Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Песочный Человечек. Часть 3.

Жанр: экшн, файтинг, детектив, немного суровой наёмнической романтики;
Персонажи: м!Шепард, СУЗИ, собственные;
Предупреждения: нудизм; возможен разрыв шаблона; Шепард получает хороших люлей; отсюда кровь, насилие, мордобой, жестокая гибель рыбок в аквариуме;

Описание: Пока Хессан Рикар-Аниджи красуется и маньячествует в своей линии истории, коммандер Шепард становится объектом притяжения несчастий. Сначала - дурные сны, потом сигнал бедствия, а следом и вовсе мордобой с использованием гранат, укрытий-перекатываний и рыбок в качестве подручного оружия. Верится с трудом? Хотя чего только не случается под этими равнодушными звёздами...
Исключительно меланхоличная глава. Потому что Шепард.
 
 


 



 

 

ДЖОН ШЕПАРД.
 
2. «Спасение утопающих».
 
***
 
Вечность.
Объятья.
Сколько же она не видела его? Два года? Безумие. Для него всё оказалось скоротечнее. Он ещё помнил её нежную кожу, когда просыпался. Он ещё помнил поцелуй, их последний поцелуй в тот день, когда…
Когда что? Имело ли это сейчас значение? Ведь они снова вместе. 
И всё-таки.
Всё-таки.
— Помнишь ли ты меня? 
Она улыбнулась, обвивая его шею руками, приближаясь ближе. Намного ближе, чем если бы они обнимались «физически».
Лиара Т'Сони обняла само сознание Джона Шепарда. Непостижимые чувства. Вечность.
— Я никогда не забывала… — был её ответ. Он звучал в ушах, как колокольный звон («Как чёртов звон этих чёртовых ЗВЁЗД, Боже, не думай об этом!»). Все звуки внезапно стали ватными. Он почувствовал её дрожь, когда начал целовать нежную синюю шею. Кротко. Без страсти. Любяще. Устало. 
Они вмиг оказались на кровати. Ласки плавно перетекали в «Любовный диалог». Так она это пояснила когда-то давно («Для неё, не для меня»). Наверняка кто-нибудь более грубый назвал бы этот процесс менее прозаично — ментальный секс.
Порой она позволяла ему более «приземлённую» и «каноничную» версию близости, но определённо «Диалог» был приятнее. Для обоих партнёров. Независимо от чего бы то ни было.
Диалог. Вечность. 
Она любила его, он не сомневался. Но это не так важно. Помнит ли она его?
— Ты помнишь? — Снова спросил он. И вновь получил ответ, мягкий, бархатный ответ, бомбой взорвавшийся в груди — «Помню»…
Помнит?
Диалог. Вечность.
ЗВЁЗДЫ
Она не помнит. Если бы помнила, она бы почувствовала это. Она бы сразу узнала, что что-то изменилось в нём, что-то стало холоднее в его глазах… Что-то неуловимое. Быть может, смерть. 
Она лжёт. Да-да, лжёт. Никакой любви. Только расчёт. Расчёт на что? Да какая разница! Она лжёт. Лгунья. Лицемерка. 
Он ударил её, вырвался из пелены Объятий Вечности, грубо и без всякого предупреждения.
— Джон!
Боль в её голосе — это ложь. Слёзы в её глазах — это ложь. Она сама — порождение лжи.
— Джон, что… 
И тогда обезумевший Джон Шепард ВДАВИЛ Лиару Т'Сони в кровать, ломая ей мощным захватом шейные позвонки, выдавливая с каждой секундой жизнь — вдавил так, 
как если бы они занимались любовью; 
как если бы это был его злейший враг;
как если бы это было его второе Я, его тёмная сторона, так, как он вдавливал в землю своё кровавое прошлое из сотен трупов, из ошибок и неоднозначных решений, из приказов, которые отправляли хороших парней на смерть… 
И только когда отчаянно, но тщетно сопротивляющаяся Лиара, наконец, затихла, уставившись на смеющиеся звёзды остекленевшим взглядом, только тогда…
 
***
 
…Только тогда Джон Шепард окончательно проснулся.
 
***
 
Как звучит голос звёзд? 
На этот чисто лирический вопрос у Шепарда всегда наготове был вполне серьёзный ответ — звезды гудят. 
Он прекрасно помнил, как, умирая, услышал в голове этот шум. Что это могло быть? Разгерметизация шлема? Или его собственный сдавленный стон?
Нет, конечно же нет. Это было не так красиво. А вот космический ветер — вполне подходило.
Космический ветер. Жёсткое излучение. Поток плазменных частиц. Это и был тот странный гул. Щемящее чувство, словно где-то начался органный концерт, а ты опаздываешь на первый ряд. И вот вдалеке уже слышится трубное пение, красивое, громкое, эпичное. И ты понимаешь, что всё-таки опоздал, хотя старался торопиться…
Возможно, опоздал на целую жизнь.
Вздремнуть всё-таки не удалось. Странный, параноидальный кошмар ударил в голову и отправил все потуги расслабиться в нокаут. Победа в первом раунде, встречайте нового Чемпиона.
Пульсация в голове была воистину гадкой. Шепард походил немного по своей каюте, сбрасывая с себя пелену мрачного сновидения. Потом отправился в ванную и всё-таки принял холодный душ. 
Это неожиданно помогло. Стало намного лучше. Джон ухватился за мысль, что ему теперь требовалась постоянная низкая температура. «Теперь это будет моя лаборатория. Тут всегда будет ноль градусов, под рукой ледяное виски, а моей работой будет создание лекарства от дурных снов».
Боже, как же гудела голова!
Едва Джона снова стали разъедать меланхоличные и пространные рассуждения, тут же ожил микрофон, и заговорила СУЗИ:
— Шепард, радар засёк сигнал SOS в соседнем секторе. Он ориентирован на волну Альянса и имеет приоритет чрезвычайного бедствия.
«Как и всегда. Где-то я это уже слышал…»
— Поблизости есть другие патрули? — поинтересовался коммандер. Сейчас «Нормандия» находилась в пределах пространства Цитадели. Но на самой границе с Терминусом, да ещё и рядом с окраинами Гегемонии. Сигнал бедствия мог послать кто угодно — здесь часто встречались пираты. В конце-концов, это и могло быть элементарной ловушкой всё тех же космических разбойников. И в пору ли взваливать нечто банальное на фрегат, основной целью которого является, ни много ни мало, внеочередное спасение Галактики? («И Человечества в частности», — добавил голос Призрака у Джона в голове).
— Насколько мне известно, нет, — безжалостно сказала ИИ. — У отправителей включен режим прямой связи. Никакой записи в сигнале нет.
«Хотят поболтать лично и объяснить за светской беседой, что у них там за срочная неотложная авария? Хорошие ребята».
— СУЗИ, я спускаюсь, — сообщил Джон, наконец. — На палубе много народа?
— Только мисс Чамберс. Сейчас время обеда.
— Замечательно! — Мелодично вякнул Шепард, потянувшись. — Значит можно вести себя не по Уставу.
СУЗИ промолчала, как показалось Шепарду, с осуждением, и он даже позволил себе похихикать над этим. В любом случае, поговорить с неизвестными беженцами следовало, даже не смотря на гул в голове. Во всяком случае, за новой проблемой могли забыться и старые, ведь так?
Конечно же так. Джон быстро напялил на себя церберовскую униформу, подхватил с кровати бутылку «Дон-Перебьёна» («Прохладную. Мне ведь нужна прохлада вне моей лаборатории. Виски будут моей запасной охлаждающей батареей») и отправился в длительное и увлекательное путешествие на лифте на этаж вниз.
Келли встретила его весьма подозрительным взглядом.
«Я пытаюсь пронести своё виски в ресторан? Что вы, нет, мэм!» — за этой мыслью Джон понял, что рассуждать здраво будет несколько затруднительно.
— На связи, — чётким, громким, твёрдым голосом сказал он, когда появился на капитанском помосте. — Капитан Шепард… Альянс, Третье подразделение. Кто просит о помощи?
— Сла-авабогине! — одним словом выдохнули на том конце связи. Азари. По голосу — очень молодая. — Наконец… Прошу, нашему кораблю… Торговец… Номер…
— Отдышитесь, — посоветовал Шепард. — Не торопитесь. Давайте по порядку. В чём заключается бедствие?
— В чём?! — голос собеседницы резко взлетел до угрожающих панических ноток. — Да наш капер разнесли в щепки по всему сектору! МЫ В КОСМОСЕ, МЫ В ОТКРЫТОМ КОСМОСЕ, вот в чём!
Шепард даже не заметил, как вздрогнул. Глубоко вдохнув, он приложил бутылку виски к голове, «подзаряжая» свой начавший греться мозг.
— Они разбомбили наш корабль!.. — продолжала тираду юная азари. — Они сначала… Что?
Послышалась возня, несколько других, грубых, мужских голосов. Выжившие в неизвестной катастрофе спорили о чём-то несколько секунд, потом снова раздался голос азари, слегка раздражённый и ещё более дрожащий:
— Я не паникую! Я пытаюсь помочь… Подожди, я начала с ним говорить!..
«Я всё ещё зде-есь!» — мысленно пропел Шепард и опять невесело и невпопад усмехнулся. Он даже не удивился столь циничной мысли и мгновенно забыл её. Чёртов гул. Как с похмелья.
«Я же полбутылки выпил!» — Вдруг понял он, удивлённо уставившись на «Дон-Перебьён», зажатый в руке. — «Ну теперь всё ясно».
— Извините… Нас четверо в живых и… П… Они нас штурмовали… Как это… На абордаж взяли, точно… Вроде и без жертв обошлось, мы сразу сдались. Силы не равны… Но потом они отлетели на небольшое расстояние и открыли огонь!.. Богиня, это было ужасно… Мы бы пробрались к спасательным капсулам, но не успели — в считанные секунды… Всё уже закончилось. Некоторые отсеки корабля уцелели и загерметизировались автоматически… Мы в одном из таких, складских блоков… И кроме нас… Вроде… Вроде никто больше не выжил…
«Совсем юная девочка», — вдруг проявилась отчётливая мысль у Шепарда. — «Возможно, ей и ста лет ещё нет. Проклятье».
— Кто на вас напал? — чётко задал он очередной вопрос.
— Это пираты…
Странно. С чего бы пиратам грабить мирный капер рядом с границей? Наверняка даже не гражданский, а казённый перевозчик? Конечно, последнее куда выгоднее… И оправданнее, если рассуждать по логике. Если только это не отчаявшиеся пираты… 
Или полные отморозки. Последнее казалось точнее — так жестоко обойтись с безвинными торговцами могли только отъявленные подонки.
— Вы служите Гегемонии? — Спросил Шепард. Из практики он знал, что в критической ситуации чёткие, конкретные вопросы часто могли успокоить собеседника. Когда отчаявшийся найти помощь вдруг понимает, что перед ним — профессионал, и всё под контролем, ему становится намного легче. Это помогает отвлечься или даже перебороть панику. Элементарно.
— Я?.. — Невидимая собеседница выдохнула так, будто её завуалированно оскорбили. — Я? Я… Мы… А-ах, Богиня, мы контрабандисты!
Повисла пауза. Шепард наконец оторвал голову от прохладной бутылки (именно так, а не наоборот), облокотился локтями о перила и задумчиво уставился на голо-карту Галактики.
Ага. Теперь всё ясно… Пираты грабят контрабандистов, жулики на жуликов, один хуже другого. Рядом с сектором Гегемонии? Возможно. В этом участке низкая активность официальных властей, зато полным-полно нелегальных торговцев. И если от обычных граждан поживиться традиционно нечем, то от нелегалов есть весьма массивная прибыль — если знать, когда нанести удар. Наверняка судно атаковали по наводке.
— НЕ ОТКЛЮЧАЙТЕСЬ! — Снова с паникующими нотками крикнули на том конце линии. — Мы везём… Везли не оружие и не рабов! Другие товары! Просто запрещённые на территории батаров!
Коммандер снова прислонил голову к бутылке «Дон-Перебьёна», словно без этого действия не смог бы говорить с собеседником.
— Это не имеет значения, — вяло процедил Шепард.
Контрабандистка поняла его слова весьма превратно:
— Богиня, только не это опять! Мы ЗАДОХНЁМСЯ здесь, не…
— Это не имеет значения, — громче повторил коммандер. — Кем бы вы ни были, мы вам поможем. 
В наступившей вязкой паузе он чуть было не ляпнул «Теперь диктуйте адрес». Голова необыкновенно гудела, и он не совсем понимал, от чего это происходит.
«Это всё голос звёзд…» — подумал Шепард и с раздражением прогнал параноидальную мысль.
— Спасибо!.. — Облегчение собеседницы ощущалось чуть ли не физически. Выражение «Гора с плеч» придумали как раз для подобных вздохов. — Спасибо… Что наконец… Помогли…
Далее последовали красноречивые рыдания перенервничавшей девушки. Они прервались довольно быстро, и в динамиках зазвучал совсем иной, куда менее мелодичный голос:
— Капитан? Рады, что согласились помочь… От лица разумной части команды.
Батарианец. Довольно взрослый. Голос прокуренный, усталый, но крепкий и уверенный. Явно военная выдержка.
— Дорвалась ведь до микрофона, стервочка-паникёрша, — с невесёлой усмешкой в голосе проворчал батарианец. — Я старший инженер. Кислорода у нас осталось примерно на пять-шесть часов, разгерметизация отсека пока не грозит. Везение… Если можно так сказать. Еды и воды практически нет. Всего нас только четверо. Прошу прощения за панику, но мы тут… Уже около суток… Болтаемся. Все, кто до этого пролетали мимо, не горели желанием связываться… Особенно слыша мой голос. Хе-хе.
— Среди них были судна Альянса? — поинтересовался Шепард.
— Н-нет, — слегка неуверенно пробасил батар. — Им здесь и делать нечего. Всё больше местные. Торговцы и «частники».
Шепард искренне посочувствовал контрабандистам. Они попали в весьма неприятную ситуацию. Учитывая, что большинство граждан предпочитало не верить на слово явно асоциальным элементам, им вполне могли не приходить на помощь долгое время. Мало ли — вдруг пираты «мышеловки» на доверчивых и желающих помочь расставляют… Сектор неспокойный, рядом граница Гегемонии…
Можно было спокойно передать дело о спасении утопающих
(«В ЗВЁЗДАХ», — Боже, опять эти странные мысли»)
бандитов местной полиции Гегемонии, но Шепард быстро вспомнил, какие методы те используют. Церемониться с нарушителями порядка — пусть даже мнимыми — Гегемония не привыкла. В показательных целях всех выживших в бойне с пиратами счастливчиков ждёт долгий тюремный срок или что ещё похуже. Им нужны лояльные и демократичные законы Цитадели… Собственно, поэтому они и настроили передатчик на волну Альянса. Пошли ва-банк, что называется… Неужели лично тащить их на стол к Бейли? А почему бы и нет? Ведь Шепард пару минут назад представился официальным лицом Альянса, и, даже если отлететь в сторонку, получается, что он нагло соврал несчастным — причём дважды. В глобальном смысле это могло ничего и не значить, но…
Но. Всегда это проклятое «Но». Шепард подозревал, что эта безобидная частица была вторым именем совести — истинной, непогрешимой совести. Никак иначе.
Решив, что он очень хочет спать и в голову лезет всевозможный бред, коммандер на автомате ответил:
— Я понимаю, — Шепард закрыл глаза и представил лицо невидимого собеседника. Портрет особого доверия не внушал, однако так и должно было быть, по внутренним ощущениям. — Наш корабль представляет официальную власть. Возможно, вам придётся ответить за контрабанду по строгости закона территорий Цитадели.
— Да это без разницы, — простодушно рыкнул батар. — Главное, что бы выжили. А там — сядем, посидим, выйдем — не впервой. На вашем языке это должно звучать как «Осознали всю тяжесть вины и искренне раскаиваемся».
«С крепкими нервами мужик», — отметил Джон. — «Но ему-то может и не впервой, а та молодая азари явно влезла в серьёзные дела. Может, ей „повезёт” ещё пару раз, и она в конце концов отделается лёгким испугом».
Капитан и инженер быстро и без запинок, больше универсальными терминами, обсудили, куда должна прибыть помощь-конвой. Прежде, чем связь прервалась, он услышал от сурового батарианца неожиданно искреннее «Спасибо».
«Вот ради таких моментов я и помогаю людям», — удовлетворённо кивнул про себя Джон и, коротко обрисовав ситуацию команде корабля по громкой связи, отдал приказ:
— СУЗИ, направляемся к месту бедствия. Пусть команда встретит погорельцев… Там должны быть Тейлор и Гаррус. Оба знакомы с Альянсом не понаслышке, смогут всё правильно организовать. Подготовьте медотсек, на всякий случай… Ну и конечно не выходите к ним в форме «Цербера»! Получится весьма забавно. Да и сюрприз будет испорчен.
Подумав, он добавил ещё:
— Я поговорю с гостями позже. Пусть располагаются в ангаре… Как обычно. Отбой.
Постояв ещё немного и понаблюдав за движением Галактики, Шепард, деловито сунув бутылку виски под мышку, спустился с капитанского помоста и отправился к лифту. 
На полпути его остановила Чамберс. По ярко очертившимся на лице морщинкам Шепард понял, что она чем-то крайне обеспокоена. Даже несмотря на её ровный тон и намёк на улыбку («Улыбку домашней няни», — почему-то возникла очередная бессвязная мысль в стремительно закипающем мозге коммандера), нервозность психотерапевта «Нормандии» была почти очевидна.
— Шепард, разве вы не хотите встретить «гостей»? — спросила она. — Обычно вы всегда…
— Нет, Келли, — насколько мог мягко улыбнулся Джон. — У меня сегодня свидание… С бутылочкой и подушкой. Эти стервы от меня не отстанут, пока я их обеих не накрою.
Грубоватая игра слов прошла мимо ушей Чамберс, а вот Джокер внезапно прыснул в динамик.
— Вот что называется «Старая школа», — многозначительно заявил он и вновь отключился.
— Пилотируй там, — пробубнил Шепард и громче добавил, вновь обращаясь к Чамберс. — Келли, серьёзно, всё в полном порядке. Мы целый месяц были на пределе сил. Я долго не мог нормально отдохнуть. Когда мы отвезём этих горе-торговцев на Цитадель, устроим там временную передышку. Разобьём бойскаут-лагерь, если хотите. Но пока что… Я хочу спать, Келли. И ничего мне не говорите про пискохоматику…
— Психосоматику… — Вяло вставила Келли посреди этой тирады.
— Да-да, про неё. Просто… Я чувствую, что сейчас хороший момент. Мне уже НАМНОГО лучше.
«Это ложь? Я не провалился сквозь землю? Мой нос не упирается в её лоб? Отлично. Значит Мироздание не против, спасибо». 
Он поймал себя на мимолётной запинке, словно хотел произнести последнюю мысль вслух.
«Спать».
Да-да, нужно было вздремнуть. На этот раз без плохих снов.
Джон всё-таки ещё немного поболтал с Келли, они отпустили парочку прохладных («НО НЕДОСТАТОЧНО прохладных») шуточек и разошлись. Как это случалось за последнюю неделю всё чаще, так повторилось и вновь.
Холодное виски, казалось, уходит не в желудок, а попадает прямиком в мозг. Шепард сделал пару глотков, смакуя на языке терпкий вкус, снова снял с себя всю одежду, оставшись в одних боксерах, повалился на свою кровать…
…И уплыл. Легкая дрёма на ходу сменилась какой-то безобидной вариацией комы («Или же я просто ОПЯТЬ умер, ха-ха. Старая школа, Джокер»). Вопреки переживаниям, таблеткам и Звёздам. Надо же, ему даже не потребовались никакие препараты. Он просто ПРОВАЛИЛСЯ.
Знакомое ощущение.
Слишком знакомое.
Шепард «вынырнул», когда СУЗИ отрапортовала о начале спасательной операции. Джон открыл тяжёлые веки и вновь уставился на звёзды. Теперь к холодному пейзажу добавились мелкие детали — обломки корпуса космического корабля. Они парили в безвоздушном пространстве, метрах в сорока от борта «Нормандии». И их было много.
«Чёрт. Похоже, контрабандистский капер действительно разнесли в щепки». 
Но Шепард вскоре отвлёкся — куда интереснее было смотреть на звёзды. Теперь он снова нуждался в воображаемой вибрации «цепи с фобией».
Гляделки в очередной раз закончились тем, что коммандер первым закрыл глаза. Звёзды всегда выигрывают.
— Отыграю… — неслышно прошептал Шепард вакууму. Он представил, что в свободном полёте. Что вокруг лишь бесконечный холод — и он падает в его чуждую темноту, усеянную триллионами разноцветных, равнодушных Звёзд. Удушья нет. Боли нет. Только небольшое масляное пятно тоски на душе, но это ерунда. Сейчас он так близко к тому, что эти месяцы мог посчитать за идиллию…
Коммандер дремал. Не «провалился», как пару часов назад, после прямого сигнала SOS, а именно дремал — умиротворённо. «Забавно», думал он какой-то частью подсознания, «А ведь где-то внизу сейчас моя команда спасает четверых несчастных, которые оказались на грани гибели в открытом космосе». Им невероятно повезло. Кто они, доставят ли проблемы? В любом случае, с ними всё будет в порядке. Они в «хороших руках», если можно так сказать. И со МНОЮ тоже всё будет в порядке… На этот раз без лжи. И пусть Мироздание заткнё…»
— Шепард, я вижу что-то странное, — в голосе СУЗИ как будто прозвучало сомнение. Именно от этой неуверенной («Разве мог всезнающий ИИ быть „неуверен” в чём-то?»), якобы прорезавшейся сквозь металл интонации мозг Шепарда дал первый тревожный звоночек.
Последующие события подтверждали, что Мироздание всё-таки было против, и что интуиция, чуткая на опасность, была абсолютно права, а сухой расчёт оказался не у дел. Ведь как иначе объяснить то, что и непогрешимый прежде ИИ «Нормандии», и бывалый профи Шепард целую вечность — пять секунд — прекрасно видели потенциальную угрозу, но ничего не предприняли?
Этому было очень много вполне логических обоснований с обеих сторон, но в данный момент именно этот факт ничем помочь был не в силах. В следующий момент жизнь Шепарда полетела в тартарары, и коммандер вынужден был принять бой, из которого невозможно выйти победителем…
 
***
 
P.S'ы. Ха-ха! Обманули, сама драка будет позже! Ха-ха!
Подождём, дамы и господа? Сложно же описывать жестокое избиение всеми любимого героя. И да, рыбки будут воевать на стороне коммандера. Это потому, что он их кормил. Могу подключить и хомячка, по Вашим заявкам.
Спасибо за чтение, приятных… Снов. «Старая школа», да.

 

 

 

 

Отредактировал: stalkerShepard

 

 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.03.2014 | 824 | 3 | Mercenary, Шепа не жалко, Лиарку жалко, Сузи, Песочный человечек, Шепард | Mercenary
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 24
Гостей: 22
Пользователей: 2

Chilis53, ARM
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт