Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть Пыли. Глава 56. Грозовые тучи сгущаются на горизонте.

Жанр: драма;
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе;
Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;

Переводчик: Mariya;
Разрешение на перевод: получено;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают Галактике, ничего не стало проще.




Осознав реальность угрозы Левиафанов, Шепард ничем не выдала своего потрясения. Она не вздрогнула, даже не моргнула, но Гаррус, знающий её лучше всех, видел, как побледнели её щёки под искусственным румянцем, как пальцы с силой сжали бедро — он знал, что эта новость подобно кинжалу, подобно пуле проникла глубоко внутрь и поразила что-то жизненно важное. Миссия на Деспонию оказала на неё сильное впечатление, хотя она и нечасто об этом говорила — даже с ним. Даже когда он спрашивал. Но он знал — тогда она тоже не смогла скрыть этого от него. Она пропустила несколько обычных обходов экипажа. В течение нескольких недель она мылась такой горячей водой, что её кожа приобретала красный оттенок. Ссылаясь на отсутствие голода, она меньше ела. Она стала меньше спать, а когда спала, ей снились кошмары. В этом он прекрасно понимал её — его сон тоже был далёк от того, что принято считать ночным отдыхом. При этом его мучили видения струйки крови, текущей из её носа, звук, с которым её облачённое в броню безвольное тело ударилось о палубу, выпав из кабины «Атласа», её резкий вдох, с которым она вернулась к жизни. Трясясь от холода, она пришла в себя на борту «Кадьяка», оглядываясь по сторонам полными ужаса глазами, не в силах скрыть своих эмоций. Сейчас она выглядела так, словно ей было ещё холоднее, и тот же страх снова читался в её взоре. Она прикоснулась пальцами к виску, а затем провела ими под носом, но никакой крови на этот раз там не было. Её взгляд стал несфокусированным, а знакомая складочка между бровей сообщила Гаррусу, что Шепард размышляет и не желает, чтобы её прерывали.
От двери донёсся какой-то звук, и Шепард начала смеяться.
Даже шести пальцев Гаррусу с лёгкостью хватило бы, чтобы пересчитать разы, когда он слышал такой же жуткий звук. Смех не был ни горном Жнеца, ни голосом его матери, зовущей его чужим именем, но казался ему столь же ужасным. Каким-то образом даже хуже. В этом смехе слышна была какая-то совершенно не свойственная Шепард беспомощность. Гаррус точно знал, как звучал бы её смех, если бы она обладала турианскими субгармониками. Он не привык слышать что-то подобное из её уст. Она встречалась со Жнецами и молотильщиками, но не поддавалась этой тьме; здесь же, сейчас, в медотсеке собственного корабля её голос звучал так, словно она тонула. Гаррус почувствовал, как всё внутри сжалось; ему хотелось как-то утешить её, но он знал, что она не примет этого на глазах у всех.
— Что на этот раз? — спросила она в пространство. — На мне уже живого места не осталось, чтобы вынести очередной удар под дых.
Когда Заид и Чаквас обменялись взглядами, Гаррус осознал, что дверь заперта. И на этот раз — как он подозревал — это было сделано для того, чтобы защитить находящихся снаружи, а не внутри. То, как Шепард сложила руки на коленях, свидетельствовало, что и она пришла к такому же выводу, и её молчание было столь же пугающим, как смех.
— В этом нет необходимости, — сказал Гаррус, напрасно стараясь говорить спокойно.
— Так ли это? — спросил Заид, и впервые в его голосе не прозвучало и намёка на агрессивность. Не будь он столь раздражён, Гаррус бы даже посчитал его тон извиняющимся. Наёмник перевёл взгляд на Шепард и нахмурился, отчего кожа шрама вокруг глаза неприятно натянулась. — Пока доктор не даст положительного заключения, дверь останется закрытой. Ты отдала бы такой же грёбаный приказ, если бы мы поменялись местами, и ты знаешь это.
Своим самым отчётливым голосом, которым она обычно отдавала команды, первой заговорила Миранда:
— Я искренне сомневаюсь, что за дверью находится один из тех, кто предназначался на роль её жертвы, а даже если и так, эффект, оказанный на неё триггером, уже прошёл. Иначе она не пришла бы в себя.
— Сменила один триггер на другой, — проговорила Шепард. Дёрнув подбородком в сторону Заида, она продолжила: — Можешь держать меня на мушке, если это поможет тебе чувствовать себя лучше. Я не стану принимать это на свой счёт. Но я хочу знать, кто это и чего он хочет. В данной ситуации любая информация полезна. И ты знаешь это.
Поджав губы, Чаквас подошла к двери и отперла её. По ту сторону обнаружился Грюнт со скрещёнными на внушительной груди руками и явно недовольный тем, что ему пришлось ждать. Гаррус решил, что им стоит быть благодарными ему за то, что он просто не взломал дверь. Посмотрев поверх головы доктора на Шепард, кроган направился в её сторону, не замечая или же не обращая внимания на буквально витающее в воздухе напряжение.
— Женщина не желает уходить, — без предисловий заявил он. Его глаза прищурились, выражая удовольствие, предвкушение и немного кроганской кровожадности. — Могу её заставить, если хочешь.
Шепард не рассмеялась, и хотя выражение её лица осталось неизменным и нечитаемым, показатели визора Гарруса подсказали ему, что её пульс ускорился.
— Говоря «женщина», ты имеешь в виду Мойру Калахан? — поинтересовалась она.
— Утверждает, что ей нужно убежище, что здесь она будет в безопасности. — На лице Грюнта играла та же ухмылка, которую Гаррус наблюдал, когда кроган вспоминал особо жестокие методы убийств инопланетян, запечатлённые в его памяти Окиром. — Хех, доказывает, что она ничего не знает, боевой мастер.
Так тихо, что её услышал только Гаррус, Шепард прошептала:
— Удары под дых сыплются со всех сторон. — А громче добавила: — Она именно это слово использовала — убежище?
— Шепард, — проговорил Гаррус, в отчаянии шевельнув жвалами. — Даже не принимая в расчёт вашу с ней историю, я уверен, что она скомпрометирована Левиафанами. Ты не обязана ей...
— Поверь мне, — перебила она его и скривилась, — дело не в моих обязанностях. Я отдала этот долг годы назад. Но, находясь здесь, она не сумеет напортачить где-либо ещё.
— Да, разве что в её обязанности входит напортачить здесь, — возразила Миранда, делая шаткий шаг вперёд. Её надменность исчезла, будучи заменённой искренним страхом, которого Гаррус не видел на её лице никогда, за исключением, быть может, того случая, когда Миранда всерьёз полагала, что стало известно местоположение Орианы на Иллиуме. Находящаяся рядом с ней Солана протянула руку и ухватила женщину за предплечье, из-за чего они обе пошатнулись на нетвёрдых ногах. — Нельзя её недооценивать.
Шепард на мгновение сжала кулак и снова расслабила пальцы.
— Могу с уверенностью сказать, что никогда этого не сделаю.
Миранда покраснела, но осталась на месте.
— И всё же ей удалось привести тебя — нас — к текущему положению дел. У неё были связи с «Цербером» — она даже имела отношение к самому проекту «Лазарь» — о чём я не знала, и сомневаюсь, что ей больше нечем похвастаться. — Кожа на её губах снова лопнула, и Миранда поморщилась, когда выступила капелька крови. Облизнувшись, она продолжила: — Может быть, Левиафаны использовали её. Возможно, какое-то время она и вправду была такой же безвольной пешкой, какими делала других, но она опытный игрок, Шепард, и я сомневаюсь, что даже беседа с пышущим гневом Гарусом могла испугать её достаточно, чтобы она отказалась от своих амбиций. Она найдёт способ обернуть всё во благо себе.
— Полагаешь, я этого не знаю? Если ты считаешь, что это благотворительность с моей стороны, Миранда, то ты ошибаешься. Держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Если она является пешкой Левиафана, то я не желаю снова видеть её на доске. — Глаза Шепард обжигали холодом; всякий намёк на расстройство исчез под бронёй профессионализма. Её сердце по-прежнему билось слегка ускоренно, но внешне это ни в чём не проявлялось. Она снова повернулась к Грюнту и сказала: — Уведомь миссис Калахан, что я согласна рассмотреть её запрос, если она готова принять несколько жёстких и, несомненно, неудобных условий. Я требую её признания в письменном виде, она также должна согласиться с тем, что мои полномочия Спектра и полномочия Гарруса как нынешнего командира «Нормандии» превышают все остальные, включая законы Альянса. — Развернувшийся интерфейс инструметрона Шепард окрасил её лицо оранжевыми всполохами. Она задумчиво посмотрела вверх, а затем начала печатать, проговаривая слова вслух: — Учитывая деликатность сложившейся ситуации, запретить ей доступ к экстранету и лишить инструметрона. Она станет развёрнуто отвечать на любые наши вопросы вне зависимости от темы или прежде данных обязательств по неразглашению. Далее, операционная безопасность требует, чтобы она постоянно находилась под наблюдением. Принимая решение остаться на борту «Нормандии», она обязана отказаться от адвоката и любых внешних контактов до тех пор, пока я или Гаррус не снимем это ограничение. Она не будет здесь гостем, но и плохо обращаться с ней не станут. — На мгновение ухмылка Шепард стала практически такой же кровожадной, как у Грюнта. — Также отмойте её из шланга и используйте самые сильные дезинфицирующие средства из имеющихся. Я хочу, чтобы в обозримом будущем она не воняла ничем, кроме хлорки. Обжёгшись на молоке, буду дуть на воду.
Она глянула на Гарруса, и он увидел не заданный вслух вопрос: «Это допустимо? Это твоя миссия. Только скажи, и Грюнт вышвырнет её в грязь».
На мгновение Гаррус позволил себе насладиться мысленной картинкой, но, как обычно, Шепард была права. Как тогда, когда речь шла о Салеоне, когда речь шла даже о Сидонисе. Если уж она могла умерить свою ненависть к этой женщине, то и он без труда усмирит своё раздражение и неприязнь. Пусть даже весь её мир накренился, а вера пошатнулась, Шепард всё равно умудрялась видеть картину целиком, причём не только свою. Гаррус шевельнул жвалами и в знак согласия кивнул.
— Убедись только, чтобы её держали отдельно от Брукс. Выяснилось, что они когда-то вместе работали. Не хотелось бы допустить их воссоединения. — Он вздохнул и добавил: — Также следует быть осторожными с персоналом. Не думаю, что кто-то из наших станет слушать её, но...
— Каждый имеет свою цену, а она довольно богатая женщина, — согласилась Шепард. Она снова задумалась, и Гаррус практически был благодарен Мойре Калахан за проблему, над которой Шепард могла размышлять и которую потенциально была способна решить. — Ты прав. Я бы попросила Самару, но она уже занята. Возможно, Аленко, если он свободен. — Шепард слабо улыбнулась и пояснила: — Он всегда был обезоруживающе неподкупен. Я бы с радостью понаблюдала, как Мойра станет биться головой об эту стену. Грюнт? Ты не против присмотреть за ней, пока Аленко не сменит тебя?
— Конечно, Шепард, — ответил Грюнт с прежней жутковатой улыбкой. — Вы, люди, слишком много болтаете, но я научился пропускать всё это мимо ушей.
— Что ж, только не убивай её без крайней необходимости. Она может оказаться полезной.
Развернувшись на месте, Грюнт направился к двери и, злорадно хмыкнув, вышел. Чаквас поспешно подошла к Миранде и наконец помогла ей лечь обратно в постель.
— Итак, — проговорила Шепард, — прежде чем нас так грубо перебили, мы говорили о наковальне, свалившейся на наши головы.
— Мы говорили об ударах под дых, — заметил Гаррус, и Шепард слегка улыбнулась.
Когда же она снова заговорила, её лицо приобрело серьёзное выражение:
— Ты уже послал кого-нибудь на поиски артефактов?
Он кивнул.
— И Солана работает над портативной версией щита, который СУЗИ использовала в лаборатории Брайсона.
Шепард одобрительно, пусть и немного рассеянно посмотрела на Солану и кивнула.
— Значит, следует вернуться на вечеринку, — сказала она, отлепляя датчики разнообразных аппаратов от своего тела. — Мы должны появиться там и показать, что я...
— Категорически нет, — перебила её Чаквас.
— Позволить им считать, что они победили? — возразила Шепард, качая головой. — Мы же знаем, что Мойры там не будет.
— Будет она там или нет — неважно. На сегодняшний вечер пусть думают, что им там заблагорассудится, — твёрдо сказала доктор, хотя её голос и не звучал неприветливо. Отвернувшись спиной к Миранде, Чаквас стояла со скрещёнными на груди руками, и на какое-то мгновение она показалась всем не просто корабельным врачом, но прямо-таки королевой медотсека, чьё слово являлось законом вне зависимости от цепочки подчинённости и полномочий Спектра. — Вскоре вы сможете доказать, что они ошибались. Но не сегодня, коммандер, и вряд ли завтра. Мне необходимо произвести оценку того, что с вами сделали. До тех пор вы остаётесь угрозой. Заид прав: окажись на вашем месте кто-либо другой, и вы бы не позволили ему выйти из-под постоянного наблюдения.
Серьёзный удар. Гаррус видел это по глазам Шепард, хотя её лицо ничего не выдало. Она не стала спорить дальше, просто сложив руки на коленях. Уверенность, с которой она решала проблему с Мойрой Калахан, померкла, словно приглушённый свет.
— Тогда мы будем в каюте, — сказал он.
Чаквас нахмурилась ещё сильнее.
— Нет, Гаррус, — мягко произнесла Шепард. — Она права. Чёрт, лучше всего было бы поместить меня на гауптвахту, если бы я не знала с полдюжины способов выбраться оттуда. А я знаю.
— Ты не представляешь опасности для меня, — возразил он. — В противном случае ты бы убила меня по пути к Хаккету, Рексу и примарху, не раздумывая. Утро вечера мудренее, Шепард, и тебе следует дожидаться утра в своей собственной постели.
— Потому что сейчас я нахожусь в идеальном месте для оптимизации алгоритмов ведения стрельбы, — сказала Шепард. Тон её голоса казался лёгким, но улыбка свидетельствовала о том, что и этот камень полетел в её же огород. — Сон представляется мне отличной идеей.
— У меня не бывает плохих идей.
Шепард фыркнула — практически рассмеялась — и протянула руку. Немного посомневавшись, Чаквас принялась отключать датчики. Гаррус наблюдал, надеясь, что видит это в последний раз, и опасаясь, что это не так. В его представлении Шепард походила на боксёрскую грушу Веги, которую тот повесил в трюме: неважно, сколько раз ты ударишь её, она всё равно принимает былую форму. Но даже самые крепкие груши порой рвутся, и швы и клейкая лента на ней служили тому доказательством. Раны Шепард были не столь очевидными, и многие никогда их не видали. Он же знал, что они существуют. Не знал он только, как залечить их.
— Ещё идея, — сказал он, и она вопросительно склонила голову. — Разумеется, тоже хорошая. У нас появилось довольно много новой информации, и мы вот-вот получим ещё. Думаю, пора собирать команду — поведать всем, что мы знаем. Нам не нужны ошибки, совершённые по незнанию. Может быть, завтра — после того, как мы проверим и перепроверим корабль на наличие артефактов.
Шепард кивнула раз, затем ещё раз — более уверенно.
— Мне бы хотелось, чтобы на этой встрече присутствовали адмирал, примарх Виктус и Рекс, — добавила она, а затем, глянув на Миранду, поинтересовалась: — Или это приведёт к повторению сегодняшнего вечера? Потому что в последний раз, когда я находилась наедине с этой троицей, мне хотелось убить их только за то, что они не в состоянии поладить между собой.
Миранда отрицательно покачала головой.
— Запах является триггером. Пока никто в помещении не благоухает этим парфюмом, моя программа — меры, что я приняла, должны выдержать.
— Почему запах? — спросил Гаррус. — Не могло ли так случиться, что кто-то с такими же духами спровоцировал бы её раньше? Сам того не подозревая?
— Я бы тоже выбрала вовсе не это, — согласилась Миранда.
— Миранда бы выбрала незаметный, неизвлекаемый чип, который сделал бы за неё всю работу, — проговорила Шепард так спокойно, что несведущий слушатель не заметил бы злости в её голосе. — Чище, меньше вероятность ложного срабатывания.
Не обращая внимания на эти слова, Миранда продолжила:
— Времени было мало, а запах крепко привязывается к воспоминаниям. Во всяком случае, у людей. В некоем смысле, выбор парфюма был случайным. Но тело Мойры непосредственно участвует в образовании нужного запаха, и кто-то, пользующийся теми же духами, не смог бы добиться нужного эффекта. В этом я убедилась.
— Так почему бы тогда не вставить им палку в колёса? — спросил Заид. — Раз уж ты отвечала за всё это?
— Ты считаешь, что я этого не сделала? — возмутилась Миранда. — У меня не было карт-бланша. Я была умелым заключённым, которого удерживали против его воли, чтобы выполнить задание, а не руководителем проекта. Запах должен был играть роль подстраховки. Если бы всё пошло по плану Мойры, то Шепард, не сомневаясь, убила бы своих жертв, как только увидела бы их, и не возникло бы нужды в парфюме. Это стало самой большой палкой, которую я и мой незаметный чип вставили им в колёса. — Миранда сделала движение, словно бы намереваясь откинуть назад локоны, но замерла, осознав, что её волосы сейчас слишком коротки. — Я не смогла сделать большего — за мной постоянно следили. Они не доверяли мне. Даже после того, как я доказала, что могу справиться с поставленной задачей, они не доверяли мне. Каждый шаг... изменения был произведён у них на глазах и ими же проверен. Если бы я не преуспела... если бы Шепард не преуспела в том, чего они хотели...
— Миранда, — проговорила Чаквас, — вы не в том состоянии, чтобы сейчас это обсуждать.
Она выглядела так, словно собиралась поспорить, но в этот момент Шепард голосом столь же авторитетным и резким сказала:
— Мы обсудим это завтра. Имеющуюся у тебя информацию я определённо желаю довести до всех остальных.
— Шепард, — произнесла Миранда, — если бы существовал иной способ...
— Ты бы воспользовалась им. Я понимаю.
Вероятно, она и вправду понимала, но даже не пыталась сделать вид, что ей это нравится. Гаррус протянул руку якобы для того, чтобы помочь ей подняться с койки, и Шепард воспользовалась его предложением, окинув его быстрым взглядом, в котором, однако, отчётливо читалась благодарность.
Проходя по кают-компании, они ни с кем не разговаривали, да и лифт оказался пустым. Гаррус молча поблагодарил Духов за эту краткую передышку. Однако выйдя из кабины на верхней палубе, они обнаружили ожидавшую их там Лиару. Она перевела взгляд с Гарруса на Шепард, и улыбка расцвела на её лице.
— Шепард! — воскликнула она и сделала шаг вперёд. Кончиками пальцев, которыми Гаррус касался поясницы Шепард, он ощутил, как та напряглась. — Хвала богине. Ты заставила нас поволноваться.
Лиара шагнула ближе, простирая руки в стороны для объятия, и Шепард напряглась ещё сильнее, однако позволила азари обнять себя, вернув жест одной рукой.
— Я в порядке, Лиара, — солгала она, как часто делала в общении с кем-то, кроме Гарруса.
— Что-нибудь выяснила? — спросил Гаррус.
Лиара отступила и повернулась к нему. Он придал своему лицу нейтральное выражение, а Шепард, стоя позади азари, благодарно глянула на него и пожала одним плечом.
— Нет. Тали и её команда прочёсывают вентиляционные шахты, но основные помещения корабля чисты. — Лиара обернулась, и Шепард резко нахмурилась. — Прости, Шепард. У меня ушло слишком много времени, чтобы выследить Миранду. Подозреваю, что у Мойры Калахан имеется свой довольно умелый торговец информацией или же специалист по заметанию следов.
— Ей нравится нанимать людей, — сухо заметила Шепард.
Гаррус слышал достаточно лекций Лиары, чтобы заметить приближение очередной, и прежде, чем она успела сказать хоть пару фраз, он коснулся её плеча, заставляя её замолчать.
— Мы здесь по указанию доктора, — солгал он.
— Обсудим всё завтра, — добавила Шепард, до того как Лиара успела что-либо ответить. — Я знаю, что ты сделала всё от тебя зависящее, учитывая ограниченность ресурсов.
Лиара прикусила губу, напомнив Гаррусу саму Шепард.
— Если бы только у нас был доступ к...
— Завтра, — повторила Шепард, отступая в сторону и направляясь к двери в каюту, но Лиара остановила её, ухватив за запястье.
— Я сожалею, Шепард. О...
— Не стоит, — ответила та, и эти слова также причиняли боль. — Это не твоя вина. Ничто из этого не твоя вина.
Шепард пошевелилась и потянула руку, пока Лиара с неохотой не отпустила её. Освободившись, она сразу же скрылась в каюте, а Гаррус на мгновение задержался перед дверью, пока Лиара смотрела вслед коммандеру широко распахнутыми печальными глазами.
— Так ли это, Гаррус? — спросила она. — Она и правда в порядке?
— Ты была бы на её месте?
Лиара поморщилась.
— Не проси её быть чем-то, чем она не является, Лиара. — Гаррус покачал головой. — Она хороша в искусстве уклонения от ударов, но этот конкретный попал прямо ей в живот, и она была к нему не готова. Не напирай.
Не дожидаясь ответа, Гаррус вошёл в каюту вслед за Шепард, закрыл за собой дверь и запер её. Закрыв глаза и запрокинув голову, она стояла, прислонившись к ближайшей стене. Её напряжение выдавало себя морщинками вокруг глаз, тенями под ними, дёргающейся мышцей на челюсти.
— Знаешь, — заметила она спокойно, — сейчас я была бы не против последовать её примеру, броситься на кровать и разрыдаться.
— Сделай ты это, я не стал бы тебя осуждать, — мягко ответил Гаррус. — Это... На тебя столько всего свалилось. Лиара...
Шепард махнула рукой и нахмурилась.
— У Лиары только благие намерения. Я знаю это. У неё всегда благие намерения.
— Но у тебя нет сил утешать её, пока ты занята тем, что пытаешься выкарабкаться из окружившего тебя вдруг дерьма?
— Ах, Гаррус, как поэтично.
Шепард не стала с ним спорить, а значит, он был прав. Вместо этого она оттолкнулась от стены, подошла к аквариуму и нажала на кнопку выдачи корма, хотя ВИ содержал рыб в добром здравии во время её отсутствия. Хомяк находился в квартирке, которую Гаррус про себя называл их, и Шепард поморщилась, повернувшись к полке и обнаружив её пустой. Она прижала руки к себе, а затем скрестила их на груди, словно бы не зная, чем теперь занять себя, раз уж её лишили возможности заботиться о своих питомцах.
— Шепард, — произнёс Гаррус, — поговори со мной.
Она поднесла ладонь к голове, собираясь провести пальцами по волосам, но обнаружила только туго стянутые косы и локоны. Она посмотрела на свои руки, словно бы они предали её, и на её щеках появился румянец.
— Левиафаны, — рявкнула она. — Конечно же. Нам не следовало трогать их.
Гаррус прислонился к стене, недавно освобождённой ею, позволив Шепард ходить из угла в угол.
— Ты их не разбудила. Не лучше ли знать, что они существуют? Не лучше ли знать, с чем мы имеем дело? Мы ничего о них не знали, пока ты не побеседовала с одним из них на Деспоине. Ничего. Как ни посмотри, твоя встреча с ними дала нам информацию. Подумай об этом. Страх перед Жнецами заставлял их прятаться, но после уничтожения машин с какой лёгкостью они бы поработили нас всех? Бедняги с Махавида находились под их властью в течение десяти лет.
— Это ещё может произойти, — сказала Шепард, прикрыв глаза рукой. — Я не знаю, как их остановить, Гаррус.
— Ты также не знала, как остановить Жнецов, и всё...
— Не говори, что всё закончилось хорошо, — перебила его Шепард неожиданно резко. — Цена оказалась слишком высокой. Я очень сомневаюсь, что и на этот раз нам удастся обнаружить чертежи оружия массового поражения.
Он склонил голову, чувствуя жжение в старой ране; вес тела СУЗИ, которое он отнёс в помещение с ядром ИИ; воспоминание о том, как облачённая в фиолетовый костюм Тали ходит между рядами слишком тихих, слишком неподвижных гетов.
— Но мы победили.
— По турианским стандартам? — горько спросила Шепард. — Если в конце останется хоть один воин, значит, можно считать, война выиграна? Скажи это гетам.
— Я сожалею, что тебе пришлось принять это решение и теперь расплачиваться, неся на своих плечах груз ответственности. Чёрт, я помогу тебе нести его, если только ты мне позволишь, потому что на твоём месте я сделал бы то же самое. Но сейчас речь не о гетах. — Он понизил голос, хотя в помещении кроме них не было никого, и добавил: — Здесь только ты и я, Шепард. Это ведь я.
Словно не понимая, что делает, она провела рукой по виску, затем снова над верхней губой, по ключице через шёлк платья и, наконец, прижала ладонь к шее сзади. Она опустила голову, но Гаррус успел заметить знакомый взгляд загнанного животного.
— Мы найдём способ удалить его, — сказал он. — Даю тебе слово.
— А если это невозможно? — Её голос надломился на последнем слове, и она закашлялась. — Если забрать моё оружие, мой корабль и мой ум, то что останется? — Шепард сжала пальцы вокруг шеи. — Неудивительно, что клон сошёл с ума.
— Ты не она, — заверил её Гаррус. — Ты не она.
Если Шепард и слушала его, то не подала вида. Она ходила туда-сюда по каюте, по-прежнему одной рукой сжимая шею, а вторую время от времени стискивая в кулак.
— Шепард. — Она остановилась и развернулась так резко, что взметнулся подол её платья, и на какое-то мгновение это было единственным движением в помещении. — Эту проблему тебе не удастся решить за один вечер. — В ответ её губы раздвинулись, глаза протестующе блеснули. Он покачал головой и ступил ближе, протягивая к ней руку. Шепард посмотрела на неё так, словно бы не знала, зачем она нужна. — И тебе не придётся решать её самостоятельно. Она была одинока. Ты — нет. Ты не одинока.
Когда Шепард снова посмотрела на него, её глаза оказались полны слёз, которые она так редко позволяла кому-то увидеть, и на мгновение Гаррусу захотелось включить душ и позволить ей выплакаться, в чём она обычно нуждалась после тяжёлого удара, в одиночестве. Он ничего не сказал, но она покачала головой и сделала шаг вперёд, необходимый, чтобы взять его руку. Он сжал её пальцы, и она сжала его ладонь в ответ.
— Я устала, Гаррус, — призналась она.
— Знаю.
— И мне страшно.
— Знаю, мне тоже. — Он помолчал, затем глубоко вздохнул и добавил: — И ещё я волнуюсь.
Она моргнула и с болью в глазах посмотрела на него.
— Обо мне?
Гаррус покачал головой и вынул одну из торчавших из её головы шпилек, в результате чего одна из косичек повисла. Он начал расплетать её, продолжая говорить:
— О тебе, конечно. И о Солане, и о моём отце, и о разрухе, учинённой Жнецами. О Палавене, и тех, кого я оставил там. О Левиафанах, о каждом мерзавце, кто желает твоей смерти. Чёрт, я беспокоюсь, что Рекс назовёт одного из своих детей в мою честь. Или в твою. Как оказалось, нет предела поводам для волнения. Это те, которые я выбрал. Мы были бы сумасшедшими, если бы не волновались. А мы не сумасшедшие.
Она поднесла руку к голове, но он мягко отстранил её, самостоятельно вынимая шпильки и освобождая её волосы прядь за прядью, косичку за косичкой из плена причёски. Обратив внимание на информацию с визора, Гаррус осознал, что жизненные показатели Шепард наконец-то пришли в норму. Она даже издала удовлетворённый, практически турианский звук, когда её волосы оказались свободны, и он провёл когтями сквозь локоны, уделяя внимание коже её головы. Положив ладони на её плечи, он принялся массировать их именно так, как она любила, расслабляя её. Она вздохнула отчасти печально, отчасти облегчённо.
— Я вовсе не так представляла себе развитие этого вечера, — призналась она. Гаррус поспешил заключить её ладони в свои, прежде чем она смогла бы испортить его старания и начать нервно теребить ткань. — И уж точно я не ожидала, что он так закончится.
— Ты пришла в себя, Шепард. Ты жива, живы и все остальные. Может быть, это и не идеальное завершение дня, но я считаю это удачей. — Гаррус опустил голову и прижался лбом к её лбу, выражая солидарность, и с радостью ощутил, что она отвечает на его жест с улыбкой.
— День ещё не закончился, — заметила она.
— У нас ещё куча времени. — Он крепко обнял её за плечи и прошептал: — Ты задолжала мне танец, как минимум.
— Надеюсь, ты говоришь метафорически.
— Ещё как буквально, — хмыкнул он, щекоча нежную кожу её щеки жвалой. — Может быть, отчасти и метафорически.
— Ты испытываешь свою удачу, Вакариан, — сказала Шепард, и её широкая улыбка контрастировала с тоном голоса.
— Прилагаю к этому все усилия, — ответил он.
Она рассмеялась, и этот смех так сильно отличался от того холодящего душу звука в медотсеке.
— Ладно, — сказала она, потянувшись к панели, отвечающей за аудиосистему. — Один танец. — Она прищурилась и строго посмотрела на него. — И будь любезен хотя бы раз закружить меня, потому что эта юбка была создала для этого.
— Так точно, мэм, — живо отозвался он, стараясь не думать о затишье перед бурей.

Отредактировано. Forpatril.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 20.04.2016 | 658 | Горсть Пыли, Mariya, Гаррус, фемШепард | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 31
Гостей: 29
Пользователей: 2

MacMillan, Neron
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт