Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть Пыли. Глава 57. Что поведал гром

Жанр: драма;
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе;
Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;

Переводчик: Mariya;
Разрешение на перевод: получено;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают Галактике, ничего не стало проще.
 




Только когда Кайден тихо сел рядом с ней и поинтересовался, как у нее дела, Солана осознала, что задремала. Ей снились бесконечные строки кода и неработающие инструметроны, что, в общем-то, было лучше, чем сны про горящий Ципритин, лишение конечностей одной за другой или про то, как все, кого она любила, обращались в хасков. Вцепившись в край стола в конференц-зале, Солана осмотрелась по сторонам. Никто больше не заметил, что она заснула от усталости, или же не стал привлекать к этому внимание. С другой стороны, большинство присутствующих выглядели такими же изможденными, какой она чувствовала и себя. Тали и Сэм сидели плечом к плечу и что-то разглядывали на инструметроне. Доктор Чаквас и Миранда держали в руках по дымящейся чашке кофе, и если круги под глазами Миранды и выглядели темнее, чем у доктора, то только потому, что на самом деле являлись синяками.

— Разве не следует и мне задать тот же вопрос? — Солана принялась разминать шею, пока та не хрустнула. — По крайней мере, вся моя тяжелая работа была сосредоточена здесь. А ты, как я понимаю, с нашей последней встречи бегал туда-сюда, выполняя дюжину различных заданий.

Кайден скривил губы и с нажимом потер свою шею.

— Очень жаль, что актерское мастерство не моя стезя, и я определенно не дотягиваю до Шепард в этом вопросе, — Солана шевельнула жвалами. Кайден, очевидно, не зря столько времени провел, тесно общаясь с Гаррусом, и выучил кое-что о турианцах, потому как поспешил успокаивающе поднять руку и пояснил: — Это не оскорбление. Вовсе нет. На самом деле я даже восхищаюсь этим ее даром. Она всегда четко понимает, перед кем играет, и еще ни разу не попалась из-за того, что не знала, что находится на сцене, — он вздохнул. — По крайней мере, я наконец-то чувствую, что зарабатываю статус Спектра, который мне навязал Удина. Заставляет меня осознать, насколько я был не готов тогда. Глядя на нее, можно подумать, что это очень легко.

— Особенность хороших актеров, — согласилась Солана, закрыв глаза и стараясь изгнать воспоминания нескольких лет, в течение которых сама практически вела две разные жизни. Не так многие знали ее достаточно хорошо, чтобы видеть сквозь надетую маску. Интересно, являлся ли Гаррус тем, кого Шепард не могла обмануть, несмотря на все свое мастерство — так же, как ей не удавалось обмануть Наксуса. Она с трудом сглотнула. Горящий Ципритин. Это никогда не было лишь сном. В наплыве воспоминаний Солана склонна была винить свою усталость: они не докучали, когда ей представлялась возможность как следует отдохнуть.

Кайден выгнул бровь, но не так, как люди делали, желая задать вопрос. Его выражение словно бы говорило, что он понимает ее внутреннюю борьбу, но вовсе не собирается расспрашивать о том, о чем она не готова была рассказать. Солана прижала жвалы к щекам и постаралась изгнать из памяти вид огня и звук горна Жнеца; забыть, как кричала и бежала, когда ее отец настоял, что им следует уходить: они потеряли Ципритин, и единственным шансом выжить было оставить город; притвориться, что не помнит наизусть все свои сообщения Наксусу, что она отправила с тех пор, которые либо возвращались к ней, либо уходили в никуда без ответа. Солана потерла ладонями бедра и представила себе кладовку где-то на задворках своего разума, в которую она свалила все, о чем не могла думать в этот момент. Возможно, и не самый здоровый способ справиться с эмоциями, но необходимый.

Откинувшись на стуле, Кайден огляделся по сторонам. Солана решила, что он сделал это, чтобы дать ей возможность взять себя в руки, и была благодарна за это. Стулья, собранные со всего корабля, стояли вдоль стен, но их все равно не хватало. Как минимум полдюжины разговоров велись со всех сторон. Большинство лиц были знакомы Солане по нескольким проведенным на корабле неделям. Джек стояла, прислонившись к стене, и, несмотря на многолюдность, рядом с ней было довольно много свободного места. Джокер задумчиво глядел в свою чашку с кофе, однако, судя по всему, не пил из нее. Лиара что-то говорила Явику, а он игнорировал ее. Остальных Солана не знала: огромный мускулистый мужчина разговаривал со Стивом Кортезом; изящная фигурка, чье лицо скрывал капюшон, умостилась на дальнем краю стола и обхватила руками подтянутые к груди колени; темнокожий мужчина, сидящий рядом с Мирандой и бросающий на нее встревоженные взгляды каждый раз, когда она отворачивалась.

— Кто выполняет работу охранников? — спросила Солана, решив, что голос снова повинуется ей. Легкая дрожь субгармоник выдала ее, но Кайден лишь пожал плечом, словно бы не заметив этого.
— Самара по-прежнему с Брукс, а Грюнт караулит Калахан, хотя я и не уверен в том, что это необходимо. Мне кажется, что она единственная, кому удалось прошлой ночью как следует выспаться. Когда я уходил, она еще не проснулась.
— Как будто мне были необходимы дополнительные причины, чтобы ненавидеть ее, — отозвалась Солана, стараясь подавить зевок.

Кайден склонил голову, одновременно соглашаясь с ее оценкой Мойры и указывая на ее ногу.

— Я смотрю, по крайней мере в медицинском смысле у тебя все в порядке.

Солана покачала голенью туда-сюда. Боль осталась, но была терпимой. Слегка шевельнув жвалами, она решила, что еще несколько месяцев интенсивной физиотерапии помогут ей снова встать на ноги и не нуждаться в чьей-либо помощи.

— У меня, конечно, нет способностей Шепард к регенерации, но все идет хорошо. Должна признать, что я была достаточно удивлена, когда твое «увидимся через неделю» вылилось во все это, — жестом она указала на помещение.

Кайден вздохнул и в качестве извинения пожал плечами.

— В тот момент я не мог сказать тебе всего. Приказ Шепард. И твоего брата. Хотя я тоже не ожидал такого. Классический пример эффекта снежного кома.
— Ты разговаривал с моим отцом? О… обо всем.
— Да. Его помощь бесценна, — ответил Кайден и усмехнулся. — А я думал, что с моим сложно. У твоего отца очень чуткий нюх на вранье. Должно быть, пока вы росли, скрыть от него что-либо было практически невозможно.
— «Практически» — лишнее слово, — поправила его Солана. — Просто невозможно. Однако время от времени мне удавалось свалить вину на Гарруса, и отец велся на это. Гаррус создал несколько поистине потрясающих прецедентов. Легок на помине, ее отец вошел в помещение. Примарх Виктус, Урднот Рекс и адмирал Хакет появились следом. Солана попыталась оценить выражения их лиц. Она знала, что Гаррус и Шепард собирались встретиться с ними до собрания, хотя бы для того, чтобы убедиться, что случившееся на вечеринке не повторится. Она понятия не имела, что выражало лицо крогана, но примарх определенно выглядел потрясенным, а круги под глазами адмирала Хакета были практически такими же темными, как и у Миранды. Отец поприветствовал ее кивком, но не оставил примарха. Кайден начал вставать, но адмирал жестом велел ему оставаться на месте.

— Ну что, по крайней мере, все живы, — без особого юмора пошутила Солана. Кайден, продолжавший наблюдать за только что пришедшими, кивнул и нахмурился.

Все разговоры стихли, как только в помещение вошли Гаррус и Шепард. Ни один из них не улыбался, но их присутствие тем не менее внушало уверенность, и Солана откинулась на спинку инвалидного кресла, расслабляясь. Шепард и Гаррус прошли через толпу, здороваясь и пожимая руки по пути. Кайден вздохнул с облегчением, и Солана вопросительно хмыкнула, не успев остановить себя.

— Ты не видела их такими, не так ли? — если бы он был турианцем, Солана бы поклялась, что услышала в его голосе тоску, возможно, даже зависть. Приглядевшись к брату и Шепард, она не смогла наверняка сказать, что изменилось, однако ей показалось, что картинка, которую она видела прежде лишь размытой, вдруг обрела четкость. О чем бы ни свидетельствовал тон его голоса, выражение лица Кайдена определенно было облегченным. Он продолжил: — Неважно, на поле битвы или в зале заседаний, когда они вместе, то представляют собой силу. Прошло столько времени. Я уже начал думать… Что ж, я рад, что ошибся.

Слушая вполуха, Солана кивнула, продолжая наблюдать за перемещением брата и Шепард. Они не касались друг друга, даже не поддерживали зрительный контакт, и все же Солана ощущала, что каждый из них точно знал, не только что делал второй, но и что вообще происходило вокруг. Ближе к концу их совместных операций они с Наксусом достигли схожей связи, действуя до того, как другой успевал подать сигнал, отвечая до того, как задавался вопрос, ощущая — и нейтрализуя — угрозы до того, как они успевали в полной мере проявиться. В этот момент она почувствовала тоску и горе и поняла тон Кайдена, хотя он горевал о ком-то, кто никогда не знал ни Наксуса, ни Шепард. Его «ты можешь даже полюбить ее, если хочешь, — это будет просто» вдруг обрело смысл, которого она не поняла тогда.

Когда они наконец добрались до стола, Гаррус остановился рядом с Шепард, скрестив руки на груди и не упуская ничего из вида. Шепард же приняла свободную стойку. Ни один из них не занял оставленные для них стулья. Наблюдая за ними, Солана решила, что у них есть то, чего не полагалось иметь ей с Наксусом, — власть. Они не были лишь малозначительной частью механизма, они были рулем, и пусть Духи помогут тому, кто окажется на их пути.

Шепард повернула голову и приподняла брови. Гаррус ответил на ее молчаливый вопрос жестом открытой ладони, очевидно уступая ей место оратора. Кивнув, она обратила взгляд на собравшихся; ее руки были сцеплены за спиной, а выражение лица оставалось серьезным, но не мрачным.

— Итак, — спокойно произнесла она, и ей не пришлось повышать голос, чтобы это слово разнеслось по помещению. — Думаю, к этому моменту все осознают, что мы крупно влипли.

Джек фыркнула и закатила глаза.

— Расскажи нам что-то, чего мы не знаем.

Вместо того чтобы отчитать ее за нарушение субординации, чего Солана ожидала бы на турианском корабле, Шепард лишь усмехнулась в ответ:

— Когда это было не так, да? Знаю. Могу представить себе, какие слухи циркулировали. Эта встреча предназначена для того, чтобы убедиться, что мы все знаем одно и то же, — она внимательно оглядела собравшихся за столом. Солана ощутила, как внутренне собралась, когда взгляд Шепард нашел ее. — Я не собираюсь ничего скрывать от вас. Мы все полагали, что галактика не видала угрозы страшнее Жнецов, — она сухо улыбнулась. — Что ж, как говорится, мы предполагаем, а Бог располагает.

Солана не совсем уловила смысл, но многие закивали. Кайден склонился к ней, опершись на локоть, и объяснил:

— Это старинная поговорка, говорящая, как мало зависит от наших желаний.

Она кивнула, но не успела задать еще вопрос, поскольку Шепард продолжила:

— Очевидно, всем известно о возвращении Левиафанов, — она поморщилась, словно бы само слово вызывало у нее неприятные ощущения. Может, так оно и было. — Не знаю, как вы, а меня вовсе не прельщает провести остаток жизни в качестве раба горстки доисторических подводных забияк, слишком ленивых, чтобы обслуживать себя самим, — если бы Солана своими глазами не видела в медотсеке, что эту женщину что-либо может выбить из колеи, то никогда бы не поверила. Шепард вздернула подбородок, олицетворяя саму уверенность, и хотя Солана видела ее в момент слабости, видела ту, кто скрывалась за маской, она ощутила, как крепнет ее собственная решимость преуспеть. — Если только у кого-то не припрятано чудесное противолевиафановое супероружие, полагаю, на этот раз нам никто не поможет.

Огромный мускулистый космопех, с кем Солана еще не была знакома, пожал плечами.

— Ты знаешь, что я всегда рад бою, коммандер, но я был там. Я видел этих ублюдков в действии. Я помню, что они сделали с Энн Брайсон, помню, как быстро они сумели подчинить ее своей воле. Черт, Лола, меня до сих пор мучают кошмары о событиях на Деспойне. Как нам бороться с чем-то подобным?
— Осторожно, — ровно ответила Шепард. — И не забывать о подмоге. Точно так же, как мы сражаемся с другими врагами, Джеймс. — Ее улыбка стала чем-то наподобие дружественного похлопывания по плечу, веселья назло всем шансам. — У нас есть определенные ресурсы, а уж если нам суждено погибнуть, я предпочитаю сделать это, сражаясь.

Ответом ей стали на удивление оптимистичные выкрики. Спустя мгновение Шепард подняла руку, и все разговоры снова смолкли.

Солана наблюдала за собравшимися, пока Шепард подробно описывала произошедшее на вечеринке, влияние Мойры Калахан и угрозу Левиафанов. Услышанное явно поразило присутствующих.

— Так откуда нам знать, что мы все еще не стали их марионетками? — спросил Джеймс, переминаясь с ноги на ногу. Судя по лицам остальных, многим также было неуютно, но никто не стал делать ему замечание за то, что вопрос задал он. Широко разведя руками, он добавил: — Прости, коммандер. Кто-то должен был спросить.
— Ну, никто из нас не бормочет про холод и темноту, не проводит странные эксперименты и не повторяет без конца и края, что нам здесь не место, — никто не рассмеялся в ответ: выражение лица Шепард не способствовало этому. Она глянула вдоль стола и вместо того, чтобы использовать один из человеческих жестов, вроде улыбки или движения бровей, склонила голову на турианский манер. — Солана, не желаешь взять слово?

Сбитая с толку тем, с какой легкостью турианский жест воспроизвел представитель иной расы, Солана моргнула. Судя по положению жвал Гарруса, его откровенно развлекала ее реакция, хотя в остальном он ничем не выдал своего веселья, и это отрезвило ее.

Когда все глаза обратились к ней, Солана ощутила волнение пополам с ужасом. Что там Кайден говорил про сцену? Прочистив горло, она начала:

— Достигнутые результаты — не только моя заслуга. Вы все знаете, что после прибытия на «Нормандию» ваши инструметроны были проверены и снабжены дополнительным программным обеспечением, которое позволяет использовать щит, когда-то созданный СУЗИ для сдерживания влияния артефактов Левиафанов. Запустив эту программу, вы в общем и целом ограждаете себя от внешнего воздействия, — Солана одновременно слегка пожала плечами в свойственной людям манере и чуть склонила голову, что в соответствии с традициями турианцев выражало неуверенность. — На самом деле на основе доступной мне информации я сумела сделать разве что заглушку. Следующим шагом совместно с Тали и Сэм мы намерены улучшить эту защиту. Полагаю, это звучит само собой разумеющимся, учитывая, что мы говорим про искусственный интеллект, но СУЗИ доказала, что обладала недюжинными способностями, создав этот алгоритм. Духи, как жаль, что я не могу расспросить ее по этому поводу. На разработку некоторых частей этого алгоритма у меня ушли бы недели, если не месяцы, а согласно журналам, она справилась с задачей за несколько часов, — Солана включила свой инструметрон и развернула руку так, чтобы всем было видно интерфейс. — И хотя мы и понятия не имеем, как работает — назовем это телепатией — Левиафанов, зато нам известно, как функционировал щит СУЗИ. Насколько я понимаю, согласно ее программе, циклическое повторение с частыми интервалами через переменное…
— Общих понятий будет достаточно, Сол, — спокойно перебил ее Гаррус. Солана осмотрела присутствующих и заметила непонимающее выражение на многих человеческих лицах.
— Ох, да, точно. Ваши инструметроны и встроенные в броню компьютеры должны защитить вас, пока мы разрабатываем постоянное решение и пытаемся вычленить корень проблемы.
— Левиафаны заставляют других действовать в своих интересах, — добавила Шепард, с благодарностью кивнув в сторону Соланы. — Если они не смогут проникнуть в вашу голову, они не смогут вас использовать. Мы уже видели это в течение войны. Они заставляли Жнецов и их войска сражаться друг с другом, при этом сами держались в стороне. Мне бы хотелось верить в то, что причиной такой стратегии является их неспособность к каким-то активным самостоятельным действиям — ведь они так долго старались держаться вне поля чьего-либо зрения. Если нам удастся лишить их ресурса, на который они привыкли полностью полагаться — представителей разумных цивилизаций, — они, возможно, окажутся беспомощными, — Шепард прищурилась и провела ладонью по лицу, словно бы ожидала обнаружить идущую носом кровь. Не найдя ничего подобного, она продолжила: — Неважно, насколько могущественными они себя воображают, они не боги. Далеко не боги.

Джек отошла от стены. Глядя на ее стиснутые кулаки и полуобнаженные зубы, Солана была уверена, что не так много потребуется, чтобы она потеряла самообладание, и тогда тем несчастным, что окажутся на ее пути, не поздоровится.

— И насколько ты уверена, что эти уроды отрезаны? Ты знаешь, как я отношусь к тем, кто пытается копаться у меня в голове, Шепард.

Солана вспомнила, как в медотсеке Шепард требовала, чтобы внедренный ей в мозг чип немедленно изъяли. Она сама видела это. Однако ни ужаса, ни гнева, ни отчаяния не отразилось на ее лице, когда она повернулась к Джек и ответила:

— И ты прекрасно знаешь, на что я готова пойти, чтобы защитить тебя от подобного надругательства в будущем, Джек. Это наш лучший шанс. На данный момент, — она помолчала, поджав губы. — Если пожелаешь убраться как можно дальше отсюда, от этого, я не стану чинить тебе препятствий. Я пойму.
— К чертям все это, Шепард, — бросила Джек. — По крайней мере, с тобой меня не держат в гребаной темноте, — она снова прислонилась к стене, и вся ее поза была настолько умышленно расслабленной, что даже Солана не поверила в это. — Однако мне бы хотелось оградить от всего этого моих детишек. Разве эти гребаные артефакты не Альянс размещал?

Хакет поморщился. Выражение лица Шепард не изменилось, но она кивнула, хотя в этом жесте не было ни уверенности, ни радости.

— Это была совершенно секретная операция, — произнес адмирал с тем, чтобы Шепард не пришлось это делать.
— Ну да, а мы с детишками держали для вас оборону. В ваших же интересах понимать, что я старалась ничего не пропустить. Особенно учитывая, что речь идет о какой-то подозрительной фигне.
— Вот в чем заключается проблема ведения боевых действий во время войны, в которой, как все ожидают, нам не победить, — заметил Гаррус, и хотя он говорил тихо, его слова разнеслись по помещению с такой же легкостью, как и речь Шепард. Солана услышала в его голосе сожаление и печаль.
— Ты согласишься оказаться в постели с врагом, если это убережет тебя от беды, — добавила Шепард. Они с Гаррусом обменялись мимолетным взглядом. Едва заметное шевеление жвал Гарруса означало кивок. Даже более того — Солана была уверена, что он подталкивал Шепард к чему-то.

Шепард разжала кулаки и расслабила руки, и на мгновение Солана поразилась тому, что коммандер взирала на собравшихся со смелостью, с которой невиновный взирает на расстрельную команду.

— Это подводит меня к более личному признанию.

При этих словах Миранда подняла голову; доктор Чаквас заволновалась. Гаррус оставался неподвижным, походя на снайпера, выжидающего подходящего момента для выстрела. Должно быть, Солана резко втянула воздух, потому что Кайден искоса посмотрел на нее. Покачав головой, она уставилась на свои сложенные на коленях руки, ожидая, когда Шепард откроет свою тайну, которая наверняка произведет эффект разорвавшейся бомбы.

— Я больше не подхожу на роль командира, — множество голосов принялись выражать протест — мгновенно и яростно. Шепард повысила голос и продолжила: — Я подозревала это с тех пор, как… Я бы сказала, с тех пор, как очнулась, но на самом деле я имею в виду, с тех пор, как я снова стала собой. Миранда… подтвердила мои опасения.
— Да конечно! — рявкнула Джек, снова обнажая зубы. Кисти ее рук слегка засияли голубым. — Она появляется из гребаного ниоткуда, и мы должны теперь что? Проглотить то, что она пытается запихнуть нам в глотки? Ни за что, Шепард. Что бы ни…
— У меня в голове находится контролирующий чип, — перебив ее и четко произнося каждое слово, сказала Шепард. Джек дернулась прочь, словно бы слова, как пули, физически ранили ее.
— Ах ты сука! — прорычала она, пригибаясь. Миранда повернула в ее сторону голову, но в остальном осталась неподвижной. — Ты проклятая гребаная церберовская предат…
— Миранда сделала то, что, как она считала, спасет мне жизнь, — пояснила Шепард, и Солана уловила сдерживаемую ярость в ее голосе, даже несмотря на то, что лицо коммандера не выражало этого. — Успокойся, Джек. Или уходи. Выбирай.

На мгновение Солана была уверена, что Джек выберет второй вариант. Или же третий, предполагающий кровопролитие. Затаив дыхание, все напряженно ждали. Ладони Кайдена сжались в кулаки, и Солана задалась вопросом, не решает ли он, как минимизировать повреждения, если случится худшее.

Спустя несколько секунд, которые казались годами, Джек пробормотала еще одно ругательство и расслабилась на своем месте, однако выражение ее лица граничило с бунтарским.

Убедившись, что конфликт исчерпан, Шепард продолжила обманчиво мягким тоном:

— По сути, с последнего наступления в Лондоне Гаррус управлял «Нормандией». Мало что изменится в будущем, — она улыбнулась. — Я никуда не ухожу. Я просто не буду принимать решения. Во всяком случае, не до тех пор, пока я… Пока у меня остаются вопросы касательно моей пригодности.
— Шепард, — проговорила Миранда, — я уверяю тебя…
— Твоих уверений недостаточно, Миранда. Если в том есть нужда, я буду выполнять обязанности советника, но Гаррус останется командиром корабля.
— Боюсь, это будет невозможным, коммандер.

Слова показались ей такими нелепыми и неожиданными, что Солане потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что они исходили от примарха Виктуса.

Шепард моргнула и переступила с ноги на ногу.

— Сэр?
— Вакариан находился на борту «Нормандии» как связной Иерархии, — с каменным выражением лица сказал Виктус. — Теперь Иерархии нужно, чтобы он вернулся на службу.
— В какой роли? — раздраженно осведомился Гаррус. — Иерархия находится в том же растрепанном состоянии, как и остальные галактические правительства. Не думаю, что Левиафаны позабудут воспользоваться этим.

Солана поежилась, осознав очевидный недостаток надлежащего почтения. Если примарх это и заметил, то предпочел не обращать на это внимания. Он также не позволил ярости Гарруса повлиять на себя. Его голос остался спокойным и уверенным.

— До того, как ты отправился на свою спасательную операцию, мы беседовали. Уверен, ты помнишь.

Гаррус стиснул кулаки.

— Вы считаете, что мне следует готовиться к возможности, которая никогда не претворится в реальность, если угроза Левиафанов не будет нейтрализована?
— Гаррус? — мягко спросила Шепард. — О чем он говорит? Какую возможность ты имеешь в виду?

Прежде чем Гаррус смог ответить, примарх Виктус продолжил:

— Это касается не только Палавена, не только меня. Или тебя. Ты и сам только что сказал это: в галактике царит беспорядок. Это может нравиться тебе не больше, чем мне нравится быть примархом, но ты очевидный выбор.
— На роль вашего преемника? — нахмурившись, спросила Шепард.
— Нет, коммандер, — устало ответил примарх. — На роль следующего турианского советника. Вы справедливо обвинили нас в том, что мы тянем время. Новый Совет должен быть сформирован, прежде чем…
— Да вы что, шутите?!

Только когда все обернулись к ней, Солана осознала, что восклицание неверия, хотя и находило отражение на лице ее брата, исходило от нее. Она прижала ладонь ко рту, но было слишком поздно. Ее слова стали первым камушком зарождающейся лавины. Шквал звуков подобно волне обрушился на нее. Гаррус ничего не сказал, как и Шепард. Однако они обменялись взглядом, значение которого было хорошо известно Солане.

Турианцы не умели плавать. Они точно знали, когда шли ко дну.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.05.2016 | 1115 | Mariya, перевод, Горсть Пыли, Фем!Шепард, драма, Гаррус | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды