Дом для Тали (эпилог которого не было)


Пять лет прошло после окончания Войны со Жнецами. Что стало с нашими героями, точнее - с теми кто выжил? Стоила ли игра свеч? Да и вообще есть ли жизнь после подвига или надо вовремя умереть? Об этом и многом другом - мои "воспоминания о будущем".
П.С. Текст не содержит игровых и сюжетных спойлеров. И, несмотря на название - не имеет к Тали никакого отношения))







Апокриф первый, вводный


Турианец, шевельнув трехпалой, по-птичьи худой, ладонью коснулся сенсора кома. Устройство ожило, засветилось бледным, синеватым светом и рубку заполнил высокий голос. Фразы на интерлингве были несколько рубленными, но, в целом, произношение звучало скорее смешно, чем неприятно: акцентированные согласные и проглоченные, иногда форсированные окончания. Турианец довольно зарычал и приподнял верхнечелюстные хрящи «Хе, забавно…»
— Вы находитесь на территории, подконтрольной Мигрирующему флоту. Пожалуйста, заглушите двигатели, назовите себя и обозначьте цель визита.
Пилот не спешил, вместо ответа он коснулся панели кома, зеленый огонек сообщил, что заранее подготовленный файл-информер отправлен. В рубке стало тихо. Турианец перевел коммуникатор в режим ожидания, встал из кресла, постоял перед экраном и, резко развернувшись, отправился в каюту. Ждать предстояло долго.

 
***

— Я надеюсь, вы понимаете наше замешательство, уважаемый винг-коммандер. Это очень необычно и …
— А в чем проблема?- спросил турианец, перейдя с интерлингвы на вполне сносный кварианский.
— Ну, э… мы хотим сказать, что рады вас приветствовать в нашем пространстве…
— Я тоже рад. Безумно. Что дальше?
— Поймите, мы не хотим показаться…
— Угу. Так что дальше?- турианец вытянулся в кресле и нетерпеливо забарабанил тремя когтистыми пальцами по углепласту панели управления.
 Молчание затянулось. Затем ком отключился. Пилот в недоумении взглянул на панель, согнул руки в локтях, поёжился и снова вытянулся в кресле, приготовившись ждать. Через полчаса прибор ожил.
— Говорит адмирал Аль’Вин вас Биро, командующий силами Зоны Карантина. Прошу прощения за вынужденную задержку. Но вы должны понимать, коммандер Неморус, что сам факт нахождения турианца такого уровня в пространстве Кила’Маэры, очень … м-нээ… неожиданный для рядового патруля…
— А что не так с моим уровнем? Обычный Капитан Крыла Имперской Гвардии.
— Ну да, ну да… Вот только обычный капитан не может позволить себе такую яхту. Это, во-первых. А во-вторых, ваш император недавно наградил титулом и похожим кораблем одного…
— Стоп — турианец поднял ладонь, затем наклонил голову, помолчал и, тщательно подбирая слова, продолжил, - адмирал, вы военный человек. Вы уполномочены принимать решения. Вас отправили на переговоры. Вы читали информер и знаете кто я. И последнее — если бы ваши головорезы выслали частоту канала связи, вместо того, чтобы, как им казалось, незаметно подкрадываться к моей яхте на двух боевых фрегатах, то ситуация была бы давно разрешена. Ну, так как?
— Прошу прощения — вы правы. Канал открыт.
 «Давно бы так», - проворчал турианец и включил головизор своего кома.
 Нестабильные зеленоватые волны плавно перешли в белый спектр — связь была установлена. В окне кома появился адмирал Аль’Вин. Он не сидел, а прохаживался по рубке, вглядываясь в экран. Легкая броня была лишена декоративных деталей, так любимых кварианцами, но зато несла следы вмятин и качественного (хотя и неоднократного) ремонта. Наконец, адмирал увидел собеседника и замер: из головизора на него смотрел … кварианец — высокий, худой, одетый в новую, добротную черно-синюю броню, кварианец. Хотя нет. Первое впечатление было обманчиво. Конечно же, это был уроженец Вечной Империи. Интересно, кто сделал под него шилд-сьют с полным соблюдением кварианской эстетики и знанием мельчайших деталей (красный платок, перекинутый через левое плечо, зеленая скоба на правом бедре), и в то же время, приспособленный под турианскую физиологию? «Галактика знает о нас больше, чем мы думаем», - подумал адмирал и поклонился, заведя правую руку за спину в знак уважения и признания своей ошибки. Турианец наклонил голову и коснулся указательным пальцем правой руки левого плеча в ответном жесте примирения.
— Итак, уважаемый винг-коммандер, вам нужно на Остров Забвения?
— Да.
— Надолго?
— Как получиться.
— Цель визита?
— Частная.
— Благодарю. Высылаю дезинфекторов. И последнее — прямая посадка на Остров Забвения невозможна. Поэтому — добро пожаловать в нашу столицу. Оттуда вас доставят на место.
— А напрямую совсем-совсем нельзя или только мне?
 Обиженный тон и детские интонации развеселили адмирала.
— Конечно, нет. Все дело в особенностях расположения острова. Ну и в тех линиях защиты, которые поставили островитяне. Кроме того…
— Линии защиты? Но… зачем?! – турианец замер.
— Лично я считаю — данные меры совершенно обоснованными, если учесть статус и прошлое, тех, кто живет на островах,- сухо отозвался адмирал.
— Не знаю… Может вы и правы… Ладно, высылайте своих ребят. Я уже три дня привыкаю к этому маскараду, а корабль подготовил еще вчера. И … спасибо за то, что избавили от всей этой бюрократической ерунды.
— Всегда рад. Удачи… достопочтенный Коготь Тени, – многозначительно попрощался адмирал и выключил головизор.
 Под поляризованной маской своего необычайно стильного, удобного и невообразимо дорогого сьюта турианец морщился и недовольно кхекал, услышав о «достопочтенном Когте Тени» - похоже, уважаемый адмирал, знает о нем значительно больше, чем он думал…

 
***

 …Кила'Маэра или Кильмира, как называли ее другие расы, была главным секретом кварианцев еще 7–8 лет назад. Потом грянула война, и галактика на время забыла о маленьком народе, пытавшемся найти свое место под солнцем. А народ оказался очень настырным и никак, несмотря на все неудачи и беды, не собирался сдаваться.
 Три корабля, в сопровождении десяти небольших (рассчитанных на 35–40 членов экипажа) шаттлов сопровождения, около 15 лет находились в свободном поиске, исследуя те звезды класса F9V, которые имели на своих орбитах планеты с кислородной атмосферой. Сама по себе идея поиска планеты, идентичной родному миру изгнанников, казалась абсурдной и практически невыполнимой. Их «потерянный рай» был казусом, шуткой природы: мягкий равномерный климат, специфическая модель эволюции жизненных форм и минимум стихийных бедствий… Проще говоря, уникальность, не имевшая аналогов. Оптимисты не унывали - «Природа не настолько глупа, чтобы так щедро тратиться на единичный экземпляр!» Пессимисты негодовали - «Отступники! Только война до победы и возвращение нашего мира!». Правы оказались прагматики. Как всегда.
 Через пятнадцать лет и три месяца потерь и разочарований, группа попала в небольшую переделку. Прыжок через ретранслятор — процедура хоть и сложная, но обыденная. И все было как всегда — тщательно проверено и грамотно исполнено. Вот только техника этого не знала. Старые, многократно переделанные вычислительные станции дали небольшую, абсолютно незначительную погрешность. В итоге, всю поисковую группу выбросило в незнакомом квадрате пространства, в 8 месяцах пути от ближайшего ретранслятора. А по дороге к ретранслятору, вдали от общепринятых маршрутов, была замечена невзрачная звездная система со светилом класса G1Va, вокруг которой вращались три планеты. Раньше их было четыре, теперь же вместо последней, систему украшал мощный пояс из пыли, газа и астероидов различной формы. И все бы ничего, и корабли не стали бы делать остановку, если бы сканеры не сообщили о наличии нуль-элемента. Не просто сообщили, а буквально взвыли. Находка такого ценного сырья сама по себе удача, а кварианцы очень нуждались в ресурсах и всегда отличались практичностью. Поэтому группа на двух челноках с двадцатью техниками, инженерами и геологами опустилась на безымянную планету, вращавшуюся вокруг звезды, получившей название «Тамин'Ар» (над техником, который дал это название в честь древнего божка мелких пакостей, чье имя со временем, стало не совсем приличным, потом долго подшучивали). Через 7 часов группа высадки потребовала команду климатологов и биологов, еще через сутки, командующий поисковой флотилией собрал у себя всех офицеров. Заседание было кратким и вскоре все принялись за работу. Были отключены все каналы внешней связи, высланы автоматические станции, перехватывающие и перенаправляющие потоки данных с внешних каналов и генерирующие мощное, искажающее магнитное поле. В итоге, и без того никому неизвестная, система стала практически невидимой для сторонних наблюдателей. В течение полутора лет Группа Свободного Поиска числилась «пропавшей без вести» и оплакивалась друзьями и близкими. В течение полутора лет добровольные затворники работали без сна и отдыха, болели и умирали, но познавали новый мир и готовились: им предстояло принести весть о том, что изгнание закончено — кварианцы обрели новый дом…


Апокриф второй, ознакомительный

 
В самом дорогом номере — самой дорогой гостиницы Кильмиры, «самый обычный командир крыла турианского имперского флота» страдал от безделья. Гостиница была арендована Министерством Внешней Безопасности (так деликатно кварианцы называли Службу Внешней Разведки). Хозяин гостиницы, уважаемый всеми капитан в отставке - Дарим вас Биро — вначале был крайне удивлен и недоволен тем, что гостиница временно закрыта, постояльцы переселены, а в самый дорогой номер въехал чужак. Но после краткого инструктажа, проведенного лично рами Имарой, руководителем Министерства Внешней Безопасности, а так же общения по интеркому с адмиралом Аль’Вином, своим зятем и преемником на капитанском мостике, проникся важностью момента. И даже отказался брать деньги, предложенные правительством в счет погашения убытков – «Я капитан в отставке, а не волус-банкир, Тамин’Ар вас всех приюти!» Отобрав трех молодых сотрудников внешбеза, проинструктировав поваров и горничных, он сам встал за стойку портье, обрушив на «скромного» турианского капитана самую искреннюю и самую невыносимо навязчивую вещь во всей вселенной — кварианское гостеприимство. Кончилось все предсказуемо: уставший и замученный вниманием и заботой, объевшийся до колик и осоловевший от местных вин, винг-коммандер Неморус — закрылся у себя в номере, разрешив беспокоить себя только в двух случаях — если вернутся Жнецы или когда наладится погода, и можно будет вылететь на Остров Забвения.
 
То, что добраться до острова будет непросто, Неморус понял на третий день своего добровольного «заточения». В первый день он наслаждался кварианской кухней и радушием. Второй был проведен в обнимку с сантехникой и потрачен на борьбу с головной болью и прислугой, намеренной закормить «дорогого гостя» до смерти. На третий день, задраив все окна и двери, включив системы очистки и фильтрации воздуха, сняв удобный, но уже порядком надоевший, шилд-сьют, Неморус отправился в душ. Затем поел и, придя в рабочее настроение, начал неторопливо просматривать местный экстранет на предмет новостей. Увиденное очень удивило Неморуса, и вызвало живой интерес. Кварианцы осваивали новый мир — исследовались континенты и острова, строились города и заводы, эпидемии выкашивали целые поселения, но на место сотен погибших приходили тысячи новых добровольцев. Энтузиазм этих, на первый взгляд, тщедушных созданий был искренним и безоглядным. Поэтому, отдохнув и окончательно поняв, что на остров раньше чем через два-три дня он не попадет, а почтенный хозяин гостиницы (как весь обслуживающий персонал) осаду не снимет, Неморус затребовал к себе в номер все доступные материалы о Кильмире и принялся их изучать.

 
***

 …На этот раз, название выбирали тщательно и обдуманно. Пять дней маленькая флотилия бурлила и совещалась. Одна часть названий была отклонена как неблагозвучная, другая — как громоздкая. В конце концов, когда фантазия уже иссякла, а названия все не было, в каюту командующего робко постучали. Открыв дверь, адмирал Миларан вас Одрус, увидел переминающегося и страшно смущенного гостя. Им оказался злосчастный техник, так необдуманно проявивший свое чувство юмора и внесший в корабельный реестр, в качестве названия новой звезды, любимое всеми военными, но не допустимое в культурном обществе, словечко «Тамин’Ар». Молодой человек, смущаясь и заикаясь, предложил свою версию названия обнаруженной планеты. Капитан выслушал техника, немного подумал, обнял и поздравил с реабилитацией. Наутро планета обрела имя.
 У кварианцев есть поговорка: «Алери Кила’маэра туми арай», что в приблизительном переводе означает «Никто не знает, чем обернется подарок богини». В смысловом контексте, эта фраза обозначает неожиданный и очень щедрый дар, которым боги «наказывают» просителя и теперь только от его трудолюбия, ума и терпения зависит, как он будет использован и что из этого получится. И хоть во всех справочниках по астронавигации значилось, что «третья планета системы Таминар — обитаема и является главным культурным и научным центром Кварианского Союза. Ее название – Кильмира, что в переводе означает «Дар Богини», однако любой кварианец понимал, что Дар Богини, в случае небрежного отношения, может очень легко обернуться проклятием.
 Кильмира была кислородным миром, покрытым водой на три четверти. Три материка, два из которых располагались в экваториальной зоне и обладали приемлемыми характеристиками для освоения и заселения, несколько крупных островов и два архипелага, протянувшиеся через покрытый льдами,- северный полюс. Такой вот увесистый подарок преподнесла Кила своим детям. На южном полюсе располагался сплошь покрытый километровым льдом материк, способный выстудить и заморозить всю планету, если бы не одна особенность: по его периметру тянулась почти неразрывная горная цепь, не пускавшая холод в большой мир. В этой гряде было пять-шесть провалов по полтора-два километра протяженностью, а несколько действующих вулканов, нагревали полярный воздух и формировали своеобразную и весьма причудливую розу ветров. Особую роль играли подводные вулканы, расположенные в прибрежной зоне — они способствовали образованию теплых морских течений, омывавших большой экваториальный материк, две трети которого лежали в южном полушарии. На расстоянии двенадцати тысяч километров от него располагался малый экваториальный материк, большая часть которого лежала к северу от экватора. В районе северного архипелага были обнаружены огромные залежи нуль-элемента, этой технологической основы всей галактической жизни. Залегания редкого минерала были хаотичны и разбросаны по всей планете, но основная часть располагалась на севере. Наличие этого сырья, а так же специфическое магнитное поле делали невозможными навигацию в некоторых районах — техника выходила из строя, приборы сбоили и выдавали совершенно невозможные координаты. Кварианцы начали строить корабли, прокладывать дороги и развивать транспорт. Возможности наладить сколь-нибудь стабильную сеть из нуль-передатчиков, не было. Постепенно статичное кварианское общество начало приобретать черты многообразного и сложного социума, объеденного общей идеей — освоение и развитие. При всем специфическом отношении галактического сообщества к кварианцам, как к источнику хоть и мелких, но постоянных неприятностей, все расы признавали их теоретические и практические навыки в обращении с техникой. Инжинеры-кварианцы являлись такими же признанными специалистами, как кроганы-наемники или генетики-саларианцы. Но для освоения нового мира,- одних инженерных навыков было мало. Остро не хватало врачей и климатологов, ксенобиологов и энергетиков, учителей и культурологов, архитекторов и металлургов — то есть, специалистов занятых развитием цивилизации, а не ее выживанием. Кварианская сплоченность, при поддержке технического гения с задачей сохранения расы справились, теперь надо было двигаться дальше. Но как? Кадровый голод казался непреодолимым. Несмотря на то, что после раскола, едва не приведшего к гражданской войне, пять миллионов кварианцев откликнулись на весть о новом мире и прибыли в пространство Кила’Маэры, этого было недостаточно. Просить помощи у «галактического сообщества» было бессмысленно: азари улыбались, но ясно давали понять, что не верят в благотворительность, турианцы, обладавшие самым мощным военным флотом, высокомерно морщились, а саларианцы, признанные мастера естествознания, молчали. Кварианцы не жаловались. Немного подумав, и всё взвесив, они включили тот самый рычаг, который на протяжении последнего столетия был гарантом их выживания – Паломничество. В течение полугода при помощи паломников была собрана необходимая информация. После тщательного анализа были задействованы необходимые механизмы воздействия — небольшой шантаж и большие взятки (которые влекли за собой опять-таки шантаж). Игра началась…


Апокриф третий, исторический

 
…Ритуал, возникший около двухсот лет назад, как защитный механизм от близкородственных связей и вырождения, стал постепенно использоваться и для других целей — сбор сведений о новых технологиях, конъюнктуре рынков, обучение новым специальностям и прочее. Практически все расы ворчали, когда экипажи молодых кварианцев прибывали в их пространство, но, тем не менее, работодатели с удовольствием брали новых сотрудников. И вот почему — несмотря на особый рацион питания и жизнеобеспечения, кварианцы соглашались работать за мизерную зарплату и при этом отличались высокой дисциплиной, исполнительностью и знаниями. Практически любой кварианский техник обладал подготовкой, равноценной выпускникам закрытых турианских военных академий, и вполне мог составить конкуренцию саларианским инженерам. При этом они не требовали повышенного внимания и подобострастия к себе, чем всегда грешили «гордые сыны Иерархии», и качественно выполняли работу за деньги, на которые никогда бы не согласился даже самый опустившийся саларианец. Волусы и азари, турианцы и ханары — все с удовольствием нанимали молодых скитальцев. Даже саларианцы, скрепя сердце, разрешили им вход в свое пространство и стали использовать в качестве помощников и чернорабочих. Постепенно кварианцы освоились на очень шумной и опасной «галактической кухне». К ним привыкли, на них не обращали особого внимания, и не воспользоваться сложившейся ситуацией было бы глупо. Чуть более ста лет назад, а именно в «196 году со дня исхода» по кварианскому летоисчислению, никому неизвестный, молодой техник по имени Джиса вас Лоррис, только что вернувшийся из своего Паломничества, постучал в дверь каюты своего капитана. Дело было глубокой ночью, капитан Арим вас Лоррис был молодым и счастливым отцом, поэтому, как и положено любому молодому и счастливому отцу, был очень усталым, сильно не выспавшимся и не очень дружелюбным. Увернувшись от нескольких пущенных в него капитаном предметов и выслушав короткую, но очень яркую речь о своем происхождении, манерах и неминуемой инвалидности, Джиса кратко изложил суть своего дела и передал капитану кристалл-информ, пояснив, что на нем «…все тезисы изложены подробно, но хорошо бы собрать коллегию…». Договорить он не успел, поскольку капитан, ошалевший от такой наглости, просто захлопнул дверь. Джиса пожал плечами и отправился к себе — готовиться к вахте. Через два дня состоялось заседание коллегии адмиралов, на которой была заслушана и одобрена «доктрина обеспечения внешней безопасности Флота», предложенная молодым техником. Он же и стал первым «рами» - капитаном без команды, адмиралом, не входящим в коллегию, кварианцем не приписанным ни к одному кораблю Мигрирующего флота, поэтому лишенным фамилии. Со временем он стал «господином рами Джиса», затем «глубокоуважаемым рами Джиса» и наконец – «нашим почтенным рами». Построив с нуля структуру, которая со временем стала называться «Министерство Внешней Безопасности», он создал и закрепил принципы, по которым она должна была работать. Кварианская молодежь, в самом расцвете сил, путешествовала по всей галактике. Обслуживание Садов Неба в столице Вечной Империи и ремонт вентиляционных шахт на Цитадели, постройка и оптимизация каналов на Рюге для волусов и настройка систем климат-контроля для азари на Элере — везде были граждане Мигрирующего флота. И естественно, что перед отправкой в Паломничество все они проходили краткий, но очень емкий курс по «Основам Общественной Безопасности». Суть курса доступно и популярно объяснял вначале сам рами, а затем подготовленные им офицеры. Нельзя сказать, что рами Джиса готовил шпионов. Нет, это был курс, обучающий собирать и отбирать информацию, с целью ее последующей обработки и, при необходимости, принятия мер оборонительного характера. В отличие от других рас, у кварианцев не было единого центра, способного заниматься долгосрочным анализом влияния галактических политических процессов на будущее развитие общества. Мигрирующий флот был очень закрытой, изолированной от остального мира структурой и основным его назначением было сохранение беглецов как вида. Джиса смотрел гораздо дальше и понимал то, что со временем понимали все политики всех рас галактики – «Если ты не интересуешься политикой, то она заинтересуется тобой». Поэтому он решил сыграть на опережение и со временем, получил самую мощную, разветвленную и мобильную информационную сеть во всем жилом секторе пространства.
 
Отработав около шестидесяти лет на этой интересной, но мало кому известной (большинство кварианцев воспринимали его как обычного, хотя и немного чудаковатого, инструктора) и тяжелой работе, почтенный рами Джиса прибыл на свой первый после Паломничества корабль – «Лоррис». Прибыл он глубокой ночью и как в далекой юности, постучал в дверь каюты капитана. Капитан Арим вас Лоррис,- был очень уважаемым кварианцем, членом коллегии адмиралов и готовился стать прадедушкой. Как и любой будущий прадедушка, адмирал Арим был очень старым, взволнованным, и добрым. Поэтому обнявшись с «…дружище Джиса, как я рад тебя видеть!» он пригласил его в гостевую каюту поговорить и «… ну … эээ …. для снятия стресса, а?». Усталый и не выспавшийся рами отказался и попросил собрать внеочередную коллегию адмиралов, где он кратко и без лишних эмоций сообщил, что устал, стареет и справиться с работой уже не может, поэтому просит об отставке. Затем назвал имя преемника и передал коллегии кристал-информ, содержащий все шифры к базам данных министерства и данные о не самых безупречных, с точки зрения законодательства Цитадели, операциях его ведомства. Прервав поднявшийся шум взмахом руки, рами помолчал, после чего рекомендовал сменить все коды доступа и шифры на флоте, предупредил, что новый рами уже три дня исполняет свои обязанности, и сам он лично готов оказывать посильную консультативную помощь. Так и повелось — рами практически никогда не покидали флот, имели полный карт-бланш при проведении своих операций и уходили, оставляя заранее подготовленную смену.
 
Имара вас Крин была первой женщиной, возглавившей это ведомство. Став «рами Имарой», она живо принялась за работу – Кильмире были нужны специалисты. Мало кто верил, что молодой и неопытной кварианке под силу решение этой задачи, но ее это беспокоило мало. «Хочет галактика, не хочет — а спецов она нам даст, еще и спасибо скажет!» Временная администрация Кильмиры, по сути та же коллегия адмиралов, только разводила руками от столь самоуверенных заявлений. Но у маленькой, энергичной женщины был план, который и был блестяще реализован спустя некоторое время.
 Прибыв на Аэгор, культурную и студенческую столицу саларианцев, она добилась встречи с Администратором. Стареющий и всеми уважаемый Годан Ларив, дал аудиенцию, но предупредил — четыре минуты, я очень занят. Встреча продолжалась более часа, и за это время благородный зеленоватый оттенок кожи Администратора перешел в ярко красный диапазон, а сам, почтенный патриарх саларианской науки негодовал, кричал и бегал по кабинету. Рами Имара спокойно выслушала старца, попутно значительно расширив свой лексикон, молча, положила на его рабочий стол кристал-информер и отправилась к себе на корабль — ждать, когда почтенный ректор успокоится и все обдумает. Через два дня в порт явился помощник заместителя декана факультета естествознания. Он был тепло встречен на кварианском шаттле, но рами Имара к нему так и не вышла. На следующий день на корабль явился сам декан, бывший к тому же первым замом у Годана. Чтобы не тратить его драгоценное время вахтенный передал ему слова «нашей уважаемой рами Имары»: «Придешь сам, извинишься, и тогда посмотрим, мужлан неотесанный». Декан, было, вскипел, но потом подумал, кивнул и быстро пошел в свой аэромобиль. Ночью в порт прибыл небольшой эскорт, сопровождавший невысокого, закутанного в хламиду саларианца. После краткого, но очень эмоционального препирательства с вахтенным «глубокочтимый Верховный Администратор, Хранитель знаний и Главный ректор Аэгора» был допущен пред светлые очи «уважаемой рами». Еще через двое суток официальная делегация Кильмиры была торжественно (мстительная кварианка настояла на этом особо) принята в здании главной аэгорской элит-академии. Был заключен долгосрочный договор о сотрудничестве и подписаны документы, в соответствии с которыми молодые граждане Кильмиры будут обучаться в саларианских элит-академиях на факультетах истории, философии, биологии и медицины. Доступ на химико-технологические отделения соотечественники Имары не получили — почтенный ректор стоял насмерть. Взамен, кварианцы обязались наладить прямые поставки нуль-элемента. Это была победа — саларианцы вообще никого не допускали в свои учебные заведения. Никого и никогда. Кварианцы стали первой расой, получившей доступ к обширным библиотекам, технологиям и знаниям этого народа.
 За два месяца до описанных событий, в пространстве Турианской Иерархии начали происходить странные вещи: Служба Имперской Безопасности получила интересные сведения из ряда источников. Согласно им, кварианское правительство собиралось обратиться к Альянсу и Саларианской Республике за военной помощью. В обмен, молодой Кварианский Союз предлагал поставки нуль-элемента в объемах и по ценам, грозивших обрушить рынок этого редкого сырья. В ответ на официальный запрос турианцев, правительство Кильмиры нудно и многословно жаловалось на бедность, тяжелую жизнь и заверяло, что «разработка нуль-элемента невозможна, поскольку ни средств, ни денег для этого нет». Агентурной сети, чтобы проверить эти заявления, в пространстве Кильмиры у туринцев не было. Тогда, они решили тряхнуть кварианцев — паломников, работавших в Садах Неба. Сведения, полученные от них, были скудными, но вместе они складывались в следующую картину — нуль-элемент у кварианцев есть, залежи его огромны, разработка началась, земляне и саларианцы в деле. Если первые пункты вызывали простой интерес, то последний буквально вывел из себя его превосходительство Ровуса Сета, Око Императора и, одновременно, руководителя Службы Безопасности. На сотрудничество с Республикой ему было плевать (турианцы ко всем относились высокомерно, а саларианцев вообще всерьез не принимали), но земляне… Это было уже слишком. Со времен «войны первого контакта» отношения между Альянсом и Империей, мягко говоря, не заладились. Это не было состояние «вооруженного до зубов нейтралитета», периодически переходящего в пограничные конфликты, как у землян с батарианцами, но и особой теплоты не наблюдалось. Существовали правительственные договоренности, несколько совместных проектов и очень много недоверия с обеих сторон. Отношение турианцев к людям было настороженное, но уважительное — как солдат они признавали их равными себе, однако в огневой мощи и в плане технологий, Альянс уступал Империи, и причем, значительно. Если они получат неограниченное количество дешевого нуль-элемента, то через десять — пятнадцать лет баланс сил на политической карте резко изменится. Последней каплей стало донесение агентов влияния с Джаэто: «Бродяги были на Аэгоре. Зеленый друг в бешенстве. Подписаны документы». Поняв, что кварианцы смогли продавить его «заклятого» друга Годана, Сет крепко призадумался. Результатом этих раздумий стал доклад, который незамедлительно лег на стол Его Императорского Величества, Сияющего Клинка Света Аттура немет Линна аса Мигорра. Ну, или, если проще – Верховного Иерарха, императора Вечной Империи Туриана, Аттура Седьмого. Монарх, хоть и обладал некоторыми слабостями, неизбежными с учетом его статуса, но умом был крепок и своему министру доверял безоговорочно. Поэтому информер с инструкциями, Ровус Сет получил на следующий день, и тут же принялся за работу. Молодые кварианцы, работавшие в Садах Неба, испытали внезапный прилив турианской признательности и, что самое невероятное, заботливости: началось строительство городка для рабочих, повышена зарплата и был разрешен доступ к социальным службам.
 Работа в Садах была интересной, но очень тяжелой и низкооплачиваемой. По сути, до появления первых паломников-кварианцев, ее выполняли государственные преступники из числа интеллигенции, обладавшие хорошими познаниями в инженерном деле: опальные профессора элит-академий, ссыльные патриции-заговорщики и прочие высоколобые оппозиционеры. На состояние их здоровья никто не обращал внимания, поскольку все они были приговорены Верховным Трибуналом Империи к смерти. Без права помилования. Нанимать на работу кварианцев оказалось выгодно — ели они меньше, чем патриции, были выносливее профессоров, работали быстро и качественно, да еще и не нуждались в охране. Кварианцы работали с охотой, несмотря на высокомерное отношение (их просто не замечали) и мизерную зарплату. Главным было то, что они получали доступ к технологиям другой расы и возможность слушать (и запоминать) разговоры высокопоставленных вельмож Вечной Империи — в Сады Неба допускали очень ограниченный круг лиц.
 Сделав шаг навстречу, император поступил мудро и … абсолютно предсказуемо. Через неделю пришла посольская депеша, в которой администрация Кильмиры от всей души благодарила «оплот мира и светоч знаний» за заботу о соотечественниках и просила принять скромный дар — статую Аттура Седьмого в полный рост. Сделана она была целиком из нуль-элемента. После этого Сету ничего не оставалось, как, получив инструкции лично от императора, сесть на дипломатический шаттл и в сопровождении корабля Имперской Гвардии отправиться в пространство Союза. Переговоры были краткими и продуктивными — обе стороны знали, чего хотели, понимали границы допустимых уступок и особых претензий друг к другу не имели. В итоге, кварианцы получили возможность обучаться в военных академиях империи, в доках Аргаты началось строительство новейшего крейсера класса «Гнев Бури» для нужд военно-космических сил молодого государства, а транспортники Союза начали поставки нуль-элемента в порты Вечной Империи…

 
***

 Неморус устало поерзал в кресле и, коснувшись правого виска, отключил визор кома. Информации было много, даже слишком много. Большинство документов, только что им прочитанных, носили гриф «для служебного пользования». Закрыв глаза и расслабившись, капитан задумался. Пробыв в таком состоянии около часа, он поднялся и произнес - «Портье, связь». Экран на противоположной стене ожил, и появилось лицо почтенного управляющего. Неморус приветливо кивнул и подошел поближе к экрану.

— Уважаемый господин Дарим, скажите, а вы случайно не перепутали информеры с материалами о планете? А то…

Хозяин гостиницы поднял руку, прервав гостя. Под темной полосой протекторов его глаза блестели, а легкий респиратор, скрывавший нижнюю часть лица, растянулся, выдавая улыбку.
 Неморус до сих пор не мог привыкнуть к тому, что кварианцы, окружавшие его, ходят в очень облегченных версиях своих знаменитых шилд-сьютов. Нет, за очками и респираторами рассмотреть лица было так же сложно, как и за стеклом скафандра, однако для кварианцев, с их слабым иммунитетом, и это было равносильно подвигу. На большинстве обитаемых планет, в таком комбезе и с такой защитой они протянули бы максимум пару недель, и то, если бы под рукой были антибиотики. Здесь же, дети Килы, ясно давали понять — это наш дом. Благодаря особенностям экосистемы Кильмиры и при помощи нескольких биотехнологий обмененных (как ни странно) у землян, поселенцам удалось значительно облегчить свой гардероб, а кое-где, самая экстравагантная молодежь, щеголяла без перчаток, протекторов и респираторов.
— Все в порядке. Материалы подготовлены лично госпожой рами. Надеюсь, вам было интересно…
— Вы даже не представляете, насколько.
— Отлично… да, кстати — завтра вы можете вылететь на Старый Рог, это полуостров в трехстах милях к востоку, а оттуда вас доставят на Северный Архипелаг. Прогноз благоприятен - «Синий Шторм» закончился, и в ближайшие две-три недели волновой фон будет стабилен. Так что, утром будьте готовы.
— Наконец-то… эээ, я имел в виду — спасибо. Огромное спасибо за все, уважаемый господин вас Биро.
— Ну что ж, капитан, я тоже очень рад нашему знакомству. Отдыхайте. Утром я отвезу вас в порт.


Апокриф четвертый, путешествующий


Рами Имара оказалась очень маленькой и прекрасно сложенной кварианкой. Рядом с высоким и поджарым Неморусом, она смотрелась особенно трогательно и беззащитно.
— Как насчет совместного ужина, капитан?
— Неморус, рами. Для вас — просто Неморус.
— Хорошо … Неморус. Ну, так как? Скажем, через две-три недели.
— Боюсь, что к тому времени, меня на Кильмире уже не будет. Так что — вряд ли. Но за приглашение — спасибо.
— Не торопитесь, коммандер. Мне кажется,… нет, я уверена, что вы передумаете.
— Не знаю, не знаю, вряд ли я передумаю. Поймите меня правильно, рами, мне очень симпатична ваша планета и ваш народ, у вас очень интересно и вообще… только я не могу долго сидеть на одном месте, да и дел много накопилось…
— Ни слова, – она легонько хлопнула турианца по руке. – Приглашение в силе, как надумаете, свяжитесь со мной.
— Как скажете…
— Ну же, Неморус, улыбнитесь — рами схватила его за руку и потащила к силовым креслам, расположенным в носовой части яхты «Соллум», на которой они плыли к Северному Архипелагу — что вы прямо как обанкротившийся волус?
— Ваш темперамент, рами, меня потрясает и …
— Пугает?
— Настораживает.
 Имара весело рассмеялась. Капюшон скрывал ее волосы, хотя небольшая прядка черных, с синим отливом, волос, выбилась на ее бледно-голубой лоб. Быстрым жестом,- рами поправила волосы и сменила цвет протектора, ободком закрывавшего ее глаза.
— Я невольно начинаю понимать, что и у Годана и у Ровуса, против вас не было никаких шансов, – сказал Неморус, пристально глядя на нее.
 Имара внезапно поскучнела, поудобнее откинулась в кресле, поправила роскошный шейный платок-респиратор, закрывавший нижнюю часть лица и рассеяно посмотрела на турианца.
— Дорогой коммандер, может ну ее к черту, политику, а? За последние три года я слегка утомилась. Да вы и так все знаете: отчеты читали, информацией владеете. Давайте хоть сейчас поговорим о чем-нибудь веселом и нейтральном.
— Хорошо. Я не смог найти материалов по Северному Архипелагу и Острову Забвения…
— В открытом доступе их нет. Так что, все увидите сами через несколько часов.
— Может, просветите? Ну, пожалуйста.
— Ладно, слушайте…


 ***

…Залежи нуль-элемента были раскиданы по всей планете. Самая значительная часть запасов располагалась в приполярных зонах северного полушария и в районе Северного Архипелага. Эта гряда островов располагалась на равном удалении от обоих материков и протянулась от северных субтропиков через льды приполярья. Острова лежали на разном расстоянии друг от друга, были разной формы и размера, но практически все они хранили в себе залежи редкого минерала. Кроме самого большого, лежащего в средних широтах, острова. Поскольку остров был «пустой», на него не обратили внимания. Спустя какое-то время заметили странную особенность — эту частичку суши было прекрасно видно из космоса, ее можно было запеленговать по косвенным признакам, но добраться до острова ни на глайдере, ни на яхте было невозможно. Со временем кварианцы узнали о «Синих Штормах» и «Белых Тайфунах», из-за которых навигация была крайне затруднена. Эти погодные аномалии были обусловлены скоплением большого количества,- близко расположенного к поверхности нуль-элемента, и очень мощным и нестабильным в этих местах магнитным полем планеты. Остров-пустышку отметили на картах как «Пустой Ковш» (из-за формы, напоминающей опрокинутый ковш, с ручкой, протянувшейся на северо-запад) и благополучно забыли. Благо забот хватало и без его геомагнитных загадок: освоение Кильмиры, закладка и разработка шахт, война со Жнецами, чуть было не положившая конец органической жизни в галактике. Слишком много важных дел, чтобы уделять внимание куску суши. А потом, весьма неожиданно, на Кильмиру прибыл коммандер Шепард. Выдающийся землянин пропал на какое-то время из информационного поля галактики, как и большая часть его команды. И вот он появляется в пределах Кварианского Союза и просит о встречи. Естественно коллегия адмиралов пошла навстречу этому уважаемому и очень неоднозначному человеку. На совете Шепард, как обычно, без лишних слов попросил продать (подарить, сдать в аренду, как угодно правительству Кильмиры) Пустой Ковш. От этого предложения,- у адмиралов глаза на лоб полезли - «Простите, коммандер, но зачем?». Шепард пожал плечами, оставил кристал-информер и координаты канала связи, сел в шаттл и улетел. После изучения документов и предложений, оставленных капитаном, адмиралы так и продолжали оставаться в недоумении. С тем и обратились к рами Имаре за экспертизой и советом. Изучив вопрос, рами рекомендовала удовлетворить просьбу легендарного капитана и предоставить ему Пустой Ковш в бессрочную аренду без права разработки ископаемых, буде таковые найдутся. Шепард с радостью согласился, заявив, что недра планеты его не интересуют, но попросил убрать все упоминания об острове и природных аномалиях из доступных справочников и энциклопедий. Так же он настоятельно попросил (а точнее потребовал) переименовать остров. На вопрос как же его назвать? Шепард ответил – «Ну… пусть будет - Остров Забвения. Хорошее название, да?»…


Апокриф пятый, намекающий


— …Так,- Пустой Ковш стал Островом Забвения и резиденцией капитана Шепарда.
— Когда это было?
— Чуть более трех лет назад — я же вам сказала, что за три года порядком утомилась.
— Это он может.
— Шепард?
— Угу, – кивнул Неморус и довольно заухал.
— Не знаю, как вам, а мне порой хочется прибить этого человека. Но чаще я завидую его друзьям и готова выполнить любую его прихоть.
— Ну, о пустяках, я думаю, он не просит.
— Если бы… «Имара, в этом наряде ты неотразима, а какой платок! Просто прелесть. Да и, кстати, если тебя не затруднит, организуй мне встречу с прокуратором Аргаты. Хорошо? Через два дня, будь добра» - в начале своей речи она широко раскинула руки и слегка склонила голову на бок, а в конце скрестила руки на груди и стала медленно покачиваться на носках. Неморус вздрогнул.
— Я смотрю, вы неплохо изучили коммандера?
 Имара махнула своей тонкой рукой, опустилась в кресло и медленно потерла виски, меняя цвет глазного протектора с синего на изумрудный, в тон своему комбезу.
— Поймите меня правильно, Неморус, я не жалуюсь, – она резко повернулась, придвинулась ближе к удивленному капитану и пристально посмотрела ему в глаза. – Он очень требователен к людям. И это бесит, и раздражение растет, и вот ты уже готова сорваться и наговорить ему всяких гадостей или треснуть чем-нибудь… и тут — ба-бах! Что-то случается — она неопределенно покрутила в воздухе узкой, трехпалой ладошкой — возникает какая-нибудь проблема или непонятная ситуация, и ты видишь, что к себе он требовательнее, чем к другим и будет работать за пятерых, за шестерых, за всех, на износ. Без лишних слов, просто потому что надо. И все твои обиды выглядят капризами глупого ребенка…. И за это ты ненавидишь его еще сильнее, но и уважаешь так же безмерно. Страшный человек…. Я рада, что могу работать с ним — рами откинулась на спинку кресла и рассеянно посмотрела на волны.
 Неморус почувствовал себя неуютно. Он встал, прошелся вдоль бортика и вернулся в кресло — от такого количества воды ему было не по себе. Мир турианцев был зоной полупустынь и степей, горных массивов и ледников. Хищные, живородящие птицы, от которых они вели свой род, в процессе эволюции потеряли крылья и способность к полету, но приобрели разум. Сейчас такой размен представлялся Неморусу не совсем выгодным.
 Имара молчала и смотрела вдаль, слегка приспустив свой платок и увеличив прозрачность протектора. Ветерок трепал упрямую прядь иссиня-черных волос, выбившихся из-под капюшона, светло-голубая кожа на острых скулах порозовела, крупный нос с горбинкой уравновешивался большими, слегка раскосыми и приподнятыми к вискам глазами, рот и подбородок были скрыты платком. Неморус поймал себя на том, что слишком пристально смотрит на едва знакомую, маленькую женщину. Он поспешно отвернулся и выпрямился в кресле. Рами подняла платок, нахмурилась и поправила свою упрямую челку.
— Скажите, капитан, а вам не надоело играть в «таинственного незнакомца»?
 Неморус напрягся.
— За последние два месяца я получила три запроса на предмет нахождения некоего высокопоставленного гражданина Иерархии в пространстве Союза. И если на первые два я с чистой совестью ответила «нет», то насчет последнего не знаю… Последний запрос, наш общий друг Ровус направил мне три дня назад, - она повернулась лицом к Неморусу и развела руками. - С тех пор я в смятении.
— И что же вас смущает? Только не говорите, что вы ему уже ответили…
 Она улыбнулась, встала и принялась не спеша расхаживать по палубе.
— Еще вчера. Более того — я выслала ему видео, где вы в полном здравии заселяетесь в гостиницу.
— С каких это пор наше доблестное Око интересуется моим здоровьем? - недовольно проворчал капитан.
— С тех самых, как вы попали в аварию.
— Не понял… – удивленно уставился на нее турианец.
— Бедный, бедный Неморус. Вы совсем ничего не помните? - она остановилась и печально посмотрела на удивленного капитана.
— Нет… - осторожно произнес тот.
— Ну как же… Вы летели на Рюг…
— Я?!
— Ну не я же… Новая яхта, потрясающий корабль, защита отменная, отпуск, заслуженный отдых… и тут, ба-бах! – она звучно хлопнула в ладоши — приключился метеорит…
— Метеорит?
— Ага. Маленький такой, но все равно очень опасный. В итоге — в обшивке пробоина, главный узел управления энерголиний поврежден, а вы без сознания…
— Без сознания… - тупо повторил Неморус.
— Да. Но тут, на ваше счастье, рядом оказался наш патруль и оказал всю необходимую помощь: яхта отбуксирована в доки Кильмиры, а вы, после небольшого медицинского осмотра, поселены в лучший отель. Ну как? – Имара торжествующе взглянула на турианца.
— Но я до сих пор не понимаю — а зачем я летел на Рюг?
— Как зачем? По приглашению благодарного клана волусов…
— Да ну, а Жнецы тогда гуманисты и геты вас поздравляют с днем получения костюма.
— Дело в том, что два из трех главных Домов Рюга объявили вас Почетным Гражданином планеты и членом своего клана.
 Неморус кисло посмотрел на рами.
— Более того, – казалось, что она не замечает его скепсиса, – вам назначена премия, а через двадцать пять дней состоится торжественная церемония чествования. Вот на нее вы и направлялись, о чем, кстати, есть запись в вашем бортовом журнале, пока не встретились со злосчастным метеоритом. Но не беспокойтесь, – специалисты работают не покладая рук и говорят, что через пару недель ваш корабль будет в полном порядке — ремонт за наш счет.
— Две недели… - ошарашенно протянул капитан и тихо выругался.
— Может и три — работа сложная, настоящий вызов нашим техникам.
 Рами села, откинулась на спинку кресла и сложила маленькие ладошки домиком на своем плоском, переливающемся изумрудными чешуйками, животе. После этого она замолчала и стала наблюдать за Неморусом, который нервно ходил взад-вперед по палубе.
— Но ведь это бред. И вы это знаете, и Ровус это знает, и… Я покинул Метрополию четыре месяца назад. При не самых радостных обстоятельствах. Полтора месяца меня вообще в инфополе не было. Потом я вышел на Шепарда, получил от него координаты и пароли для прохождения в ваше пространство, ну и вот…
— Когда же вы, наконец, повзрослеете? – рами очень тепло смотрела на сникшего турианца. – Или решили опять в Архангела поиграть?
 Капитан вздрогнул. Имара спокойно смотрела на него снизу вверх и улыбалась. Неморус сел рядом и нахохлился.
— Я устал… О Боги, как же я устал…
— Гордый сын Вечного Неба, Правое Крыло Верховного Иерарха, достопочтенный Коготь Тени, Протектор Дома, Архангел Омеги, коммандер крыла имперской гвардии Неморус Лоррис… и наконец, просто – Гаррус Вакариан. Многовато имен для одного турианца. И как же мне теперь вас называть, а?
— Гаррус, рами. Для вас — просто Гаррус. – он вздохнул и закрыл глаза.

Флэшбэк первый. Тейн Криос
 
…Все было плохо. И становилось хуже с каждым днем. Шепард метался из одного квадрата галактики в другой, пытаясь организовать сопротивление — получалось неважно. Галактическое сообщество было парализовано ужасом, разобщено и деморализовано. После разгрома турианского флота началась паника. Падение Земли также не добавляло уверенности. «Нормандия» пыталась сделать все возможное, но что может сделать один человек, один корабль и одна маленькая команда? Сам капитан находился на грани нервного срыва — постоянное напряжение плюс злоупотребление психотониками и рефлексомодуляторами здоровью не способствовали. Тейн умирал, Джейкоб и Заид были потеряны в глупейшей ситуации, Касуми прибывала в психологическом ступоре.
 «Я чувствовал, что конфликт зреет, но сделать ничего не мог».
 «Прорвало?»
 «М-даа… Еще как».
 Мордин, лишивший капитана доступа к своим безграничным запасам сильнейших нейромиметиков, застал Шепарда за любопытным занятием — капитан, злобно чертыхаясь, пытался вскрыть сейф доктора Чаквас.
 «Слово за слово и началось…»
 Шепард, даже в таком состоянии был очень силен, а Мордин Солус даже в таком возрасте, был очень опытен.
 «Эти двое разнесли медицинский отсек и половину общей столовой…»
 «Странно, а почему только половину?»
 Разнять их никто не решался - Грюнта на корабле не было, Тейн лежал в своей каюте и не мог встать, Гаррус еще не оправился от ранения…
 «А Тали? Где была Тали’Зора?»
 «Вы забыли? Как раз в это время кварианцы начали выяснять, кто из вас патриот, а кто чужакам продался. Тали отбыла на Мигрирующий Флот, чтобы как-то успокоить ваших экстремистов. Хотя бы на время».
 «Лучше бы она этого не делала — дипломат из нее такой же плохой, как из меня техник».
 «Я ее предупреждал — они с Шепардом две ноги одного Хура, проблемы решают одинаково. Только Тали за дробовик чаще хватается, а капитан любит кулаками поработать».
 Драка была зрелищной и травматичной — сломанная рука и разбитое колено у Шепарда, выбитые зубы, заплывший глаз и все шесть вывернутых пальцев у Мордина.
 «А потом появилась Джек…»
 Помимо того, что социопатка была мощнейшим псиоником, она еще и эмпатом была приличным, именно поэтому она сидела в своем экранированном подвале. Но тут такие эмоции, что ни одна защита не выдержит. Разъяренная Джек, буквально за шкирку, растащила бойцов и принялась методично обстукивать ими углы столовой, пока оба не пришли во вменяемое состояние и не запросили пощады. Она подвесила их под потолком, пригнала два криогенных репаратора и с помощью доктора Чаквас запихала в один Шепарда, на пять суток, а в другой Мордина, на двое.
 «Как они ругались… Каждый на своем родном языке, забыв про интерлингву. Кстати, вариант Шепарда мне понравился больше. Он звучал очень… энергично. А вот Мордин верещал забавно и совсем не страшно».
 Встряска пошла на пользу всем. Команда подтянулась и мобилизовалась, осознав каково это, когда нет того, кто тянет на себе всю ответственность. Шепард отдохнул, выспался и успокоился. Мордин вышел из анабиоза бодрым и активным.
 «А потом случился Рюг…»
 Маленькая планета с чудовищной гравитацией, финансовый центр волусов, место обитания их Главных Домов и Старейшин Кланов. Внезапно этот никому, кроме его обитателей, не интересный мирок, стал стратегической точкой.
 «Ретранслятор?»
 «Он самый, Хур его поцелуй…»
 Волусы не зря сделали Рюг своей финансовой столицей — ретранслятор, расположенный в этой системе был связан с большинством галактических центров. Он давал прямой выход в пространство азари и в район, контролируемый саларианцами. Этим и воспользовались Жнецы — гарнизон из наемников был разбит силами гетов. Они же быстро подготовили две транзитные базы на территории планеты и подвесили орбитальную станцию-маяк, для координации действий сил гетов и коллекционеров.
 «Ты можешь выжечь всю планету, можешь взорвать всю систему со всей ее финансовой живностью, можешь погибнуть сам… Но ретранслятор должен быть наш!» И немного помолчав – «Я бы сам полетел, но не могу быть одновременно в трех местах. Из всех кто остался я могу доверить это дело только тебе… бери Грюнта и отправляйся». И не прощаясь, пошел в отсек Лиары, готовить документы.
 «О, да — доктор Т’Сони всегда умела вести переговоры».
 «Еще бы — интеллект, приправленный всеми этими азарийскими штучками… Эффектно и эффективно».
 Когда в точке рандеву Гарруса встретил Тейн, а не Грюнт, он конечно удивился. Однако дрелл спокойно объяснил ему, что планы изменились, Грюнта срочно вызвал к себе Рекс. Выглядел отставной убийца хорошо.
 «Откуда мне было знать, что наш „добрый” профессор Солус накачал его стимулоном собственного изготовления. Эффективность препарата была потрясающая, срок действия продлен до семидесяти-восьмидесяти часов и был только один побочный эффект — смерть от истощения центров жизнеобеспечения и лавинообразной дегенерации нервной ткани. В течение двух-трех часов после окончания действия препарата».
 «Тейн сознательно его принял?»
 «Да… не хотел умирать в постели. Док Чаквас сказала, что ему оставалось две-три недели. А тут такое задание».
 «Я так понимаю, что и Грюнта никто не вызывал?»
 «Точно. Криос сам все подстроил».
 
Стремительная и очень успешная операция вошла в учебники по стратегии. В них отмечалось тактическое остроумие коммандера Вакариана, отдавалось должное мужеству отряда кроганов и организованности диверсионной группы турианцев, но нигде не упоминалось о смертельно больном дрелле, который отключил ком-центр на орбитальной станции. Ком-центр координировал действия шагающих танков и Колоссов, после его инактивации, коммандос Гарруса довольно быстро и без лишних жертв, взяли под контроль весь Рюг. Благодарные волусы молились на своего спасителя, и во всей этой суете никто не вспоминал о дрелле, отключившем, а точнее взорвавшем орбитальный пункт управления. Взорвавшем, вместе с собой…

…продолжение следует, извлечение апокрифов в процессе…

Отредактировано: Ватрикан

Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

DarSaN
5   
Вот, это да! Насыщенно и очень занимательно! Очень понравилось! Не тормозя берусь за продолжение smile
1
Cordin
6   
Спасибо! Приятного чтения))
0
Cordin
4   
Спасибо огромное, нет действительно, очень приятно. Я выложил довольно давно, но фанфик не появлялся, вот и решил, что накосячил или неправильно оформил. А потом пришел закон Мерфи и неприятности. Так что пришлось отложить. Но финал близок (если кому интересно), постараюсь устроить "небольшой разрыв" шаблона в концовке, сведя вместе канон и свои фантазии. А да, я намеренно не прохожу третью часть и стараюсь избегать спойлеров, для чистоты эксперимента, так сказать))
Продолжение выложу уже сегодня, ближе к вечеру. Еще раз - СПАСИБО!
0
Apeiron
3   
Ничего плохого сказать не могу, глаз не зацепился.
В целом все понравилось, интересно. Жду продолжения.
0
Spectr
2   
Вот это да! Я в шоке! Вначале не понравилось, потом втянулся. Отличное описание планеты. Интересно построенны диалоги, хотя слишком много кавычек. Очень жду продолжения
3
Kobonaric
1   
Когда прода?
0