Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть пыли. Глава 9. Поддерживая жизнь

Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;
Разрешение на перевод: получено;
Переводчик: Mariya;
Жанр: драма;
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают галактике, ничего не стало проще.
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе.



Он еще никогда не ощущал потерю Шепард так остро, как в тот момент, когда «Нормандия» пронзила атмосферу Земли.
Гаррус был сосредоточенным, при определенных обстоятельствах целеустремленным, верным, если его верность заслужили.
Но он не был ею.

«Зато ты непревзойден в самобичевании».

Он даже не был уверен в том, кому принадлежала эта мысль: ему или Шепард.
Околоземное пространство кишмя кишело кораблями, и, стоя на мостике, Гаррус наблюдал за тем, как Джокер маневрирует, пробираясь через транспортный поток. Когда в пределах их видимости появились обломки Цитадели, вокруг которых также сновало множество судов, до сих пор продолжавших спасательные операции, Гаррусу захотелось со всей силы ударить по кнопке блокировки окон.

«Наша работа в основном состоит из бесконечной беготни и стрельбы, и обычно существует некая кнопка, которую нужно нажать, но Шепард всегда прибирает к рукам эту обязанность».

— Ты весь день будешь стоять над душой, босс? — поинтересовался Джокер, не отрывая взгляда от панели управления. — Не то чтобы я не рад зрителям, но...
— Как думаешь, ее восстановят?

Пилот пожал одним плечом.

— Лично я был бы не против увидеть что-то новенькое. Пора попрощаться с огромной ловушкой Жнецов в форме космической станции, на которую, как пчелы на мед, Цикл за Циклом слетались жители Галактики. Но кто знает? Возможно, эти жутковатые хранители уже занимаются своим делом, возвращают на места переборки, сажают цветы в Президиуме, снуя между бесчисленными трупами...

Джокер содрогнулся. Корабль чуть дернулся вправо, но Гаррус не намеревался заострять на этом внимание.

— Дерьмо. Даже если она и уничтожила опасность на корню, зачем намеренно навлекать на себя несчастье?
— Становишься суеверным к старости, Джокер?

Пилот хмыкнул.

— Ну да, становлюсь. А знаешь, каким еще я становлюсь? Наблюдательным. Поэтому я знаю, почему ты здесь торчишь. Боишься большой и злой команды?

«Я не Шепард».

Тоном светской беседы Джокер продолжил:

— Я не говорю, что ты должен так же ответственно подходить к этому, как это делала... делает она, но советую все же пообщаться со всеми. У тебя есть время до того, как мы прибудем на Марс.
— Шепард и ее обходы.
— Ты начал правильно, — заметил Джокер, направляя «Нормандию» мимо поврежденного турианского дредноута — с такого расстояния Гаррус не мог рассмотреть названия — и к бесчисленным звездам. — Она всегда сперва приходила ко мне, ведь я ее любимчик.
— Разумеется.
— Ну а дальше все просто. Через БИЦ поднимешься в ее каюту, потому что ее питомцы идут вторыми в ее рейтинге самых любимых членов экипажа после меня и СУ... после меня, — Джокер громко сглотнул, и визор Гарруса зафиксировал незначительное ускорение сердцебиения пилота. Однако когда он заговорил снова, его голос звучал так же спокойно и немного насмешливо, как и всегда: — Потом вниз, к трюму, затем через инженерный отсек и, наконец, в каюты экипажа.
Очень наблюдательно с твоей стороны, — сухо заметил Гаррус. — Теперь ты расскажешь, что она ела на завтрак и какого цвета у нее носки?
— Да с легкостью, — проговорил Джокер. — Потому что я не верю, что у нее были носки какого-либо цвета, помимо черного, и она, по-видимому, незнакома с утверждением, что завтрак — самый главный прием пищи за весь день, о чем знает каждый школьник.

«При неограниченных запасах она бы ела тосты с маслом до тех пор, пока не лопнула бы, — подумал Гаррус. — А большая часть ее носков самых разных цветов, кроме черного».

Он ничего не сказал вслух.
Понятия не имея о собственных заблуждениях, Джокер понизил голос до насмешливо-заговорщицкого шепота и драматично произнес:

— Только между нами, я почти уверен, что ты ей не очень-то нравишься. К тебе-то она заходит в последнюю очередь.

Жвалы Гарруса чуть заметно дернулись.

— Мне казалось, ты собирался поберечь свои нахальные комментарии до тех пор, пока я не сложу с себя полномочия командира.

Вздохнув, Джокер признался:

— Старые привычки умирают с трудом.

Гаррус хмыкнул.

— И все же скажу еще кое-что, — продолжил Джокер, чуть повернув голову, так что Гаррусу стали видны многозначительно приподнятые брови. — Она никогда не торчит на мостике. Никогда.

Гаррус снова хмыкнул и склонил голову.

— Ладно, Джокер, победа за тобой.
— Ты это слышала, СУЗИ? Я наде...

Руки Джокера задрожали над консолью управления, и Гаррус поспешил прочь, делая вид, что не заметил, как внезапно побледнели щеки пилота и как заблестели слезы в его глазах.
В БИЦ было тихо. Порой Гаррус скучал по яркому освещению времен «Цербера», оставлявшему не так уж много места теням. Сейчас же он все оглядывался по сторонам, ожидая увидеть знакомых людей в форме Альянса. Несколько членов экипажа, облаченные в гражданскую одежду, прервали свои занятия и отсалютовали, когда он прошел мимо. Гаррус каждого поприветствовал по имени, хотя и не помнил их так хорошо, как Шепард. Шепард бы знала, чем отличается женщина по имени Гастингс — готовит вкуснейший кофе или вяжет шерстяные шапки в свободное время. Гаррус вспомнить не смог, а потому просто кивнул и двинулся дальше.
Пост Трейнор пустовал, и он не стал задерживаться у платформы или рабочего терминала Шепард. Интересно, на нем осталась какая-нибудь информация?
Зайдя в лифт, он не направился в каюту Шепард — его собственную теперь. Вместо этого он спустился в трюм. Вопреки его ожиданиям, трюм не был пустым: Кортез, как и обычно, возился у «Кадьяка», будучи настолько поглощенным работой, что заметил Гарруса только тогда, когда тот подошел совсем близко.

— Сэр, — с едва заметной улыбкой поприветствовал его Кортез, выключая инструментрон.
— Признаю, я... не ожидал, что ты будешь здесь. Ты не значился в моем списке.

Улыбка пилота стала куда шире, отчего вокруг его глаз собрались веселые морщинки.

— О, так меня здесь и нет, — сказал он. — Я в отпуске. Где-то совсем в другом месте.

Гаррус облокотился на переборку и скрестил руки на груди, а Кортез беспомощно поднял ладони.

— Адмирал опасался, что кто-нибудь заметит слишком много знакомых имен в списке — а такие списки, как правило, находятся в общественном доступе — и сложит два и два. В том, что касается непосредственно группы высадки, все в порядке — все знают, что Джек, Грюнт и Заид работали с Шепард, но это было давно. А вот команда, только что возвратившаяся из провальной миссии, длившейся несколько недель... Адмирал посчитал, что кто-то может найти это странным.
— А кто-то обязательно будет искать.

Кортез хмуро кивнул.

— Поэтому некоторые остались на Земле, — с этими словами он указал на пустующий пост Веги. — В основном служащие Альянса. Я уже скучаю по этому громиле. Инженер Адамс тоже остался, а вот Дэниелс и Доннелли, подобно мне, решили потратить на эту миссию свои отпуска.

Жвалы Гарруса шевельнулись, обозначая хмурую мину.

— Жаль, что Трейнор не смогла...

Кортез подмигнул, заставив Гарруса замолчать на середине предложения.

— О, но ведь Сэм тоже в отпуске. Как раз с головой ушла в проблему восстановления СУЗИ.
— Тот еще отпуск.

Лицо Кортеза посерьезнело.

— Мы бы не хотели находиться где-либо еще, сэр.

Покинув трюм, Гаррус последовал привычным маршрутом Шепард и направился в инженерный отсек. Стоило ему только выйти из лифта, как он услышал чей-то крик, да что там, буквально рев.
Тяжело вздохнув, Гаррус бегом бросился по коридору, надеясь успеть предотвратить убийство, которое, очевидно, намеревался совершить Грюнт.
Кроган принимал гостей. У дальней стены стояла Джек, скрестив руки на груди и склонив голову набок; Гаррус затруднялся прочитать выражение ее лица. С Заидом, примостившимся рядом с ней, все было куда проще. Когда турианец ворвался в каюту, наемник повернулся к нему и с широкой улыбкой заявил:

— Я ставлю на протеанина.

Стон Гарруса утонул в новых криках Грюнта.

— Это моя каюта! Я понятия не имею, что это за лужи, но...
— Хватит, кроган, это место более не принадлежит тебе. Я совсем недавно обосновался тут. Даже память о твоих днях здесь почти выветрилась...

Грюнт ударил кулаком в кулак. Руки Явика начали мерцать.
Гаррусу хотелось в буквальном смысле столкнуть их лбами, но он сомневался, что это хоть как-то поможет.

— Явик, — рявкнул он, пользуясь опытом, полученным во время военной службы. — Отставить!
— Да, — сказал Грюнт. — Я знал, что ты примешь мою сторону.

Обращаясь к Грюнту, Гаррус постарался придать своей интонации подобие злости и уничижительности:

— Ты ничем не лучше. Всего полчаса, как мы покинули орбиту, а вы уже затеваете драку! Да вас обоих следовало бы отправить на гауптвахту.
— А на «Нормандии» вообще есть гауптвахта? — спросила Джек достаточно громко, чтобы расслышали все.
— Вероятно, это та вонючая дыра, которую ты называешь «комнатой», сладенькая моя.
— Еще раз назовешь меня так, и твое тело никогда не найдут, старик, — ответила Джек, и ее голос никто не назвал бы сладким.

«Духи, — подумал Гаррус, — да я их всех повыкидываю в шлюз».

Указав на ухмыляющихся зрителей, он бросил:

— Вы двое, вон. Представление окончено.

Плечи Джек напряглись, и на какое-то мгновение Гаррусу показалось, что она сейчас запротестует, но женщина послушно вышла.
Заид задержался еще на секунду, а затем направился следом за Джек, пренебрежительно взмахнув руками и пробормотав:

— Нет, правда. Пятьдесят к одному, принимая в расчет все эти глаза.
— Очень смешно, — сказал Гаррус ему вслед.

Проводив Заида, он вернулся к насущной проблеме.

— Грюнт, в трюме тебе будет лучше — там больше места. А кроме того, Вега оставил много чего интересного после себя. Только постарайся не сломать чертов «Кадьяк».
— Не понимаю, почему я должен...
— По-моему, мы с тобой обсуждали необходимость следовать моим приказам.

Грюнт ответил ему недовольным взглядом.

«Просто реши для себя, кого похвалить, а кому врезать, и все будет хорошо, босс».

«Черт, — простонал Гаррус про себя. — Пожалуйста, пусть это не будет вторым вариантом».

Решив сменить кнут на пряник, он снова обратился к крогану:

— Не забывай, кто платит тебе головами, которые требуется отрывать.

Грюнт нахмурился еще сильнее.

— Эй, и если это поможет: все пушки там, внизу. А если ты хорошо попросишь, то Кортез, возможно, разрешит тебе поиграть с дробовиками. В коллекции Шепард есть весьма неплохие экземпляры. Есть даже кое-что из запасов Спектров, правда, Шепард ими не пользовалась.

Грюнт расплылся в улыбке.

— Дробовик Спектров?
— Нетронутый, просто лежит себе там.
— Хех, мне это нравится.

«Кто бы сомневался».

Когда дверь за Грюнтом закрылась, Гаррус повернулся к Явику. Протеанин уже находился у своего стола с водой, раз за разом омывая руки. Не оборачиваясь, он сказал:

— Кроган может стать источником проблем. Я бы...
— Я знаю, что бы ты сделал, — пробормотал Гаррус, — но шлюз останется закрытым. По-моему, ты уже получил, чего хотел: ты все еще в этой каюте, не так ли? Благодарность еще никого не убивала.
— Это неправда, — начал Явик тем самым тоном, по которому Гаррус сразу же догадался, что его ожидает еще одна история из разряда «в моем Цикле...». — В моем...
— Нет, — резко перебил он протеанина. Явик чуть повернулся и моргнул. Гаррусу никогда не приходилось видеть его более выведенным из равновесия, и за такое достижение, по его мнению, ему полагалась медаль. — Расскажи-ка лучше, что ты здесь делаешь?

Теперь Явик выглядел оскорбленным.

«А когда он не выглядел таковым?»

— Азари сказала мне.
— Тебя послала Лиара?
— «Послала», — фыркнул протеанин. — Я не подчиняюсь какой-то там азари.
— Разумеется, нет, — согласился Гаррус сочащимся сарказмом голосом. Не без примеси раздражения, однако. — Но, может быть, ты раскроешь мне свои намерения? Видишь ли, не только ты умеешь управляться со шлюзом, Явик.
— Ты пытаешься шутить. Мне это не нравится. Это показывает твои слабые стороны.

Гаррус прижал жвалы к щекам.

— Ты меня неправильно понял. Я всего лишь пытаюсь не потерять терпение. Эта... эта миссия очень важна. Я не могу позволить остаться здесь тем, кому не доверяю. Или тем, кто не желает работать под моим командованием.
— Под твоим, — насмешливо повторил Явик.
— Моя миссия, мой корабль, моя команда. У нас нет права на ошибку. Нет времени на ссоры. Под моим.

Наконец-то Явик повернулся к нему лицом и несколько секунд не моргая смотрел на него. Затем очень медленно, очень осторожно склонил голову на какую-то долю дюйма.

— Я одобряю, турианец. Я... помогу.

Никогда еще, по мнению Гарруса, слово «помогу» так не лишало его присутствия духа. Но это было правильное слово — то, что ему требовалось, и какими бы ни были его мотивы, Явик пришел по своему желанию. Просто потому что Лиара рассказала ему об их планах. И пускай протеанин оставался загадкой, казалось, он был привязан к Шепард, как и ко всему остальному, помимо мести, а это, пожалуй, говорило о большем, нежели Явик хотел бы признать.
В Галактике, освобожденной от Жнецов, возможно, это дорогого стоило.

Шепард бы нашла, что сказать, Гаррус же — нет. Рукопожатие казалось неподходящим жестом, и Гаррус знал, что Явик не одобрит прикосновение к своему плечу и уж тем более дружеское похлопывание. В итоге он решил ограничиться кивком.

— Постарайся не ругаться с командой, — сказал он.
— Они не такие, как прежние. Злее.
— Дело касается Шепард, — объяснил Гаррус. — Это личное.
— Да, — согласился протеанин. — И это я тоже одобряю. Когда во мне возникнет нужда, турианец, я буду готов.
— Отлично.
— Да, — снова повторил Явик.

«Уходи» буквально парило в воздухе, но Гаррус задержался еще на мгновение, просто чтобы не уходить с чувством, что его выгнали.

Глубоко вздохнув, он направился в сторону инженерного отсека, отчаянно надеясь, что не застанет Тали, Дэниелс и Доннелли за ожесточенным спором.
В этот момент он был уверен: ничто не смогло бы удивить его.
В его голове Шепард ухмыльнулась.

«О, Гаррус, и на этот счет у нас есть что сказать. Что-то вроде «не искушай судьбу» с примесью «ты сам напросился».

«По крайней мере, — подумал он, открывая дверь, — никто не кричит».


Отредактировано. Борланд


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.01.2015 | 764 | Горсть Пыли, Гаррус, Шепард, Mariya | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 65
Гостей: 62
Пользователей: 3

wardeamon, Докторъ_Дре, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт