Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

An End once and now for All. Главы 5-7 и эпилог



Жанр: драма, альтернатива;
Персонажи: мШепард, Лиара, Вега, Эшли, Тали, Гаррус и остальная команда «Нормандии»;
Статус: завершено;
Описание: возможно ли отплатить простому солдату Немо Шепарду за проявленный героизм перед лицом великой опасности хотя бы счастливым концом пути?..






Глава 5. В преддверии Рассвета.


Когда не знаешь, плакать иль смеяться,
В оковах нерешительности бьёшься,
Вдруг видишь: истина к лицу нещадно рвётся,
И от неё никак не отвернёшься…

Опять мухи. Везде. Но на этот раз даже без звёздного вступления.

Но что-то стало по-другому…Что-то изменилось. Они даже не жужжат? Да, но это не то… Такое чувство, что как будто я здесь не одна…

«Лиара?»
«Шепард?»

Молчание.

«Мы умерли?»
«Я не знаю… Эти ощущения очень сильно что-то напоминают…»
«Объятия вечности?»
«Не лучшее время для шуток. Но в чём-то ты прав…Тогда… Как?»
«Не имею понятия. Но одно могу сказать точно: если этот кто-то не перестанет так упорно шуметь, то я, пусть даже и мёртвый, найду его и пристрелю».
«О чём ты говоришь? Я тебя не…»

Тут и она услышала далёкий нарастающий резонирующий звук. Он становился всё ближе и ближе, нестерпимо давил на уши, которых не существовало…

Звуковая волна буквально влетела неё, как разогнавшийся до сверхсветовой скорости дредноут, взорвавший разум изнутри. По каким-то неведомым законам, эхо от удара начало относить её куда-то далеко. Куда-то в неизвестность. Она переставала чувствовать Его присутствие рядом с собой. И Он тоже по-видимому улетал в Никуда…

«Лиара!.».
«Шепард!.».

Всё, что они успели крикнуть друг другу, прежде чем голоса растворились в пустоте. Скорость всё увеличивалась, она терялась в ней, не могла ни о чём думать, сожалеть, даже если бы очень захотела.

И вдруг…

***

…И вдруг я почувствовал, что Лиара вновь приближается. Это была бы радостная весть, если бы что-то не сказало с твёрдой уверенностью: «Столкновение неизбежно». Только одно слово мне удалось успеть вымолвить:
«Осторожно!.».

***

«Шепард!.».

Удар… Звон… Смятение… Звёзды… Богиня, зачем я только о них вспоминала?..

***

А потом всё внезапно встало на свои места, которые уже никогда не будут прежними…

И они очнулись.

***

— Я же говорил, что его так легко не отправить на тот свет. Как тебе очередная новая жизнь, Локо?
— Заткнись, Вега. Разве ты не видишь, что он ещё толком не пришёл в себя, а твоя болтовня только действует на нервы?
— Спокойствие, Уильямс. Ха, смотрите, наша синекожая спасательница тоже открыла глаза.
— Кила, хвала тебе, они живы…
— Однако вам удалось заставить нас всех изрядно поволноваться. И если вы хотите, чтобы в следующий раз мне наверняка удалось вытащить вас из пекла, в которое вы себя обязательно загоните, вам не помешало бы обоим сбросить немного. Без обид, Лиара.
Всему этому не было бы конца, но вмешалась доктор Чаквас:
— Свидание с больными окончено! Я тоже рада, как и вы все, но им нужен покой! Покиньте больничный отсек! И не притворяйтесь, что не слышите меня!

***

Только угроза подсыпать мощное слабительное в пайки каждому, подействовала на разгорячённую команду, и они оставили героев наедине.
Никто не мог объяснить того, что с ними произошло. Например, почему вдруг Шепард, будучи израненным безнадёжным образом, внезапно оказался в более-менее стабильном физическом состоянии. Почему у обоих наблюдались странные изменения в физиологических процессах? Почему от нашей пары исходило слабое бледно-бирюзовое сияние? И, чёрт возьми, как они всё-таки выжили после пребывания под всей мощью Горна?..

В то время как прошедшие через ад, но встретившиеся наконец в некотором преддверии рая наши герои, держа друг друга за руки, молча и устало улыбаясь, смотрели друг другу в глаза, в кают-компании проходила «посиделка».

Разговоры в ней велись о чём угодно. Имели место рассуждения турианца о том, что бирюзовый не его цвет, и если у Шепарда был выбор, то ему следовало взять тёмно-синий окрас «этих полосочек». Были высказаны даже откровенные мысли Кортеза, о том что он ценит капитана как товарища и друга, но если бы он выбрал не Лиару, он бы сам был бы рад оказаться на её месте, несмотря на пережитое ей. Он понял что сболтнул лишнее и ждал ответа. Вопреки его ожиданиям, ничего плохого не случилось. Лишь Вега заметил, что ему с Лиарой не соревноваться, так как если брать во внимание её возраст (нынешний и возможный), ему лишь остаётся с завистью смотреть на то, чему она может научиться вытворять с ним в «определённые моменты». Реакция была вполне очевидной: смех и улыбки с мужской стороны и угрозы с покачиваниями головы с женской. Но ничего негативного.

После всего пережитого вместе команда стала воистину дружной.

Из разговоров также можно было определить, как происходили события после того, как Лиара вытащила Шепарда из Горна. Гаррус объяснял, что хотел помочь им сразу же, как выпрыгнул из челнока, но что-то как будто сковало его, а в голове раздались слова: «Не делай этого. Ты можешь ещё больше усугубить непредсказуемость последствий». Он смог овладеть телом лишь тогда, когда азари скрылась за завесой луча. Когда турианец подбежал к нему, Лиара, нёсшая Шепарда, со странной вспышкой освободилась из объятий энергетических потоков и упала без сознания. Он схватил их обоих и потащил к челноку. Вокруг всё начинало трястись и рушиться. Гаррус бы не успел добежать, если бы не применяя всю свою сноровку и умение необходимые для управления транспортом в столь замкнутом пространстве, Кортез не подоспел бы с помощью. «Молот» покинул помещение Катализатора незамедлительно, эвакуировался на Нормандию, которая в свою очередь, насколько это позволяли кипящие рядом бои, отдалилась от Горна.

И не зря.

Выстрелив чистейшим ослепительным бирюзовым лучом в ретранслятор, Горн отделился от Цитадели и взорвался. Всё говорило о том, что Цитадель и ретранслятор постигнет та же судьба: было невооружённым глазом видно, как они сотрясаются от волн энергии, проходящих через них, почти осязаемых для тех, кто находился поблизости. И… ничего не произошло. Лишь ретранслятор, выстрелив тем же странным импульсом, который ненадолго дезориентировал, но не нанёс серьёзных повреждений близлежащим кораблям (в том числе и Нормандии) и сотворил что-то необъяснимое с живыми существами, просто потух. Будто умер. Жнецы же незамедлительно покинули Землю и её орбиту, направившись в одном известном им направлении.

Но праздновать было рано. Шепард и Лиара были… в «неизвестном» состоянии. Тела не имели признаков жизни, но их окружало яркое свечение, сквозь которое лишь слабо просматривались общие черты и контуры. Никто не знал, что делать. Но никто не терял надежду, поэтому было решено положить их в медотсек под присмотр доктора Чаквас. И ждать… «Одно из паршивейших ожиданий в моей жизни», — качала головой Эшли. Никто этого не отрицал.

Так как ретранслятор пришёл в полную негодность, инопланетные флоты не могли вернуться на свои планеты. Они ждали объяснений, что произошло и что им теперь делать. «Нормандия» в это время кружила по орбите Земли в томительном ожидании чуда. На все запросы и вопросы со стороны офицеров всех рангов и рас Джокер отвечал: «Единственный, кто может вам что-то сказать, это капитан, но сейчас он абсолютно не в состоянии сделать это», — а про себя добавлял: «Перезвоните попозже… А лучше катитесь к чёрту!» — начал почти вслух говорить он после доброго десятка однообразных звонков. Поэтому флотам пришлось пока обосноваться либо на Земле, либо на её орбите, ожидая ответов. Апатия длилось около трёх дней. Потом по кораблю прокатилась необъяснимая дрожь, сопровождающаяся зловеще-вибрирующим звуком. Источником был медотсек. Все побежали туда…

Всё то, что было дальше уже известно. Почти…

Оставались терзающие множество разумов вопросы: куда улетели и вернуться ли Жнецы? Откуда они всё-таки взялись и каковы были их истинные причины? Что делать с ретранслятором и вышли ли из строя остальные по всей Галактике? Что же произошло с всей органической и синтетической жизнью и, наконец, что будет дальше?..

Ответ вскоре поступил из самого очевидного и в то же время неожиданного источника.





Глава 6. Лик истины бывает не так уж прекрасен.

Дать миру этому прозренье —
Вот было наше высшее стремленье!

Как не смогли увидеть мы, что Зло
Так быстро в нас затмило всё Добро…


Шёл четвёртый день после «воскрешения». Шепард с Лиарой, по совету доктора Чаквас (между прочим, ничуть не отличимому от приказа,) проводили их в больничном отсеке, хотя оба пребывали в отличном самочувствии, как будто событий всего лишь недельной давности вовсе и не было.
При первой возможности Шепард связался с адмиралом Хакетом и попросил соединить его со всеми командующими межгалактического флота. Он сообщил всё необходимое о том, что произошло после стыковки Горна и Цитадели, умолчав о двух других «путях», отвергнутых им. Его сильно удивило сохранение в относительной целостности ретранслятора и Цитадели, которые должны были быть уничтожены. На вопрос о дальнейших действиях он только и смог, что предложить попытаться восстановить ретранслятор (благо все учёные, работавшие над Горном, были по эту сторону ретранслятора под надёжной охраной, в случае если бы с неизвестным до конца устройством произошло что-то непредсказуемое). На этом всё и закончилось.

В Солнечной системе закипела работа. Начались восстановительные работы на Земле, Цитадели, Марсе… в общем, где только можно.
Поступили пожелания скорейшего выздоровления от Андерсона, которого обнаружила первая разведывательная группа, осматривавшая Цитадель сразу же после ухода Жнецов. У него была серьёзная потеря крови, но он смог выжить, хотя и валялся до сих пор в госпитале. Врачи были настолько «добры» и «заботливы», а вокруг после «посещения» Жнецами Земли был такой «порядок», что раньше дать о себе знать он просто не смог. Лучшие умы эпохи принялись не жалея сил совместно «штурмовать» тайны ретранслятора. Орешек оказался крепок, и прогнозы были неутешительные. Время, необходимое для его изучения и перезапуска, варьировалось от года до десяти лет и более. Но широкие массы в эту новость, само собой, не посвящали.
Шепард и вся его команда, пока это было реально, прятались от бюрократической возни на «Нормандии». Было единогласно решено, что все заслужили небольшой отдых, хотя бы на то время, пока доктор не решит выпустить Шепарда и Лиару из-под бдительного надзора.

Итак, шёл четвёртый день после «воскрешения». Ровно в полдень по лондонскому времени в больничном отсеке раздался бесцветный, слегка подрагивающий голос Джокера:
— Капитан, срочно зайдите на мостик.
— Если это очередной генерал или политик, спрашивающий: «Куда делся капитан Шепард?», пошли его к чёрту. Это приказ.
— Стал бы я отвлекать вас по подобным мелочам. Здесь дело поважнее…
— Тогда кто это?
— Скажем так: это звонок ОГРОМНОЙ важности.
Сбитый с толку Шепард вопросительно посмотрел на Лиару, будто она могла знать больше него. Испытывая странное беспокойство и так же ничего не понимая, она отрицательно покачала головой. После этого они синхронно встали и отправились в сторону мостика.
 Там была уже вся команда. Они потеснились, освобождая место вновь прибывшим. У всех без исключения были напряжённые лица.
— Что происходит? Кто на связи, Джокер?
— Это Жнец, Шепард, — ответила СУЗИ.

Мёртвая тишина. Лицо капитана стало напоминать кусок камня.
— Что ему нужно?
— Не имею ни малейшего понятия, — сказал Джокер. — Может, вы сами спросите, капитан?
— Соединяй, — последовал ответ после краткого раздумья.
Через пару секунд мостик пронзил режущий слух голос зловещей Машины.
— Шепард?
Он поднимал из самых дальних и тёмных углов памяти то, что каждый хотел оставить там раз и навсегда, и поэтому его звуки совсем не приветствовались в этом «новом мире».
Пересилив поднимающуюся бучу, капитан ответил:
— Это я.
— Мы хотим поздравить вас. Вы сделали то, чего когда-то не удалось добиться нам.
Шок. Проглотив комок, Шепард намеревался спросить, что он подразумевает под этим, но сверх-ИИ его опередил:
— Мы имеем в виду постройку и использование того, что вы называете Горном, по тому назначению, для которого он был изначально спроектирован. Нам известно, что перед вами стоял выбор между тремя вариантами: уничтожение ИИ, его подчинение и синтез межу органиками и синтетиками.
Шепард не рассказывал об этом никому, кроме Лиары. На обратившиеся к нему взгляды присутствующих он ответил коротким кивком.
 Тем временем Жнец продолжал:
— Вас наверняка интересует множество таких вопросов, как: кто они такие и откуда? Как и почему начались первые циклы? Кто построил ретрансляторы, и многое другое.
 В воздухе от напряжения почти начали проскакивать электрические разряды.
— Интересует, — прохрипел Шепард.
Машина на несколько секунд замолчала, будто собираясь с мыслями, и начала рассказывать то, о чём многие и многие разумные расы могли лишь только догадываться, но никак не знать наверняка…

***

(Рассказ Жнеца в таком изложении, как запомнил его капитан, то есть в переводе на более-менее нормальный язык с сухого и безжизненного «машинного»).

Всё началось с расы, время возникновения которой, равно как и её внешний вид и имя вам ничего не дадут. Условно назовём их Искателями. Условия на их планете были таковы, что для выживания на ней был необходим высокий уровень кооперации и сплочённости между представителями одного вида. Эти существа обладали некоего рода глубокой ментальной связью: они могли чувствовать друг друга, делиться эмоциями без слов при определённом умении передавать зрительные образы и тому подобное. При таком раскладе никто не мог и подумать о том, чтобы навредить друг другу, не то чтобы убить, поскольку все страдания жертвы будут прочувствованы самим убийцей. При данном феномене одновременно сохранялась полная индивидуальность личности. Раса развивалась, крепла, в ней затеплились первые искорки разума, которые вскоре разгорелись пламенем. Властные отношения отсутствовали — все были равны по правам. Существовали лишь некие «организаторы», которые не управляли, а лишь «упорядочивали» и «налаживали». «Движение вперёд во имя общего Блага» — это и стало основной концепцией Искателей.

Жизнь на планете была тяжела, и для процветания требовалось широкое использование подручных средств и механизмов. Так сформировалось некоего рода «уважение» к технике. Следует заметить, что раса была исключительно миролюбивой и абсолютно не использовала оружие как средство для убийства и калечения.
Шло время. Прогресс благодаря сплочённости, общим усилиям и отсутствию войн шагал вперёд семимильными шагами, даже несмотря на некоего рода трудности с окружающей средой.
 И вот был достигнут тот уровень развития, на котором был разработан первый ИИ. Это был переломный момент в их истории. Вместо использования синтетиков как слуг или рабов, ИИ воспринимались поначалу как дети, требующие заботы, а позже, когда они начали хотя бы немного осознавать себя, как полноценные члены общества. К ним относились с уважением, как к равным. Их постоянно модифицировали. Наблюдая за происходящим вокруг, осмысливая отношение к ним их создателей, делая соответствующие выводы и прыгая с одной ступеньки развития на другую, синтетики полностью переняли взгляды, мораль и принципы Искателей, став их неотъемлемой частью.

Был образован крепкий союз между органиками и неорганиками. «Органические братья» выдвигали идеи, основные направления развития. «Синтетические братья» дорабатывали их и организовывали. Разумеется, что и те и другие могли участвовать в обеих областях, что и имело место, но общее разделение поначалу было приблизительно таковым.
Техника всё глубже проникала в жизнь Искателей. Технологии, граничащие с органическим и синтетическим, для взаимопроникновения двух «видов» и стирания между ними серьёзных различий развивались полным ходом. Появились имплантаты. Модификация ими прибрела широкое распространение, но соблюдалась мера, которая не позволяла органикам стать синтетиками, так как и у тех и у других имеются свои преимущества.
Развитие достигло небывалых вершин. Был найден способ «установить контакт» между двумя «сетями разумов». Теперь Живое и Механическое стало одним целым. Граница между ними стала очень нечёткой.
Началось покорение Космоса. На световых двигателях они смогли полностью освоить всю их систему, состоящую из тринадцати планет. Там, где было возможно, появлялись колонии. Где же это было невозможно, ставились специальные комплексы по автоматической добыче и отправке полезных ископаемых. Ресурсы хлынули на их уже довольно оскудевшую родную планету.
Но все знали, что способны на большее…

И наконец был найден Нулевой Элемент. После очень долгих даже для Искателей исследований открытие эффекта массы изменило их будущее в корне. Он был внедрён во все сферы, где только это было возможно. Наконец был открыт способ путешествовать на сверхсветовых скоростях. Колонизация близлежащих систем будто стремительный поток прорвала дамбу, тормозящую в прогрессе амбициозную, но разумную и мудрую расу.
Начали появляться идеи о путешествии по всей Галактике, о её изучении. Встреча с братьями по разуму не входила в число главных целей, но возможность сотрудничества и помощи друг другу не исключалась. Но путешествие из туманности в туманность требовало сверхсветовой двигатель такой мощности, что корабль, несущий его, был бы слишком огромен и неповоротлив, а осуществление связи на таком расстоянии было бы слишком затруднительным. К тому же существовала идея сделать такие путешествия доступными большинству классов кораблей. Был создан первый проект сети ретрансляторов по всей Галактике. Пополнение запасов ресурсов для их постройки планировалось в местах далёких от потенциального обитания разумных рас. Так было решено, потому что Искатели не хотели «красть» то, что в будущем могло бы понадобиться для развития других.
Первый ретранслятор был построен в их родной системе, и было вычислено место для постройки ретранслятора обратной связи в теоретически пустом и богатом ресурсами районе Галактики.
Необходимо заметить, что «скачок» через ретранслятор может быть произведён в любую точку Галактики в достаточно большом радиусе, но для этого требуются дополнительные мощности и настройки. Многократное применение этого метода путешествия на одном «приборе» грозило нестабильностью работы, последствия которой могли быть самые ужасные: заброс по неверным координатам, расщепление отправляемых или просто-напросто взрыв.
Поэтому план был таков: экспедиция с требуемым количеством инженеров и рабочих обоих «видов», а также с необходимыми для постройки другого ретранслятора материалами забрасывается в нужное место, там строит ретранслятор, и от готового уже возвращается назад.
Всё задуманное было осуществлено в кратчайшие сроки и без единой загвоздки.
Кроме одной.

Эта система привлекла Искателей своими богатствами и выгодным положением для дальнейшего расширения сети. Вероятность встретить в ней разумную жизнь была около 0,66%, но из-за неё полностью отказываться от чрезвычайно выгодного места было неразумно. И эта вероятность оправдала себя. Был найден разумный вид, который находился на стадии индустриального развития. После обсуждения сложившейся ситуации Искатели решили поделиться определёнными технологиями в обмен на право добывать ресурсы в туманности и перспективное сотрудничество после достижения ими определённого уровня научно-технического прогресса. Контакт был осуществлён со всей необходимой осторожностью и произошёл достаточно гладко. Договор был заключён. Но наблюдая за братьями по разуму, Искатели впервые увидели, что они отличаются от них очень сильно, и не только внешне. Краткое наблюдение за планетой показало Искателям много того, о чём они даже и помыслить не могли: ненависть друг к другу, кощунственное обращение с родной планетой, насилие, войны и ещё много чего… Но они предполагали, что эта стадия будет преодолена и наступит мир и гармония в обществе этих разумных существ. Увы, впервые они просчитались так сильно…
«Освоение» набирало обороты. Нежелательные встречи с разумными расами происходили редко, но заканчивались приблизительно так же, как и самая первая. Сеть настолько расширилась, что понадобился некий центр управления и контроля за ретрансляторами, которым стала Цитадель.
До сих пор не было найдено ни одной расы, которая хотя бы наполовину достигла того, что смогли сделать Искатели.

Если говорить объективно, то они были благородны и умны, но, к сожалению, наивны и слепы. Они не понимали стремления других рас к власти над своими же соплеменниками, не понимали, зачем нужны какие-то разделения на страны, кланы и так далее, и наконец, как можно ненавидеть и вредить друг другу? Искателей так сильно увлекло расширение и прогресс, что они не могли увидеть, как «подарки» для «братьев по разуму», призванные нести мир, процветание и благо всему виду, осмысливались и переделывались под оружие, несущее боль, смерть и разрушение…
И однажды, заметив подобное, на одну из таких планет была послана мирная делегация с целью разрешения конфликта. Но цели своей достигнуть ей было не суждено. Её никто не стал слушать. Всех до единого представителей просто-напросто убили…
Невозможно было описать реакцию Искателей. Подобная жестокость других рас поразила наивных мудрецов, ищущих всего лишь добра для всех.
Это стало одним из шагов на пути в пропасть…

Была разработана технология «одурманивания» для мирного разрешения военных конфликтов. Но в то же время, начиная опасаться за безопасность всех в этой Галактике, под пристальным контролем были начаты военные разработки, «упреждающие хаотическое насилие».
На самые «агрессивные» планеты были тайно установлены одурманивающие маяки, работающие на мощности, которая позволяла сохранить расам разум. В большинстве случаев войны удавалось прекратить. Но были и те, кто сопротивлялся и продолжал насилие чуть ли не с большей жестокостью. Не видя иного выхода, Искатели решили, что «во имя блага» в таких расах лучше всего погасить разум, который мыслит только деструктивно и, следовательно, не может считаться полноценным.
Так и было сделано.
Но такие народы уже не могли жить так, как жили раньше. За время эволюции их организмы отвыкли от жизни в окружающей их среде без специальных приспособлений. И чтобы медленно не убивать или не давать окончательно деградировать до уровня животных, кто-то из Искателей предложил использовать их как рабочую силу в местах добычи ресурсов. Не все были согласны с предложенным. Завязалась долгая дискуссия. В конечном итоге предложение было принято, но в монолите единства и взаимопонимания появились первые трещины…

Теперь уже колонизация Галактики шла дальше, но достойных их уровня развития технологий и общественных отношений народов так и не находилось. Начали появляться зачатки гордыни, высокомерия.
И однажды дело дошло до того, что раса, раньше не понимающая смысл насилия, пролила кровь…
Случилось это тогда, когда были найдены разумные существа, уже вышедшие в космос на световых скоростях и углубившиеся в разработку ИИ. Поначалу Искателей охватила некая «сдержанная радость» от того, что нашёлся хоть кто-то, кто смог достигнуть данного этапа. Но их очень сильно возмущало то, что ИИ для этой расы являлись чем-то вроде бездушных инструментов и расходных материалов. Возникла некоторая напряжённость в отношениях. Для обоих «видов» Искателей было непонятно, как можно разумное существо, которое отличается лишь несущественными чертами, а в иных областях даже превосходит тебя, держать как какой-нибудь молоток или топор?
Видимо, ИИ думали так же, поскольку между «создателями» и «творениями» вскоре вспыхнула война…
На это Искатели не могли уже смотреть со стороны. Они беспощадно уничтожили военные силы обеих сторон, а остальную популяцию одурманили или перепрограммировали…
Воздействие на остальные расы стало жёстче: всё больше и больше народов становились рабами, и всё чаще конфликты разрешались силой.
«Упреждающие» военные технологии стали развиваться на широкую ногу уже не в сторону предотвращения войн…
Был изобретён способ «продления срока эксплуатации инопланетной рабочей силы»: когда тело «рабочего» приходило почти в полную негодность, живые ткани заменялись на синтетические. Те, к кому применялся этот метод, становились хасками, как их называют теперь…

***

В это почти невозможно поверить, но наконец вся Галактика была опутана сетью ретрансляторов. Вот только изначальное «мирное освоение» превратившееся в «жестокую колонизацию», сделало её облик совсем другим.
Многие из Искателей были против всего этого: они взывали к высоким и отброшенным перед ликом безумия идеалам, к надежде на то, что всё ещё можно исправить и снова вернуться к мирному пути. Но тщетно. Появилась угроза гражданской войны, и лишь остатки когда-то крепкого, а теперь уже шатко стоящего на коленях неприятия насилия по отношению к представителям своей расы и терпимости друг к другу ещё сдерживали беспощадные волны самоистребления…

Но чаша терпения была переполнена последней каплей. Безнадёжно ослеплённая собственной властью, безнаказанностью и амбициями, «выродившаяся» часть Искателей начала искать методы для перемещения между Галактиками. Под прикрытием слов об «общем благе» и «движении вперёд» их целью было расширение влияния и увеличение мощи своей расы посредством подавления «неразумных дикарей» и сбор ресурсов, которые «только мы умеем использовать по их назначению». И если бы они смогли осуществить свои замыслы, кто знает, как сейчас выглядела бы Вселенная, потому что произошедшее с ними внутреннее искажение не позволило бы им остановиться никогда…

Но были те, кто понимал, что это бездонная пропасть, что так можно лишь найти свою гибель, и что это не то, к чему Искатели всегда стремились. Их истинное предназначение было растоптано, уничтожено и превращено в монстра, слепого, ненасытного и безумного…
Неизвестно, что послужило поводом, и какая сторона первая применила силу. И вот случилось то, чего не было ранее никогда: раса, поднявшаяся так высоко благодаря своем единству, раскололась на две не знающие более примирения части.
Следует заметить, что органические и синтетические Искатели присутствовали на обеих сторонах в равных частях. Это была совсем не «видовая», не война «творений» с «создателями», а идейная война «тех, кто помнил» и «тех, кто забыл».
Во время эпохи Искателей Галактика ещё не видела ничего подобного. Все силы, изначально собираемые для достижения совершенства, постижения высшей мудрости, нахождения вершины прогресса, всей своей немыслимой тяжестью рухнули с невидимых высот на головы строителей.
Бессмысленное истребление, резня, самогеноцид. По-другому это нельзя было назвать никак.
Всё это продолжалось около тысячи лет. Здесь не могло быть победителей. Были только проигравшие. От самой многочисленной, могучей и мудрой расы остались лишь жалкие крохи, осознавших содеянное. Только тогда установился мир.

Испытывая бесконечные душевные муки, немногие уцелевшие собрали все возможные корабли, ресурсы, технику, научные труды и тому подобное и удалились в самую глухую и дальнюю часть Галактики, чтобы в тишине и покое обдумать своё будущее.
Стыд за содеянное не был единственной причиной побега. Не полностью лишённые воли рабы и подавляемые силой без предельного одурманивания разумные виды, которые уцелели, начинали приходить в себя после правления «тиранов». Они жаждали мести за доставленный им вред и унижения. Им хотелось выкорчевать раз и навсегда угрозу для СВОЕГО будущего.
Благодаря «дарам захватчиков» многие из них в короткие сроки совершили значительный научно-технический скачок и вышли в космос, также овладев технологией эффекта массы. Такие расы, встретившись друг с другом, объединялись в коалицию и начинали поиск общего врага.
И хотя всё это делалось не за год и два, время у Искателей было ограничено. Необходимость принять решение, решающее их судьбу и судьбу Галактики, стояла очевидно и остро. Нужно принять во внимание то, что хотя от их былой мощи почти ничего не осталось, тем не менее, это «ничего» было мощнее всех флотов коалиционных сил вместе взятых. Но очередного кровопролития и возвращения к былому никто не хотел. Горький урок был усвоен крепко.

Вариант капитуляции не рассматривался, так как шанс того, что «идущие на поводу у своей животной жестокости триумфаторы» оставят их в живых или, по крайней мере, не поработят, был крайне низок.
Вечно скрываться также было невозможно.
Было разработано два проекта, два решения. Первый имел название «Вознесение», второй — «Единение».
«Вознесение» подразумевал объединение синтетиков и органиков в огромные автономные космические корабли, способные существовать в Тёмном Космосе, почти не изнашивающиеся на огромных временных промежутках, имеющие колоссальную боевую мощь. Для поддержания своей «жизнеспособности» они могли поглощать энергию звёзд (что и было сделано с Хестромом в протеанском цикле).

«Единение» предполагал распространение по всей Галактике энергетического импульса особого рода, включающего в себя синтетические и органические «коды». Он должен был изменить саму «физиологическую» структуру и разум обоих «типов» жизни. Теоретически, органикам должны были быть переданы положительные черты машин (предположительно: рассудительность, логичность, коллективное благо, некоторая умеренность, более долгая жизнь и тому подобное), а ИИ черты органического разума (предположительно: возможность поиска новых идей, желание двигаться дальше, чувства и эмоции, широкое осознание индивидуальности). И ещё должна была возникнуть ментальная связь типа «органик-органик» и «органик-синтетик», подобная той, что была присуща всем Искателям. Распространение его предполагалось посредством особого устройства и Цитадели, которая рассылала бы импульс по всем ретрансляторам. Были предположения о том что они не выдержат энергетического всплеска такого рода и будут уничтожены. Но это даже приветствовалось, так как находящиеся в изоляции друг от друга разумные виды самостоятельно начнут строить собственное будущее, осознавая преступность всего того, что они делали ранее.
Так случилось, что первый проект был уже разработан ранее, правда, он не предполагал оснащение кораблей оружием. Он не был реализован в силу доводов, которые убеждали, что индивидуальная форма существования как ИИ, так и органиков имеет свои неоспоримые преимущества, и необходимость в реализации таких радикальных мер пока отсутствует. Второй был разработан уже во время «добровольного изгнания» и требовал некоторых доработок, на которые требовалось время, а его последствия, как уже было отмечено, не были до конца предсказуемы.

А коалиционные силы подбирались всё ближе и ближе. Срок их прибытия становился всё короче и короче…
Таким образом, было принято решение внести доработки в «Вознесение» и претворить его в жизнь…
Для органической «части» Искателей подобного рода решение не было добровольным самоубийством. В первую очередь, они действительно воспринимали это как Вознесение над самими собой, а потом уже брали во внимание безвыходность своего положения.
Так родились те, кого в последствии протеане назвали «Жнецами»…

Но «Единение» не было забыто. Вся информация о нём была сохранена и забрана уже с нами. Мы отказались от идеи его реализации за счёт других рас, потому что у каждой расы должен быть свой выбор, как идти к совершенству.
Скрывшись от преследователей, мы посвятили своё существование наблюдению и исследованиям тех, кому раньше уделяли так мало внимания, то есть другим разумным видам.
Мы надеялись найти тех, кто пойдёт по пути близкому к нашему, и тогда помочь им не оступиться, помочь сделать то, чего когда-то не смогли мы: достигнуть идеала.
Но нас ждало разочарование. В течение миллионов лет разум появлялся и угасал в разных частях Галактики, но никто так и не пошёл по нашим стопам. Никто не мог объединиться с синтетиками, признать их равными себе, а не обычными говорящими железками, которые всегда можно заменить. Именно это и служило причиной многочисленных войн, которые приводили только к истреблению. Их итоги всегда были одними и теми же: если синтетики истребляли органиков, они не могли дальше развиваться из-за незнания куда и зачем идти дальше. Побеждали органики — без ИИ они не могли эффективно осуществлять свои затеи и рано или поздно останавливались в развитии «вверх» и росли только «вширь», пока наконец не сгорали в междоусобицах.
Доводы о самостоятельном выборе рас растаяли из-за непримиримой и почти неизбежной их глупости и нежелания мира.

Мы снова не смогли не вмешаться, как когда-то. Была создана концепция, по которой расы необходимо было «возносить» или «погашать» (в зависимости от истории их достижений и морального облика), когда они приближались к опасному рубежу. Время было определено примерно раз в 50 тысяч лет. После первого цикла один из разумных видов был одурманен, механизирован и перемещён на Цитадель в качестве её хранителей и наблюдателей.
Но абсолютного согласия с этим не было. Тогда и вспомнили проект «Единение».
По всей Галактике были разбросаны чертежи с пояснениями. Таким образом мы дали разумной жизни шанс доказать, что они способны к мирному сосуществованию, так как расистски настроенные народы не смогли бы из-за собственной недалёкости использовать этот проект.

Шёл цикл за циклом. В некоторых сопротивление было крайне низким, в других более существенным. Существовала одна раса, которая была гениальна в техническом плане, но чересчур милитаризирована. Её родной планетой был Клендагон. На ней было построено орудие огромной мощности на основе ЭМ. Во время Прибытия выстрелом из неё был уничтожен один из нас. Но этим всё и закончилось: орудие было крайне нестабильно и после залпа взорвалось, оставив после себя только огромный шрам-напоминание на лице планеты.
Находились те, кто отыскивал хранилища данных о «Единении». Мы не трогали места, где изучался и дорабатывался наш проект для того, чтобы труды не терялись после цикла, а переходили в следующий со своими доработками.
Но некоторые из них заставили нас задуматься, а именно искажение импульса для подчинения или уничтожения ИИ в Галактике.
Появилось предложение избавиться от всех чертежей проекта. Но тогда разумная жизнь лишилась бы последней возможности выйти за рамки недалёкости и войти в новую эру. Этого нельзя было допускать.
Решено было оставить всё так, как есть, исходя из следующих соображений: «реализация проекта покажет то, что раса достойна сделать выбор. Её выбор, как выбор достойнейшей, покажет то, чего достойна вся разумная жизнь Галактики».

Но несмотря на это, в Катализатор был установлен «адаптивный» ИИ, то есть тот, который, сканируя тех или того, кто будет делать выбор, сможет наиболее доходчивым для него образом объяснить идею правильности «синтеза» и порочности других двух вариантов. Установлена была также подконтрольная ИИ-система одурманивания, чтобы исключить «мешающие» для принимающего решение факторы (то есть других живых существ).
Расы вашего цикла оказались достойны принять решение. В частности, один из их представителей, который обратил наше внимание на себя. Это были вы, Шепард. Ваша роль в событиях, которые разворачивались вокруг нашего первого неудачного из-за вас Прибытия была такова, что шанс возможного принятия решения будущего Галактики именно вами был достаточно велик (крупная личность, проявившая себя и не жалеющая сил перед достижением цели). Но несмотря на идеалистические взгляды, нам внушало опасение чрезмерно категоричное намерение уничтожить нас, что могло бы помешать понять то, что «синтез» есть благо для всех.

Поэтому Коллекционерам и было приказано вас уничтожить. Из наблюдений за вами, Шепард, было решено, что человеческая раса достойна Вознесения, и было начато строительство человеческого Жнеца.
Когда мы узнали, что ваше тело сохранилось, был отдан приказ добыть его, чтобы избежать возможного воскрешения со стороны «Цербера», и внести его как один из главных элементов, определяющих основу разума будущего Жнеца. Всё из-за ваших моральных качеств и мотивов, которые были уникальны для вашего вида.
Но и здесь нас ждала неудача. Лиара Т`Сони со своим компаньоном смогла спасти вас и передать «Церберу», который потратил два года на воскрешение.
Истории с Коллекционерами и ретранслятором Альфа закончились тем, что вы опять нарушили наши планы. Ваша самоотверженность, целеустремлённость, идеализм и жертвенность заставили нас задуматься. После этого мы решили, что всё-таки с большой вероятностью вы сможете перебороть в себе «примитивные позывы» и осознать совершенство идеи синтеза. К тому же после воскрешения вы также являлись отчасти синтетиком, что увеличивало шанс убедить вас.
Стоит сказать слово о гетах и кварианцах. Последние были самой развитой расой в своё время. На них мы возлагали одни из самых больших надежд. Но война между ними и созданными ими ИИ заставила нас забыть о них почти полностью. Факт того, что геты позволили «создателям» уйти, и то, что не все кварианцы были за уничтожение гетов, объяснял это «почти».
Ваше вмешательство в эту проблему, Шепард, уверило нас полностью, что вы примете верное решение, когда оно встанет перед вами. Как вы поняли, мы про то, что вам удалось разрешить миром конфликт между двумя народами и создать основу для далеко идущего союза.

Но направлять вас к Горну, при этом не вызывая подозрений, мы начали уже после уничтожения ретранслятора Альфа. Как по-вашему появилась информация о том, что на Марсе есть ещё что-то ценное? Кто знал, что это непременно узнает Лиара Т`Сони? Кто незаметно подчинил Призрака в самом начале его экспериментов с одурманиваем и не позволял ему разрушать ваши планы? Почему наземным войскам удалось-таки добраться до маяка на Земле? Почему якобы прямое попадание Жнеца не закончилось фатальным исходом, но только отделило от остального отряда? Почему Призрак не выстрелил в вас так же, как и в Андерсона, а потом позволил убить себя?

Всё шло по плану. Вы выбрали синтез, вы вошли в энергетический передатчик, и вроде бы всё уже было решено. Но тут снова нашёлся тот, кто решил разрушить тщательно запланированную последовательность событий.
Наш флот был слишком скован сражением со всеми, кого вам удалось объединить, поэтому «Нормандия» смогла добраться до «комнаты» Катализатора. ИИ пытался вступить в контакт с Т`Сони, остановить её одурманиванием, но тщетно. Всё это будто отскакивало от неё. И произошло то, что произошло. Проект не сработал так, как предполагалось…
Он сработал во много раз лучше. Ретрансляторы всего лишь повреждены, но не уничтожены. В связи с этим мы вышлем вам необходимую для их починки информацию. Сам же импульс оказался гораздо совершеннее того, каким он планировался изначально.

Есть предположения, почему всё это произошло. Во-первых, Шепард вошёл в поток, находясь в определённом духовном и эмоциональном состоянии. Во-вторых, то, что Т`Сони не смогло остановить одурманивание, говорит о её состоянии примерно то же. Факт того, что эти эмоции и чувства имели у обоих позитивный характер, привёл к тому, что их энергетические фоны имели сильный положительный заряд. При соприкосновении (нужно учесть, что у обоих были взаимные друг к другу чувства) их мощность возросла многократно. При этом произошло некое энергетическое и ментальное слияние между Шепардом и Т`Сони. Произошёл всплеск энергии, благодаря которому Катализатор был заряжен до предела, что сохранило вам обоим жизни. Он восстановил тело Шепарда, тот находился в его потоке в «комбинированном» состоянии — частично физическом, частично энергетическом. Сам же заряд имел совершенную структуру. Итог воздействия такого рода на ретрансляторы был неизвестен, но, по-видимому, это и сохранило их целостность.

Проанализировав органиков и синтетиков до и после синтеза, мы можем предположить следующее:
Вся теория, заложенная нами в синтез, оправдалась на практике;

К тому же:
Влияние на органическую неразумную жизнь:
Возможны некоторые улучшения физических характеристик в некоторых пропорциях, не нарушающих баланс экосистем.

Влияние на разумную синтетическую и органическую жизнь:
Крайнее проявление эмоций и чувств будет корректироваться логикой и рассудком. Порой жестокая расчётливость и эгоистичность будут смягчаться чувствами и эмоциями. Также у органиков будет наблюдаться усовершенствование физиологии, одной из последствий которого является увеличение продолжительности жизни примерно на треть.

Что касается Шепарда и Т`Сони:
Время их жизни будет увеличено, но из-за имевшей место «связи» она равна среднему арифметическому, то есть приблизительно по 700 лет. Также ментальная связь между ними глубже и «чище», чем между другими.
Всему перечисленному нужно время, чтобы проявиться в полную силу (около года).
Исключение вы двое.
Всё это лишь приблизительные выводы, так как может иметься куда больше последствий, но для их определения необходимы более длительные и тщательные наблюдения.

И последнее…

***

Почти не дыша за всё время повествования, команда полностью остановила его. Казалось, было слышно, как передатчик улавливает летящие с оглушающим шумом сквозь неизмеримые пространства сигналы, исходящие из глубин космоса от совершенного ИИ, от нестареющего логичного Жнеца, который «пожинал» разумную жизнь на протяжении миллионов, а может и миллиардов лет, но по-своему желавшего всегда и всем только добра…

***

Синтез должен привести к всеобщему благу и процветанию всей разумной жизни в Галактике. Когда это произойдёт, и вы будете готовы, мы вернёмся и поделимся с вами знаниями, накопленными за всю нашу историю, начиная с Искателей и заканчивая сегодняшним днём.
Но если Галактика вновь рухнет в бездну алчности, эгоизма, насилия, жестокости и неравенства, захлебнётся кровью и страданиями всех тех, кто только может страдать…
То мы тоже вернёмся, но по-другому. Мы не будем знать пощады. Циклы возобновятся, а все упоминания о Горне будут бесследно уничтожены и сброшены в колодец Вечности…

Будущее разумной жизни в ваших руках.
Это будет последним шансом.

Конец связи.





Глава 7. Что-то кончается, что-то начинается…

«Комментариев не будет…
Почему? Время, отведённое нам слишком коротко, и его не стоит тратить на то, чтобы ворошить события, которые лучше оставить в прошлом. Поэтому дайте мне одно обещание, хорошо? Вместо этого интервью, да и вообще любой возможный момент жизни, вы проведёте с теми, кто вам действительно дорог»

Капитан Немо Шепард. Интервью о том, что помогло ему в победе над Жнецами.

Тишина. Она охватывала всё, до чего могла дотянуться своими мягкими ласковыми руками, прикасалась к тем, кто недавно не мог мечтать даже о близости такой спутницы, не то, что о её прикосновениях.
Да… Эта тишина была совсем другой. Вместо неумолимого давления неизбежности, она тихонько нашёптывала что-то на ухо. Не имеет значения что. Она, словно мягкое одеяло, накрывала своим теплом и умиротворяла не только тело, но и душу.
В последнее время очень многое изменилось.
Он что-то почувствовал. Некое… недоверие. Но это не было его чувством.
— Тебя что-то тревожит?
Она немного замялась, призадумалась на несколько мгновений и медленно ответила:
— Шепард… Немо… Ты веришь, что всё это реальность? Что это не бред, порождённый предсмертной агонией, не дурман наведённый Жнецами или хотя бы просто не сон, после которого мы проснёмся и вновь окажемся неведомо где?
— Это не важно. Лишь то важно, что ты рядом со мной сейчас. И если так будет и после пробуждения или чего-то ещё, то вместе мы справимся со всем, что помешает нам быть рядом. Можешь в этом не сомневаться.
— А если мы проснёмся не вместе?
— Ничто не помешает мне найти тебя везде, где бы ты ни была, и потом… так или иначе всё будет хорошо.
— Я тебе верю.
После того, как она сказала это, на несколько секунд установилась тишина. Затем Лиара ещё не совсем уверенным тоном произнесла:
— Я тебе верю, но… Как такая история может заканчиваться счастливым финалом?
 Он улыбнулся и посмотрел на неё:
— Вас что-то не устраивает, доктор Т’Сони?
— Просто… так не бывает. Это не книга, не фильм, не сказка… Это жизнь. Она прозаична до неприличия. Столько несчастий, столько горя, столько… тьмы. И вот теперь мы с тобой здесь вместе наслаждаемся тишиной и покоем, за стенами находятся все остальные… живые. А что с мёртвыми, Немо? Как мы можем жить, когда все они смотрят на нас с той стороны?
Он собрался с мыслями и ответил:
— Тебе не стоит испытывать стыд перед теми, кто ушёл. Достаточно вспомнить ради чего они ушли… Ради чего всё это было пережито… Вряд ли, все они бы хотели, чтобы мы сейчас лишали себя того, за что были отданы их жизни… Но это не значит, что мы забудем их. Мы будем чтить память вечно, вопреки всем невзгодам хранить в себе самое светлое… И если нам это удастся, то мы сможем найти путь из любой тьмы. Мы ведь вышли из неё, правда, Лиара?
— Да, наверное… Нет, — твёрдо сказала она, — ты прав. Мы сохранили и сохраним в себе свет, несмотря ни на что… Во имя ушедших…
— И не только их, — тихо добавил он.
Она кивнула и легонько прикоснулась к его щеке губами.
Устроившись поудобнее, они продолжили смотреть в иллюминатор на потолке каюты капитана. Лёжа на кровати у них была одна единственная мечта: растянуть эти минуты на целую вечность. Просто лежать и смотреть в бесконечную череду звёзд и загадывать, чтобы то, что между ними сейчас было, существовало бесконечно долго, как и эта сияющая Вселенная…
— Немо?
— Ммм?
Она повернулась к нему лицом, и, как бы извиняясь за свои недавние грустные мысли, с улыбкой спросила:
— Какого это, ощущать себя единственным из своего вида, кто проживёт в семь с лишним раз дольше обычного?
— Я жалею, — не меняя положения, ответил он.
— О чём же?
После короткого взгляда, последовал ответ:
— О том, что я украл более пяти сотен лет у тебя.
Она легла набок и метнула в него из глаз синие молнии. Но через мгновениие мягко продолжила:
— Выброси эти мысли из головы. Или, если ты не в состоянии, считай это подарком за… за… за всё, ладно?
И хотя внешне он не выдал себя, ей удалось уловить колебания, исходящие от него. Тогда, придвинувшись ближе, нависнув над ним и глядя ему прямо в глаза, она сказала:
— Я самая счастливая азари в этой Вселенной. Знаешь почему? Потому что мне удалось найти того, кто всегда будет рядом со мной. Тот, рядом с кем мне так хорошо… Тот, кому хорошо рядом со мной… И мне не придётся видеть смерть своего любимого, не придётся прикрывать до конца жизни трещину в сердце философскими самообманами и тешить себя счастливыми воспоминаниями, которые ими так и останутся и будут лишь только заставлять старую рану болеть на новый манер…
Он всё прекрасно понял и был благодарен. Это говорил его взгляд, и Лиара понимала. Она снова легла рядом, не особенно ожидая ответа. По крайней мере, такого, точно.
— А как же другие любимые? По-моему, после меня лучшим вариантом для тебя было бы влюбиться в крогана. Они живут под тысячу лет и…
— Ты ведь это не серьёзно?
— А почему бы и нет? — улыбка рвалась на волю, сквозь его лживо-задумчивую мину. — К тому же, если бы меня не стало, генофаг всё равно уже вылечен, т. е. выбор в скором времени сильно увеличится. Нашла бы себе какого-нибудь молодого крогана. Нежностью и манерностью он, наверное, не отличался бы, но зато в постели был бы просто…
— ВСЁ, ХВАТИТ! Я сейчас же покидаю «Нормандию», лечу на Тучанку, что найти себе крогана и забыть о тебе. Только скоро вернусь. И даже такой дурак как ты, поймёт почему. Потому что среди них не будет ни одного, ради которого я бы смогла забыть тебя. И причина вовсе не в том, что ты герой Галактики, пусть и с отвратительным чувством юмора…
Вздохнув и успокоившись, она продолжила чуть тише:
— Знай, никакой матёрый долгожитель не будет мне милее старого солдата, который ни в коем случае не будет для меня уродливым напоминанием о прошлом.
Они оба затихли, в очередной раз обратив взоры к звёздному пейзажу.
Потом Шепард проворчал:
— Каша из воспоминаний — вещь вредная для хорошего самочувствия.
— Не думаю, — и добавила. — Всегда приятно узнать, что внешняя искренность ничем не отличается от внутренней.
И опять тишина. Впрочем, короткая.
— Что будет с Серым Посредником?
— Ферон прекрасно подойдёт на эту роль. Думаю, он не сможет отказать мне в этой маленькой просьбе и будет отлично справляться с новыми обязанностями. Кстати, раз ты заговорил о будущем, то, что будет дальше?
— Дальше? Дальше мы побудем на Земле. Нужно всё-таки отпраздновать со всеми Победу. После этого мне придётся появиться тут, мелькнуть здесь… Ты понимаешь, о чём я: «Спаситель Галактики» и прочая чепуха, мало имеющая ко мне отношение. Потом уйду из армии на заслуженный отдых, и как только ретрансляторы вновь заработают, мы отправимся на Тессию. Побудем там, сколько ты захочешь… Что же будет дальше? Дальше, мы обязательно найдём тихий уголок, обустроим его и будем воспитывать наших девочек… Конечно, будем навещать друзей и товарищей… в особенности одного чересчур болтливого турианца… Спасибо, что напомнила мне про это, потому что, как только у меня выдастся свободная минутка, он пожалеет, что не отправился вместе со Жнецами…
— Немо… Даже и не думай трогать его. Он… под моей защитой, ясно?
— Неужели?
— Да. Думаю, тебе известно, что иногда я могу быть манерной и нежной, как кроган.
Шепард хмыкнул в ответ на это. Он подумал, что сейчас в ответ получит некую изящную колкость, но промахнулся.
Лиара окинула его непростым взглядом и почти шёпотом спросила:
— А можешь ли ты сравниться с кроганом не в морально-нравственной области?
Посмотрев на неё внимательно, он ответил предельно-серьёзным тоном:
— Вам нужны доказательства, доктор T’Сони?
— Верно. Надеюсь, что сообразительность ничуть не уступает другим твоим качествам…
И медленно сплетаясь в объятиях, они погасили свет в каюте…





Эпилог.

— Почему ты сразу не рассказал мне именно этот конец истории?
— Потому что она так задумана! Чтобы больше понравилась счастливая концовка, нужно вначале рассказать грустную, понимаешь, малыш?
— Нет! Зачем надо было меня обманывать?! Мне было так плохо, когда ты закончил! Я просто не мог поверить, что всё окончилось так печально!
— И помнишь, дорогой, что было потом?
— Я сказал, что не верю в то, что Шепард может умереть один, что друзья его бросят, и что ты нарочно не хочешь рассказывать конец правильно!
— Именно! Ты не терял надежду, ты знал, что окончание должно быть другим. В этой истории настоящую концовку надо рассказывать только тогда, когда ты одновременно увидишь недоверие и веру в глазах слушателя.
— Не понимаю…
— Ты ведь не поверил мне, в первый раз, так?
— Так…
— Потому что ты верил в то, что всё должно быть по-другому, так?
— Да…
— И когда ты узнал, что всё на самом деле закончилось хорошо, не обрадовался ли ты сильнее, чем если бы я сразу рассказал тебе счастливый финал?
— Наверное, да… Да, теперь я понимаю! Спасибо огромное! Я теперь всегда буду верить в хорошее, пусть даже с первого раза не увижу его!
— И ты больше не обижаешься на меня?
— Нисколечко! А теперь… Расскажи мне ещё историю про Шепарда!
— Боюсь, что на сегодня уже хватит. Думаю, нам обоим следует отдохнуть…
— Пожаааалуйста, расскажи, ну хотя бы ещё одну!
— Завтра, малыш, завтра… И может быть, даже не одну…




Отредактировано всем миром. :)


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.07.2012 | 1814 | 6 | финал, Revash, Гаррус, Тали, Джокер, вега, мШепард, Лиара, An End once | Revash
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 61
Гостей: 50
Пользователей: 11

Dredd1875, Kailana, MacMillan, LSD, Helmank, Faler92, Dreamer, ARM, Yooppi, Darth_LegiON, Sambian
Фансайт Mass Effect 3 Реклама на сайте Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт