В прицеле. Акт 3. Глава 10: Металлолом


Жанры: Action/Adventure, POVПерсонажи: ОС, Хеккет, Тали, Эшли, Гаррус, Заид, Легион.
АвторNormandy
Описание: Жнецы прибыли в Солнечную систему. Новый объединённый флот встречает их около Земли. Последняя битва. Победа или смерть. Никаких компромиссов.




«В мирное время ты можешь проявить милосердие. Но когда идет война, должен действовать.

Любое колебание смертельно»

Терри Гудкайнд, «Четвертое правило волшебника»



[Стивен Хеккет]

Флот собирался. Все боеспособные единицы флота Альянса уже прибыли. Не так много, как я рассчитывал, но и не так мало, как могло быть. Оказывается у нас два дредноута осталось. Дредноут «Шаста», оказывается, не сбили почти пять лет назад при битве за Землю. Это хорошо. Кроме того у нас двадцать шесть крейсеров различных классов. В основном это были «В» и «С», но также имелась и пара крейсеров «Е» класса. А вот фрегатов у нас осталось аж сто двадцать семь. Много, даже по моим ожиданиям. Правда некоторые корабли были без боеприпасов или с разряженными энергобатареями. Но это исправимо. Единственный оставшийся наш корабль-носитель «Эдисон» — мини-станция, предназначенная в основном для переброски истребителей и перехватчиков в зону боевых действий. Но «Эдисон» мог заниматься и дозаправкой и перевозкой боеприпасов. Сейчас вокруг этой громадины сновали истребители и фрегаты, которым нужно быстро привести себя в состояние полной боеготовности.
Турианцы не отзывались. Может сигнал не дошёл. А может и принимать его уже некому. Зато откликнулись азари и саларианцы. Саларианцы прибыли полчаса назад, а вот азари пока что задерживались. Но, надеюсь, они прибудут вовремя.
 Но вот кто действительно меня удивили, так это кварианцы и геты. Уж не знаю как, но они прятались прямо здесь — в Солнечной системе. Большая часть их объединённого флота пряталась на орбите Юпитера. Я не знаю, как их не засекли Жнецы. Просто не знаю.
— Адмирал Хеккет, — с голоэкрана на меня смотрела адмирал Зен. Дрянь она, конечно, но с мозгами. Что есть, то есть, — я прекрасно понимаю, что сейчас не время, но как? Как вы посадили ваш дредноут на Землю?
— Вы правы, — я устало потёр переносицу. Не отдыхал почти двое суток. В моём возрасте… Хотя стоп! Не такой я и старый! — Сейчас не время. Скоро прибудут Жнецы, и обсуждение технологических вопросов я предлагаю отложить на потом.
— Но адмирал…
— Да не сажали мы «Анконкагуа» на Землю! — вспылил я. — Он никогда раньше в космосе не был. Его собирали не Земле. «Анконкагуа» должен был стать первым кораблём подобного класса, который мог бы спокойно взлетать и поверхности планеты и приземляться на неё. Информация о проведении сборки на «Арктуре» была ложной.
— А, — Зен, кажется, впала в глубокое раздумье. — Адмирал Хеккет, я надеюсь…
— Если мы справимся и сможем посадить дредноут обратно, то пришлю вам данные о нём.
— Благодарю, адмирал. Мигрирующий флот выходит на позиции. Готовы будем через двадцать минут.
— Вас понял. Хеккет, конец связи, — я отключил связь и глубоко вздохнул. Мне бы не помешал крепкий чай.
— Сэр, — ко мне обратился Ричардсон — связист. — Азари прошли ретранслятор. Движутся к нам. Пытаются связаться, правда, только по общему каналу. А там сейчас просто концерт.
— Подключайся, — распорядился я.
«Попил чая, называется», — подумал я.
 Как только мы подключились к общему каналу… меня охватила какая-то радость. Совершено неуместная. Глупая. Столько голосов. Столько разговоров. И, кажется, никто не боится. Или не падаёт вида.
— Эй, «Курск», хорошего полёта.
— «Демон-2», готов.
— Эй, ребята! С вами «Берлин»! Всем привет!
— Рады вас видеть парни!
— «Пекин» на связи! Готовы сделать этих кальмаров?
— Ставлю сотню на то, что я разнесу больше Жнецов!
— Проиграешь, Родуэл.
— Говорит адмирал Хеккет, — я вмешался в этот базар. Канал сразу утих. — Дайте мне две минуты поговорить с азари, а потом продолжайте. И да, ставлю пять сотен на «Анконкагуа». Флот азари, как слышите? Говорит адмирал Хеккет.
— Рада вас слышать адмирал, — раздался приятный и до боли знакомый голос. Хоть, я и слышал его не так часто.
— Советница? Не думал, что вы и на поле боя ведёте переговоры.
— Я не только политик, — мне послышалась в её голосе какая-то гордость. Ну, что сказать. Синдром собственной важности ещё никто не отменял.
— Рад слышать? Почему вы подключились к общему каналу? Мы же открыли канал для связи с нами. Общий канал я дал ребятам, пусть пообщаются.
— Не могли. Видимо, какой-то защитный протокол был включен. Мы смогли подключиться только сюда.
— Вас понял, — я помассировал виски. — Сейчас разберёмся

***

[Джейсон Стайерс]

Подготовка давно закончилась. Адмирал Хеккет курировал действия флота. Мы подготовили челнок, загрузили всё необходимое. Резонатор давно установлен на Нормандию. Вроде всё. Все решили подготовиться… морально. Тали сейчас о чём-то говорила с Гаррусом. Эшли была на связи с Хеккетом. Видимо, обсуждали последние детали. Массани был вроде как в баре. Легион находился в ядре ИИ. Кстати меня немного напугала это СУЗИ. Конечно, я слышал, что на борту этого корабля есть ИИ, но я как-то был не готов к такой встрече. А я… Я сидел возле лифта на полу и думал о своей никчёмной жизни.
— Пол холодный, — услышал я голос Гарруса. Я поднял взгляд. Турианец стоял возле меня, скрестив руки на груди.
— Не волнуйся, — я вздохнул. — У меня задница… холодоустойчивая.
Гаррус хмыкнул, оценив шутку.
— Что с тобой? Выглядишь неважно.
— Да вот о жизни задумался своей, — честно ответил я.
— И как?
— Ничего хорошего.
— Чего так?
— Да знаешь… Ведь сколько я всего сделал. Решил проанализировать, так сказать. И вот… сколько всего я сделал плохого… Убивал… Отнял столько жизней. Просто сам сжигал свою душу. А что я сделал хорошего? Ни-че-го. С каждым выстрелом часть меня… сгорала, что ли. Да, мне выпадали шансы сделать что-то хорошее, но я не делал. Я просто проходил мимо. Не упускал возможность упустить возможность.
— А чего ты книги не пишешь? Говоришь красиво. Попробуй себя в писательском деле, — усмехнулся Гаррус.
— Обязательно, — я улыбнулся и поднялся на ноги.
— Я кое-чего не понимаю, Джейсон.
— Чего? — поинтересовался я.
— Почему все сейчас идут за тобой? — Гаррус почесал лоб. — Не, ну я — то знаю ответ, а вот ты сам как думаешь, мне интересно.
— Хм, — я задумался. Слабо представлял такие… философские беседы с Гаррусом. — Ну не знаю. Я же делаю, что должен. Ну… что умею, там. Может быть…
— А что ты должен делать? — перебил меня Гаррус.
— Ну, воевать, бороться, — почти сразу ответил я.
— Вот! — Гаррус тыкнул мне пальцем в грудь. Интересно, а его учили тому, что это не прилично? — Именно! Ты борешься.
— Ай, глупость, — я махнул рукой.
— Ты борешься за надежду, — продолжил Гаррус. — Поэтому шли за Шепардом. И поэтому за тобой идут.
 Я задумался. Ну… не знаю. Может этот пупс и прав.
— И когда это ты начал так философски мыслить? — я прищурился и хлопнул турианца по плечу.
— Давно уже, — усмехнулся Гаррус и пожал плечами. — И кстати, я тебя предупредить хотел.
— О чём это? — удивился я.
Гаррус не ответил. Вместо этого он развернулся и кивнул в сторону челнока. Я глянул туда, куда указывал этот старый разбойник. Рядом с челноком на небольшом ящике сидела Тали и поправляла что-то на своём костюме. Я перевёл взгляд на Гарруса.
— И? Чего-то я, кажется, не понял.
— Ты ей нравишься, Джейсон. По-моему она влюбилась.
— Не-е, — я снова перевёл взгляд на Тали. Она закончила возиться с костюмом и глянула на нас. Заметив мой взгляд, она кивнула. — Это вряд ли.
— Я знаю её уже семь лет. По ней это видно. Ты ей нравишься, — повторил Гаррус.
— Не самая твоя удачная шутка, — я поморщился.
— А я не шучу, — Вакариан покачал головой. — Мы с ней говорили, и я про тебя такого наслушался. О-о, ты бы сам растаял от таких слов.
— Да ладно тебе! — я недоверчиво покосился на Гарруса.
— Уж не думаешь ли ты, что если у неё лицо закрыто стеклом, то её невозможно понять? — турианец усмехнулся.
— Возможно. Просто нужно немного подучиться, — я кивнул.
— Вот именно, Джейсон. Вот именно, — Гаррус развернулся и направился к лифту.
— Эй! — окликнул я его. — Ты о чём предупредить хотел-то?
— Ах, да, — Гаррус снова вернулся ко мне. — Ты уж береги её, капрал. Если не убережёшь, то я тебя достану и скручу в какую-нибудь очень странную штуковину. Даже если за тобой на тот свет отправиться придётся.
— Ну, раз так всё серьёзно, — я посмотрел на Тали и улыбнулся, — то не волнуйся. С ней ничего не случиться. Я уж постараюсь.
— Говорит Хеккет, — из динамиков раздался хрипловатый голос адмирала. — Жнецы в Солнечной системе. Повторяю: Жнецы в Солнечной системе. Двадцатиминутная готовность. Хеккет, конец связи.
— Эй, ребята, слышали? — раздался по громкой связи голос Джокера. — Чуть времени у вас есть, чтобы признаться друг другу в любви, написать завещание и освободить желудок.
— Этот шут в своём репертуаре, — проворчал Гаррус и направился к лифту.

***

[Тали’Зора]

 Вот оно. Последний рубеж. Либо мы, либо они. Никаких компромиссов.
 Я залезла в челнок и плюхнулась в кресло. И вдруг… мне стало страшно. Нет, не то, чтобы до этого я не боялась. Но сейчас я вдруг представила последствия нашего поражения… Всё, что наши расы добились, будет забыто. Всё, что мы строили, исчезнет в гиене огня. Вся наша история… Словно нас никогда и не было. Кила… От этих мыслей у меня даже руки задрожали. Я попыталась успокоиться и унять дрожь, но не очень-то получилось. Мне надоело это, и я положила руки на колени.
Меня вдруг несильно кто-то толкнул в бок. Я подняла взгляд на своего… обидчика. Я девушка. Мне можно обижаться. Джейсон, широко улыбаясь, сел на соседнее кресло.
— Не боись, красавица. Справимся, — тихо сказал Джейсон, глядя на меня.
«Да уж», — подумала я, вспоминая события в Лондоне. Какие-то до боли знакомые слова. Но, в тот раз они звучали… поубедительнее, что ли. А оно вот как вышло. Справились, называется.
— Надеюсь, — также тихо ответила я. — Но всё равно страшно.
— Согласен. Но ты не бойся, — повторил Джейсон. — Я прикрою, если что.
— Обещаешь?
— На счёт таких вещей я не шучу. Или я похож на клоуна, и каждое моё слово — шутка? — Джейсон усмехнулся.
— На счёт клоуна надо подумать, — я улыбнулась.
— Ха, у ты какая!
— А то! А ты что думал?
— Пока ничего, красавица.
— С чего ты взял, что я красавица?
— А что, разве нет? — Джейсон удивлённо посмотрел на меня.
— Ты же… никогда не видел моего лица, — я опустила голову.
— Я догадливый. И у меня хорошая фантазия.
— Неужели?
— Давай поспорим.
— На что?
— На то, что ты красивая. Двести кредитов.
— Нет.
— Триста.
— Не смешно.
— А я разве смеюсь?
 Я задумалась. Почему он считает меня красивой? Моего лица… я никому его не показывала. Ну, разве что, кроме доктора Чаквас, которая меня лечила. Но… больше ведь никто.
— Так с чего решил… красавец? — спросила я.
— Мне так кажется, — Джейсон пожал плечами. — И я выиграл бы спор.
 Я рассмеялась и несильно ударила его локтем в бок. Вот она, моя маленькая месть. Но он не обиделся. Лишь усмехнулся и откинулся на спинку сиденья. Я смотрела на него. Чем же он меня привлекает? Он… какой-то не такой, как все. Вроде обычный, но… Я даже не знаю… Он просто мне нравится. А может и…
— Тали?
— М-м? — я подняла на него взгляд.
— Знаешь, иногда… под конец… начинаешь думать о… правильности некоторых решений. Я уже о многом подумал. И знаешь… я рад, что тогда… ну, на площади когда, — Джейсон стал запинаться. Он вздохнул и посмотрел на меня. Внимательным. Тем взглядом, который мне больше всего нравится. — В общем, я рад, что тогда на площади не прошёл мимо.
 Я улыбнулась и обняла Джейсона. Он смотрел на меня, словно чего-то ожидая.
— Я тоже рада, — ответила я, обняв Джейсона, положила голову ему на плечо.
 Он не стал отстраняться или глупо шутить. Джейсон тоже обнял меня и прижал к себе. Я улыбнулась и подняла на него взгляд. Джейсон, по-прежнему улыбаясь, смотрел на меня. Но в его глазах появился какой-то загадочный блеск. Он хитро подмигнул.
— А-ах! — раздался довольный возглас со стороны. Я перевела взгляд на источник этого аханья. Гаррус и Эшли стояли возле двери челнока и смотрели на нас.
— Как мило! — сказал Гаррус. — Вы уже решили, кто на какой половине кровати спать будет?
— По-моему, Гаррус, ты мне завидуешь, — Джейсон усмехнулся.
Эшли рассмеялась и пихнула Гарруса в бок, радостно при этом крикнув: «Попался!» Гаррус в ответ что-то буркнул. Я улыбнулась. Возможно, прав Джейсон. Я прижалась к нему, поудобнее устроившись на его плече.
Возможно последние спокойные минуты. И я рада провести их так. Разве кто-то был бы против?
— Не улыбайся слишком широко, — тихо сказал Джейсон.
— Откуда ты знаешь, что я улыбаюсь? — поинтересовалась я.
— Чую. Да и догадаться не трудно, а я парень догадливый, — Джейсон откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.

***

[Стивен Хеккет]

— Адмирал, говорит «Минск», — раздалось через динамики. — Жнецы в зоне видимости. Выйдут на огневой рубеж через две минуты.
— Всем приготовиться к прыжку, — сразу распорядился я по общему каналу. — Командующим доложить о готовности.
— Кварианский флот готов.
— Флот гетов в боевой готовности.
— Флот азари готов.
— Саларианский флот готов.
— Флот людей готов, — сказал я. — Проверьте системы и скрестите пальцы. Начинаем, господа. Начать отсчёт.
— Внимание, — раздался металлический голос ВИ Анконкагуа. — Начинается процедура гипер-прыжка. Курс получен. Состояние двигателей и реактора в норме. Прыжок через пятнадцать секунд.
«Ну-с, начнём», — подумал я.
— До прыжка десять секунд.
 Я оглядел всех присутствующих в БИЦ. И… никто не боялся. Или не показывал страха. Все работали, лица были сосредоточенные. Как на обычном боевом задании. Ну… это было не совсем обычное задание. Спасти Галактику это… Ладно. Время рассуждений закончилось. Теперь время действовать.
— До прыжка пять секунд. Четыре. Три. Две. Одна. Прыжок.
Хоть и прыжок должен быть незаметен для экипажа, я почувствовал… не знаю, как выразить. Словно в ушах кто-то поставил барабанную установку и хорошенько вдарил по самому здоровому. Ох, отвык я от этих гипер-прыжков, отвык. Секунды, которые должен продлиться прыжок, превратились в минуты. Но это было лишь иллюзией мозга, защищавшегося от самого страшного испытания, даря этим самым какие-то доли секунд спокойствия и отдыха.
Торможение прошло успешно. Первый ударный флот вынырнул из прыжка в боевом порядке почти рядом с армадой Жнецов и сразу же пошёл на сближение. Почему Первый ударный? Я разбил флот на две части. Задумка была проста, как колесо: ударить по силам Жнецов с двух сторон, взяв их в «тиски». Такую тактику использовали турианцы, когда Жнецы напали на Палавен более пяти лет назад. Запрыгнуть в гущу Жнецов и начинать их расстреливать на близком расстоянии. И эта тактика принесла бы успех, если бы Жнецы не ломанулись на всей скорости к родной планете Иерархии и не начали бомбить её. Тогда флоту турианцев пришлось разворачиваться и двигаться в сторону Палавена, где кальмароподобные уже успели выстроиться в боевой порядок и дали отпор силам Иерархии. В нашем случае все будет попроще. Жнецы не убегут и могут обстреливать Землю с орбиты хоть до посинения. Всё равно там уже уничтожено всё, а выжившие и наземные силы находятся в подземных убежищах, которые выстрелы Жнецов вполне способны пережить. Итак, о флотах: нашу часть составлял флот Альянса, азари и саларианцев. Геты и кварианцы составляли Второй ударный и должны были прибыть чуть позже нас. На какую-то минуту, но эту минуту ещё надо было пережить. Мы были уже в пределах огневого рубежа, поэтому мне оставалось сказать всего одну фразу.
— Превратить этих кальмаров в металлолом!
Дублировать команду не потребовалось. Флот отозвался мне дружным залпом всех своих орудий. Тактическая карта, на которую я смотрел, словно царь на карту своего государства, начала выдавать мне картину происходящего.
Жнецы быстро сообразили и начали разворачиваться для ведения ответного огня. И это был наш плюс. Корабли Жнецов были не слишком манёвренны, что давало нам преимущество на ближних дистанциях. Вот мы и начали приближаться, попутно разряжая в них боезапас.
— Сэр, — меня окликнули, — мы засекли самый мощный сигнал. Он, в отличие от всего флота, движется к поверхности Земли.
— Наш клиент, — буркнул я. — Отослать всем кораблям. Все, кто может пусть палят по нему после приказа.
— Есть!
— «Нормандия», приём.
— Слышу вас, — отозвался Моро. — Мы видим его. Предвестник в зоне видимости. Заходим на цель. Резонатор готов. У нас будет окно примерно в минуту.
— Попробуем. Давай.
 На карте было видно, как одинокая точка синего цвета начала приближаться к большому красному треугольнику. Спасибо операторам систем наблюдения. Оперативно подправили мне карту.
 На БИЦ сразу стало громко. Заголосили наводчики и артиллеристы, заматерились пилоты. На счёт пилотов: я хотел посадить за штурвал Анконкагуа Моро, но тот наотрез отказался отдавать «Нормандию» в чьи-то другие руки. Ну и ладно. Ему там лучше, он привык к тому кораблю. Пусть тешиться, лишь бы своё дело делал на оценку «отлично». Впрочем, Моро обычно так и делал.
— Щиты сняты, открываем огонь, — доложил Моро.
— Огонь по Предвестнику.
 К сожалению, немного кораблей начали стрелять по этому Жнецу. Лишь несколько фрегатов и крейсеров атаковали Предвестника. И только по причине того, что они были ближе к нему. У Анконкагуа даже нашлись другие дела. Например, приближающийся на приличной скорости Жнец класса «Властелин». Но до нас он не дошёл несколько десятков километров. Огонь из нескольких кораблей, подкреплённый залпами нашего самого крупного орудия, превратили этого спрута в кучу металлических обломков.
— Сэр, «Курск» на связи!
— Что у вас? — я потёр лоб и глянул ещё раз на карту.
— Сэр, капитан фрегата «Курск» — капитан второго ранга Леннон. Предвестник продолжает движение. Существенных повреждений не нанесено, — Леннон говорил быстро, отрывисто, словно только что бегал марафон.
— Вас понял. Вернуться в порядок, — отдал я приказ, начиная прокручивать в голове дальнейший план действий. Предвестника нужно уничтожить. — Нормандия, как слышите? Состояние резонатора?
— Адмирал, — это был ИИ «Нормандии», — данные показывают, что энергия протеанского артефакта исчезает. Данные говорят, что её хватит максимум на два выстрела.
— Понял. План «Б». Выпускайте десантную группу. Я найду прикрытие. У вас две минуты. Конец связи, — я вздохнул. Да. Снимать щит резонатором и долбить Жнецов не получиться. Придётся по-старинке. М-да, сколько людей погибло в таких атаках. Надеюсь, сейчас у нас получиться. Потому что Предвестник явно задумал что-то паршивое до безобразия.
— Сэр, Второй ударный вышел из прыжка, — поступил очередной рапорт. Неужели столько произошло за минуту?
— Понял, найти звено истребителей и отправить его к «Нормандии». Прикроют челноки.
— Есть!
«Ну, давайте ребята, устройте им там праздник».
Истребители были найдены и уже крутились вокруг «Нормандии», гоняя истребители Жнецов, которые называли «Око». Из-за формы. Реально на глаза похожи. Первый флот начал рассыпаться. Жнецы начали идти на таран, при этом продолжая активно палить своими лазерами. Поэтому флот начал расходиться из боевого построения, но это удалось не всем. На моих глазах на таккарте погасло несколько отметок. Да, бой будет тяжёлый. Тем более, что Второй ударный вышел из прыжка чуть в стороне. Уж не знаю. Может мы так сместились в этом бою или штурманы у гетов у кварианцев — безалаберные олухи (что вряд ли), но вышли они в стороне от нас, и сейчас только завершали разворот и выходили на боевые позиции. Вот он, маленький просчёт. И может этот просчёт скажется ещё нам. Но, как обычно, всё только начиналось.
— Добрый день, адмирал Хеккет, — раздался голос в общем канале. — Неужели вы думали, что этот бой пройдёт без нас?
— Виктус, — ответил я. — Вас я только и ждал. Не могут турианцы такое пропустить.
— Конечно. Мы в точке W-1.97. Будем на огневом рубеже через три минуты.
— Отличная новость. Хеккет, конец связи.
— Сэр, — Ричардсон обернулся ко мне. — Группа на Предвестнике. Только один челнок на подлёте сбили. Связь с оперативной группой пропала после высадки…
— Понятно. Дайте Нормандии приказ выйти на точку J-0.4. И объединиться со Вторым ударным.
— Есть, сэр.

***

[Джейсон Стайерс]

— Ну и куда дальше? — спросил я, внимательно глядя на нас.
— Я почём знаю? — отозвался Гаррус, вешая за спину гранатомёт.
— Вывод: идём прямо, — сказала Эшли и первой двинула в коридор.
Гаррус посмотрел на меня. Я кивнул и пошёл вслед за Эшли. Заид что-то пробурчал, мол: «Ненавижу, когда командует баба». Эш промолчала, хотя наверняка слышала это. Мы выстроились в шестиугольник, можно сказать: спереди — Эшли и Гаррус, Тали и Легион по бокам, а я и Массани шли сзади.
 Я был подавлен смертью Андре. Его челнок Око срезало на подлёте. Да, я знал, что без жертв не обойдётся. Я знал, что будет так. Но я не хотел, чтобы кто-то умирал рядом со мной. Кто-то, кого я мог защитить и спасти. Я оглядел своих товарищей. Смогу ли я защитить их? Смогу ли спасти? Ещё ничего не началось, а трое уже погибли. Я остановил взгляд на кварианке. Хотя бы её смогу ли я вытащить отсюда живой?
Коридоры были словно для живых существ. Хотя, по прошлому опыту я помню, что из живых здесь могут быть только отродья Жнецов. Ну и мы ещё. Интересно, а откуда Жнецы взялись? Может, это просто корабли с ИИ, которые стали слишком умными. А может что-то ещё. А, плевать.
Поворот и мы вышли в довольно широкий коридор. Мы могли здесь даже растянуться «цепью», но не надо. Двигались мы медленно, постоянно озираясь. Но первую атаку чуть не пропустили. Хотя это атакой не назовёшь.
Панель, возле которой шла Тали, резко отъехала в сторону, и оттуда выпрыгнул хаск. Кварианка вскрикнула и всадила в хаска заряд из дробовика, который откинул нашего «встречающего» метра на два. Мне кажется, что Тали выстрелила не из-за ожидания и готовности, а скорее от испуга. Панель тут же стала на место. Словно ничего и не было.
— А  я ждал, когда нас дворецкий встретит, — буркнул я.
— Дворецкий? — спросил Гаррус.
Ответить я не успел, ибо стало не до этого.
Резко с потолка появилась платформа, которая перекрыла пол прохода, громко лязгнув о пол. Я отпрыгнул назад, врезался спиной в Заида, за что он меня грубо обматерил, и крикнул: «В сторону!» Платформы и перегородки посыпались, словно конфетти на каком-нибудь празднике, отсекая нас друг от друга. Звенело громко, аж уши закладывало. Гаррус упал на спину, Эшли упала и перекатилась, после чего схватила турианца за шиворот и потащила в сторону. Легиона и Тали я не видел. Заид толкнул меня в сторону. Я упал, больно ударившись подбородком. Во рту хрустнуло.
Наконец всё закончилось. Я оглядел препятствие, разделившее наш отряд. Одни эмоции, слов нет. Тут я не знаю, сколько нужно взрывчатки, чтобы пробиться сквозь эту новообразованную стену. Вообще я и Массани оказались в окружении таких стен. Словно коморка. — Эшли, — я включил коммуникатор, — ты меня слышишь?
— Да, — почти сразу же отозвалась она. — У нас всё нормально. Вы как? Целы?
— Ага, — я потер рукой немного ноющий подбородок. — Вы там вчетвером?
— Да. Все в порядке. Что делать будем?
— Двигайтесь дальше. Я с Заидом попробуем вас нагнать. Если не получиться, то попробуем вернуться на точку эвакуации. Всё. Удачи. Берегите друг друга. Стайерс, конец связи.
 Я отключил коммуникатор и посмотрел на Заида. Тот пытался всё разобраться с фонариком. Сначала у него не закрывалась «лапка», и фонарь не цеплялся за цевье. Потом он отказывался включаться, и наёмник уже начал бить ладонью по фонарику, который потом всё-таки дал свет. Заид обернулся и посветил в небольшой коридор, который я не сразу заметил.
— Ну чё, погнали, пупсик? — задорно сказал он.
— Ага, — отозвался я, бегло осмотрел винтовку. — Двинули.
Первым пошёл Заид. Я шёл спиной к нему, прикрывая тыл. Теперь понятно, что нас будут мучить такими неожиданными атаками, поэтому присматривать о том, что твориться сзади — правильное решение. Постепенно наш коридор начал расширяться, и света тактического фонарика не хватало на то, чтобы осветить его полностью. Коридор петлял, появлялись повороты и тупики. Казалось, что Предвестник нас куда-то ведёт. Хотя, может так и было.
— Приплыли, — Заид бухнул кулаком по новой перегородке, закрывшей нам путь дальше, и зло сплюнул. — Просьба всех покинуть вагон.
— Назад, что ли идти? — я оглянулся.
— Другого пути не видно, — наёмник пожал плечами.
Вдруг что-то загудело, и перегородка исчезла. Я и Заид переглянулись. Перед нами раскрылось огромное помещение. Где-то на половину футбольного поля. Великовато, даже для Предвестника. По-моему. Я зашёл внутрь. Заид немного потоптался, но потом всё-таки пошёл вслед за мной. Какое-то странноватое было помещение. Потолок был в форме полусферы. Гладкие, без единого шва, стены, серые и, вроде бы, матовые. Словно и не металлические. Створка позади нас с грохотом закрылась.
— Понятно, — сказал я. — Дороги назад нет.
— Подбодрил, — хмыкнул Массани.
 Я усмехнулся.
— Эй, ты слышишь это? — Заид посмотрел на меня.
 Я прислушался. Странно. Голоса, больше похожие на крики. Но слышны, словно из трубы. И такие звуки издают…
— Хаски! — заорал Массани, вскидывая винтовку.
 Я их тоже увидел. Изуродованные, напичканные всякими проводками, платами и трубками, словно подушки перьями, тела, некогда бывшие людьми. Но хаски были не одни. Среди них были видны гиганты. И ещё я заметил несколько существ, очень уж напоминающих то, что отправило меня в полёт с вышки на Фернер филд. Но тогда мне очень повезло.
— О, и каннибалы притащились. Отведайте этого, суки, — зарычал Заид, начав обстреливать нападавших из винтовки.
«Каннибалы? Ну ладно. Пусть тогда съедят это!» — подумал я, выпуская заряд в морду одному каннибалу. Стало немного приятно. Маленькая месть.

***

[Тали’Зора]

— Всё. Удачи. Берегите друг друга. Стайерс, конец связи, — Эшли передавала сообщение Джейсона через громкую связь. Значит, дальше сами по себе. Но нам относительно повезло. Нас осталось четверо, а это больше двух. Но я надеюсь, что Заид и Джейсон справятся.
Было странное ощущение. Вернуться на борт Жнеца… Я уже была один раз на Жнеце, но это было с Шепардом, когда мы охотились за Коллекционерами. Но и то… Там мы больше бродили по пристыкованным к Жнецу модулям «Цербера», и то было страшно. А здесь ещё страшнее. В первую очередь из-за того, что это Предвестник. Во вторую, из-за тишины. Гнетущей. Словно в пустоте ходишь. Эта тишина на меня давила. Хотелось убежать, спрятаться. И мысли всякие в голове начали появляться. Зачем я здесь? Ради чего? Не проще ли сдаться? Просто лечь и умереть. А что если Жнецы уже победили весь флот? Что если мы последние оставшиеся в живых? Вдруг и Джейсон с Заидом уже мертвы? Кила…
 Я тряхнула головой, отгоняя эти мысли. Нужно мыслить позитивней. Интересно, а что за мысли сейчас крутятся в головах моих друзей. Я подняла взгляд на них. О мыслях Легиона догадаться невозможно, поэтому я даже не пыталась. По лицу Гарруса было трудно понять, о чём он думает. Хотя мне кажется, что он чем-то озадачен. С Эшли ситуация была противоположная. Выглядела она, будто на её глазах взорвалась Земля. Я представила на секунду, как бы я выглядела, если бы на моих глазах Раннох превратился в кучу камней и пыли. Но эта мысль мне совсем не понравилась.
 Мы свернули налево. Перед нами оказались створки. Рядом была консоль.
— Легион, действуй. Мы прикроем, — скомандовала Уильямс и развернулась лицом к коридору, из которого мы только что пришли.
Легион кивнул, убрал винтовку и, подойдя к консоли, начал взлом. Я встала возле консоли, прикрывая гета. Гаррус стоял рядом с Эшли.
— Взлом завершён, — доложил Легион где-то через минуту. — Открою через тридцать секунд.
— Надеюсь, за эти тридцать секунд ничего не произойдёт, — буркнул Гаррус, водя стволом винтовки из стороны в сторону.
 И накликал. Как там люди говорят? Вспомни… что-то там. Ар-р. Ну, прямо под такую ситуацию. Не могу вспомнить. Ну и ладно. Не до этого, вообще стало не до этого.
Из-за угла выскочило два мародёра. Или налётчика. Их по-разному называли. Эти переработанные существа, бывшие некогда представителями славного турианского народа, появились, словно ждали момента, когда мы подойдём к этим дверям. Оба мародёра вскинули оружие, но выстрелить успел только один. Гаррус отправил одного на покой, пальнув мародёру в голову. Второй, изучив успех своего товарища и поняв свои перспективы, пустил короткую очередь и отпрыгнул обратно за угол. Очередь, пушенная им, пришлась намного выше нас. Выстрелила я, но промахнулась. Это и понятно. Дробовик… оружие не очень для дальних расстояний.
— Спокойно, — тихо начала приговаривать Эшли. — Спокойно.
Выскочил хаск… и получил очередь из автомата Уильямс.
— Вот так, — кивнула она и слегка улыбнулась.
— Дверь открывается, — подал голос Легион.
«Наконец!» — подумала я. Но тут на нас начали напирать хаски. Мы начали отстреливаться и отступать в открывшийся проход. Казалось, что хаски нас специально сюда теснят. Как только мы перешли порог этого помещения, створки с тихим шипением закрылись. Эшли опустила голову.
— Фух, — она выдохнула. — Ну… нормально. Я ожидала чего-то серьёзней.
 Я обернулась и у меня кровь застыла в жилах. В другом конце этого большого зала с высокими потолками был реактор Предвестника. Но было одно существенное препятствие. Перед реактором, жужжа приводами, стоял Протожнец. Он был похож на того, которого мы взорвали на базе Коллекционеров. Но этот был поменьше своего предшественника. Облеплен какими-то пластинами, и он был на ногах. И он был готов выстрелить.
— Вот тебе посерьёзней! — гаркнул Гаррус, быстро снимая со спины гранатомёт.

***

[Джейсон Стайерс]

Хасков и каннибалов было намного больше, чем я ожидал. Они всё пёрли и пёрли из открывающихся проходов, не давая мне и Заиду даже секундной передышки. Винтовку я где-то потерял и сейчас я активно работал с пистолета по самым активным. Заид просто «поливал» огнём наступающих существ, при этом громко матерясь. И с некоторыми его фразами я был абсолютно согласен, но их воспроизводить я не буду. Некультурно, особенно мне, англичанину.
Последняя перезарядка. Больше термозарядов нет, что весьма печально. Я начал отстреливать только особо наглых хасков и каннибалов, которые успевали добежать до наших позиций. И мы отходили. Пытались вернуться в тот коридор, из которого вышли буквально несколько минут назад, но у нас не вышло.
Тихий шелест раздвигающихся створок и… громкий рёв, от которого заложило уши. Я развернулся и тут же получил мощный удар в грудь. Меня отшвырнуло аж в другой конец зала, но приземлился я на относительно мягкое. На кучу мёртвых хасков. Кстати, в полёте я сбил несколько, словно кегли в боулинге. Ощущение, как будто мне от души врезали кувалдой в грудь. Зрение как-то не очень фокусировалось и всё вокруг плясало в каких-то кроваво-красных кругах. Подняв голову, я посмотрел туда, откуда прилетел. Меня пнула тварь. Это помесь крогана и турианца, вроде бы (я не спрашивал у Жнецов об этом), больше напоминающая мне скелет какого-то динозавра. Только этот металлический. Два метра ростом, упёртый как бульдозер и обладающий хорошей физической силой. Вражина попалась… приличная…
Заид расстреливал тварь из винтовки, матерясь ещё хуже, чем когда на нас напирали хаски и каннибалы. А твари было всё равно! Стояла и смотрела на Массани, словно издеваясь над ним. Кстати, а где хаски? Я огляделся. Их не было. Как сквозь землю провалились! Хотя, вон несколько подбегают к Заиду со спины. Я захотел крикнуть, предупредить его, но тут на меня набросился хаск, и стало как-то не до криков. Ну, точнее не хаск, а пол хаска. А если ещё точнее, то три четверти. У него не было правой ноги, и он полз. Как я его не заметил?
Хаск метил в горло. Как-то оттолкнувшись от пола, он прыгнул на меня. Я поймал хаска за руку и свободной рукой отвесил ему прямой в челюсть. Хаск плюхнулся на меня, хотя должен был отлететь в сторону. Он лишь откинулся назад, но я снова потянул его на себя, нанося ещё один удар в голову. Но второй удар хаск блокировал и ударил меня по лицу. Правую щеку, словно огнём обожгло. Я почувствовал что-то тёплое на щеке. Он меня поцарапал? Он меня поцарапал! Поцарапал! Ах, ты сволочь! Заорав, я крутанулся, подминая этот недотруп под себя. И просто начал дубасить его по голове, словно молотком. Сзади громыхнуло, но я не отвлёкся и продолжил избивать хаска. Прекра-тил я через минуту, где-то, когда понял, что вбиваю в пол остатки головы хаска. Перчатки были в какой-то синей жидкости. Я поднялся и огляделся.
Заида не видно. Чёрт, да где этот старый разбойник? Ага, вот он. Сидит на полу, прислонившись спиной к стене. Дьявол! Я поспешил к нему.
— Стайерс, — Массани поднял на меня взгляд, полный удивления. Рукой он зажимал рану на животе. Правая сторона лица была вся в ожогах. Да и броня потемнела. Видимо тварь до него всё-таки добралась. Я огляделся. Тварь лежала в нескольких метрах от меня. Верней половины у неё не было. Видимо, Заид успел засунуть в пасть твари гранату. Видимо, это и был тот «бух», который я услышал. — Они меня убили. Я… как-то ни хрена не чувствую. Даже не больно. Холодно только.
— Не, — я покачал головой, и достал ампулу с панацелином, — ты у меня здесь не сдохнешь. Сейчас подлатаю, и  пойдём дальше хасков крушить.
— Нет, — Массани отвёл мою руку в сторону и сплюнул на пол кровью. — Я своё от… кха… отбегал. Ты… это… сделай мне маленькое одолжение.
Заид протянул мне свою сигару и зажигалку.
— Сожги… сожги этого сукиного сына, — проговорил наёмник свои последние слова и затих. Голова упала на грудь. С пересохших губ капала кровь.
— Обязательно, дружище, — я поднялся на ноги и огляделся в поисках своей винтовки.
Винтовку я нашёл в месте своего приземления. Причём в целом состоянии. Но и проблема была. Дефицит термозарядов. Остался один единственный в стволе. Пустить себе в лоб? Не, хреновая затея.
 И так, что мы имеем? Пустой пистолет. Ну ладно, переведу в режим самоохлаждения. Ещё постреляем. Так. На очереди снайперская винтовка «Интервеншн», модифицированная под современные условия, но с одним единственным термозарядом, что было немного удручающе. Хотелось бы из неё пострелять, но смогу только раз. Системы самоохлаждения здесь не предусмотрено. Ладно, оставим на крайний случай, хотя лучше буду держать её в руках. Мало ли что. Дальше у нас в списке — плазменный резак. Достался он мне при нашей первой встрече с Тали и уже пару раз помог. И последнее — я. Конечно, я не считал себя самым крутым бойцом в Галактике, но и недооценивать свои силы было не в моих правилах. Да и опыта у меня хватает. Думаю… Нет, нельзя так думать. Не думаю. Знаю. Знаю, что справлюсь.
Дальнейшее путешествие было нудным и скучным. Даже хаски не появлялись. Была какая-то зловещая тишина. Меня все оставили. Даже сам Предвестник, казалось, не обращал внимания на меня. Зачем? Разве на такую бесполезную букашку, как капрал Джейсон Стайерс нужно обращать внимание?
Странно, но всякие мысли в голову лезут. Словно кто-то сидит внутри и гадит на мозги. Что же за хрень такая? Одурманивает, может? Ха! Пусть попробует. Не успеет.
Очередные створки с шелестом разошлись в стороны. За ними, спиной ко мне стоял человек. В чёрной, потрёпанной взрывами и попаданиями броне, с многочисленными шрамами на руках. На счёт рук, точнее, руки. Правой. В ней был пистолет. Рефлекс сработал раньше всего. Короткий замах, и я ударил прикладом винтовки человека по голове.
 По не писаным правилам честного боя, этот приём к ним не относится. Но у меня тут не дуэль и рыцарский поединок. И врага надо бить. Любым способом. Хоть самым подлым и противным, от которого самому противно, но надо. Это война. А на войне побеждает не тот, кто деликатней отправит своего врага в Ад. Но… я не знал, что именно мне за враг попался.
 От моего удара человек упал на пол, но быстро поднялся, обернулся и сделал два шага назад. Сказать, что я был удивлён, когда его увидел — это ничего не сказать. Искорёженная, обгоревшая броня, на которой, что удивительно, отчётливо видна надпись N7, сделанная серебристыми буквами. И это лицо. Давно я его не видел. Хоть и шрамов прибавилось, хоть и было ощущение, что на него нацепили металлическую маску, на которой навсегда застыло это выражение лица, но не узнать его — это нонсенс. Шепард.
— Ты, — заговорил он, но каким-то очень странным голосом. Металлическим, громким, словно это говорил хор пропитых и прокуренных бомжей. Вот оно что. Видимо, у Предвестника появилась особая игрушка. — Ещё один человек, который думает, что сможет остановить неизбежное.
— Я не думаю, — ответил я, прицепив винтовку к магнитному держателю на спине. — Я остановлю. Тут и думать нечего.
— Глупец, — отозвался Предвестник.
Шепард откинул пистолет в сторону и сделал шаг в мою сторону. Хех, не зря я убрал винтовку.
Что? Думали, будет какой-то унылый и пафосный диалог между нами? Нет. Оставьте это для дешёвых боевиков. Хочешь убить — убивай. Разговаривать при этом не обязательно. Только будет зря потрачено время.

***

[Стивен Хеккет]

Достаётся нам. Это уж я могу сказать с уверенностью. Я даже не понимаю, каким образом нам удаётся сдерживать Жнецов, хотя Предвестник уже приземлился на Землю и сейчас бурил поверхность планеты каким-то ярко-жёлтым лучом. Мне так доложили, по крайней мере. Мы пытались его накрыть ещё на подлёте, но его сородичи отчаянно нам мешали. Лишь два звена истребителей ещё досаждала ему. А мы….
«Анконкагуа» в очередной раз тряхнуло. Надеюсь, это не внутри корабля рвануло. Почти весь экипаж находился в ангаре «А», грузовом и топливном отсеках. На местах были только пилот, навигаторы, операторы УБС*, операторы систем наведения, КСЗ* и механики ангара «Б». Ну, и я, ясное дело. Остальные латали дредноут по мере возможностей. Самое крупное повреждение было в грузовом отсеке. Его заделывали уже минут десять. И именно из-за этой дыры у нас появилась дыра в ангаре «А». Луч «Ока», насквозь пробивший грузовой отсек, попал в челнок, который был загружен топливом для истребителей. Большинство дополнительных систем было отключено, и все мощности были переведены на поддержание оборонительных систем дредноута.
 Ну и вот почти все, кто мог держать в руках инструменты, сейчас занимались ремонтом корабля. Ре-монтировали всё, кроме топливного отсека. Оттуда всё ещё пытаются выкачать топливо с разбитого третьего бака. При потере гравитации гелий-3 стал больше похож на желе, который летал по всему отсеку. И я не знаю как, но сейчас группа техников пыталась как-то избавиться от этой горючей штуки.
 В общем, дела идут совсем не замечательно. Хотя план был хорош. Жаль, не получилось.
— Сэр, — услышал я крик старпома, — надо отходить! При таком огне мы продержимся ещё минут шесть.
— Значит шесть минут! Делайте, что хотите! Нужно выиграть ещё время!
«Шесть минут. Ну что же, Стайерс, надеюсь, тебе их хватит».

***

[Гаррус Вакариан]

Помню, когда-то я просил у Шепарда написать учебник о выживании в ситуациях, которые смело можно называть «полная задница». И жаль, что он его не написал. Сейчас бы пришёлся очень кстати.
Протожнец выстрелил ещё раз и чуть не попал в Тали, которая последний момент успела укрыться рядом с Легионом. Нам повезло, что этот Жнец сейчас почти не двигается. Мне удалось сломать ему… эээ… ногу. Да, ногу. И теперь Протожнец использовал её только в качестве опоры. Хотя бы не может передвигаться. И то лучше. Я пытался доломать ему уже ногу, но Протожнец заслонил ногу от ракеты рукой. К несчастью для нас, повреждений при этом он не получил, существенных, по крайней мере.
Демоны, но ведь Протожнец находиться возле реактора Предвестника. Что можно сделать ещё? Осталось всего пять ракет, и гранатомёт превратиться в бесполезное железо.
Давай, Вакариан, соображай. Всегда ведь соображал как надо. Давай, быстрее. Давай же. Ай! Может упасть и стукнуться головой об пол? Мозги перетрясутся и какая-нибудь дельная мысль придёт. Стоп! Стоп-стоп-стоп! Упасть? Я выглянул. Протожнец находился в каком-то шаге от реактора. Ну, в своём шаге, естественно. Его завалить нужно на реактор Предвестника. Должна же произойти какая-то цепная реакция. Может, мы сможем ещё что-нибудь придумать. Механизмы на колене Протожнеца, которое я повредил, скрипели и пускали искры. Держались на честном слове. Значит…
— Отвлеките его! — гаркнул я. — Есть идея!
Эшли кивнула и саданула навесом по Протожнецу из подствольного гранатомёта. Граната пришлась в нагрудную пластину. После этого Эшли и Тали выскочили из укрытия и побежали в другой конец зала, поливая Жнеца огнём. Пальнул Легион из своей винтовки. Разбил глаз. Протожнец заревел и саданул своим металлическим кулаком по полу рядом с Тали. Эшли успела прыгнуть за укрытие, а вот кварианка, потеряв равновесие, упала, но быстро поднялась на ноги и… замерла, уставившись на эту махину.
 Вот она. Смерть-матушка. Тали смотрела на нависшего над ней Протожнеца, который уже готов был выстрелить. Словно палач и жертва. Жнец начал гудеть и этот гул нарастал. Сколько ещё? Секунда? Две? Неважно. Тут даже не нужно сидеть за компьютером или быть гетом, чтобы с математической точностью подсчитать шансы Тали на спасение. Ноль. Нулю эти шансы равны. Я смотрел на эту сцену, как заворожённый. Не мог отвести взгляда. Ведь я вижу свою лучшую подругу в последний раз. Но…
Легион выскочил из-за укрытия, в один прыжок оказался рядом с Тали и оттолкнул её. Он встал на её место. И в этот момент Протожнец выстрелил. Красный сгусток, разбрасывая маленькие красные молнии, врезался в Легиона. Корпус гета моментально расплавился, превратившись в красную лужицу раскалённого метала.
 Я не знаю, почему он так поступил. Может это и правда? Может у машины действительно есть душа? Легион пожертвовал собой, чтобы спасти Тали. И он спас её. И он знал, чем закончиться это. Должен был знать. И если машине знакомо понятие «самопожертвование», то почему у него не может быть души?
Меня начала охватывать злость. Или даже гнев. Какого? Как я допустил такое? Неужели я позволю этой штуке нас победить? Я поднялся, сделал шаг вправо и вскинул гранатомёт.
— Ты! — хлопок и ракета устремляется к Протожнецу. Поймать или отбить её он не успел. Ракета попала точно в то место, куда пришлась предыдущая. В колено, то есть. Что-то заскрипело, лязгнуло и Протожнец просел. Что-то запищало. — Оставь! — ещё одна ракета, но это попадает в грудь. — Моих! — очередной хлопок. Лови, скотина. — Друзей! — Протожнец начинает заваливаться назад. Прямо на реактор. — В покое!
Последняя ракета со свистом вырывается из гранатомёта и устремляется к Протожнецу. И она добила его. Протожнец завалился на реактор. Затрещало. По металлическому телу этого Жнеца забегали молнии. Реактор бухнул, что-то отвалилось. Реактор погас. Энергетическая волна сбила нас с ног. Но зато сразу же ожила связь. Флот адмирала Хеккета ещё воевал. И как я понял, что-то сейчас произошло. Жнецы перестали действовать.
— СУЗИ, выводи нас отсюда! — заорала Эшли в коммуникатор.
Секунды молчания ИИ «Нормандии» растянулись в вечность.
— Налево, — наконец раздался голос СУЗИ.

***

[Джейсон Стайерс]

 Я отпрыгнул в сторону и прижал ладонь к левой брови. Шепард рассёк мне её хорошим, словно по учебнику, прямым ударом. Моргать было неприятно. Ресницы слиплись от крови.
Нет. Видимо привычной тактикой «Бей сам и небитым будешь» здесь не победить. Шепард — соперник серьёзный. Комплекция у нас почти одинаковая, только я был потяжелее его. Выучка в плане рукопашного боя тоже была почти одинаковая. Одинаковую программу подготовки проходили. Только по разным специализациям. Он — десантник, я — снайпер-разведчик. Но, это не существенно. Бонусов в этой схватке у меня не было. А вот у капитана были. Ага. Всё-таки я уже порядком устал. Последняя стычка с отродьями Жнецов, где погиб Заид, меня очень вымотала. Да и рёбра болели после того славного пинка твари. А вот Шепард… Чёрт. Я не знаю, как с ним уже бороться. Несколько проведённых мною атак могли бы отправить в глубокий и долгий нокаут здорового человека или даже крепкого турианца. А этому хоть бы хны! Такое чувство, что ему плевать на боль. Хотя, его же вроде как контролировали. И поэтому ему было плевать на все болевые ощущения. Предвестник глушил их одним приказом: «Убить этого человека».
Поэтому я решил сменить тактику боя. Стал делать упор на предугадывании атак Шепарда, а сам атаковал контратаками. И эта тактика начала приносить свои успехи. Шепард провёл шесть атак, и ни одна не достигла цели. Что меня немного обрадовало. Но я так и не придумал дальнейшего плана действий. Делать что-то надо, а я не знаю что. Это печально. Но придумать что-то у меня не получилось.
Предвестник затрясся. Всё загудело. Громко. Где-то громыхнуло. Они справились? Да. Чёрт возьми, да! Браво. Была бы возможность, поаплодировал бы вам. Слишком громко гудел Предвестник. Я закрыл ладонями уши. И в этот момент Шепард, резко оттолкнувшись, прыгает на меня. На руке что-то сверкнуло. Что-то оранжевое… ближе к красному. Инструментрон, но зачем он… Боевой! Я резко отскочил в сторону, но капитан был к этому готов. Приземлившись на ноги, он резко крутанулся, занося для удара руку с убер-клинком. Я был прав. У меня когда-то был такой же, но после одной переделки он «приказал долго жить».
 От клинка меня спасло то, что я отпрыгнул далековато. Шепарду не хватило сантиметров пяти, а в ножевом бою это существенное расстояние, чтобы дотянуться до моей груди. Не растерявшись из-за промаха, Шепард сделал выпад. Я уклонился вправо и приложился ему левой ногой в живот. Однако Шепард лишь отступил на полшага и рубнул меня клинком по бедру левой ноги. Брызнула кровь. Перед глазами всё заплясало в каких-то кроваво-красных пятнах. По ноге, словно с огнемёта прошлись и потом ещё игл понатыкали. Я грохнулся на пол, держась за ногу. Чёрт! Убер-клинок прошёл сквозь броню, как раскалённый нож сквозь масло.
Шепард, по всем правилам ведения боя, должен добить меня. Но он этого не сделал. Он убрал клинок и отступил на шаг. Я попытался подняться на ноги. Не время сейчас лежать на полу. Ещё успею. Хоть костюм ввёл болеутоляющее, стимулятор и ещё какую-то ерунду, нога болела ужасно. Первая попытка подняться успехом не увенчалось. Боль в ноге заставила меня плюхнуться обратно на пол. Вертикальное положение я принял только с третьей попытки. Шепард не двигался. Ждал. Смотрел на меня своим неизменным, но уже побитым (спасибо мне!) лицом. Я поднял ноющие от усталости руки к лицу и стал в боевую стойку, отведя левую ногу назад, чтобы ей меньше доставалось. Сдаться? Без боя? Не надейтесь!
Шепард двинулся на меня. «Спаситель Галактики», чтоб его съело, метил прямым в лицо, но удар я блокировал, и… тут же получил ногой по больному бедру. С новой вспышкой боли обезболивающие не справилось. Я взвыл и в очередной раз оказался на полу. Шепард сделал шаг ко мне, но я, извернувшись, провёл образцовую подсечку. Капитан свалился рядом со мной, и я попытался пнуть его. Шепард откатился в сторону. Я поднялся, что удивительно, с первого раза. Нога уже не так ныла.
 Я поднял взгляд. Шепард стоял у края платформы. В руке был пистолет. Слева что-то зашелестело и Шепард, вскинув оружие, повернулся в ту сторону.

***

[Тали’Зора]

Кила, неужели мы сделали это! Мы уже почти спаслись! Ещё один зал, а за ним коридор к нашим чел-нокам. Неужели конец? Неужели мы справились?
Створки разошлись в стороны, и мы заскочили в огромный зал, который на самом деле был платформой, и… все остановились. Потому что этого из нас не ждал никто. Вот вам и Стайерс. Вот вам и Шепард. Джейсон стоял на ногах, но это давалось ему с трудом. Это было понятно по выражению лица. Джейсон терпел. Как говорят: «Через не могу». На ноге была широкая рана. Шепард был цел на вид. Ну, разве что лицо было побито. Даже понятно кому спасибо говорить. Но у Шепарда в руке был пистолет. И он смотрел прямо на нас. Джон, это ведь мы! Ты что, не узнаёшь нас? Это ведь я! Тали! Давай.
— Джон, — Эшли сделала шаг вперёд.
И… что-то произошло. Рука Шепарда дрогнуло. Он слегка опустил оружие. Посмотрел на нас… каким-то другим взглядом. Словно с него сняли маску.
— Эш? — Кила, это он. Он вернулся. Это его голос.
 Но тут Шепард зажмурился. Пистолет теперь смотрел на Эшли. И я не знаю, чем бы всё закончилось, если бы не Джейсон. Стайерс мельком глянул на нас, задержал взгляд на мне, слегка улыбнулся, Вымученно. Ощущение, что он буквально вытащил из себя эту улыбку. Я ведь знаю, что он сделает. Он не поступит иначе. Он не даст Шепарду выстрелить. По крайней мере, в нас.
Джейсон резко кинулся на Шепарда. Джон резко перевёл пистолет на Стайерса, но тот уже врезался плечом в грудь Шепарда. Пистолет оказался зажат между телами. Глухо прозвучал одинокий выстрел. Но Джейсон не остановился. Он даже не дрогнул, а продолжил тащить Шепарда к краю платформы. Секунда, и они на краю, а потом оба исчезли. Не было ни криков, ни других звуков. Я хотела кинуться туда, но Гаррус схватил меня за локоть и потащил к челноку. Было обидно. Страшно. И… жалко, словно я сделала самую большую глупость в Галактике.
Дорогу до челнока я помню плохо. Более-менее начала соображать только тогда, когда мы начали отлетать от взрывающегося Предвестника. Потом челнок резко тряхнуло, и яркая вспышка ослепила меня. Меня подбросило в кресле. Я ударилась затылком о потолок, и всё провалилось в густую темноту.

***

[Джейсон Стайерс]

 Под конец появляются всякие мысли. Поступил бы я иначе, если бы знал, чем всё закончиться? Это к примеру. Но на этот вопрос у меня есть ответ. Нет. Я бы не поступал иначе, потому что я делал то, что считал правильным. И ты не ошибаешься, когда так поступаешь.
 Что я ещё мог сделать? Не знаю. Другого на ум не пришло. Может это и глупость, но, как говориться, что сделано — то сделано. А на счёт правильности этого решения… Ну, судить за него меня точно не будут. Судить и выносить решение — не моя компетенция.
Странно, но я не чувствую боли. Совсем. Вообще ничего не чувствую. Кроме небольшой радости и лёгкого разочарования. Радость, потому что я увидел их. Живых. Правда, без Легиона. А разочарование… Не знаю. Да и без разницы, потому что это…
Конец войны. Да. Этой конец войны. Для меня, по крайней мере. Кто-то когда-то давно сказал: «Лишь мёртвый увидит конец войны». И он был прав. Прав, наверное, как никогда.
Конец дружбе. Эшли, Гаррус, надеюсь, я вас не подвёл. Я рад, что был знаком с вами. И ещё больше рад, что вы были мне друзьями.
Конец надежде. Когда-то я думал, надеялся, что у меня будет нормальная жизнь: дом, жена, дети, честная работа. Без убийств и оружие, но нет. У жизни на мой счёт совсем другие планы. Что же, я чувствовал, что мои надежды вряд ли сбудутся, но ведь никто не запрещает надеяться на лучшее, но при этом готовиться к худшему.
Конец любви. Честно: никогда не думал, что смогу влюбиться в… представительницу другой расы. Но, это так. Такая маленькая, юркая, невероятно упорная неожиданность, с приятным голосом, заразительным смехом и бесконечным запасом любопытства. Прости, Тали, но своё обещание я не сдержу, к сожалению. Хоть мне и есть ради чего вернуться, но я мыслю реально. Кто-то должен остаться здесь. Так почему бы не я? Жизнь на жизнь. Честная сделка.
 Я врезался в Шепарда плечом, обхватил его руками. Он не устоял на ногах, и мы упали вместе с платформы. Смерть? Ерунда. Меня давно пора так.
 И совсем не страшно. Почему? Хех. Ответ прост. Это… конец. Больше бояться нечего. Да и незачем.

***

[Тали’Зора]

Всё тело болело ужасно. Просто ужасно. Глаза не хотелось раскрывать. Ужасно болела спина. Словно мне по ней настучали металлическим прутом. Ой, но надо встать.
 Я открыла глаза и увидела… пол. Челнок лежал крышей вниз. Я поднялась на ноги. Спина ныла, но терпимо. Я огляделась и никого не увидела. Что странно. Все же были в челноке. Я вылезла из челнока. Гарруса и Эшли не было видно.
— Эй! Гаррус! Эшли!
 Мне ответило лишь моё эхо и треск горящих деревьев.
— Вы живы? — крикнула я.
— А то! — раздался голос Эшли.
 Я обернулась. Эшли стояла возле дерева, щурясь и прижав ладонь к затылку.
— Ну, что? Победили? — спросила она.
— Не знаю, — я пожала плечами. — Я сама только очнулась.
— Понятно, — буркнула Эшли.
— А где Гаррус? — спросила я.
 Мы начали озираться. Его нигде не было видно.
— Гаррус! — крикнула я. — Эш, ты видишь его?
— Век бы не видать, — отозвалась она и улыбнулась. — Да не судьба. Вон ковыляет.
 И действительно. Их кустов, ломая ветки и ругаясь, выбрался Гаррус.
— Ай! — он отломал ветку, которая хлестнула его по лицу. — Нет! Чтобы я! Ещё раз! Ввязался в какую-нибудь подобную авантюру! Да ни за что на свете! — Здорова, — Гаррус махнул нам рукой.
— Эй, — в наушнике раздался голос Джокера. — Эшли? Гаррус! Тали! Легион! Кто-нибудь отзовитесь! Мне будет скучно летать на «Нормандии» в гордом одиночестве.
— Джокер, — Эшли включила инструментрон, — мы живы.
— Отлично. Сейчас СУЗИ поймает сигнал, и вас подберут.
— Джокер, а Джейсон и Заид живы? — спросила я.
Молчание. Я подняла взгляд на Гарруса.
— Не знаю, — ответил Джокер через какое-то время. — Заид точно погиб. Его сигнал пропал минут за пятнадцать до того, как взорвался Предвестник.
— А Джейсон?
— Сигнал капрала Стайерса пропал в момент взрыва, — вмешалась СУЗИ. — Возможно, произошло повреждение систем костюма и сигнал прервался. Но данные говорят о том, что капрал Стайерс…
— Мёртв, — закончил Гаррус и сел на землю.
 У меня перехватило дыхание. Я… я не верю. Он не может… Он бы не оставил… Я посмотрел в сторону дымящихся остатков Предвестника. Сделала неуверенный шаг. На глаза выступили слёзы.
— Вероятной выживания в подобной катастрофе равна девяти тысячам шестьсот пятидесяти пяти к одному, — выдала СУЗИ.
 Как я захотела пристрелить её вместе с этими цифрами. Кила, ведь… Ведь это Джейсон! Если есть шанс, он в него вцепиться зубами! Он не может сдаться. Ведь… Ведь…
 Я села на землю и заплакала. Тихо. Гаррус меня начал утешать. Но толку? Я уже не прятала слёзы. Плакать — это не всегда плохо. А сейчас… это, может быть, даже к месту.
 Я не хотела верить, что среди этого огня и чёрного дыма навсегда остались самое большое зло Галактики и… самые лучшие… люди. Люди, которых я знала.

***

[Стивен Хеккет]

Если бы мне кто-то сказал, что в кают-компании после победы над Жнецами будет тихо… я бы рассмеялся. Но было тихо. И это понятно.
Командный сигнал Жнецов прервался, когда уничтожили Предвестника. У нас появилось немного времени. Основная армада была разбита, но часть их кораблей всё-таки смогла отступить. Наши потери оказались… приличными, учитывая то, что нас и так было немного. Сорок процентов кораблей уничтожено. «Анконкагуа», можно сказать, находился в «предсмертном» состоянии. Меньше всего пострадал флот турианцев. Но всё равно потери были большими. И, чёрт возьми, эти потери того стояли. Солнечная система наша! Мы вернули свой дом. Но…
 Я оглядел всех присутствующих. Мне уже рассказали о том, что произошло на борту Предвестника. И… Хех. У нас на какую-то секунду оказалось два героя. А теперь… ни одного. Шепарда нет. Стайерса нет. Массани погиб на Предвестнике. Легион… Чёрт! Никогда не думал, что буду жалеть о потере гета. Нет слов. Я не знаю, что сейчас чувствует Эшли, не знаю, о чём думает Тали. Эшли просто сидит, поджав колени и уперев взгляд в столешницу. Тали… не знаю. Хотя подозреваю, что думает уж точно не о пляже с кучей накаченных мужиков.
— Очень жаль, правда, — тихо сказал Джокер и посмотрел на Эшли.
— Чего теперь жалеть? — едва сдерживая слёзы, ответила она. — Шепарда нет… также как и Стайерса.
Тали всхлипнула.
— Да, и мир потускнел после этого, — Джокер отвернулся.
— Может, мы их ещё найдём, — Гаррус попытался всех подбодрить. — Может, они ещё живы.
— Надеюсь, — сухо сказал я. — Хотя поиски идут уже шесть часов, а сигналов нет. Но я надеюсь, что они живы.
 Все замолчали.
— За героев! — вдруг поднялся Гаррус, после довольно долгой «театральной паузы», держа в руке стакан.
— За героев, — сказал я.
— За героев, — кивнула Эшли.
Сзади раздался кашель. Все обернулись. И… Вот это гробовое молчание. Казалось, что даже приборы «Нормандии» замолчали от удивления. В обожженной, грязной, поломанной броне, держась рукой за раненный бок и с разбитой физиономией, стоял Шепард.
— Что? Я не привидение и пугать вас не собираюсь, — устало сказал он.
— Простите, конечно, — прокряхтел он, морщась от боли, — но рано вы меня списали в утиль.
Шепард улыбнулся и, потеряв сознание, рухнул на пол. Господи! Он жив!
 Все кинулись к Шепарду. Кроме меня и Тали. Я смотрел на кварианку. Тали опустила голову и тихо заплакала. Всё было и так понятно. Никаких слов.
Но, почему-то я улыбнулся, хотя глупо улыбаться в такой ситуации. Я знал, что кто-то из этих двух упрямых баранов выживет. Оба упорные, готовые стоять на своём до конца. Причём, до победного конца. Эти по-другому не умеют.



Примечания:
* УБС — Управление боевыми системами (прим. автора)
** КСЗ — Контроль системати защиты (прим. автора)
Отредактировано: Ayzek_Klark

Комментарии (9)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Альбакар
9   
О! Конец был эпичен.
0
ArtSnur_vas_Liveron
7   
Хоть и не люблю эту фразу, но твою мать! , Перевернуть мир с ног на бошку всего одной главой! wacko Это ж, блин, не в какие ворота! Один Шеп чего стоит?! Вот действительно упертый сукин сын! Выжил блин, а Джейсон погиб!
Нечестно! angry Чтоб в следующей главе все были счастливы! И это не просьба! ( думаю в этом меня поддержут остальные читатели)
З.ы. И чтоб обязательно Тали была с Джейсоном.
6
Jason_Stayers
8   
Ага. все "счастливы вместе" biggrin
1
@RUT
6   
Я прочитал весь рассказ на одном дыхании. Просто великолепно! Особенно понравилась идея вести рассказ от разных лиц,при этом чередуя их. Надеюсь,что эпилог оживит Джейсона,ото мне Тали жалко очень.
5
Normandy
5   
Мои дорогие, я вроде не писал слово "КОНЕЦ" большими и толстыми буквами. Не волнуйтесь. На эпилог найдётся пару слов. cool
4
4   
Спасибо автору за замечательный и интересный рассказ. smile Да, Лиару и Джейсона жалко. cry
Это конец? Может поискать Джейсона, а то как то Тали сильно не везет. Осталась с разбитым сердцем, жалко же тоже её. wink
6
3   
Жалко Джейсона cry !
Автор, за что cry !
1
Chance
1   
жалко Джейсона, но автор молодчинка рассказ оч интерестны!)
3
Kobonaric
2   
Шепард как всегда в своем репертуаре. biggrin А что насчет Стайерса мне его тоже жаль, но Лиарку больше. Долго же я ждал чем все кончится, спасибо за рассказ.
1