Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Жизнь и смерть Джона Шепарда, Героя Цитадели



Жанр: юмор, POV
Персонажи: свои
Статус: завершено
Описание: очередной мизерный фик, скроенный таиландскими мартышками на нетбуке. Сюжет строится по типу "жил-был на селе один мужик, да поехал он в Москву...", и уже по этой строчке можно догадаться, чем всё закончится. Ах да, и не обольщайтесь, глядя на название - Шепард как таковой вообще не участвует в происходящих событиях. Приятного чтения. :)






В одной отдалённой, почти что забытой, маленькой и не особо презентабельной человеческой колонии жил самый обычный инженер-агротехнолог. Человек это был добрый, компанейский, рассудительный, и в том мизерном городке-поселении рабочего типа, что находился неподалёку от Колониальной Столицы, его знали все ещё с младых ногтей.
Был он не семи пядей во лбу, что, впрочем, никого не смущало. Можно сказать, так было принято в этом городе.
Внешность у того инженера-агротехнолога тоже была обычной — по стандартам местных, естественно.
Он был низеньким, плотным и с явно выпирающим пивным животиком, дополняющим эту композицию. На голове, в невнятной светло-русой и вечно растрёпанной шевелюре уже виднелась залысина, столь же нелепая, как брешь в переднем борту огромного дредноута Альянса. Маленькие маслянистые глазки умиляли и неизменно радовали окружающих — в них блестела странная светлая теплота.

И не было у инженера-агротехнолога особых проблем вплоть до того момента, как из далёких далей, с самой Колыбели Цивилизаций — Цитадели — не пришли свежие новости волнующего характера.
Битва с расой «разумных железных финтифлюшек», как тут же окрестили гетов местные бабульки, была выиграна большой ценой — потерей боеспособности центральных флотов Альянса, но сама Цитадель получила минимум повреждений, а Совет был спасён…

Новость взбудоражила общественность по всей Галактике, но особый шарм она приобрела именно в случае с жителем человеческого захолустья, обычным инженером-агротехнологом по имени Джон Шепард. Причины были более, чем понятны.

— Слушайте, парни, — говорил Джон своим друзьям, открывая обычную стеклянную баклажку с пивом собственным пупком (это было его коронным номером в кругу знакомых), — это ведь просто совпадение. Знаете, сколько ещё таких вот Джонов Шепардов по всей Галактике? Не счесть!
— Да ладно, Капитан! — смеялись «парни» — здоровые плотные мужички за тридцать. Шепард упорно продолжал называть их именно так, как повелось ещё со школьных времён. — Видно, не зря ты своё прозвище получил в Первой Футбольной Лиге!
И действительно, за внезапно прорезавшиеся командные нотки в начальных классах при участии в футбольном матче его окрестили «Капитаном». Кличка продержалась недолго — мало всё-таки Джон походил на бравого и на всё готового командира.
В отличии от отца, например…
От обидных, как ему казалось, сравнений Шепард невероятно смущался. Он очень не любил привлекать к себе излишнее внимание, а его более чем знаменитый тёзка подарил теперь клеймо на ближайшие годы. От этого «Капитан» Джон Шепард сильно задумался — что делал в исключительных случаях — о странной судьбе своего имени.

За советом он отправился к маме. Он, если быть честным, всегда с ней советовался — по поводу и без и, конечно же, очень любил уже старую женщину, которая навеки останется только для него одного молодой.
— Мам. Я опять думаю о своей фамилии.
— Знаю-знаю, пышечка моя… Этот случай со спасителем Цитадели наверняка привлёк к тебе внимание, да?
— Угу. Мам, так ведь было и с отцом!
— О-о-у! Твой отец был на все времена герой. Путешествовал по космосу с отрядом Альянса. Остановился, значит, на нашей планетке…
Шепард, покорно подперев рукой двойной подбородок, дослушал знакомую с детства историю про отца-капитана до конца: когда маман пускалась в такие воспоминания, её было не остановить.
 
— Да, мам, так и было.
— Из-за того, что ты сынишка неместного геройца, все как посклабились на тебя… Помню-помню. И фамилию чудную неместную оставила я… Сдуру. Как память о геройце-то. А ты был весь в него! И подбородок, и уши, и глаза!..
— Ма… — Шепард опять густо покраснел.
— Да я знаю, сына, знаю! Попухайлов твоя настоящая фамилия, по матушке. Но батя очень просил… Назвать сына в честь его-то… Геройца.
— Угу. Я вот опять надумал сменить имя.
Матушка горько вздыхает, вытирая с морщинистой щеки скупую слезинку.
— Знаю, сын. Я не буду держать, это твоё решение… — она внезапно хмурится и добавляет:
— Тридцать два годочка стукнуло, пора бы и самому решения принимать!
— Да я понял, ма. Просто я не мог так поступить без твоего участия, ты же знаешь.
— Ты очень смышлёный малый! — отвесила бабуля сомнительный комплимент. — И только ты знаешь, когда решишься жизнь поменять. Изменишь имя — и судьба твоя тоже изменится! А ещё ты обязательно должен выявить свой скрытый талант! В каждом человеке есть талант. Не всё же бутылки пупочком открывать!
— Ма-ам… — Шепард от стыда прикрыл лицо рукой.
 А чуть позже, глубоко вздохнув, Шепард сказал, что он готов изменить всё.

Джон не любил что-то менять в жизни. Настолько, что даже переставить диван в доме становилось событием планетарного масштаба.
Но разбередившее душу сообщение о «Джоне Шепарде, Герое Цитадели», возможно, стало последней каплей наряду с пусть и невинными, но обидными издёвками знакомых и друзей.
Сказано — сделано. Выпросив у начальника командировочный бланк и наспех заполнив его, как всегда перепутав несколько пунктов друг с другом, Шепард собрался на Цитадель. Всё жизненно необходимое было загружено и упаковано в небольшой потрёпанный чемоданчик — дюжина банок любимого пива, минимум одежды, записка от мамы с добрыми пожеланиями и её фотография, все нужные документы, что не имеют аналогов в инструментроне, да вот, собственно, и всё. Шепард никогда не любил носить с собой кучи бесполезного барахла.

— Закупишь нужное оборудование. Я дал тебе все необходимые ресурсы, — сказал напоследок босс, стряхивая пепел от почти докуренной сигары на пол. Лощёный директор местной сельхозфабрики повелительно смерил низкорослого Джона взглядом светло-голубых глаз и внезапно добавил, улыбнувшись:
— И спаси эту чёртову махину ещё раз! Надери зад мировому злу! Хах! Ха-хах!
— Хорошо, сэр, — сквозь зубы и еле сдерживая румянец, процедил колонист. — Мне нужно идти. Рейс как раз отходит…

Отрывистые прощания со всеми друзьями — калибровщиком тракторов Магнуссом, бомбилой с кличкой Туз Пик и по имени Джеффински, библиотекаршей Лизой Тосоник, инженером Малик-Вас-Всех-Накручу, подругой детства Мирадой Слоусон, местным дантистом, который с юности принимал у себя проблемного Шепарда, — Михаилом Соусом и прочими — прошли незаметно. Вот мелькают лица: кто-то рад, что друг наконец решился что-то поменять в рутинной жизни, кто-то переживал за предстоящее путешествие.
Но все были горды провожать своего односельчанина, ведь, хоть и в шутку, но они провожали легенду.
Первая и последняя в жизни командировка на Цитадель простого инженера-агротехнолога Джона Шепарда дало своё начало.


***


Цитадель так поразила колониста ещё на подлёте, что он съел весь запас попкорна, который собирался растянуть на прогулки по улицам этой воистину титанической станции.
Габариты Колыбели Цивилизаций не укладывались в голове Шепарда, и всё новые и новые мысли, словно выталкивая одна другую, шумно выходили из тучного тельца Джона в виде отрыжки от недавно съеденного лакомства.
Изрядно распугав народ громкими некультурными звуками, которые Шепард и не пытался скрыть — то ли от переизбытка заполнивших сердце чувств, то ли от специфического воспитания маленькой общины в колониальном посёлке, он направился в регистратуру: по крайней мере, там ему дадут первые Ценные Указания, а дальше можно будет бродить по такой восхитительной Цитадели хоть до похудения.

За регистраторским столом сидело некое синее гуманоидное существо, которое Шепарду ещё не доводилось видеть вживую: он совершал перелёт на гражданском человеческом рейсе, а в порту и вовсе не обращал на окружающих инопланетян внимания. С трудом припомнив уроки Девина Андреаса, своего школьного учителя по Галактической Социологии, Джон через пару минут успешно определил — раса существа называется азари. Ещё он припомнил, что азари — самая древняя и одна из самых могущественных рас в Галактике и что они являются по природе однополыми.
Эта деталь немного смутила Шепарда. Как правильно обращаться к представителю расы азари? «Он», «она» или «оно»?
«Невесть какая — все расы пространства Цитадели считают представителей азари женщинами! Даже они себя таковыми официально не считают, хоть и очень похожи! Но вот что я вам скажу, господа студенты: азари однополы. Они вообще чуть ли не гермафродиты!» — именно так комментировал сию странную для Шепарда моральную диллему тот самый учитель Андреас.

Недолго думая, Джон решил внезапно возникшую проблему просто — в мыслях он назвал азари «оно», а в разговоре попытался избежать определения пола и рода.
Скованно подойдя к столу регистратора, он невнятно пробормотал номер рейса.
— Документы, — холодно произнесло азари, даже не поднимая на Джона глаз. Только мельком взглянув в строчки Личностного Паспорта, азари внезапно забеспокоилось и тут же уставилось на Шепарда. Колонист смутился чуть ли не до потери пульса.
— Понятно, — наконец, ухмыльнувшись, пробормотало азари. — Вы просто однофамилец.
— Что? — Шепард слегка растерялся, но уже через пять секунд понял, о чём идёт речь. — А-а! Да-да, он мой тёзка. Ну, или я его тёзка… А! Мы — тёзки. С ним. С Шепардом.
Азари немного удивлённо моргнуло глазами, прочертив очень длинными ресницами казалось бы осязаемую линию в воздухе, и стало расспрашивать новоприбывшего колониста про его дальнейшие планы — для заполнения нужных регистрационных бланков.

— Цель прибытия?
— Я хочу изменить свою жизнь и имя, — честно ответил Шепард. — Ну и ещё закупить оборудование для сельхозфабрики. У меня рабочая командировка, в общем.
— А… Хм. Что ж. Вы говорите, что собрались поменять имя? — азари внезапно оставило черкать бланки и, скорчив странную, но доверительную и располагающую гримасу, облокотилось на стол, смотря в глаза Джона. — Знаете, мистер Шепард, это ведь, наверное, весьма почтительно — быть тёзкой… Его. — Оно сделало плавный кивок куда-то вверх, словно имея в виду божество.
— А-а, — многозначительно протянул колонист. — Думаю, со мной всё сложнее. Но это только мой выбор.
— Да, конечно же. Просто… Подумайте. Вдруг ещё в жизни пригодится? Так, ладно. В какой гостинице вы остановитесь?
— Эмм… «Эллис Гарден», — Шепард внезапно замялся, но не от смущения, а от воспоминания о ещё одном важном факте об азари. Они могли забеременеть от представителя любой другой расы и стремились к этому, чтобы расширить генофонд и «окончательно заполонить наглыми синюшными мордами Галактику!», как сказал вышеупомянутый эксцентричный учитель Галактической Социологии.

До Шепарда дошло, что это азари может попытаться соблазнить его — вон, как глазищами хлопает! Не самое удачное будет начало командировки, ведь от стыда Джон может и умереть!
— Знаете, — очень осторожно начал Шепард, аккуратно забирая из-под носа у регистратора свои документы. — Я попозже к вам зайду. А сейчас мне нужно идти. Дел… ну очень много.
Азари опять захлопало «глазищами», как показалось Шепарду впопыхах, делая непристойные намёки. Поэтому колонист поспешил скрыться прежде, чем ошеломленное азари успело хоть как-то среагировать.

Уже следуя в сторону своего отеля с заказанным заранее номером, Шепард всё больше поражался невиданным красотам станции. Но ещё больше его поразило обилие новостей, рекламы, прогнозов, речей… Всюду — и между шушукающимися прохожими, и с красочных плакатов, и из динамиков в свежем выпуске новостей…
И, казалось, в каждом из них мелькало имя Героя Цитадели.
Его имя.
Сама Цитадель, как казалось поначалу Джону, вообще не пострадала при недавней битве.
Но чем дальше колонист уходил от порта, тем больше ему попадалось спешащих куда-то рабочих всевозможных рас, строительных конструкций для восстановления повреждённых зданий и блоков, кое-где даже ещё горели пожары, разнося запах гари и тревоги…
Шепард, более не так сильно сдавливаемый чувствами восторга и потрясения, чуть ближе к вечеру по местному времени наконец добрался до своей гостиницы «Эллис Гарден».

В номере на месте не сиделось. Джон, расхаживая туда-сюда и деловито пережёвывая гамбургер, купленный в человеческой забегаловке неподалёку, думал, что делать.
Конечно, его сильно расстроили такие частые упоминания именитого тёзки — Джон не хотел более сравнивать себя с ним. Даже в школе и техникуме его чаще называли Попухайлов, чем Шепард: официальная фамилия была слишком грубой и резко звучащей для тех мест, непривычной. Если бы можно было больше об этом не думать…
На следующий же день, с утра Шепард решил покончить с этой проблемой раз и навсегда и отправиться в паспортный стол в Человеческом Посольстве. Ни с кем не проконсультировавшись, он отправился в полёт прямиком к Президиуму. К счастью, его банально не пустили даже на рейс: фейс-контроль был безнадёжно провален по всем статьям. Была, правда, и обратная сторона медали, окромя избежания возможного политического инцидента.
Поездка в ближайший Малый пункт Человеческого Посольства в блоке неподалёку по совету некой «голой голографической азари» обернулась трагедией и гибелью четверых, среди которых был и сам Джон.


***


Повинуясь невероятной наивности, Шепард прихватил с собой в паспортный стол лишь бутылку с пивом и гамбургер. Он всерьёз думал, что настолько простая операция как смена нескольких электронных бланков не может затянуться более, чем на пару часов.
Конечно же, это было его фатальной ошибкой.

— Потом вам нужно пройти в кабинет номер тринадцать, — унылая и до безобразия непривлекательная женщина в регистрационной кабинке вяло жестикулировала, объясняя Джону все прихоти местной бюрократии. — Вас перенаправят на… Так, секунду. Ага, четырнадцатый этаж, кабинет два. Потом вам надо посетить бухгалтерию, с бланками оттуда пройти к аудитору — это в блоке С, потом вам поставят печати в комнате уведомления о регистрации, следом вы возвращаетесь в двенадцатый кабинет и ждёте подписи проверочной комиссии, которая…
— Извините, — немного ошеломлённый Шепард ничего толком не понял, — это ведь надолго, да?
— На неделю. Если повезёт, — пожав плечами, буркнула женщина и ловким отточенным движением профи кинула в рот жвачку. — Уточню: мы работаем с восьми до одиннадцати утра. Два часа обед и профилактика. Потом ещё два часа работаем, но принимаем только тех, кто пришёл по записи. Записи проверяют в отдельном кабинете. Ах да, оплатите за услуги в кассу…
— За это ещё и платить надо?! — в ужасе вскрикнул Шепард. — Ладно. Я постою пока в очереди в кассу, подумаю…
— Смотрите не усните, а то затопчут, как того саларианца.
— Э-э-э… Спасибо, — с сомнением буркнул колонист. — А почему тут в человеческом посольстве так много… Ну как бы помягче…
— Уродов этих инопланетных? — резко передёрнула женщина, причмокивая жвачкой, словно готовясь выплюнуть этот «снаряд» в лицо первому встречному. — Говорят, они довольны нашим обслуживанием, мол, в пару раз быстрее всё делаем, чем у них.
— О-о, — причмокнул Шепард, потерев подбородок толстыми пальцами. Любопытный факт его заинтересовал. — Понятно. Тогда я это… того. Мне нужно идти очередь занять.
— Да иди ты уже.

И Шепард пошёл — в конец очереди. Там его ждала очередная судьбоносная встреча.
Последней в толпе людей стояла огромная туша, чем-то отдалённо напоминавшая земного бегемота, про которого ещё в детстве вычитал в умной книжке Шепард.
Колонист несколько боязливо подошёл к существу, слишком запоздало припомнив, что это представитель вполне разумной расы элкоров.
«Учитель Галактической Социологии был бы доволен!» — с лёгкой гордостью приметил Джон.
На спине, там, где гипотетически должны были быть лопатки, у элкора располагался большой спортивный рюкзак, что навело Шепарда на спонтанную мысль, что это турист. Наверное, сработали стереотипы. «Бегемот», словно нехотя, повернул массивную голову в сторону новоявленного соседа и пробубнил:
— Осторожно-приветливо: здравствуй, человек. Вопросительно: ты хотел занять очередь.
— Э-э-э… Да. Я за вами буду.

Несколько минут постояв в относительной тишине, Шепард уже устал ждать на одном месте. Его живой прыгающий взгляд начал с упоением осматривать зал, любуясь инопланетянами, которых он в своей жизни повидал совсем немного. В достаточно просторном помещении присутствовало большинство разумных рас со всех закутков Галактики, в углу даже разместилась компания уродливых ворча, но на удивление спокойных и, похоже, даже дружелюбных. Джон рассматривал обворожительных азари, с любопытством вглядывался в непроницаемые маски кварианцев — будет, что рассказать на родине!
Он приметил также следующего за элкором в очереди — низкорослое округлое существо в скафандре. Вроде как зовётся волусом.

Заинтересованный взгляд Шепарда, к несчастью, перехватил элкор.
— С вопросительным волнением: вы интересуетесь моим другом Афи.
Шепард сильно смутился.
— Что? А, нет. Просто я…
— Перестань, Ри, — в разговор внезапно вмешался низкорослый инопланетянин. — Пффф… Человек первый раз на… пфффф… Цитадели. Ему просто любопытно.
— Да-да, это так, — мгновенно поддакнул колонист, пытаясь справиться с румянцем на пухлых щеках. — Извините меня.
— Не беспокойтесь! — коротко отмахнулся волус. — Просто…пффф… Ри'Голет немного нервничает… в последнее время. Пффф… У нас тут… одно нервное дельце, — волус издал серию странных фыркающих звуков.
— Эээ… Будьте здоровы! — Шепард неумело попытался загладить, как он считал, свою вину — ведь он смутил представителей инопланетной расы! Мало ли, что они подумают про людей в целом…
— Акхм… Я… пффф… просто смеялся.
Джону стало невыносимо стыдно.
— Ой! Ради бога, извините!
— Нет-нет. Ничего… пффф… страшного.
— Взволнованно: Афи'Гелъ, директор банка здесь.
После этих слов элкора Ри'Голета, волус Афи'Гелъ мгновенно потерял всякий интерес к персоне Шепарда.
— Где?.. Пфф…
— С готовностью: у дальней двери.

Будь Шепард чуть менее доброжелателен, наивен и более, грубо говоря, пофигистичен, он бы давно махнул на эту очередь и на эту неловкую ситуацию, которая на самом деле совершенно ничего не стоила.
Лишь развернуться и уйти — и, вполне возможно, этот день не был бы столь трагичным…
Но произошло то, что произошло — Джон решил остаться на пару минут и по возможности попытаться исправить свою глупость добрым поступком.
Ему такой шанс тут же и выдался, что колонист принял за добрый знак.

— А рядом с ним, — волус коротко переглянулся с элкором и деловито кашлянул, — очень симпатичная азари. Подними меня повыше, я хочу на неё посмотреть.
— С готовностью: да, Афи.
Ри'Голет присел перед своим другом, что тут же напомнило Шепарду ещё одно земное животное из старой детской энциклопедии — верблюда. Волус всеми силами пытался зацепиться за спину элкора и забраться на недоступную вершину, но все попытки были тщетны — он тут же соскальзывал обратно, озлобленно пыхтя.

«Это мой шанс помочь!» — пронеслась будоражащая мысль у Шепарда.

— Позвольте я помогу! — колонист с готовностью бросился к парочке и подхватил волуса под руки. Инопланетянин оказался очень тяжёлым, примерно как генератор орошающей системы В-23, который когда-то надломил позвоночник и самоуверенность юного Джона. Но сейчас, засчёт умения перераспределять нагрузку по всему телу — пусть и не спортивному, но достаточно сильному, он справился относительно легко и водрузил Афи на спину товарищу.
— Ох… Спасибо вам, человек… Пффф… Ри, и как мы забыли про лестницу? Это могло закончиться полным провалом… — невнятно бормотал волус, поудобнее устраиваясь на спине друга. — Хорошо… пффф… что ещё остались добрые люди, готовые безвозмездно помочь.
— Сарказм: да, Афи. Ха-ха.

И вот тут всё началось.
Посчитав свой долг выполненным, а вину удачно заглаженной, Шепард без лишних слов решил пока уйти. Ему очень хотелось ещё пройтись по Цитадели, он даже начал жалеть, что так поспешно заскочил в паспортный отдел. Всё ведь успеется — нет такой нужды терять время в очередях именно сейчас. Достав помятый гамбургер из кармана, он уже развернулся, поднеся запретный плод фастфуда к губам, и зашагал вперёд, протискиваясь между народом.
Но его остановил резкий треск за спиной. Вяло обернувшись, Шепард стал свидетелем сногсшибательной сцены, настолько сногсшибательной, что гамбургер выпал из задрожавших рук.

Волус Афи'Гелъ схватился обеими руками за странные рычаги, больше напоминающие строением штурвал, которые, разорвав верх спортивной сумки на спине элкора, вылезли наружу, словно хищные змеи на звук добычи. Следом и сама сумка с характерным треском разошлась по швам, выпустив наружу своё содержимое — самый настоящий станковый шестиствольный пулемёт, который сейчас активно переходил из режима ожидания в боевой, увеличиваясь в размерах. Пулемёт был совсем небольшой, не крупнее бездомной собаки Кафки, живущей во дворе Шепарда, но смотрелся очень внушительно засчёт своего господствующего положения.
Волус потянул «штурвал» в сторону и стволы послушно подались следом, обводя толпу окружающих. Раздался первый женский крик. Потом второй. Потом кто-то смачно грохнулся в обморок.
Но в основном зал остался абсолютно спокоен. Все замерли, наблюдая за пируэтом шестиствольного куска стали и пластика. Никто даже не подумал броситься к выходу, ведь ситуация казалось совершенно абсурдной. На Цитадели, прямо в центре Человеческого посольства волус и элкор распаковывали шестиствольную смерть. Смешно.

Волус поспешно нацепил на себя микрофон и достал из кармана небольшой рычажок. Он демонстративно поднял его левой рукой над головой, словно знамя, и, глубоко вдохнув, победоносно заявил:
— Я представитель Партии Радикально Настроенных Волусов и Элкоров!
— ПРаНаВолков? — вякнул кто-то из толпы, и несколько человек коротко и невесело рассмеялись.
— Можете называть нас, как хотите! Цель от этого не изменится… Пффф… А цель — избавить наше несовершенное общество от политики наглых… пффф… эгоистичных… пффф… жадных… пффф…
— А побыстрее никак нельзя? — раздался тот же голос из толпы.
Шепард, в ступоре стоявший где-то позади компании «радикально настроенных волуса и элкора», даже не заметил, как в правой руке Афи'Гела появился мизерный боевой пистолет. Раздался слабый хлопок, и где-то в середине зала из толпы упал человек с простреленной головой.
— …И глупых ЛЮДЕЙ!!! — со всей доступной мощью лёгких закончил волус.

Началась паника. Народ наконец сообразил, что им действительно грозит реальная опасность, а тут уже каждый хотел спастись по-своему: кто-то толкался, пробиваясь к выходу, кто-то пытался скоординироваться с общей массой людей, кто-то решил спрятаться прямо в зале, боясь попасть в давку… Какая-то молоденькая азари с громкостью пожарной сирены завизжала: «Террористы!!!», мужчины ругались, немногочисленные дети рыдали.
Но, естественно, у «террористов» такой вариант событий был предусмотрен, и они, слава богу, не собирались устраивать массовый геноцид, используя свою шестистволку.
Волус сжал подготовленный рычажок, активируя заложенные в определённом месте заряды. Небольшие хлопки раздались по всему залу, оглушив находящихся поблизости, но, к счастью, никого не покалечив.
 
От наплыва событий Шепард не мог сообразить вообще ничего, кроме одной детали, острой бритвой пилившей мозг на части: если бы не он, этого бы вообще могло не произойти.
Ноги сами собою подкосились, и тёзка Спасителя Цитадели беспомощно рухнул прямо на плотное пузо. Из глаз прыснули слёзы, которые, впрочем, тут же и высохли. Вина, казалось, давила на спину похлеще бетонных блоков.

«Из-за меня погиб человек!»

Прижавшись обвисшей щекой к холодному полу, он наблюдал за происходящими событиями.
А события нагнетались и возникали — всё острее, страшнее и безумнее предыдущих.
Мини-взрывы и, судя по восклицанию волуса, какая-то хакерская примочка деактивировали всю систему безопасности в блоке. Двери в помещении заклинило, остался только парадный выход, прямо перед которым и разместилась парочка агрессивных «радикалов». Уже с последующих их слов было понятно — элкор и волус абсолютно не контролируют ни ситуацию, ни собственный разум.

— У нас в заложниках тридцать восемь гражданских… пффф… и директор крупного банка района Миреши. Мы требуем от СБЦ… Пффф…
— Торжествующе: нет. От Совета Цитадели.
— Да! От Совета! Признать Партию РНВЭ законной структурой на правах политических ставленников! Представитель народа Вол по имени… Пффф…
— Торжествующе: Афи'Гелъ.
— Должен быть…
— Торжествующе: представлен на рассмотрение в должность Советника!
— А его верный помощник и… пфф… товарищ по Партии Ри'Голетт должен быть… заместителем!
Из сбивчивой, прерывистой и возвышенно-безумной речи волуса и элкора так же можно было много чего ещё понять, что они, например, единственные, кто входил в «Партию РНВЭ», что волусы держат всю экономику в Галактике и ждут места в Совете столетиями, как и элкоры, в то время как люди, и полсотни лет не продержавшись на Галактической арене, уже входят в оный конгломерат…

Но всё это было не столь важно для Шепарда. Важны были его собственные мысли. А думал он, как и было очевидно, об искуплении за косвенную помощь террористам.
Он, конечно, не герой. Он обычный агротехнолог и тёзка «того самого» Капитана, спасшего Цитадель…
А ещё он сам сын героя. И в нём течёт геройская кровь, пусть и скрытая за толстым слоем жирка.

«Я должен попытаться их остановить. Сам заварил, сам и расхлебаю…»

Согласитесь, весьма спорная мысль. Но Шепард не отказался бы уже от собственных мыслей, предав самого себя.
У Шепарда не было оружия, он не владел боевыми искусствами и едва ли мог передвигаться быстрее бешеной черепахи. Но террористы стояли к нему спиной, обращаясь к основной массе народа с псевдопатриотическими речами, явно посчитав его совершенно безобидным.
На его стороне было только одно — неожиданность. По плану, так внезапно из ниоткуда возникшему в голове Шепарда, он должен был только сбросить с элкора наездника-волуса, лишив экстремистов самого мощного оружия и единственного фактора, что сдерживал ярость толпы. Разгорячённые люди и всегда готовые к действию турианцы, в обилии присутствовавшие в зале, смогли бы справиться с этой парочкой достаточно быстро… По крайней мере, он на это надеялся.
Теперь нужно было достать где-нибудь оружие или то, что могло его успешно заменить. При Шепарде присутствовали только полупустая бутылка с любимым пивом и гамбургер, валявшийся в пыли неподалёку. Джон почти с отцовской нежностью подобрал его и засунул в карман. Потом колонист с кряхтением привстал с пуза на четвереньки, заняв смешную позицию, словно бегун перед стартом.
Где-то сбоку от «радикально настроенных» он разглядел одного из ранее замеченных ворча — тот, сложив руки по швам, упёрся лицом прямо в пол, лёжа при этом на груди. Чем-то он напоминал нечаянно опрокинутого оловянного солдатика, выпавшего из строя.
 
Шепард шикнул, попытавшись привлечь его внимание.
— Эй… Эй… Эээ… Эй, вы! У вас случайно не будет оружия? — как можно тише спросил он.
Ворча повернул голову в его сторону, упершись бездумным взглядом в лицо колониста. Потом молча протянул руку куда-то в бок, подтянулся и бесшумно швырнул Шепарду некий предмет.
Джон сначала обрадованно принял его за пистолет, но на самом деле это был… самый обыкновенный канцелярский степлер.
— Спасибо, — буркнул раздосадованный Шепард, но всё-таки схватил «оружие» и положил в карман: мало ли, пригодится.

Следующим шагом было непосредственно нападение.
Шепард, вздохнув поглубже, встал. Несколько человек из толпы тут же заметили его нестройную фигуру за спинами террористов, но Джон махнул им руками, мол, «не привлекайте внимание, я пытаюсь всё исправить».
Потом он неслышно стал подбираться к парочке «радикалов», пытаясь выбрать наиболее удобный момент и позицию для атаки.

— И вот, когда неспра… пффф… несправе… пффф… — от непрерывной возвышенной речи волус уже начал задыхаться.
Ри'Голет как мог поддерживал его, но речь элкора проникновенностью отнюдь не отличалась, и в итоге всё свелось к странному обрывистому поддакиванию то с одной, то с другой стороны.
— Ах… Пффф… Куда смотрят эти… люди?… Пффф… — внезапно встрепенулся волус.
Шепард понял, что медлить больше нельзя. Афи'Гелъ схватил покрепче «штурвал» минигана, пытаясь вычислить, на что так заворожённо пялится большая часть толпы.
В этот момент его настиг Джон с бутылкой пива в руках. Грозное оружие с треском разбилось об одутловатую голову волуса, когда Джон, разбежавшись как мог, подпрыгнул и нелепо повис на спине элкора, отчаянно цепляясь за оглушённого Афи, чтобы не упасть. Осколки и пенистая жидкость разлетелись во все стороны, а волус неожиданно яростно зарычал:
— Аррр… Пффф… Рррр!

Ри'Голетт тем временем не мог сориентироваться и просто пытался развернуть негибкое тело в сторону предполагаемой опасности. Волус пошатнулся, со всей силы сдавив ручки, а вместе с ними и гашетку пулемёта. Шестистволка коротко раскрутилась и выплюнула в потолок с полсотни голубых игл. На толпу тут же посыпалась пыль и мелкое крошево от продырявленной отделки помещения. Народ хлынул в разные стороны, по-прежнему не рискуя приближаться к странному трио толстяков, устроивших отчаянную схватку посреди зала.
Шепард с невероятным усилием смог подтянуться до уровня Афи и уже собрался его сбросить на пол, когда волус внезапно пришёл в себя и принялся умело сопротивляться. Он схватил неожиданно крепкими пальцами Джона за кисти рук, намереваясь их вывернуть, но Шепард, к счастью, не растерялся и мгновенно вытащил из кармана свой очередной козырь — гамбургер! Он неуклюже размахнулся и со всей оставшейся силой ударил плодом фастфуда по лицу Афи'Гела. На маске несчастного остался огромный жирный след, закрывший террористу обзор, и он, фыркнув что-то нечленораздельное, попытался ударить маленьким кулачком в ответ, но, промахнувшись и не удержав равновесия на крутящимся из стороны в сторону элкоре, наконец рухнул на пол.

— А-а-а… Пффф… Аааа!!! Ри! Спаси меня!
Оставшийся сидеть на ошеломлённом элкоре Шепард победоносно выхватил степлер и с остервенением всадил в шею Ри'Голета несколько кнопок.
— Раздражёно: плохой человек! Злой человек!

Поняв, что волус лежит в стороне, вне опасности от его ярости, элкор легко сбросил с себя нового наездника, резко наклонившись вперёд. До последнего пытаясь удержать выгодную позицию, доставшуюся с таким огромным трудом, Шепард схватил шестистволку, лишь чудом не надавив болтающимся животом гашетку и не поубивав кучу народа, но всё-таки не удержался на спине террориста. Как и пулемёт, крепления которого не выдержали внезапной нагрузки имени тучного колониста Джона Шепарда и вместе с оным отцепились от Ри'Голета, чуть не придавив Героя при падении — благо, пивной живот смягчил удар, словно заправский амортизатор.
— Победоносно: ха-ха. Ты не уйдёшь, жалкий человечишка, — с этими словами элкор поднял огромную переднюю лапу и опустил её на голову Шепарда. Тот, прижав к себе пулемёт, в последний момент увернулся от сокрушительного удара, привстав и плюхнувшись назад.

Тут же, не теряя времени, запыхавшийся колонист вскочил и бросился в другую сторону, поближе к массе народа, осуществляя последнюю деталь своего плана: уж добрые люди не растеряются и помогут ему!
Впрочем, никто не торопился рисковать злить разъярённого элкора ещё больше — все предпочли занять то оборонительные, то отступательные позиции в разных частях зала, наблюдая за бесчеловечно напряжённой схваткой… Которая длилась уже минуты три-четыре. Просто все её участники были настолько медлительны, что это невозможно в полной мере выразить в нашем маленьком рассказе.

Итак, Шепард с пулемётом под мышкой беспомощно метался по залу, время от времени протягивая просящие руки к народу, но народ лишь боязливо шарахался в стороны. За ним по пятам «гнался» элкор, выкрикивая самые изощрённые проклятия, которые только способен был придумать. Волус же никак не мог встать со спины, неуклюже шевеля руками и ногами, словно жук.
Так бы оно и продолжалось, пока бы не прибыла СБЦ — кстати, они были уже в пути — и, возможно, на этом всё более-менее благополучно и закончилось. Но Афи'Гелъ внезапно совладал с собственными телом и массой и смог кое-как встать. А это явно грозило новыми осложнениями — в руках у него блеснул знакомый толпе и Шепарду мизерный боевой пистолет.

— Убить всех человеков!!! — заорал волус, нацелившись на Джона. У Шепарда не оставалось выхода — он с натягом поднял над головой не слишком тяжёлый миниган и швырнул в противника, благо, расстояние было небольшое. Но прежде чем снаряд попал в цель, сбив террориста с ног, раздался глухой выстрел.

Пуля, пробив насквозь растрёпанные соломенные волосы Шепарда и чуть поцарапав лысину, угодила в… элкора, который настиг колониста со спины и заносил руку для последнего удара.
— С сожалением и болью: ах. Нет. Какая ужасная ирония.

Фиолетовая кровь брызнула из шеи Ри'Голета, обдав остолбеневшего от страха Шепарда тёмными крапинками с ног до головы. Джон грузно отскочил назад, споткнувшись о поверженного волуса. Тот, схватив пулемёт, с кряхтением поднялся с пуза быстрее обычного: шестистволка послужила ему своеобразным костылём. Направив дуло прямо в лицо окончательно шокированному и выведенному из строя, распластавшемуся на полу Шепарду, он прошипел:
— Вот и… пффф…
— Трагично: всё.

Шедший по следам Шепарда полуослепший и еле держащийся на ногах Ри'Голет, заляпанный собственной кровью, совершил ещё один спонтанный шаг, наступив на собственного напарника и друга. Раздался странный пукающий звук, а следом чудовищной силы хлопок.

— Трагично: Афи. Нет, — он перевёл заплывшие глаза на Шепарда, в последнем предсмертном усилии делая полупрыжок в его сторону и наваливаясь на колониста Джона Шепарда, тёзку Героя Цитадели, всей массой своего уже мёртвого тела…


***


— Вот так всё и было, — закончил фотограф.
— На самом деле? А откуда вы знаете так много подробностей? — недоверчиво промямлил вечно недовольный хмурый турианец.
— Ну… — человек, усмехнувшись, замялся, почесав рукой растрёпанный кноп тёмных соломенных волос. — Я был участником событий — раз. И ещё после этого узнал много, потому как провёл своё расследование.
— Зачем вам это нужно было? Сомнительная история, — чмокнул турист, покачав головой.
 А вот его жена, стройная турианка с нежным доверчивым взглядом, тут же осадила мужа:
— Перестань, Нарик. Человек рассказал отличную, поучительную историю. Даже если половины из всего этого не было в реальности, он заслуживает хотя бы похвалы.
— Эх. Ладно, человек. Хорошая, увлекательная… — под пристальным взглядом жены он выдавил ещё:
— Временами смешная и очень поучительная.

— Да, спасибо, — поглаживая некогда полноватый живот, от которого нынче остались лишь небольшие намёки в виде складок, фотограф попросил парочку туристов всё-таки встать возле Стены Памяти. Рассказ и так занял у него много времени, а впереди ещё столько дел и планов…
— А чем вы занимаетесь на Цитадели? — турианка, делая интонации максимально доверчивыми и дружелюбными, продолжала любопытничать.
— У меня небольшой бизнес. Я фотографирую. Красоты станции или туристов на фоне красот станции… Ну, как-то так. У меня, оказалось, «постановочный талант»… Хех, — человек вздохнул и ностальгически улыбнулся, явно припомнив что-то далёкое, что вспоминал лишь в редкие минуты полного спокойствия.

Турианка ещё раз обернулась на привлёкшую её полчаса назад табличку на стене памяти:

«Джон Шепард, спасший тридцать девять жизней ценой своей. Вечная память Героям Цитадели».

Почти безвестный тёзка коммандера Шепарда, спасшего всю Цитадель и погибшего полтора года назад…

«Вы оба были хорошими людьми», — подумала она и, получив от фотографа-рассказчика результат небольшой сессии, отправилась вместе с ворчащим мужем дальше — в бесконечные коридоры и блоки самой грандиозной космической станции в Галактике…




Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.06.2012 | 4032 | 20 | Жизнь и смерть Джона Шепарда, юмор, Mercenary | Mercenary
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 59
Гостей: 57
Пользователей: 2

greenfox111, Janie_Shepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт