Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Властелин глубин. Глава 20 (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Кварианка пользуется прелестями биотики, азари по-прежнему втроем, Вайлет одна и светла, а турианец по команде "вольно, разойтись" очень вольно разошелся. И все получают свое, даже если не запрашивали.

 




Внутри затонувшего Жнеца. Атлантический океан. Земля.

— Почему мне приходится общаться с Блад опосредованно? — раздраженно спросила Трия, не надеясь, впрочем, на ответ. — Циклоп, ты ж наполовину кварианец, сделай связь, наконец!
— Очень смешно, — отозвался коротышка. — Обращайся к ЕАСО, если есть жалобы. Не я разбирал Жнеца на кусочки, пытаясь понять, как он устроен.
— Его разбирали как раз кварианцы.
— Да ну?
— Ну да, — кивнула Трия. — Было решено, что исследовать Старую Машину следует подальше от обитаемых миров. Мало ли что... Вот и работали чуть ли не в поясе Койпера. Под руководством адмирала Зен. Впрочем, это неважно. Что там от комиссара?
Циклоп бросил взгляд на инструметрон.
— Она отписала, что будет на месте через пятнадцать минут. Прибыл эвакуационный транспорт — они отправляют на нем Паладина и Т’Сони-младшую. Сейчас комиссар их спроводит и направится к нам.
Трия подобралась.
Азари знала, что и Джоана, и молодая кварианка по имени Полани получили довольно серьезный ущерб. Впрочем, спроси ее кто, откуда у азари эти знания, Трия не ответила бы. На то имелись причины, причем очень веские. Сейчас, когда вышли из игры Джоана и Аринт, от нее зависело очень многое.
Трия не без удовольствия констатировала смерть Аринт. Ей и самой не нравилась полковник десанта, а если учесть, что та работала строго по указке Совета матриархов, то тем более. Но вот то, что случилось в Джоаной, сильно осложняло задачу, стоящую перед доктором Нувани. К счастью, Ален оказался куда более предусмотрителен, чем можно было ожидать от человека.
С самого начала операции работа с этим странным человеком была примером сотрудничества с настоящим Мастером тайной игры.
Сначала его агенты умело слили Редактору информацию о критической важности человеческого инженера... Трия даже забыла, как звали ту кварианскую подстилку. Да и Богиня с ней. Главное, что враг отреагировал, приоткрыв свои возможности. Это позволило серьезно изучить те инструменты, которым Редактор пользовался для подмены виртуальной реальности. Правда, предполагалось, что Редактор в свойственной ему манере просто подставит ту инженеришку... Но он вдруг решил устранить любовницу Палладия. Весьма опрометчиво с его стороны. Во всяком случае, Палладий теперь не отступится, пока не уничтожит Левифана. Это будет... забавно.
Затем Ален, отлично зная риск, вступил в контакт с Левиафаном. Эта часть операции стороннему зрителю могла показаться цепью случайностей, но на самом деле была тщательно проработана. Увы, недостаточно тщательно, чтобы избежать накладок. В том числе и весьма трагических...
Никто доподлинно не знал, как древнейшая раса Галактики общается с органиками. Да, существовали наработки доктора Брайсона, их подтвердили и перепроверили, затем доработали и довели до совершенства специалисты неведомого Трии проекта, о котором даже сам Ален, похоже, не многое знал.
Старый комиссар называл своего наставника Лидером, и, наверное, имел на это основания. Как бы то ни было, Лидер совершил настоящий прорыв в освоении интерфейса «человек-машина» и снабдил Алена специальным нанотехнологическим устройством, позволяющим настроиться на канал ментосвязи между органиком и Жнецом. Трия сильно, очень сильно подозревала, что источником подобных технологий может быть только разгромленная церберовская база на Горизонте, но спросить Алена так и не решилась.
Тот же, вооруженный своим новым секретным оружием, продемонстрировал Левиафану всю серьезность своих намерений. Это называется «взять на испуг». Ален пригрозил уничтожить тварюгу, используя тактический нейтронный заряд в специальном контейнере своего экзоскафа.
И блеф сработал. Левифан не смог игнорировать столь серьезную угрозу. Как и предполагалось, он ударил напрямую по сознанию комиссара.
Вообще, есть много способов воздействовать на человека. Самые слабые вообще не предусматривают прямого влияния — только опосредованное, на грани между давлением и убеждением. Но когда возник вопрос жизни и смерти, Левиафан не колебался и ударил сразу же максимально сильно. Он не Жнец, готовый принести хоть сотню, хоть тысячу жертв во имя своей цели. Левиафану, как и любому другому органику, присуще чувство страха, и оно возникло. А старый комиссар на волне этого страха проник в ментальный канал коммуникации между Левиафаном и Жнецом, которого тот подчинил.
Трия снова, в который уже раз, прониклась уважением к Мортимеру, который без малейших колебаний поставил свою жизнь как ставку в этой сложной игре.
И выиграл.
Нанотехнологические помощники, разработанные в научных недрах таинственного Лидера, выдюжили, защитили разум комиссара от порабощения. Сработала ставка на то, что Левиафан находится в постоянной ментальной связи с поверженным Жнецом, используя его ресурсы для влияния на события в Солнечной системе.
Именно этот канал и использовали биоинженеры Лидера, вклинив в него разум Мортимера, когда Левиафан приоткрылся в миг своего удара по разуму комиссара.
А плохо было то, что об этой возможности подключения к Жнецу теперь отлично знают и в ЕАСО, и на Титане, и даже в научных подразделениях Мигрирующего флота. Но это гамбит — сознательное принесение в жертву одной из тайн Старой Машины. Чтобы получить в безраздельное пользование все остальные. Включая самую главную — технологию сверхсветового перемещения по Галактике без использования системы Ретрансляторов.
Возвращаясь же к Алену... Не все пошло гладко. Предполагалось, что он лишь защитится от ментальной атаки Левиафана с помощью ресурсов Жнеца, после чего все-таки осуществит угрозу и закончит бренное существование галактического долгожителя. Нейтронный заряд должен был сработать, после чего оставшейся команде под командованием Вайлет достанется Жнец — так сказать, тепленьким. Исправным и, более того, с частично расшифрованным коммуникационным каналом — это сделает сам Левиафан во время своей атаки.
Но не сработало. Что-то упустили, что-то не предусмотрели, и в результате Ален Мортимер застрял в виртуальном пространстве памяти Жнеца, и как его оттуда вытащить — неизвестно. А хуже всего то, что сама Трия, узнавшая о произошедшем по каналам Лидера, теперь не понимает, что делать.
Предполагалось, что в результате рокировки голубокожих Вайлет послушно подключит к Жнецу свою молодую любовь — азари Алину, а проект Совета матриархов, основанный на Джоане Т’Сони, наоборот, будет изящно обнулен биотическим влиянием той самой Алины Гросс. Но старые кальмарихи перестраховались и наделили полковника Аринт куда более серьезными полномочиями. Это недоработка со стороны Лидера. Важная, серьезная, критическая.
Что поделаешь. Азари по-прежнему превосходят людей в мудрости и умении планировать многослойные операции.
Но даже Совет матриархов не способен предсказать все. Аринт убили — иначе как чудом назвать это не получается. Ну кто же мог подумать, что маленький турианец проследует на Жнеца и, встретив полковника тессиарских коммандос, лихо пристрелит стерву?
И вот теперь — развитие ситуации.
Пора поинтересоваться, как там дела у Арриды.
— Палладий, — азари обратилась к кварианцу. — Как там наш маленький бузотер?
— Ты про турианца? — спросил Палладий.
— Ага.
Кварианец сверился со своим собственным инструментроном. Пугающе функциональным по сравнению с распространенными у людей, но, по собственным признаниям Палладия, серьезно уступающий традиционным кварианским устройствам — из тех, что встраиваются прямо в тело и с которыми жители Мигрирующего флота общаются чуть ли не мысленно.
— Ког-машгор скоро доберется до точки эвакуации.
— Хорошо бы побыстрее, — вставил свое замечание Циклоп. — Мне не понравилось, как уверенно турианец действовал. Такое ощущение, что им кто-то управлял.
— Думаешь, саботаж? — поинтересовалась азари.
— Да хрен знает, — отмахнулся Циклоп. — Пусть Комиссия по этике разбирается. Вайлет лучше знать.
— Это да, — улыбнулась под маской Нувани. — Комиссару лучше знать.
Уж кто-кто, а Трия Нувани отлично владела тем самым лучшим знанием. Даже лучше, чем Вайлет Блад, чье присутствие в операции, конечно, очень важно, но все-таки запрограммировано другими лицами.


***


«Не шевелись пока, — сказал голос. — Я смогу дать тебе контроль над кварианским костюмом, но на очень короткое время. Даже я не могу обманывать кварианские технологии долго».
— Откуда... — Аррида поморщился от резкой боли в спине. — Откуда у кварианца эта древность?
«Из запасников азари, которым удалась одна из исследовательских операций на Раннохе. Не говори пока. Я не уверен, что ког-машгор тебя не подслушивает».
— Понял.
«Учти, что мы с тобой тоже не останемся связанными надолго. Даже сейчас ты общаешься не со мной напрямую, а со следом моего сознания в твоем мозгу. С такого расстояния я не могу достучаться до тебя — только до некоторых синтетических систем в Жнеце, но и все. У тебя всего полчаса. Максимум — сорок минут. Потом твой мозг перестроится и перестанет слышать меня».
— Понял, — повторил турианец.
Так он и провел оставшиеся пару минут — в полном молчании, безвольной куклой в паре манипуляторов кварианского боевого скафандра, который Аррида по незнанию принял за Прайм-платформу гетов. Невелика ошибка. Кварианцы, теснимые врагом, использовали все возможные ресурсы против гетов, в том числе и заимствуя технологии у своих противников.
Ког-машгор, запрограммированный одним из предателей-индоктринантов, добрался до места. Это был один из переходных тамбуров, где стыковались между собой синтетические кишки Жнеца. Примерно в двух минутах пути от узла связи, и минутах в двадцати от шлюза, откуда начал свой путь турианец.
На месте оказалась половина команды вторжения. Вернее, того, что от нее осталось.
Блад, кварианка и две азари из четырех.
Турианец по-прежнему не шевелился. И даже не противился, когда его тело передали с механических рук кварианского скафандра на...
Какой же он глупец, что сомневался в словах единственного оставшегося у него союзника! Конечно же, ни о каком заблуждении не может идти речи. Вся команда проникновения индоктринирована и подчинена злой воле Старой Машины. Поначалу он еще сомневался, но сейчас нет сомнений! Когда Аррида увидел, как холодные, мерзкие серо-голубые лапищи подхватили его и перенесли на пол, какие-либо вопросы в отношении бывшего комиссара потускнели, а окончательно сомнения в индоктринировании Вайлет Блад рухнули, когда кукла Жнеца перевернула Арриду на спину и зачем-то склонилась над индикатором медблока его скафандра.
Хаск.
Вот все, что мог сказать Аррида о новой ипостаси Вайлет Блад. Наверное, Жнец посчитал комиссара самым опасным врагом, поэтому не ограничился одурманиванием, а видоизменил Блад уже по всем правилам.
«Теперь ты удостоверился», — произнес Левиафан.
Да, теперь Аррида удостоверился. И больше уже не слышал того, чем хотела обмануть его Старая Машина, говорящая голосом комиссара по этике.

— Будет жить, — констатировала Блад, разгибаясь над тщедушной фигуркой турианца. — Контузия позвоночника, но ничего страшного. Проникающего ранения нет.
— Куда его? — спросила Алина.
— Подальше отсюда.
— Тогда надо было тащить его к точке эвакуации, — заметила молодая азари. — Вместе с Джоаной.
— Джоана останется со мной, — решительно произнесла Блад. — А турианца будете сопровождать вы с Полани.
— Что?
— Что?
Это очень смешно, когда азари и кварианка говорят в один голос. Точнее, это очень мило, учитывая нынешние отношения между этими двумя расами, но...
У Блад было свое понимание происходящего. В сообщении, которое она минуту назад получила с Титана, было достаточно загадок, но все они легко решались, если вспомнить, как нужно говорить на эзоповом языке. Вайлет, разумеется, знала.
То есть не так.
Еще минуту назад она и не подозревала, что сможет легко раскрыть скрытый смысл послания от матриарха Этиты. Но, глядишь ты — расшифровала, причем с легкостью.
Все-таки, когда входишь в Единение с азари, будь готов к тому, что космическая колдунья что-нибудь вложит тебе в голову. Очевидно, план матриарха-отступницы был сформирован очень давно, и поделилась его деталями она с Вайлет во время памятного Единения в Объятиях Богини. Тогда, целую вечность назад, в госпитале Комиссии.
— Что ты мелешь, комиссар? — возмутилась Алина. — Я с тобой!
— Ты отправишься на Титан, — отрезала Блад. — Точка.
— Я не собираюсь...
— Мне наплевать на твои сборы! — рявкнула Вайлет. — Просто выполняй приказ! Ты нужна мне на Титане! Или еще не поняла, какая каша тут заварилась?
Азари покачала головой.
— Ну, если ты настаиваешь...
— Да, я настаиваю, — уже чуть спокойнее сказала Блад. — Передай матриарху Этите мои лучшие пожелания. И еще то, что мы с ней, похоже, нашли общий язык.
— Так и передать?
— Именно так, — улыбнулась своей кошмарной серо-голубой улыбкой женщина. — Дословно. Полани?
— Я тут.
Кварианка, нянчащая раненую руку, повернулась к Блад.
— Мне так жаль, что я не смогла...
— Глупости, — фыркнула Блад. — Ты спасла мне жизнь, Полани. Я этого не забуду. И обязательно отблагодарю тебя. Еще не знаю, чем. Но без подарка от старого солдафона ты не останешься. Готова эскортировать группу эвакуации?
Девушка смешно, по-квариански резко кивнула шлемом.
— Тогда залезай в ког-машгор, — приказала Блад. — Отвечаешь за жизнь и здоровье Алины.
— А как же я? — подала голос Джоана.
Блад повернулась к азари.
— А у нас с тобой, милая Т’Сони, еще есть дела.
Вайлет подошла к девушке и, перейдя на закрытый канал, сообщила дочери Лиары то, что передала ей матриарх Этита. Это было, пожалуй, самое сложное — углядеть в шифрованном послании именно ту самую нужную последовательность слов, которую Совет матриархов однажды вложил в молоденькую голубокожую головку Джоаны.
Вайлет подозревала, что в любом плане официального Титана кроется двойное, а то и тройное дно. Случай с Аринт наглядно показал глубину того самого второго днища. И кто знает, что там еще было за ним, если бы судьба не привела на Жнеца еще одного незапланированного искателя приключений — турианца Арриду. Того самого турианца, кто с легкостью вырубил тренированную азарийскую убийцу.
Но Титан — это не только Совет матриархов и его многослойные планы. Это и оппозиция к официальной власти. Конкретно здесь и сейчас — матриарх Этита, которая все-таки дождалась появления связи с Жнецом и передала Вайлет важную информацию.
Сейчас, без сомнения, решается не только судьба Жнеца, Левиафана и самой Вайлет Блад, но и Этиты. Будущее мятежного матриарха зависло на чаше весов. Мало вернуться в структуры официальной власти азарийского общества, нужно еще и суметь там закрепиться. А для этого нужно снести тех, кто туда взгромоздился до тебя...
Матриарху Этите тоже не занимать мудрости, но она... По-видимому, матриарх несколько иначе понимает место голубокожей расы в Галактике. И это дает возможность вести с ней предметный разговор о будущем всех трех народов. Потому как Совет согласен обсуждать только судьбу голубокожей расы, а до остальных ему, в общем-то, и дела нет...
— Да, комиссар, — произнесла, наконец, Джоана. — Я поняла вас. Я готова рассказать вам то, что должна.
— Ты сделаешь, — по-прежнему не выходя из двухстороннего режима связи, «мысленно» произнесла Блад. — Но лишь тогда, когда мы останемся одни, и когда найдется та, кто укроет нас Объятиями Богини.
— Да, комиссар, — повторила Т’Сони-младшая.
Блад повернулась к кварианке и азари.
— Вы еще здесь? — хаск-физиономия картинно нахмурилась. — Корабль уже пристыковался к шлюзу. Хватайте турианца, и бегом отсюда! Скоро здесь, в этом царстве холода, станет ой как жарко!


***


«Время, Аррида, — произнес знакомый голос. — Я готов перехватить системы кварианского скафандра. У тебя будет около минуты на то, чтобы разобраться с индоктринантами».
— Я готов, — прохрипел турианец.
Боль в спине, казалось, раздирала туловище на две части. Тупыми ржавыми когтями рвала позвоночник где-то между лопатками — куда угодил заряд винтовки одной из шавок Палладия. Ну да с кварианским зомби он еще разберется, а сейчас нужно устранить угрозу в виде Паладина и азари.
Аррида дождался, когда все те же мерзкие манипуляторы кварианского скафандра опустят его на холодный пол перед полуоткрытым зевом внешнего шлюза.
Разумеется, пришвартовавшийся корабль сбросил с внешней обшивки Жнеца тот экзоскаф, на котором прибыл Аррида. Теперь вместо открытого кокпита «Супертритона» от двухкилометровой полумертвой скорлупы Старой Машины отходил эластичный, светящийся масс-полями гермотоннель к эвакуационному транспорту.
Рядом с выходом уже топтались два космопеха ВКСА в полной амуниции, а так же пара инженеров в обманчиво мягких костюмах гидропрессофобной защиты «Медуза». Это сильно осложняло ситуацию для Арриды, но он был уверен, что сформировавшийся в голове план вполне реализуем.
Когда один из инженеров подошел к лежащему на полу Арриде, тот, не долго мешкая, выхватил пистолет из набедренной кобуры человека. Свое оружие Аррида потерял, еще когда его тело ощупывали мерзкие индоктринированные лапищи одного из слуг Палладия.
— Что ты де...
Закончить вопрос хомо не успел. Аррида хладнокровно прострелил инженеру шлем — и оттуда мгновенно брызнула мощная, прицельная струя крови в перемежку с чем-то мерзким. И била до тех пор, пока давление внутри тела не сравнялось со внешним.
Аррида подхватил падающее и плюющееся дымящей красной влагой тело и, укрывшись за ним как за щитом, открыл прицельный огонь по космопехам. Никаких сомнений и сожалений! Если они добрались в такую близость к Жнецу, то, безусловно, тоже одурманены. Аррида отлично знал, что других способов достичь Старой Машины нет.
Конечно, у турианца не было ни единого шанса против хорошо экипированных и тренированных бойцов, но на стороне Арриды был и эффект внезапности, и, главное, боевой скафандр кварианки. Ког-машгор как раз в этот момент перешел под управление могущественного союзника.
Космопехи моментально залегли и перебросили кинетические щиты на переднюю полусферу, становясь почти неуязвимыми для дохлого пистолетика Арриды. Одного бойцы не учли — их спины были прямым приглашением для прицельных систем кварианского скафандра. И совершенно беззащитным приглашением — кварианская машина возвышалась более чем двухметровым колоссом.
Несколькими очередями Левиафан размочалил оставшихся врагов, включая бегущего к гермопереходу инженера. Где-то позади кричала от боли азари, поймавшая-таки одну из случайных пуль со стороны космопехов.
«Кварианка пытается восстановить контроль! — неожиданно эмоционально произнес Левифан. — Я не удержу скафандр!»
— Мне что? — крикнул Аррида, бросая на пол свой двуногий щит.
«Уходи на Жнеца!»
— А кварианка и...
Турианец оглянулся в поисках азари. Та обнаружилась привалившейся к одной из ног кварианского боевого костюма. Голубокожая зажимала рукой бок своего инженерного скафандра, уже обильно пропитанного темно-синим. Несмотря на следы панацелиновой пластики под ладонью, кровь не останавливалась, тонкими струйками пробиваясь сквозь не до конца заделанную дырку в костюме.
«Я позабочусь, — уже спокойнее сказал союзник. — Ты уйдешь, я затоплю и это помещение, и корабль вторжения. Никто из одурманенных не уйдет».
— Хорошо!
Аррида все-таки нашел время подобрать одну из винтовок, выпавшую из рук мертвого космопеха, и вынул из подсумка горсть термозарядов к ней. На пути к шлюзу у него возникла мысль прикончить одурманенную азари, но для этого нужно было вернуться к недвижимо застывшему ког-машгору.
Неожиданно снова вмешался Левиафан:
«Быстрее! Кварианка вот-вот восстановит контроль над костюмом!»
Аррида припустил наутек, стараясь не замечать огня между лопаток. Спина по-прежнему дико болела, но все это не имело никакого значения. На кону стояло будущее Солнечной системы. Если Аррида выпустит индоктринированных гомункулов за пределы Жнеца, он не простит себе очередного предательства.
Хватит с него одного такого случая на Дигерисе. Он должен заплатить за былое слабоволие! Пусть даже он останется внутри этой мертвой машины...


***


Их было шестеро. Блад с Джоаной и Трия с командой Палладия из трех человек. Шестеро, в чьей власти поднять с глубины самое могущественное оружие из когда-то созданного в Галактике.
Жнец-дредноут класса «Властелин». Смертоносная машина разрушения. И величайшая тайна, способная создавать так же легко и просто, как уничтожать.
Сейчас — совершенно беспомощная машина, но это пока.
Спасибо Левиафану, который прикрыл упавшего с неба Жнеца от потока Красного излучения. В этой Старой Машине осталась вся та колоссальная база знаний, которая вернет Галактику трем народам, что застряли внутри Солнечной системы. Ну хорошо, будем объективными, есть еще волусы и турианцы в каких-то количествах, но в Ассамблею миров они все-таки не входят ни на каких правах.
Люди, азари и кварианцы — вот, как выглядит сейчас вся доступная Галактика. И все три народа, безусловно, заслуживают того, чтобы пробить себе путь в Галактику большую.
— Вот и вы, комиссар, — облегченно вдохнула Трия. — Только почему с вами не Алина, а...
— Некогда объяснять, — оборвала Блад. — Ты сказала, что можешь подключить меня к Жнецу.
Азари кивнула.
— У меня тоже есть кое-что, — произнесла Вайлет. — Наша маленькая Т’Сони, оказывается, все это время несла сообщение от своей матери. Весьма важное, как я понимаю. И об этом сообщении уже знают на Титане. Но делиться им не хотят. Надеются на свой шанс.
— Вот даже как... — подал голос Палладий. — То-то, я смотрю, Совет так держался за девчонку.
— Даже так, — подтвердила Блад. — И нам с Джоаной нужен Жнец, чтобы передать это сообщение в Комиссию.
— А почему бы не воспользоваться связью, что протянули мои соплеменники? — разумно поинтересовался Палладий. — Она вполне надежна.
— Нет.
Вайлет резко махнула рукой, словно сметая с горизонта возможностей такой простой вариант.
— Извини, Палладий, но у меня нет доверия твоим адмиралам-утопистам. Кварианцы все еще слишком сильно ненавидят азари, чтобы я могла доверить им эту информацию. Все, дебаты окончены. Я использую систему связи Жнеца, и обе наши азари помогут нам в этом.
— Как считаешь нужным, — Трия пожала плечами. — Ты уже в курсе, что я имею доступ к системам телепатического управления? Я могу подключить тебя к Жнецу, но общение со Старой Машиной тебе придется вести через Джоану. Я пробью для тебя коммуникационный барьер, а девчонка позволит вскрыть шифрование.
— Так и будет, — подвела черту Блад. — Начинаем.
Начать пришлось с приготовлений. А именно, с синхронизации нейроузла Жнеца с системами портативной связи, которыми были оснащены члены команды. Увы, оба центральных помещения, что нейроэмиттерное, что нейроколлекторное, оказались слишком сильно экранированы бесчисленными системами Старой Машины. Все они использовали много нулевого элемента и будут просто перегружены, как только Трия подключит системы Жнеца к возможному диалогу. Даже нейтринная связь кварианцев — и та с огромным трудом и, главное, нестабильно пробивалась сквозь микрогравитационные аномалии, порождаемые заново ожившими механизмами Жнецов.
Поэтому Трие, как штатному инженеру, пришлось проявить изрядную порцию смекалки, соединяя системы Жнеца с коммуникаторами команды. Решили работать сразу двумя каналами: как радио-, так и гравитационным — для большей надежности.
Поскольку руки были на вес золота, а любой кварианец по-прежнему инженер, то пришлось подключить к работе и Палладия. Для этого Вайлет все-таки рассказала ему в общих чертах, что они сейчас попытаются сделать.
— Ты открываешь банку Пандоры, — поделился своими опасениями кварианец.
— Не банку, а ящик, — поправила его Трия.
— Неважно, — отмахнулся Палладий. — Как бы нам всем не сыграть в этот ящик с таких-то откровений. Не сейчас, потом. Когда вырвемся с планеты.
Вайлет только рассмеялась и продолжила помогать Нувани разматывать гравикабели, ради такого дела отделенные от второстепенных механизмов корабля.
Постепенно в помещении, соседствующим с нейроэмиттерным, организовался передвижной пункт коммуникации — врезка в информационные каналы Жнеца. Вайлет не сильно разбиралась в этой мутной жнецовской биоэлектронике, но азари оказалась на удивление сведущей. Во всяком случае, Нувани осилила сложнейшую работу меньше, чем за двадцать минут, и теперь все четверо смотрели с уважением на дело ее рук.
Полутораметровой высоты мачта на растяжках была установлена недалеко от пролома в соседнее помещение. От мачты змеились голубым биотическим светом кабели, на ней «росли» какие-то антенные блоки, перемычки, коммутаторы... Словом, вся хитрая жнецовская машинерия плюс немного азарийского технического гения.
Ну и помощь Палладия с Циклопом, конечно же.
— А ты, я смотрю, подготовилась, — оглядывая устройство, заметил малорослый подручный кварианца. — Долго?
— Что долго? — спросила азари.
— Долго готовилась? И где?
— Где готовилась, больше не готовят, — отрезала Нувани, и очередной диалог с Циклопом закончился, не начавшись.
Наконец, Нувани подключила последний из оставшихся контактов, разогнулась над девайсом и, блаженно потянувшись, обратилась к Вайлет Блад.
— Готово, комиссар, — произнесла Трия. — Мы сможем вести трансляцию отсюда. По всем двум каналам сразу: двум нашим и двум чужим.
— Двум? — снова подал голос Циклоп. — Насчет наших двух это я понял. А чужие чьи?
Азари вздохнула.
— Один — канал, которым Жнец присосался к информационной сети Ассамблеи, — объяснила Нувани. — А второй это лично мой. Резервный, так сказать.
— О, сколько нам открытий чудных, — хохотнул Палладий. — Азари, а ты часом не из «Цербера»?
— Была бы из «Цербера», ты бы не дожил до ответа на этот вопрос, — улыбнулась голосом Трия. — Вайлет, я готова. Начинаем? Джоана, подходи. Ты теперь важнее нас с комиссаром, не забывай.
Дочь Т’Сони, вздохнув, поднялась с пола, где просидела все время, пока остальные подключали и налаживали оборудование. Было видно, что маленькая азари панически боится того, что ей предстоит. Настолько боится, что даже перемещается с трудом — и это явно не последствия противобиотического снадобья.
— Да, я помню, — еле слышно произнесла Джоана. — Но я готова... Комиссар, Трия, я действительно готова. И я...
Голубокожая снова глубоко вздохнула.
— Я не прощу Совету того, как они...
— Как они что? — напрягся кварианец.
Трия дернулась тормознуть соплеменницу от откровений, но не успела. Джоану, что называется, понесло.
— Как они предали мою мать! — решительно крикнула азари и даже притопнула ножкой. — Это все матриарх Галили, это она...
Все-таки Нувани успела остановить истерику соотечественницы. Азари-инженер метнулась к Т’Сони-младшей, обняла девушку и крепко прижала к себе. В то же время, выглядывая из-за шлема Джоаны, дала остальным знать, чтобы они заняли места. Так сказать, согласно полетному предписанию.
— Тс-с-с, милая, — успокаивающе промурчала Трия. — Все будет хорошо, Иона. Мы все сделаем, и матриарх получит свое. Ты мне веришь?
Молодая азари хорошо слышно сглотнула комок в горле.
— Да, — прошептала Джоана. — Тебе верю, доктор Нувани.
— Ну и отлично, — подвела итог Трия. — Вайлет, давай к нам.
Комиссар быстро, пока с Т’Сони-младшей не случилась какая-нибудь другая гадость, подошла к замершей парочке голубокожих. Коснулась своим доспехом двух азари, стараясь не поворачиваться в анфас перед впечатлительной Джоаной.
— Палладий, — произнесла Блад, бросив взгляд на кварианца. — Прикрывай мне со своими людьми спину. Не хочу еще одной внезапной Аринт...

 

Продолжение следует...

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 21.11.2015 | 551 | 3 | детектив, ос, приключения, RomanoID, МЕ Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 29
Гостей: 25
Пользователей: 4

Kailana, Grеyson, Батон, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт