Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 15



Нахождение Лиары на корабле, возвращение на Цитадель.




Возвращение на корабль прошло в молчании. Кайдан переживал потерю парней второй роты, я же сражался с призраками прошлого. Мне тоже было жаль ребят, погибших по вине какого-то сбрендившего компьютера, но все мы знали на что шли. Каждый давал клятву при вступлении в Альянс — не щадить своей жизни на благо Земли и человечества. Странно, что майор не помнил о такой малости, как присяга, обвиняя меня в потерях.
В трюме нас встретила Эшли, сразу же направившаяся к Кайдану. Судя по тому, как она двигалась, выздоровление шло нормально и рассчитывать на неё в следующий раз я уже мог спокойно. Отправив Кайдана показаться медику: мало ли, шов на ноге потревожил, сам засобирался пройти на мостик, как Лиара коснулась моей руки.

— Капитан... Простите, я могу с Вами поговорить?
— Да, доктор. Зайдите ко мне через полчаса.
— Спасибо, Шепард.

Тали, задержавшись на мгновение, быстро отправилась к лифту, словно пытаясь скрыться от неприятной ей картины. Я посмотрел ей в след, в душе росло чувство дискомфорта, как если бы я только что нечаянно обидел Тали. Голос Гарруса вывел меня из задумчивости.

— Шепард, я конечно ранен, но быть привязанным к койке, это слишком. Доктор Чаквас просто грозится именно это и сделать.

Я с удивлением смотрел на турианца, которому полагалось лежать и даже не думать вставать. Но упрямый инопланетник стоял на ногах, вся его поза и выражение лица явно не соглашались с моими предположениями. Рука у него была зафиксирована в пластиковом бандаже, не давая тревожить рану.

— Вакариан... Я рассчитываю на вас в дальнейшем, и мне требуется, чтобы вы, как можно быстрее, были в полном здравии.
— От моего лежания на койке я на ноги быстрее не встану, — заворчал Гаррус, но повернулся и поплёлся обратно.

Смотреть на него было в чём-то даже забавно, я его прекрасно понимал. Когда после ранений лежишь в госпитале, хочется, как можно быстрее, вернуться к своим. Даже с открытыми переломами, ожогами и всеми прочими прелестями войны, все ребята и девчата, как только могли поднять на ноги, пытались сбежать назад, что гарантированно бесило всех медиков. Лучше он полежит и быстрее восстановится, чем его подведёт в крайний момент недолеченное плечо. Соваться же в епархию нашего медика больше необходимого я не собирался, она была из лучших специалистов своего дела и несомненно знала, что делает. Так что, уж если Чаквас сказала — постельный режим, значит так тому и быть. Хотя подбодрить бравого турианца тоже стоит, но не сейчас, пусть погрустит немного.
Поднявшись наверх, я отправил отчёт по лунной экспедиции вверх по инстанциям. Момент с сигналом ВИ я опустил, доверять каналам не стоило, лучше передать лично. Пусть уже Андерсон разбирается, почему и как такое могло произойти. Земле уже хватило одного раза — за ту разработку ИИ, пусть и незаконченную, мы достаточно заплатили. А вот кому захотелось остренького и новенького, пусть будет привлечён к ответственности, спускать такое с рук не стоит. Особенно с учётом потерь понесённых Альянсом из-за прошлого эксперимента.
Может стоит конечно известить Удину, но... общаться с этим человеком мне хотелось меньше всего. Пусть он и заботится о Земле, как умеет, но политики всегда у меня вызывали чувство отторжения, а то и брезгливости. Слишком мало среди них было тех, кто за словами о величии человеческой расы проводил хоть мало-мальски приличные дела. А демагогии в десанте мы уже наелись досыта, хватит.
Задав пилоту курс на Цитадель, я быстро пробежался по состоянию корабля. Прессли с гордостью докладывал о всех параметрах фрегата, словно он сам лично был ответственен за его блестящее состояние. В каком-то смысле так и было, но и наш корабль не давал ни малейшего шанса упрекнуть его. Команда уже не испытывала никаких проблем, надёжно притёрлась к «Нормандии», все и каждый знали свою часть на отлично. В свете последних мыслей, это давало мне повод порадоваться, хоть и небольшой. Что стоит один корабль, даже такой совершенный как наш, против того, или тех, кто смог уничтожить целую расу? Нет, Сарена надо остановить, как можно раньше. Любой ценой.
Отправив Прессли отдыхать, я созвал в рубке связи совещание своей команды. Тянуть дальше было нельзя, надо успокоить Лиару, да и для остальных снять недосказанность, разобраться с Гаррусом, если вдруг это потребуется. Кстати о турианце, вот и повод дать ему небольшую передышку от медмодуля.

— Всем членам команды, задействованным в последних операциях! Общий сбор в отсеке связи, в двадцать ноль- ноль, по корабельному времени. — ВИ передал моё сообщение по назначению, каждому из моей наземной команды. — Да, и пусть Джокер держит канал связи открытым.

До сбора было ещё полтора часа, хватит на общение с Лиарой и привести себя в порядок. Хотя стоило бы поменять очерёдность, но за пару минут это не успеть. Я скатился по поручню, шедшему вдоль стены лестницы, благо никто из экипажа не видел мальчишеской выходки своего капитана. Только внизу до меня дошла вся комичность ситуации, СПЕКТР катается на перилах, словно школьный хулиган. Это развеселило меня, и с улыбкой я направился к себе.

Тали сидела на своей койке в кубрике экипажа и тщетно пыталась успокоится. Эта Лиара, она так посмотрела на Шепарда! И напросилась к нему на разговор! Капитан конечно согласился, почему он должен отказывать члену команды, но разве он не понимает, того что видит и понимает она? Эта азари не просто так идёт к нему. Мысли кварианки метались, словно в клетке. У неё ещё не было никогда ничего подобного и она никак не могла понять, что же так сжигает её изнутри. Ни на что не похожая, злая, резкая боль поселилась в сердце.
Как бы ей хотелось, чтобы на Теруме они не смогли достать Лиару из той ловушки! Эта мысль промелькнула мимолётно, но Тали уткнулась в ладони. Как она только смогла такое подумать! Ведь тогда бы эта азари умерла, и её смерть была бы мучительной и долгой. Разве кто-то заслуживает подобного? Стыд заставил прилить кровь к щекам кварианки. Нет, нельзя о таком даже думать! Как же сейчас больно-то... Но что она могла сделать? Ей оставалось только надеяться, что капитан испытывает к ней не мимолётное увлечение, не только ответственность за её жизнь, а чувство, которое не нарушит ничьё присутствие, никакой азари. С этой надеждой Тали попыталась взять себя в руки и отправилась вниз, к работе, которая всегда успокаивала её во всех сложных ситуациях.
Но сегодня даже любимая работа и фантастическое зрелище «Тантала» никак не могло отвлечь кварианку от чёрных мыслей. Ей надо было что-то сделать, но что? Она не могла не вернуться назад во Флотилию, а его никогда не приняли бы там. Какое-то время они смогли бы быть вместе, был слух что какие-то люди жили недолго на одном из кораблей, но что потом? И как быть с семейной жизнью? Она, конечно, теоретически знала всё, что этому соответствует, но прекрасно понимала, пока ей это не грозило.
Получить разрешение на посещение чистого отсека судна, да ещё с такими целями, могли позволить себе только те, кто уже был принят в экипаж и образовал семейную пару. Если, нет, когда, она вернётся, то конечно сможет туда направится, но... Капитан, как и любой человек, был крупнее, чем любой кварианец, да и вообще, физиологию людей она совсем не знала. Смогут ли они вообще быть вместе? Она же не азари, это те могут спать со всеми, даже с кроганами и саларианцами! Может у них другой способ размножения. От этих мыслей Тали чувствовала себя немного неловкой и в тоже время возбуждённой. Ей так хотелось выговорится, но здесь не было тёти Шаалы, единственной, с кем она рискнула бы поговорить на такую тему. Отец никогда не сможет её понять, он одержим своей идеей. А если она только заикнётся о том, чтобы жить с человеком... Это было лучше не представлять.
Запустив обычную систему диагностики, она собиралась открыть на терминале медицинскую энциклопедию в экстранете, и даже оглянулась через плечо, чтобы никто не застал её врасплох за этим занятием, как на инструметрон пришло сообщение от капитана о сборе в отсеке связи. Как ни странно показалось ей самой, но Тали тотчас почувствовала себя гораздо лучше.

Разговор с Лиарой получился коротким, она поблагодарила меня за возможность быть полезной общему делу и доказать всем, что не виновна в действиях Сарена. Я заметил про себя, насколько осторожно она выбирала слова и как старалась не вспоминать про свою мать. Видимо она надеялась на чудо, на то, что произошла какая-то ошибка и Бенезия никак не связана с чудовищным преступлением. Я не стал её не ободрять и не лишать надежды, вина Бенезии пока была доказана лишь косвенно. Вот только если бы на обрывках гетской записи не было того торжества в голосе... но тем не менее, если Сарен засветился на планете лично, то вот матриарха там не было. Во всяком случае ищейки Альянса не нашли никаких следов пребывания кого-либо ещё на Иден Прайм.
На что они надеялись, я вообще-то не понимал, патриархальный колониальный мир, это вам не Земля с её сумасшедшими мегаполисами и всеобщим наблюдением. Практически на любой земной колонии, можно появится так, что тебя никто и не увидит-то. Это только в колыбели человечества камеры и сканеры напичканы на каждом шагу, якобы с целью снизить криминогенную обстановку. Вот только кому надо всегда находили пути решения своих тёмных дел. Зато пройти по улицам и не попасть в поле зрения хотя бы десятка камер было невозможно, ну а там уж тебя по косточкам разберут и соберут обратно, вычислив, что и где ты ел вчера утром.

В медотсеке Чаквас неодобрительно покачала головой на моё решение вытащить Гарруса с койки на общий совет, но спорить не стала. Оставляя нас с глазу на глаз по моей просьбе, Элеонора вышла, недовольно нахмурясь. Турианец шёл на поправку лучше, чем предполагала наша медик и ей не хотелось портить такую положительную динамику. Однако вопрос, который мне нужно было решить с Гаррусом, был намного важнее, чем сроки восстановления бравого турианца. Вакариан полулежал на койке, всем видом показывая, что он уже почти здоров, и лишь по непонятной причине вынужден пролёживать здесь бока. Я присел на койку напротив.

— Капитан, — Гаррус решил было встать, но я удержал его жестом. — Пришли проведать?
— И это тоже. Смотрю, Чаквас о вас заботится.

Пара турианских подушек лежала на кровати, возвышаясь этаким холмом.

— Да, в запасе вашего доктора оказался турианский комплект. Видимо, при проектировании и обеспечении этого судна забыли убрать.
— Гаррус, — я смотрел ему прямо в глаза. — Я пришёл не просто так справиться о здоровье. Судя по тому, что я увидел в трюме, скоро в строй. Есть кое-что другое, и это необходимо обсудить.

Гаррус подобрался и сел на койке.

— Я слушаю, капитан.

— Предупреждаю сразу, Гаррус, разговор тяжёлый.

Я изложил свои размышления и опасения турианцу, внимательно наблюдая за его реакцией. Первоначально он вздёрнулся, явно оскорблённый подобным подозрением с моей стороны к своему народу и Иерархам, челюстные пластины расходились и сходились, выдавая крайнее возбуждение. Но Вакариан не проронил ни слова. Турианская выдержка действительно была феноменальна, их вколоченное в инстинкты уважение к старшему сказывалось. Постепенно он, видимо, понял меня правильно и немного расслабился.

— Теперь, Гаррус, вы понимаете мои опасения. Я искренне надеюсь что это не так, но я обязан исключить любую ошибку. Поэтому я здесь, один и прошу совета и помощи. Как у того, кто прикрывал мою спину и чью спину закрывал сам. Спрашиваю не как солдата, знакомого или ещё кого, спрашиваю как того, кому доверяю самое ценное — жизнь моих ребят. Спрашиваю, как друга.

Вакариан долго и внимательно разглядывал меня, словно впервые увидел.

— Шепард, спасибо за откровенность. Я... — Он замялся, пытаясь подобрать слова. — Не знаю, как сказать... Я буду дорожить нашей дружбой.

Замешкавшись на мгновение, Гаррус протянул мне руку в чисто человеческом жесте. Я стиснул его ладонь, ощущая прохладу турианской кожи, плотной и прочной.

— Что касается вопроса. Нет.
— Абсолютно?
— Абсолютно. Иерархи никогда не пойдут на такое. Такую силу не сможет контролировать никто, и они прекрасно это понимают. А даже если и сможет... Мой народ давно закончил братоубийственные войны. Но ужас тех времён ещё не выветрился, больше никто не хочет повторения. Если бы Сарен вышел с таким предложением к Советнику или хотя бы предположил бы подобное — его тут же арестовали бы. Турианская Иерархия не намерена захватывать галактику. И мы больше не хотим раскола изнутри. Сила, которая смогла стереть протеан — смертельно опасна для нас же самих.
— Я рад, что моё мнение совпало с этими словами. — Внутреннее напряжение потихоньку отпускало. — Тогда единственная верная теория — Сарен хочет получить могущество в свои руки. И этого допустить нельзя.
— Согласен, Шепард. То, что он винит человечество в гибели своего брата во время Инцидента, верно. Но он не остановится на этом. Наши цивилизации давно живут вместе, но внутри каждой много смуты. Полного единства нет, Совет старается держать всех в узде, отсекая совсем уж зарывающихся. Но сепаратизм всё равно остаётся и искоренить его так же тяжело, как повернуть линкор на ходу. Многим проще считать, что во всех бедах виноваты инопланетники, а уж политики зарабатывают на этом.

Гаррус успокоил меня, пусть в этой теории и было что-то интересное, но всё же стоит её отбросить. Была в его словах внутренняя правда. Обладание таким оружием, или доступ к нему, изнутри разрушит самих турианцев, ввергнет их в хаос внутренней войны. Все известные мне расы с крайней осторожностью давали малейшие свободы своим колониям. Слишком уж велик соблазн объявить себя королём какого-то мирка любому, у кого есть хоть какая-то власть. А учитывая, что от протеан не осталось и следа, предсказать будущее всей турианской расы не составляло труда. Несмотря на всю систему воспитания и подчинения, найдутся те, кто захочет большего. В голову пришла мысль, а не случилось ли с протеанами нечто подобное? Вполне может быть, кто-то, вот как Сарен, по своим мотивам разыскал это чудо-оружие и начал решать свои задачи.
Время перед собранием пролетело быстро и я почти бегом влетел в радиорубку, где меня уже ожидали мои соратники. Мельком взглянув на корабельные часы, я внутренне сказал спасибо самому себе за пробежку, негоже капитану опаздывать к самому же назначенному сроку. Оставалось свободным только моё место, все уже расселись по креслам и ждали начала. Оглядел всех: Кайдан и Эшли были рядом, что неудивительно, тут же расположилась Лиара, напротив сидели все остальные, я же облокотился на спинку кресла, встав за ним.

— Итак, начнём. Сначала ещё раз представим доктора археологии, Лиару Т’Сони. Успех нашей дальнейшей кампании вполне может быть придёт с её помощью. Очень хорошо что мы успели спасти её и спастись оттуда сами.

Голос Джокера заполнил секундную паузу.

— Капитан, только в следующий раз не надо давать координаты извергающегося вулкана. Наша птичка не из говна сделана, но всему есть предел. Выберите место поудобнее, и я вас оттуда спокойно заберу. Не подпаливая нашу ласточку и мою нежную задницу.
— Джокер, ты конечно спас наши филейные части, за что тебе спасибо, а теперь помолчи немного.
— Слушаюсь, капитан, — в голосе Моро не проскользнуло ни грамма язвительности, видимо он и сам понял что перегнул палку.

— На турианском корабле он бы уже вылетел с понижением в классе. — Реплика Джеффа не прошла мимо Гарруса.
— Это лучший пилот, Гаррус, и он действительно смог вытащить нас оттуда, не повредив корабль. Так что его шуточки придётся пару раз потерпеть. Да и всё равно, отправить его в наряд по кухне — всё равно что оставить голодным весь экипаж. Хотя... я подумаю.

Из интеркома донесся какой-то недовольный возглас, тут же впрочем подавленный, я же с усмешкой продолжил.

— Что мы имеем на текущий момент? Я не хочу оставлять недосказанности. Лиара Т’Сони будет нашим новым членом экипажа в охоте на Сарена. Вполне возможно, с её помощью мы сможем понять наших врагов. Я уверен в ней и в том, что она поможет нам разобраться в этом деле. — Я перевёл дыхание. — Дальше, у нас появилась кое-какая информация, и в том, что мы смогли её найти, есть определённая заслуга доктора Т’Сони. Лиара, расскажите о направлении своих работ за последнее время, начните с доклада на Тессии. Только постарайтесь не углубляться в детали.

Азари растерянно посмотрела на меня, не понимая откуда мне это известно и что я от неё ожидаю. Она, запинаясь, начала рассказывать.

— Я изучаю протеан уже около пятидесяти лет...
— Простите, что перебиваю доктор, — Эшли изумлённо смотрела на азари, — вопрос конечно бестактный, но сколько вам лет?
— Я... мне неудобно об этом говорить, но всего сто шесть лет. По меркам моего народа я почти ребёнок, но я уже многого смогла добиться!

Эшли поперхнулась следующим вопросом, переваривая то, что ответила Лиара. Наконец она пробурчала.

— Вот бы мне так выглядеть лет в сто, а...
— Для таких недолговечных видов, как ваш, это много. Но для моего народа это не так. Меня и мои идеи зачастую не воспринимали всерьёз именно поэтому. Конгресс археологов, про которым упомянул капитан Шепард, был моей самой болезненной неудачей. Я долго исследовала наследие протеан, и чем больше я проводила времени в раскопках и анализе, тем чаще я сталкивалась с недостатком информации. Я абсолютно уверена:исчезновение протеан — не какое-то галактическое происшествие, случайно унёсшее жизнь целого народа, а акт уничтожения. Более того, в тех обрывках сведений, которые я смогла найти, я увидела частицы информации, что они не были первыми. Но доказать это я не смогла. Пока не смогла.
— Среди богачей есть те, кто ищет себе всякие древности, — голос Рекса заставил вздрогнуть Лиару. — Я иногда нанимался в охрану таких экспедиций. Иногда им везло, и они возвращались все и со своим барахлом. Как-то раз в системе Рии’Маэр, довольно далёкая, кстати, система и не отмечена на общих картах, одни ребята натолкнулись на развалины и какую-то древнюю рухлядь. Я припоминаю, что кто-то из учёных говорил, что найденным вещам около двухсот тысяч лет. И что они не протеанские. Взять толком ничего не смогли — всё рассыпалось в прах. Потом на обратном пути налетели пираты, видимо, кто-то навёл.

Воспоминание Рекса не слишком шокировало. В конце концов были же известны артенни, зиофы и другие расы, а ведь возраст принадлежавших им находок исчислялся примерно сто двадцать, сто пятьдесят тысяч лет, а про некоторые находки вообще рассказывали, что им не менее двухсот тысяч лет. Правда под такими заявлениями чаще стояли имена репортёров, но дыма без огня не бывает. И это не говоря уже про некоторые другие данные, подтверждавшие, что протеане не были первыми. Но, связывал ли кто-нибудь уход со сцены Галактики древнейших рас и расцвет протеан, я не знал. Это относилось к исследованиям ксеноархеологов и никак не пересекалось с обычной работой солдата. Лиара, помолчав, продолжила.

— Так вот, я смогла установить более-менее определённо то, что процесс исчезновения протеан был достаточно долгим, что говорит о тотальном уничтожении этой расы кем-то другим, методично и целенаправленно выжигавшим все до последнего миры протеан. Но на конгрессе археологов мою теорию опровергли.
— И вы решили доказать свою правоту, продолжив исследования, — я закончил за археолога.
— Да, именно так.
— А теперь я постараюсь связать некоторые части нашей головоломки. Что у нас есть? Согласно теории доктора Т’Сони, протеан уничтожила некая сила. Эта сила должна быть достаточно могущественна, чтобы уничтожить тех, кто смог построить ретрансляторы и Цитадель. В случае, если она существует и может появится в нашей галактике — всем нашим мирам грозит гибель. Ни одна раса не сможет чувствовать себя защищённой. Теперь вернёмся к Иден Прайм. Был откопан рабочий маяк протеан. Что он из себя представлял во время их царствования — неизвестно. Что в нём было — аналогично. Но есть кое-что, мало кому из здесь присутствующих известное. На Иден Прайм маяк был активирован Сареном, он получил какую-то информацию. В дальнейшем этот же маяк передал мне видение, очень яркое видение, которое вряд ли когда пропадёт.
— Вы контактировали с маяком? Невероятно! Их практически не удавалось найти целыми! — Лиара приподнялась с кресла.
— Целым, наверно, не был и этот, после передачи информации он взорвался.
— Капитан Шепард, маяки протеан были их информационной сетью и были рассчитаны на физиологию протеан. То что вы смогли выжить и сохранить рассудок после контакта с ним — это чудо! — энтузиазм азари был искренним, правда меня не отпускало чувство, что при первой же возможности Лиара не откажется меня препарировать. — Даже повреждённый маяк кладезь информации. Жаль, что он взорвался.
— Когда я узнал про теорию Лиары, я сопоставил то видение которое мне было передано. Сейчас же я всё более и более уверен что эта теория верна. Тали, выведите данные с модуля гетов.

Кварианка послушно активировала инструметрон и вывела на большой экран всё, что смогла найти. Среди обрывков данных и прочего информационного мусора она выделила нужные места. Команда потрясённо смотрела на экран.

— Это воспоминания гетов. Они уверены в существовании расы машин, разумных машин. Уничтоживших протеан и готовых уничтожить нашу цивилизацию. Именно поэтому они идут за Сареном, считая его тем, кто сможет помочь им выйти на новый уровень эволюции. Но здесь есть масса вопросов, и вопросов тяжёлых. Если же всё это так — Иден Прайм покажется раем.
— Капитан, я долго работала с артефактами протеан и кое-что стала понимать. Ваше видение... оно какое?
— Какое? — я усмехнулся и провёл по волосам рукой. — Это Смерть. Ужас. Разрушение, агония, непрекращающийся кошмар наяву, отчаяние. Я так понимаю, что это было предостережение или сигнал бедствия.

Лиара смотрела во все глаза.

— Капитан, я могу слить наши сознания и попытаться разобрать это видение. Мы, азари, умеем подстраивать нервную систему так, чтобы объединять разумы. Возможно, это сможет помочь.
— Давайте, доктор. Попробуем, надо понять, что же это, а Вы у нас единственный специалист.

Лиара подошла ко мне на расстояние вытянутой руки, чуть поколебавшись, придвинулась ближе. Она смотрела мне прямо в глаза и в глубине её ярко-синих глаз собиралась какая-то туча, заставлявшая темнеть большие зрачки.

— Постарайтесь расслабиться, Шепард. Подумайте о чём-то приятном и отвлечённом. Это поможет слиянию.

Её убаюкивающий голос успокаивал, снимал напряжение. В один миг её глаза превратились в чёрные провалы, без чётко видимых зрачков, обрамлённые только веками. Кромешная тьма, без дна и края, словно затопила глаза азари.

— Обнимите вечность!

На задворках сознания эта фраза прозвучала, как какое-то заклинание, весь мир сосредоточился на этих провалах глаз, пока не померк. Странное ощущение, я чувствовал азари, как самоё себя, её жгучий интерес, страх, сомнения и тревоги. Мы стали единым целым, я никак не мог осознать, что же всё это такое, само восприятие изменялось.
Человеческий мозг не мог сразу подстроится, усилием воли я удерживал себя от паники, пока это странное ощущение не пропало. Возникло чувство, что Лиара извиняется, словно считая себя виноватой. Довольно забавно было чувствовать вину за предоставленное неудобство самому себе. Постепенно привыкая к двойственности, я пытался разобраться в этом единении разумов. Восприятие мира азари отличалось от нашего, как если бы она иначе видела и чувствовала. Возможно, так оно и было, но разобраться в этом я не успел. Настойчивая мысль о маяке вернула меня к цели нашей попытки. Я внутренне сжался, предвидя следующую реакцию, и сконцентрировался на видении маяка.
Яркая вспышка света, крики ужаса и боли. Паника, все бегут куда-то, водоворот тел захлёстывает и уносит всех с собой. Те, кто не смог удержаться на ногах, падают и их затаптывает безумное стадо, некогда бывшее разумными существами. Сзади же летит смерть. Страшная и неумолимая, порождённая кошмаром и бредом, неотвратимое уничтожение. Картины сменяются с калейдоскопической скоростью, словно кто-то балуется пультом головизора, переключая каналы с ужастиками. Но здесь всё по-настоящему, всё слишком достоверно. Боль и безумие, паника, отчаяние — настолько остры, что не поверить в них невозможно и сам становишься тем загнанным несчастным, кого сейчас разорвут чудовищные охотники.
Снова и снова, каждый раз собираясь с духом, я старался сопротивляться этому. Ужас и отчаяние острыми когтями рвали саму душу, стараясь проникнуть, как можно глубже, сотрясая саму мою сущность. Я уже переставал чувствовать азари, слившуюся со мной, пытаясь удержаться на тонкой грани, отделяющей от безумия. Во мне стало расти паническое чувство, заставляя меня оступиться и окончательно поверить в этот мир ужаса. Неимоверным усилием, из последних сил я вспомнил, где мы и что мы, и поток непрекращающегося насилия стал ослабевать и истончаться, возвращая меня в реальный мир. Я стоял посреди радиорубки, волосы были мокрыми от пота, да что там волосы, меня словно самого сунули под душ. Двойственность чувств пропала, испуганная и еле стоящая на ногах азари прыгающими губами прошептала.

— Это... это просто невозможно. Это именно то, что я искала. Но я бы не смогла выдержать такое. У Вас очень крепкий рассудок, капитан. Если бы сейчас видение не закончилось, я бы сошла с ума.
— Оно само не заканчивается доктор, оно идёт бесконечно. Чтобы вернуться в реальность, приходится прикладывать немаленькие усилия.
— Вы что-то узнали, доктор? Из видения капитана? — Тали была подчёркнуто вежлива.
— Нет, очень сильный эмоциональный заряд. Я не могу отвлечься от этого. Надо проанализировать увиденное, но сейчас, как только пытаюсь подумать об этом — сразу вижу этот кошмар. Это ужасно!
— Не сильно нам это помогло, доктор, — Эшли не скрывала своего недовольства.
— Я всё понимаю, но прошу меня простить, этот опыт был первым, я никогда раньше такое не делала. Я постараюсь как можно быстрее найти что-нибудь полезное из этой информации.
— Хватит на сегодня. Всем отдыхать, следующая наша остановка — Цитадель. Пополним запасы, возможно получим ещё какую-нибудь информацию.

Команда потянулась на выход. Кайдан и Эшли выскользнули первыми и вдвоём куда-то пропали, Гаррус и Рекс, о чём-то споря, вышли вместе, азари нетвёрдой походкой тоже вышла, лишь кварианка чуть задержалась.

— Тали, с вами всё в порядке?
— Да, Шепард.
— А вот голос-то выдаёт, что не всё так радужно. Что-то случилось?
— Я не знаю, как сказать. Много всего. Нет нет, я не жалуюсь, капитан, — кварианка вскинула голову, её светящиеся глаза под маской смотрели на меня, — я счастлива здесь находится! Но иногда чего-то не хватает. «Нормандия» — прекрасный корабль, но здесь такая тишина и словно не хватает команды. Половина коридоров и палуб словно пустые. Это так непривычно, иногда из-за тишины тяжело даже заснуть.
— Не заснуть, потому что тихо?
— Да, я говорила, что у нас старые корабли, и тишина там означает только одно — что-то сломалось. Воздушные фильтры, реактор, двигатель, да всё что угодно. А это значит, что корабль и экипаж подвергается угрозе. Я перед сном вспоминаю свой корабль.
— Мы зовём это ностальгией, Тали.
— Наверно, так и есть, Шепард. Я всё чаще думаю, что же такое Паломничество и почему не все возвращаются. Теперь я, кажется, понимаю. Паломничество не только помогает Флоту получать что-то полезное, оно закаляет нас, показывает кварианцам какой он, этот мир. Учит дорожит Флотом. Те же, кто не возвращается... Я раньше думала, что все они погибали, но теперь я думаю, что кто-то просто мог не хотеть возвращаться. В жизни вне Флота есть свои преимущества. Больше свободы.
— А вы?
— Я обязательно вернусь! Я не могу иначе, я обещала отцу найти то, что сможет помочь моему народу! Это цель моего Паломничества.
— Это, похоже, должно быть как-то связано с гетами?
— Да, любая информация об их эволюции, о том, как они развивались со времени Исхода с Ранноха, это может дать нам шанс победить и вернуть свою Родину назад. Наш поход даёт мне такой шанс. Если же я ничего не найду — после того, как мы победим, я буду искать дальше.
— Если мы найдём такую информацию, она будет у вас, Тали. Обещаю.

Тали подняла опустившуюся было голову и посмотрела на меня. Несколько ударов сердца мне казалось, что она что-то хочет сказать, что-то важное, но кварианка, чуть опустив подбородок, тихо сказал: «Спасибо» и вышла из отсека. Я стоял и смотрел ей вслед, второй раз за день чувствуя себя идиотом. Надо объясниться с ней в конце концов, чувствую себя, как юнец какой-то. В то же время, от этого шага меня что-то словно останавливало, не давая собраться с мыслями и сбивая. С силой потерев ладонями лицо, я вышел из отсека на мостик, надо было многое ещё решить, личные вопросы могут подождать. Но всё же, что я делаю не так?

Прессли гонял меня по многим вопросам, связанным с кораблевождением и управлением в бою и в ордере. Не могу сказать, чтобы мне это давалось легко, но бросить всё на полпути и ославиться на всё судно я не собирался. Как сказал один из древних, всё что не убьёт — сделает сильнее, поэтому с удвоенной энергией я вгрызался в сотни страниц кодексов и правил. Не считая этого, полёт до Цитадели прошёл в монотонных буднях межзвёздных полётов.
Словно в насмешку в памяти всплывали отрывки из книг, прославлявших покорение космоса и воспевавших романтику космических путешествий. Романтика... десятки, сотни тысяч кораблей сновали взад-вперёд по всем известной части Пространства, и лишь малая горстка действительно исследовала новые миры.
Но даже там романтики не было. Был тяжёлый, опасный, монотонный труд, результатом которого могла быть очередная система, пригодная для колонизации какой-либо расой Совета. Или крупные месторождения на мёртвых планетах, способные заинтересовать какой-либо синдикат или консорциум вложиться в разработку. Но чаще всего находили пустые звёздные системы, не имеющие никакой практической ценности. Какая уж тут романтика. Никаких новых рас, во всяком случае достаточного уровня для входа в Пространство Цитадели на каких-либо условиях.

Доложив Совету о спасении Лиары, я заслужил одновременно похвалу и нагоняй. Похвала, конечно же, пришла от азари, за спасение соплеменницы, ну а про нагоняй даже думать не пришлось. Советник-турианец нашёл к чему придраться, крайне недовольным тоном выговорив мне за разрушение «целого исторического памятника, в котором несомненно, могли быть ценные сведения и технологии».

— Знаете, Советник, у меня не было возможности сохранить эти руины и одновременно убраться живым оттуда.
— Эффективность прежде всего, — саларианец примиряюще поднял руки, — вы всё сделали правильно, капитан. Будем ждать от вас и в дальнейшем столь же эффективных действий.
— Только постарайтесь при это подавить свою страсть к разрушениям, — турианец решил оставить слово за собой. — И внимательнее приглядывайте за доктором Т’Сони.

К моему удивлению, Советник от азари промолчала, видимо, не желая спорить или согласившись с доводами турианца. Отсалютовав Совету, я отправился в «Логово Коры», немного снять напряжение после этого разговора. Заведение, после «смены» владельца, стало немного почище и поприличнее, хотя и лишь самую малость. Меня это, в принципе, устраивало, а вот то, что свободных столиков уже не оказалось, было несколько тоскливо. Но уходить отсюда в «Сверхновую» я не собирался и, поискав глазами свободное место, подошёл к столику, за которым сидел одинокий турианец. Судя по выправке, которая чувствовалась даже в его крайне нетрезвом состоянии, он был из высшего офицерского звена, и тем непонятнее было его здесь нахождение.

— Здесь не занято?

Он вскинул глаза на меня, видимо собираясь послать подальше, но, разглядев военную форму, махнул рукой.

— Садись, солдат.

Я сел напротив, раздвинул место среди пустых бутылок, занимавших чуть не весь стол. Турианец сфокусировал взгляд на мне.

— Генерал турианского флота в отставке Септимус, — наконец он представился, медленно, но чётко выговаривая слова. — С кем имею?
— Капитан третьего ранга ВКС Альянса Шепард, капитан фрегата «Нормандия».

Турианец, казалось, нахмурился, словно что-то вспоминая.

— Офицер — это хорошо. Пить в компании рядового было бы унизительно для моей чести. Выпьем!

Отказываться я не собирался, за этим и сам пришёл сюда. Мы одновременно подняли стаканы. Джин оказался настоящим, неразбавленным, крепкий напиток перехватил дыхание, заставив выдохнуть.

— Эхх, хоррошо!
— Вот скажи, солдат, — Септимусу, видимо, нужен уже был собеседник, и я опрокинул быстренько второй стакан, чтобы быть поближе к его состоянию и не потерять нить разговора. — Вот скажи, я, генерал турианской армии, получил отказ от неё! Каково, а?
— Она кто-то важный?
— Она — это лучшее в мире что я видел! — турианец рявкнул тотчас, но остыл столь же быстро сколь вспылил. — Она азари, Спутница. Ша’ира...

Это имя он произнёс тихо и обречённо. По нему было видно, как тяжело ему даже думать о ней, а не думать об этой Ша’ире он не мог. Он моргнул несколько раз и опустил голову, не в силах казаться спокойным.

— Она отвергла меня, отвергла после стольких лет дружбы! Но я ей ответил, ответил!
— Ответил?
— Да, пусть теперь решает. Я сказал Залтану, этому тупому элкору, что она разболтала его секрет. Он теперь поднял против неё обвинение, и её изгонят отсюда. Вот тогда она сама придёт ко мне.
— Дерьмо ты генерал. Сволочь.

Септимус вскинул голову, в его мутных глазах вспыхнул гнев и он стал подниматься со стула. Но его замедленная алкоголем реакция не позволяла ему действовать быстро. Я одним резким ударом вернул турианца на стул, затрещавший под его телом.

— Сидеть, генерал! — я опёрся на стол двумя руками, нависая над ним. — Если она тебе дорога — значит борись за неё! Борись, а не бей её, ты, турианская задница! Докажи, что любишь, вот тогда она может и будет твоей! А сейчас ты — пьянь, недостойная даже тени её имени, кем бы она там не была! Понял, генерал?

Последнее слово я практически выплюнул ему в лицо. Он сидел неподвижно, смотря на меня, как незнамо на кого. Гнев и туман в его глазах стал отступать, разум возвращался обратно, оттуда куда его загнал турианец.

— Ты думаешь легко поступать, как генерал, солдат? — его голос был тих. — Особенно теперь? Она не примет меня обратно.
— Только так и надо, генерал, — я подчеркнул его звание, — только так и надо.
— Так и будет! Такое оскорбление, нанесённое мной её чести, смывается только кровью и я буду ждать её решения моей судьбы. Я напишу ей письмо и попрошу о встрече, если она захочет принять меня.

Септимус резко встал и, выпрямившись, отдал мне честь, я встал и ответил ему тем же, отдавая дань уважения решению генерала. Он протянул мне оптодиск.

— Я попрошу об одной услуге. Передайте этот диск дипломату элкору Залтану, он сейчас верно в своём посольстве, сочиняет ноту против Ша’иры. Скажите ему, что его тайну никто не распространял, все данные здесь. Я клянусь честью генерала турианской армии, что все сведения, известные мне, не станут достоянием кого-либо.
— Слушаюсь, генерал, можете быть уверены, передам.
— Спасибо, капитан.

С достоинством турианец вышел из клуба, оставив меня в одиночестве за столом. Пить после разговора как-то больше уже не хотелось, хмель быстро выветривался. Сидеть и слушать музыку, глазея на полуодетых азари на трезвую голову уже тоже было не то удовольствие. Чёртов турианец, сорвал всю идею смыть с себя заботы на один вечер. Ладно, куда он меня там послал-то? Вызвав на инструметроне карту посольского уровня, я нашёл представительство посольства элкоров. Оно, в довершение всех бед, оказалось рядом с посольством Земли и оттянуть момент общения с послом не получалось никак. Выругавшись про себя ещё раз на Септимуса и его поручение, я пошёл к выходу из бара.

Залтан оказался на редкость тугодумным существом. Я потратил весьма немалое время, объясняя ему ситуацию и общий расклад дела. В конце концов у меня получилось достучаться до его мозга и он, на радостях от того что с его репутацией и карьерой ничего не произойдёт, отправился писать письмо Ша’ире с извинениями, попутно снимая обвинение в её адрес. Я насмешливо смотрел в его удаляющуюся, мерно покачивающуюся, громадную спину. Такими темпами он письмо напишет через пару лет, хорошо если ещё не станет сам относить. Вообще общение с элкорами в посольстве здорово поколебало моё представление о политиках. Как можно было врать, при любом случае оповещая о том какая будет эмоция...

«Неискренне: Это правда.»

Как они вообще умудряются чего-то добиваться, я не мог понять. В Альянсе, если хоть какая шишка из чиновников и говорила правду, выглядело всегда так, словно врёт. А тут... Пожав плечами, я выбросил из головы сложности элкорской дипломатии. Предстоял разговор с Андерсоном и послом, чтобы забивать себе голову такими малоинтересными вопросами. Чего ждать от посла ещё было не вполне ясно. Сообщение, пришедшее ко мне на корабль, не было слишком информативным, оставляя богатую пищу для раздумий.
Видим, мне воздалось за помощь турианцу и элкору, посол успел уйти на какой-то крайне важный раут, оставив за себя Андерсона. Меня это устраивало как нельзя больше, с капитаном спокойно можно обсудить все животрепещущие моменты. Он встретил меня широкой улыбкой и крепким рукопожатием, но в глазах читалась тревога.

— Сразу к делу, Шепард. Ни Альянс, ни Совет без дела не сидели, буквально вчера пришло подтверждение о многочисленных вторжениях гетов. Вот список систем где они были последнее время. Сам Сарен не проявлялся, но его ищут. Следов Бенезии тоже пока нет. Шепард, вы уверены в лояльности Т’Сони?
— Да капитан. Она не поддерживает свою мать и Сарена, мы вытащили её из-под носа гетов во главе с кроганом, собиравшихся насильно доставить в его логово.
— Что ж, — Андерсон вздохнул. — Вы СПЕКТР, сами принимаете решения. Надеюсь что Вы правы. Теперь что касается лунной базы. Я получил информацию, но она явно не полная.

Я активировал генератор белого шума на инструметроне, странный шорох заполнил помещение. Описав всю ситуацию и особенно последние мгновения квазижизни, я высказал свои опасения. Андерсон задумчиво почесал подбородок, затем сделал знак и я выключил помехогенератор.

— Мерзкая штука, — капитан поморщился, — но необходимая. Я осторожно проведу расследование, не беспокойтесь.

Вспыхнул экран терминала на столе капитана, Андерсон сразу отозвался.

— Срочное сообщение, капитан Андерсон! Ферос атакован гетами. «ЭкзоГени» скрывает всю информацию, но кое-что просочилось, если данные верны, они потеряли тамошнюю штаб-квартиру.
— Майкл, перепроверьте информацию.

Его собеседник пропал с экрана.

— Только этого не хватало. Если колония атакована гетами, шансов у них нет. Там небольшое поселение, на протеанских руинах. Корпорация поддерживает эту колонию, правда никто не знает зачем. Прибыли с неё нет с момента основания.
— Протеанский город? Может они там нашли ещё какой-нибудь маяк?
— Этого никто не знает. Корпорации очень ревниво охраняют свои секреты. Они не погнушаются ничем, чтобы ликвидировать утечку.
— «Нормандия» будет готова через несколько часов. Следующий пункт назначения ясен. Эту информацию я тоже проверю, — я хлопнул по планшету. — Если где-то ещё всплывёт что, будем надеяться не слишком поздно.
— Флот Альянса переведён на повышенную боевую готовность, патрули усилены. Мы предупреждены, Шепард.

Я не стал разочаровывать капитана своими предположениями о нашей боеспособности против Жнецов. Пока у меня было слишком мало информации, возможно Ферос будет той отправной точкой, что даст нам преимущество. Не успел я озвучить эту мысль, как меня перебил писк инструметрона, принявшего личное послание. Я открыл входящий канал. Засветилась голограмма азари.

— Капитан Шепард, я Нелина, помощница Спутницы. Госпожа Ша’ира просила передать вам, что хотела бы встретиться в удобное вам время. До свидания, капитан Шепард.

Андерсон присвистнул.

— Первый раз вижу, чтобы Спутница приглашала кого-либо в удобное ему время! Чем это вы ей так глянулись?
— Думаю, помог решить одну проблему. Кто она вообще такая, эта Ша’ира?

Капитан хохотнул.

— Та, о которой бредит ровно половина станции! Тяжело однозначно описать её Шепард. У неё тут целое крыло, она работает не одна, с помощницами. Оказывают различные услуги. С учётом того что там работают только женщины, сами можете понять какая идёт слава. И не могу сказать что полностью не заслуженная.
— И этот бордель терпят посреди посольского уровня? Рядом с Башней Совета?
— Первое что следует помнить — это не бордель. — Андерсон высказался резко. — Там могут оказать и такую услугу, но большей частью они занимаются помощью дипломатам и бизнесменам вернуться из мира бизнеса и политики в реальный мир. Она довольно влиятельна, вероятно знает многие секреты, но не торгует ими, как Посредник. Заинтересовать её крайне непросто. Советую посетить её, капитан, возможно, она сможет дать какой-нибудь совет.

Я кивнул капитану, не собираясь спорить, хотя и мало себе представлял, чем мне может помочь эта неизвестная азари. Но невежливо проходить мимо приглашения женщины. Даже если она и не совсем женщина.

Спутница занимала довольно много помещений, как мне показалось, не все посольства были так же велики. Во всяком случае, земному посольству она точно не уступала. Нелина встретила меня у входа.

— Ещё раз здравствуйте, капитан Шепард. Спутница ожидает Вас. Её покои дальше. Позвольте, я провожу Вас.
— Спасибо, Нелина.

Азари повела меня мимо столиков, за которыми сидели представители разных рас и одинаково одетые помощницы этой Спутницы. Наряды у них были конечно не как у танцовщиц из «Логова», но и не отличались уж большой скромностью. Нелина искоса посматривала на меня, пока мы с ней проходили мимо.

— У вас наверно много вопросов, капитан Шепард?
— Много? Не то слово. Я хотел бы понять, что же это за место.
— Это место, где все могут найти то, что давно искали. Возможно они и сами не знают, что им нужно. Мы стараемся помочь всем обрести желаемое.
— Звучит довольно странно.
— Многие, не побывав здесь ни разу, с предубеждением относятся к Спутнице и к нам.
— Так объясните подоходчивее тупому солдату, что же вы здесь делаете?

Нелина тихо рассмеялась, показывая что мне не удалось обмануть её этой маленькой эскападой.

— Мы помогаем всем найти спокойствие. Каждая по своему. Все помощницы Спутницы обладают каким-то Даром. Каждая пришла сюда добровольно и может уйти, когда захочет. Но пока ещё никто не уходил. Наши клиенты обычно очень занятые люди. Дипломаты, бизнесмены, политики. Они так поглощены своей работой, что не могут найти возможности отдохнуть. Мы даём им это. С кем-то надо поговорить, найти те струны его души, что помогут снять его груз. Кому-то нужно что-то иное. Каждый из них находит здесь то, что ищет.
— А Спутница?
— Она самая старшая из нас. Все служительницы пришли, откликнувшись на её зов. Она умеет лучше всех помочь, помогает найти нужное решение.
— Звучит так, словно она оракул.
— Оракул? Нет, нет. Она обычная азари, но ей дано многое.

Мы остановились перед простой, ничем не отличающейся от других, дверью. Нелина, слегка поклонилась мне, указала на дверь.

— Спутница ждёт Вас, капитан Шепард, — азари чуть отступила назад.

Я вошёл внутрь. Небольшое помещение, обставленное со вкусом, ничего кричащего или бросающегося в глаза, разве что ложе, напоминающее открытую раковину. Я огляделся, ища глазами азари. Она словно появилась из ниоткуда, хотя мгновением позже я понял, что она просто стояла на месте. Её одежда была такой же, как у всех её девушек, практически ничем не отличаясь. Но стоило её замереть на мгновение, как глаза тут же теряли её, словно она исчезала. Видя моё замешательство, Спутница указала мне на кресло и присела напротив. Это словно развеяло морок и я смог рассмотреть её спокойно.
Она однозначно не была юной, может быть, она была матриархом, может нет, но что-то мне подсказывало что в ней скрыта мощь, объяснить которую мало кто сможет. И эта её сила не обязательно должна иметь физический выход, вполне возможно что она была из тех, кто может увлечь идеей, заставить поверить в то, что она видит. Я никак не мог отделаться от возникшего ощущения, что она понимает меня без слов, жестов, прикосновений. Пришло понимание, она действительно была кем-то необыкновенным.

— Я получила пару записок, капитан Шепард. От генерала Септимуса и дипломата Залтана. Их содержимое не столь важно, важно, что Вы послужили тем ключом, который вернул ситуацию в правильное русло. Я хотела бы проявить ответную любезность и заодно познакомится с Вами капитан. Вы будете значимой персоной, капитан Шепард. Первый СПЕКТР — человек.

Она устремила свой испытующий взгляд на меня, разум словно охватили теплые ласковые волны. Я инстинктивно напрягся, стараясь контролировать свои мысли, не до конца понимая что происходит. Мимолётное ощущение пропало.

— Не бойтесь капитан, я не собираюсь вредить вам. Я хочу кое-что рассказать Вам. — Её голос немного изменился, в нём зазвучала какая-то нездешняя глубина. — Вы прошли через испытания, сломившие всех прочих. Ваши враги с дрожью слышат ваше имя, а друзья идут на смерть за Вами. Вас окружает ледяная броня отчуждения, она закрывает Вас от всех бед и отводит смерть. Это Вы, который есть сейчас. Ваш путь отмечен страданиями и потерями. Но Вы идёте по этому пути не сгибаясь, идёте вперед во тьму. Ваш враг скрыт в ней, я не знаю, кто он, но я его боюсь. Боюсь увидеть, что прячет тьма. И Вы уходите в его тьму...

Она чуть откинулась назад, голос стал тем же, который я услышал впервые.

— Это — кем Вы можете стать, капитан Шепард. Это не обязательно будет именно так, но впереди у Вас дорога испытаний. Дорога, которую Вы пройдёте до конца. Каким он будет, не могу Вам сказать, этого я не знаю сама. Знаю лишь одно, Ваш враг ждёт впереди.
— Немного запутанно, Ша’ира.
— Мне нечего добавить к этому. Ваша дорога принадлежит Вам, что Вы найдёте на ней, я не знаю.

Спутница протянула руку и раскрыла небольшой ящичек, достав оттуда странный предмет, совершенно точно не подходивший ни этой комнате, ни руке азари, его державшей. Она протянула его мне.

— Возьмите эту вещь. Возможно это ключ, который сможет Вам что-то рассказать. Когда-то давно он попал ко мне в руки. Но я так и не смогла найти его секрет. Мне кажется, Вам он сможет рассказать больше, чем мне.

Она встала, давая мне понять, что аудиенция закончена.

— Не бойтесь открыть своё сердце, Шепард. Возможно, там Вы найдёте что-то большее. Ещё раз спасибо Вам за помощь в моей проблеме. А сейчас прошу простить, меня ждёт клиент.

Я вышел из её покоя, попрощавшись с этой странной азари. Вряд ли мы встретимся с ней снова, но она явно оставила во мне какой-то след. Я повертел в руке странный тетраэдр, выполненный из незнакомого мне материала. Что это такое и зачем он мне может пригодится? Убрав его в карман костюма, отправился домой, на корабль. Ферос был под угрозой, стоило поспешить.


Отредактировано: Laura


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 13.12.2011 | 3597 | 11 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 71
Гостей: 60
Пользователей: 11

Sergh, RedDevilL, Chilis53, MacMillan, FallenAngel, Faler92, Grеyson, ARM, Bokozan, Darth_LegiON, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт