Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 23.5

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Тали, ОС;
Аннотация:  Элизиум, в гостях у Дина Альта;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.

 




В госпитале, куда мы прибыли под охраной четверки безопасников, сразу же связались с «Нормандией» и, после беглого осмотра, отпустили. Процесс заживления шёл своим чередом, имплантаты работали в нормальном режиме. Медик, осматривавший меня, лишь поцокал языком, просматривая данные, но не стал ничего комментировать вслух. Он что-то отметил у себя на терминале и быстро выставил вон, сухо попрощавшись.
В коридоре Тали и наши охранники по-прежнему сидели друг напротив друга, но вид у людей был несколько менее напряжённый. Моё появление явно нарушило эту небольшую расслабленность, заставив их вновь держаться внимательнее. Я присел рядом с кварианкой.
— Что сказал доктор?
— Жить буду, — я приобнял напрягшуюся девушку за плечи. — Всё в порядке. Даже швы не разошлись.
Она доверчиво положила голову мне на плечо.
— Элеонора будет недовольна. Это не похоже на полный покой.
— Доктор Чаквас была бы рада вообще не выпускать меня из медотсека.
— Скажи ещё, что она не права! Лучше было бы остаться на борту, или сразу вернуться туда. А что теперь?
Она кивнула на наших конвоиров.
— Сержант, вы могли бы связаться с майором Альтом?
— Майор прибудет через полчаса. Приказано оставаться на месте.
Ни голос, ни взгляд не были особо тёплыми. Поскольку эти ребята явно не собирались даже лишнего шага сделать без приказа, значит и нам предстояло полчаса просидеть здесь. Им сказано сторожить — будут сторожить и с места не сдвинутся.
Минуты тянулись утомительно долго, словно муха по капле смолы. Стрелка на циферблате настенных часов совершенно не желала сдвигаться, разговаривать в присутствии охраны не хотелось. Безопасникам тоже это не особо нравилось, но никаких других указаний по прежнему не проступало, и они стоически терпели нас. Наконец, в конце коридора распахнулась дверь, и неторопливым шагом к нам направились несколько военных. Майор был среди них.
— Капитан, мисс, прошу следовать за мной, — Дин отмахнулся от сержанта, собиравшегося что-то доложить. — У меня в офисе будет удобнее разговаривать, чем здесь. Сержант, сопровождаете.
— Да, сэр!

Назад нас везли уже не в обычной машине, а в малом десантном челноке Альянса. Мест внутри было маловато для нас всех, но, посадив Тали себе на колени, я решил проблему. Дин бросил на нас взгляд, но ничего не сказал.
У двери кабинета майор оставил нескольких охранников, пропустив внутрь лишь нас и заходя сам. Небольшая комната, с довольно спартанской обстановкой, оставляла несколько странное ощущение. Впрочем, Дин сразу кивнул нам на два кресла перед столом.
— Устраивайтесь.
Он прошёл к рабочему месту и устроился там, поставив локти на столешницу, после чего принялся внимательно и задумчиво рассматривать сначала кварианку, а затем и меня. Его глаза пробежали по шрамам, оставшимся после операций, задерживаясь на каждом. Я попробовал вспомнить, каким он и Мари видели меня в прошлый раз, когда заглянул к ним. Сравнить было тяжело. Молчание затягивалось, но Дин, кажется, удовлетворился осмотром.
— Капитан Урнаи, от лица службы безопасности Альянса на Элизиуме я приношу искренние извинения в связи с инцидентом в зале космопорта. Лейтенант Самир Этан арестован за превышение полномочий и несоблюдение Устава Альянса. Но я вынужден выдать вам предписание о запрете покидать колонию до окончания следствия.
Это было настолько неожиданно, что я изумлённо уставился на него, переваривая услышанное.
— При всём уважении, майор, но я хотел бы знать, на каком основании меня задерживают на планете? И кто будет оплачивать стоянку судна, проживание и довольствие команды?
Дин спокойно и без малейших эмоций ответил:
— По подозрению в незаконном обороте наркотиков. В случае вашей невиновности, как только будет закончено следствие, вы будете немедленно отпущены.
Обвинение в контрабанде наркотиков было странным. На борту находился целый ряд препаратов, которые подпадали под это определение, но у Чаквас были все разрешения для работы с ними и хранились все необходимые документы. Другой вопрос был в том, что когда надо подогнать ответ под результат, всё это не играло большой роли.
— Остаётся вопрос оплаты стоянки судна и компенсации потерянного времени. Мы частная компания и не можем позволить себе сидеть на планете вечно. Ни я сам, ни кто-либо из моей команды законы Альянса не нарушали, — я откинулся на кресле. — И всё же, я понимаю, Дин, работа есть работа. В любом случае — со старым знакомым проще разговаривать. Заодно будет время и повспоминать прошлое. Редко когда удаётся найти более удобный момент, особенно последнее время. То новое назначение, то другая работа.
Человек нахмурился и переводил глаза с меня на кварианку и обратно.
— Разве мы знакомы, капитан?
В любом другом случае я не отказался бы подшутить, но, пересилив себя и сдержав улыбку, протянул руку.
— Унклар Шепард, Дин. Познакомимся второй раз? Только не как на Арктуре, когда ты меня в кабинете капитана уложил из-за Мари.
— Неужели? — Дин наклонился вперёд, его глаза чуть сощурились. — Шепард погиб два года назад. И мне очень интересно...
— Мне внезапно стало лучше. Проверь-ка, — я перебил его и предъявил свой идентификатор СПЕКТРа. — Думаю, это снимет большую часть вопросов.
Мужчина активировал инструметрон, сличая данные. Пауза затягивалась, пока, наконец, голограмма не засветилась полностью зелёным.
— Идентификатор подлинный. Прошу прощения, но я должен сделать запрос на Цитадель.
Майор с трудом отвёл от меня глаза. Через стол было не видно, что у него на экране терминала, но мне это и не было интересно. Честно сказать, его реакция меня не удивила. Все, кто меня когда-то знал, реагировали в спокойной обстановке примерно похоже. Нельзя только сказать одного — что мне это нравилось. Через некоторое время Дин ещё раз что-то набрал на консоли, по лицу было ясно — ответ его ошарашил.
— Я дважды запросил подтверждение с Цитадели, капитан, — он смотрел на меня, смотрел, словно не веря своим глазам.
— И оно было положительным. Совет подтвердил мой статус. Можно связаться напрямую с Андерсоном, но его ответ будет таким же. В ВКС Альянса меня, правда, не восстановили.
— Верно, — Дин глубоко вздохнул, принимая какое-то решение. — Если бы ответ был отрицательным, право слово — всё было бы проще. Беспокоить же напрямую ещё и Советника Земли я не буду. Не настолько горю желанием прыгать выше своей головы, чтобы залезать так далеко.
Майор сцепил руки и молча уставился в стол, бессознательно сжимая и разжимая пальцы.
— От подозрений в наркотрафике через мой космопорт я, скорее всего, избавился, вот только теперь на руках стало на одну проблему больше, — Дин словно размышлял вслух, не поднимая на нас глаза. — Первая — что забыл СПЕКТР на Элизиуме, и что теперь делать с этим инцидентом вообще. И вторая, самая главная и большая — как, ..., как я объясню Мари, что чуть не посадил на губу Шепарда. Которого мы похоронили, мать твою, два с лишним года назад!!
Грохнув кулаками по столу и вскочив с кресла, он быстрыми шагами обогнул стол и подошёл ко мне, буквально нос к носу нагнувшись и схватив за плечи. Потом распрямился и рывком поднял к себе, буквально выдернув из кресла, с силой прижимая к груди.
— Всё-таки выжил, сукин ты сын, всё-таки выжил! Мы же оплакивали тебя всей семьёй! Летали на Землю, на кладбище. Цветы на могилу положили!
Он резко отстранился на длину рук, снова вглядываясь мне в лицо.
— А ты всё это время был жив! И ни слова, ни намёка за два года. Надо бы тебе, засранцу, морду-то набить.
Глаза майора подозрительно поблёскивали. Потом, видимо вспомнив, откуда меня только что забирал, поспешно отпустил.
— Чёрт. Забыл, прости. Но, — он покачал головой. — Не каждый же день встречаешь своих старых друзей, которых все считают мертвыми. Да что все — я сам считал тебя мёртвым! Сам стоял на кладбище у надгробной плиты.
Майор явно пребывал в смятении и имел вид человека, который безуспешно пытается разложить все события по полочкам в голове. Наконец он решительно отмахнулся от каких-то мыслей.
— Нет, на трезвую голову я это не приму. А поскольку пить на работе запрещено, значит, придётся как-то исправлять вечером после смены.
Дин уселся на край стола и достал сигареты дрожащими пальцами, покачивая головой. Он несколько раз пробовал зажечь зажигалку, но, поняв, что ничего не выходит, отбросил и её и тонкую сигарету в сторону.
— Вот твою ж..., — он покосился на Тали и прикусил язык. — Простите, мисс...
— Да, Дин, я ведь не представил тебе, — я поздновато спохватился, что Альт вряд ли знает, как зовут мою девушку. Во всяком случае, формально они не представлены. — Тали'Зора вас Нима нар Райя, дочь адмирала Раэля'Зора. Моя давняя подруга и старший механик на судне. Тали — майор Дин Альт.
Укоризненно посмотрев на меня, Дин встал и, одёрнув китель, протянул руку кварианке.
— Очень приятно, Тали'Зора вас Нима нар Райя.
— Взаимно, Дин Альт, — она осторожно пожала руку человеку. — Можно просто Тали'Зора.
Всё ещё покачивая головой, Дин вернулся на своё место.
— Нечасто приходится принимать таких высокопоставленных гостей, тем более, по такому поводу. Теперь я ещё больше надеюсь, что мы сможем погасить инцидент и избежать политических последствий. От лица Земли и Альянса, я приношу извинения за оскорбление, нанесённое сотрудником службы безопасности Элизиума. Земля относится с уважением к каждой расе галактического сообщества. Виновные в инциденте будут строго наказаны согласно действующим законам Цитадели и Альянса.
Девушка явно была смущена столь повышенным вниманием к своему статусу и скомкано приняла извинения майора, уверив, что никаких претензий не имеет. Дин удовлетворённо кивнул и занялся оформлением документов, попросив нас подождать. Минут через десять он оттолкнул от себя консоль терминала.
— Я закрыл дело. Полагаю, раз ты сразу не ткнул носом лейтенанта в свою новую ксиву, то светиться не хочешь. Ты фигурируешь просто как капитан изыскателя «Верный» Унклар Урнаи. Ребята будут держать языки за зубами, намекну, что всё это операция Альянса.
— Этого вполне достаточно, Дин. Спасибо.
Мужчина кивнул и протянул Тали и мне по небольшому идентификатору.
— Служба безопасности Элизиума благодарит вас за сотрудничество и желает хорошо провести время на планете, — он немного нервно хохотнул, видимо вспомнив какой-то слоган. — Мы переехали в новое место, Унклар. Мари и дети будут рады тебя видеть, так что ждём в гости.
— Собственно, я и хотел узнать твой новый адрес, перед тем как заварилась вся эта каша.
— Тогда будем считать, что всё случилось так, как было запланировано. Я предупрежу жену, что ты придёшь. Правда, пока не представляю, как это сделать. Ладно, с этим разберусь дома. Даже не пытайся сказать мне, что у тебя номер в каком-то отеле. Ты ночуешь у нас, пока находишь на Элизиуме. Точка.
Я посмотрел на Тали, что не прошло незамеченным для майора.
— Мисс Тали'Зору я также приглашаю в гости, — Дин добавил тоном не терпящим возражений: — Сегодня вечером жду обоих. Иначе буду считать себя оскорблённым.
Мы беспрепятственно вышли с территории, предъявив наши пропуска. Судя по тому вниманию, которое привлекла Тали, кварианцы здесь были не частыми гостями. Но любопытство было достаточно вежливым, скорее отдавая дань необычному внешнему виду и хорошенькой фигуре, нежели репутации её расы. В городе это как-то чувствовалось иначе, но там и взгляды на неё бросали чаще.
— Хорошо, что старшим офицером оказался твой знакомый, — Тали сильно переживала случившееся. — Если бы был кто-то другой?
— Пришлось бы прикрываться своим статусом, что не очень хорошо.

Мы немного прогулялись по городу, приходя в себя после такого приключения, пока над крышами не начало смеркаться. День близился к закату, нам уже стоило добираться до нового дома моих знакомых. Аэротакси понесло нас куда-то в пригород, над лесным массивом, где совсем сгустились плотные тени. Далеко, у самого горизонта в небе виднелся отсвет какого-то большого поселения, но наше такси нырнуло вниз, на небольшую площадку, где горели только посадочные огни. Двухэтажный дом стоял чуть в тени, обрамлённый большими деревьями. Пока наша машина спускалась, я успел заметить, как из дверей вышел какой-то человек и неторопясь шёл к нам, пересекая газон.
Кабина распахнулась, и меня окутал аромат цветов и зелени. Незнакомые запахи, неуловимо что-то напоминавшие, заставляли обращать на себя внимание. Мы стояли в центре освещённой посадочной площадки, а вокруг нас словно сгустилась ночь. От дверного проёма лился поток света, путеводной нитью шедший сквозь темноту к дому. По ней к нам и подходил человек, лицо которого оставалось в тени. Я взял под руку свою девушку и двинулся с ней навстречу хозяину этого места.
— Я уж начал думать, что про нас забыли, — Дин вошёл в круг света. — Давайте побыстрее в дом, все вас уже заждались.
Мы обменялись крепким рукопожатием, и хозяин повёл нас за собой. Идти было недалеко, каких-то десять метров, но с каждым шагом ноги тяжелели, словно на них цепляли гири. Имею ли я право идти здесь, своё ли место я занимаю — эти вопросы снова всплыли в голове. Освещённый вход всё приближался и приближался.

Я стоял перед порогом их нового дома, дома, где мне всегда были раньше рады, и не мог заставить себя сделать всего одно движение. Как всё будет сейчас? Два с лишним года назад я должен был зайти к ним, но получил назначение на первую «Нормандию» и срочно вылетел на Землю, ввязался в цепь событий, которые привели меня к победе над Сареном и над Жнецом, открыли мрачную реальность нашей Галактики, доселе скрытую среди звёзд. И занесли меня на орбиту Алкеры, где погиб мой корабль, где я сам... Голос кварианки вырвал меня из воспоминаний. Тали стояла рядом, крепко держа меня за руку, словно боясь, что я куда-то убегу.
— Унклар? С тобой всё хорошо?
— Да... в порядке. Нормально.
Дин внимательно смотрел на нас обоих. Потом просто хлопнул меня по плечу и молча указал на освещённый вход. Глубоко вздохнув и собрав в кулак всю волю, я перешагнул порог.
Внутри дом моих знакомых впечатлял. Прихожая, больше похожая на залу, с зеркалом во всю стену, казалась просто огромной и немного даже подавляла. Но, скинув верхнюю одежду, я незаметно сам для себя окунулся в какую-то домашнюю атмосферу, которая всегда была присуща дому Мари и Дина. Тали несколько скованно встала недалеко от двери, явно не представляя, что ей делать дальше. Всегда закованная в свой скафандр, выходя из него в исключительно редких случаях и только в специально подготовленном помещении, сейчас кварианка чувствовала себя не в своей тарелке. Дин, явно успев что-то узнать про её расу, достал откуда-то небольшие чехлы на ноги.
— Сразу вынужден принести извинения, но, к сожалению, на Элизиуме ваш народ бывает крайне редко, и найти что-то лучшее просто не удалось.
— Это вполне мне подойдёт, спасибо. Извините, что заставила вас беспокоиться...
Но Альт лишь отмахнулся с улыбкой на слова кварианки.
— Плох тот хозяин, который не может как следует встретить дорогих гостей. Но что мы стоим на пороге — проходите.
К моему некоторому удивлению, сама Мари не вышла нас встречать. Дети вполне могли уже спать, мы всё же прилетели довольно поздно. Но в коридор, ведущий от прихожей, никто не выходил, и казалось никого в доме кроме Дина и не было. Альт, как будто угадав мысли, негромко сказал:
— Она в гостиной. Ждёт тебя там.
Я обнял Тали, прижав одной рукой к себе и, словно получая поддержку от хрупкой кварианки, прошёл через коридор к приоткрытой деревянной большой двери, за которой меня ждали. Небольшой овальный стол, сервированный на четверых, стоял строго посередине комнаты. Женщина, стоявшая к нам спиной, видимо заканчивала последние штрихи предстоявшего ужина. Услышав нас, она спокойно обернулась, внимательно посмотрела прямо мне в глаза и улыбнулась.
— Долго же тебя пришлось ждать домой, Унклар.


***


Мы сидели с Дином на открытой веранде, наслаждаясь вкусом хорошего вина. Между нашими креслами на небольшом столике стояла початая бутылка настоящего земного хереса. Как удалось достать такую редкость, я даже не стал спрашивать, равно как и о стоимости. Но Альт недрогнувшей рукой достал из бара именно эту стеклянную ёмкость, довольно странной формы.
— Мари ведь мне не поверила, когда я пришёл домой с таким известием, — Дин покачивал бокал, наблюдая, как тёмное вино играет между тонких стенок. — Сказала, что такая шутка слишком дурацкая даже для меня.
Он покачал головой, чему-то улыбаясь.
— Потом, конечно, немного... да. Но она же из десанта, так что справилась. Хотя поверить в твоё возвращение было непросто даже мне.
Я не знал, что ответить ему. И нужен ли был ему мой ответ.
— А когда увидела тебя своими глазами — как вообще ничего не было, сразу приняла. Я вот до сих пор всё ещё не могу осознать, как это вообще возможно. Слушай, — Дин оживился. — Я всё понимаю, ты не имеешь права рассказывать, но ты ведь был под прикрытием эти два года?
Он возбуждённо повернулся ко мне. Как легко было бы соврать, убирая таким образом все свои и чужие проблемы. Но я не мог этого сделать. Здесь, в его доме, это казалось каким-то кощунством, словно сам себя предаю.
— Нет Дин, не был я под прикрытием. В этот раз не был. Несколько месяцев назад я полз со сломанной ногой по вздыбленному металлу палубы моего фрегата в надежде добраться до спасательных капсул раньше, чем взорвётся нуль-ядро. Цеплялся пальцами, подтягивал себя чуть ближе к трапу и молился, чтобы следующим выстрелом они не ударили в БИЦ. А потом... Потом был белый потолок лаборатории, где я пришёл в себя. Только для всех между двумя этими воспоминаниями лежит пропасть в два с лишним года. Два года, которых для меня нет.
Я замолчал, мысленно вернувшись в прошлое. Потом вспомнил про Арлинну.
— Знаешь, на Омеге я встретил матриарха. Как сказала она — я побывал у престола Богини. Понимай это как хочешь, Дин, но я не знаю, что именно азари имела в виду.
Он, глядя на меня, медленно кивнул мне. Затем одним глотком осушил бокал и потянулся к бутылке, собираясь налить себе ещё.
— Значит, всё-таки, нет. Знаешь, когда по каналам прошло это известие, я не поверил. Поднял на уши всех, кого только смог. Но в новостях не врали, всё оказалось правдой, — Дин отвернулся от меня и уставился в сад. — Мы полетели на Землю, как только смогли. Я, жена, дети. Мы не могли этого не сделать.
— Прости.
— За что? — Он усмехнулся и вздохнул. — Ты тоже солдат, и каждый из нас знает, на что идёт, когда заключает контракт. Любая операция может стать последней.
В тишине, после этих слов, сзади чуть слышно скрипнула дверь. Обернувшись, я еле различил в полумраке женскую фигуру, подходившую к нам. Мари оперлась на спинку кресла Дина, посмотрев на меня. Затем перевела взгляд на мужа.
— Давайте-ка к нам, хватит тут сплетничать о своём сокровенном мужском, — её очаровательная улыбка ничуть не изменилась за прошедшее время. — Я и так вместо тебя, лентяя, заставила помогать мне убираться нашу гостью.
— Дорогая...
— Ничего слушать не желаю, — она обняла Дина. — Встали и быстро за мной, оба. Мы вас ждём.


***


Тали проснулась от непривычного ощущения. Впервые в своей жизни кварианка спала в кровати в доме, в совершенно мирной обстановке. Ничто не требовало от неё вставать и приниматься за работу, куда-то идти или что-то делать — и ей стало даже немного неуютно. Из приоткрытого окна доносились звуки скорее животного мира, чем принадлежащие цивилизации. ВИ услужливо подсказал, что она слышит пение птиц, небольших крылатых животных, предположительно привезённых с родины людей — Земли. Девушка аккуратно, стараясь не разбудить капитана, выбралась из кровати и подошла к занавеске, откидывая её в сторону.
Солнце ещё только показалось над верхушками деревьев, освещая лишь верхний этаж. Внизу же, у самой земли, ночные тени нехотя уступали место разгорающемуся дню. Они, словно хвосты каких-то неизведанных зверей, втягивались между крепкими стволами, накапливаясь в глубине и не собираясь сдавать позиции там, в чащобе, куда свет ещё не успел дотянуться своими золотыми лучами. Тали внимательно смотрела, как день вступает в свои права, и глаза почему-то начало предательски щипать. Она прикусила губу, стараясь сдержать слёзы.
Когда-то у её народа был свой дом. Праматеринская, праотцовская Родина, на которой зародилась и поднималась её раса. Когда-то давно, кто-то из её далёких предков, наверное, так же стоял у окон своего собственного дома, любуясь рассветом и наслаждаясь свежим воздухом. И подобное происходило в разных мирах, на разных планетах, которые были колонизированы выходцами с Ранноха.
Сейчас же она стоит в чужом доме иной расы, на далёкой от Родины планете и не может сделать хотя бы один вдох не через фильтры шлема, чтобы ощутить запахи, которые должны быть здесь, и не заболеть или вовсе не умереть потом! Запахи леса, цветов, утренней прохлады — всего того, что она знает лишь по книгам и обучающим программам. Она тяжело опёрлась на оконную раму, прижавшись стеклом визора к руке. Здесь, в доме людей, Тали, как никогда прежде, поняла, как много потерял её народ в той давней войне.
Она закрыла глаза, но, даже попытавшись, так и не смогла представить, как выглядел её мир. Был ли он похож на Элизиум или выглядел совершенно иначе? Раннох был довольно засушливой планетой, но кто сейчас может сказать об этом точно. Кто-то из долгожителей, таких как азари или кроганы, были единственными, кто мог бы рассказать об этом. Но где их искать, тех, кто посещал её Родину несколько столетий назад? Да и сохранились ли в их памяти такие детали, по которым она смогла бы представить себе кусочек мира. Дома осталось слишком мало достоверных данных с тех времён. Спасшиеся с Ранноха мало что успели захватить с собой, и с каждым годом таких артефактов не становилось больше, скорее уж наоборот. Те несколько копий сознаний Предков, что хранились как величайшие сокровища, не могли рассказать больше, чем заложенное в их память. Даже сам язык становился всё менее и менее похожим на тот, на котором говорили кварианцы раньше. Тали не была уверена, что легко поняла бы своего предка, если бы каким-то чудом встретилась с ним лицом к лицу.
Где-то внизу послышались шаги и приглушённые голоса, заставив вздрогнуть кварианку. Она покосилась на кровать, но капитан продолжал безмятежно спать после вчерашнего вечера. Покачав головой, Тали постаралась выбросить из мыслей горькие сожаления об утерянной её народом Родине. Когда-нибудь, если не она сама, то следующие поколения кварианцев смогут ступить на Раннох. Кто-то должен найти способ и вернут их народу дом.

Прикрыв за собой дверь в спальню, девушка осторожно вышла в небольшой коридор и остановилась. Вчера её приняли как дорогого гостя, но с ней рядом был Унклар. Может, ей надо было остаться в комнате вместе с ним? Как это принято у людей, она не знала, а экстранет в данном случае ей помочь не смог, выдавая на запросы всё что угодно, кроме нужной информации.
— Это мой дом! Что ты тут делаешь?
Чей-то тонкий голос сзади заставил её быстро развернуться. Перед ней стоял человеческий ребёнок, доходившей ей, в лучшем случае, до пояса. Он смотрел на неё сердито и в то же время испуганно. Девушка присела, чтобы оказаться на одном уровне с этим маленьким хозяином дома.
— Здравствуй, меня зовут Тали'Зора. Я...
Её прервал чей-то крик:
— Дилан! Ты опять пошел в коридор без спроса?! Ну, я тебе сейчас!
Из дальней комнаты, с шумом распахнув дверь, вылетел ещё один ребёнок, явно постарше. Мальчик по инерции пробежал пару шагов, когда понял, что в коридоре кроме брата есть кто-то ещё. И этот кто-то — совершенно незнакомый ему инопланетник. Он резко остановился и сжал какую-то тряпку, которую держал в руках. Что он собирался делать дальше, к счастью для Тали осталось неизвестным — к ним троим по лестнице быстро поднималась Мари.
— Ну-ка, успокоились оба! Что вы тут устроили? Доброе утро, Тали.
Женщина ободряюще улыбнулась кварианке и подошла к насупленному мальчику, поднимая его на руки.
— Вас одних просто оставить нельзя. Надеюсь, вы хотя бы догадались вежливо поздороваться с нашей гостьей и пожелать ей доброго утра?
Появление матери несколько успокоило детей, хотя настороженность в их глазах никуда не делась. Но вопрос явно поставил их в трудное положение.
— Адам? — Мари повернулась в сторону сына.
— Нет, мама, — старший мальчик опустил голову. — Доброе утро.
— Доброе утро, — на руках у матери Дилан чувствовал себя защищённее.
Мари покачала головой и опустила младшего сына на пол. Он обнял мать за колени и захныкал, явно не желая отпускать её и просясь обратно.
— Никакого сладу с ними нет. С дочками гораздо всё проще было, чем с этими сорванцами, — Мари словно пожаловалась Тали, потом перевела взгляд на детей. — Ну, что у вас опять случилось?
— Он дерётся!
— А Дилан мешает мне убираться! И в коридор вышел без спросу!
Женщина снова неодобрительно покачала головой.
— Марш оба в комнату, и пока там не будет чистота и порядок — завтрака не получите. А ждать вас никто не будет. Не успеете — будете до полдника ходить голодными. Всё, я сказала!
Она властно прервала начавшего оправдываться Адама и показала на дверь Дилану.
— Вы сейчас же идёте к себе, наводите там порядок, потом умываетесь и спускаетесь в гостиную. На всё у вас пятнадцать минут.
Братья понуро поплелись обратно, закрыв за собой дверь. Тали проводила их глазами, не решаясь что-то сказать. Дома мальчишки вели себя достаточно похоже, может быть только пузыри мешали им быть настолько же безудержными. Девушка перевела взгляд на Мари, по прежнему стоявшую рядом.
— Твой ещё спит? Пошли вниз, мы как раз столом занимаемся.

Кварианка спускалась вслед за хозяйкой, раздумывая над её последними словами. «Твой ещё спит», — в этой фразе было так много невысказанного. Вчера вечером, когда они вчетвером сидели в гостиной, она не раз замечала на себе взгляды этой женщины. Словно бы та смотрела и оценивала её, не то сравнивая с кем-то, не то... Тали чуть не пропустила последнюю ступеньку и запнулась, едва не упав. Тьфу ты, какие-то глупые мысли лезут в голову с самого утра!
— Я заказала для тебя завтрак, — Мари кивнула на герметичные боксы, уже стоявшие на столе. — Жаль, что не могу сама приготовить тебе.
— Доброе утро!
Из кухни в гостиную вошли две девочки-близняшки. Айлура и Айгуль — Тали вспомнила их имена, но отличить сестёр друг от друга девушка не смогла бы ни при каких условиях. В шесть рук Мари с детьми быстро завершали сервировку стола к завтраку.
— Доброе утро, — кварианка немного растерялась, глядя на радушных хозяек. — Мари, может, я что-то могу...?
— Сиди спокойно и даже не думай об этом. И так вчера здорово помогла. Ты у меня в гостях, а не на работу устроилась. Гость, моющий тарелки — стыд и позор такому дому. Кстати о тарелках, я так думаю, мы можем не ждать, когда наши две героя, — женщина выделила последнее слово, саркастически усмехнувшись, — проснутся после вчерашнего. Хорошо если к обеду выползут.
Сверху послышался какой-то шум, возня, и с лестницы выскочили оба брата. Точнее выскочил старший, а младший, Дилан, спускался гораздо медленнее. Но, всё же, уверенно преодолев последнюю ступеньку, побежал вслед за Адамом.
— Мы убрались!
— И вымылись! — Младший протянул ещё влажные руки матери ладонями вверх, словно показывая, что не обманывает.
— И даже зубы почистили? — Мари поцеловала Дилана и взъерошила волосы Адаму. — А вот причесаться, как всегда, забыли. Давайте живо за стол.
Мальчишки с шумом уселись за свои места. Близняшки уже сидели напротив братьев, Тали с некоторым внутренним трепетом устроилась на краешке резного стула. Вчера она была не одна и то чувствовала себя довольно неловко. Как отреагируют дети, скорее всего незнакомые с кварианцами, на её действия? Девушка открыла герметичный бокс, вынимая оттуда упакованную в специальную плёнку пасту. Погрузив цилиндр в отсек костюма, она закрыла контейнер, не представляя, куда теперь его девать.
— Мама, а почему тётя за столом не снимает перчатки и шлем? — Дилан во все глаза смотрел на неё. — Я тоже так хочу!
Над тарелкой каши, стоявшей перед маленьким человечком, поднимался пар. Он даже забыл о своей ложке, засмотревшись на кварианку.
— Во-первых, невежливо так пялиться на кого-то за столом. Во-вторых, когда я ем — я глух и нем, — Мари вытерла ему кашу со щеки. — И главное — тётя Тали'Зора не может снять свой костюм, пока находится у нас.
— А почему?
— Потому что нельзя, — одна из девочек ответила за мать. — Вырастешь — узнаешь.
Но ответ прозвучал так неубедительно, что дальнейшие вопросы непременно должны были бы хлынуть рекой. Тали понимала, что надо как-то выходить из этой ситуации. Вряд ли сама Мари могла ответить на вопросы детей о её народе, и тем более о привычках и обычаях.
— Мой народ действительно почти никогда не снимает костюмы, потому что это опасно для нас. Из-за постоянного нахождения в стерильной кондиционированной атмосфере судов и кораблей наш иммунитет слишком ослаб, и любая, самая слабая бактерия может вызвать серьёзную аллергию или болезнь. Даже если это вирусы и бактерии родом совсем с других миров.
Тали провела рукой по ткани, разглаживая небольшую складку.
— Кроме этого, мы вынуждены жить в очень стеснённых условиях. Вот, например, моя жилая кабинка на палубе «Нимы» по площади примерно как ваш обеденный стол. И если бы я захотела потянуться со сна, то выпрямить руки не получилось бы. В таких условиях невозможно найти хоть какое-то уединение, возможность побыть одному. И наши скафандры помогают немного сохранять личное пространство. Но такой костюм получает только достаточно взрослый ребёнок. И это целый праздник и для семьи и для него самого. Я прекрасно помню, как мне вручали первый костюм.
Дети слушали её, совершенно забыв о тарелках. Девушке стало неловко, что она своим разговором отвлекла их от завтрака. Она виновато посмотрела на Мари, также слушавшую кварианку. Обратив внимание на паузу, женщина обратилась к своим детям:
— Давайте, вы дадите позавтракать тёте, и сами закончите. Затем делаете уроки...
— Ну, мааам, — Адам перебил Мари. — Я всё успею сделать завтра. Тётя Тали так интересно рассказывает!
— Мы тоже успеем! — сёстры, не сговариваясь, ответили хором.
— Ваша мама права. Всё надо делать сразу, не откладывая на потом. У нас дома просто нельзя иначе. От этого могут пострадать члены экипажа, или выйти из строя техника. Потом, если у вас будет время, я смогу рассказать что-нибудь ещё.
— Все слышали? Вот и отлично. Адам, после завтрака загрузи посуду в машину и можешь идти заниматься.
Мальчик скорчил недовольную гримасу, но не стал спорить. Старшие дети закончили с едой и оставили взрослых вместе с Диланом. Мари взяла младшего на руки и кивнула кварианке.
— Пойдём в сад. Не люблю сидеть в доме в такую хорошую погоду! Я о многом хочу тебя расспросить.

Утром меня разбудило какое-то щебетание за открытым окном. Солнце показалось уже над верхушками деревьев, заливая всё ярким золотом. С трудом оторвав голову от подушки, я крепко пожалел, что вечером не остановился. За первой бутылкой последовала ещё одна, за той — следующая. В конце концов, так и не удалось вспомнить, сколько же мы в итоге с Дином выпили.
Тали не было ни рядом в кровати, ни в спальне. Девушка, наверное, проснулась раньше и спустилась вниз. Ни она, ни Мари вечером не налегли на алкоголь так, как мы с майором. Я несколько виновато помассировал ладонью затылок. Как-то не очень хорошо получилось. Но что толку сожалеть о вчерашнем, надо приводить себя в порядок и выходить, так сказать, в свет.
Внизу, на первом этаже, тоже никого не было. Все словно куда-то запропастились, оставив меня в доме одного. Поразмыслив, я не стал подниматься наверх, в нашу гостевую комнату. В четырёх стенах я ещё успею насидеться на корабле. А сейчас есть возможность просто хорошо отдохнуть. Но сначала было бы неплохо найти хотя бы Тали. Наверное, все отправились в сад, который, как я точно помнил, много значил для Мари.
Натянув обувь, я вышел на улицу. Искать долго не пришлось. За невысокой полосой подстриженных кустов стояла беседка, оплетёнными вьющимися растениями. Мари и Тали сидели внутри, поглощённые негромкой беседой, Дилан играл на небольшой лужайке перед ними. Осторожно ступая по зелёному ковру, я приблизился и прислушался.
-... Вот и вся история, — Тали развела руками, словно извиняясь. — Не знаю, как всё пойдёт дальше, но я точно ни о чём не жалею.
Девушка немного задумалась, потом пожала плечами.
— Или всё же жалею. Но только не о том, что случилось. Кое-что всё равно остаётся невозможным, даже если бы и захотела. Но я никогда как-то не спрашивала его... Ой, осторожнее!
Младший поймал какую-то ящерицу в траве и теперь вертел её в руках. Мари окрикнула Дилана, призывая его немедленно отпустить животину и не мучить беззащитное существо. Мальчик попытался спрятать свою находку за спиной, но пресмыкающееся выскользнуло из его пальцев и, упав с большой для себя высоты, мигом растворилось в траве. Ребёнок собрался было расплакаться, но, развернувшись, заметил меня, стоящего рядом с беседкой.
— Мама, дядя Шепард!
Тали обернулась и тотчас вышла из-под крыши.
— Ты хорошо себя чувствуешь?
— Отлично. Как на утро после увольнительной. Не стоило вчера так налегать на ваши с Дином запасы, Мари. Приношу свои извинения.
Я подхватил кварианку на руки и зашёл с ней внутрь. Дилан уже сидел на коленях у матери, пытаясь взять со стола небольшой планшет и забыв про свою недавнюю живую находку. Она же молча переводила взгляд с меня на кварианку и обратно. Затем, перестав бороться с настырным ребёнком, спустила его на пол, дав завладеть вожделенным устройством.
— Дилан, иди, поиграй на солнышке.
Она подождала, когда ребёнок выйдет, и снова посмотрела на меня. Затем, понизив голос, продолжила, и её тон не предвещал ничего хорошего:
— Знаешь, Шепард, не будь у тебя на руках Тали — ты бы сейчас огрёб по морде. И не один раз.
Я оторопело смотрел на свою старую знакомую, пытаясь понять, чем она так недовольна. Мы, конечно, вчера перебрали, но, всё же, не настолько.
— Не понял.
— Споил мне мужа, напился сам и чувствует себя хорошо. Как и надо, — губы Мари дрогнули в еле сдерживаемой усмешке. — Так дошло?
В целом она была права. Спорить с тем, что вечерний алкогольный марафон был лишним, было глупо. Я опустил Тали в кресло и виновато развёл руки, молча прося прощение. Хозяйка сада поднялась из кресла и за пару шагов оказалась рядом. Она долго всматривалась в мои глаза, лицо, потом внезапно схватила меня за голову, наклоняя к себе и крепко целуя. Я ошарашенно пытался понять происходящее, но она уткнулась мне в грудь и заплакала, крепко сжимая кольцо рук на шее.
— Я всё утром боялась. Готовила завтрак и боялась, что мне всё приснилось. Что ничего не было, что ты по-прежнему мёртв. Что я просто сошла с ума.
Она оттолкнула меня, покачав головой и улыбаясь сквозь слёзы, смахивая с ресниц повисшие солёные капли.
— И только когда Тали вышла, я поняла, что всё было по-настоящему.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 26.01.2016 | 2607 | 19 | второй шанс, Тали, unklar, экшн, приключения, драма, м!Шепард | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт