Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 3

Жанр: экшен/приключения/драма; 
Персонажи: м!Шепард;
Аннотация: Продолжение истории Шепарда, обучение на десантника.;
Статус: в процессе;




Два года из меня и ещё сотни ребят, как из заготовок, инструктора выбивали весь шлак и мусор, вбивая в плоть умения, чувство локтя и чутьё на опасность. Некоторые не выдержали и перевелись в матросы и обычную пехоту. Несколько погибло в ходе подготовки. Но те, кто остался, становились практически единым целым, взаимозаменяемым организмом. На третий год должна была пойти боевая специализация, так как на поле боя нужны были не только разносторонние бойцы, но и специалисты.
Утреннее построение началось как обычно с первыми лучами Солнца. Лично командир базы вышел к нам. Весь инструкторский состав стоял по стойке смирно. Для всех было понятно — сейчас будет что-то важное. Он обвёл нас взглядом и начал:

— Для вас не секрет, что первые два года подготовки были завершены вчера. Сегодня вы начинаете настоящую подготовку, чтобы вступить в десант. Те из вас, кто смогут её пройти и выжить, вольются в наши ряды, для всех остальных похороны оплатит Альянс. Не для того вас тут два года кормили и учили, чтобы выпускать недоделок! Ваше первое назначение — база на спутнике Титан. Именно там вы закончите ваше обучение. И если от командира базы ко мне придет хоть одна жалоба на вас — лично кости переломаю. А теперь, давайте идите, транспорт ждёт. Я в вас верю, вы должны стать лучшим выпуском этой базы! Служу Альянсу!

Рёв восьмидесяти глоток был ему ответом.

— Будет выполнено, сэр! Служу Альянсу, сэр!

Военный транспорт доставил нас сначала на Луну, в лунный центр подготовки для акклиматизации к уменьшенной силе тяжести. Обучение шло своим путём, боевые костюмы для работы в космосе оказались достаточно просты в работе. Правда, ровно до того момента, пока не отказывала какая-либо система, что происходило, по счастью, редко. Пока мы учились работать в костюмах и в невесомости, нам попутно преподавали стратегию и тактику ведения боевых действий Альянса. Правда, преподаватели считали, что это самое главное, и вдалбливали в нас знания с силой копра. Тактика ведения боевых действий для нас была более ценна и впитывалась лучше. По окончании двухнедельного цикла нас разделили на две неравные группы. Меня в числе нескольких товарищей поставили отдельно.
Преподаватель курса вышел к нам на построение. Оглядев наши группы, он достал список и начал зачитывать. Группа, в которой я стоял, получала ещё 300 часов по тактике. По оставшейся части прошёл смешок насчёт неуспевающих. С учётом того, что нам наговорили про Титан, — спать нам не предполагалось и так, но вот откуда нам за год должны были нарисовать ещё 300 часов? По 25 часов в сутки, что ли? В стойке смирно особо не узнаешь, как отреагировали твои собратья по несчастью, но кожей чувствовалось уныние.

— А также все вышеперечисленные получают своё первое звание — капрал. Вольно! Разойдись!

Это было нечто: то, что мы вкалывали на тренировках, на занятиях — и первое звание! В это было просто невозможно поверить, но нашивки на форме были более чем однозначны. Внезапно в казармы вошёл старший лейтенант.

— Шепард, к командиру, бегом.

Недоумевая в чём дело, я прошёл к командиру базы. К командиру базы вообще никогда никого не вызывали, максимум к офицеру по воспитательной работе, для стимуляции, так сказать, мыслительной деятельности. Пару раз такая стимуляция заканчивалась «губой» на пару суток. Ничего хорошего, конечно, но что поделать. Иногда жизнь поворачивалась задом в неожиданный момент. Однако сейчас для головомойки не было повода. Во-первых, тут мы не набедокурили ещё, а во-вторых, за последнее время банально не было времени ни на что (и сил, кстати, тоже). Поэтому вызов был чем-то иным, чем-то необычным. А любое необычное при полном отсутствии информации не могло считаться нормальным. Прибыв к кабинету, я обнаружил там секретаршу, которая предложила мне подождать в приёмной. Дверь кабинета открылась, и оттуда вышли трое: командир базы и двое десантников, мужчина и женщина.

— Ну, я вас оставляю. Только не забудьте, у него отправление через 2 часа.
— Конечно, адмирал, спасибо вам за помощь.
— Шепард! — звонкий голос женщины нарушил секундную паузу. — Ого, ты уже капрал? Ну ты, однако, быстр!

Я всё никак не мог понять, откуда я знаю её, — и вдруг меня осенило: это же Мари! Мари, с которой я был на Арктуре! Она изменилась с того момента, как я видел её последний раз, перед тем как улететь. Она была в форме десантника, в звании лейтенанта, а рядом с ней был... Дин, собственной персоной, он дослужился до старшего лейтенанта.

— Лейтенант Мари... старший лейтенант Дин...

Я замялся, так как их фамилий я не знал никогда, а по именам это звучало глупо. Мари подбежала ко мне и обняла. Дин подошёл и пожал руку, дружески ткнув в плечо.

— Мари наконец-то согласилась стать моей женой. Пару недель назад мы расписались и у нас медовый месяц. Вот решили погулять по Земле, а тут ты оказался под боком. Ну и заглянули на огонёк. И давай без чинов, а? Мы сейчас не на службе.
— Мари, Дин, поздравляю от всей души. Я так рад вас видеть! А капрала дали сегодня, только что. Как там на Арктуре? Как у вас дела были эти два года?
— Не всё сразу, Унклар! Пойдём, посидим немного, до твоего отлёта времени ещё много, а у нас через час челнок обратно на Землю.

Мы просидели в столовой базы и поговорили обо всём. Что и как было в лагере, как у них на базе. Мари рассказала даже, как Дин ей делал предложение. Дин сначала сидел нахмуренный, потом рассмеялся и сказал, что теперь их танец с Мари крутят в «Победителе», а не наш.

— Так что, парень, придётся тебе искать другую невесту.
— Дин, я...

Тут они уже оба расхохотались надо мной, и я, поняв, что они меня вдвоём подкололи, присоединился к ним. Время пролетело быстро, слишком быстро. Мне хотелось поговорить с ними ещё о тысяче вещей, но пора было расставаться. Дин посмотрел на часы и коснулся руки Мари. Она чуть вздохнула и приникла к его плечу. Им было пора лететь обратно. Чуть расстегнув молнию, она показала мне тот самый кулон, который я ей подарил два года назад. Позолота стёрлась, оставив серебряную основу. Я взглянул на Дина: всё-таки это был подарок, сделанный мной его девушке, и я искренне надеялся, что он не знал при каких обстоятельствах. Дин усмехнулся мне.

— Знаешь, парень, я сначала думал, что, когда встречу тебя, даже не знаю, что сделаю. Но потом понял, что именно надо сделать. Шепард, спасибо тебе за мою жену. Если бы не ты тогда, я бы никогда не смог её найти, несмотря на то, что она была всегда рядом. И она не нашла бы меня. А твой подарок будет всегда напоминать, что счастье можно найти там, где его не ждёшь.
— Твой дракончик, кстати, очень вписался на полке у меня, теперь, ищу новое место. Его словно там не хватало. Теперь вот в новом доме будем искать ему место.
— В новом доме?
— Ну да, — Дин довольно потёр ладони. — Мы с Мари купили дом на Элизиуме. Когда закончим службу, будем там жить. Вот тебе адрес, не потеряй, когда будешь в тех краях — ждём в гости. Райское местечко!
— Ну, я только через год смогу, не раньше. Обучение закончится, и тогда только смогу слетать.
— Вот и хорошо, заодно на маленьких посмотришь.

Я недоумённо посмотрел на Мари. Она хитро и смущённо улыбнулась. Дин, приподняв бровь, ответил на моё недоумение заговорщицким шёпотом.

— Только капитану молчок, а то он меня уже грозил под трибунал отправить за то, что я его самую лучшую сотрудницу увёл. Ладно, нам пора. Проводи до шлюза.

Мы прошли по коридорам базы к отсеку. Дин обнял меня и пожал руку, пожелав успеха. Мари расплакалась, обняла и поцеловала. Было немного грустно и в тоже время радостно. Грустно расставаться с ними, радостно, что у меня есть такие друзья и они помнят обо мне. Вдруг Дин хлопнул себя по лбу.

— Вот балбес! Забыл же ведь, на, держи. Это Мари постаралась для тебя найти. Всё, что смогла поднять. Посмотри на досуге.

Он протянул мне голодиск. Они отсалютовали мне как равному, и я, с неизвестным мне раньше чувством, отдал им честь. Обняв друг друга, молодожёны ушли в камеру; я остался смотреть на закрытую дверь отсека. Чуть дрогнул пол коридора: это стартовал челнок с Мари и Дином. Всё, пора было возвращаться в казарму к ребятам.

В транспортник мы грузились уже в полной экипировке, со стандартным набором вооружения. Сопровождающих на этот раз не было, что лично меня немного напрягло, так как обычно нас всегда сопровождал офицер. Пока я размышлял над этим несоответствием, к нам обратился по внутренней связи пилот и передал нам вводную. Нашу группу разбили по отделениям, каждому капралу приписали группу рядовых. На инструметроны пришло сообщение с координатами базы и боевой задачей. Нас десантировали на поверхность спутника, и мы должны были добраться до базы своим ходом. Время на это отводилось 5 часов, система автономии каждого костюма гарантировала 10. Возбуждённо переглянувшись, мы все поняли: вот теперь обучение пошло в полевых условиях. Каждая группа получала свою точку десантирования — задача была у всех одна. Первые — отдыхают, последние — чистят гальюн. Для экстренной связи применять код 6. Всё, конечно бы, ничего, но знания о самом Титане были скудные. Доступ в экстранет отсутствовал, и уточнить возможности не было. Взломать терминал для ребят было делом минуты, но выход был безнадёжно обрублен. Значит, добираться придётся вслепую.

— Парни, в задницу первый-последний. Местность мы не знаем, блуждать нахрен не надо. Титан — база экстремальной тренировки, а не детский сад. Координируем группы по высадке, связь на канале 1124.
— Боишься, что последним придёшь?
— Точно! Гальюны всей базы будут твои!
— Каким надо, таким и приду. Только если скоординируемся, то придём, а не за нами прилетят.
— Унклар, отвали. Здесь не война, а обучение.

Плюнув про себя на спорщиков, решил действовать по обстоятельствам. Начал вспоминать всё, что знал про Титан: плотная атмосфера, водяной лёд, метановые реки и озёра, возможен дождь и снег, метан-этановый. Холодно, около −180 по Цельсию. Поёжившись, прикинул ресурсы костюма: продержится ли он 10 часов? Получалось, что времени было впритык. Скинул, что вспомнил, в файл и разослал его всем парням. Чем больше будет знать о том, куда идём, тем выше шансы на то, что доберёмся сами. Возбуждённый гомон вдруг начал стихать: судя по всему, текст прочитали.

— Эй, скажи, что ты пошутил. Это же задница, а не место!
— Как мы там пройдём, не зная местности?!
— Слушай, ты гонишь, нас не выбросили бы в таком месте, это же просто самоубийство там идти.
— Кто не хочет идти, может сразу кинуть код 6. Так что в чём проблемы? Только мы кто — десант или тряпки? Боевое задание у нас есть, мы должны его выполнить! Кто хочет поднять лапки, сразу пусть валит, а кто со мной, после высадки координируемся и идём на базу! Вопросы есть?
— Не гони! Кто главный будет, мы здесь все равные!
— Каждый ведёт своих, главного нет, связь только между нами, кто что замечает, сообщает остальным. Если что идёт не так, помогаем друг другу. Тут, возможно, подземные метаноёмы, поэтому аккуратнее. Местная жизнь вроде отсутствует.

Распределив между собой позывные групп и договорившись о совместной работе, начали проверять экипировку. Проверив себя, я начал проверять и всех своих в отделении. Никто не возражал против работы капралов: дисциплину в нас вбили крепко. По внутренней связи пилот предупредил:

— Отделение 1, до точки высадки 3 минуты.

Первая группа уже стояла у рампы, готовая к выброске. Я со своими ребятами шёл третьим, в голове вспоминались правила десантирования на незнакомую местность, в режиме боевого противодействия противника и в обычном режиме. Как-то нас встретит Титан?
Первые две группы ушли, насколько успешно мы не знали: броня корабля успешно глушила связь с поверхностью. Наконец наша точка, корабль завис в атмосфере спутника, и я первым выпрыгнул наружу. Оранжевое небо, округлые небольшие камни и поверхность достаточно ровная, будто выглаженная. Перекатившись после приземления (или после прититанивания?), выхватив снайперскую винтовку, начал проверять свой сектор. Остальные бойцы также, друг за другом, занимали свои места по периметру, закрывая свои сектора.

— Чисто.
— Чисто!
— Всё чисто, командир.

Слово «командир» прозвучало как музыка для меня: значит, мои ребята приняли моё командование! Это словно окрылило, всё казалось уже не таким страшным. Определив местоположение и связавшись с уже высадившимися группами, начали рассматривать наше положение. Через сорок минут весь наш курс был на поверхности. Несмотря на то, что костюмы работали на полную, было как-то прохладно. От базы мы оказались почти серпом: первые чуть дальше, последние чуть ближе.

— Ну ладно, парни, хватит прохлаждаться, двинулись.

Связь была не ахти, похоже, сказывалось близкое расположение Сатурна и его магнитосферы. Час прошёл в молчаливом движении по направлению к базе; за это время мы смогли подравнять общую удалённость от базы для каждого подразделения. Ничего не предвещало каких-либо сложностей, кроме перебирания через редкие метановые ручейки. Ориентироваться на местности в одиночку было бы тяжело, так как приметных ориентиров не было, а за мелкие взгляд не цеплялся. Непривычный ландшафт и оранжевый цвет неба (и всего остального) всё же не давал какой-либо явной опасности, и поэтому крик от первого был неожиданностью.

— Нас атакуют! Мы под огнём!

Это было настолько внезапно, что среагировать успели только в одном: залегли. Тотчас от десятого пришёл такой же вопль.

— Мы под атакой!

Надо было что-то решать, иначе нас просто накроют по отдельности. Выбирать было не из чего, кто атаковал неизвестно, но, похоже, это был наш тест.

— Второй, ждите нас, четвёртый, пятый, в направление второго! Восьмой, к девятому бегом, шестой и седьмой, в точку девятого! Девятый, дождался восьмёрку и работай! Двойка, жди нас! Остальные по два собрались, по ситуации действуйте!

Подняв своих ребят, бегом рванули к двойке, по счастью, Карина, капрал двойки, всё поняла и дождалась. Первый и десятый были плотно под огнём, диспозицию описать не могли, приходилось действовать вслепую. До первого отряда было километра три, оттуда неслись звуки боя. Парни и девчата держались, как могли, с учётом открытой местности практически отлично. Раскрыв винтовку, начал просматривать, что впереди. Единичка втянулась в высохшее русло, видимо, какой-то речушки, и их накрыли с холма на другой стороне. Хуже всего было то, что с нашей стороны была только низина, а господствующая высота была как раз напротив. Был ещё один холм, но всё равно на той стороне реки, и добраться до него, не словив от противника, было невозможно. Но выхода не было: если идти в лоб, нас просто раздавят и первых добьют.

— Карина, бери всех своих, и старайтесь пробиться к Джеку, как доберётесь, дайте огонь из всех стволов, я пройду со своими на холмик выше по течению. Тройка и четвёрка пусть тоже массируют их стрельбой, как подойдут. Мы через русло туда наверх.
— Ты свихнулся, что ли? Вас там перещёлкают всех!
— Это единственный выход. Вам тут тоже будет несладко, не рассчитывай.

Взмах её руки был жестом крайнего несогласия, но она пошла, выполняя мой приказ. Нам же с ребятами надо было прорваться через реку огня, если там только, конечно, не идиоты.
Идиотами они не оказались; Карина и Джек старались, как могли, но и у них были потери, и высунуться для прицельного огня шансов не было. Из семи человек до холма дошло только четверо; мало, слишком мало. Но наши товарищи были внизу под обстрелом, и плакаться времени не было. Откуда-то всплыло «Огонь противника всегда попадает в цель». У десятки и остальных дела были не сахар, но, кажется, лучше, чем у нас. Я подполз к вершине холма и уже подумывал, высовываться ли или не стоит. Проверка не помешает: явно нас посчитали, когда мы штурмовали реку, а это значит, нас ждут. Распределив своих по сторонам холма, мы начали. Два булыжника, высунувшиеся над холмом, слетели, сбитые выстрелами противника. Мы с ребятами высунулись следом и успели дважды выстрелить до того, как нас накрыли самих. Карен и Шульц успели скрыться, и ответная стрельба не нанесла им урона; мне повезло, задержавшись на мгновение, чтобы оценить обстановку, почти поймал выстрел. Пуля расплескалась о грунт рядом со мной. Обернувшись, я увидел, как Мин скатывается с холма. Она отвлекла булыжниками снайперов, но, похоже, слишком высунулась сама. Позиция была для нас проигрышной: на соседнем холме окопалось больше двух десятков солдат противника, засада была подготовлена заранее, и работали там хорошо тренированные бойцы. Более того, нас уже пасли несколько человек, правда это отвлекало их от первого и второго подразделений, точнее от того, что от них осталось. Из четырнадцати человек в строю было девять. Четверо из первого и пятеро из второго, Карина старалась их держать. Джек уже лежал на земле без движения. Наконец, четвёрка и пятёрка подоспели и накрыли холм противника огнём. Для нас это был шанс, наконец, ответить за своих ребят. Как только подошедшие открыли огонь, мы сразу высунулись и начали работать по снайперам противника, Карену не повезло: его как-то смог вычислить снайпер, и он уткнулся в холм. Оставшись вдвоём, мы доработали по тем стрелкам и смогли, наконец, с высоты взять на прицел холм. Стрельба с двух сторон, а когда Ари догадался пробиться во фланг и с трёх, явно пришлась не по вкусу нашим врагам.
Внезапно всё поле боя ярко осветилось: нас накрыли мощными прожекторами. С неба рухнули машины поддержки. В наушниках взорвался командный голос.

— Отставить огонь!

Стрельба стихла; мы понимали, что выхода нет: сделать что-либо с этими махинами без тяжёлого вооружения было нельзя. А у нас, кроме лёгкого стрелкового, не было ничего. Машины одна за другой садились на поверхность, и люди оперативно начали грузить всех убитых с обеих сторон. Противники вышли из своего укрытия и приблизились к нам. Однако с их приближением росло чувство какой-то нелепой ошибки. Этого не могло быть в принципе! Все подошедшие носили стандартные боевые костюмы десанта, но это значило, что мы вели перестрелку со своими... С горечью подумалось о дружественном огне, в котором погибло столько хороших ребят. И десятка давно молчит, как там они... На наш холм поднялся ещё один человек; когда он приблизился, я смог разглядеть его знаки различия. Каперанг, скорее всего, командующий этой базой.

— Капрал Шепард, ВКС Альянса! Я...
— Капитан первого ранга Адам Рахотцки, командующий базой подготовки космического десанта Титан. Отличная работа, капрал Шепард. Считайте, что первую проверку вы прошли. Дальше будет видно, но пока вы мне нравитесь. Тем хуже для вас.

Капитан кивнул и начал спускаться с холма. Окружившие нас десантники указали нашу машину, в которую мы и забрались. Все, кто остался, летели вместе. Я посмотрел на часы: наше задание вылилось в два часа боя, три четверти моих ребят и половина первого и второго подразделения. Четвёрка и пятёрка почти не пострадали, и ребята смотрели на нас виновато. Карина сидела, обхватив голову руками, и, судя по вздрагивающим плечам, плакала навзрыд. Все мы сидели пришибленные таким количеством потерь, а ведь всё это были наши друзья, кто-то ближе, кто-то нет, но антагонизма у нас не было. Соперничество да, конечно, было, и в учёбе и просто в жизни, но тут... Очень хотелось верить, что десятка и остальные смогли обойтись меньшими потерями. «Если тут такой отсев, то никаких новобранцев не хватит», — мрачно решил я про себя. Полёт длился недолго; наша машина повисла в центре базы и высадила нас на плацу. Это было странно, так как площадки были видны дальше. Мы сгрудились на площади посреди базы. Я пересчитал нас всех: двадцать два человека. Из тридцати пяти. Не так плохо, конечно, четвёртое и пятое подразделения составляли больше половины выживших, но всё-таки... Карина оглядела оставшихся, Ари с Беном подошли к нам.

— Это все? — Бен смотрел неверящим взглядом. — Как же так... А Джек?
— Там. Из первого и второго семь человек. Из третьего... — голос Карины сорвался, и она замолчала.

Мне было нечего сказать: мы с Шульцем были единственные, кто выжил из третьего. Моё командование, похоже, было кратким моментом. За такие потери меня в лучшем случае разжалуют обратно в рядовые.

— Унклар, сколько их было там?
— Двадцать человек, доминирующая позиция, гнёзда, окопы, щиты. Четверо снайперов.
— Сколько твоих на холме было-то?
— Мин, Карен, Шульц и я. Мин почти сразу сняли, Карену не повезло: его, когда вы подошли, стрелок снял.
— А Арину, Вулпи и Эл...
— На реке ещё, когда прорывались. Там было тяжело.
— Я говорила тебе, что вы там ляжете, говорила? — Карина снова заплакала.
— Карина, если бы мы там не легли, нас всех перестреляли бы сверху...

Над базой пролетела вторая волна машин и села на площадках. К нам стали подходить и строиться персонал базы и проходящие обучение десантники. Для нас это было не в диковинку, и мы быстро построились сами, чтобы показать, что и мы не бестолковые курсанты, не знающие где, что и как. Я всё поглядывал и ждал, что, может, к нам ещё присоединится кто-нибудь из других групп, но больше никого из наших не пришло. Становилось понятно, что десятка и их поддерживавшие не продержались. К нам на плац вышел каперанг.

— Итак, у нас сегодня должен был быть день приёма новичков и выпуск старожилов. По традиции этой базы мы проверяем ваши навыки: тех, кто идёт к нам учиться, и тех, кто выпускается. Не могу сказать, что меня радует сегодняшняя ситуация. С одной стороны, новички показали себя хорошо, а некоторые даже более чем хорошо. Но вот с другой, с другой вопрос сложнее. Пятый взвод! Два шага вперёд. База должна знать своих героев. Два десятка прошедших годовую подготовку десантников не смогли смять пять разрозненных отделений новичков, у которых весь боевой опыт был со взрывпакетами! Чем, спрашивается, вы занимались в течение года? У вас было преимущество местности, преимущество позиции, боевой опыт. И всё равно, не вмешайся я, вас бы накрыли, в конце концов. Охват с трёх сторон! Будь у их командира ещё одно отделение, вас взяли бы в кольцо. Сержант Браун!
— Да, сэр!
— В чём причина вашего поражения?
— Недооценка соперника, сэр, самопожертвование противника при занятии позиции, сэр. Отсутствие подкрепления в нужный момент боя, сэр!
— Точнее не скажешь. К счастью для меня и для вас лично, одно из наших подразделений смогло победить команду новичков, правда, с большими потерями для себя. В реальных боевых действиях потери личного состава были бы процентов 60%, что повлекло бы за собой дисциплинарное взыскание как минимум. Тем не менее, третий взвод справился с задачей, технически, но не по сути. Сержант Широв!
— Да, сэр!
— Причина высоких потерь во вверенном взводе.
— Недостаточный элемент внезапности, сэр, распылённость сил взвода на большом расстоянии. Недооценка тактических решений противника, сэр.

На сердце стало теплее, значит, парни и девчата смогли задать трёпку этим «орлам». И фраза каперанга — «В реальных боевых действиях потери личного состава были бы...» — а что же тогда было там?

— Сержанты Браун, Широв, капралы Шепард, Мийра, Афлек, Сидзинцу — в кабинет тактических занятий. Сержанты, проводите новичков. Интендант — займитесь вновь поступившими. Все свободны.

Плац стал пустеть: наших ребят забрали на обустройство, а мы вшестером отправились в здание на краю территории. Оба сержанта были не в лучшем настроении, особенно Браун. Сержант Браун была высокой девицей (девушкой её никак не поворачивался язык назвать), метра под два с лишним и массивная, как скала. Лицо мужеподобного вида никак не соответствовало её достаточно приятному голосу. В ней были намешаны, наверно, все земные расы, во всяком случае, отнести её к какой-то одной я точно не смог бы. Широв же был европейской внешности, хотя эти отличия ничего не значили в рядах Альянса. В кабинете, если этот зал можно было так назвать, конечно, уже были подготовлены трёхмерные планы местности, где в бою сошлись наши части и десантники базы. Каперанг был уже там, рядом с ним было два офицера, они рассматривали планы и о чём-то переговаривались. Позиции наших противников были нанесены. Для десятки условия были получше, и с учётом растянутых линий всё-таки шанс был. Правда, это было только предположение, и я не знал, как там развивались события. Может, их сразу и накрыли и потом подходящих взяли с двух сторон... Судя по всему, а тем более по составу присутствующих, скоро всё прояснится. Командир базы обернулся к нам и пригласил к макету.

— Макет готов, сейчас мы смоделируем произошедшее с участниками, это, считай, кому-то первый, а кому-то последний раз узнать что-то о тактике в этих стенах. А теперь послушаем командира этих новичков, столь блестяще поработавшего. Капрал Шепард!
— Да, сэр!
— Доложите о задании.
— Если позволите, сэр, я не командир нашей роты. Я и группа товарищей получили звание капрал на лунной базе. Командир назначен не был. При подлёте к базе, в 17:30 по времени Земли, капралы получили задание десантироваться на поверхность спутника Титан. Состав отделений был передан каждому вместе с заданием. Поскольку информация о спутнике отсутствовала, было принято общее решение скоординировать группы по зонам высадки и выдвигаться к базе после высадки последнего подразделения. Группы успешно завершили десант к 21:00 по времени Земли, сэр.
— Интересно, то есть вы приняли командование уже по ходу, хмм... — один из офицеров сделал какую-то пометку у себя на планшете.
— То есть как при подлёте, вы должны были получить задание перед посадкой в транспорт! — каперанг был явно недоволен.
— Не могу знать, сэр! Запись получения задания готов приложить, сэр.
— Так, сейчас проверим, в чём дело. Фирс, уточни причину задержки; продолжай.
— Получив координаты групп, выровняли расстояние до базы и между группами и начали движение в походном порядке к координатам, указанным в задании. Примерно в 22:30 по первому отделению был открыт огонь, через несколько минут был открыт огонь по десятому отделению. Точное время указать не могу, виноват, сэр. Отдав указание собраться по два отделения и выдвигаться на позиции атакованных, вышли на позицию второго подразделения. Объединившись, вышли к позиции первого подразделения, в эту точку. Провели осмотр местности и распределили обязанности. Отделение капрала Карины Мийра должно было пробиться к отделению капрала Джека Сареша и прикрыть огневой поддержкой при форсировании русла реки, — я показывал инструметроном наши действия на карте. — В составе четверых бойцов отделение номер три под моим командованием вышло на холм в 23:40 по времени Земли. Вступили в боевой контакт с противником, к 0:20 в бой вступили отделения четыре и пять. Отделение номер пять вышло на правый фланг противника в час ночи. Через несколько минут огонь был прекращён по вмешательству тяжёлой техники Альянса.
— Какими данными вы обладали по Титану? — голос офицера после моего монолога прозвучал в тишине.
— Только то, что смог вспомнить, сэр. Доступ в экстранет был заблокирован.
— Сколько бойцов осталось в строю после команды о прекращении огня?
— Первое отделение: капрал Джек Самеш убит, четверо погибших; второе отделение: капрал Карина Мийра, трое погибших; третье отделение: капрал Унклар Шепард, пятеро погибших; четвертое отделение: капрал Ари Афлек, погибших нет; пятое отделение: капрал Бен Сидзинцу, один погибший.
— Причины высоких потерь в вашем отделении, капрал? Вы понимаете, что вас практически уничтожили?
— Да, сэр! Это было необходимо, в другом случае противник оказывался на господствующей высоте и мог скрытно занять вторую, что не позволило бы провести штурм позиции имеющимися у нас силами.
— То есть ты бросил своё отделение для выполнения задачи всего взвода?
— Так точно, сэр. Выполнить этот манёвр без потерь было невозможно. Пришлось штурмовать имеющимися силами. У первого и второго отделений не было укрытий, вероятность удержать позицию до подхода четвёртого и пятого отсутствовала.

Выслушав меня и сержанта Браун, мы начали «разбор полётов». Моё решение штурмовать высоту с малыми силами приняли как правильное решение, с учётом обстоятельств и расклада сил. Браун влетело по полной программе; она зло глянула на нас, и, честно сказать, я очень порадовался, что с ней и её ребятами нам не придётся сталкиваться. Все три офицера слушали и дополняли её доклад. Потом включили кадры записи боя. Оказывается, нас снимали чуть ли не со всех сторон, и действия на поле боя были видны прекрасно. Наш штурм высоты был, конечно, тоже запечатлён. Видеть, как падают твои друзья, было тяжело. Там этого я не видел, и было как-то легче, но когда ты видишь, как на бегу падает твой солдат... Смотреть было очень тяжело. На кадрах отбивающейся группы тоже не было приятных моментов. Джек, оказывается, успел прикрыть собой Карину, специально так случилось или нет уже было не сказать, но, зная Джека, я был уверен: он бы это сделал с радостью. Карина, просматривая видео, опять зашмыгала носом, но смогла удержать слёзы в присутствии старших по званию. Каперанг с удивлением посмотрел на неё и потом перевёл взгляд на всех остальных.

— В чём дело, десантники?
— Это были наши друзья, сэр, мои друзья... мне так жаль...

Офицер недоумённо смотрел на нас. Наконец до него стало доходить, что в ситуации слишком много белых пятен.

— Капрал Мийра, прекратить слёзы. Шепард, дай-ка мне ваше боевое задание.

Я передал капитану сообщение, которое мы получили. Читая его, капитан немного изменился в лице, но ничего не сказал. Молча дал прочитать своим офицерам. Оба придвинулись и прочитали текст, благо его краткость была поистине талантлива. Один из них, постарше, присвистнул.

— И вот с этим они десантировались? Это что — новая метода, о которой нам забыли сказать?
— Ну а что, так сказать, сразу и в бой, чего там мелочиться.
— Да у нас же центр экстремальной подготовки, разве нет?
— Конечно, отсев будет больше, ну так нас и так много, правда?
— Да что тогда, десант с орбиты, авось кто долетит.

Несмотря на шутливость разговора и особенно глядя на командующего базой, мы стали догадываться, что вся эта ситуация, в которой мы и оказались, предполагалась несколько иной. Но вмешиваться в разговор старших по званию было бы сверхрискованно. Оба сержанта слушали его тоже, вытянув уши, поскольку там, может, была какая-то поблажка им, за провал в операции. Наконец, офицеры отвлеклись на нас.

— Те, кто так пошутил с вашей ротой, капралы, будут наказаны. Я, во всяком случае, сделаю всё возможное, чтобы в дальнейшем подобного не происходило, а по человеку, отдавшему вам такой приказ, буду требовать дисциплинарного расследования. Ваши боевые товарищи вполне себе живы. Никто не собирался и не собирается использовать боевые патроны. У всех вас были парализующие заряды, так что не беспокойтесь за них, через несколько часов они выйдут из госпиталя. Но, тем не менее, я, как командир этой базы, несу за всех вас ответственность, пока вы находитесь под моей юрисдикцией, поэтому приношу свои извинения. За проявленное мужество на поле боя перед лицом превосходящего противника капралы Мийра, Афлек, Сидзинцу представлены к поощрению. Капрал Шепард, за проявленное мужество на поле бое, за принятие решения, спасшего вашу роту, и выигранный бой вы представлены к званию сержант. Это против наших правил, но в этой ситуации вы проявили умения и подготовку, достойную этого звания. Я буду надеяться, что вы не снизите требование к себе и сможете добиться большего.

Сержант! Это было не хорошо, не отлично — это было КРУТО! Обычно сержанта можно было получить только при выпуске с Титана, а я умудрился получить только тут появившись. Будет возможность, дам знать Дину с Мари, пусть порадуются за меня. То, что ребята остались живы, просто свалило камень с души: они живы и смогут быть с нами. Но урок на будущее остался знаковый. Раньше это воспринималось как-то иначе, проще, что ли. Мы не сталкивались лицом к лицу со смертью. А тут мы все стояли у черты, и кто будет следующий, ты или он, твой напарник, всё это раздавливало психологически. Особенно после боя, когда ты стоишь и смотришь в глаза выжившим и называешь имена тех, кто остался ТАМ. Но сейчас от нас всех требовалось другое, и от меня это должно было быть первым.

— Служу Альянсу, сэр!

Дальнейший разбор действий наших подразделений во второй точке был для меня немного отвлечён. Браун и Широв объясняли свои действия и последствия, офицеры привносили своё мнение на происходившее. Отвлёкшись от осознания звания, я всё-таки более внимательно стал прислушиваться ко всему. По всему выходило, что Широв сделал всё правильно, почти. Но нашим ребятам, конечно, не хватило опыта там прорваться. Я не был уверен, что смог бы лучше там пройти, разве что постараться провести одно отделение вот тут... Я подошёл к карте, чтобы поподробнее осмотреть один участок. Это заметил инструктор, тот, что постарше.

— Ну, что скажешь? Какие у тебя тут идеи будут?
— Сэр, я бы взял усиленное отделение и провёл бы его вот здесь, через эту низину, вот сюда. Отделения, связанные боем, отвёл бы к этому холму и манёвром отделения из их числа постарался бы сдвинуть фланг противника ближе к основным частям. Если противник отказался бы перемещать свою группу, то усиленное отделение распределить в двух точках вот здесь. Таким образом, противник окажется между двух огней и будет вынужден провести перегруппировку, что позволит основной части ударить вот сюда.
— Ты опять рискуешь для выполнения задачи отделением...
— Задача должна быть выполнена, сэр. В случае перекрёстного огня противник будет вынужден разворачивать свой взвод и уменьшать плотность огня, что позволит выйти на его рубежи без чрезмерных потерь.

Он кивнул мне, удовлетворённый ответом. Обсуждение продолжилось уже без нас, мы только слушали и старались запоминать какие-то ходы, применяемые на поле боя. Нам было понятно, что, в общем-то, условия были равные, кроме знания местности и заранее подготовленной позиции. Они не использовали дронов и поддержку, ориентируясь на зрительный контакт, как и мы. В принципе, будь у Браун больше солдат, нас бы снесли в пять минут. Но ограниченные ресурсы и отсутствие разведки дронами дало нам шанс. Небольшой, но всё же шанс. Обсуждение боя велось теперь между всеми, нас тоже подключили к разбору, указывая на очевидные и не совсем очевидные решения. К концу занятия Браун и Широв поуспокоились и уже не посматривали на нас как прежде. Приятельскими взгляды, конечно, не стали, но какое-то уважение мы заслужили. Наконец всё закончилось, и капитан всех отпустил, отправив нас в столовую. Спустившись вместе с сержантами и перейдя в другое здание, мы наконец-то воочию смогли убедиться в том, что применялись только парализующие выстрелы. Все наши сидели за одним столом, длинным, как этот день. Мы направились было к своему столу, когда инструктор придержал нас.

— Вы сейчас проходите вон туда.

Он указал нам место рядом с офицерским столом. Это было непонятно, и, глядя на нас и наше недоумение, Широв прошептал:

— Мы опоздали к началу, так что добро пожаловать за стол штрафников.

Это был неожиданный поворот. Понятно, что дисциплина прежде всего, но мы-то не по своей воле опоздали! Спорить с решением старшего по званию было бессмысленно. Так что мы поплелись на свои места, надеясь, что это был первый и последний раз, когда мы будем тут. Идти пришлось через весь зал, и явно, что это место пользовалось соответствующей славой. Сержанты торопились пройти быстрее, мы же плелись медленно. Инструктор глянул на нас, жестом приказав пошевеливаться. День выдался сумбурный, а это только первый день обучения. Оставалось надеяться, что последующие будут легче.


Отредактировано: Twilightsangel.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 26.07.2011 | 3749 | 10 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 44
Гостей: 42
Пользователей: 2

Nightingale, Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт