Викторианский Эффект, глава XIV


Жанр: AU, экшОн.
Персонажи: Вакариан, мШепард, Рекс
Описание: новая-новая глава (кстати, САМАЯ длинная) стимпанк-римейка МЕ. ТО! РИ! А! НИН!



Спасённая отрядом Шепарда от стаи волков дочь женщины-учёной рассказала Капитану Её Величества Воздушного Корабля нечто, схожее с рассказами престарелых леди в салонах азарийских эмигранток в Королевстве. Оказывается, лаборатория, что расположена здесь, в Феросе, нашла дьявольски древнее растение и попыталась его оживить. Очевидно, это и привлекло внимание Императора Сарена I. Весь рассказ молодой учёной мистер Урднот лишь презрительно фыркал. Что-то там бубня про «кроганское наследие земледелия» и «выкопать — и дело с концом». Мессер Вакариан, используя своё ружьё как на трость, вставлял лишь короткие «ой». Шепард велел девочке ждать их здесь, ведь чтобы добраться до манускриптов о гигантском цветке, наречённом Рексом странным словом «repka», требовалось сначала прорваться сквозь плотные ряды гетских солдат.

Появлялись эти солдаты из огромного цеппелина, напоминающего сигару из турианских колоний, только увеличенную в дюжину раз. Из кабины в не очень высокую башню в пять этажей, где, по словам учёных, находились записи исследования, были спущены большие металлические трубы, в которых вполне мог поместиться человек. «Или гет, — подумалось лорду Джону Уильяму Шепарду. — Что, вполне вероятно, и есть предназначение этих…»

Мысли Капитана Её Величества Воздушного Корабля «Нормандия» прервали громкие звуки работающего мотора. И исходили они прямиком из башни.

— Что это гетское отродье там делает? — задал риторический вопрос мистер Урднот.

— Что-то мне подсказывает, мой медведеподобный друг, — меланхолично ответствовал Гаррус, — что не бал-маскарад устраивает…

До самой башни оставалось ярдов пятьдесят (чуть меньше сорока шести метров — прим. автора), как из бойницы на втором этаже показался сначала стеклянный иллюминатор гета, а затем и ствол с его руки. Шепард отдал чрезвычайно понятный приказ: «быстро!» и трое солдат побежали ко входу внутрь.

— Что, милорд, — ехидно поинтересовался турианский франт, — незаметного наступления не получилось?

Первый Спектр на службе Её Величества смерил Вакариана таким взглядом, что бывший жандарм Дворца почувствовал себя нищим перед Архиепископом и просто продолжил бежать за капитаном под огнём присоединившихся к своему товарищу гетов. Кроганец пыхтел где-то позади, размахивая своей шарманкой. Прямо перед распахнутыми воротами в башню с внутренней стороны появился один из тех гетов, которые были наряжены в лёгкую кожаную броню. Джон Уильям вскинул свой карбин и уже был готов нажать на спусковой крючок, как внезапно мистер Урднот ускорился раза этак в два и с криком «За мать-Тучанку!» впечатал в массивную дубовую дверь тщедушное на его фоне тельце «кожаного» гета. Жертва превратилась в нечто, похожее на пищу в придорожном трактире, разве что красного цвета.

— Это умеют все кроганцы? — спросил поражённый Шепард, тяжело дыша после бега.

— Ага, — самодовольно ухмыльнулся Урднот. — Учат так делать с младых ногтей.

Восхождение наверх было перемешано с боем. Правда, бой с солдатами Гесткой Империи стал для Джона Уильяма обыденней некуда. Вот только всё осложнялось постоянным притоком новых противников прямиком с цеппелина, на котором чёрной краской был нарисован огромный крест, расширяющийся на концах. Как Джон Уильям и представлял себе, геты скатывались по этим массивным трубам и тут же вступали в бой. Кроганец, установив свою шарманку на сошки (которые, в свою очередь, опирались на поверженного гета в тяжёлой стальной броне), отстреливался с блаженной улыбкой на своём шрамированом лице. Вакариан, громко ругая своё пятизарядное ружьё с барабаном, палил из ближайшего к лорду стального контейнера с надписью «Lebensmittelabfälle» на гетском языке. Шепард немного изучал его в военной академии, и насколько королевский лорд помнил, это переводилось как «Пищевые отходы».

Аристократ Королевства поискал глазами выход из сложившейся ситуации. Решение пришло, пусть и не сразу: трубы тянулись, как оказалось, не от цеппелина, а наоборот, к нему, и особым стыковочным постаментом удерживали неработающий воздушный корабль в воздухе. Над трубами располагалась тяжёлая створка, закрывающая это «швартовое окно», а саму створку держали толстенные цепи, которые были прикреплены к полу. В светлой (ну, по крайней мере, Шепарда частенько называли «Ваша Светлость») голове Капитана Её Величества Воздушного Корабля «Нормандия» появилась одна мысль. Он снял с пояса два динамитных патрона и скрутил их фитили, обматывая бинтом из своей сумки.

— Мистер Урднот! — прикрикнул Джон Уильям в шуме боя. — Необходимо, чтобы вы меня прикрыли.

— Легче лёгкого! — криво ухмыльнулся кроганец, заряжая новую ленту в свой пулемёт.

Вакариан, в роли пищевых отходов, высунулся из своего укрытия и сделал пять точных выстрелов по пяти разным гетам. Урднот закончил возиться с орудием и с бешеным смехом начал играть на своей шарманке «военный вальс». Джон Уильям рванул вперёд, держа динамит под мышкой и ныряя за каждое укрытие, дабы не поймать своей высокородной головой презренные вражеские пули. На удивление, Джон Уильям прошёл практически незамеченным, разве что его обнаружил один гигант в паровых доспехах, от которых отходили трубы золотого цвета, выпускающие пар. Громадина повернулась как раз в тот момент, когда Первый Спектр на Службе Её Величества поджигал фитиль. Искра пошла по шнуру. Шепард с громким «ЛОЖИСЬ!» отпрыгнул в сторону, закрывая голову руками. Раздалось громкое  «БАБАХ!» Цепь разлетелась на несколько металлических осколков в радиусе взрыва, и тяжёлая створка, которую вторая симметричная цепь удержать не смогла, упала на трубы, смяв их с громким скрежетом. За закрытым окном послышался грохот, и чуть позже взрыв парового котла и шум занимающегося пожара. Экипажу «Нормандии» повезло: почти все геты оказались в радиусе взрыва. Контейнер «отходы» упал на бок, вызвав много недовольства у турианской Армады в лице Гарруса Вакариана. Шепард поднялся, отряхиваясь от щебня и прочего мусора. Урднот уже вновь открыл огонь по остаткам гетской армии. Можно бы было взять «языка», но отряду Первого Спектра на Службе Её Величества было совсем не до этого.


— Дьявол, — басил Урднот, сидя за спиной Гарруса в дилижансе, который опять вёл лорд. — Все королевские учёные такие идиоты?

— Ну отчего же идиоты? — искренне удивился мессер Вакариан. — Можно думать, что кроганские светлые умы… — Гаррус сделал небольшую паузу, — отказались бы от такого шанса сделать грандиозное открытие.

— Прибыли, господа, — дилижанс остановился, и Джон Уильям спрыгнул с места правящего. — Колонистов не убивать. Только выводить из строя, чтобы потом их можно было привести в чувство.

Тот цветок, что учёные назвали Torianum Dionaea, или просто Ториан, был оживлён при помощи опиума, полученного из мака. Проблемой оказалось то, что сам по себе Ториан выделяет газ, который сводит людей с ума, и неизвестно, как на него повлиял этот самый опиум. В записях, найденных Лордом и его командой, было указано, что этот цветок вообще разумен. Правда, в ответ на это полный скепсиса Джон Уильям лишь презрительно фыркнул. Но чем ближе экипаж Её Величества Воздушного Корабля «Нормандия» приближался к колонии, тем больше лорд Шепард начинал в это верить.

На подступах к воротам колонии команду встретило нечто ужасное. Человеческая фигура в остатках рабочего комбинезона, со страшными ожогами по всему телу. И почему-то плоть существа окрасилась в бледно-зелёный цвет. Создание посмотрело пустыми глазницами на ошеломлённого турианца и внезапно прытко побежало, размахивая длинными и сухими как плеть руками. Гаррус так и остался стоять в изумлении, словно услышал, что король Турианской Империи свергнут каким-то сбродом. Кроган в тот же момент всё ещё выбирался из повозки. Шепард выхватил свой именной пистолет и всадил две пули прямиком в голову чудовища. Поверженный противник… лопнул, разбрызгивая зелёный сок.

— Проклятье! — пришёл наконец в себя мессер Вакариан, на которого попало несколько капель вязкой жидкости. — Что это вообще такое?

— Главное, что оно умирает! — подошёл к Гаррусу кроганский наёмник, стирая с чёрно-синей брони Вакариана сок. — А всё остальное не важно.

— Господа, продвигаемся вглубь колонии. Помните: не убивать.

В колонии происходило то, что снится по ночам королевской страже в кошмарных снах: колонисты от мала до велика, женщины и дети, все с пустыми глазами и оружием пролетариата в руках медленно шли на отряд с цеппелина «Нормандия».

— Предоставьте это мне, милорд, — сказал Урднот, бросив на землю свою шарманку и хрустнув шеей. — Не беспокойтесь, останутся живыми.

Мистер Урднот с криком «За мать-Тучанку!» бросился в толпу под градом камней. Правда, вреда огромному подданному Кроганской Империи это не приносило: его двухдюймовая броня, приводимая в действие хитрыми механизмами, которые снимали нагрузку на массивное тело кроганца, надёжно защищала своего носителя. Рекс работал десятистоуновыми кулаками, отправляя в нокаут налетающих врагов. Кто-то пытался запрыгнуть ему на спину и повторить подвиг кавалеристов Королевства, но мистер Урднот не глядя снимал со спины набрасывающихся и откидывал в сторону. Шепард искал тот дом, под которым был потайной проход в огромный цветник с Торианом. И, надо сказать, нашёл, ибо это был единственный дом, к которому вела дорожка, вымощенная жёлтым кирпичом.

«Идеальная» маскировка», — саркастично подумал Шепард и указал Вакариану на здание. Мессер Гаррус с огромным трудом оторвал брошенный пулемёт от земли и, кряхтя, пошёл к зданию. Шепард помог нести тяжеленное оружие. Кроганец заканчивал разбрасывать колонистов и последним по голове получил глава колонии, после этого огромный силуэт Рекса Урднота присоединился к своим напарникам, с лёгкостью отобрал пулемёт у них и закинул его на плечо.

В доме, к которому вела дорожка из жёлтого кирпича, нашлась дубовая дверь. За этой дверью был тоннель, ведущий в логово Ториана — огромную теплицу, построенную на четыре уровня вниз с винтовой лестницей вокруг большого цилиндра. И внизу находился сам Ториан. Огромное растение, напоминающее зубастую кувшинку на толстенном стебле. У корней этого урода располагались три  пульсирующих кокона. По винтовой лестнице в позе эмбрионов прямо на ступенях через каждые пару ярдов сидели существа вроде тех, которых лорд Шепард и его команда встретили у ворот колонии Надежда Чжу. В воздухе витал какой-то тяжёлый запах, от которого тянуло в сон. Поминая заметки в манускрипте учёных, Шепард сопоставил два да два:

— Надеть газозащитные маски! Газ этого цветка может свести с ума!

Пока команда выполняла приказ, первый из коконов раскрылся, и оттуда вышла обнажённая азарийка, правда, отчего-то зеленокожая. Она развела руками, и ближайшие к команде лорда Шепарда наполненные соком «люди» поднялись и практически сразу побежали на «норманнов». Шепард отдал приказ Урдноту заняться ими, благо, его пулемёт позволял сделать это быстро. Гаррусу было поручено ассистировать господину Рексу. Сам же Шепард снял с плеча свой карабин и прицелился прямиком в тонкую зелёную шейку азари. Ни один мускул на лице лорда не дрогнул, он делал вещи и пострашнее убийства обнажённых женщин. Лорд Шепард был воином, пусть и аристократом, но воином. И ничто не могло его остановить. Кривая усмешка в аккуратно выбритой эспаньолке, и палец нажимает на спусковой крючок. Из шеи азари брызнула не кровь, а примерно такой же сок, как и в тех, кто сейчас ложился под шквальным огнём напарников Шепарда.

Отряд зашагал вниз по слизи полулюдей-полурастений, осторожно ступая и глядя себе под ноги. Впереди шёл мистер Урднот, пулемёт которого замолкал только для вставки новой ленты. Джон Уильям всегда поражался, как можно было носить с собой столько боезапаса и не уставать. Внизу раскрылся второй кокон. Из него появилась точь-в-точь такая же азари и даже повторила пассы руками, идентично первой убитой. Шепард на этот раз прицелился в голову, точно в лоб. От выстрела Первого Спектра на Службе Её Величества отвлёк турианский мат: мессер Вакариан поскользнулся на слизи и упал спиной на ступени, чуть скатываясь вниз. Шепард долю секунды поразмыслил и, громко помянув недобрым словом чью-то мать, бросился за своим другом, поймав его за ногу и удержавшись за кирпичную периллу винтовой лестницы.

— Оу, милорд, — тяжело дыша проговорил Гаррус. — Я уж думал, вы меня проигнорировали.

Правда, Джон Уильям не смог оценить всего юмора мессера турианской Армады, поскольку на его узком лице была натянута противогазная маска. Капитан Её Величества Воздушного Корабля помог подняться турианцу и вновь взвёл винтовку. На этот раз выстрел состоялся, и вновь зелёная азари лопнула, словно реторта в неудавшемся эксперименте, точно так же брызнув зелёной жидкостью. Шепард уже хотел выстрелить сразу и в последний кокон, как вдруг по стволу карабина ударил один из «сочных» противников. Карабин упал вниз, сделав два оборота в воздухе. Шепард зарычал в свой воздушный фильтр, достал саблю и со всей силы рубанул по диагонали этого нахала, разделяя на две части. Шепард придумал план. Он, балансируя, заскользил вниз, по пути размахивая саблей и разрубая эти полуцветы. Сталь легко проходила сквозь «травянистую» плоть, и Шепард довольно быстро оказался в самом низу, ощущая почву под ногами. На лестнице продолжал стрекотать пулемёт и щёлкать ружьё. Джон Уильям стоял прямо перед обнажённой азари. Та развела руками, Шепард зажмурился и сильно рубанул от макушки к… пятам зелёной девушки. Две половины упали на землю. Лорд Шепард подошёл к стеблю с зубастой кувшинкой и начал со всей силы рубить его. Раздался противный визг, но бравый Капитан не обращал на него внимания, продолжая рассекать воздух и не только. Наконец бутон огромного уродливого цветка упал на землю. Две створки, из которых состоял этот бутон, раскрылись, и перед Шепардом, а также спустившимися мистером Урднотом и мессером Вакарианом предстала четвёртая такая же азари, закрытая прозрачной плёнкой с рисунком, как на обратной стороне древесного листа. Шепард поднял с земли своё оружие, передёрнул затвор и выстрелил три раза: в сердце, голову и живот. Сняв с лица противогаз, Джон Уильям Шепард повернулся к своим товарищам.

— Тут необходимо всё выжечь. Закончим и отправляемся во Дворец, господа.

Отредактировано: Dali.

Комментарии (13)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Кварианец_N7_
9   
Не знаю даже.... Средние века в МЕ?(Кеп)Вроде бы понравилось, но в тоже время....
-1
Black_Adam
10   
Средневековье длилось с 471 г НЭ по XV-XVI вв. Это уже новое время. И то в рамках альтернативной истории.
0
11   
C 476 года, тогда уже biggrin .
И да, отличное произведение получилось.
МЕ2 планируется в стимпанке?
0
Black_Adam
12   
Ох. Точно. Пять лет пролетел. Падение РИ, её остатков.
Раньше планировалось, а сейчас уж даже не знаю. Этот-то долгострой уже год тянется.
За отзыв спасибо
0
13   
Не за что
Хотелось бы все-таки увидеть реализацию такого интересного и отличного (в обеих смыслах) замысла.

P.S. Окончательное падение последнего осколка ЗРИ - 486 (Сиагрий)
0
Альбакар
5   
Жесть... не знаю, то ли восторгаться, то ли ужасаться...
0
Black_Adam
8   
Я б сказал что-нибудь, но ведь всё это будет расцениваться в нашем наиполиткорректнейшем обществе как давление на мнение читателя.
0
ADi
4   
Теперь с торианином все ясно - он был обдолбан опиумом biggrin
0
Black_Adam
7   
Если бы Шепард его не убил, Торианин натянул бы на бутон шапку с дредами
0
Dali
1   
Я сначала думала, что Торианин окажется чем-то вроде перегонного куба) Но repka - это лучше biggrin жаль, не вытаскивали её по-крогански;)
0
Black_Adam
2   
Tyanem-potyanem-style?
Впереди ещё Пожиматель
0
unklar
3   
Тогда уж "Пожиматель Всея Мира", а то просто "Пожиматель" не отражает его величия wink

Лишний раз - с удовольствием читаю, спасибо за доставленное удовольствие!
0
Black_Adam
6   
Ох, абсолютно не за что
0