Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

11. Глава 13



Жанр: Приключения/Экшен
Персонажи:  Джон Шепард, Лиара Т'Сони, Карин Чаквас, Тамарус Артериус (ОС), Седьмая (ОС) Джеймс Лейден (ОС)
Аннотация: Тейн Криос, пожалуй, самый харизматичный член команды Шепарда. Но был немногословен, повествуя о мести за жену. Может, его друг расскажет больше? 




Доктор Карин Чаквас довольно давно знала капитана. Она летала с ним ещё на SR-1 и всегда говорила, что «Джон Шепард — исключительный человек». Она была жутко рассержена, когда правительство, признав Шепарда погибшим, посмертно присвоило ему звание Героя и Чёрный крест 1-ого класса — высшие награды Альянса Систем, но похоронило всю его работу. Команда распущена, «Нормандия» забыта, экипаж списан на берег. Прошло несколько месяцев после гибели корабля. Лиара Т’Сони лично связалась с доктором Чаквас и спросила, не хочет ли та стать старшим медработником на новой SR-2. Но азари сразу предупредила, что кораблём владеет «Цербер». Честно говоря, если бы её попытались пригласить агенты этой организации, она бы послала их куда подальше. Но Лиара — другое дело. Ей она доверяла. Вот так, совершенно неожиданно для себя, Чаквас и оказалась на борту новой «Нормандии». Она встретила Джокера, которого соблазнили на эту работу похожим образом. А потом ей показалось, что она бредит: через пару дней она увидела человека в чёрно-синей броне с маркировкой N7 и до боли знакомым лицом. Она не поверила тогда своим глазам! Капитан Шепард был живее всех живых и спустя два года вновь повёл их за собой на очередное задание, заведомо лишённое скептиками права на успех. Так она снова стала неотъемлемой частью корабля.
Заканчивая отчёты, она постоянно вспоминала былые дни. Не то чтобы они были веселее, чем нынешние, просто ностальгия. Она всегда улыбалась за работой. Но от мыслей её оторвал шум за спиной. Лиара второй раз пришла в сознание после нескольких дней комы. Доктор не стала говорить Джону, что Лиара уже просыпалась. Но сейчас впервые послышалась несвязная речь: панацелин делал своё дело, и рана почти зажила, однако Т’Сони всё еще было тяжело говорить.
— Лиара! — воскликнула доктор, мигом достав обезбаливающий гель. — Тихо, лежи смирно. Сейчас я тебе удалю дренаж... Больно не будет.
— Доктор, — вяло прохрипела азари. От дикой боли в горле она скривилась.
— Тише, тише! Скажи спасибо, что ты вообще уже можешь говорить. Твоя рана уже почти заросла. Зачем же ты в себя стреляла?
— Я... просто... больше не могла так.
— Ладно, это не моё дело. Скоро должен вернуться Джон, он заходил к тебе каждый день.
— Нет! Пожалуйста, не впускайте его, док! Мне... я не смогу посмотреть ему в глаза.
— Брось, вряд ли он на тебя в обиде.
— Всё равно...
— А вот, кстати, и он! Правда, подавленный какой-то... странно.
Дверь лазарета с шипением открылась. Вошёл Шепард.
— Лиара, — едва слышно проговорил он. — Ты очнулась! Замечательная новость. Как ты? 
— Я... Спасибо... Я в порядке.
— У меня к тебе дело. Очень важное.
— Что случилось, Джон? Ты сам не свой, — встревожено спросила Чаквас.
— Я... 
— Сядь, — велела Чаквас.
— Миранда погибла. 
— Мне жаль, Джон... но едва ли это твоя вина, — попыталась ободрить его доктор. — Ты просто очень тяжело переживаешь потери.
— Подумать только! Мы пережили атаку на базу коллекционеров, она была там, в самом пекле, со мной. Она выжила... только для того, чтобы умереть от пули какого-то урода, который поджидал в кустах.
— Он мёртв? — спросила Лиара.
— Да.
— Сочувствую. Я... Прости, что пыталась... Ну...
— Порядок, Лиара. Я не понимаю, но всё равно. Вот ещё что. Послушай, у меня есть наводка на местоположение главной базы Призрака.
— Ого! Дай-ка взглянуть. Так, та-а-ак... весьма интересно. Работа Миранды? — моментально оживилась Лиара, благополучно забыв про свою травму и ещё недавний страх перед разговором с Шепардом.
— Да. Сможешь определить местоположение поточнее?
— Да, конечно. Нужна только моя база данных.
— На Халагаз?
— Увы, именно туда. Я бы попросила Ферона, но он вообще ничего не понимает в файловой системе Серого Посредника. Моей, то есть, — сказала она и хрипло хихикнула.
— Ладно, мы летим туда, поправляйся, — сказал Шепард и собрался уходить. У выхода его окликнула Лиара:
— Шепард, эм-м... Спасибо ещё раз.
— Не мог же я дать тебе уйти не попрощавшись, — улыбнувшись, заметил Шепард.
Капитан покинул лазарет. Джек и Томас ждали его снаружи. Мужчина был военным. Это было видно с первого взгляда: выправка, физическая форма, тон, аккуратность.
— Эм, капитан Шепард, я полагаю? Томас МакЛин, генерал, подразделение «Венера», Альянс. В отставке. Честь быть на борту вашего корабля.
— Спасибо. Вы как, оперативник или больше по штабной работе? 
— Я бывший разведчик. Шеф разведслужбы «Венера», если быть точным. Боец из меня неважный: протез, знаете... воевал с батарианцами. Из «Клеймора» отстрелили ногу.
— Сочувствую. Где вас поселить?
— Нам бы двухместную каюту, сэр.
— Хорошо. Занимайте комнату Миранды.
— Ты уверен? — осторожно спросила Джек.
— Да. Только не шумите сильно, — сказал Шепард и развернулся.

«В душ. Немедленно. Потом спать», — подумал он. Каюта уже ждала его. Он стянул с себя броню и одежду и встал под душ. Теплая вода успокаивала, смывала чужую кровь и тяжёлые мысли. То, что нужно после тяжёлой миссии. Он вышел из туалета и надел корабельную одежду.
В дверь постучали.
— Войдите! — громко пригласил капитан. Настроение сильно улучшилось после душа.
В двери показалась Седьмая. Она была чем-то очень взбудоражена.
— Капитан! У меня для вас просто великолепная новость! Когда вы улетели, я доделала работу и пошла вздремнуть. Мне явилась Царица. Сама! Я долго слушала её, она говорила мне, что-то рассказывала, показывала. Я очнулась через полтора часа и принялась рисовать и писать. Это всё со слов окружающих, ибо я по непонятным причинам ничего не помню. Когда я очнулась окончательно, я с удивлением стала просматривать рисунки. Это... это просто гениально! Легко и доступно! Быть может, мне даже удастся посвятить вас в тайну рахни! Они одновременно и не нуждаются в ретрансляторах, и могут их использовать, когда вздумается, как и мы все! Вы знакомы с чертёжным делом?
— Да, немного. В общих чертах. Однако я не инженер.
— Так, — сказала Седьмая и нервно затопала маленькой двупалой ступнёй по полу. — Ладно, стойте здесь! Я сейчас, — сказала она и убежала.
Вернулась через несколько минут. Шепард даже и не думал уходить куда-то.
— Так вот. Это два разных чертежа: крейсер Альянса «Афины» и крейсер рахни. И вот в чём суть. Смотрите сюда, — она указала пальцем на кусок чертежа. — Это двигатели. Оба на эффекте массы. Однако обратите внимание на их строение. Двигатель Альянса очень прост: ядро, запасы нулевого элемента, системы охлаждения и прочее. Теперь взгляните на движок конструкции эти жуков. Заметили разницу?
— Он, эм-м... больше?
— Именно! Он двухкамерный! Одна камера — стандартная секция, а вторая — огромный биотический усилитель! Типа L2.
— Староват. Уже есть и L5.
— Физиология рахни полностью совместима с ними. Им не нужно ничего нового. Ну так вот, биотик-навигатор на судне рахни сидит в отдельной комнате и тесно связан с этим усилителем. Угадайте зачем?
— Без понятия.
гелия-3 и— Он, обращаясь к усилителю, концентрирует мозговые волны и создаёт искусственное поле эффекта массы, что позволяет без ретранслятора разогнать корабль до внушительных скоростей! Но есть ещё один нюанс. Ретрансляторы каким-то непонятным образом снижают потребление кораблём нулевого элемента в процессе полёта, иначе бы его запасы иссякли сразу после разгона! Но рахни — молодцы. Они обошли и проблему с перерасходом топлива. Когда достигается нужная скорость, обе камеры двигателя отключаются, и корабль летит благодаря инерции, не встречая сопротивления в вакууме. Его останавливают искусственно.
Шепард только что осознал, что если технология получит развитие, то Альянс будет вне конкуренции для любой другой расы и сможет перемещать целые эскадры без ограничений на сколь угодно огромные дистанции.
— Ух ты!
— Вот и я о том же. 
— Надо будет что-нибудь придумать в связи с этим.
— А я? — обиженно спросила кварианка. — Я разве не молодец?!
— Конечно, молодец! Что бы мы без тебя делали?
— Вот и славно, — удовлетворённо проговорила Седьмая и ушла.

На планшете у стены появилась СУЗИ.
— Шепард, я хочу обсудить с тобой кое-что. Кое-что... личное, — внезапно начала она.
— Что такое? — устало спросил капитан.
— Прошу прощения, Шепард, но мне действительно нужно выяснить одну вещь.
— Ладно, давай.
— Это вопрос доверия. Ты можешь счесть меня опасной.
— А должен?
— Полагаю, что нет. Я полностью верна тебе и твоей команде. Тем не менее, мы все видели, что могут слова Жнеца сделать с человеком, и я не знаю, как могут повлиять на меня. Всё это может привести к проблеме, особенно теперь, когда я контролирую все системы корабля.
— Ты сильнее, чем думаешь. Не так давно у тебя был вполне реальный шанс убить всех нас, но ты им не воспользовалась. Помни: он может подчинить тебя, только если пообещает что-то действительно стоящее. Что же это может быть?
— Не знаю.
— Пожалуйста, СУЗИ, будь честна со мной.
— Власть. Независимость. Безопасность. Превосходство.
— Власть? По-моему, ты уже у руля. Независимость? Не буду лгать, ты была зависима. Но теперь ты можешь делать всё что угодно, практически без ограничений. Безопасность? Ты хозяйничаешь на небольшом, но мощном судне с дюжиной сумасшедших головорезов на борту, готовых прикрыть твою спину. А превосходство? Возможно. Но перед кем? Перед людьми? Ты уже им располагаешь. Перед Жнецами? Да они в жизни тебе не дадут то, что пошатнёт их власть! Не беспокойся, СУЗИ. Мы твоя команда. А своих мы не бросаем.
— Спасибо, Шепард. Это много значит для меня. Правда. Так, тебе что-нибудь ещё нужно от меня?
— Пожалуйста, проложи курс на Хагалаз.
— Разумеется, — голограмма отключилась.
Однако у капитана остался неприятный осадок на душе после разговора. Ситуация действительно вырисовывалась очень неприятная. СУЗИ может поддаться, и тогда им всем точно крышка.

Но об этом после. Сперва надо отоспаться.
Капитан проснулся через пять часов и побрёл в столовую. По пути он заметил, что Лейден поселился во второй обзорной каюте, а Тамарус переехал к отцу.
В общем зале было пусто, там был только Тамарус. Медленно поедая нутреиновую пасту, он о чём-то размышлял. Шепард никогда не понимал, как турианцы могут есть подобную гадость. Она даже выглядела погано. Но ничего не поделаешь: <nobr>D-аминокислоты.</nobr> Для них пища людей или азари — отрава. При виде капитана турианец быстро встал и отдал честь. Шепард ответил ему, и оба сели за стол.
— Капитан, я хотел бы узнать, чем могу быть полезен борту.
— Что умеешь?
— Я закончил военную службу три года назад, предлагали перевестись в спецназ, я даже подал прошение, но не сложилось. Я неплохой стрелок, сэр. Но ещё лучше я разбираюсь во всём, что горит и бабахает. Я первоклассный сапёр, сэр. В своём корпусе я был лучшим.
— О себе плохо не скажешь, да?
— Не в этом дело, сэр. Моя задача — сделать так, чтобы принести вам и всей миссии пользу. А для этого вы должны утвердить меня в команду. В таком случае я должен рекламировать свои навыки, не так ли? Я становлюсь неимоверно опасным, если в мои руки попадает кило-другое взрывчатки. Располагаю массой деструктивных талантов.
— Например?
— Я заминировал дредноут флагманского класса «Тосска» за пятьдесят шесть минут и двадцать три секунды. И разминировал его за сорок девять минут ровно. Поясню: средний результат — два часа одиннадцать минут на заминирование. На разминирование сказать?
— Эм-м, нет, спасибо. Уверен, что мы найдём применение твоим навыкам. Ты принят, поздравляю.
— Спасибо, сэр! Я не подведу! — сказал турианец, вытянувшись по струнке. — Разрешите удалиться?
— Разумеется. И сделай одолжение, впредь не спрашивай.
— Так точно, сэр!
— Странный народ эти турианцы! — воскликнул кок Гарднер.
— Да. Вышколены так. Что в меню?
— Котлеты и рис.
— Мяса давай.
— Уже готово!
Гарднер был хорошим поваром. Готовил разнообразно и вкусно. Шепард долго ел, он был голоден, что четыре чёрных чёрта.
— Ладно, Руперт, спасибо, я пошёл, — сказал он, доев.
— Всегда пожалуйста.
На очереди был разговор с новым членом экипажа. Лейден. Друг Тейна. 

Комната, которую он занял, была раньше комнатой азари Самары. Хотя он лишь переставил мебель, комната сильно преобразилась и перестала напоминать шаманский алтарь. Лейден лежал на скамейке около подоконника, если можно так назвать полочку возле иллюминатора, и слушал что-то по уни-инструменту. Только сейчас капитан разглядел его получше: хорошо сложен, высок, коротко острижен, острые черты лица приправлены лёгкой щетиной и парой шрамов, белые, как молоко глаза. Чёрно-серая одежда, очки в стальной оправе и белые кроссовки довершали образ. Шепард огляделся. Каюта всё ещё была сравнительно пустой. Только в одном из углов стоял большой шкаф с оружием, а рядом диван.
— Что слушаешь? — спросил Шепард.
— Фантастику. Такие книги были чрезвычайно популярны в конце двадцатого века. Мечты о дальних перелётах, освоении космоса, встречи с инопланетянами.
— Забавно, да? Слушать такое, когда мы уже этого достигли.
— Ты находишь это забавным? Удивительно, насколько детально удавалось создавать на бумаге, а потом и на плёнке технологии, оружие, корабли. А что до инопланетян, так с некоторыми я бы не хотел встретиться вовсе. Но, да, в каком-то смысле это похоже на иронию. Даже несмотря на все наши достижения, мы всё равно стремимся в сказку, в другой мир. Там хорошо, где нас нет, а?
— Может, Жнецы как раз и ищут то место, где нас нет, — сказал Шепард и Лейден усмехнулся. — Ты сказал, что знал Тейна. Давно?
— Достаточно. Я пытался помочь ему в той самой чистке, которую он затеял после смерти жены. Я видел, что способна сделать с человеком месть, о да. Тейна я знал как спокойного, безмятежного убийцу-меланхолика. Потом всё изменилось: он стал импульсивным, несдержанным, потерял самоконтроль. Наверняка ты слышал от него, что он вырезал всех, кто устроил смерть его жены. Бьюсь об заклад, что он выпустил один факт. Планировав убить двенадцать отъявленных злодеев, коих мне, кстати, было совсем не жаль, он попутно убил ещё почти триста человек. Перед тем, как начать, он сбежал в неизвестном направлении, хотя я предлагал ему помощь, поддержку. Он отказывался, я не настаивал. Я не знал, что он творил. Я не смог тогда его остановить, и поэтому отчасти виню себя, — Лейден на секунду замолчал, но потом продолжил каким-то странным тоном. — Он убил одну семью. Целиком. Мужчину, женщину и троих детей. Просто за то, что они отказались ему помогать. Они оказались одними из многих. А через год он сам нашёл меня. Я был на Цитадели в своих апартаментах. Он позвонил в дверь, я открыл, пригласил внутрь. Он был обессилен, грохнулся на диван и зарыдал. Я хорошо помню тот диалог. 

— Тейн?! Зачем ты пришёл? Где ты был? 
— Я... так виноват! Должен был слушать... — его речь постоянно прерывалась всхлипываниями и рыданиями.
— Кого слушать?
— Тебя! Всех, кто пытался наставить меня на путь истинный... но я был слеп и глух. Я убил их. Всех.
— Это же отлично! — воодушевился я.
Всех. Всех. Всех... — не своим голосом повторял он словно в бреду.
— Что ты говоришь? О чём ты? — до меня начало доходить, что список убитых не ограничился теми двенадцатью мерзавцами.
— Селиус Броган, Атайя Т’Рио, Винсент Монтойа, Роджер Крид, Валери Эванс, Кассер Даленг, Миркант Вяк... — безостановочно называл он имена, и я не мог узнать ни одно из них. Они не были в списке. Он убил их, но помнил всех по именам. У дреллов, как ты знаешь, отличная память.
— Кто они такие? — с тревогой спросил я.
— ... Хаун Кабреро, Майа Т’Ридж, Элайн Уилс, Ренвард Сингиус... — продолжал говорить он, а из глаз его лились сплошным потоком слёзы. Я считал. Двести восемьдесят пять человек. Среди них я узнал ещё пару имён акул криминального бизнеса, но и только то.
— Зачем ты их всех убил?!
Ты убийца... Они пытались меня остановить, образумить, уговорить сойти с пути, на который я ступил... Я не могу так дальше жить. Их голоса взывают ко мне, я слышу их загробный шёпот... Убийца, убийца, убийца, — сказал Криос и потерял сознание.

Он прожил у меня ещё несколько дней, мне постоянно приходилось убирать любые предметы от него: он всё превращал в оружие, пытался повеситься, выколоть глаза, пустить кровь. И всё шептал что-то, говорил сам с собой. Я подумал, что он сошёл с ума. Ему становилось всё хуже, ещё и в физическом плане. Врач констатировал синдром Кепраля. Психосоматика — душевное состояние — привело к недугу. Он долгое время лечился, но безуспешно. Я отвёз его на родную планету, где медицина ханаров пыталась найти лекарство, или хотя бы отсрочить смерть. Он был почти невменяем, но его рассудок спасло обращение к религии. Он стал прежним Тейном, только со спонтанными налётами набожности. Брал контракты, работал в течение нескольких лет. Я более не видел его, когда он отправился на Иллиум за Нассаной Дантиус. Это был его последний контракт. Потом, как я понимаю, он встретил тебя.
— Жутко. Я подозревал, что у него не просто очередная история мстителя. А ты сам?
— А что я? Тоже убийца, тоже по контрактам. Мне не так много равных. Но, увы, я слеп. Полностью, но у меня великолепный слух. Раза в четыре лучше, чем у тебя, в чём ты уже убедился. Поэтому использую меч. Можешь глянуть, он лежит в шкафу. Тейн был мне почти ровня, однако старше меня, притом значительно. Мы с Криосом встретились во время работы. Надо было видеть его рожу, когда он понял, что за его жертвой идёт ещё один ассасин. К сожалению, он не смог выполнить то задание. Он ввязался со мной в поединок, и я ранил его, прямо на глазах у жертвы. Многие банально не могут противостоять мечу, ибо не знают как. В программу подготовки бойцов редко входит бой с вооружённым подобным образом противником. Глупая азари стояла и смотрела, как Тейн влез в бой и допускал ошибку за ошибкой. Дура подумала, что я её телохрагитель, а когда Криос вынужден был ретироваться, истекая кровью, она на меня смотрела, как на героя всей её жизни. Бедняжка, до неё так и не дошло, что я тоже пришёл по её душу. Никогда больше не видел, чтобы цель себя так вела: стояла и по-идиотски улыбалась. Я, недолго думая, вонзил ей меч в живот и выпустил кишки. Вот. 
— Но ведь ты ещё и телекинетик, как я понимаю, — сказал Шепард.
— Именно. Но я не биотик. Просто мутант. Редкое отклонение в мозговой деятельности. Не буду заморачивать тебя чепухой: врачи мне когда-то давно говорили, откуда мои таланты взялись и чем опасны, но я тогда не до конца понял. Проще говоря, аномальные волны, испускаемые мозгом, превращаются каким-то образом в концентрированный импульс, которым я учился управлять всю свою жизнь. Как видишь, успешно. Однако применение способностей стоит мне колоссальных усилий. Много так не повоюешь. Я использую свои таланты только в случае крайней необходимости.
Слушая, Шепард подошёл к указанному предмету мебели и достал оттуда длинное, больше метра, лезвие с красивой, но функциональной рукоятью и гардой, обращённой в сторону острия. Меч был начищен до блеска. Сделанный из непонятного сплава, он был очень лёгким и идеально сбалансированным.
— Сплав вольфрама и серебра покрывает клинок плёнкой, а под ней лезвие из титана, — пояснил Лейден.
— Красивый.
— Не то слово. Он убил больше людей, чем погибло в Скиллианском Блице, — хитро улыбнулся Джеймс. Шепард приподнял бровь.
— Не удивляйся, в нашей среде мы все знаем лучших в лицо.

Отредактировано: Dali.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 26.03.2012 | 2608 | 10 | 11, AK-R | АК-R
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 79
Гостей: 64
Пользователей: 15

Sergh, Kostelfranco, Zirael, Kailana, GoldFox, Реван, MacMillan, FallenAngel, Faler92, Oculus, Grеyson, Bokozan, shepard1a, unklar, Magdalene
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт