Земля всегда со мной. 7


Что дает месть?

Время будто замедлилось. Осколки плыли в воздухе, а она улыбалась. О, какая улыбка... Не удовольствие, не сумасшествие, не жестокость, нет... не что-то конкретное, а всего по чуть-чуть.
Но как это выглядело...
Нет, никто не смог бы с ней сравниться...
В мире есть только одна Джейн Шепард.
Под панцирем как-то странно защекотало и перехватило дыхание. Гаррус встряхнулся, и у его виска как раз просвистела пуля.
— Ты обалдел, Вакариан?! Чего ты застыл? «Ушел в себя, вернусь не скоро»? Ты мне нужен без дырки в голове, соберись и не щелкай! — зазвучал в наушнике разгневанный голос капитана.
Джейн выдала сердитую тираду и как раз, не выходя из укрытия, а просто подняв руку с пистолет-пулеметом в направлении прозвучавшего выстрела, сняла стрелявшего в Гарруса батарианца.
— Простите, командор, — он выстрелил из укрытия и с балкона свалился ворка.
— То-то же, — Джейн одобрительно улыбнулась. — Так, подхожу ближе, — и она совершила бросок, в секунды оказавшись среди трех бойцов. Расправившись с ними, Джейн подала сигнал, чтобы Гаррус и Тейн следовали за ней. Шепард оставалась в метрах ста от них, когда к ней выскочили четверо турианцев и один человек. Джейн спряталась в укрытие и прокричала:
— Кто из вас Авель? — последовало секундное замешательство среди наемников. Они переговаривались по своему каналу связи, но, видимо, решив, что это отвлекающий маневр, главный подал команду двоим бойцам пробираться к ней. У Гарруса и Тейна была неудобная позиция, и они никак не успевали прикрыть Джейн. Когда двое турианцев уже были в паре метров от Джейн, она сама встала из укрытия, направила на них «Каин», последовал оглушительный треск и оба наемника упали. Она пробурчала: «А я вроде как даже пыталась предупредить» и тут же послала биотический импульс. Оставшиеся турианец и человек взмыли в воздух, а подоспевшие Гаррус и Тейн синхронно выстрелили по ним. Джейн заложила тяжелое оружие обратно за спину и достала пистолет-пулемет — боеприпасы остались только в нем. Послышались новые приближающиеся шаги и, судя по звуку, идущих было много. Джейн приказала занять укрытия и стрелять на поражение.
Шепард осторожно выглянула, готовясь выстрелить, и тут она замерла. Внутри все будто обожгло от волнения и сердце екнуло.
— Стреляйте во всех, кроме человека в желтой броне, — приказала она по переговорному устройству и снова спряталась в укрытии, там Шепард сделала глубокий вдох, на секунду прикрыв глаза, и резко выдохнула. Стрелять она начала одновременно с Криосом и Вакарианом. Справились они на удивление быстро — наемники отстреливались, но команда Шепард была тактически грамотней и сильней. Тейн поднимал жертв в воздух, а Гаррус тут же снимал их из винтовки. Джейн стреляла с каким-то нездоровым спокойствием, но в то же время настойчиво, словно очень спешила. Когда наемников оставалось трое, включая того, что в желтой броне, Шепард сделала рывок и застрелила первого одним выстрелом в упор по незащищенной шлемом части тела, второго вырубила стазисом. Ее напарники снова оказались далеко от нее, а она приближалась к третьему, направив на него пистолет-пулемет, но не стреляла и, что странно, он тоже не стрелял.
— Джейн, — сказал он утвердительно, — ну, конечно. Я догадываюсь, зачем ты пришла. И у меня есть нужная информация, — он даже сумел улыбнуться, словно они дружески беседовали, — и я очень полезен, — Шепард приказала ему отбросить оружие на несколько метров. Человек в желтой броне выполнил ее требование, всеми силами демонстрируя готовность сотрудничать. На вид он был ровесником Джейн. Пленник то и дело облизывал губы, глаза у него лихорадочно блестели.
Шепард молчала, не опуская пистолет, Гаррус и Тейн уже приближались к ним, и Вакариану показалось, что Джейн напряжена больше обычного. Видимо было что-то очень важное в этом человеке.
— Говори, — ее голос был спокойным и даже безразличным. Так говорят, когда эмоции слишком сильны, потому кажется что их вовсе нет.
— Конечно, я хочу гарантий и чтобы ты меня потом отпустила... — он говорил вполне уверенно, будто знал что так оно и будет, потому Гаррус очень удивился, когда капитан резко оборвала говорившего.
— Нет, — человек в желтой броне удивился, и, похоже, даже начал паниковать.
— Как «нет»? Но у меня есть информация. Я знаю, где база торговцев оружием, которую ищет Альянс. Я скажу в обмен на свободу! — Гаррус и Тейн повернулись к Джейн, ожидая ее реакции. Оба были уверены, что она просто хочет вытянуть больше информации, зная, какой искусный манипулятор их командир.
— Понимаешь, Бейн. Это очень заманчивое предложение, но я хочу другого, — Гаррус внимательно посмотрел на Джейн и удивился гневу, который отражался на лице командора. Ему даже показалось, что она сейчас оскалится. Видимо, Бейн видел то же самое — глаза его округлились, в них промелькнул страх.
Сердце Джейн бешено колотилось, и ее даже начало тошнить от переизбытка эмоций. Она ненавидела этого человека всей душой, долго представляла себе этот момент, искала его, но не могла найти, а теперь он сам попал в ее руки, и она еле справлялась с гневом, душившим ее.
— Нет, Джейн, не нужно! Ты же не хочешь нарушать протоколы Альянса! Отпусти меня, пожалуйста! Я заплачу тебе! — он словно только сейчас вспомнил о своих средствах и предлагал все варианты покупки своей свободы. — У меня есть деньги... — Джейн направила оружие на его ногу и выстрелила. Броня спасла его от пули, но, видимо, он увидел в глазах Шепард что-то такое, что определенно заставляло его нервничать еще больше.
— Это же было так давно! Отпусти меня, я не хотел! Я был молод... — Джейн выстрелила в другую ногу и он взвыл. Скорее не от боли, а от страха.
— Я исправился...
— В «Синих Светилах»-то? — хмыкнул Вакариан. — Что ж он делал до этого? — удивился турианец. Но Гаррус уже обеспокоено смотрел на капитана. «Сколько она намерена запугивать его?».
— Джейн, пожалуйста, не нужно. Мы ведь вместе служили! Прошли через столько боев вместе!.. — Шепард выстрелила ему в руку, целясь в незащищенный пластинами брони зазор и на пол закапала кровь. Она не сводила с него взгляд, а он, должно быть, кое-что понял, и его паника достигла апогея.
— Сучка, чтоб ты сдохла, как он сдох! Знаешь, как он мучился?! А как визжала Дая? Думаешь, вернешь их? Будешь такой же, как я!? Опустишься до моего уровня?! Она меня тоже умоляла пощадить, а я не останавливался! Она плакала, кричала и кричала, умоляла, а я продолжал и продолжал и продолжал...
Джейн открыла огонь.
Полутемное пространство коридора то и дело озарялось сполохами от выстрелов, высвечивая лицо их командира. Брови ее были нахмурены, ноздри расширены, а от сцепленных зубов по лицу ходили желваки.
Она выработала весь оставшийся ресурс термоячейки, и еще несколько раз нажала на крючок, который прищелкнул, сигнализируя, что не осталось энергии. Гаррус смотрел на нее и не узнавал. Он еще никогда не видел ее такой яростной, вышедшей из себя, неразумно тратящей боезапас на уже и так мертвого противника. Но тот ведь не простой противник... был. Что же сделал этот человек, чтобы так разозлить ее? Люди более эмоциональны, чем турианцы, и ему это казалось лишним. Но он знал Джейн и видел, что ей больно, она стояла над мертвым телом и смотрела на него, опустив, наконец, пистолет. Джейн боялась отвести взгляд от тела. Все произошло так быстро. Она давно желала этого, представляла себе, как убьет его и почувствует облегчение.
Но почему-то не чувствовала сейчас ничего. В душе у нее царила пустота. Как будто не хватило пуль, чтобы она почувствовала, что сделала достаточно. Она издала отчаянный стон и со всей силы пнула тело Бейна ногой.
— Шепард, я думаю, что он уже и так мертв, — Тейн коснулся ее плеча. — Нам нужно идти.
Джейн кивнула, подобрала оружие Бейна и они двинулись в путь.

Шепард сидела у себя в каюте и пила, но легче не становилось. Как раз сейчас ей очень не хотелось быть одной, но она не могла себе позволить слабость и поговорить с кем-то о случившемся. Ни Гаррус ни Тейн, похоже, не рассказали Келли о ее поведении и та не проявляла особого интереса к состоянию Шепард. Джейн налила себе еще выпивки, со стаканом села на кровать и подняла глаза к окну. К тому, на что человек может смотреть бесконечно, она бы добавила и звездное небо, но сейчас не хватало именно земного неба, такого знакомого, утешающего. Джейн стянула верхнюю часть униформы и осталась в штанах и майке на голое тело, на шее болтался жетон с ее именем и фамилией. Она прилегла, закинув руку за голову, а во второй руке держала стакан.
— Капитан, к вам пришел Гаррус. Пропустить его? — у дверей вспыхнула голограмма СУЗИ.
— Впусти, — Джейн пожала плечами.
«Интересно, СУЗИ умеет различать такие жесты?» — подумала она про себя. Она все еще лежала, когда Гаррус вошел в каюту.
— Я не знаю, зачем пришел. С точки зрения логики причин нет, а достойную шутку я пока не придумал. Так что придумай что-нибудь сама, если хочешь, — он стоял около входа и смотрел на перевернутую лицом вниз фотографию Кайдена.
— Вообще-то у меня нет сейчас времени — я в самом разгаре спасения Галактики, — Джейн привстала на локтях, а Гаррус хмыкнул, улавливая ее сарказм.
— Ну, раз уж я смог отложить калибровку, то и ты могла бы перенести спасение Галактики на другое время, — он все еще мялся и, видимо, не знал где ему расположиться. Джейн еле различимо улыбнулась уголками губ, но ничего не сказала. Вместо этого она встала и подошла к аквариуму. Гаррус тоже молчал, и это не было неловко. Так продолжалось до тех пор, пока Джейн не осушила стакан и не пошла к столу за новой порцией. Она плеснула себе еще выпивки и оперлась ногой на невысокой столик у дивана. Джейн посмотрела на Гарруса, изогнув бровь, как бы намекая, чтобы он не изображал деталь интерьера. Вакариан верно истолковал ее взгляд и присел на диван на таком большом расстоянии от нее, будто боялся ее. «Хотя может так оно и есть», — подумала Джейн.
— Еще не придумал, зачем ты пришел?
— Нет. Думаешь, зря?
— А таки не зря, ты думаешь? — Джейн улыбалась, но как-то печально, вымученно, без озорства. Обычно улыбка у нее получалась интересной. Было видно, что она не настолько сурова, как пытается казаться, но она была капитаном, а для нее это означало строгость и сдержанность. Гаррусу нравилось смотреть как она изображает серьезность в то время, как ей хотелось смеяться. Но теперь она была грустной. И его это почему-то тревожило. Наверное, потому он и пришел. Шепард была его другом, и он остро чувствовал ее боль.
— Джейн... — она вздрогнула и с удивлением посмотрела на нее. Он впервые назвал ее по имени. Речь сдержанного Вакариана всегда оставалась официальной, а он заметил ее реакцию, немного смутился и отвел взгляд. Джейн опустила глаза в пол, поболтала жидкость в стакане и немного помолчав, произнесла:
— Гаррус. Вот что я тебе скажу. Мы найдем Сидониса, я не изменю своему обещанию. И если ты захочешь его смерти, я не буду тебе мешать. Но ты должен быть абсолютно в этом уверен. Одно дело убивать тех, кто стоит на твоем пути и кто тебе незнаком. Но убить того, кого ты знаешь и пусть даже ненавидишь всей душой и уверен, что он этого заслуживает, — в ее голосе появилась горечь, — это может не принести тебе покоя, на который ты рассчитываешь. Будь к этому готов.
Джейн встала со стаканом в руках и снова подошла к аквариуму, стукнула легонько стаканом по стеклу, будто чокаясь с рыбками. Она стояла спиной к Гаррусу. А он обдумывал ее слова. До этого он был абсолютно уверен, что пока Сидонис жив, ему не будет покоя. Он отчаянно жаждал мести и это съедало его изнутри, ему казалось, что он не дышит полной грудью, не спит спокойно, но теперь, глядя на Джейн, он засомневался. Гаррус вообще был удивлен, как его трогали ее чувства, он и сам переживал, ему было легче, когда Джейн была прежней — веселой, сосредоточенной, азартной, да любой Джейн, но сейчас она была какая-то подавленная, а он сидел и не знал, что сделать. Гаррус тоже встал и приблизился к ней, но остановился в нерешительности. Ему казалось, что нельзя нарушать дистанцию, если он дотронется до нее, то что-то изменится, он что-то испортит и потеряет друга а это его пугало. Он смотрел на нее как на что-то нереальное, как на восход солнца, который прекрасен, но до него никак не дотронуться. Шепард казалась такой хрупкой, никаких когтей или твердых пластин на ее теле, как только ей удавалось быть такой опасной и такой живучей. Гаррус смотрел на ее силуэт на фоне аквариума. Тонкая майка подчеркивала талию, такую тонкую, почти как у турианок, только у них это было нормой, а у людей, скорее исключением. Он любовался ею. Джейн чувствовала его присутствие. И было что-то такое... Ей и хотелось, чтобы он что-то сделал, положил руку ей на плечо, сказал что-то, и не хотелось одновременно. Он был тут, был рядом, ему было не все равно и это важно. Сейчас был почти идеальный момент, и невозможно объяснить почему. И почему почти идеальный тоже. Она просто так чувствовала. Джейн обернулась и посмотрела на него. У Гарруса был такой нелепый вид, немного растерянный, задумчивый и... милый. Он тоже смотрел на нее, и Джейн улыбнулась.
— Я придумала, зачем ты пришел.
— Да? Зачем? — Гаррус обрадовался явной перемене в ее настроении, будто она решила вернуться из своих мрачных воспоминаний и мыслей в настоящее.
— Рассказать мне какую-нибудь историю. Ну, скажем... — Джейн подняла взгляд в потолок и поболтала жидкость в стакане, — о какой-то неловкой ситуации в которую ты попадал, чтобы капитану стало очень весело. Приступай.
— А может я все-таки зашел послушать, что капитан сама мне расскажет? — в его голосе звучала надежда.
— Нет, думаю, что-то рассказать, — Джейн безапелляционно покачала головой, села обратно на диван, подперла голову обеими руками, изображая подобострастное внимание, а Вакариан оставался стоять посреди комнаты, будто на сцене перед ней.
— Ну... Скажем, была такая ситуация... Нет, Шепард. А давай я тебе что-нибудь другое расскажу? — он скорчил очень смешную мину.
— Гаррус, ты вообще мужик или как? Значит, пришел, сказал, что для того, чтобы развлечь меня историей и теперь забираешь свои слова обратно? — она округлила глаза, изображая негодование.
— Я не... Ладно, действительно, сам виноват, — он тоже присел на диван уже не так далеко как раньше, но все еще на почтительном расстоянии. — Когда я был моложе и служил на своей родной планете, мы с нашим отрядом как-то получили увольнительную. Мы как раз только вступили в возраст, дозволяющий употребление алкогольных напитков и естественно, первым местом, куда мы направились, оказался бар. Конечно же, надрались мы тогда до потери сознания, что со мной, собственно и случилось, как и еще с большей частью нашего отряда. Те, кто остались способными думать и стоять на ногах, додумались сделать тем, кто вырубился, памятные тату. Так, собственно, я получил тату. Вот и все, — Гаррус замолчал и опустил в глаза в пол, моля духов, чтобы этой истории хватило и не последовало вопросов.
— Конечно, история интересная. Но я жажду подробностей. Что за тату?
— Ну, эм... Да это же неважно, — Гаррус старательно избегал смотреть на Джейн и ругал себя, что рассказал эту историю. Кто его за язык тянул?! Нет бы вспомнить что-то другое. А Джейн начала веселиться. Ее забавляло поведение Гарруса. Она подобралась поближе и ткнула его в плечо.
— Давай, Гаррус, я от тебя не отстану, пока ты мне его не покажешь, — от нее пахнуло алкоголем и еще каким-то дразнящим ароматом, Гаррус невольно вдохнул глубже, чтобы насладиться запахом ее тела. И тут же он мысленно одернул себя, предупреждая появление мыслей и желаний, за которые он будет ругать себя. Но он уже ругал себя, уже думал, уже вдыхал ее. Она как раз сейчас стояла на коленях на диване, совсем рядом с ним и смотрела на него с азартом и любопытством, даже с какой-то жаждой подробностей. Очевидно, алкоголь раскрепостил ее, и она потом тоже будет ругать себя за такое поведение, уж он-то знал Джейн, ее сдержанность. Вакариан резко встал и начал пробираться к двери.
— Ну, время позднее, капитан. Историю я, как обещал, заметьте, рассказал, не буду больше утомлять вас своим присутствием...
— Гаррус, — ее тон был непреклонным и он невольно остановился. — Показывай, — она встала и подошла к нему, скрестив руки на груди, глаза были хитрыми, а улыбка хищной.
— Понимаете, капитан, я не могу, — он смутился еще больше.
— Да брось ты, чего стесняешься? Это какое-то ругательство? Или еще что-то стыдное? Ну-у-у-у Гаррус! Я теперь не засну, пока не увижу! Мои тату ты видел, так нечестно! — она так смешно поджала губы, что стала похожа на ребенка. Гаррус узнавал ее все с новой и с новой стороны и, черт возьми, ему это нравилось.
— Джейн, боюсь, она в таком месте, что ты не заснешь, как раз увидев ее! — глаза Джейн округлились, она обвела взглядом его силуэт и издала что-то вроде «Оу!». Она отвернулась к нему спиной, и плечи ее начали трястись. Гаррус понял, что она хохочет.
— Между прочим, не смешно, болело несколько недель. Я дико мучался. И столько вопросов потом возникало. Мне повезло меньше всех. Кто-то отделался ругательствами на плече, кто-то неприличными жестами на шее, а мне досталось место не всем видное, но...
Джейн согнулась пополам и хохотала уже в голос, из ее глаз даже выступили слезы.
— Представляю, сколько вопросов возникало у твоих женщин!
— Не так уж и много. Я настолько хорош, что мое тату казалось мелочью! — Гаррус скрестил руки на груди.
— Даже так? — Джейн подмигнула ему, как подмигивают мужчины, обсуждая своих женщин, а про себя подумала, что она уже перебрала. — По тебе и не скажешь.
— Ну спасибо, Шепард. Я бы тоже в жизни не подумал, что ты умеешь сражать наповал не только как солдат, но и как женщина.
— Можно подумать, если я не одеваюсь, как Миранда, и не хожу полуголая, как Джек, то во мне совсем нет женственности. Мою способность соблазнять ты видел. А вот твоим словам я не особо верю, — она прищурилась, глядя на него, будто подчеркивая свое сомнение в его способностях обольщения.
— Не так сложно соблазнять женщиной в откровенном наряде, — заметил Гаррус.
— Значит так, Вакариан. Это вызов. Мы как раз скоро посетим Иллиум. Вот там мы зайдем в любой бар в броне, какие есть и посмотрим, кто скорее соблазнит кого-нибудь — ты или я. И, чур, жертву выбираем не сами себе, а друг другу. Я буду первой, — поспешно добавила она, совсем как ребенок.
— Джейн, что за глупости? Как будто нам нечем больше заняться.
— Ну ты же настолько хорош, что я не думаю, будто это займет у тебя так уж много времени. Или ты сказал мне неправду? — Джейн смотрела на него с таким азартом, что турианцу не оставалось больше ничего, кроме как согласиться.
— Ну хорошо, как скажете, капитан. Уже довольно-таки поздно, я пойду?
— Да, — Джейн зевнула, — Вали, я тоже уже лягу.
Гаррус вышел из капитанской каюты. Он улыбнулся и покачал головой, думая о своем странном и таком разном в своем поведении капитане. А Джейн, допив спиртное из своего стакана, разделась и легла в постель, надеясь заснуть, пока положительные эмоции, подаренные Гаррусом, не заменила прежняя пустота.

Отредактировано: Scavenger

Комментарии (10)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Альбакар
10   
Челябинский коп.. Оп!

В принципе интересно. А где продолжение? Что - все?
0
Belisenta
6   
Ну прелесть же! Я не большой фанат этой пары, но фанфик получился замечательный. Автору респект и уважуха! happy
1
Акси
7   
Спасибо) Знаете, а вот так приятно. Так настроение поднялось даже! Спасибо Вам, что читаете.
0
Belisenta
8   
Таки пожалуйста! biggrin Вдохновляйтесь, еще пишите!
Фанфик - прелесть, Шепард самая очаровательная помесь ренегада с парагоном из всех, что в фандоме мне встречались.
1
Акси
9   
Это Вы мало читали пока просто. biggrin
0
2   
Согласен с предыдущим коментом smile
1
ЛК-01
1   
Это очень... эмоционально. И, как всегда, на уровне. smile
1
Акси
3   
Только каком уровне)))
1
mamma
4   
Оксана, на неизменно повышающемся, вот каком. :)Ты молодец!
2
Акси
5   
Спасибо что читаешь, Марин)
0