Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть пыли. Глава 3. Всем невзгодам назло

Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;
Разрешение на перевод: получено;
Переводчик: Mariya;
Жанр: драма; 
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают галактике, ничего не стало проще.
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе.



Кто-то находился в его комнате.
И пусть голова Гарруса была занята множеством мыслей, крутившихся с такой быстротой, что он и сам не поспевал за ними, но многочисленные покушения на его жизнь научили Вакариана никогда не терять бдительности. Тонкая стена не смогла помешать тепловому датчику визора зарегистрировать чье-то присутствие — незваный гость, неподвижно сидевший внутри, определенно являлся турианцем. Вряд ли это была засада, разве что ее устроил какой-то идиот, явившийся в одиночку. Однако осторожность никогда не повредит. Взяв бархатную коробочку в одну руку, другой Гаррус вытащил пистолет, а затем, нажав на ручку локтем, плечом распахнул дверь.
Несмотря на грохот, турианка, сидящая за его столом, не подняла головы, и даже если бы он не почувствовал знакомый запах, и биометрические данные не отразились бы на визоре, Гаррус с легкостью узнал форму ее черепа и элегантный гребень. При всем желании он не мог понять, как его младшая сестра умудрилась оказаться именно здесь, в то время как в последней весточке, полученной от нее, говорилось, что она едва сумела выбраться с Палавена.
Не то чтобы он жаловался. Волна облегчения захлестнула его с головой.
Не отрываясь от своего непонятного занятия (а исходя из прошлого опыта, Гаррус подозревал, что, скорее всего, присваивала его лучшие модификации оружия), она усмехнулась и сказала:
— Если бы мне хотелось скрыть факт своего присутствия, Гаррус, я бы блокировала датчики и укрылась под маскировочным плащом.
Гаррус сглотнул и опустил пистолет, пытаясь прийти в себя от неожиданности. Оставаясь к нему спиной, его сестра подняла сожженный и покореженный компьютер и произнесла: 
— Кстати, это не подлежит ремонту. Не могу поверить, что ты пытался. Хотя ты определенно кое-чему научился с тех пор, как в последний раз являлся объектом моих насмешек.
— Я, э... — Он мотнул головой. — Это не я. Мой друг. Кварианка. Неважно, послушай, Солана, что ты...
Положив одну руку на столешницу, она обернулась к нему.
— Это все объясняет. Чертовски филигранная работа.
— Солана, — повторил Гаррус, игнорируя ее поддевку, — как ты здесь оказалась?
— Я нахожусь тут давным-давно. Ты можешь поверить, что дождь идет уже двадцать три дня? Подряд? — его недоверчивый взгляд заставил ее пояснить, — Отряд разведчиков подобрал нас на Палавене, и когда пришел сигнал к мобилизации, они просто взяли нас с собой. Военный корабль не станет отклоняться от курса только чтобы высадить парочку гражданских, — ее жвалы огорченно шевельнулись, и Солана опустила голову. — Именно так. Число эвакуированных с Цитадели тоже не слишком-то радует.
Гаррус поспешил запрятать воспоминания о лицах и именах коллег, друзей, беженцев в дальний уголок своего разума. Он подумает об этом позже. После того, как... позже.
— А... папа? Он...как он...?
Солана вздохнула.
— Усталый, грустный. Работает с примархом Виктусом, обеспечивая спокойную обстановку в турианском лагере. Не знаю только, что мы будем делать, когда кончатся декстро-рационы. Он бы составил мне компанию, если бы я ему сообщила, но мне не хотелось давать ему ложную надежду. Уже в четвертый раз я прихожу сюда, услышав слух о том, что «Нормандия» вернулась. Это тебе не списки пассажиров просматривать — со связью совсем плохо. С таким же успехом можно было слать сообщения голубиной почтой. Или при помощи бешеных пыжаков. На этой планете вообще водятся пыжаки? — Солана покачала головой, а Гаррус вдруг понял, что и она была очень усталой и печальной. 
— Гаррус, — произнесла она вдруг совсем иным голосом, и его сердце сжалось. — Я... мы все сожалеем. Насчет нее. Насчет... всего. Я даже представить себе не могу.
Наверняка могла, по крайней мере отчасти. Ведь по имеющейся у него информации, ее любимый был так же потерян для нее, как и Шепард для него. Возможно, навсегда. К тому моменту, как завершилось строительство Горна, Гаррус уже несколько недель ничего не слышал от своего заместителя в оперативном отряде. Даже если Наксус и выжил, Требия находилась слишком далеко от Солнечной системы по меркам галактики, внезапно оставшейся без ретрансляторов.
Сделав еще один шаг вперед, Гаррус положил коробочку на стол, попутно оглядывая идеальный порядок, который сестра навела на его рабочем месте, пока он был на встрече с Хакетом.
Он также заметил то, на что не обратил внимания ранее: хлипкий человеческий стул был отодвинут в сторону, а его сестра сидела на чем-то совершенно ином — металлическом кресле, оснащенном колесами. Очевидно, ей было не очень удобно, поскольку оно явно предназначалось человеку, а не турианцу, и Солана немного изменила конструкцию, чтобы иметь возможность с комфортом разместить свои шпоры.
Вернее, правую шпору. Левая отсутствовала вместе со всей ногой от колена.
— Ааа, — протянула она до того, как он успел что-либо сказать. Солана не опустила взгляда, продолжая смотреть вперед на задернутые серые занавески, скрывающие серый же вид из окна. — Это. Да. Я бы поднялась и обняла тебя, но, боюсь, придется тебе подойти ко мне.
— Папа сказал, что ты сломала ногу, — все еще находясь в шоке, произнес Гаррус, и голос его прозвучал излишне резко.
Солана просто пожала плечами и склонила голову набок. Его пугало то, что она улыбалась, хотя он и видел боль, затаившуюся в ее глазах. 
— Так и было. Сломала. Полностью. К счастью, мне никогда не светила блестящая карьера в танцах. 
— Это не...
Она вздохнула и примирительно подняла руки, прося его замолчать.
— Перелом был сложный. Кость просто раздробило. Я просила папу оставить меня, но он не послушал. Мы оказались непонятно где, и медигель кончился. Пошло заражение, и к тому моменту, как мы попали на корабль, врачи могли только остановить распространение инфекции радикальным способом.
Судя по субгармоникам, она была не такой безразличной к этому вопросу, какой пыталась казаться, но Гаррус не стал заострять на этом внимание. Ее следующие слова прозвучали так, будто она повторяла их снова и снова, надеясь, что они станут более осязаемыми, более реальными и менее ужасающими.
— Ученые сделали огромный шаг вперед в клонировании тканей, и как только все уляжется, меня сразу же подлатают.
Он не мог подобрать слов, чтобы выразить свое сожаление, что все так вышло, и радость, что она жива, а потому просто присел перед ней, и Солана подалась вперед, принимая брата в объятия и, в свою очередь, обхватив его руками.
— Черт возьми, Гаррус, — пробормотала она, уткнувшись лицом ему в шею. — Я так счастлива тебя видеть.
Только когда Солана отстранилась, Гаррус выпустил ее из своих рук, и она тут же пихнула его в бок.
— Только попробуй посмотреть на меня с жалостью, и я убью тебя во сне, — пригрозила она. — Со мной все в порядке. Я даже выгляжу лучше, чем ты. Тебя что, не кормили на том корабле?
Гаррус не смог улыбнуться даже для своей сестры. Однако он взял ее ладонь и сжал в своей.
— Если мне нельзя тебя жалеть, то и ты не смей жалеть меня.
Она кивнула, но не свела с него взгляда ярко-коричневых глаз, и Гаррусу пришлось первому разорвать зрительный контакт.
В этот момент Солана так походила на их мать. Ее последние слова, сказанные перед смертью, всплыли в памяти и никак не желали снова забываться: «Что ты видел, что стал таким печальным, таким черствым, таким сломленным? Что ты потерял, что заставило тебя так бояться?»
«О, мама, я не знал. Я не знал, что все станет настолько плохо. Я не имел ни малейшего понятия».
— Мне жаль, но я ничего не слышал с Палавена, — добавил Гаррус, прекрасно осознавая горечь этой темы. — По крайней мере, в последнее время. Может быть, ты...?
Отрицательно покачав головой, Солана направила кресло прочь от стола.
— Путь так долог без ретрансляторов.
Гаррус мысленно дал себе задание в следующий раз спросить Хаккета о состоянии ретрансляторов. В конце концов, они же сумели построить Горн в считанные месяцы, и сейчас все лучшие умы галактики продолжали трудиться вместе, на этот раз предположительно над проблемой разрушенной сети ретрансляторов. Даже не имея чертежей, ученые наверняка смогут что-то сделать.
Эти невеселые мысли, однако, натолкнули его на одну потенциально положительную идею — похитители Шепард, несмотря на фору в месяц, не могли уйти далеко. Черт. Может быть, они вообще не покидали Землю, хотя адмирал, очевидно, придерживается иной версии. 
Закрыв глаза, Гаррус глубоко вздохнул. Сам воздух казался ему серым, и он вспомнил о ярко-красном цвете жетонов Шепард и бледно-розовом цветке на дереве.
Я не знаю, что делать с серым.
Не нужно пытаться решить все проблемы разом.
У Шепард и на это имелась поговорка: искать иголку в стоге сена. Гаррус никогда не видел стога сена, однако понимал пословицу достаточно хорошо, чтобы ощутить леденящий душу ужас.
— Могу я чем-то помочь? — мягко спросила Солана.
— Нет, — автоматически ответил он и открыл глаза как раз в тот момент, когда она нахмурилась. Вздохнув, Гаррус добавил: 
— Возможно. Предположим, тебе надо спрятать самую известную женщину в галактике. Как ты провернешь это? Куда ты поместишь ее? И ради чего, черт возьми, будешь насмехаться над ее людьми, большинство из которых уже и так уверено, что она мертва?
— Гаррус, — произнесла Солана, и хотя в ее голосе не было слышно жалости, он явно ощутил ее беспокойство и страх.
Он резко откинул крышку бархатной коробочки, отчего жетоны внутри звякнули, и, протянув руку, сестра перевернула их. Проведя пальцем по выгравированному на металлических пластинах имени, она покачала головой и издала огорченный звук.
— Я найду ее, — сказал Гаррус.
Солана закрыла коробочку и оттолкнула ее прочь, словно один ее вид причинял боль.
— Какой еще информацией ты располагаешь?
Мгновение Гаррус раздумывал над тем, чтобы солгать, но решил все же говорить правду.
— Я знаю не так много, но у меня есть результаты теста ДНК.
— Гаррус, — едва слышно повторила сестра.
— Я знаю.
— Она может оказаться...
— Я знаю.
— Они могут потребовать выкуп...
Он поднял голову и посмотрел ей в глаза.
— Солана, я знаю. Это не имеет значения.
Подойдя к окну, Гаррус откинул занавеску. Солнце так и не показалось, но по крайней мере дождь прекратился. Хотя тишина без размеренного перестука капель по стеклу странно действовала на нервы.
— Я не прошу тебя сдаться, — объяснила она. — Я просто хочу, чтобы ты подумал о вероятностях.
На улице отряд техников в форме Альянса тащил обломок Жнеца («Нога, — подумал Гаррус, — сломанная нога») по грязи в направлении высившейся вдалеке кучи металлолома. 
Кладбище. Или как там его называют.
— Это не первое дело о похищении, над которым я работаю, Сол.
Или не первое убийство.
— Конечно, но ты и понятия не имеешь...
— И все же.
— У тебя нет места преступления, чтобы искать улики, нет...
— Я осознаю это.
— В самом деле? — с горечью переспросила Солана. — Сейчас я понимаю все это намного лучше. В прошлый раз, когда она... ты исчез на два года, не оставив ни следа, Гаррус. Прости, но мне это не нравится. Я... я не хочу снова тебя потерять.
— Это не то же самое.
Один из техников поскользнулся в грязи и, падая, увлек за собой троих коллег. Четвертый вовремя отскочил в сторону, а затем, смеясь, принялся помогать друзьям подняться. Гаррус покачал головой. Человек смеялся. Тащил обломок Жнеца и смеялся.
В этот момент смех казался Гаррусу более неуместным, чем останки разумной машины.
Веселье инженеров возмущало его. Шепард, он был уверен, присоединилась бы, а после направилась бы к ним, чтобы помочь.
— И ты... Прости, но я должна спросить: ты доверяешь им? Людям, которые хотят отправить тебя на ее поиски? Видят Духи, когда ты на чем-то концентрируешься, то напоминаешь варрена с пыжаком в зубах. Может быть, они отсылают тебя в погоню за призраками, чтобы ты не посмел озвучивать недовольство, не стал бы мешать им? Может быть, они дают тебе ложную надежду, чтобы заставить молчать?
Эти слова наконец отвлекли Гарруса от наблюдения за покрытыми грязью и все еще смеющимися техниками. Обернувшись, он обнаружил, что сестра успела приблизиться к нему. Необходимость смотреть вниз, чтобы удерживать ее взгляд, сбивала с толку.
— Молчать о чем?
Солана нахмурилась, раздраженно двинув жвалами, однако Гаррус искренне не понимал причин ее недовольства.
— На вашем корабле жила та женщина — военный корреспондент. Как ты думаешь, чем она занималась? Вела передачу о вкусной и здоровой пище и новинках моды? Коммандер Шепард может быть самой узнаваемой женщиной в галактике, Гаррус, но я гарантирую тебе, что ты — самый узнаваемый турианец.
Эта мысль показалась ему неприятной, но он лишь пожал плечами.
— И что?
Солана всплеснула руками.
— Духи, Гаррус! Ты что, пропустил тот момент, когда твой командир стал одним из самых эффективных политиков? Мир между турианцами и кроганами? Между кварианцами и гетами? Объединенные силы галактики сражаются против чертовых Жнецов в тысячах световых лет от своих родных миров? Поверь мне, если бы она находилась сейчас здесь, вся галактика ожидала бы от нее наставлений.
— Я не Шепард. И я не политик.
Глубоко вздохнув, Солана принялась объяснять, словно маленькому ребенку:
— Ты был советником по проблеме Жнецов Турианской Иерархии, Гаррус, и каким-то невероятным образом мы только что выиграли войну, к которой ты нас готовил. Ты являлся правой рукой коммандера Шепард. И даже чем-то большим, гораздо большим для нее, если верить таблоидам. Проснись, же — ты политик, хочешь ты того или нет. Люди будут смотреть на тебя, потому что им нужна она, а ты стойко ассоциируешься с ней в умах людей.
Прежде, чем он успел придумать ответ, который не был бы полным отрицанием, снаружи до них донесся голос:
— Вакариан!
Секундой позже дверь распахнулась с такой силой, что, ударившись о металлическую стену, с грохотом отскочила. Гаррус уже тянулся к оружию в тот момент, когда Заид Массани — такой же сварливый, как и обычно — появился в проеме. 
— Где твоя чертова охрана? Я мог бы просто войти сюда и пустить тебе пулю в лоб, пока ты сидел бы со спущенными штанами, и никто... ох. Эээ... Не ожидал, что у тебя гости.
В любое другое время то, как Заид вдруг переменился в лице, заставило бы его рассмеяться. Сейчас же Гаррус лишь фыркнул, а Солана приветливо махнула рукой.
— Заид Массани, познакомься с моей сестрой — Соланой Вакариан. Сол, держись подальше от этого человека, от него одни неприятности.
— И это говорит засранец, положивший пол-Омеги, когда был вооружен лишь одной пушкой и плохим настроением.
Гаррус без труда заметил заинтересованный взгляд, который Солана бросила в его сторону.
— Кажется, это должна быть занимательная история, — заметила она.
— Сол... — попытался запротестовать Гаррус.
— Должна быть! — воскликнул Массани. — Ты хочешь сказать, что никогда об этом не слышала? Чертов засранец...
— Завален работой, — перебил его Гаррус. — Которой и займется после того, как проводит сестру до турианского лагеря.
— Черта с два, — прорычал Заид. — Я прекрасно знаю, что ты сидишь здесь, жалея себя, но тебе придется со мной выпить, нравится тебе это или нет. А та фигня, что якобы нуждается в калибровке, подождет другого раза. 
— Я не спешу, — добавила Солана, всем своим видом призывая брата попробовать выставить ее за дверь. — Даже не откажусь от выпивки.
— Вот это совсем другое дело.
— В нашей семье вся харизматичность досталась мне, — проговорила она сладким голосом. — А Гаррус получил...
— Палку в заднице?
Откинувшись на спинку, Солана скрестила руки на груди и с легкой улыбкой произнесла:
— Кажется, вы уже нравитесь мне, мистер Массани.
— Просто Заид, — поправил он ее.
Последовавшая за этим краткая пауза позволила Гаррусу наконец-то спросить:
— Какого черта ты тут делаешь, Заид?
Мужчина приподнял брови и усмехнулся.
— Я тоже рад тебя видеть. Я встретил огромного крогана — Рекса. Он сообщил, что Альянс занимается здесь перегруппировкой, и я решил, что это будет идеальным местом, чтобы дождаться одного из вас и узнать наконец, что же случилось.
— Мои догадки ничем не лучше твоих, — возразил Гаррус, покачав головой и стараясь не смотреть на маленькую бархатную коробочку. — Однако я расскажу тебе все, что знаю.
— За выпивкой. Я не стану слушать эту хрень трезвым.
Гаррус притворился, что не понял промелькнувшей на лице его гостя тени эмоции. Заид же тем временем повернулся к Солане и спросил:
— Он и вправду не рассказывал об Омеге?
— Он мне вообще ничего не рассказывает.
— Что ж, девочка, мои истории гораздо сочнее, но для разогрева я поведаю тебе парочку его собственных.
Солана хмыкнула.
— Жду не дождусь. Особенно, если Гаррус так и не присоединится к нам...
— Ладно, — простонал тот. — Ладно. Одна история. Одна.
Прежде, чем выйти, Гаррус взял из коробочки жетоны и спрятал их в свою одежду. На всякий случай, сказал он себе.
В конце концов, Заид прав.
Охрана была ни к черту.
 
 
 
Отредактировано.SVS 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 21.07.2013 | 1205 | 3 | Mariya, Горсть Пыли | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 20
Гостей: 19
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт