибывших учёных — одобряет ли он то, чем мы здесь занимаемся? Он с недоумением посмотрел на меня и ответил, что продвигает науку вперёд. Мне было так гадко…
И ещё он не знал, что стал рабом Призрака, ведь уйти ему не дадут.
Меня сделали заведующей одним из направлений разработок, фактически поставив на один уровень с Карло. Он сильно возмущался, но потом притих. Нам был дано чёткое задание: сделать контроль постоянным. Легко сказать…
Нам пришлось экспериментировать с дозами нанидов, использовать различные катализаторы, и, естественно, для этого нужно было много «материала», которого стало не хватать.
Прилетел Кай с рабочими, которые должны были возвести новые тюрьмы.
Я, вся трепеща, в новом платье (нам позволяли делать заказы по каталогам, а потом их привозил Ленг) явилась к нему, твёрдо решив расставить все точки над «ё». Теперь я не какая-то там приблуда, обо мне знает сам Призрак, это он назначил меня заведующей направлением. Теперь я могу приказать охранникам упасть-отжаться.
— Конактрина (угораздило родителей дать мне такое имя), а я уже хотел идти искать тебя. Какие мы сегодня аппетитные, — он потащил меня в сторону постели.
— Кай, подожди, я хочу поговорить с тобой.
— Давай позже, — проговорил он, целуя меня. Я не смогла устоять…

Минут через тридцать, когда мы утолили первый голод, я легла на его руку и начала:
— Кай, я не могу больше так… Ты мне нравишься, даже очень, а ты…
— Чего? Любовь-морковь? Я думал, нам просто хорошо в постели.
— И в постели тоже, но всё же…
— Вот давай так и оставим. Весь этот геморрой мне на фиг не нужен.
— Всё равно ты будешь моим.
— А ты моей, прямо сейчас, — ответил он, наваливаясь на меня сверху.
Когда я проснулась, его уже не было…

Недели через три, когда новые тюрьмы были достроены, а строители индоктринированы, по базе пронёсся сигнал тревоги. Учёные в беспорядке метались туда-сюда, бестолково спрашивая друг у друга, что случилось. Ясность внёс Карло Спидер, он пояснил, что на орбите завис транспорт с колонистами, и сейчас их малыми кораблями будут доставлять с орбиты. Так наш запас «материала» пополнился на более чем шесть тысяч «голов».
Из разговоров охраны я поняла, что Призрак через подставную компанию объявил о наборе добровольцев для колонизации новой планеты, а чтобы не возникло вопросов, куда делись колонисты, по старой схеме с кораблем устроили «несчастный случай».
Работы впереди было непочатый край…
С Каем я даже не смогла поговорить, он отмахнулся от меня, сказав, что очень занят. И после этого он пропал. Необходимое оборудование и припасы теперь привозил другой человек.

Я сильно расстроилась этим и опять искала спасение в работе. Время тянулось мучительно медленно, сначала я отмечала дни, но на третьем году я забросила это дело. Мы серьёзно продвинулись в наших разработках, тем более, нам привезли ещё кое-какие образцы чужеродной технологии «перерождения». А затем меня дистанционно привлекли к процессу возрождения человека, по-другому я и сказать не могу. Я не могла понять, для чего и как хотят оживить обгорелый расплющенный кусок мяса, но задание дано — арбайтен. Если бы я тогда знала…

Работа в моей «лаборатории» наконец дала результаты, благо в «добровольцах» недостатка не было. Образец жил уже целый месяц под нашим контролем, и ухудшения не наблюдалось. Физически он очень окреп, выполнял все команды, но вот интеллект…
В тот день я сделала ошибку, а может и не ошибку. Я спросила у Карло, не знает ли он, где Ленг. В тот же вечер ко мне в отсек пришёл выпивший «Боровичок» и начал нагло приставать ко мне. Он оказался неожиданно сильным. Пришлось пойти на хитрость, изображая покорность. Я уложила его на кровать, убавила освещение и начала медленно и эротично раздеваться. С постели доносилось сиплое учащенное дыхание. Я села на него сверху, он обхватил меня потными руками, и меня чуть не стошнило от этого.
— А ты был послушным мальчиком? — томно спросила я.
— Я был и хорошим и плохим, выбирай сама.
— Ах ты нехороший мальчик, надо наказать тебя, — с этими словами я начала привязывать его руки к кровати крепким поясом от халата. Я старалась на совесть, иначе всё может закончиться плохо.
Затем я потянулась к принесённой им бутылке не то вина, не то чего покрепче:
— Я тоже хочу немного.
— Конечно, киска.
Ага, киска. Как только я удобно взяла бутылку за горлышко, я вложила всю свою ненависть и чувство омерзения в удар по голове этого Спидера.

Он дёрнулся и затих, по подушке и простыне расползались красные пятна.
— Вино, — механически подумала я и побежала в туалет. Основательно освободив свой желудок, я наконец смогла выйти обратно. Карло также неподвижно лежал на кровати, и я испугалась — а вдруг он сдох? Но тут из его горла вырвалось сипение, и я поспешила положить его на бок, чтобы он, не дай бог, не задохнулся.
Я быстро оделась в рабочий комбинезон и пошла в лабораторию.
«Что ж, план начнёт осуществляться немного раньше», — думала я, доставая шприц с нанидами для перерождения.

Вернувшись в комнату, я обнаружила, что Карло очнулся и пытается освободиться. Хвала Господу, я крепко его связала. Теперь один укол, и он вне игры и вне жизни. Я опять оседлала его и с силой воткнула шприц в предплечье. В принципе, было не суть важно, куда делается укол, просто туда мягче.
Карло дёргался ещё минут десять, потом он начал задыхаться, его масса давила на него не хуже меня. Я немного ослабила давление, мне нужно было подержать его ещё минут пятнадцать, затем начнётся процесс перерождения и он станет овощем.
— Зачем, зачем ты это сделала? — неожиданно спросил он.
— О, захотел поговорить напоследок? А зачем это делал ты? — вот так, в высокоинтеллектуальной беседе со взаимными оскорблениями прошли последние пятнадцать минут жизни Карло Спидера.
Его взгляд потух и стал бессмысленным. Я слезла с него и, немедленно сняв одежду и выкинув её в утилизатор, пошла тщательно мыться. Примерно часа через четыре процесс завершится, я отведу Карло в его лабораторию, разобью шприц и порежу его, не хуже самого «Цербера» изобразив «несчастный случай». К счастью, база не оборудована камерами наблюдения, так что, факт моей причастности к этому случаю будет недоказуем.

Исполнив свой план и любуясь лежащим на полу Карло, я поняла, что мой план несовершенен. С чего бы это Карло спокойно лежать после порезов, а не бежать в медпункт и не звать всех на помощь? Я запаниковала…
Я в волнении ходила по лаборатории, грызя ногти и обдумывая варианты, пока не наткнулась бедром на край стола.
— Чьорт побьери, — вырвалась моя любимая «присказка». Я терла ногу, а в голове созрела мысль.
Приказав Карло встать, поставила его как надо и, заставив не шевелиться, толкнула назад, головой на угол стола. Вот теперь комар носа не подточит.
Мой план сработал великолепно, никто ничего не заподозрил, а Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро здесь не было. Теперь я стала научной главой этой осточертевшей базы.
Я ничуть не раскаивалась в этом, чем Карло отличается от других «подопытных»? Кстати, благодаря этому я стала относительно «выездной». Моим новым заданием стала координация и развитие других «научных» центров «Цербера».

Сколько я не спрашивала о Ленге, единственное, что я смогла узнать, что Кай является приближённым Призрака и теперь выполняет особые поручения. Моё сердце сжималось в тоске, я так хотела быть рядом с ним, но обстоятельства пока были сильнее.
Фабрики «перерождения» разворачивались во многих уголках Галактики, так что, работой я была занята под завязку. Но я всё время думала, как освободиться от Призрака и «Цербера».

***

На следующее утро после возвращения с бывшей базы Призрака я почувствовала себя немного лучше. Рядом посапывал Тайгер, устав удовлетворять моё сочное молодое тело.
Принимая душ, я раздумывала над дальнейшими действиями.
Бегство церберовцев почти прекратилось. Во-первых, кто хотел сбежать, тот уже сбежал, а во-вторых, «Чёрная Сотня» навела порядок в подвластных мне группах. Позднее, после войны, обязательно придётся «радикально» разобраться с отступниками, это необходимо для поддержания имиджа. И надо будет полностью отказаться от символики «Цербера». Призрак, по всей видимости, руководимый Жнецами, наделал таких дел, что теперь расхлёбывать и расхлёбывать.
Да, надо попробовать его найти. Хотя бы ради мести…

***

Через месяц после «несчастного случая» с Карло Спидером умер образец № 1 — первый стабильно контролируемый «перерождённый». Призрак был в гневе. По его приказу я вернулась на свою базу (координат мне так и не удалось узнать) и приступила к новой серии опытов над людьми.
Личный состав «Цербера», как оказалось, потерял около десяти тысяч человек. Призрак ради покорности и верности обратил множество вновь набранных «сотрудников», но через два месяца они также умерли, как и образец № 1.

Мысль о побеге не покидала меня, я прикидывала различные варианты, но пока никакого выхода не видела.
А затем случилось нечто неожиданное, особенно для Призрака и его «Цербера» — ко мне на базу прибыли (добровольно!) шестнадцать саларианцев — учёных. И надо сказать, это были толковые работники. Иногда меня, правда, так и подмывало спросить их, на что они рассчитывают по завершению работ. Но они так хорошо продвигали проект, что мне оставалось только присматривать за ними и перенимать их принципы работы, и поэтому я решила не подрывать их мораль.
Где-то месяца через два-три (я потеряла счёт времени, да и к чему оно?) напряжённой работы наниды были улучшены, теперь у подопытных оставалось подобие своей воли. Образцы по новой технологии обращения жили уже два с половиной месяца, и мы решили отметить этот небольшой успех в общем зале.
Кстати, саларианцы такие смешные, когда выпьют…

В общий зал вошёл Зверь — тот охранник, он всё ещё работал на этой базе (да и куда-бы его выпустили?).
— Что тебе? — недовольно спросила я. Неприязнь между учёными и «тупыми» охранниками потихоньку нарастала.
— Призрак приказал мне узнать, действуют ли наниды на саларианцев.
Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Саларианцы переглядывались между собой и что-то стрекотали на своём.
— В качестве подопытных приказано взять Витайю, Мареха и Вилема, — одновременно с его словами в зал вошли пятнадцать охранников с оружием наизготовку.
Неожиданно для меня эти трое одновременно подорвались с места, кидая в охранников то, что было под рукой. Они сумели сблизиться с охранниками и теперь рубились в ближнем бою. Витайю (девушку или женщину, не разберешь) сумели схватить вдвоём, но двое мужчин-саларианцев умело отбивались от наседавших охранников, убив уже трёх или четырёх.

— Дай сюда, — заорал Зверь, срывая автомат с плеча одного из охранников. — На хрен вас, — и очередь прошила двоих саларианцев, попутно зацепив нескольких обезьяноподобных громил.
— Крепко держите? — нервно спросил Зверь у двоих, которые скрутили девушку-саларианку.
— Да, — ответил один из них.
— Долбаный ГОР! И вы все долбаные!!! — зло добавил Зверь. — Предупреждал, чтобы были наготове, и всё равно обосрались.
Вечеринка была закончена, саларианцев поместили под охрану. Я потребовала объяснений от Зверя, который исполнял обязанности начальника охраны базы.
— Чё объяснять, с последним кораблём пришёл приказ Призрака: взять этих троих, они работают на ГОР, и провести опыты над ними. Это всё, — он ушёл.
В эту ночь я так и не смогла заснуть…

На следующий день мне пришлось самой вводить нанидов Витайе, саларианцы наотрез отказались это делать. Когда я подошла к ней со шприцем, она легко улыбнулась и тихо произнесла, чтобы услышала только я:
— Они не подействуют. Сразу смерть. Во имя народа!
Было так, как она сказала. Оставшиеся саларианцы твёрдо отказались от дальнейшей работы даже под угрозами пыток. Что ж, не хотят работать с подопытными, сами будут подопытными, не отпускать же их…
И всё-таки саларианцы прокололись. Не сотрудники ГОР, а один из учёных. Не надо оставлять рабочие записи на терминале. Или думаешь, поставил умопомрачительную систему защиты — никто и не вскроет? По моей «просьбе» Призрак прислал пяток кварианцев, проходящих Паломничество.
Саларианцы — гении, я в этом не сомневаюсь. Пять кварианцев мучились с защитой терминала недели три, они уже конкретно бесили меня. Но, как говорится, если долго мучиться, что-нибудь получится.
Из-за слабого иммунитета кварианцев камеры для их обращения пришлось тщательно дезинфицировать. Какой интересный у них цвет кожи…

Я с головой погрузилась в изучение записей.

***

«Да, мне приходилось делать много гадких вещей, но сколько ещё придётся? С течением времени к этому привыкаешь…»
— Так, вот что, Конактрина, — начала разговаривать я сама с собой вслух, выходя из ванной, — не пора ли заняться Советом? Навестим их. ТАЙГЕР, ПОДЪЁМ!!!
Он вскочил с кровати, ошалело озираясь по сторонам и автоматически начиная одеваться. Армейские рефлексы… Его абсолютно голое тело было так соблазнительно, мышцы пузырились буграми (благодаря действию нанидов).
— Отставить! — при общении с солдафонами (точнее, когда ими командуешь) невольно набираешься «словечек».
— Вперёд, шагом марш! — он «промаршировал» прямо ко мне.
Полотенце на моей голове нисколько не помешало нам насладиться друг другом…

***

Постепенно в моей голове начал выкристаллизовываться план — надо не бежать от Призрака, а сделать так, чтобы он бежал от меня. И записи саларианцев дадут мне ключ к этому.
«Иллюзив-мэн» опять отдал приказ о начале обращения свеженабранных людей, он опасался, что среди них могут быть агенты Альянса, да и как по-другому можно добиться абсолютной верности?

В записях саларианца обнаружилось новое направление разработок — образец должен был стать гораздо выносливее, послушнее и лично предан своему хозяину. Естественно, учёный-саларианец не докладывал мне об этом, но так или иначе я узнала об этом…
И тогда я начала «индоктринацию» нового типа, где ХОЗЯЙКОЙ была я. Начала я среди привезённых для опытов, потихоньку формируя личную гвардию.

Прилетел Кай, мой Кай… Я не помня себя бросилась к нему. Передо мной был совершенно другой человек, то есть, нет, передо мной был живой робот. Призрак обратил его, чтобы добиться абсолютного послушания.
Я была готова выть от отчаяния, я готова была убить себя. Единственное светлое пятно в моей жизни безнадёжно очернили…
Кай передал приказ о сворачивании базы, агенты Альянса начали её разработку. А потом он улетел, просто улетел.

Сворачиваться? Свернёмся! Той же ночью моя личная гвардия захватила базу, все были обращены. Долгий путь к вершине начался.
Когда за нами прилетели транспорты, я была абсолютной хозяйкой базы. Вскоре и экипажи кораблей подчинялись только мне. Следуя приказам Призрака, чтобы раньше времени не насторожить его, мы перелетели на другую планету, где также была база «Цербера». Через восемь часов и она была под моим контролем. Там я и увидела Тайгера, который чем-то походил на Кая.

Словно помогая мне, Призрак приказал проинспектировать базы, где происходило обращение. Я поедала «Цербер» изнутри, как раковая опухоль. Я повсюду искала информацию о своём хозяине, который теперь стал моим врагом. Но он был бесплотен и неуловим, в точности как призрак. Теперь я обращала уже не всех. Те из высшего эшелона, кто готов был со мной сотрудничать, были полезны мне. Учёных я также не трогала — у обращенных интеллект неизбежно падал до уровня школьников начальных классов, а таких дебилов-бойцов у меня уже было в достатке.

И в конце-концов мне повезло: на одной из баз мне сказали, что сюда по каким-то своим делам прибудет личный врач Призрака. Это был мой чуть ли не единственный шанс. Естественно, доктор была обращена, хоть она и умоляла не делать этого, что она добровольно сделает инъекцию нанидов Призраку, но мне нужна была стопроцентная гарантия.
Корабль с экипажем пришлось взорвать, иначе длительная задержка могла бы насторожить этого «неуловимого мстителя». Конечно, и так существовал риск, что он не поверит в случайную аварию при загрузке антивещества, но шансы выше. Да и экипаж этого корабля нельзя было обращать, при стыковке с базой Призрака они бы сразу выдали себя уровнем интеллекта.
К моему великому счастью за врачом прилетел другой корабль, она уже была полностью «готова» и проинструктирована. Я дала ей образец старых нанидов, чтобы Призрак получил то же, что и Кай. А когда «Цербер» начнёт разваливаться, я возьму власть в свои руки, и не дай бог кому-то встать на моём пути…

Уже не опасаясь Призрака, я начала активно искать группы и базы «Цербера». Это только со стороны сложно, а когда знаешь, у кого и как спросить…

***

Наскоро собравшись, я приказала приготовить потрёпанный с виду «грузовичок». На Цитадели мы будем изображать торгашей, доступ беженцев на станцию теперь закрыт по устному распоряжению какого-то СпеКТР'а Джейн Шепард.

«Ладно, много времени нам и не надо, пока только подготовить почву для возвращения. Уничтожать Совет сейчас было невыгодно мне. Это внесёт разлад в ряды антижнецовской коалиции в и без того проигрываемой войне. Мои войска также помогали Совету, правда, не информируя их, действуя исключительно на отдалённых планетах, полностью захваченных Жнецами. Приходилось уничтожать и войска «Цербера», подконтрольные Жнецам. Также я отпустила несколько тысяч человек в «свободное плавание» с целью разведки и внедрения в структуры Альянса и, по возможности, СБЦ. Конечно, не было никаких гарантий с их стороны, но они мало (практически ничего) не знали обо мне, а также о том, что фактически я руковожу большей частью «Цербера». Они и о «Цербере» слышали только по головизору, так что, я почти ничем не рисковала.
Мы прошли последний ретранслятор на пути к Цитадели, и перед моим мысленным взором опять понеслись картины прошлого…

***

«Если бы я знала, к чему приведёт моё решение снабдить личного врача Призрака старой версией нанидов!» — горько корила я себя.
Эти Жнецы путали все планы. Ведь с их приходом весь мир сошёл с ума. На «Цербер» развернули полномасштабную охоту, и всё потому, что наниды старого образца давали контроль над обращенными напрямую Жнецам. Эти «злые машинки» должны были поблагодарить Призрака за армии «Цербера», а меня — за обращение Призрака.

Структура «Цербера» была очень разветвлённой. Куда там гидре — сотни иголок, болтов, шурупов, гаек в таком огромном стоге, как наша Галактика. Я физически не успевала на всех направлениях, передоверить пока было некому, у меня не было верных и умных исполнителей. По отдельности эти два качества — как навоза в коровнике, а вот вместе — я никому не доверяла.
К тому же параллельные структуры «Цербера» почти не пересекались, и приходилось напрягать умников из аналитического отдела, которые искали любые зацепки — платежи и переводы денег, полёты подконтрольных «Церберу» кораблей, каналы связи, экстранет. Они работали на совесть, ведь у каждого за спиной стояло по два бойца с пистолетами наизготовку.
Постепенно контроль над уцелевшей частью «Цербера» переходил ко мне, можно было спокойно вздохнуть — Призрак уже не в состоянии чем-то навредить мне, кроме полного уничтожения репутации. Ничего, восстанем как Феникс из пепла, но под другим именем…

***

— Коко, мы пристыковались, — мягко напомнил мне Тайгер.
«Чёрт, задумалась и пропустила прекрасные виды на подлёте к Цитадели», — немного разозлилась я на себя.
— Хорошо, Тайгер, пошли.

Выполнив запланированное, мы возвращались к кораблю. Около шлюза стояло трое: какая-то девка в броне в облипку, огромный мужлан с мышцами больше, чем у Тайгера, и турианец с «расцарапанной» мордой.
— Именем Совета вы арестованы, я — СпеКТР, — заявила пигалица.
Со мною было шестеро из «Чёрной Сотни», а также Тайгер, но численный перевес их явно не смущал.
Без всякого предупреждения началась стрельба, Тайгер пригнул меня и быстро потащил за ящики, закрывая своим телом. Шесть бойцов приняли бой. Секунд через двадцать пять шум прекратился, я встала, отряхнулась и в полной уверенности, что эти нахалы посмертно научились уважать меня, вышла из-за ящиков в сопровождении Тайгера.

Мои бойцы, которые могли шутя раскидать двадцать кроганов, лежали в неестественных позах, трое были обожжены, одного как будто разорвали изнутри, а ещё от двоих остались только подтаивающие кусочки льда.
Стволы незнакомцев нацелились на меня, Тайгер тут же шагнул и закрыл меня. Турианец сместился чуть в сторону, чтобы мой защитник не перекрывал обзора.
— Конактрина, во имечко, да, Джеймс? Хм-хм, Конактрина, вы обвиняетесь в работе на террористическую организацию «Цербер», а теперь ещё в нападении на СпеКТР'а.
— Лапки вверх, дружок, — фамильярно обращается СпеКТР к Тайгеру.

Но Тайгер как собака, он не отступит. Мой защитник хватается за пистолет, инструментрон девки снимает щиты Тайгера, а затем она протыкает его чем-то, похожим на лазерное лезвие, которое тоже вылезло из инструментрона.
Тайгер, булькая кровью изо рта, затихает у моих ног, и я понимаю, кто убил Ленга…

***

— Вам есть ещё что добавить, мисс Конактрина? — Советник турианцев необычайно доброжелателен.

Я очнулась от своего самогипноза и вернулась в реальность, понимая, что говорила без остановки больше двух часов. Мой рот пересох, и я с трудом делаю пару глотков воды.
Я сижу с одной стороны стола, с другой стороны — члены Совета, за исключением Советника-человека. Вокруг охрана из туриацев и азари. Такой маленький, уютный Советик для допроса хозяйки «Цербера».

— Последнее, что я могу сказать — наниды также хорошо действуют на турианцев и азари, с саларианцами я пока не разобралась.

Я щёлкаю пальцами, вокруг гремят выстрелы и вспыхивают волны биотики. Остаётся три азари и пять турианцев, которых я успела обратить перед моим арестом, остальные убиты.

— Так что, будь осторожна с друзьями, Джейн Шепард. Ты убила Ленга, ты убила Тайгера, я отомщу…

***

После завершения просмотра присланного ей на личную почту видео Джейн ещё некоторое время сидела в кресле. В животе что-то странно заныло. В конце концов, она тоже просто девушка, несмотря на бравый вид и звание СпеКТР'а. Шепард встала и налила себе воды, пальцы немного тряслись.
«А ведь завтра на штурм Лондона…»





Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 20.06.2012 | 2060 | 17 | призрак, Призрак? Призрак!, Цербер, ОстА, Кай Ленг | ОстА
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 72
Гостей: 62
Пользователей: 10

RedDevilL, MacMillan, FallenAngel, Faler92, Grеyson, ARM, Bokozan, Darth_LegiON, stalkerShepard, Magdalene
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт