Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 24.1

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Тали, ОС, команда;
Аннотация:  Элизиум, Прагия;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.




Кварианка всё больше и больше чувствовала себя почти как дома, на «Ниме», если, конечно, можно было сравнить забитые палубы её судна и огромный почти пустой дом. Дети ничем не отличались от своих сверстников на Флотилии, такие же любознательные почемучки. Трое старших осадили её просьбами рассказать про Флот на всё утро, лишь Дилан почти сразу вернулся к своим игрушкам. Девушке казалось, что их вопросы никогда не кончатся, и испытала искреннюю благодарность к Мари, попросту спасшую её от дальнейших расспросов.
— Дети, хватит. Всё равно тётя Тали не сможет рассказать обо всём, что вам хочется узнать. На это просто не хватит никакого времени, — жена майора протянула кварианке герметичную упаковку какого-то напитка. — Идите-ка, позанимайтесь своими делами. Мне тоже надо поговорить с нашей гостьей.
Подождав, пока дверь за ними закрылась, Мари подошла к небольшому бару.
— Прости, что бросила тебя им на съедение, — женщина достала фужер и небольшую бутылку тёмного стекла. — Но не могла не воспользоваться такой возможностью. По дому могу успеть хоть что-то, только когда старшие в школе или мой дома. Надеюсь, они вели себя нормально?
Откинувшись в кресле, она откупорила бутылку и налила себе немного какой-то тягучей жидкости, кивнув кварианке на её руки. Тали перевела глаза на упаковку и достала небольшую соломинку, проткнув специальную плёнку. Вино чуть обожгло язык.
— Не всё нашим мальчикам наслаждаться, а? — Задорно приподнятая бровь Мари и весёлая усмешка не могли не найти отклик у девушки. — Дин с Ункларом вряд ли появятся рано — пока с Академией разберутся, пока вернутся. У нас будет достаточно времени для себя.

Челнок плавно, почти без перегрузок поднялся с ровного поля космопорта и набирал высоту. До станции надо было лететь примерно около часа, заняться было совершенно нечем, и Дэвид снова погрузился в себя. Небольшой всплеск интереса исчерпался очень быстро, стоило нам добраться до взлётного поля. В другой ситуации я не стал бы отказывать Арчеру, но до отлёта было всего ничего, и нам уже надо торопиться.
В салоне, кроме нас, было ещё несколько человек, но Дин убедил, что это люди надёжные, работают в Академии уже давно. И прошли все возможные проверки, какие только могут быть, доказав свою лояльность. Я очень хотел верить, что всё именно так и обстоит, но, зная Призрака, сомнения всё равно оставались. Правда, вряд ли глава «Цербера» захочет засвечивать своих агентов, как бы его не раздражало моё решение. Во всяком случае, письмо на почту было выдержано в сдержанно-неодобрительном ключе, но с обязательной ремаркой, что он принимает все мои решения в пределах благоразумного.
Мне оставалось надеяться, что это будут не просто слова, и что он действительно оставит Дэвида в покое. Пусть парень для меня никто, и, по большому счёту, мне нет до него особо дела, но выпавшие на долю аутиста испытания заставляли относиться к нему с сочувствием. Я откинулся на спинку кресла, расслабляясь.
— Капитан Шепард, — ровный, словно механический голос Дэвида заставил меня напрячься. — Я не сказал вам спасибо.
— За что?
— За мороженое. Три кредита. Оно было вкусное. Спасибо.
— Не стоит, Дэвид. Рад, что тебе понравилось.
Он молча и равнодушно кивнул, отворачиваясь к иллюминатору, за которым постепенно уменьшался диск планеты. Мне было как-то неловко, что он вспомнил этот эпизод и тем более запомнил цену на этот несчастный вафельный рожок. Три кредита — мелочь для большинства жителей Элизиума и других цивилизованных миров. Хотя где-то нищие будут драться насмерть ради этой суммы. Та же Омега, где пистолет стоит полтинник — там три кредита уже становились стоящими деньгами, чтобы за них убить. Размышления прервал входящий вызов на инструметрон. Коснувшись голографического символа, я открыл канал.
— Это я, парень, — Дин сидел в каком-то офисе. — Знаю, у тебя своих дел и так хватает, но тут прошла кое-какая информация. СБ давно вела одного из посредников «Кровавой стаи» здесь, на Элизиуме. Как ты понимаешь, нам спятившие кроганы с ворка не нужны даже близко, так что мы его проработали и получили координаты. Но патруль Альянса туда не пойдёт, а вот ты мог бы помочь нашей колонии. Я скину тебе данные, если не возражаешь.
— Перешли их мне на судно, если будет по дороге — обязательно зайдём.
— Договорились. Место, правда, то ещё, но тебя Терминусом не испугаешь, верно? Это где-то на Прагии, там когда-то была батарианская колония, судя по описанию.
— Вторая планета в звёздной система Дакка. Последствия неконтролируемого роста адаптированных инопланетных растений. Флора ядовита. Плотоядные растения. Быстро размножаются. Колонизация свёрнута батарианским правительством.
Дэвид даже не повернул голову, ровным и безэмоциональным голосом выдав описание планеты. Судя по таким вводным, условия действительно были негостеприимными. С другой стороны, кому как не кроганам с ворка да варренами жить в таких условиях?
— В файлах всё, что удалось найти. Туда ушёл грузовик с различным оборудованием, в том числе медицинским. Альянс не заинтересован в помощи этим убийцам. Но контракт юридически чистый, не подкопаться.
— Проверим. По Иоганну что-то есть?
— Пока нет. Если удастся найти какую-то информацию — сразу дам знать.
Майор кивнул мне и отключился. Я искоса посмотрел на Дэвида, неотрывно наблюдавшего в иллюминатор за чернотой космоса, и устроился поудобнее в мягком кресле.

— Да, мы получили ваш запрос, капитан, — улыбнулась нам служащая в белоснежной форме, сидевшая за регистрационной стойкой. — Конечно же, мы поможем господину Арчеру в адаптации и создадим все условия для его проживания и обучения здесь.
— Мне нужна Кали Сандерс, Брина. Я хотел бы поговорить с ней и познакомить с Дэвидом. Это необходимо.
Девушка немного замялась, но всё же коснулась сенсора, вызывая кого-то по внутренней связи.
— Да, Бри. Это что-то важное? — Недовольный голос донёсся до моих ушей.
— Прошу прощения, мисс Сандерс, но прибыл челнок с Элизиума, и капитан...
Незнакомый голос тут же перебил молодую женщину:
— Почему так рано... вот чёрт! Спасибо Бри, уже бегу.

Разговор с Сандерс оставил странное впечатление. Не отказываясь сотрудничать в явном виде, она, тем не менее, умудрилась не рассказать ничего полезного. Даже своё посещение Мигрирующего Флота женщина свела практически к одной лишь атаке «Цербера» на «Иденну». Был ли это намёк на то, что я сейчас работаю с Призраком или нет, осталось тайной. Андерсон, скорее всего, предупредил свою знакомую об этой стороне моей деятельности, но Кали ничем себя не выдала. Почти всё, что в итоге стало мне известно после разговора с ней, лишь дополняло те данные, которые удалось найти два года назад.
Фактически, она дала мне лишь намёк на истинный интерес кварианцев к кораблю Сарена и прояснила слова Тали о расколе их общества. Мне оставалось надеяться, что адмиралы оставили свою мысль о попытке использования Жнеца или их артефактов в противостоянии с гетами. Во всяком случае, нападение на Цитадель должно было дать им ясно понять, что добром это не кончится.
Хотя, откуда им знать, в чём именно была причина атаки? Совет сделал всё возможное, чтобы скрыть истинную суть нападения и главного виновника. Возможно, стоит дать знать о неизбежном контроле разума над каждым, рискнувшим связаться с этой силой. Не думаю, что кто-то в своём уме рискнёт идти по такой кривой дорожке. Отвоевать Родину — это одно, а полностью уничтожить свой народ при этом — совсем другое. Проблема в том, что доказательств о контроле разума, необратимом для органиков, было крайне мало. И любой скептически настроенный учёный может попробовать опровергнуть их. Поверят ли адмиралы Флота в смертельно опасную ловушку Жнецов, или в попытке завладеть мощной силой для возвращения Ранноха уничтожат всех — вопрос оставался открытым. А ведь для всей остальной галактики падение кварианцев будет ещё одним ударом. Флот, состоящий из 50000 судов, где почти на каждом борту находится достаточно орудий — весьма существенная угроза сама по себе. У них, возможно, нет линкоров и большая часть судов без брони, зато Жнецам нет нужды беречь жизни хасков. Надо обязательно переговорить с Тали на этот счёт.
— Спасибо за информацию, мисс Сандерс. Что ж, не буду больше отнимать ваше время, — я поднялся с кресла. — Приятно было познакомиться и убедиться, что Дэвид будет в надёжных руках.
Кали поднялась следом, пожав мне руку.
— Можете не беспокоиться, капитан. В Академии сделают всё возможное, будьте уверены.
Я повернулся к Дэвиду, сосредоточенно изучавшему какой-то орнамент на багете картины, висевший в офисе.
— Дэвид, мне уже пора. Мисс Сандерс позаботится о тебе.
— Мне тут нравится. Тихо. Спасибо, капитан Шепард. До свидания.

На планете меня уже ждал Дин на своём аэрокаре. Открыв кабину, он молча кивнул мне на сидение рядом.
— Всё прошло нормально? — Машина ушла вверх стремительным рывком, вдавив меня в спинку кресла.
— Думаю, да. Если кто и может ему помочь, то именно они. — Ускорение спало, перестав выдавливать воздух из лёгких. — Надеюсь, Дэвид привыкнет к новым для него людям и сможет приспособиться. Ты уже освободился?
Альт кивнул в ответ на вопрос.
— В Академии умеют работать. Раз ты тут закончил, полетели-ка домой, только сначала завернём кое-куда по дороге.
Дин некоторое время молча вёл машину, спокойно глядя на почти пустую воздушную трассу. Где-то ниже летели большие грузовики, пару раз, высоко-высоко над нами, пронеслись скоростные аэрокары. В плотной городской застройке было немного зелени, но всё же среди домов нет-нет, а проглядывали кроны деревьев. Почему-то мне на память пришёл Президиум на Цитадели, где в искусственных садах прятались представительства и посольства. Голос моего старого друга вернул меня к настоящему.
— Знаешь, что меня всё ещё смущает? — Дин коснулся сенсорного экрана машины, переводя её на автопилот. — То, что именно «Цербер» вдруг так озадачился проблемами Галактики. Нет, я им очень благодарен за то, что они вернули тебя, но как-то странно видеть их благодетелями.
— Да уж, не вяжется с террористами верно? Жнецы угроза всем, тут никаких сомнений быть не может. Но что касается мотивов Призрака — тут сложно сказать. То, что наши цели сейчас совпали, меня не успокаивает. Доверять ему не стоит, но сейчас он единственный, кто предпринимает конкретные действия. Но ты прав — постоянно жду удара в спину от него.
Кресло позволяло откинуться довольно далеко назад, чем я и не преминул воспользоваться.
— Плохо то, что так и не удалось убедить Совет в том, что наши проблемы только начинаются. Я надеялся на большее, чем предпринимаемые действия. Даже не знаю, что хуже — их ограниченные решения или полная инертность.
Я помолчал, вспоминая нашу последнюю встречу с Советом на Цитадели.
— С другой стороны, я могу понять, почему Советники не хотят афишировать всю ситуацию. Паника и хаос, развал экономики — никому такое не нужно. Вот только когда придут Жнецы, мы не откупимся от них слезами и кредитами. Если мы не сможем принимать сложные решения — проиграем ещё до начала.
— Незаметно готовиться к войне не очень просто. А приготовления кого-то одного вызовут опасения у других.
— Если мы не подготовимся, никакой войны не будет. Это будет бойня, без каких-либо шансов. Я видел, как это происходило с протеанами и очень не хочу увидеть, как это будет происходить с людьми. Они оставили нам послание, последние из их выживших дали нам шанс — а мы беспечно тратим время!
Я со злостью стукнул кулаком в ладонь.
— Из всех, у кого есть власть, мне поверили, пожалуй, только двое, если не считать Призрака. Андерсон делает, что может, возможно, Хакет тоже, но даже им не пробить стену самоуверенности и самодовольства.
— Послушай, Альянс закладывает дополнительные посты обнаружения. Новейшие сканеры, радары — я это сам знаю, через Элизиум проходит масса грузов военного характера. Слышал, что на колонии поставляют системы ПКО. Даже на те, что не находятся под защитой Альянса. На ключевых планетах усилены наземные группировки.
— Это сработает против работорговцев, которые побоятся сунуться на турели, но никак не спасёт от той угрозы, про которую я говорю. Мы были на Горизонте, когда там высадились всего лишь Коллекционеры. Эти пушки даже не пробили их щиты. Наши адмиралы по-прежнему готовятся к прошлой войне.
— У тебя есть какие-то другие предложения?
Я скосил на приятеля глаза, но он был вполне серьёзен.
— Предложения... Я даже не знаю, сколько у нас есть времени на попытку защитить Землю. Атака на Цитадель должна была положить начало новому Циклу, но два года назад мы остановили Жнеца. Всего одного! С ним, конечно, были геты, но это не тот противник, — я отмахнулся как от назойливой мухи. — А вот Властелин... Это совсем другое дело. Надо перевооружать флоты, любыми способами увеличить их численность.
— Строить корабли дело не быстрое. Вон, последний линкор строят уже сколько лет, всё сдать не могут. К тому же все знают — по договору мы не можем наращивать численность таких судов. Да и строить их дорого и долго.
— Знаю, знаю. Но это единственный шанс.
— Тем более, что в новостях говорили, что потери тогда были чувствительные. Флот безвозвратно лишился многих крейсеров, не говоря про более мелкие корабли. Им сначала надо восстановить существующие соединения. Потом, наверное, будут наращивать.
— Если у нас будет это — потом. Но ты прав, мы лишились многих людей и кораблей. Там и флоту охраны Цитадели досталось изрядно. Что говорить — азарийский линкор «Путь Предназначения» был бы уничтожен, если бы адмирал не повёл Пятый флот в атаку.
Задумавшись немного, я продолжил:
— Геты тоже нанесли урон, но с ними бы справились без больших проблем. Но Жнеца удалось уничтожить усилиями всех вместе. А теперь представь: он не один — их много. Есть у нас хоть какие-то шансы с такими раскладами?
Дин отрицательно мотнул головой.
— Если у нас не будет флота — на планетах не выжить. Сами Жнецы слишком велики, чтобы вести наземные бои, но им есть, что противопоставить там. Ты слышал про хасков?
— Разумеется. Видеть не довелось по счастью, но слышать приходилось. Те, кто с ними сталкивался, не очень любят вспоминать об этом. Рассказывают про живых людей, которых насаживают на «зубы дракона». Ходят слухи, что это гетские штучки.
— Эта технология старше гетов. Не знаю, зачем их раскидали по всей Галактике. Жнецы действуют по какой-то своей извращённой логике, и вряд ли кто-то сможет их понять. Но это их работа. Одна из многих. Многие пропавшие шахтёры попались именно на эти ловушки. Кстати, далеко не всегда там были «зубы». Иногда это просто какие-то инопланетные машины или механизмы. Во всяком случае, по тем записям горняков, которые удавалось обнаружить.
Дин чуть прищурил глаза, о чём-то задумавшись.
— Ты сам это видел?
— Да, и не раз. Хуже всего то, что никто толком не знает, как люди и инопланетники сходят с ума, и почему сами себя могут насадить на эти устройства. Судя по всему, тут действует такое же внушение, которое используют Жнецы.
— Тьфу ты! Лучше б не спрашивал, чесслово, — Альт поморщился. — У тебя вообще есть что хорошего рассказать про наше будущее?
— Если тебя успокоит то, что я верю в нашу победу — да.
Дин смерил меня долгим взглядом, потом хлопнул по плечу.
— Люди и не из таких передряг выбирались, верно? Прорвёмся, капитан. Кстати, мы уже прилетели, — он коснулся сенсорного экрана, и машина пошла вниз, к какому-то неприметному зданию.


***


— Не забывай, мы тебя ждём в любое время. Где бы ты ни был, помни о том, что тебе есть куда возвращаться. И не вздумай устраивать нам новых переживаний, понял?!
Дин отпустил мою руку только для того, чтобы сгрести в свои медвежьи объятия.
— Мы все будем ждать.
— Присмотри за ним, ладно? — Мари обращалась к Тали, словно меня рядом не было. — Теперь, когда я знаю, что ты с ним, мне спокойнее. Все мужики без женской руки как малые дети. Всё время норовят найти себе на голову неприятности. Берегите друг друга.
Десантный люк челнока захлопнулся, отгородив меня от старых друзей. Удастся ли снова встретиться с ними когда-нибудь, я не знал, но зато в одном был уверен — именно здесь меня будут ждать всегда.

Палуба «Нормандии» встретила меня привычным порядком — неизменно язвительный Джокер в своём любимом кожаном кресле, смена операторов на своих постах и Келли, привычно расположившаяся справа от мостика.
— Джокер, курс на Прагию. — не откладывая дело в долгий ящик, я начал отдавать приказания. — СУЗИ, подготовь актуальные данные по планете.
Голографическая карта передо мной изменила свой вид, показывая несколько маршрутов до точки назначения. Наконец Моро выбрал один из них, задавая координаты для переходов. Активировав инструметрон, я вызвал небольшое окно с изображением удаляющейся планеты. Мы уходили прочь от столицы людей в этом секторе Галактики, покидая безопасное место и возвращаясь к своему делу. К сожалению, пока ничто не приближало нас к решению основной проблемы и приходилось заниматься другими задачами. Возможно, стоило всё ещё раз обдумать и снова попытаться найти хоть какую-то зацепку. Может у кого-то появились новые данные, пока мы разбирались с делами.
Я спустился с мостика и прошёл в отсек связи, раздумывая над следующими нашими шагами. К сожалению, пока ни от Лиары, ни от Призрака, ни от кого вообще не приходило никаких новостей, ни малейших новых данных. Все колонии исправно выходили на связь, агенты переворачивали горы пустой информации, раз за разом оставаясь ни с чем. Наш противник явно затаился, получив фактически первый раз ответный удар за свои нападения. Какой будет их следующий шаг? Что они решат сделать и самое главное — где. Видимо, нам снова придётся отправиться в свободный поиск, надеясь найти хоть какой-то намёк, бороздя пространство по всему Млечному Пути. Хуже всего, что у нас до сих пор не было никаких подтверждений, что их родной мир находится за Омегой-4, впрочем, с другой стороны, не было и опровержений. В конце концов, эта теория была ничем не хуже другой и давала хоть какие-то координаты. Основная беда была в том, что других идей у меня вообще не было.
И раз мы снова отправлялись на поиски, можно было ещё раз обдумать действия по тем крупицам, что у нас есть. Когда я увидел на Горизонте, что из себя представляет судно Коллекционеров, дело стало казаться ещё более сложным. Штурмовать такую посудину нашими силами было как минимум опрометчиво. Для атаки на такой корабль надо иметь сопоставимого уровня военное судно, а «Нормандия» на эту роль не годилась. Даже с учётом технологии маскировки наши шансы были достаточно призрачными. Пожалуй, единственным реальным способом был внезапный удар по противнику торпедами и огонь в упор из «Таникса». Если вывести из строя большую часть систем, у нас будет шанс.

Над столом медленно поворачивалась трёхмерная модель судна противника, построенная СУЗИ на основе данных с Горизонта. Я задумчиво рассматривал её, пытаясь попутно с планами штурма представить, кто были создателями этого корабля. Его очертания были совершенно чуждыми, словно нарочито неприятными. Может быть, если удастся понять что-то о строителях, мы получим некое преимущество? К сожалению, моего воображения для этих целей оказалось недостаточно, и я решил, что помощь не помешает. И здесь, пожалуй, Солус был единственной кандидатурой. Кто ещё лучше нашего гения может генерировать и тут же отметать идеи, добираясь до сути? Сверившись с СУЗИ о местонахождении Мордина, я направился в лабораторию.
— Добрый день капитан, — скороговорка саларианца приветствовала меня с порога. — Одну минуту. Заканчиваю опыт.
Он стремительно что-то набирал на консоли, одновременно следя за поведением каких-то реактивов в специальном боксе. Понять, чем занят Солус, было совершенно невозможно.
— Отличное время! Всё, как и рассчитано. Хорошо, что вы зашли, у меня есть несколько открытий.
Сказано это было довольно мрачноватым тоном, не слишком вязавшимся с Мординым.
— Что-то интересное, профессор?
— Да. Взгляните.
Он вывел голограмму на своём инструметроне. Над левой рукой саларианца медленно вращались перекрученные между собой четыре каких-то прерывистых линии. Приглядевшись, я понял, что они крайне похожи на те картинки, что рисуют, изображая цепочки ДНК. Поскольку ни медиком, ни учёным я не был, то показываемое саларианцем ровным счётом ничего не говорило. Впрочем, он на такое, судя по всему, и не рассчитывал.
— Это одна из немногих найденных сохранившихся ДНК протеан. Она неполная, но ничего большего по настоящее время обнаружить не удалось. К сожалению, составить облик протеан и воссоздать особь по данному кусочку оказалось невозможным. Но не это сейчас главное. Важно другое. Они — единственная известная раса, у которой молекула ДНК состоит из четырёх цепочек и двух спиралей.
К чему был такой экскурс, пока оставалось для меня решительно непонятным.
— Получив на Горизонте ткани Коллекционера, я решил исследовать их. Результат... неоднозначен.
Мордин отошёл в терминалу и перенёс голограмму с ДНК протеанина на него. Рядом он разместил вторую, очень похожую, картинку.
— Вот это, — он ткнул пальцем на новое изображение, — ДНК Коллекционера.
Саларианец совместил обе голограммы. Цепочки наложились друг на друга, и красные области показали различия. Но даже с этими расхождениями они были настолько идентичны, что не оставляли никаких других шансов на иное толкование.
— Вот так номер. Протеанин! ..., только этого нам не хватало!
— Это не протеане, Шепард, — Мордин строго посмотрел на меня. — Их раса вымерла 50 тысяч лет назад. Это даже не их потомки, во всяком случае, в нашем понимании. ДНК несёт на себе следы гигантских изменений, искусственных, шедших на протяжении многих поколений. Я бы сказал, что это новый вид. Но считать их разумными уже нельзя, это скорее биологические машины, хаски, если угодно. Они не способны размножаться, функционал мозга ничтожен, достаточен только для восприятия окружающего мира и управления собственным телом. Плюс какие-то дополнительные возможности, не связанные с жизнедеятельностью. По сравнению с оригиналом, — Солус разъединил голограммы и показал на вторую. — Здесь не хватает очень многого. Возможно, они могут управляться кем-то извне, поскольку их разум крайне ограничен. Но это лишь теория.
— То есть, если мы попробуем восстановить организм по этой молекуле...
— Протеанин не получится. Будет хаск, чрезвычайно опасный. Полагаю, часть протеан была захвачена Жнецами и конвертирована в хасков. Это не выглядит чем-то невозможным, учитывая возможности нашего врага. Но я бы сказал, что это более высокая технология, чем те хаски, с которыми приходилось сталкиваться. Получаемые с помощью «зубов дракона» более примитивные существа.
— Зачем? Зачем было делать уникальных хасков, когда они и так могут делать себе армию из павших?
— Могу предположить, что война Жнецов с протеанами была долгой, — СУЗИ вмешалась в разговор. — И потребовались нестандартные ходы, чтобы сломить волю органиков.
— Именно! Насколько я помню, Шепард, вы рассказывали, что Страж на Илосе прямо говорил об этом. Что протеане не знали, кто были тайными агентами, а кто — нормальными жителями их государства. Полагаю, первоначальные вмешательства не ограничивали разум и возможности тех, кого мы сейчас называем Коллекционерами, меняя лишь вектор поведения. По мере того, как сопротивление протеан снижалось, хасков модифицировали в сторону уменьшения мыслительных и иных способностей для лучшего контроля, низводя до состояния живых автоматов. Конечный результат этих процессов мы видим в современных Коллекционерах.
Новости Солуса, мягко говоря, шокировали. Возможности Жнецов просто подавляли, казалось, мы уже достаточно знаем о них, как вдруг удавалось раскопать что-то ещё. Жаль только, что среди новостей никак не находилось места для хороших.
— Они используют технологии Жнецов?
— Нет. Я исследовал образцы оружия, собранного в колонии. Разработчик оружия — гениальный бионик. Технологии, применённые в нём, превышают всё доступное Совету и всем расам. Но даже они не дотягивают до Жнецов. Коллекционеры используют оружие протеан, возможно несколько адаптированное, но не более того. К слову, мы можем использовать некоторые экземпляры, после определённой переделки. С меньшей эффективностью, чем наши противники.
— Почему?
— Их оружие — сплав техники и биологии. Они адаптированы под их нервную систему. Для всех, даже для азари с уникальной физиологией, полноценное использование недоступно.
Я задумался над словами саларианца, попутно поняв, что получил ответ и на свой не заданный вопрос. Протеане обладали продвинутой техникой, их империя покрывала большую часть обжитой Галактики, а, скорее всего, и превышала все наши территории. И даже они не выстояли против Жнецов. Каковы же наши шансы? Тряхнув головой и отгоняя невесёлые мысли, я решил оставить пока вопрос штурма корабля Коллекционеров. Стоило отдельно обдумать новую информацию. Возможно, она поможет в наших поисках. Поблагодарив Мордина за новости, я вышел из лаборатории.
— Капитан на палубе! — Чамберс вытянулась передо мной, со своей неизменной улыбкой, на которую невозможно было не ответить.
— Вольно, Чамберс.
Я не стал подниматься на мостик и прошёл к терминалу. Пусть люди Лиары и Андерсона попробуют копнуть с этой стороны. Арии эти данные вряд ли нужны, во всяком случае, я с ней ими делиться не собирался без веской причины.
— Мы будем у планеты через сорок часов, капитан. Вот только что ты забыл в этом месте? Я заглянул в файл СУЗИ одним глазком. Там же просто ж..., а не флора. Того и гляди какой-нибудь агрессивный цветок тебя схарчит.
— Капитан, — СУЗИ вежливо подождала, пока фонтан красноречия Джокера не иссякнет. — Я собрала данные. В отдельном разделе есть информация, которая вас может заинтересовать.
— Эй! Ты что-то от меня скрываешь?
Я закрыл канал связи, чуть усмехнувшись возмущению в голосе пилота. СУЗИ нашла, как снова подкуснуть Джеффа. Файл был достаточно велик, и я переслал его на свой терминал в каюте. Стоя пролистывать добрую сотню страниц точно не хотелось, но обязательно стоило проверить, что там раскопала СУЗИ.

А данные оказались и действительно интересными. Оказывается, на этой заброшенной планете у Призрака была собственная лаборатория по изучению биотики, действовавшая ещё до проекта Альянса. По неизвестным причинам проект был закрыт, а все данные и материалы официально считались уничтоженными. Задумавшись и машинально просматривая информацию дальше, я откинулся на спинку и тотчас резко распрямился, внезапно осознав, что случилось.
СУЗИ дала мне информацию о «Цербере».
Что это значило? ИИ был жёстко ограничен в выдаче секретных данных организации, что меня не удивляло. А здесь, не скажи она об этом, я и не узнал бы никогда о деятельности Призрака на планете.
— СУЗИ.
— Да, капитан.
— Эти данные — откуда они? Раньше ты не открывала никакие секреты «Цербера».
— Официально они считаются уничтоженными, и их не существует. И на них не распространяется запрет. Я решила, что это может быть полезно. Думаю, кое-кому из экипажа тоже будет интересно посетить это место.
Пауза после фразы была специально подчёркнута, и мне пришлось поднапрячь извилины. Инопланетники отпадают, Миранда и Джейкоб там точно не могли быть. Остаётся только один вариант. И только тут я вспомнил, что Лоусон когда-то давно передала мне информацию по нашей спасённой биотичке. Сомневаться не приходилось — и том файле, и в данных СУЗИ упоминался один и тот же код — «субъект Зеро».
— «Цербер» экспериментировал с Джек на этой базе?
— Ваше предположение выглядит наиболее вероятным. В некоторых файлах упоминается некто «Зеро».
Я вновь откинулся на спинку кресла, раздумывая над ситуацией. Захочет ли Джек появляться там. И захочу ли я, чтобы она там появилась. Неуравновешенность молодой женщины пока как-то удерживалась, но что может произойти, если она появится в том самом месте, где над ней ставили эксперименты? Надо будет посоветоваться с Келли и Чаквас на этот счёт.

«Молот» осторожно опустился на посадочную площадку и замер на самой верхней части крыши здания. Проржавевшие конструкции, кое-где выбитые стёкла выдавали заброшенность базы. Общий вид этого места навевал уныние, обильно подкрепляемое сильным ливнем и шквальным ветром. Находиться на открытом пространстве явно не стоило, и вся группа быстро заняла позиции у входного тамбура в здание. Несмотря на разрушения снаружи, местная энергосистема работала, и минутой позже мы укрылись за прочными двойными дверьми.
— Я не помню этого места, — Джек прошла чуть вперёд, настороженно разглядывая всё вокруг. — Но комплекс большой, я могла бежать через другой выход.
— Здесь много зданий, а ты вряд ли рассматривала базу с воздуха. К тому же она сильно заросла.
— Я хорошо рассмотрела её, — биотичка резко развернулась ко мне, ткнув пальцем в грудь — Я, ..., её очень хорошо рассмотрела! И дала себе слово, что когда-нибудь найду его снова и наберусь достаточно сил, чтобы... всё это проклятое место!
Она столь же стремительно отвернулась и замолчала, потом продолжила немного спокойнее:
— Это центр всего. Меня держали здесь, но именно этого места я не помню.
Не став лишний раз спорить с ней, я махнул рукой в сторону прохода. Если верить сигнатурам, полученным с орбиты, где-то здесь был источник энергии достаточный, чтобы запустить все те станки и модули, шедшие сюда с Элизиума. Но, несмотря на это, ни на посадочной площадке, ни в холле, в котором мы находились, ничего не говорило о присутствии кого-то разумного.
Мы успели спуститься на несколько этажей, постепенно приближаясь к источнику энергии. Слева от лестницы находился огромный зал, с частично обрушившимся перекрытием коридора, шедшего по периметру на уровне метров трёх. Помещение занимало несколько этажей до самой крыши, и с пробитого в нескольких местах светового окна вниз стекала вода. Несмотря на потоки дождя с потолка, пол зала не был залит полностью, что было довольно удивительно. Куда-то эта вода девалась, не затопляя всё вокруг. Внезапно Джек схватила меня за локоть, останавливая. Молодая женщина стояла перед входом, словно не решаясь войти внутрь. Заметив мой взгляд, она дёрнулась и с явным усилием шагнула вперёд. Я последовал за ней, дав знак Джейкобу прикрыть нас.
— Я помню это место, — она говорила негромко, шум падающей воды почти заглушал её голос. — Бежала здесь мимо всех, а когда они попытались меня остановить — я ударила. Ударила со всей силы. Почти с такой, которая у меня есть сейчас!
Пальцы, стискивавшие дробовик, побелели. Она сделала ещё пару шагов и свернула чуть в сторону, туда, где была отгорожена часть помещения. Место выглядело странно, совершенно не вписывалось в окружение и никак не подходило для лабораторного комплекса. Больше всего оно смахивало на импровизированный ринг.
— Да... да, это оно. Смотри, Шепард, вот, чем они занимались.
— Здесь был ринг? Для охранников?
— Нееет, ..., не для охранников, ...! Просто место для драки. Меня притаскивали сюда, обколов наркотой и ещё какой-то дрянью так, что у меня биотика из ушей пёрла. И запихивали сюда ещё какого-то ребёнка, чтобы мы убивали друг друга. И мы грызлись здесь. Я должна была использовать только биотику для нападения и защиты.
— На кой это надо? — Джейкоб осматривался с отвращением, написанным на его широком тёмном лице. — Заставлять детей драться? Да какой в этом смысл?!
— Откуда я знаю?! — Джек огрызнулась. — Спроси своего начальничка, нигер. Может в этом был какой-то смысл для них, а может их просто вштыривало от такого!
Джек отпрянула от этого места и решительно шагнула к двери в задней части зала.
— Я бежала оттуда, очень хорошо это помню. Мне надо туда. Хочу..., — она запнулась. — Хочу увидеть свою камеру.
За дверью оказалась небольшая площадка и очередная лестница. Вода ручейками стекала вниз по ступеням, понемногу накапливаясь внизу. Я прикинул, что такими темпами нижние этажи могут оказаться сильно затопленными. Если строители не предусмотрели возможности подтопления с крыши, на нижних этажах нам придётся бродить по колено в воде.
Мы спустились ещё на один этаж, оказавшись в широком коридоре, с обеих сторон на нас смотрели проёмы с решётками. Двери были открыты, некоторые висели на одной петле, явно готовясь с грохотом обрушиться на бетонный пол. В каждой камере стояла двухъярусная койка, явно не рассчитанная на взрослого человека.
Выматерившись, Тейлор подошёл к одной из камер. — Это же детские кровати! ..., детские! Сколько же их здесь...
Джек презрительно скривила губы, наблюдая, как оперативник «Цербера» обходит камеры, словно надеясь что-то найти. Но, разумеется, они были пусты, лишь сгнившее бельё грязными кучами лежало на ржавых пружинах и направляющих кроватей. Никаких вещей или игрушек — ничего. Остов спального места, намертво приделанный рукомойник с краном для воды, грязь и потёки по стенам. Кого бы здесь ни держали раньше — сейчас никаких следов уже не осталось.
— Всякое приходилось видеть, но такой тюряги не встречал. Долбанные клетки, — Заид зло сплюнул. — Полная срань.
— Выдвигаемся.
Несколько пустых длинных коридоров, с выбитыми дверьми в столь же заброшенные комнаты не дали нам никакой новой информации. Ни о том, что здесь происходило, ни о том кто и что здесь собирается делать нынче.
— Свежее дерьмо.
— Что? — Я бросил взгляд на Гарруса.
— Дерьмо варрена. Ещё не засохшее, свежее, — трёхпалая турианская рука указывала на тёмную кучку в стороне. — Где-то рядом и сама животина.
— Всем — огонь на поражение.
Конечно, варрен мог быть и дикий, в информации о планете говорилось, что они приспособились к жизни здесь. Но всерьёз рассчитывать на это я не стал. Скорее всего, рядом с этой тварью будет её хозяин, и скорее всего не один. И драться нам придётся на их территории.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.04.2016 | 1810 | 6 | второй шанс, Тали, приключения, экшн, unklar, драма, м!Шепард | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги