Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть Пыли. Глава 50. Я покажу тебе страх

Жанр: драма;
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе;
Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;

Переводчик: Mariya;
Разрешение на перевод: получено;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают Галактике, ничего не стало проще.




Поскольку доктор Чаквас была единственным постоянным посетителем медотсека, кроме нее самой, Солана даже не подняла голову, когда услышала звук открываемой двери. Она весело поздоровалась и сообщила доктору, что ее нога в полном порядке, осознав, что что-то не так, только когда вместо ответа последовала тишина. Все внутри сжалось от неприятного предчувствия, и, уже подозревая, что увидит, обернувшись, она еще мгновение помедлила, словно ребенок, убежденный, что если он чего-то не видит, то этого нет на самом деле.

В действительности же это был ее брат в сопровождении Заида с каменным выражением лица. Он укладывал свою ношу — слишком знакомую ношу — на одну из коек. В действительности Шепард не шевелилась, не стонала, и если бы не едва заметное движение груди коммандера в такт ее дыханию, Солана бы решила, что ее слишком поздно принесли в медотсек. Шепард была чересчур бледной, чересчур неподвижной, и Солана поймала себя на том, что повторяет про себя: «Нет, только не снова, только не снова, он не сможет пройти через это еще раз». Гаррус провел ладонью по лбу Шепард, убирая пряди волос с ее щек. Он поднял голову, и Солана сразу же пожалела об этом, потому что правда, написанная на его лице, была слишком болезненной, а она знала его слишком хорошо, чтобы купиться на непроницаемое выражение. Очевидно, он двигался только потому, что это была его обязанность, в то время как часть его уже тонула, отчаянно барахтаясь. Она и понятия не имела, как ему помочь. Ни единой идеи.

— Где Чаквас? — спросил Гаррус. К его чести, он не прорычал и не рявкнул это, однако его голос походил на голос старика. Его пальцы, сомкнувшиеся на поручне койки, тряслись. Без своей вездесущей брони он казался меньше, худее, чем когда-либо, и без металла, скрывавшего бы его тело, его дрожь была слишком очевидной.

Она бы сама бросилась на поиски врача, если бы не сомневалась, что ее новая, все еще заживающая нога, это вынесет.

— В каютах экипажа, — ответила Солана. — Даже ей иногда требуется сон. Ее нет всего час.

Гаррус кивком отдал приказ, но Заиду этого и не требовалось — он поравнялся с дверью, прежде чем он закончил жест. Гаррус опустил голову, жвалы бессильно разошлись в стороны, но момент слабости продлился недолго, и он снова взял себя в руки. Сколько он сможет продержаться? Что случится, когда силы иссякнут?

— Папа? — спросила она.

— Скоро будет здесь. Я велел Грюнту пропустить его.

— Альянсу не понравится, что ты поставил часового на одном из их кораблей.

— Это корабль Шепард, — ответил он устало. — Это мой корабль. Альянс может катиться к черту со своими ошибочными вводными данными.

— Не ошибочными, — произнес новый голос, и Солана, испуганно посмотрев на вновь открывшуюся дверь, увидела не доктора, а пару незнакомцев. Женщина была худой и определенно хромала, и хотя Солана все еще с трудом различала человеческие лица, она была уверена, что не встречала ее прежде. К какой бы расе ни принадлежала незнакомка, она запомнила бы эти глаза. Женщина внимательно осмотрела медотсек, походя на командира взвода, выискивающего недочеты, и довольного, что все оказалось на своих местах. И пусть ее поведение явно свидетельствовало о превосходстве, но говорила не она, а азари, ведущая и поддерживающая ее.

Азари казалась слишком юной, чтобы носить подобное властное выражение. Черт, ей не могло быть больше ста пятидесяти лет — практически детский возраст по меркам ее народа. Что-то в ее взгляде призывало бросить ей вызов, и Солана не решилась. Они все были намного старше своего возраста — побочный эффект войны.

— Данные были скомпрометированы, как мы хорошо знаем, поскольку сами сочинили добрую половину, — со вздохом добавила азари, двигаясь вперед медленными шагами, приноравливаясь к своей спутнице. Женщина выглядела так, словно ей необходимо было инвалидное кресло, но что-то в ее манере вести себя удержало Солану от предложения помощи. — Они сделали именно то, чего и ожидала Шепард, Гаррус. Не стоит их винить. Она это планировала. Мойра Калахан позволила нам заглянуть в ее карты и ослабила бдительность. Нам удалось обставить ее спасение так, как надо. Шепард бы... Шепард посчитает это победой.

— Но какой ценой? Что-то я не припомню, чтобы мне сообщали об этой части плана. — Он посмотрел на Шепард, и Солана отвела взгляд, не желая подглядывать — некоторые сцены не предназначены для чужих глаз. Порой горе бывает слишком личным для зрителей. — А ты? Ты ожидала такого результата?

Азари горестно покачала головой.

— Разумеется, нет. Но Шепард бывала и в худших ситуациях. Она... конечно же, она справится и с этой.

— Справится? Бывала? — спросил Гаррус. Эти вопросы не походили на риторические. — Ты не видела борьбу в ее глазах, прежде чем вы появились. Она была незнакомкой и весьма опасной притом. Думаю, она собиралась убить меня.

— Ничего личного, — сказала женщина голосом куда более четким и уверенным, чем Солана ожидала, судя по ее внешнему виду. — Просто ты стоял между ней и ее предполагаемыми целями. Адмирал Хакет. Примарх Виктус. Урднот Рекс. Она являла собой заряженное оружие, направленное на три самые влиятельные фигуры в галактике, но палец, который должен был нажать на спусковой крючок, находился под... контролем. Я сама установила этот контроль. Как сумела. — Женщина шагнула в сторону Шепард, но без поддержки азари чуть не упала. Солана заметила, как она стиснула зубы, но кроме этого на ее лице не отразилось больше никаких признаков боли, или дискомфорта, или даже стыда. — Шепард... Она должна прийти в себя. Если мои расчеты... если все... она должна справиться с этим.

Гаррус склонил голову, но на этот раз его переполняло не горе, а гнев. Вновь подняв взгляд, он предупреждающе сверкнул глазами, но что бы он ни собирался сказать, ему помешали вновь открывшаяся дверь и показавшиеся за ней доктор Чаквас и Заид. Наемник остался снаружи, очевидно намереваясь предотвратить любое нежелательное вмешательство, и Чаквас благодарно коснулась его руки, проходя мимо. Поверх свободной одежды, в которой она спала, была надета куртка, и хотя растрепанные волосы доктора шли в разрез с ее обычным строго профессиональным видом, ее глаза были ясны и сосредоточены. Заметив лежащую без движения фигуру Шепард, она, не останавливаясь, даже не глядя кругом, направилась к ней, на ходу включая инструметрон. Гаррус отошел в сторону, оставаясь, однако, на расстоянии вытянутой руки.

— Что произошло? — спросила доктор.

— Вам придется задать этот вопрос Лоусон, — ответил Гаррус, и открыто звучащие в его голосе боль и раздражение заставили Солану поморщиться. Никто, кроме нее, похоже, не обратил на это особого внимания, так что она заключила, что никто больше не услышал этого так, как она. Шепард бы наверняка заметила — в этом Солана была уверена.

«Пожалуйста. Пожалуйста, не надо подвергать его этому. Пожалуйста, не опять».

— Лоус... — Чаквас обернулась, окидывая взглядом недавно прибывших, и ее глаза широко распахнулись. — Боже мой, что они с вами сделали?

Имя показалось Солане знакомым, однако она не смогла вспомнить, откуда. Прежде чем она сумела прийти к какому-либо заключению на этот счет, Лоусон махнула рукой и скривила губы.

— По большей части раны поверхностны и лишь портят внешний вид. На редкость безынициативная пытка. Призрак даже во сне придумал бы что-нибудь поужаснее.

— Пытка? — ахнула доктор, отворачиваясь от Шепард и глядя теперь на Лоусон. — Кто пытал вас? И зачем?

Лоусон нахмурилась, указала подбородком в сторону бесчувственного коммандера и с помощью азари дохромала до соседней койки.

— Со мной все более или менее в порядке, — сказала она. — Сначала окажите помощь Шепард. Она должна просто спать. Очень глубокий сон. — Когда Лоусон наткнулась взглядом на Солану, в глубине ее голубых глаз не возникло ни малейшего сомнения. — Вы, должно быть, сестра Вакариана. Меня зовут Миранда Лоусон.

Не в силах совладать с удивлением, Солана моргнула.

«Ох. Миранда. Та самая, которую никак не могли найти. Та... та самая, что оставила книгу».

— Так и есть.

— Это не должно было занять так много времени, — сказала азари, и пусть ее голос звучал безо всяких субгармоник, Солана без труда услышала в ее словах сожаление. Ее улыбка была слабой и озабоченной. — Я Лиара. Доктор Лиара Т'Сони. Археолог.

— Археолог, который находит пропавших людей? — спросила Солана. — Немного необычное занятие для археолога, не находите?

Гаррус фыркнул. Это был не смешок.

— Лиара также...

— Торговец информацией, — перебила его Лиара.

— Торговец информацией, — повторил Гаррус мягко. — Очень хороший торговец информацией.

Лиара улыбнулась шире, а затем снова посмотрела на коммандера, опустила голову и закусила нижнюю губу; ее плечи поникли.

— Боюсь, на этот раз я явно оказалась не на высоте.

— Теперь, когда со знакомствами покончено, — пробормотала Чаквас, проводя свободной рукой по волосам и взъерошивая их еще сильнее, — может быть, хоть кто-то наконец расскажет мне, какого черта случилось? Она выглядит довольно неплохо — во всяком случае, никаких сломанных костей или судорог — но она без сознания, а это не может считаться нормальным состоянием. Если мне придется рискнуть и разбудить ее, то я хочу знать, чего ожидать.

Гаррус прочистил горло и посмотрел на Чаквас, тщательно избегая смотреть на кровать.

— Мы с Шепард ненадолго разделились — она желала наедине переговорить со своей... целью. Все это время я наблюдал за ней, так что уверен, что ей не ввели никакого наркотика и не атаковали. Я... видел, как она потеряла терпение.

— Шепард? — переспросила Чаквас резко. — Шепард потеряла терпение?

Гаррус кивнул, принимая свободную стойку, словно солдат, сдающий рапорт. Его субгармоники дрожали, но недостаточно сильно, чтобы повлиять на голос — спокойный, собранный, излагающий голые факты.

— К тому моменту, как я добрался до нее, произошло что-то странное. Она жаловалась на запах. Я не чувствовал ничего необычного, но вокруг было множество народу, многие пользовались духами. Были и цветы. А затем она... изменилась. Неестественно застыла. Ее глаза. Мне и прежде доводилось замечать подобный взгляд, но никогда он не был направлен на меня. Казалось, будто кто-то щелкнул выключателем, и все, что осталось вместо нее, это... это был убийца, не имеющий никакого отношения к ее... личности.

— Триггер? — спросила Чаквас, подняв инструметрон и что-то яростно печатая на нем. — Беседа, в которой она участвовала? Запах, на который она жаловалась?

— Похоже на то. Я собираюсь расспросить об этом Мойру Калахан, как только соберется вся команда.

Солана внимательно следила за доктором, а потому заметила, как та вдруг замерла, словно зверь, неожиданно почуявший присутствие хищника.

— Не та ли это Мойра Калахан, с которой Шепард... провела некоторое время? В юности.

Гаррус повернулся к доктору, скрестив на груди руки.

— Вы знаете об этом?

Чаквас печально улыбнулась.

— Мой милый мальчик, я знаю о коммандере практически все. Пусть сама она не особо болтлива, но кое-что нельзя стереть из личного дела, а полномочия доступа корабельного врача достаточно высоки.

— Ты не мог не заметить, что, хотя Шепард никогда полностью не доверяла Чамберс, она всегда доверяла... доверяет Карин, — ровно заметила Миранда. — Это доверие являлось практически аномалией.

— Не надо мне напоминать, на что шел «Цербер», чтобы умаслить Шепард, — рявкнул Гаррус. — Я увидел практически все последствия этого.

— Мое присутствие, по крайней мере, не было призвано ее умасливать, — возразила Чаквас. — Во всяком случае, с моей стороны. Они сделали мне предложение, я обдумала его и в конце концов решила, что если им удастся невозможное, то коммандер заслуживает — нуждается — в дружеском лице. Особенно учитывая ее недоверие к специалистам в области физического и умственного здоровья. — Она вздохнула и продолжила: — Мойра Калахан. Вряд ли бы ей понравилось возвращение к жизни этого эпизода из ее прошлого.

— Ей и не понравилось, — ответил Гаррус, и прозвучавшая в его голосе угроза заставила всех присутствующих посмотреть на него. — Но Калахан  всего лишь часть проблемы. Что бы ни привело в действие внедренную программу, это Лоусон остановила ее. Окончательно, как вы видите.

— Мне было интересно, что привело сюда этих двоих. Кроме врачебного внимания, конечно, в котором Миранда так очевидно нуждается, несмотря на попытку принизить эту потребность. Что случилось?

— Лоусон велела Шепард остановиться, и та упала. — Гаррус яростно уставился на Миранду. — Почему?

Миранда с непроницаемым выражением лица посмотрела на свои руки. Когда же она вновь подняла голову, то смело встретила раздраженный взгляд Гарруса, словно бы знала, с чем имеет дело. Может быть, так оно и было. Солана не была уверена, что сумела бы остаться такой спокойной на ее месте.

— Конфликтное программирование, — сказала Миранда. — Я... я сожалею. Ничего другого я не смогла придумать.

Гаррус прищурился.

— Ты все продолжаешь извиняться, но как-то забываешь сообщить, за что именно. Что, черт возьми, ты с ней сделала, Лоусон? Что именно?

— Ты и правда хочешь обсуждать это в настоящей компании?

Гаррус прижал жвалы к щекам, больше ничем не выдав своего раздражения. Миранда вздохнула и красноречиво посмотрела на Солану.

— Простите, — проговорила она, — я сейчас уйду.

— Останься, — приказал Гаррус. Солане вдруг захотелось отдать честь.

Миранда нахмурилась.

— Не могли бы мы...

— Можешь не заканчивать эту мысль, — сказал Гаррус так спокойно, что по спине Соланы пробежали мурашки. Миранда склонила голову в молчаливом согласии. Солана никогда прежде не видела столь скоротечной войны.

— Как много она... — Гаррус нахмурился, и Лиара переадресовала вопрос Солане: — Как много ты знаешь?

Солана пожала плечами, ощущая себя не в своей тарелке.

— Я помогала Шепард с книгой, которую оставила Миранда, — ответила она. — Я знаю, что она подозревала, что зло засело где-то очень глубоко, и она... они... они с братом решили... э... разобраться с делами на земле. Извлечь этот яд.

— Яд, — пробормотала Миранда. — Какое точное определение.

— Я все еще искала Миранду, — добавила Лиара. — Занималась этим с тех пор, как Гаррус впервые попросил меня найти ее. Я постоянно заходила в тупики — довольно подозрительные, надо признать. Когда прибыл Кайден, он передал мне, что Шепард хочет, чтобы я сосредоточила поиски в нескольких заведомо ложных направлениях в надежде отвлечь внимание от моей истинной цели. И ее. — Лиара болезненно поморщилась. — Он также рассказал, какой непослушной оказалась Майя Брукс. Прошу меня простить, Гаррус. Я не хотела усложнить ситуацию.

Гаррус шевельнул жвалами, и Лиара пожала плечами, отвечая на его немой вопрос:
— Я нашла ее в тюрьме Альянса. Наверняка она замышляла побег. Она... кем бы еще она ни была, ты должен признать, что она разбирается в том, как... Шепард функционирует. Я не была уверена, насколько... насколько плоха может оказаться Шепард. Я подумала, что ты смог бы... убедить Брукс помочь, если она не пожелала бы сделать это добровольно. — Широко распахнутыми глазами азари нашла Солану и слегка улыбнулась. — Твой брат может быть... очень убедительным.

Солана фыркнула, но не смогла заставить себя улыбнуться в ответ; прямо сейчас ее брат и правда выглядел довольно зловеще. Поморщившись, он сказал:
— Брукс — чертов паразит, Лиара. Но... полагаю, я понял. Хорошо, что ты также завербовала Самару. Брукс может одурачить кого угодно и извратить что угодно, но Самара, кажется, имеет иммунитет.

Лиара немного расслабилась.

— Ох, хвала Богине. Я на это очень надеялась.

Миранда нахмурилась и стиснула пальцами поручень койки.

— Они — Мойра и ее пособники — сообщили мне, что у них моя сестра. Что они схватили ее, когда она бежала от войны. Это было весьма вероятно. Конечно же, я знала о годах жизни Шепард между Мендуаром и Альянсом. Она никогда об этом не говорила, но я видела те же документы, о которых упоминала Карин. И я... я была обязана Шепард. — Она тяжело вздохнула, и этот звук разрезал тишину, повисшую в медотсеке и нарушаемую только гулом оборудования. — К тому моменту, как я вступила в игру, Шепард уже была в их руках. Полагаю, они не стали бы привлекать меня, если бы у них имелся иной выбор. Она была... плоха. Возможно, не настолько плоха, как после Алкеры, но весьма близка к этому. — Костяшки ее пальцев побелели от напряжения. Миранда посмотрела на потолок, затем — снова на Шепард. — Они хотели, чтобы я не просто вылечила ее тело. Они потребовали, чтобы я внедрила некоторые указания. Команды.

— Другими словами, промыла ей мозги, — прорычал Гаррус.

Миранда кивнула.

— Она была нужна им для определенной цели, Гаррус. У нее имелись две альтернативы: послужить этой цели либо умереть. Было бы хуже, если бы они попытались провернуть это самостоятельно; мне же удалось минимизировать повреждение. Хотя, полагаю, Шепард не поблагодарит меня, когда узнает, каким образом я это сделала. Им нужно было одно, мне — другое, но так, чтобы они не заподозрили, что я вмешиваюсь в их планы. Я как могла старалась защитить ее.

— Ох, Миранда. — Чаквас сжала переносицу и закрыла глаза, однако она не выглядела удивленной. — Ты этого не сделала.

— Значит, Шепард сказала тебе.

— Как я уже говорила — я заслужила ее доверие. Она сказала мне. Хотела убедиться, что ты не сделала этого, несмотря ни на что.

— Вы бы не обнаружили это тогда, даже если бы специально искали, — сказала Миранда и опустила голову. — Я знала, что это должно быть незаметно. И невозможно извлечь. Иначе какой был бы в этом смысл? — Когда Миранда снова подняла голову, она стала похожа на приговоренного к смертной казни заключенного, готового встретить свою судьбу со всем возможным достоинством. — Работая над проектом «Лазарь», я хотела внедрить в Шепард контролирующую микросхему. Чтобы гарантировать ее послушность, лояльность. Призрак не позволил мне этого тогда, но... у меня остались технологии. Так что на этот раз я использовала их.

— Что ты сделала? — прорычал Гаррус; его ладони сжались в кулаки, которым он хотел — мечтал — найти применение.

Хотя Миранда уже не выглядела столь холодной, как прежде, но ее решимость никуда не делась.

— У меня не было времени придумывать лучший план, — объяснила она. — Если бы в моем распоряжении имелись месяцы, год... тогда, возможно. Они тщательно следили за мной. Я сказала им, что это была сломанная, но необходимая деталь ее имплантатов, а затем запрограммировала микросхему перекрыть приказ на убийство. Я знала, что это неидеальный план. Я до сих пор не уверена, что случилось бы, если бы мне не удалось отдать приказ остановиться лично. Я... я не могла поручиться за все возможные варианты.

Гаррус замер.

— И что? Этот новый «Цербер», или «Терра Фирма», или иная организация, ставящая интересы людей превыше всего, хотели дискредитировать Шепард? Для этого они ее... запрограммировали? Для этого они хотели превратить героя галактики в разрушителя? Чтобы купить себе время в последующем хаосе?

— Ох, Гаррус, — мягко произнесла Миранда. — Мойра Калахан действительно может являться главой какой-нибудь мелкой прочеловеческой организации, но так же, как и Шепард, она всего лишь пешка. Просто она этого не понимает. Никто из них не понимает. Если бы только Шепард оставила их в покое. Не стала бы будить этих спящих собак. Разве ты не понимаешь? Они знают ее — знают на протяжении уже нескольких месяцев. Не может быть, чтобы ты не читал отчеты. Да ведь ты же был там! Как лучше всего дестабилизировать ситуацию, породить хаос, позволивший бы им снова стать неоспоримыми властителями галактики? Натравив Шепард на ее же союзников, они практически обеспечили этот хаос. К тому моменту, как расы перестали бы воевать между собой, Левиафаны снова вернули бы себе контроль над галактикой.

— Нет, — проговорил Гаррус настолько безэмоциональным голосом, что Солана не смогла ничего прочесть в нем. Она задрожала, внезапно ощутив холод. Никто ни с кем не встречался взглядом.

— Они были терпеливы. Шепард разбудила их и заставила ввязаться в битву. Сейчас же? Сейчас они желают взять то, что им принадлежит, — продолжала Миранда. — Сложно собирать дань с...

— Вымершей расы, — закончил Гаррус. Несколько долгих мгновений он смотрел на Миранду с сомнением, которое Солана привыкла скорее видеть на лице их отца. Наконец он отчетливо спросил: — Ты скомпрометирована, Лоусон?

Миранда побледнела еще сильнее, и в первый раз Солана заметила промелькнувший в глазах женщины страх.

— Не думаю, но как я могу знать наверняка? Как любой из нас может знать? Шепард знала? А ты?

— Духи, — прошептал Гаррус, склоняя голову и прикрывая глаза ладонью. — Духи, Шепард, что мы натворили?


Отредактировано. Борланд


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 23.12.2015 | 588 | 5 | Горсть Пыли, фемШепард, Гаррус, Mariya | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 30
Гостей: 27
Пользователей: 3

Kailana, Grеyson, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт