Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Песочный Человечек. Часть 2.

Жанры: Экшн, файтинг, детектив, немного суровой наёмнической романтики;                                                                       Персонажи: м!Шепард, СУЗИ, cобственные;
Предупреждения: Нудизм, возможен разрыв шаблона, Шепард получает хороших люлей— отсюда кровь, насилие, мордобой, жестокая гибель рыбок в аквариуме;
Статус: в процессе;
Временной промежуток: ME2;
Описание: Согласно легенде-сказке, Песочный Человечек приходит к заигравшимся детям и сыплет им в глаза волшебный песок, чтобы те заснули. Как бы странно это ни звучало, но этот сказочный персонаж однажды пришёл к Шепарду. Только вместо волшебного песочка у него была связка не менее волшебных зажигательных гранат, оказывающих вполне похожее воздействие на непослушных людей...

 
 



АХТУНГ! Дамы и господа читатели, Автор только что вернулся из монастыря, где длительное время замаливал грехи. Не стесняйтесь бить по голове, покаянно примет. Кроме того - в связи с, кхм, ДЛИТЕЛЬНЫМ отсутствием продолжения, настоятельно рекомендуется перечитать часть первую.
На сим откланяюсь и прошу к просмотру.
 
 
ХЕССАН РИКАР-АНИДЖИ.
 
2. «Художник»
 
— Давно хотел спросить, Мак. Какой смысл курить сигареты «Сильвер», да ещё и «Лайт»? Тем более женские? Это, наверное, всё равно, что пар от кипящей воды вдыхать.
Особенностью Макроса было гипертрофированное честолюбие и, как следствие, тщеславие. Он бы никогда, наверное, не позволил себе снизойти до того, чтобы первым начать разговор. Именно поэтому Хессан начал спрашивать про сигары. Уже не в первый раз, но на самом деле, говорить с его стороны больше было и не о чем. Оперативника наёмник знал только как эксцентричного работодателя, но не более.
— О, мой друг, это mano mazai silpnumas.
— Ага, — без интереса фыркнул Хессан. — Так... Что там с Шепардом?
Макрос шустро перевёл данные на инструметрон Аниджи. Процесс занял секунд пять, информации было очень много.
— О-о, кое-что необычное, — интригующим шепотом протянул Макрос. — Я даже не уверен, по твоему ли это дело, кхм, «профилю».
Аниджи поморщился:
— Я не киллер, а наёмник. Это разные вещи. Ты можешь нанять меня для любой работы — хоть в детсад охранником. Только предоставь грамотный контракт и хороший стимул.
— К слову о стимулах! — оживился Макрос. — Сумма на последней странице первого отчёта.
Хессан покорно пролистал предоставленный текст в первом блоке информации.
— Ага. И чей же это номер видеофона?
— Это твой счёт после завершения миссии, друг мой! Ну как, заинтересован?
Хессан ничего не ответил. Он задумчиво уставился в полученную от Макроса информацию и молча изучал её несколько минут.
— Хм, — наконец негромко произнёс он. — Шепард собирает отряд, рыскает по всей Галактике?
— Ага. Лучших специалистов, по возможности. Это для выполнения миссии, которую на него возложили мы, «Цербер».
— Забавно. И не надёжно. Миссия эта стоит того?
Голос Макроса на несколько секунд сделался серьёзным. Он негромко сказал:
— Насчёт этого я распространяться не имею права, — он внезапно запнулся и задумался секунды на три. — Да, ПОКА не имею. Всё, что нужно тебе для дела — в папке.
Агент как бы в подтверждение своих слов громко отхлебнул ещё немного кофе.
— Понятно, — отмахнулся Хессан. Спорить он не собирался. Пока Макрос не обозначил его позицию в контракте, он хотел показывать безразличие. Даже несмотря на заоблачные суммы.
— Кстати, — лицо Макроса преобразила улыбка. Он стал похож на семнадцатилетнего юнца, который рассказывает друзьям, как вчера вечером лишился девственности. — А ведь и ты был в списке кандидатов в отряд Шепарда.
— Правда?
— Точно-точно. Я помню досье.
— Чего же не наняли? — снова поморщился Аниджи, листая страницы одну за другой. Информация пестрела мельчайшими подробностями. Прилагались даже фрагменты видео — некоторые длиной в несколько часов. Похоже, «Цербер» всерьёз следил за Шепардом, где бы тот ни находился.
«Чёрт побери, они „всерьёз" следили и за мной тоже. У Серого Посредника скопился на меня небольшой отдельный сервер информации, да и ещё и „Цербер"... Как жаль, что всех их нельзя купить с потрохами и уничтожить все эти данные к чертям».
— Не прошёл фейс-контроль! — весело вскрикнул Макрос, хихикнув. — Твоя особенность использовать всех вокруг делает из тебя ненадёжного спутника. К тому же, запущенная паранойя, мания убийства, серьёзная тяга к лидерству... Тебя посчитали чуть ли не конкурентом Шепарду. Двое таких типажей, как вы, на одном корабле долго не протянут. Наверное, Приззи не хотел создавать чрезмерно напряжённую атмосферку.
— Твоя фамильярность по отношению к начальству напрягает, — честно признал Хессан, подняв глаза со строчек отчётов на Макроса. — Но почему-то мне это даже нравится.
— Бывает. Но когда я снова достану тебя, просто скажи, тогда я смиренно уйду готовить новый кофе и покормлю Микроса.
— Уже, — намёк был понят за долю секунды.
Когда Макрос вернулся, у Хессана возникли новые вопросы.
— Зачем ты идёшь против своих? — негромко спросил наёмник.
По сути, Макрос не имел никакого права рассказывать собеседнику правду. У него, как у уполномоченного оперативника про-человеческой организации, имелись определённые инструкции и обязанности, в которые входила и полная секретность. Однако загвоздка была в том, что мотивы «предательства» лежали вовсе не в текущем деле Шепарда и вообще не были связаны с «Цербером». Можно сказать, это были «личные» соображения. Опасные и спорные. Но всё-такие личные.
Поэтому Макрос рассказал наёмнику всё, что требовалось. Его доводы оказались весьма... убедительны. Наёмник поймал себя на мысли, что, несмотря на свою показную нейтральную позицию, довольно быстро заинтересовался точкой зрения собеседника.
Они долго времени провели в почти бесшумных обсуждениях предстоящего заказа. Теперь Хессан, наконец, выглядел заинтригованным. Глаза Аниджи бегали по строчкам досье Шепарда и светились нездоровым огнём.
Он смотрел материалы по своей миссии. Читал особо важные моменты, благо их удосужился выделить Макрос. Сукин сын хорошо подготовился... Как и всегда, впрочем.
Хессан изучал доклады, фото и видео минут пятнадцать. Аниджи прекрасно понял суть безумного плана Макроса. Теперь он думал, сможет ли его осуществить.
Достать Шепарда было не так сложно, на первый взгляд. Он постоянно высаживался на Цитадели и Омеге, всегда откликался на сигналы пропавших групп очередных приключенцев, временами проводил какие-то ненужные мелкие расследования, по пути уничтожая базы наёмников Триады. Можно было нападать на него хоть каждую неделю.
Но это совершенно не подходило. Здесь требовалось что-то, переходящее все границы, что-то особенное. Пока Хессан не знал, что именно это должно быть, но кое-какие идеи уже посетили его коварный и расчётливый разум.
— Ну как, уже придумал что-нибудь стоящее? — с иронией поинтересовался Макрос.
— На это уйдёт некоторое время, — уклончиво прохрипел Хессан. — Но ясное дело, что в одиночку тут не справиться. Нужен отряд.
— Одноразовый отряд? — весело уточнил Макрос, и Хессан охотно подтвердил:
— Учитывая специфику задания, чем меньше в итоге будет свидетелей, тем лучше. Идеал — чтобы только заказчик и исполнитель в итоге знали все детали.
— О, это я и сам предусмотрел. К тому же, за себя можешь не волноваться! — отчеканил агент. — Ты такой псих-параноик, что на тебя можно положиться, как на себя самого.
— Спасибо за комплимент.
— Да не за что. А, и знаешь, что я тебе скажу? Я уверен в одном совершенно точно — в твоей одноразовой команде будет молодая девушка...
— Конечно же будет, — перебил оперативника Хесс. — Невзрачный безобидный тинейджер, хорошо разыгрывающий роль милой пташки, вызовет меньше напряжения и подозрений. А то и искреннее желание помочь.
— ...И по окончанию миссии ты её не убьёшь, — с усмешкой закончил Макрос.
Рикар-Аниджи моргнул и почесал правую бровь большим пальцем правой руки.
— Интересно. Знаешь, я староват, конечно, но ещё не сентиментален. Я убивал мужчин и женщин, стариков и детей всех рас и во всех уголках Галактики. Лишить жизни подростка — секундное дело, Мак.
— Может быть, — весело согласился парень. — Не пробовал. Но дело-то не в простоте. А в тебе.
— Расценки моей совести написаны в рабочем блокноте.
Макрос затянулся в последний раз, «Сильвер Лайт» сгорел довольно быстро. Он аккуратно раздавил дымящийся кончик фильтра в чашечке с допитым кофе, отчего лицо Хессана как-то странно перекосило на пару секунд, но наёмник быстро вернул ему прежнее пресное выражение.
— Может быть, — опять повторил оперативник тем же тоном. — Но ты её не убьёшь. Готов спорить на любые деньги.
Аниджи лишь коротко отмахнулся.
— Тебе просто некуда девать эти самые деньги. Уверен, ты задумал разорить своего начальника. Как ребёнок, честное слово... Хм. Триста.
— Пфф! Триста? Во столько ты оцениваешь жизнь молодого поколения? Маленькая девчушка, которая может стать неплохим наследием в будущем, между прочим.
— Пятьсот? — пожал плечами Хесс. Ему было откровенно скучно. Он ненавидел, когда Макрос вдруг начинал дурачиться и перескакивать с важного и безрадостного дела на какую-то ерунду, удовлетворяя свои комплексы (или частичное безумие, что тоже вполне возможно. «Теперь мы квиты, да, Мак?»). Отложенная на время сигара вернулась в зубы наёмника, придав своим неповторимым вкусом немного умиротворения.
— Полтора миллиона кредитов, думаю, хватит за жизнь пташки.
— Скхе-кхе-олько? — Хессан мгновенно поперхнулся крепким дымом и вновь отправил неудовлетворённую сигару на отдых. — Я батарианских генералов за меньшие деньги убивал.
— О-о, это было давно, друг мой. Девальвация, эмансипация, все дела. Сейчас женщины важнее батарианских генералов, это уж точно!
— Так. То есть, сверх суммы за задание ты платишь мне за убийство сторонней незнакомой девушки полтора миллиона кредитов. Так вот кто разоряет золотые фонды «Цербера».
— Другие вообще спускают всё на шлюх и выпивку, — заметил Макрос, важно подняв длинный указательный палец. — А я перевоспитываю всегалактических убийц. Где-то между шлюхами и выпивкой, конечно же.
— Странный метод перевоспитывания, — скептически заметил Аниджи.
— Реверсивная психология, друг мой. Ну так по рукам?
— По рукам, — просто бросил Хессан, правда, руки так и не протянул. Он хотел быстрее возвратиться к реальному делу, а то юморок церберовца начал его раздражать. Такими суммами не шутят, особенно если они связаны с убийством. Может, Аниджи и был маньяком, помешанным на войне и страдающим от мании преследования, но в некоторых отношениях более-менее порядочным человеком, среди всего прочего.
 
***
 
Художник искал вдохновение.
Безумная идея, первая задумка и, сквозь лёгкую неприязнь и неуверенность, он начинает обдумывать свою дальнейшую работу.
Эксцентричный оперативник «Цербера» заказал одного из своих собственных «сослуживцев», если можно так выразиться. У него ушло много времени на объяснение, которое оказалось неожиданно простым... Но разве Художнику важно, почему его нанимают нарисовать портрет? Это детали, не нужные разуму. Следовало сосредоточиться на первых эскизах.
Хессан Рикар-Аниджи был художником.
Его краски — кровь и слёзы, его кисть — холодный и циничный разум, его холст — судьбы других людей.
Он действовал индивидуально, учитывая текущее состояние мира вокруг него. Когда-то он казался банальным пейзажистом, но порой рисовал поражающие сердца шедевры.
Всё начинается с основы. Профессиональный художник рисует — сначала костную систему, потом мышечную и лишь следом воссоздаёт лицо для портрета. Так же действовал и Хессан Рикар-Аниджи. Он с хирургической точностью вычленял зацепки из подготовленных досье и обзорных документов, строя на их основе предположения. Он задавал вопрос: «Возможно ли действовать таким образом?» Когда податливая нить догадок и домыслов обрела прочный каркас из фактов, Аниджи, словно паук, окончательно вышел из тени и начал плести новую паутину. Все его самые верные агенты и помощники, благодаря паранойе начальника даже не знавшие Хессана в лицо, также активизировались. Это не было «организацией» и «военной машиной» в привычном смысле слова. Скорее, это походило на глобальную игру в шахматы, игру на опережение, где наёмник действовал один против нескольких столов, при этом поставив себе целью сломить только одного противника из всех. Для этого ему требовались адъютанты, безмолвные и послушные, которые точно знают своё дело. Такие у него были.
Теперь, лишившись сторонних возможных помех, он мог полностью сосредоточиться на собственной задаче.
Универсального подхода для Рикар-Аниджи не существовало. Каждая его работа была индивидуальной, в этом и была их исключительная ценность... В том числе — и ОСОБЕННО — для конкретно этой задачи. Требовалось сделать нечто уникальное. Нечто неповторимое.
Рисунок быстро обретал форму. Хессан Рикар-Аниджи придавал ему объём, находил и ретушировал недоработки, избавлялся от лишних деталей и на скучной бумаге постепенно проявлялся набросок будущего шедевра.
Целью наёмника было добраться до Шепарда. Хессан, как и обычно за предварительной работой, сжигал себя дотла, отдаваясь Искусству. Без сна и покоя незаметным скачком пролетел месяц.
И тогда он понял, что всё было готово.
— Я начинаю, — сухо сказал он Макросу, когда тот вышел на связь после длительного перерыва в их совместных инструкциях по текущему контракту.
— Птичка в клетке! — шутливо козырнул оперативник и выключил связь. Хессан мрачно ухмыльнулся, безмятежно заваривая очередную порцию крепкого кофе.
Контракт был получен, теперь его цель — добраться до Джона Шепарда, Спасителя Цитадели.
После изучения ситуации, он понял, что в Галактике грядут опасные перемены — и Шепард станет в игре слишком крупной (и слишком неустойчивой) фигурой. Требовалось что-то предпринять. Что ж, они сделают это, вопреки всему — «Церберу», Коллекционерам и, возможно, здравому смыслу.
Как же иначе, ведь он — наёмник.
...И он — художник.
Его краски — кровь и слёзы, его кисть — холодный и циничный разум, его холст — судьбы других людей.
И, когда художник, сделав последний штрих, смог отойти от холста и взглянуть на свою работу целиком, со стороны, он не удержался от самодовольной ухмылки, поражаясь своему неоспоримому таланту.
Таланту убивать.
 
***
 
3. «Инструменты».
 
Первым делом, наёмнику для выполнения поставленной задачи и реализации собственного плана были необходимы рекруты. Но тут закрался один нюанс: Аниджи с первой же минуты заявил Макросу, что по вполне понятным причинам не намерен сотрудничать с другими профи. Для своих целей придётся отбирать «пушечное мясо», единственная цель которых будет состоять в отвлечении нежелательных персонажей третьего плана от его собственной работы. Он также намеревался, по такому случаю, «убрать» своих подчинённых после выполнения миссии — ведь толку от них больше не будет, а вот проблем самому наёмнику только добавится. Оперативника такой циничный подход к делу вполне устраивал — чем меньше людей в итоге будут знать про затеянное, тем лучше.
— Всё правильно, — говорил Макрос, раскуривая новую сигару. — «Цербер» начнёт расследование и может выйти на твою группу. В конце-концов, их будет интересовать заказчик, а не исполнитель, но сторонним людям опасно доверять. Лучше, чтобы в итоге только мы двое знали обо всех аспектах. А такому параноику, как ты, можно доверять как самому себе, как я уже говорил.
Для набора «одноразовой команды» Хессан Рикар-Аниджи направился в идеально подходящее для обитания пушечного мяса место. Станция «Омега» встретила его привычными и обыденными для этого злачного обиталища преступности затхлым запахом, бедняками на улицах, кучей толпившихся в углах наёмников и ритмичной музыкой, прорывавшейся сквозь стены из вездесущих клубов. Утро на «Омеге» только началось и поначалу народа на центральных улицах и в жилых кварталах было не так много. Это позволило Рикар-Аниджи быстро и без лишнего внимания свидетелей покинуть Центр. Теперь он находился в поисках кандидатов, образ которых был составлен отдельно накануне. Стоило покинуть центральный район, устремившись вглубь станции и контингент стал ещё более мрачным. Вслед наёмнику поглядывали, но, похоже, он производил достаточно внушительное впечатление. Грубоватая, но удобная рабочая униформа цвета хаки, тяжёлые армейские ботинки и безукоризненно чистый кожаный жилет выдавали в нём искателя приключений, а наглость и уверенность, с которой он свободно перемещался по самым злачным закоулкам станции скорее отпугивали бандитов, чем привлекали. Не так давно «Омегу» посещал Шепард, и процент открытой преступности резко упал. Хессан понимал, что это временное явление и пользовался осторожностью шпаны по-своему.
Он прошёл несколько блоков вдоль и поперёк. Казалось бы — что сложного в том, чтобы собрать несколько головорезов на «Омеге»? Достаточно обратиться к «Светилам» или «Затмению», они за умеренную плату одолжат пару спецов. Но дело было в том, что Хессану не нужны были «спецы», а как раз наоборот — зелёные дилетанты. Но и они отбирались по целой куче факторов, в числе числе которых была убедительная и подходящая для предстоящего спектакля внешность с голосом. Отвлекающий отряд должен был, по предварительному плану, просто максимально тянуть время, причём желательно без перестрелки. Ему нужны были никому не известные «частники», не связанные с какими-либо организациями. Искатели приключений, готовые на всё ради денег, но не признающие постоянной работы. Гибель членов группировок могла вызвать вопросы и ненужное внимание. Даже выбирать пушечное мясо нужно уметь.
Кандидаты, максимально подходящие по большинству параметров, нашлись только к середине дня по местному времени.
Это были батарианец и ворча, как ни странно. Компания расположилась недалеко от банка, прилегающего к вполне спокойному жилому сектору под номером 434. Стояли они на одном месте, не разговаривая между собой. Батар так усиленно курил недорогую папиросу, будто пытался высосать из неё не только дым, но и всю начинку сразу, а его напарник просто стоял столбом в сторонке и время от времени разминался, подпрыгивая на месте. Им не хватало только таблички «Ищем работу».
Старый трюк с сигарой напустил на Хессана ностальгические воспоминания о начале его карьеры в космосе, и это особо привлекло наёмника к парочке. Они играли по забытым правилам. Батарианец старой закалки явно уже довольно долго не занимался своей былой деятельностью — то, что он когда-то подрабатывал наёмником, убийцей или чистильщиком, было очевидно. Но, возможно, он бывший работорговец, а сейчас решил подзаработать на частных заказах. В любом случае, это то, что нужно.
Он сыграет роль «Бывалого громилы» на отлично.
Ворча — очень молод, судя по коротким ногтям и костяным гребням. Молчаливый и спокойный. Напарника не отвлекает, происходящее вокруг не комментирует. Более того — даже обучен кое-каким манерам: в зубах не ковыряется, на тротуар в туалет не ходит, в общем, сильно отличается от большинства соплеменников. Великолепно. Он сыграет роль «Раздражителя». Если бы он был туп от природы, то мог бы случайно запороть свою неуверенную игру. У этого хватит мозгов путаться под ногами, мешая всем окружающим, но при этом не переходить черту.
Рикар-Аниджи походил возле банка, поглядывая на них мельком. Прислушался к их голосам, когда какой-то молодой крепкий парень-человек подошёл к ним и начал задавать вопросы. По-видимому, он требовал деньги.
Батарианец отвечал спокойно, если не сказать меланхолично. Ворча пару раз вставил вполне уместные возгласы, но больше молчал. Возможно, поэтому со стороны казался умнее многих своих соплеменников.
Когда парень, так ничего и не добившись, дошёл до откровенных угроз, Хессан посчитал этот момент достаточно удачным. Он подошёл к вышибале сзади, бесцеремонно отодвинув его в сторону.
— Поработал? — пробасил Аниджи, даже не глядя на человека. — Теперь моя очередь. У этих идиотов большие неприятности.
Парень не возражал. Пришедший ему на смену громила был гораздо более внушительной комплекции и выглядел очень опрятно, если не сказать стильно для большинства местных районов. «Похоже, парочка связалась с большой рыбой, а этот тип из блоков покрупнее и побогаче,» — подумал парень и справедливо решил удалиться со сцены действия, оставив должников «коллеге».
Появление Хессана не сильно озадачило батарианца, который, очевидно, был мозгом дуэта. Это был крепкий, немолодой и приземистый для своей расы батар. Над правой ушной ямкой расположилась модная клипса стального цвета. Нижнюю губу и подбородок рассекал тонкий шрам, которому был явно не один десяток лет. Батарианец затянулся папиросой и тихо спросил:
— Какие же у нас проблемы, человек?
— Достаточно серьёзные. Вы должны мне кучу денег за одну работёнку. Припоминаете?
— Возможно, — батар не выглядел заинтересованным. — Сколько же мы должны?
Хессан усмехнулся.
— Пятьсот тысяч кредитов. С каждого.
Батарианец передёрнул квадратной челюстью. Ворча подпрыгнул на одном месте как-то выше, чем обычно.
— Да, такое трудно забыть... Босс, — недокуренная папироса отправилась в ближайший угол, в котором уже скопилась небольшая гора другого мусора. — Мы сможем поговорить в моём каре, обсудить эту деликатную проблему?
— Вполне.
— Он во дворе, в жилых секторах.
Парочка прошла туда первой, показывая дорогу. Хессан неспешно следовал за ними, приглядываясь к кандидатам вблизи. Пока его всё устраивало. Батар был вооружён гражданским пистолетом, прятал его под курткой на поясе. В рукаве на закреплённом механизме покоился выкидной нож. Хессан обратил внимание на то, как четырёхглазый попытался незаметно освободить предохранительный механизм пружины, чтобы иметь возможность, резко выбросив левую руку вперёд, получить преимущество в ближнем бою. Эта мнительность слегка развеселила наёмника. Он представил, что попавшие в неприятности друзья получают работу, но вместо её выполнения грабят нанимателя. Вполне возможный сценарий, и он был бы даже рад его развитию — лишь бы это «развитие» не произошло в неподходящий момент. В конце концов, если это произойдёт вовремя, их убийство будет в какой-то степени оправдано.
Он решил, что даст им шанс и проведёт до конца. Потом спровоцирует и уничтожит. Это было вполне приемлемо и отвечало всем первоначальным целям.
Никакого кара в подворотне не оказалось. Зато здесь было относительно тихо и совсем безлюдно.
— Меня зовут Краш, — представился батарианец. — Моего напарника зовут Рок.
Какие звучные имена. И запомнить их очень легко. Они слишком приметны, с этим своим неуместным пафосом и старым трюком с раскуренной сигарой.
— Зовите меня Чейзером. Есть один контракт, — без лишних проволочек начал Хессан, кивнув. — Сумму я назвал. Сроки — до конца этой недели. Нужно полететь со мной кое-куда и выполнять несложные указания.
— Звучит не очень обнадёживающе, босс, — батар старательно нахмурил брови верхней пары глаз. — Какая наша функция?
— Отвлекающий манёвр.
— Пушечное мясо?
— Нет. Я бы сказал, пугало, на которое слетится стайка ворон. По плану, можно даже без стрельбы и убийств. Мне нужна всего минута. Подробный инструктаж проведу позже, если договоримся.
Краш выглядел задумчивым и слегка удивлённым.
— Ты не связан с Триадой, — наконец сказал он. — Если это так, у нас нет гарантий.
— Я — ваша гарантия, — придав голосу самодовольства, усмехнулся Хессан. — Я составлю контракт и обеспечу вас снаряжением. Смысла обманывать вас у меня нет. Деньги, откровенно говоря, мелковаты для этого, а работа несложная. Лишних проблем мы друг другу не доставим.
«По крайней мере вы двое точно не доставите мне особых проблем».
— Тогда мы рискнём потребовать больше, — оскалился Краш.
— Вот это уже похоже на настоящего наёмника! — соврал Хессан и, улыбаясь, похлопал батара по плечу. Он коснулся нетерпимой для собеседника темы и тот среагировал мгновенно, даже не подумав. Может, он косит по дурачка? В любом случае, он готов на сомнительный риск за деньги. Возможно, он не будет доверять работодателю и не спустит с Аниджи своих четырёх зорких глаз... Но это помешает ему самому предпринять какой-то ход во время выполнения задания. Перейдя в оборону, он не сможет атаковать... И только после выполнения миссии, при получении суммы контракта, он может сглупить и попытаться что-то сделать. Тогда Хессан и прикончит его.
Или чуть раньше, по настроению.
— Пирс семьдесят восемь, сто восемнадцатый блок, это неподалёку отсюда. Мой корабль — модифицированный частный MG7-«Молния», человеческого дизайна. Возможно, вас встретит низкорослый парень в кепке и с хомячком на плече. Не удивляйтесь и не обращайте внимания на его болтовню. Скажите, что к Майклу Чейзеру. Он устроит вас на корабле. Отлетаем сегодня, в полночь.
— Такая спешка, — неуверенно пробасил Краш, пожимая плечами. — Даже неудобно оставлять здесь все свои ценные вещи. Общежития часто грабят.
Конечно, никаких «ценных вещей» у них не было. Хессан к тому же сомневался, что у них была квартира, пусть даже в общежитии.
— Первоначальный взнос в двести тысяч кредитов покроет всё, — решил Рикар-Аниджи и перевёл со своего инструметрона указанную сумму на дешёвенький тех-инструмент Краша. Все глаза батарианца мгновенно загорелись чёрным огоньком.
— Хах. А что помешает нам взять эту сумму и не прийти сегодня к пирсу? — успел спросить он прежде, чем Хессан развернулся обратно к площади.
— Исключительно ваше благоразумие, конечно же, — без тени иронии в голосе ответил Хессан и быстро ушёл из подворотни, прислушиваясь, не направятся ли они сразу за ним.
Очень хорошо, что парочка не видела садистскую ухмылку, прорезавшую лицо наёмника в тот момент, когда он отвечал.
 
***
 
Иногда голос мог сказать о личности очень многое. Манера общения, ужимки, акцент, даже банальные «слова-паразиты» предоставляли знающим людям много информации о владельце.
Только если разговор шёл без скрытых мотивов и актёрской игры.
Бывает и наоборот — никакой игры нет, но голос ощущается так, словно говорящий заготовил речь заранее. И вроде бы тебе рассказывают всё честно, но подсознательно ощущается фальшь.
Хессану требовалось нечто среднее.
Не актёр, но и не унылый «правдоруб». Как ни странно, наёмник сделал потрясающее открытие (буквально нашёл жемчужину в навозной куче) очень быстро. Рикар-Аниджи услышал того, кто ему был нужен прежде, чем увидел его.
— Гарлем! Гарлем Шейк, я с тобой разговариваю, тупая саларианская тряпка! Порою я сомневаюсь в твоём предназначении... — тут посреди проникновенного, сильного и молодого женского голоса отчаянно заскрипел какой-то механизм. — ...Ах, хрень! Предназначении, мать твою, на эту, мать её, должность, варрен тебя задери!
Поток нецензурщины низкого пошиба продолжался недолго, и девушка быстро замолкла. Здесь было шумно и некому было слушать её тщетные старания упражняться в сквернословии — искомый Гарлем Шейк отсутствовал в радиусе ближайших ста метров.
Хессан спустился в Рабочий блок Омеги по наитию, следуя скорее слепому предчувствию. Шестое чувство не обмануло, ведь за ближайшим поворотом от лифта наёмник встретил весьма заметный экземпляр «молодого поколения» — азари, которая усердно занималась работой паломника-кварианца.
Девушка была крайне молода и явно имела перевёрнутый мозг — как иначе объяснить тот факт, что она ловко и умело обращалась с рабочим инструметроном, проводила сварку и орудовала многочисленными ключами, с точностью зная, где какому место? При этом ни разу не использовав биотику, даже чтобы подтянуть завалявшийся болтик — для этого азари-техник использовала только натёртые на суровой работе руки.
Хессан некоторое время наблюдал за возможным кандидатом, а потом уловил подходящий момент и подошёл к ней. Техник как раз закручивала какой-то массивный механизм, пригнувшись под переплетением труб и кабелей. Сдержанное приветствие Аниджи вызвало со стороны азари волну эмоций — она резко покинула своё рабочее место, по чистому везению не задев головой ни один из многочисленных вентилей.
— Меня зовут Кира! — восторженно (но, похоже, с иронией) вскрикнула азари. — Я азари-техник, да-да, вы не ослышались, сэр — лучший азари-техник на «Омеге»! Вы наёмник? Вам нужен верный оруженосец или любовница, не так ли?
Весёлая девчушка. Одета небрежно и просто — но человеческая кожаная куртка с капюшоном смотрелась на ней совсем уж неуместно. Убрать бы этот дурацкий синий оттенок и прилепить парик, так получился бы вылитый уроженец Земли. Чудно.
Её насмешливое рвение не особо впечатлило Хессана. А вот голос... Очень хорош, то, что нужно. Молодой, отдающий невинностью. Довольно жалостливый. Когда она срывалась на крик, ясно прослушивались низкие истерические нотки, словно она вот-вот разрыдается. Её голос не был похож на голос актёра, играющего роль. Она выражалась и кричала с такой искренностью, без фальши... Он представил, как такой голос зовёт на помощь. Умоляет, плачет, просит. Наёмник почувствовал неосознанное возбуждение, какое испытывал, когда ему приходилось пытать кого-нибудь. Какого-нибудь красивого врага противоположного пола.
Аниджи решил, что обладательнице такого голоса на помощь бросится даже закоренелый пофигист.
— Если ты не будешь орать на полблока, Кира, — почти что ласково сообщил он, улыбаясь, — то, может быть, я даже отвечу на какие-нибудь твои вопросы.
— Хорошо, сэр! — бодро вякнула она, козырнув. Наёмник с трудом представлял, сколько сериалов о космических приключениях могло влезть в её чудную голову.
— Не боишься меня, — заметил Хессан. — Многих здесь нужно опасаться.
— Я смогу постоять за себя, если что! — заверила азари-техник. — К тому же, вы, сэр, выглядите так, будто только что из космопорта или дорогого клуба. Раз спустились сюда — значит что-то ищете. Если подошли именно ко мне и тратите время на пустую болтовню — значит, нашли! Разве я не права?
— Права, прелесть моя лазурная, — жеманно прохрипел Хессан, попытавшись припомнить молодость. Особо флиртовать он не собирался, впрочем. Скорее, пытался найти с собеседницей общий язык, а не давить преждевременными указами и скупым профессионализмом. Важно показать, что он искатель приключений, а не жестокий убийца. — Если интересует работа, найдёшь меня на пирсе семьдесят восемь, в блоке сразу над этим. Работа непыльная, но на один полёт. Называй меня «мистер Чейзер», или «босс», если хочешь.
— Мистер Чейзер, сэр! — снова отрывисто козырнув, Кира вдруг сорвалась с места и безмятежно отправилась к лифту.
— Быстро ты, — передёрнул плечами Хессан, поравнявшись с ней.
— Конечно. Мне нравиться работать, сэр, только если это не «грязная» работа.
— У тебя там... Трубу прорвёт, от избыточного давления, к слову.
— Ну да, сэр. Возможно, весь отсек затопит отходами. Если повезёт.
Она накинула на голову капюшон своей куртки и, повернувшись к Хессану, развела руками:
— Ну а нам-то какое дело?
Хитрые прищуренные глаза мелькнули на мгновение и исчезли в тени капюшона. Азари-техник тут же пустилась трусцой к лифту, таким образом закончив первое знакомство.
— Ох, дети, — пробормотал Хессан, когда Кира скрылась за поворотом. — Как же вы наивны и как хотите казаться хитрее взрослых...
Что ж, «инструменты» собраны. Теперь контракт на Джона Шепарда, Героя Цитадели, вступал в основную фазу.
 
____________
И тут Автор загадочно уходит в тень на полгода  Продолжение следует. 
Следующая коротенькая серия будет посвящена Шепу.
 
 
Отредактировано.SVS 
 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 11.02.2014 | 832 | 2 | наёмник, Mercenary, Долго-долго ждать, Мучение зрителей, Песочный человечек, Муха-ха | Mercenary
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 14
Гостей: 13
Пользователей: 1

Чёрный_Лентяй
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт