Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Energy Effect. Глава 3. Подозреваются в нападении

Жанр: боевик, приключения;
Персонажи: ОМП, Совет;
Статус: в процессе;
Аннотация: Синтез... Он поставил точку в циклах Жатвы и объединил живое и неживое, положив конец Войне. Но кто знает, какие еще ужасающие тайны хранит Вселенная...
Описание: Глава, в которой герой возвращается на Цитадель.



Трафик воздушного движения на Цитадели был похож на слоеный пирог: все высоты полетов были строго ограничены, направление движения регламентировано, возможности маневра ограничивались не только предписаниями диспетчеров, но и банальной невозможностью совершить его из-за плотности потока. Тяжелые грузовики, челноки с кораблей, трансатмосферные шаттлы, аэрокары и ховербайки находились в постоянном движении, снуя по лепесткам станции, словно стаи муравьёв — четко, слаженно и не вызывая проблем. 
А посему одинокий «Кадьяк», раскрашенный в цвета Альянса, влетевший на полном ходу в это море, стал объектом пристального внимания и раздражения операторов. 
— Неопознанный челнок, вы нарушаете... — что там пытался сказать диспетчер, мне слушать было некогда — я был полностью сосредоточен на управлении этим летающим гробом. — Повторяю, вы наруш... 
— Иди в ****! — гаркнул в ответ я, одновременно стукнув кулаком по кнопке отключения звука и тут же рванул челнок влево, уходя от столкновения с груженным под завязку грузовиком. «Кадьяк» взревел двигателем, дернулся и тут же свалился вниз на уровень ниже, отчего пришлось изрядно потеть, чтобы его выровнять — пилотирование вовсе не мой конек. Но сейчас выбора у меня не было, то, что я обнаружил, было слишком ценно, чтобы переправлять результаты по обычным каналам, пусть и защищенным. Но кто даст абсолютную гарантию? — Черт! — коридор был со встречным движением, и теперь мне постоянно приходилось бросать челнок в разные стороны, чтобы избежать столкновения и не пострадать. Встречные машины гудели, ревели, мигали фарами, а их пилоты явно желали мне свернуть шею. Массивный нос тяжелого тягача вырос словно из ниоткуда. Рёв клаксона, мигание фар — «Кадьяк» с воем рухнул вниз, едва избежав столкновения. — Проклятье! — эта воздушная линия была пуста, и я смог немного расслабиться и прибавить скорости. До Башни мне лететь еще минут десять и поэтому пора обдумать стратегию поведения. 
Дураком я себя не считал, как впрочем, и Совет тоже. Сидящие там личности умны, хитры, проницательны, внимательны — это было, это есть и это будет. И когда они увидят, что я накопал, то постараются задвинуть меня подальше, а сами пошлют своих Спектров. А мне это вовсе не нужно. Как быть? Сказать правду? Нет, это крайний вариант, до которого надеюсь, не дойдёт! Попытаться их уговорить оставить меня вести дело? Уже лучше, только как? Я покосился на ОНД с данными, которые должны были взорвать всю Галактику похлеще ноль бомбы. 
Итак, как быть? Навешать всем лапши на уши и провернуть всё в одиночку, не привлекая никого другого? Хороший план, самоубийственный, как раз по мне — вот только что-то мне подсказывало, что я скорее надорвусь, чем вытяну всё один. Не вариант. 
Рассказать часть правды? Можно, но не рано ли? Я преодолел уже половину пути, но никак не мог найти подходящего решения. Оставалось только одно — действовать по обстоятельствам, импровизируя и принимая решения на ходу. Оставался один момент: кого можно взять? Даже тупому импу-землерою ясно, что сделать всё в одиночку невозможно, не те масштабы. Будь я посамоувереннее так бы и поступил, но сейчас ситуация близка к критической, а риск не столь благородное дело, как кажется на первый взгляд. Нужна команда, лучше из заинтересованных лиц. Кто может подойти? 
Я задумался, но пришлось прервать размышления. Мне на хвост село не меньше четырех машин с синими и красными маяками. На сей раз СБЦ отреагировала куда оперативней... 

***

Стивен Хакет сидел за терминалом и просматривал документы, присланные УКР ВКС. Это было личное дело полковника Тависолы Марзы, который сейчас находился на Земле, выпытывая улики у перчатки от бронескафандра «Цербера». 
Первое, на что обратил внимание бывший адмирал — возраст недавнего гостя. Согласно данным, полковник разменял третий десяток семь лет назад, что делало его немного уязвимым — согласно негласным правилам контрразведки оперативники уровня Марзы выдворялись на покой при достижении сорока-сорока пяти лет. Из своих тридцати с хвостом, Тависола провел в УКР пятнадцать лет, сначала служив под началом Кахоку, а после его смерти попал к Михайловичу. 
«Хм, возраст вполне приемлемый», — удовлетворенно подумал Хакет и сделал пометку в обычном бумажном блокноте. 
Вторым моментом было число выполненных заданий и коэффициент эффективности или КЭ. Число операций поражало — больше ста пятидесяти за пятнадцать лет с учетом того, что почти все были выполнены на «отлично». КЭ был тоже высоким, но не особо — сказывался тот факт, что Марза использовал не совсем легальные, а подчас и нелегальные методы. Шантаж, подкуп, похищения, запугивание, а то и вовсе чуть ли не открытое сотрудничество с криминалом, но в разумных пределах. Правда, после таких сделок банды долго не выживали — кто-то быстренько перебивал их от первого до последнего существа, не заботясь о сокрытии этого факта, словно подчищая хвосты за Марзой. Исключением стала лишь Ария Т’Лоак, с которой полковник сталкивался пару раз. Стивен задумчиво потер подбородок, решая, как поступить, и продолжил чтение. «Количество случайных жертв, — прочитал советник и поморщился: только УКР могло придумать такое беспринципное название, чтобы учитывать число невинных, погибших в результате действия агентов контрразведки. — Если у него будет больше десяти...», — додумать бывший адмирал не успел, так как наткнулся взглядом на скромную цифру ноль. Пожилой человек снова потер подбородок, а затем сделал пометку «Использует нестандартные методы, играет с огнём, но сводит жертвы к минимуму». 
Дальше шла выписка из медкарты, а точнее копия отчета психолога. «Итак, — Хакет пробежался глазами по строчкам. — Способен мастерски контролировать выражение эмоций, отличается исключительно доброжелательностью к коллегам и подчиненным. Так, так, опа. Подвержен необоснованным перепадам настроения, пренебрежителен к командной цепи, крайне агрессивен по отношению к противникам, склонен к применению силы по отношению к подозреваемым... что еще? Отлично разбирается в конфликтологии, обладает хорошо развитыми эмпатическими способностями, способен находить точки соприкосновения... так остальное не важно», — рука вывела новую запись: «За команду перегрызёт горло, но и спуску им не даст». 
После этого шла краткая выписка по его странностям. И тут было всего два пункта: по сути, полковник был бездомным и жил в контейнере, который таскал с собой на задания и его личный секретарь-помошник, который был... 
Стивен коротко хмыкнул, прочитав строку, немного задумался и написал в блокноте «С тараканами в голове». 
Дальше по идее шла информация о месте рождения и подобная информация о том, где Тависола жил и работал до прихода в УКР и прочая мелочь, но вот тут-то и было самое интересное — личные данные Марзы были закрыты для доступа. Причем даже для человека уровня Хакета, что выглядело настораживающее. Гриф «Особой важности» как бы тонко намекал, что ответ надо искать у Конфедерации, но пока отправят запрос, пока его согласуют, пока то да сё, с пятого на десятое, времени пройдёт уйма. Немного поразмышляв, советник плюнул на это и просто накарябал «О прошлом неизвестно, проверить...» — он задумался и дописал, — «после окончания миссии». 
Хакет поворочал головой, заставив хрустнуть позвонки, откинулся в кресле и прикрыл глаза, давая им отдых. Проверка данных кандидата сильно его утомила, но теперь все было законченно и можно было спокойно вздохнуть. Хакет решил немного отдохнуть и расслабился, как на терминале зажужжал вызов. Советник бросил на него немного недовольный взгляд, но ткнул пальцем в пиктограмму приема. На виоме появилось лицо Михайловича. 
— Привет, Стивен! — поприветствовал бывшего командира и старого друга русский. 
— Здравствуй, Борис, — ответил Хакет и приготовился выслушать бесконечный поток жалоб на всех подряд от адмирала. Но ошибся. 
— Стив, ты часом сегодня Марзу ни к какому делу не привлекал? — Хакет на миг прикрыл глаза. «Трындец, — подумал он про себя. У Бориса слишком сильно был развита такая черта характера как «всё делается по правилам и Уставу». И по правилам, Стивен должен был сначала уведомить Михайловича, и только потом звать Тависолу на помощь. 
— Привлекал, — немного обреченным тоном ответил бразилец русскому. Борис коротко хмыкнул, как бы прося подробностей. — У нас тут ЧП было, а его сюда занесло по делам. Вот и воспользовался... этой... ну, как оно? 
— Оказией, — подсказал адмирал. — Тогда жди — скоро он к тебе заявится! — хохотнул собеседник, и советник недоуменно посмотрел на него, а затем на часы. Прошло чуть больше двух часов, с того момента, как контра покинул Цитадель. — Чем ты его так взвинтил? Он у меня даже «Кадьяк» угнал, на котором, кстати сказать, я собирался лететь на верфь, — эта новость заставила Хакета немного опешить. 
— У нас тут «Цербер» объявился, — Михайлович нахмурился, кивнул. — Куча трупов, паника, — Стивен махнул рукой. — Как обычно в общем. Он у тебя действительно челнок угнал? 
— Прямо из-под носа стянул, — хохотнул адмирал. — Теперь на такси вот добираюсь. 
— Ну, даёт, — Хакет на краткий миг задумался. — Ты давно его знаешь? 
— С того момента, как он к Кахоку прямо с улицы пришел, — фыркнул Борис, который несколько недолюбливал таких выскочек. — А что? 
— Борис, я хочу пропихнуть его в СПЕКТР, — предельно серьёзным тоном произнес Стивен и пристально посмотрел в лицо собеседнику. Русский снял фуражку, потер переносицу. Было видно, что ему не очень хочется отдавать такого ценного сотрудника, как Марза. — Можешь про него что-нибудь рассказать? А то отчеты, сам понимаешь. 
— Ну, если только что-то, — пожал плечами Михайлович. — Спец он конечно бесподобный — еще Кахоку на него молился, а я и подавно, вот только этот парень сам себе работку находил. 
— То есть? Вольный художник что ли? — в голосе бразильца проскочили нотки настороженности, ибо Хакет недолюбливал тех, кто действует только по своему усмотрению. 
— Не совсем. Он четко выполняет задания конторы, но при этом Марза сам себе задачки выискивает, — адмирал криво усмехнулся. — Или они его. Работает только в одиночку, а если и кого берет, то либо помощника этого своего, либо кто под руку повернулся в качестве массовки. Да и то — чаще всего группа поддержки на корабле сидит, а он там, в поле. Что еще? За своих зубами рвать готов, даже если это наемники привлеченные. Команды выполняет, но со скрипом и бурчанием. Да вот и всё в принципе, — он немного помолчал. — Если тебя конечно слухи не интересуют. 
— А что за слухи? 
— Да про него многое говорят: что он обезбашенный маньяк и садист, и что алкоголик и еще много чего. В основном бред, домыслы и наговоры от завистников, но пара странностей имеется. Во-первых, за все годы работы его никто не смог уложить на больничную койку — царапины и синяки максимум. 
— Может он просто везучий, — фыркнул советник. 
— Может быть, — не стал спорить адмирал. 
— А вторая странность? 
— Лет восемь назад, Тависоле в приказном порядке дали стажера. Марза всеми правдами и неправдами пытался избавиться от парня, но его поставили перед фактом: либо он занимается работой со стажером, либо катится ко всем чертям. Дела соответственно давали не самые сложные, всё шло хорошо, но потом они напали на след одного синдиката. Проработали его, отправились на задержание и.... Короче говоря, на Землю вернулся целым и невредимым только Марза. Из сорока солдат, что с ними полетели, не выжил ни один, а стажер... У стажера поехала крыша. 
— Погоди, Борис, что тут такого необычного? Такое случается — не выдержала психика у новичка, а солдаты могли в засаду попасть... — произнес Хакет. 
— Случается, не спорю. Только вот стажер непрерывно бормотал о том, что Марза вовсе не человек, а нечто иное... — адмирал поднял глаза и посмотрел куда-то вперед. — Ладно, моя остановка. До встречи, Стивен. Можешь забирать полковника, надеюсь он сможет вам пригодиться, — виом погас, оставив Хакета одного. Несколько мгновений бывший командующий сидел неподвижно, обдумывая мнение начальника УКР, потом подтянул к себе поближе блокнот. Пробежался глазами по сделанным заметкам, снова откинулся назад на стуле. Пока он не видел причин, которые могли бы негативно сказаться на возможности принятия Марзы в СПЕКТР. 
Специальный корпус тактической разведки понес просто колоссальные потери в Войне. Из семисот сотрудников в живых осталось чуть более сотни, раскиданных по всей Галактике. Многие из них получили серьезные увечья и не могли продолжить работу на благо народов, отчего Совету приходилось предпринимать серьёзные поиски подходящих кандидатов. Но за год сумели найти всего восемь существ подходящих для прохождения квалификационных тестов, которые сумели завершить только трое: два турианца и дрелл. Жнецы предложили создать несколько специальных платформ для их принятия в СПЕКТР, однако после долгих обсуждений этот вариант решили отложить до лучших времен — многие и так негативно отнеслись к факту вступления древних машин в Совет. 
Кандидатуру Марзы Стивен решил выдвинуть в тот момент, когда полковник прилетел за своей сестрой. Остальные члены Совета поддержали идею, хоть и не слишком этому обрадовались. Особенно Галес, которого контра подстрелил в свое время. После краткого совещания и недолго наблюдения за работой контрразведчика, Совет поручил Хакету собрать информацию по полковнику, сбор которой завершился недавним разговором. Теперь осталось предоставить данные остальным членам и назначить наблюдателя. Стивен протянул руку к терминалу, как из коридора послышался звон разбитого стекла, грохот и скрежет металла, испуганные крики разумных. Сразу после этого взревела сирена тревоги, в глас которой вплеталось завывание сирен машин СБЦ. Тело среагировало автоматически, этому способствовала долгая воинская служба. 
Стивен выдернул из закрепленного под столешницей магнитного захвата пистолет, вскочил с кресла, и быстро приблизился к двери, встав возле проема, и прислушался. Из коридора доносились крики посетителей, кто-то орал «Не двигаться!!! СБЦ!!!», но тут же замолк. Вспышка базарной ругани на русском, грохот упавшего тела, топот ног охраны пробежавшей мимо дверей, вопли «Не двигаться!!!», затем крик «Заходи слева!». 
«Какого черта они не стреляют?» — подумал про себя Хакет и осторожно выглянул в коридор. В дальнем конце он сумел разглядеть изрядно помятый челнок с символикой Альянса и спины охранников, которые кого-то держали на прицеле. Нехорошее предчувствие охватило советника, и он быстрым шагом направился к центру событий, намереваясь разобраться в переполохе. 
— Что здесь происходит?!! — гаркнул он, едва приблизившись к охране и полицейским. Те быстро обернулись, растерявшись при виде такого высокого начальства. В этот момент люди и нелюди немного расступились, позволив Стивену увидеть стоящего на коленях человека в очень знакомой форме, возле которого лежал на полу турианец в форме СБЦ. — Полковник Марза? Это вы? — хранители порядка образовали небольшой проход, но продолжали держать контру на прицеле. 
— Так точно, советник, — Тависола приподнял голову, и бразилец увидел тонкую струйку крови, текущую из носа полковника. 
— Уберите оружие, — отдал приказ бывший адмирал, но вооруженные солдаты заколебались. — Это приказ! — охрана опустила винтовки, а вслед за ними так же поступили и полицейские. — Полковник, что здесь происходит? 
— А встать можно? — поинтересовался тот в ответ. Получив разрешение, землянин опустил руки и встал с колен. Отряхнул форменные штаны, поправил кепи и приложил ладонь к носу, едва заметно скривившись от боли. — Советник, я нашел некоторую информацию по делу и решил предоставить её лично. К сожалению, у меня не получилось объяснить это службе безопасности, отчего возникло некоторое недопонимание, — Хакет косо посмотрел на помятый челнок, а затем покосился на валяющегося на полу работника СБЦ. — Мест на парковке не оказалось, а этот агент решил применить силу при задержании. Пришлось его нокаутировать, — в глазах полковника не было ни капли раскаянья, будто он не сомневался в своей правоте. Стивен на краткий, едва заметный миг прикрыл глаза, проклиная себя за идею пригласить Марзу к расследованию. — Советник, мы можем поговорить без посторонних глаз? — Взгляд ярко-зеленых глаз контры был жестким, словно говоря о важности найденных данных. 
Хакет отдал несколько распоряжений и жестом позвал контрразведчика за собой. Вернувшись в кабинет, советник первым делом убрал пистолет обратно в захват, чем вызвал легкую улыбку у полковника, после чего выжидающе уставился на гостя. Тот практически сразу протянул ОНД, который Стивен подключил к терминалу. Несколько секунд данные считывались с носителя, и на виоме появились голограммы подозреваемых... 

***

Советник Атара неспешным шагом приближалась к лифту, который должен был отвезти её на уровень кабинета Хакета, думая о причине, которая заставила бывшего адмирала пригласить её к себе. Она уже перебрала немыслимое число вариантов, но ни один из них не казался подходящим ни ей самой, ни коллективному сознанию её народа. Атара вздохнула и продолжила анализ. 
Первые десять месяцев её народ только и делал, что помогал восстановить разрушенное. Земля, Палавен, Тессия, Тучанка, Сур’кеш и множество других планет лежали в руинах, сожженные Жатвой. Некоторые из миров уже нельзя было вернуть к жизни, и это сильно обостряло отношения между недавними врагами, но титанический труд по восстановлению немного растопил лед во взаимоотношениях. Когда была закончена реконструкция Цитадели, сразу был поднят вопрос об избрании нового Совета. В результате атаки на Коридор, так Жнецы называли станцию, бывший Совет погиб в полном составе, как и большинство жителей, беженцев и просто находившихся в ту секунду органиков на Цитадели. Азари и саларианцы быстро нашли подходящих кандидатов, турианцы немного погрызлись между собой, но тоже выдвинули своего представителя. Люди не сразу нашли подходящего человека, и пока они решали вопрос на Земле, трио советников обратилось к Предвестнику с предложением выдвинуть своего представителя. 
Сказать, что они были удивлены, было нельзя — Жнецы предполагали, что Совет сделает подобное предложение, только исходя из того, что флот расы был самым многочисленным во всей Галактике, но получить предложение так скоро коллектив не рассчитывал. Проведя анализ действий советников, Жнецы пришли к однозначному выводу, что предложение нужно принять, но перед этим дождаться, пока Альянс выдвинет своего представителя. Когда Стивен Хакет занял место советника, на Цитадель была доставлена Атара, которая обратилась к Совету, озвучив решение её народа. 
К легкому недоумению посланницы, представитель Земли не стал возмущаться или критиковать действия остальных советников, согласившись с их доводами, но она чувствовала холодность в отношениях между ним и собой. Остальное население Галактики было слишком занято решением собственных проблем, чтобы прореагировать на вступление Жнецов в Совет. Несколько месяцев ничего не происходило, а затем к Жнецам обратились кварианцы с просьбой о помощи. Посол Ранноха попросил помочь с восстановлением иммунитета его народа, и Атара, внимательно выслушав кварианца, согласилась помочь. Совместные усилия, правда, не дали невероятного результата, но принесли некоторые плоды. На бывших врагов стали смотреть менее косо, а когда древняя раса помогла вернуть батарианцам контроль над захваченными пиратами и преступниками планетами, отношения наладились. 
Но Стивен Хакет продолжал смотреть на неё с нескрываемой холодностью, которая только усиливалась, едва они оставались один на один. Это настораживало Атару, заставляя прокручивать в голове миллионы вариантов возможных причин такого отношения. Любая попытка наладить контакт с треском проваливалась, что раздражало советницу, потому что... 
Атара глубоко вздохнула — она сама себе не смогла сразу признаться в том, что представитель Альянса ей нравился: и как личность, и как мужчина. Она досконально изучила жизнь Стивена, знала о его детях и умершей четыре года назад жене. Знала о том, о чем даже не догадывался сам Стивен, но молчала, не решаясь проявлять свои чувства. «Какая ирония, — подумала она, нажимая кнопку этажа. — Бывший враг всего живого испытывает чувства к одному из тех, кого должны были пожать». Лифт мягко заурчал и, спустя минуту, Атара вышла из кабины и остановилась, удивленно рассматривая изуродованный «Кадьяк», застывший посреди зала. Повернув голову, Жнец поняла, что кто-то загнал челнок прямо через огромное окно, пробив толстое стекло. Несколько инженеров, отчаянно ругаясь сквозь зубы, пытались решить, как вытащить этот кусок металлолома и костерили какого-то контрразведчика, сотворившего это. 
Атара напряглась, быстро обошла рабочих, пересекла коридор и остановилась возле двери в кабинет советника, прежде чем открыть её... 

— А-а-а, советник Ат...Ат...Атара, — слегка заикаясь произнес Хакет, взмахнув рукой в сторону дивана, на котором рядком сидели остальные члены Совета, настороженно поглядывая то на слегка запинающегося Стивена, то на мрачного, словно грозовая туча, меня. — Проходите, присаживайтесь, — советница Жнецов вошла в кабинет и быстрым шагом приблизилась к дивану. Поняв, что свободного места там не сыщется, она села в кресло, подобрав складки накидки, и посмотрела на меня. — Итак, господа и дамы, полковник сумел пробить подозреваемых в нападении по базам управления контрразведки. Результат... — Хакет немного замялся, — получился очень неожиданным. 
— Насколько неожиданным? — задала вопрос Атара, остальные члены Совета промолчали. 
— Очень неожиданным, — ответил вместо Стивена я и поднялся из кресла. Подошел к специально подвешенному экрану на стене и вывел на него голограмму первого подозреваемого. — Лейтенант Кайден Аленко, служил в составе 53-ей флотилии Пятого флота. Последнее назначение — разведывательный фрегат SR-1 «Нормандия», — на лицах советников появилось выражение безграничного удивления. Еще бы, услышь я такое, только бы пальцем у виска покрутил. — Погиб в 2183 во время выполнения задания на планете Вермайр, в ходе... 
— Мы знаем, где он погиб, — перебил меня Галес и внимательно посмотрел мне в глаза. — Полковник, это шутка? Потому что если так, то... 
— Я не склонен к шуткам, советник, — тут же вскинулся я, и турианец чуть отшатнулся назад. Несколько мгновений мы играли в гляделки, но мало кто в этой Галактике способен выдержать мой взгляд, особенно если я раздражен. Турианец поднял руки в знак капитуляции. — Итак, я продолжу. Кайден погиб в результате взрыва самодельного взрывного устройства, мощностью в десять мегатонн, сделанного из масс двигателя. Тела его так не нашли, хотя искать там было нечего — на месте срабатывания устройства даже пластобетон испарился. Личность была установлена по отпечатку на перчатке бронескафандра «Цербера», найденного в вентиляционной шахте. Так же имеются косвенные подтверждения того факта, что он мог выжить — несколько дней назад со счета Аленко были полностью сняты все средства, и пароль, прошу отметить, был введен с первой попытки, — четверо советников машинально кивнули в ответ, всё еще переваривая полученную информацию. Пару минут царила тишина, в которой можно было услышать, как скрипят мозги политиков. Потом Атара деликатно откашлялась. 
— У вас есть предположения по этому поводу? 
— Их много, — ответил я. — Он мог просто выжить, каким-то чудом. Или его тело могло уцелеть. Спасательный корабль прибыл на место только спустя трое суток — за это время его могли эвакуировать с планеты. Тот же «Цербер» например. А учитывая тот факт, что Призрак вытащил с того света капитана Шепарда, собрав его по кускам, можно предположить, что они могли апробировать процесс сначала на Аленко. 
— И при этом не сказать об этом коммандеру? — задала вопрос Амалия. 
— А зачем ему это делать? — ответил вопросом на вопрос я. — Логика Призрака неоднократно ставила лучших специалистов в тупик. Может, он выжидал подходящего момента, может просто скрыл этот факт... Вариантов слишком много. 
— Еще есть подозреваемые? — подал голос саларианец. Я бросил на Хакета вопрошающий взгляд, спрашивая «показать или нет?». Человек кивнул, и я протянул пальцы к уни-инструменту... 

Пара касаний сенсоров инструметрона, и на виоме появилась новая голограмма. 
Галес едва слышно выругался на турианском, а остальные советники ошарашено молчали, глядя на второго подозреваемого. Матриарх азари зашептала молитву Богине, Дюранг прикрыл глаза, прежде чем снова их открыть. Даже Атара подалась вперёд, когда присмотрелась к голограмме. 
— Духи, — пробормотал турианец и, подобрав отвисшие мандибулы, уставился на меня. — Это правда он? Или... 
— Он, — ответил я и посмотрел на голограмму. — Сарен Арториус, бывший СПЕКТР Совета Цитадели. Погиб во время атаки Назары, если быть точным покончил жизнь самоубийством, когда понял что Жнец взял его под контроль. 
— Но ведь его тело было полностью уничтожено! — воскликнула азари, прекратив молиться. Саларианец поддержал её кивком. — Не осталось никаких пригодных для клонирования образцов! 
— Мне это прекрасно известно, советник, — спокойно ответил я Амалии. — И у меня нет разумных объяснений, как он мог выжить... 
— Нам необходимо проверить эти данные, — тут же встрял турианец, а я почувствовал, что начинаю злиться. — Улика... 
— Намекаете на то, что я не разбираюсь в своем деле? 

— Полковник, — я чуть дернулся и посмотрел на советников. — С вами всё в порядке? 
— Да простите, задумался, — я потыкал пальцами в символы на уни-инструменте, вызывая новую голограмму. — Знакомьтесь — Кай Ленг, оперативный работник «Цербера», по факту бывшая правая рука Джека Харпера. Ранее служил в войсках Альянса. Поле подробную информацию, вы сможете получить у советника Хакета. Так же считается погибшим, но, в отличие от Аленко, «смерть» наступила в 2186, — краткая пауза. — Ленга убил коммандер Шепард во время штурма базы Призрака. Тело было кремировано, как и сотни других погибших. 
— Ваш вывод? — поинтересовалась Атара, внимательно глядя на меня. Затем поднесла руку к виску. 
— Опять-таки вариантов слишком много. Основной — Кай Ленг был ранен, а не убит, тело было подменено. Но без точных сведений или доказательств, гадать можно долго. Хочу обратить ваше внимание на достаточно странный факт: и Аленко и Ленг либо работали, либо сталкивались с Шепардом. Лично у меня складывается такое впечатление, что «Цербер» собирается дискредитировать нашего общего героя. С какой целью — пока непонятно. 
— Вы не ошиблись насчет дискредитации, — промолвила Жнец. — Включите новостной канал, — Хакет быстро переключил экран проектора на указанный канал. 
— ... таким образом доказывает, что за нападением на Цитадель стоит печально известная радикальная человеческая организация «Цербер», — молодая репортер-азари, буквально захлебывалась словами от восторга, — якобы уничтоженная капитаном Шепардом более двух лет назад. Как нам стало известно из достоверных источников, все нападавшие были бывшими военнослужащими Альянса и имеющими отличный послужной список. — Я нахмурился — уж слишком оперативно появилась информация у журналюг. Вывод был один, кто-то подсунул им нужные данные и отвалил денег за репортаж. Но то, что я услышал дальше, повергло меня в легкий ступор. — Одним из них является бывший подчиненный первого СПЕКТРа человека, лейтенант Кай Ленг, прославившийся в армии за свою жестокость по отношению к другим расам. Нам только остается спросить у Совета и общественности — как можно было допустить принятие людей в Совет и СПЕКТР, если у них такие «положительные» кадры... — экран погас, заставив меня обернуться и посмотреть на советников с некоторой долей злости. Те в свою очередь уставились на меня, с похожим выражением лица. 
— Очень интересная информация, — зло произнес Стивен, сверкая глазами. — Интересно, откуда у этой курицы такая информация? — вопрос адресовался именно мне. 
— Понятия не имею, откуда эта шл... особа могла её взять, — едва не выругался я. — Но точно не от меня, учитывая, как безбожно она перевирала все факты. Кроме того, это выставляет меня отнюдь не в лучшем свете, а мне такая популизация и даром не нужна, — Хакет продолжал пристально меня разглядывать, напоминая чем-то монаха из инквизиции. Возможно самим взглядом — холодным и тяжелым, как плита пресса. — Советник, сами подумайте, для чего мне нужно сливать данные о расследовании журналистам? Чтобы они залегли на дно? — глаза бывшего адмирала чуточку потеплели. 
— Но откуда они могли получить информацию? — спросил саларианец. «Да вы что, — подумал я про себя, — сговорились все тормозить? 
— Может лучше поинтересоваться об этом у самой журналистки? — слегка язвительно ответил я вопросом на вопрос. Инопланетянин поджал губы, но промолчал, не решаясь накалять обстановку. 
— Мы проверим откуда у неё могли появиться такие данные, — миролюбивым тоном произнесла Атара, стараясь успокоить всех присутствующих в кабинете. — Полковник, есть еще какие-нибудь зацепки или улики, — в ответ она получила отрицательный кивок. — Что ж в таком случае, нам необходимо решить две задачи. Первая — расспросить журналистку об источнике таких сведений. Вторая — назначить следователя по делу «Цербера». 
— Я прошу поручить дело «Цербера» мне, — произнес я, удивив всех присутствующих советников. Несколько мгновений они смотрели на меня глазами «а морда не треснет?», а я мысленно готовился буквально выгрызать это право. 
— Гхм, — откашлялся Хакет и быстро покосился на остальных советников. — Полковник, вы не ответите нам, почему вы хотите заняться этим делом? Ведь по идее этим должен заняться СПЕКТР, — я поочередно посмотрел на каждого из сидящих. Стащил с головы кепи и слегка улыбнулся, принимая слегка виноватый вид. 
— Мне уже тридцать семь, советник. Ни для кого не секрет, что в УКР оперативники служат до сорока, и мне осталось три года до того момента, как меня уволят в запас либо переведут на кабинетную должность. Так что, считайте это моим эго, мне хотелось провести действительно значимое расследование, прежде чем уйти на покой. Да, я распутал немало дел, но настоящего, — я специально выделил слово «настоящего», — громкого дела так и не провёл. 
— Вы хотите сказать, что это будет вашим последним делом в должности оперативника контрразведки? — Галес даже привстал с дивана, явно ошарашенный таким предельно честным ответом. Несколько мгновений царило молчание. 
— Вы настолько тщеславны, полковник? — негромко спросила Амалия. 
— Нет, — покачал головой я в ответ.- Дело не в тщеславии или славе. Просто мне хочется провести действительно сложную работу. Это вызов для меня, — я спокойно думал, какие еще доводы можно привести, дабы убедить Совет поручить мне это дело. Нет, конечно, был еще один вариант, но мне не хотелось к нему прибегать. 
— Хм, — подала голос Жнец. — Похвальное рвение, полковник. Господа, — обратилась она к остальным членам Совета, — думаю, мы можем принять решение прямо сейчас, — я напрягся. Теперь пан либо пропал. — Тем более что, эта просьба достаточно тесно перекликается с обсуждавшимся ранее нами вопросом, — опа! О каком вопросе может идти речь? Или я что-то упустил? Атара продолжила говорить, но теперь обращалась ко мне. — Полковник, как вы относитесь к СПЕКТР? 
— СПЕКТР? — я приподнял брови, не совсем понимая к чему этот вопрос, но тут же меня осенило. — Советник Атара, поправьте меня, если я ошибаюсь, вы хотите предложить мне должность в спецкорпусе? 
— Мы хотим предложить вам пройти квалификационный тест, полковник, — поправил меня саларианец. — В СПЕКТР нет такого понятия как возрастной ценз, а после Войны у нас практически не осталось агентов, что негативно сказывается на репутации Совета. Иногда доходит до абсурда — есть задача, но нет исполнителя. У вас достаточно большой опыт работы в разведке, вы на хорошем счету у начальства и некоторые из нас лично знают, как хорошо вы выполняете поставленные задачи. Поэтому если вы дадите согласие, то мы назначим вам куратора в ближайшее время, — мои глаза едва заметно прищурились. Куратор мне был абсолютно не нужен, более того он бы здорово мне мешал. 
— Я могу взять дело «Цербера» в качестве экзамена? — только и спросил я и получил положительный ответ. Пришлось задуматься — это дело мне нужно было до зарезу, только так я мог добраться до Него. Но тут была огромная ложка дегтя под названием «куратор», который будет совать свой нос, куда не следует. Либо пытаться решить все самому втихую от всех, либо придется работать, скажем так, в эконом режиме, не особо отсвечивая возможностями. Пару мгновений я еще размышлял, прежде чем принял решение, но всё же поинтересовался скорее для вида, чем для дела. — Совет сможет предоставить мне корабль? 
— Конечно, но только в пределах разумного, — кивнул в ответ турианец. Его мандибулы слегка шевельнулись, обозначая «улыбку». — Надеюсь, вам не нужен крейсер, — я призадумался, а потом мысленно махнул рукой — гулять так гулять. 
— Мне нужен фрегат, быстрый, мощно вооруженный и желательно с системой маскировки. С минимальным экипажем, так же нужно минимум два челнока и пилоты для них. С оружием и броней... — я прикинул размеры своего личного арсенала, который сейчас находился на Земле, — проблем не будет. Да и еще, я возьму с собой своего помощника из УКР, — Хакет на этой фразе улыбнулся. «Небось, читал мой личный файл!», — подумал я про себя. 
— Больше ничего не нужно? — спросила меня Атара, делавшая пометки на инструметроне. Я отрицательно покачал головой. — Хорошо, тогда завтра после обеда вы получите корабль и куратора. Пока вы будете заниматься расследованием, Совет предоставит вам полномочия для проведения необходимых мероприятий, — Жнец внимательно посмотрела на меня. — Постарайтесь обойтись без лишнего шума. 
Четыре советника вышли из кабинета, попрощавшись со мной и Хакетом, оставив нас наедине. Я вздохнул с некоторой долей облегчения и потер переносицу, что не укрылось от взгляда Стивена. Он коротко усмехнулся, откинулся спиной на спинку кресла. 
— Тяжелый день? 
— Не то слово, — честно признался я, чувствуя, как на плечи наваливается свинцовая усталость. В последние две недели мне пришлось изрядно побегать, выполняя задание конторы, начисто забывая о сне. Это не предел для меня, но очень близко к этому. — Советник, если я вам больше не нужен, то с вашего позволения отправлюсь обратно на Землю, — я зевнул, прикрывая рот кулаком. Спать хотелось просто неимоверно, но моим мечтам о теплой кровати дома не суждено было сбыться. 
— К сожалению, не могу вам этого позволить, — развел руками бразилец. — Вам сейчас нужно заполнить тучу бумаг, формуляров. Согласовать назначение с нынешним начальником, составить официальный запрос на выделение корабля, — я рассеянно кивнул, канцелярщины предстояло много. Хакет чуть улыбнулся. — Но в качестве компенсации могу дать это, — он вытащил из стола ключ-карту и протянул её мне. — Это ключ от квартиры в жилом массиве, можете поспать там, когда закончим. 
— Надеюсь это не ваша квартира? — только и спросил я, ради любопытства. 
— Нет, раньше эта жилплощадь принадлежала Андерсону, а затем Шепарду. Ладно, займемся работой... 

***

В квартиру я ввалился далеко за полночь, таща при этом кипу планшетов под мышкой, которые так и норовили упасть. Кроме них у меня еще был контейнер, который я забрал с почтового отдела СБЦ, прежде чем направиться на ночевку. Войдя в дверь, я остановился на пороге и присвистнул. 
— Неплохо флот живёт! — пробормотал я вслух, рассматривая двухуровневое жилье, метров в сто площадью. Свалив все планшеты в одну кучу на рояле и оставив контейнер возле дверей, прошел на кухню, ибо желудок призывно урчал, намекая, что в нем ничего не было с самого утра. Хакет пообещал, что пришлет сюда кого-нибудь с едой, чтобы «следователь по делу „Цербера" не окочурился от голода». Открыв холодильник, мой взор наткнулся на несколько пакетов из ближайшего суши-бара и три бутылки молока, которые я попросил принести, чем вызвал легкое удивление у советника. Немного подумав, я сложил все на поднос и потащился в комнату с барной стойкой, точнее в ту часть гостиной, где располагался бар. Усевшись на диван, я быстро распотрошил коробки и начал есть, параллельно прокручивая в голове ситуацию. 
Итак, плюсы: у меня есть корабль, команда для него и челноки с пилотами. Еще у меня есть весьма полезная фенька выданная советника, которая подтверждает мои полномочия, равны почти полномочиям СПЕКТР. Так же завтра прибудет Яго со всем моим барахлом, что есть хорошо. Финансировать меня согласились по факту выполнения заданий, попадающихся на пути, но я сумел выдоить из Совета круглую сумму в качестве аванса. Что еще? Отчетность можно сдавать не сразу, что позволяет немного их подзадержать. Наверное, с плюсами всё, переходим к минусам. 
Во-первых, СПЕКТР-куратор. Что с ним делать, я не знаю. Можно, конечно, устроить ему «несчастный случай», но Совет приставит нового или просто отодвинет меня в сторону. Придется терпеть и постараться не палиться. Во-вторых, у меня нет реальных зацепок, ни одной. Есть подозреваемые, но нет больше ничего. Придется потрясти свои каналы. В-третьих, нужна команда для проведения наземных операций: я, СПЕКТР и Яго — явно маловато для проведения нормального штурма. Нет, хватило бы и меня одного, но всё упирается в куратора. 
Я рассеяно скользнул взглядом по висящей напротив дивана голопанели и заметил, что она находится в режиме затемнения. Махнув рукой, я заставил сработать датчик, и на экране появилось изображение. От увиденного кусок попал не в то горло, и я громко закашлялся. 
— Святые Небеса, — кое-как прохрипел я, рассматривая фотографию, на которой была изображена целая толпа народа. Десяток людей, пара азари, два крогана, робот, турианец, протеанин и кварианка. Меня поразило не количество народа или их видовое разнообразие, а энергетика. До этого момента, я считал, что энергетику могут передавать картины, да и то не всегда. Но здесь — по коже словно пробежала волна электрического тока, и я невольно задумался, что не хотел столкнуться бы с ними в бою. Пару мгновений, мой взор поочередно перебегал по всем на фото, пока не наткнулся на сидящего на диване мужчину, повернувшего лицо к кварианке. Пару минут я пристально разглядывал коммандера Шепарда, потом протянул руку и нажал пару пиктограмм. 
«Изображение скопировано» высветилось на экране уни-инструмента, а мои губы разошлись в улыбке. У каждого из нас есть хобби, и моё хобби — коллекционирование снимков по-настоящему великих людей и их команд. В моей подборке больше миллиона снимков и фотокопий с картин и кого там только нет: политики, бизнесмены, генералы, солдаты, рабочие и тысячи других. «Эта фотография будет жемчужиной коллекции», — подумал я, и попытался убрать её с экрана. Но вместо одной пиктограммы ткнул в другую. На голопанель выскочила таблица с данными о фотографии, и я хотел было её закрыть, когда заметил, что кто-то скопировал фото сегодня утром...

Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.11.2013 | 853 | 3 | INCviziTORru, Energy Effect | INCviziTORru
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 35
Гостей: 32
Пользователей: 3

bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт