Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Energy Effect. Глава 2. Метод дедукции, господа

Жанр: боевик, приключения;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Синтез... Он поставил точку в циклах Жатвы и объединил живое и неживое, положив конец Войне. Но кто знает, какие еще ужасающие тайны хранит Вселенная...
Описание: Глава, в которой герой показывает, что не даром ест хлеб, не выпивает кофе и угоняет челнок адмирала.



— Марза? Тот самый Марза, как я полагаю? — Галес проскрежетал зубами, а его взгляд стал ледяным. Я спокойно смотрел ему в лицо, пытаясь вспомнить, где мог встретить эту раскрашенную морду с мандибулами. На это ушла пара секунд, но память услужливо подбросила мне нужную картинку. Форт Дитрикс, Терра Нова, дело о продаже партии брони турианцам. Обычная с виду сделка, вот только среди комплектов брони оказалась парочка таких, каких быть не должно. Прилет, арест подозреваемого, который быстро сдал сотрудника разведки Палавена. Рейд, перестрелка, изъятие брони и длиннющий отчет в сто с лишним страниц, в котором подробно описывалось, куда и как был ранен гражданин Иерархии, который теперь стоял напротив меня. 
— Я так понимаю, врачи сумели вас полностью вылечить, советник, — спокойно ответил я злящемуся турианцу. Тот зашипел в ответ, дернулся, коснулся ладонью бедра — выпущенная мной пуля попала точно в сустав, разбив его к демоновой матери. — Глупо злиться, советник, я делал свою работу. 
— И уничтожил мою карьеру, — зло прошипел Галес. Ну-ну, прям таки уничтожил? При условии того, что он стал советником? Но неожиданно инопланетянин глубоко вздохнул, а затем коротко хмыкнул. — Вы были первым, кто сумел меня достать. 
— Приму это за комплимент, советник, — коротко кивнул я в ответ, стараясь не накалять ситуацию. И тут же покосился в сторону глазевшей на меня азари. Надо срочно разруливать ситуацию, иначе сестренка меня обвинит во всех смертных грехах. — Так что с освобождением моего агента? 
Все встрепенулись и сосредоточились на деле. 
— Мы должны это обсудить, — негромко произнесла Атара, и пять советников отошли немного в сторону, прихватив с собой капитана. Совещались они достаточно долго, минут пятнадцать, наверное, причем пару раз Шигара импульсивно возражала, махая руками. Раза три или четыре Хакет что-то им втолковывал, и на меня бросали оценивающие взгляды. Я спокойно наблюдал за ними, ожидая их решения. Наконец, они вернулись обратно с холодно-отрешенными лицами. 
— Мы не можем её отпустить! — холодно бросила полицейская, не дойдя до меня. — Пока не поймем, что здесь произошло! 
Я поморщился. СБЦ в своем репертуаре: эти спецы могут заниматься только мелочевкой, а стоит произойти чему-то посерьёзнее — начинают буксовать. 
— Вы бы по предыдущему захвату разобрались, — буркнул я, а капитан потемнела лицом, что говорило о степени бешенства. — Её в чем-либо обвиняют? 
— Она важный свидетель, — сквозь зубы процедила инопланетянка, сверкая глазами. 
— А остальные свидетели не в счет? Записи камер наблюдения, данные с идентификаторов? Или нельзя снять показания и отвалить? — я невольно сорвался на грубость, чувствуя, насколько некомпетентна капитан в вопросе получения данных. Просто поразительно, как Совет мог такое допустить. 
— Капитан… 
— Капитан Шигара, — так же сквозь зубы произнесла азари, буравя меня недружелюбным взглядом. По телу женщины скользнули едва заметные биотические молнии. Биотик, ярко выраженная агрессия, видна хорошая подготовка… 
— Где вы работали до нынешнего поста? — этот вопрос немного сбил эсбэцэшницу с толку. — В десанте, как я полагаю? 
Она нехотя кивнула, а я тяжело вздохнул и буркнул себе под нос. 
— Оно и видно. 
— Полковник, — обратился ко мне Хакет, — может, вы объясните, почему так стараетесь высвободить из-под стражи своего агента? 
Я молча посмотрел ему в глаза, думая, как поступить, не глядя потыкал в пиктограммы инструметрона, вывел голограмму агента. Пять советников пару минут разглядывали Альсу, периодически переводя взоры на меня и снова возвращая их на мою сестру. 
— Кхм, — наконец выдавил из себя Стивен, с трудом отрывая глаза от парящего над моей рукой образа, — ваша родственница, как я полагаю? 
— Сестра-близнец, — сухо ответил я, убирая голограмму. — И она должна была привезти данные по группировке, занимающейся работорговлей на границе с Системами Термина. Эта банда уже сумела переправить не менее тысячи человек в Гегемонию. И не только людей, — последнее замечание было сделано специально для остальных членов Совета, которые могли как-то воспротивиться. 
— Это ничего не меняет! — Отец Небесный, дай сил не придушить эту с… азари, которая разбирается в работе следователя, как я в нижнем белье кроганских женщин. — Она разговаривала с одним из убитых! Прямо перед нападением! Возможно, что она даже связана с «Цербером»! 
— В неё тоже стреляли, — коротко заметил я и посмотрел на Хакета. — Советник, разрешите мне провести краткий осмотр места преступления, чтобы ускорить процесс освобождения. 
В ответ я получил «да», причем не только от человека, но и от турианца с саларианцем. Хотя чему удивляться — один, так сказать, знаком со мной лично, а второй явно наслышан. 
Я молча обошел метающую, в прямом смысле слова, искры полицейскую и направился к посадочной площадке. Осмотрелся по сторонам, замечая характерные подпалины от двигателей челноков, работавших на полную мощность. Три челнока, сильно нагруженных. Два приземлились, выбросили десант, третий висел метрах в трех от земли. Жаль, что плиткой всё покрыто — а то можно было бы найти следы. Или нет? Подошел к краю клумбы, окружающей площадку. Следы, минимум два человека в тяжелых скафандрах. Увидев стоящих неподалеку свидетелей высадки, подхожу к ним и прошу рассказать то, что они видели. Азари и человек быстро и немного сбивчиво пересказали произошедшее, и у меня в мозгу начала кристаллизоваться версия. Осталось только прояснить кой-какие детали. 
Подхожу к двери и останавливаюсь. Кровь, ошметки плоти, выбоины на полу, половина тела в броне «Цербера». Турель малого калибра, судя по траектории закрепленная в дверях шатла. Поднимаю взор, секунду рассматриваю измочаленную стойку, по которой палили не меньше пяти стволов. Поднимаю руку, прикидывая, куда именно стреляли. А стреляли в того, кто стоял за стойкой или рядом с ней. Хотя нет, только за стойкой, иначе столько дыр бы там не было. Чуть повернув голову, я заметил двух человек, сидящих на каком-то диване. Их допрашивал офицер СБЦ. Немного подумав, подошел к ним, отчего полицейский прекратил задавать вопросы. 
— Полковник Марза, контрразведка, — люди кивнули, а турианец нахмурился, но промолчал. — Ответьте, пожалуйста, на один вопрос. Когда началась стрельба, как вы уцелели? 
— Ну, мы это, — начал один из них. — Как пальбу услышали, рванули в сторону, — он приложил руку к перебинтованному плечу. — Только поцарапало. 
— Спасибо, — кивнул я свидетелям и отвернулся от них. Шагах в десяти от меня стояли советники и капитан СБЦ, внимательно за мной наблюдая. Мысленно усмехнувшись, я подошел к избитой пулями преграде и заглянул за нее. Мда, не повезло бедняге. Волуса буквально изрешетили, даже пистолетом воспользоваться не сумел. Мой взор снова пробежался по убитому, и я чуть нахмурился — судя по следам крови, с парня сдернули уни-инструмент. А это говорит о том, что аммиачный шарик хранил там нечто ценное для «Цербера», раз они устроили такой дебош здесь. Рядом валялся дохляк в броне пехотинца. — Это единственное место преступления? — только и спросил я у советников. 
— Нет, — ответил за всех Жнец. — Еще они напали на стоянку аэрокаров СБЦ, откуда угнали три машины. И убили всех, кто рядом с ними находился, людей в основном. 
«Там перебили всех за три корыта, — подумал я, снова глядя на следы от снарядов. — А здесь явно торопились прикончить только одного и прихватили его инструметрон! Что получается, — я вновь огляделся, обратив внимание на несколько осколков брони. — Прилетели, ворвались, открыли огонь. И нарвались на Альсу. Только что она тут делала?» 
Мысль была абсолютно ненужной в данной ситуации, как и половина размышлений. Возвращаюсь к советникам, которые, судя по всему, ждали меня с нетерпением. 
— «Цербер» прислал солдат, чтобы ликвидировать волуса, — капитан СБЦ нахмурилась и начала что-то запрашивать по каналу связи. — Точнее за его уни-инструментом, а убийство было побочной целью. 
— Вы уверены в своих выводах? — спросила меня Амалия, наконец-то перестав разглядывать, явно получая удовлетворение. Я молча кивнул, а матриарх посмотрела на Шигару. — Кем был этот несчастный? 
— Барла Вон, финансовый консультант. 
Опа! Я приподнял брови, несколько удивленный словами эсбэцэшницы. Немного странно, обычно мой знакомый волус старался никогда не лезть на рожон. Что же такое он мог накопать, что его ликвидировали? Ответ: что-то очень и очень серьёзное, столь значимое, что даже пришлось вылезти из той щели, в которую «Цербер» забился. Я почувствовал, как меня начинает легонько потряхивать, ибо азарт штука такая. Вцепится и не отпустит. Тем временем капитан продолжила:
— Занимался крупными сделками, играя роль советника. Помогал некоторым гражданам вести финансовые дела и, по непроверенным данным, торговал информацией. 
— Барла Вон был агентом Серого Посредника, — негромко произнес я, не обращаясь ни к кому лично. За что снова заработал злобный взгляд от азари. — И его убили именно за данные. Сложно представить, насколько ценными они являются. 
— С чего такая уверенность? — ядовито поинтересовалась Шигара. 
— «Цербер» уже год числится уничтоженным. Ни одна из разведок или контрразведок не нашла доказательств обратного. Все, кто были связаны с этой организацией, либо мертвы, либо сидят за решеткой. За остальными ведется постоянное наблюдение, контролируются передвижения финансов и самих людей, переписка и разговоры прослушиваются. Любая подозрительная активность в экстранете отслеживается, — я немного помолчал, вытащил сигарету и закурил. — Даже логин или пароль «Цербер» в Сети приводит к тому, что к умнику тут же прилетает бригада дознавателей. А тут ради убийства одного волуса они присылают штурмовой отряд, который не увидит только слепой. И тот их услышит, — Шигаре хватило ума промолчать и не начинать пикировку, а турианец слегка улыбнулся. 
— Примерно это я и предполагал, — произнес Галес, но тут же стал серьёзным. — Скажите, есть ли вероятность того, что это просто одетые в броню «Цербера» бандиты? 
— Это можно проверить прямо сейчас, — коротко пожал я плечами и направился к стойке. Зашел за неё, присел на корточки возле трупа и начал отстегивать шлем. — В «Цербер» брали только людей, — «щелк», — и проводили над ними некоторые действия, — советники подошли ближе. «Щелк», осталось два замка. — Которые приводили к частичному обращению, — «щелк», — людей в хасков. Соответственно, — «щелк», — если это «Цербер», то мы увидим, — шлем снялся с трупа неожиданно легко, — следы, — я сдвинулся в сторону, уставился, чтобы все могли увидеть вполне человеческое лицо со следом вмешательства. Глаза мертвеца не имели ни радужки, ни зрачка, ни белка — сплошное тусклое свечение, характерное для измененных солдат… 

***
 
В контейнере был душно, но я терпел. Остальные члены группы испытывали те же неудобства, но в отличие от меня сумели заснуть. Я пробежался по ним взглядом: два батарианца, двое людей и один дрелл. Для операции задействовали только тех, кто был в Первой Волне или не прошел модификацию. Как я и он. 
Он сидел в самом конце откидной лавки и спал, опустив голову на грудь, чуть похрапывая. Раньше он храпел так, что спать с ним в одной каюте было просто невозможно. Раньше… 
Раньше всё было совсем по-другому. Раньше я мог вспомнить любой момент из своей жизни, а теперь вместо этого вижу лишь смутные обрывки, которые не могут принести пользы. И мои навыки, отточенные за годы тренировок и боёв, сотни сражений и стычек. Это тяжело, когда ты не можешь ничего вспомнить. Ни детство, ни юность… Когда не помнишь лиц друзей и тех, кем дорожил. Или лицо той, ради которой мог пожертвовать всем. 
Я усмехнулся: а были ли они вообще? Или их не стало из-за Жнецов? Из-за того, что они сделали со всей Галактикой? 
Я опустил глаза на инструметрон, снятый с волуса, которого поразила зараза. Любопытство взяло вверх, и перед глазами замелькали какие-то данные по перевозкам, ценам, грузам кораблей. Была пара роликов про незнакомых мне людей и нелюдей, тоже пораженных болезнью. Снова графики, таблицы, цифры… 
Я и он тоже поражены, но, в отличие от всех остальных, мы не стали подконтрольными игрушками в лапах Жнецов. Или я ошибаюсь? Я начал вспоминать, что видел — сегодня меня впервые отправили на задание. 
Челнок завис над стоянкой, мы высадились и тут же столкнулись с хасками. Их было больше десятка, но они не ожидали нашего появления, и отряд с ними быстро расправился. Но тут появились люди из СБЦ и открыли по нам огонь. Какая-то часть меня не хотела их убивать, хотелось крикнуть им, что мы пришли спасти их, но после того как пуля ударила в щит, я понял, что их не вернуть. 
Потом мы прилетели на место, используя маяк и… Боль в плече унялась, но мне было сложно шевелить рукой. Выстрел той девчонки пробил щит и броню, словно бумажные. Я не смог сам снять перчатку, и ему пришлось мне помочь. Я вспомнил выражение её лица и нахмурился. Да, она тоже была поражена заразой, но её глаза. 
Её глаза были живыми, полными эмоции. Может она тоже не стала подконтрольной? Не знаю, не помню… 
Перед глазами возникла фотография, сделанная с большого расстояния. Космопорт, погрузочная площадка. И я в центре фото. «А можно вас сфоткать? — прозвучал в голове чей-то мужской голос, но я не смог узнать, чей именно. — Поднимите пистолет повыше! Да, вот так! Отлично!», — поток фраз прервался, словно отрезанный ножом. 
Несколько секунд я смотрел на самого себя на фото, ожидая, что воспоминания снова начнут всплывать, но ничего не произошло. Снова глухая пустота, полная тьмы. Я посмотрел на него, а потом выбрал пиктограмму удаления файла и выключил инструметрон. Нам оставалось только ждать… 

***

— Значит, это всё-таки «Цербер», — Хакет едва сдержался, чтобы не сплюнуть на пол и покосился на стоящих рядом советников. Те многозначительно молчали, всё еще глядя на убитого пехотинца. — Чертовы радикалы! 
— Хм, странный он какой-то, — неожиданно пробормотал Марза и снова приблизился к трупу, внимательно его рассматривая. Полковник похлопал себя по карманам, вытащил небольшой фонарик и посветил в лицо мертвецу. Тонкие нити биосхем блеснули зеленоватым светом. — Непонятно, — он выпрямился, убрал фонарь, но продолжал смотреть на тело. 
— Что-то не так? — тут же насторожился Стивен, и Тависола неопределенно повел плечами. Советник не раз слышал о том, что полковник обладал поистине феноменальным чутьем, которое и помогало ему раскрывать запутанные дела. 
В памяти всплыла история о том, как пятнадцать лет назад был пойман один известный наемный убийца. Тависола, тогда еще бывший младшим лейтенантом, просто столкнулся с ним на улице и, действуя инстинктивно, скрутил его и притащил в отдел полиции. Там, конечно же, поморщились, слушая его объяснения, но провели генетическую экспертизу, которая и показала, что это один из самых разыскиваемых преступников. Это был звездный час Марзы, которого тут же забрал к себе Кахоку, тогдашний глава разведки и контрразведки ВКС. И с тех пор этот контра штамповал по пять-шесть громких дел в год, что послужило причиной дикой зависти коллег и снисходительного отношения к его странностям со стороны командования. И если полковник говорит о том, что что-то не так, можно сразу верить — так оно и есть. 
— Не знаю, — хмуро ответил он, всё еще глядя на покойника. — Какой-то он… — человек покрутил кистью в воздухе, словно помогая подобрать слова, — не такой, как остальные пехотинцы «Цербера». Словно… аура у него другая, — полковник перевел взор на Хакета. — Советник, может, допросим моего агента? Если никто не будет возражать, — Шигара открыла было рот, но советница азари бросила на неё суровый взгляд, и капитан промолчала. Быстро вызвала своего человека и приказала привести свидетеля. Ждать пришлось недолго, буквально через минуту к ним подошел турианец, который привел сестру полковника. Хотя было даже не совсем понятно, кто кого привел: инопланетянин девушку или девушка инопланетянина, во все глаза смотревшего на «задержанную». А посмотреть там было на что: даже Хакет, несмотря на преклонный возраст и троих детей, невольно уставился на грудь девушки, а Амалия вообще, похоже, впала в ступор. Сестра Марзы обвела всех взглядом, едва заметно улыбаясь на реакцию советников, и её глаза остановилась на Тависоле, который чуть поморщился. — Альса, ответь на пару вопросов. И можешь быть свободна. 
— Конечно, господин полковник, — в мелодичном голосе девушки явственно послышались нотки издевки, что выдернуло Хакета из мечтаний. Он посмотрел в лицо задержанной и почувствовал, как по спине потянуло холодом. В бирюзовых глазах девушки советник увидел арктический лед и нечто такое, что давало ясно понять — перед ним стоит не просто ослепительно красивая женщина, а очень и очень опасный хищник. «Прям как брат», — подумал про себя Стивен. И тут же почувствовал на себе её взгляд. Этот взор был завораживающим, гипнотизирующим и лишающим воли, создавалось впечатление, что советник не человек, а маленькая мышка, на которую пристально смотрит питон. Чувствуешь смертельную опасность, но не можешь противиться. 
— Что хотел от тебя Барла Вон? — голос Тависолы разрушил это наваждение, и бывший адмирал моргнул и встряхнулся. 
«Почудится же!» — хмыкнул он про себя. 
— Ну, он прислал сообщение, — немного капризным тоном начала девушка и снова посмотрела в глаза Хакета, который тут же снова почувствовал себя странно. Ощущение дикой опасности навалилось с новой силой, и Стивен быстро отвел взор в сторону, наблюдая за Альсой краем глаза. На краткий миг советнику показалось, что на безупречных губах землянки скользнула издевательская усмешка, адресованная именно ему, которая тут же исчезла. — Просил встретиться. Сказал, что у него очень важная информация, — она пожала плечами, отчего её высокая грудь чуть приподнялась, вызвав шумный вздох у азари. — Вы, полковник, говорили, что заберете данные только утром, вот я и решила проявить любопытство, — она лучезарно улыбнулась, ослепив всех белоснежными, идеально ровными зубами. 
— И? — голос Марзы был спокоен. 
— И не успел ничего сказать. Только назвал цену. Сказал, что в обмен не хочет со мной больше никогда пересекаться, — полковник молчал несколько секунд. 
— Ясно. Давай данные по группировке и можешь идти, — светловолосая коротко хмыкнула, вытащила накопитель из кармана на груди и отдала контре. После этого снова одарила всех улыбкой и направилась к выходу. — Странно всё это. У них с Барла Воном были достаточно выгодные взаимоотношения. И чтоб он так сказал… — эти слова Марза произнес очень тихо, и Хакет сумел их расслышать только потому, что стоял ближе всех. — Капитан Шигара, — азари встрепенулась и посмотрела на человека. — Ваши люди нашли место, где нападавшие бросили аэрокары? Было бы неплохо посмотреть на них… 

***
 
Три обгоревших остова — вот что осталось от угнанных каров СБЦ. «А они не дураки! — с некоторым удовлетворением подумал я про нападавших солдат, глядя на копавшихся в груде металлолома техников полиции. Вряд ли служба безопасности сможет найти там какие-либо улики: церберовцы не пожалели зажигательных гранат, чтобы спалить машины. — Осталось понять, как они ушли отсюда!» 
— Есть какие-нибудь идеи, как они отсюда ушли, капитан? — я повернул голову к Шигаре. Та недовольно поджала губы, решая, как поступить. 
— Основная версия — ушли через технические тоннели, — наконец промолвила азари. Я коротко кивнул, рассматривая площадку. Идея не плоха, но вот была пара нюансов. Комплект брони «Цербера» для пехоты весил почти семьдесят килограмм и достаточно сильно сковывал движения. А техтоннели штука коварная: одно неосторожное движение — и лететь тебе прямиком в космос. Или белковый чан хранителей… — Вы, похоже, с этим не согласны. 
— Не то чтобы не согласен, — неспешно начал я, подходя к перилам. Перегнулся через них, рискуя свалиться вниз, изучая расположенный ниже уровень. — Но не совсем уверен, что они выбрали бы этот путь. Особенно в броне, — азари задумалась. Несколько секунд она морщила лоб и нехотя кивнула, принимая мою правоту. Я несколько секунд внимательно смотрел на бывшую десантницу. — Капитан, может хватить прикидываться ничего не знающим профаном? Это начинает слегка раздражать. 
Шигара удивленно уставилась на меня, а затем улыбнулась, широко и открыто. Со стороны советников послышался короткий смешок, принадлежащий Хакету. 
— Как вы догадались? — спросила меня глава СБЦ. 
— Слишком сильно вы показывали негативные эмоции и перегнули с показанием неумения работы следователя, — то, что мне показывают спектакль, стало ясно еще до того, как я начал допрашивать Альсу. Только полный идиот не смог бы понять, что произошло на месте преступления. — Как я понимаю, попытались расспросить мою сестру, но она наглухо закрылась? — азари просто кивнула в ответ. Я покосился на Хакета, который делал вид, что его здесь нет. Интересно, когда они успели сговориться? Дурацкий вопрос: когда «совещались». Видимо Стивен сумел их раззадорить и показать, сколь хороши земные следователи. — Понятно. Так как церберовцы смылись? 
— Спустились на магнитных тросах на уровень ниже, — тут же серьезным тоном ответила Шигара. — У них было прикрытие — взломали систему и отрубили камеры на всем уровне. Сейчас ищем их, но, — инопланетянка развела руками. Да, тут она права — на Цитадели не меньше восьми миллионов жителей и почти столько же приезжих. Отследить несколько людей в таком море — задача действительно непосильная ни для кого. — Пытаемся отследить их по броне… 
— И ничего не найдете, — перебил я эсбэцэшницу. Ничего не говоря, подошел к небольшой решетке возле клумбы, присел и с легкостью поднял крышку, открыв взору узкий лаз, теряющийся в темноте. — Готов поспорить, что броня была снята еще в аэрокарах, а потом выброшена сюда! 
— Об этом мы не подумали, — задумчиво пробормотала капитан и подошла ко мне, заглянула в зев шахты. Потом посмотрела на меня. — Один-ноль в вашу пользу, — я коротко хмыкнул. Азари обернулась к техникам. — Нужен мощный фонарь! — через минуту в шахту хлынул поток яркого света, разогнавший тьму. — Да, здесь мы… 
— Стоп! — я сумел увидеть одну вещь, которой тут не должно было быть. — Вон там, где кабель! Это разве не перчатка от скафа? — и действительно, на толстом проводе висел элемент от брони, каким-то образом зацепившийся за кабель. — Нужен трос, спустимся за… 
— Не нужен никакой трос! — хмыкнула азари, протянула руку, и кусок брони медленно поплыл вверх, подхваченный биотикой инопланетянки. — И не нужно никуда лезть, — перчатка повисла в воздухе, кто-то принес контейнер для улик, после чего часть скафа была тут же упрятана в него. 
— Вечно забываю про биотику, — проворчал я, немного раздосадованный. Что поделать, такими возможностями я просто не обладал. Несколько мгновений я смотрел на перчатку, прежде чем обратиться к Шигаре. — Капитан, вы не будете против, если я возьму улику до завтрашнего утра. Попробую выяснить личность человека по нашим базам данных, — несколько секунд азари молчала, потом позвала помощника и быстро составила акт передачи вещдока. Больше меня здесь ничего не держало… 
***
— И как впечатление? — с легкой улыбкой поинтересовался Хакет у Атары и Шигары, после того как Марза едва не галопом помчался на стоянку челноков, прижимая к груди контейнер с уликой. 
— Очень интересный молодой человек, — немного мечтательно проворковала Амалия и тут же смутилась. Скулы азари были немного более темного цвета, что говорило о многом. — Никогда бы не подумала, что главный враг нашей разведки такой… милый. Простите. 
— Ха, — коротко хмыкнул Галес, посмотрев на советницу. Турианец стоял, сложив руки на груди, и смотрел на сгоревшие остовы каров. — Хватки он точно не потерял. Быстро же он нас раскусил, — когда Атара отвел их в сторону для разговора, Стивен неожиданно для всех предложил привлечь для расследования Марзу. Вначале это вызвало недоумение, но оно быстро прошло, ибо почти все из них знали, сколь хорош этот контра. Быстро обговорив детали, они вернулись и… 
Тависола быстро пришел к тем же выводам, что и следователи, но расширил и восполнил недостающие пробелы. Когда он их раскусил, советники не совсем поняли, но дело даже не в том — полковник в очередной раз показал, что он ас своего дела. 
— Мы думаем, что полковник идеальный кандидат для решения проблемы, — негромко произнес Атара. — Вы согласны? 

***
 
В здание Управления Контрразведки Военно-Космических Сил Альянса или сокращенно УКР ВКС я ввалился примерно через час после того, как улетел с Цитадели. В отличие от остальных служб флота, в нашей управе было малолюдно и тихо. Не сказать, что прям как на кладбище, но разговоры здесь велись в полголоса, шаги были почти не слышны, и только в столовой и курилках стоял шум. Что поделать, специфика работы. 
Кивнув в знак приветствия дежурному, я положил правую руку на панель идентификатора и прильнул глазом к сканеру. Короткий писк — и можно идти дальше. Семьдесят шагов по коридору, повернуть направо, пройти мимо кофейного автомата, вставить чип-карту, и я оказался в родном зале. В отличие от многих других отделов, у нас было принято работать группами по десять человек в одном помещении. Сначала попробовали в качестве эксперимента, а потом это как-то прижилось и даже начало приносить пользу. Если кто-то не мог что-то сделать, всегда находился кто-нибудь, дававший дельный совет. Да и просто поболтать можно было: о жизни, о женщинах, о начальстве или политике… Короче о чем угодно, кроме работы. 
Сегодня народу вообще не было, только новенький, как его там? Джакобс? Нет, Якобс: сидел и перебирал какие-то датапады, периодически перебрасывая с них информацию на терминал. 
— Работаешь сверхурочно, малыш? — эта такая у нас дежурная хохма в отделе. Те, кто не проработал тут пару лет, получал такое прозвище. Мне в своё время тоже пришлось через это пройти, только вот оно быстро ушло — после третьего по счету дела. Якобс поднял глаза, увидел меня, держащего в руках контейнер с вещдоком, вскочил на ноги и отдал честь. Я только поморщился, ибо не любил излишнего соблюдения Устава, стараясь сводить его к минимуму. 
— Господин полковник, не ожидал увидеть вас сегодня, — парнишка смотрел на меня щенячьими глазами, полными восторга. Ну конечно: сам полковник Тависола, мать его, Марза. Герой контрразведки и гроза всех шпионов и врагов Альянса. Задолбало!!! Пора валить на пенсию, а дальше… я встряхнулся, стараясь прогнать лишние мысли. Да куда я отсюда денусь? Если только свалю куда-нибудь за Аттический Траверз и забьюсь в какую-нибудь щель лет на пятьдесят. Ага, утешил сам себя, прекрасно ведь знаю, что не продержусь и пары дней. Земля — мой дом, и никуда я отсюда не денусь. — Пришли сдать дело в архив? 
— Ага, сдать, как же, — мой голос был полон сарказма. — Я на свою голову уже новое нашел. 
Новенький только кивнул в ответ на это заявление. Я же молча включил терминал, долго и нудно забивал пароли и только после этого потопал к дальней стене, где располагались окна приема образцов. Закинув перчатку в лоток, вызвал диалоговое меню и начал вносить команды на обработку. Снять образцы ДНК, проверить на наличие отпечатков и кучу всего остального, что связано со снятием информации с улики. ВИ коротко пискнул, показал, что все займет около тридцати минут, после чего улика с номером таким-то будет спецтранспортом отправлена в СБЦ на Цитадель, а на мой терминал будет передана вся полученная информация. Полчаса свободного времени — я поскреб пятерней в затылке, прикидывая: а не давануть ли харя, пока процесс не закончится? Мысль была заманчивой, ибо выспаться мне не дали, а трансатмосферное такси своей тряской не способствует сну. Осталось только узнать кое-что. 
— Якобс, — парень промычал что-то в ответ, погруженный в изучение данных. — Михайлович в управе? 
— Ыгым, — понятно, поспать не удастся. Наш адмирал внимательно следит за тем, чтобы мы работали, а не дармоедничали за казенный счет. Сволочь, но хороший. В смысле, адмирал хороший, но сволочь. Что-то мысли у меня с недосыпа какие-то странные. Новенький продолжал усердно корпеть над данными, периодически тихо ругаясь по-польски: «Пся крев», произнесенное шепотом, я точно услышал. Чем он так занят? 
— Чем занимаешься? — как можно безразлично поинтересовался я у него. 
— Да вот, пытаюсь кое-что понять, — по голосу было понятно, что новенький уже устал разбираться в данных. Несколько мгновений я размышлял, а потом направился к нему, чтобы помочь — что поделать, такое у меня призвание, как говорил мне отец. Остановился возле стула Якобса и заглянул в его терминал. — Сэр? 
— Пытаешься выловить кого-то по денежным операциям? — я чуть наклонился, затем протянул руки к сенсорной клавиатуре. — Не дрейфь — сейчас попробуем выцедить кое-что, — мои пальцы запорхали над сенсорами, запросы пошли по каналам связи, и спустя пару минут на экране появились столбики цифр. — Вот так! 
— О, я… спасибо, сэр… но вы не должны были мне помогать! — парень выглядел смущенным. 
— Это мое призвание, Якобс, помогать остальным! — холодновато усмехнулся я и нахмурился. — Аленко? Где-то я уже мог слышать эту фамилию? 
— Вы могли слышать о Кайдене Аленко, ну о том страже с первой «Нормандии», — точно был там такой — погиб на Вермайре. Я кивнул, в знак того, что вспомнил. — А это его родители. 
— А что случилось? — поинтересовался я, направляясь к своему месту. Плюхнулся на стул, задумался, встал, чтобы сходить к кофейному аппарату, но не успел. Система выкинула уведомление, о том, что получены данные с перчатки. Пришлось сесть, открыть результаты. Кровь человека, оттиск ладони под слоем крови, на застежке есть четкий отпечаток пальца другого человека. Серийного номера нет, остальное — мусор. Забиваю команду на обработку данных, пусть поищет совпадения. — С чего вдруг к нам? 
— Кто-то получил доступ к счету их сына и снял с него все деньги, — мрачно ответил новенький, а я скривился. — Скоты. 
— И не говори, найти урода или уродов и дать им… — я закончил фразу отнюдь не парламентским выражением. ВИ выдал результат — «совпадений нет» по крови, по отпечатку… Я выпрямился на стуле, внимательно глядя на сообщение «данные заархивированы» и по руке тоже. Значит, товарищи преступники есть в базе, только либо мертвы, либо считается таковыми. Ладно, попробуем по-другому. Я дал запрос на повторный поиск по всем имеющимся базам. Немного подумал и добавил в поиск данные по крови и ладони, предварительно прогнав их через программу модификатор, написанную Арчерами. 
С ними я вообще столкнулся случайно в Гриссомской Академии после Синтеза. Если старшего пришлось изрядно помурыжыть, то младший оказался нормальным парнем, жаль что он аутист. Ему то я вскользь и пожаловался, что, дескать, все базы придется перебивать, а то как кого-то можно выловить по устаревшим данным. Он меня выслушал, а на следующий день приволок программку, которая могла производить преобразование старых образцов ДНК в новые. ВИ выдал приблизительное время: пять минут. Значит, пора идти за кофе, иначе я тут точно усну. Сгоняв до машины и зайдя обратно, я заметил, что Якобс, стал еще более мрачным, чем минуты три назад. 
— Нашел что-нибудь? — поинтересовался, дуя на кофе, дабы его остудить. «Проклятье, — промелькнула мысль. — Опять регулятор сдох!». 
— Да не понятно как-то. 
— Тэйэ? — темная жидкость в кружке никак не остывала, и пришлось поставить кружку на стол. — Что тут непонятного может быть? 
— Да то, что код не подбирали, — мрачно промолвил Якобс. — Его ввели с первого раза, — я задумался. Вариантов два: либо мертвец ожил, вероятность ноль целых и много-много нолей один, либо кто-то узнал его. Вероятность близка к единице. Об этом я и сказал коллеге, и тот принялся теребить терминал, прорабатывая версию. 
Я же вернулся на место ровно в тот миг, когда всплыло уведомление о нахождении совпадений по всем заданным параметрам. Отлично, сейчас узнаем кто это. Я с легкой полуулыбкой подхватил кружку, поднес её ко рту и собрался сделать глоток, как на экране появились две голограммы с именами. 
Кружка с грохотом врезалась в стену, на которой тут же расплылось темное пятно, а я лихорадочно забарабанил пальцами по сенсорам, вытягивая подробные данные по результатам поиска. Вероятность совпадений — «сто процентов». Я пару раз моргнул, надеясь, что наваждение пройдет, ошарашенно посмотрел на пялящегося на меня новичка, который бросал взгляд то на меня, то на кофейное пятно на стене, и начал копировать результаты на ОНД. Как только копирование было завершено, подал команду на удаление всех результатов и очистку лога, выскочил в коридор и со всех ног бросился бежать в сторону стоянки шатлов, даже не выключив терминал, что являлось грубым нарушением внутреннего распорядка Управления. 

***

Лейтенант Хикадо сидел за стойкой администратора и наблюдал, как техники готовят личный «Кадьяк» адмирала Михайловича к вылету. Начальник УКР ВКС собирался вылететь на торжественное мероприятие, приуроченное к спуску со стапелей нового дредноута, построенного на орбитальных верфях. Соответственно, его начальник должен будет явиться на личном челноке, чтобы соответствовать… 
Громкий топот ног заставил лейтенанта оторваться от созерцания закончивших работу техников, скручивающих шланги и кабеля, и посмотреть в сторону коридора, выходящего к пункту распределения. Из полутьмы коридора выскочил человек, одетый в полевую форму без знаков различий, который тут же подбежал к стойке. 
— Челнок! Живо! — крикнул визитер, заставив опешить лейтенанта. 
— Но, сэр, необходимо заполнить заявку на… — контрразведчик выругался по-русски, посмотрел на стоянку и увидел «Кадьяк». 
— Чей? — ткнул он пальцем в сторону подготовленной машины, в которую залазили пилоты. 
— Это личный шаттл адмирала Михай… — то, что Хикадо услышал, заставило его онеметь и застыть столбом. 
— Скажешь, что я его угнал! — контра выскочил на поле, бегом преодолел расстояние да машины и запрыгнул внутрь. Через несколько секунд из распахнутого люка вылетел сначала один пилот, а затем его напарник, двери захлопнулись, и машина взмыла в воздух. Пилоты поднялись с бетона и с мрачными лицами направились к зданию. Лейтенант по-прежнему стоял столбом, пытаясь осознать случившееся. 
— Что здесь происходит? — голос адмирала заставил беднягу подпрыгнуть на месте и побледнеть, как простыня. Михайлович, одетый в парадный мундир и фуражке, подошел к стойке и посмотрел на поле. На лице главы УКР ВКС появилось выражение крайнего удивления. — А где мой «Кадьяк»? — он обернулся к Хикадо. 
— Его… — сглотнул дежурный. — Его… — начальник нахмурился. — Его угнали, с-с-сэр. 
Несколько секунд адмирал переваривал ответ подчиненного, потом посмотрел на пустое поле, почти дошедших до здания пилотов, после чего снова уставился на дежурного. Глаза адмирала прищурились, ноздри затрепетали, а лицо начало краснеть — всё это говорило о том, что сейчас грянет буря. 
— Как угнали?!! — рявкнул он, заставив лейтенанта сжаться. — Кто посмел?!! — к своему ужасу, Хикадо понял, что от шока забыл узнать, имя «угонщика». Но ему на помощь пришли пилоты, вошедшие в зал и слышавшие последнюю фразу. 
— Полковник Марза, адмирал, — сказал один из них, и Михайлович резко успокоился. Пару секунд он молчал, о чем то размышляя. Потом посмотрел на пилотов, затем на дежурного, тяжело вздохнул, снял фуражку. 
— Свободны, — сказал он пилотам и повернулся к Хикадо. Пару мгновений начальник смотрел на подчиненного. — Лейтенант, вызовите мне такси, что ли…

Отредактировано: stalkerShepard



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 12.10.2013 | 970 | 7 | INCviziTORru
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 19
Гостей: 15
Пользователей: 4

Alzhbeta, ARM, Yooppi, AlPre
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт