Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Диверсант. Глава 33

Жанр: романтика, драма, ангст, экшн;
Персонажи: мШепард, Лиара, Кайден, СУЗИ, Джокер, Тали, Гаррус, Призрак, ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Хестром Криз — бывший оперативник «Цербера» по стратегическому внедрению — вынуждена снова вернуться в организацию. На этот раз Призрак поручил ей довольно трудное задание: внедриться не куда-нибудь, а на фрегат «Нормандия SR-2» и стать «своей» не столько для экипажа, сколько для коммандера Шепарда. И диверсант весьма умело взялась за дело. Однако могла ли она предположить в начале своего задания, что события, происходящие в жизни Шепарда, приведут к весьма неожиданному для нее самой финалу?
 




33. КРОНОС: БЕСПОЩАДНЫЙ


У Шепарда не было времени размышлять над тем, о чем спрашивала Хестром. Он просто надеялся, что такого выбора ему не представится. Еще он надеялся, открывая двери, ведущие в командный центр Призрака, что тот будет сидеть в своем кресле с пронзенной мечом грудью, а его правая рука Кай Ленг, убив своего сумасшедшего лидера, тут же засунет ствол пистолета в рот и вышибет себе мозги. Рядом будет лежать архив протеанского ВИ, а дочь Хейс будет беззаботно играть в соседней комнате с куклами.

И все будут жить долго и счастливо.

Но, разумеется, чтобы верить в такое, нужно быть полным идиотом.

Поэтому, когда они с Хейс зашли внутрь, он не ожидал ничего хорошего. И когда они поняли, что в просторном помещении с потрясающим видом из огромного иллюминатора на ярко-оранжевую звезду никого нет, Шепард чувствовал — и это было сродни самому мрачному предчувствию, — что это не конец, а только начало.

Быстро проникнув внутрь и убедившись в отсутствии опасности, он опустил свой пистолет. И огляделся, поскольку присутствовал здесь впервые.

Весь пол был устлан яркими бликами отражения, а сама умирающая звезда Анадиус была похожа на тот самый горящий, жаркий ад, в котором он непременно будет вариться, стоит лишь на миг остановиться и проиграть игру в догонялки со старухой Смертью. Это ждет его сегодня? Или завтра? На станции «Цербера»? Или на Земле? А может, в совершенно непредсказуемом месте? Может ли смерть быть не бесполезной, не напрасной, а по-настоящему осмысленной?

Он посмотрел на женщину рядом, застывшую с выражением крайней тревоги на лице. Он прекрасно знал, о чем она думает: где же ее дочь. Шепард нахмурился, вдруг сообразив, что этот вопрос волнует его немного больше, чем поиск Катализатора.

Впереди зависли в воздухе многочисленные мониторы. И стояло кресло Призрака. Пустое.
— Можно попробовать узнать в его архивах, где он спрятал твою дочь, — сказал Шепард и, преодолев расстояние до кресла, уселся в него. — И Катализатор.
Хейс тоже бросилась к мониторам, пытаясь найти консоль.
В этот момент, как всегда в самый подходящий, словно Призрак только и ждал своих гостей, на круглом квантовомеханическом коммуникаторе появилась голограмма лидера «Цербера».
— Шепард, ты сидишь в моем кресле, — раздался его недовольный голос.
Коммандер развернулся на сто восемьдесят градусов и усмехнулся.
— Не вижу, чтобы оно было занято. И если кресло — все, что у тебя осталось, мне тебя даже жаль, — он поднялся, чтобы приблизиться к голограмме, заметив, как застыла невдалеке его напарница.
Призрак проследил за его взглядом.
— Хестром, — обратился он к женщине, — рад видеть тебя живой. Удивлен, но рад. Ты всегда умела находить лазейку в любой ситуации. И это делает тебя уникальной. Хотя нет, делало. То, что ты здесь, лишь в очередной раз доказывает, насколько ты поглупела.
— Где моя дочь, сукин ты сын?! — Хейс даже сорвалась с места, как будто хотела разорвать на части голограмму, но Шепард жестом руки остановил ее.
Призрак вдруг усмехнулся.
— Надо же, она тебя послушалась. Не думал, что такое возможно. Берегись, Шепард: яд этой женщины, проникая в самый мозг, отравляет весь организм, и избавиться от этого воздействия крайне сложно. Этот яд делает жертв неразумными. Неразумно и я поступил, когда позволил ей покинуть «Цербер» на пять долгих лет, вместо того чтобы, как и полагается по моему собственному протоколу, прикончить ее.
— Где девочка? — спросил Джон, игнорируя вышесказанные слова.
— Ты уверен, что это тот вопрос, который должен задать сейчас Герой Галактики, на которого возлагается столько надежд? Похоже, я уже опоздал с предостережениями, и ты окончательно отравлен.
— Хватит напыщенных метафор, ты, безумный идиот! — взорвалась женщина. — Я сыта ими и твоими идеями о спасении человечества по горло!
— Но человечество нуждается во мне, Хестром Криз, — самоуверенно ответил тот, жестикулируя своей неизменной сигаретой в руке.
— Я видел, что ты сделал в Святилище, — сказал Шепард. — Это отвратительно. Но там я не нашел ни намека на то, что твоя идея о контроле Жнецов хоть сколько-то состоятельна.
— Возможно. Однако благодаря ВИ протеанина я могу это осуществить.
— Катализатор?
— Да.
— И что же это? — спросил Джон, не слишком-то надеясь услышать ответ. — Что может помочь тебе управлять Жнецами?
— Я устал помогать тебе, — нагло отозвался Призрак. — Все, что я делал и еще сделаю, лишь ради того, чтобы поднять человечество выше. Не только над остальными расами, но и над самими Жнецами!
— Полный бред, — произнес Джон. — Все слишком просто: или мы их, или они нас. Нет никаких альтернатив, хаск тебя дери.
— Твой идеализм… восхитителен, Шепард, — с нотками снисхождения заметил лидер «Цербера», и коммандеру в этот момент захотелось направить свой пистолет прямо в голову голограмме и продырявить ее. Жаль, что квантовый коммуникатор не мог передать столь желаемый выстрел на расстояние: Шепард бы с великим удовольствием посмотрел на вылетающие мозги этого напыщенного идиота. — Жаль, что он не пригодился «Церберу».
— «Церберу» конец.
— «Цербер» — это не штаб-квартира. Даже не люди. Это идея. Идею не так легко уничтожить. Наслаждайся своими попытками, Шепард. Тебе все равно ничего не изменить.

Голограмма развернулась, чтобы уйти. Хейс сделала два шага вперед с намерением остановить его, но потом, когда связь полностью прервалась, застыла в недоумении.

Шепард, решив забыть про этот бесполезный и полный тупой уверенности Призрака в своей непогрешимости диалог, вернулся к мониторам и принялся искать хоть какую-либо полезную информацию. И вскоре нашел: невдалеке появилось прыгающее в ряби изображение протеанина.
— Активен. Обнаружен прорыв системы безопасности. Вы освободили меня от одурманенных?
— Да, — сказал Шепард и задал наконец самый важный вопрос: — Мне нужно знать, что такое Катализатор.
— Протоколы безопасности блокированы. Я повинуюсь. Катализатор ускоряет передачу темной энергии и координирует работу всей сети ретрансляторов. В вашем Цикле его называют…

Внезапно голограмма протеанина исчезла. Шепард резко обернулся в сторону Хейс, но та стояла рядом и не могла отключить ее. Взгляд женщины, наполнившийся в одно мгновение нешуточным ужасом, был обращен к двери. Джон посмотрел туда и сразу же напрягся.
Прямо напротив двери стоял, почти игриво шатаясь из стороны в сторону, Кай Ленг. Правую руку он вытянул, угрожая своим врагам вживленным дезинтегратором, левой рукой держал маленькую девочку, грубо сжав ее руку.

— Ты, — выдохнул Шепард со всей ненавистью, на какую был способен. Этот церберовский сукин сын не только вставлял ему палки в колеса, но и был причиной гибели его друзей. И если бы не невинная девочка, потерянно всхлипывающая в его руках и явно не понимающая, что вообще происходит, с перевязанной левой рукой, лишний раз напоминающей о том, что в «Цербере» не считаются ни с жертвами, ни с потерями, он был давно бросился на этого ублюдка, чтобы выпотрошить его.

— Лина! — Хейс хотела забрать свою дочь, но замерла, так как Кай Ленг пригрозил ей. Девочка, узнав свою маму, заплакала сильнее и стала вырываться, но церберовский ассасин, не отрывая взгляда от противников, рявкнул, чтобы она замолчала, и резко дернул руку, словно держал не представителя человечества, которое в «Цербере» так усердно пытались спасти и возвысить, а кусок хныкающей плоти.
— Клянусь, я убью тебя, — прошипела женщина в бессильной ярости.
Тот нагло улыбнулся.
— Всегда пожалуйста.
— Прикрываешься ребенком, словно щитом? — в свои слова Шепард вложил как можно больше презрения. Сейчас, если он правильно понял прогнивший характер этого человека, стоило изобразить именно это чувство. — Да, это действительно впечатляет. Может, чтобы уравнять шансы, мне слетать на Землю и выбрать себе такой же? Если, по-твоему, так сражаются настоящие мужики, то ты явно что-то упустил, Кай Ленг.
— Заткнись, — со злостью процедил тот, явно задетый за живое.
— Как насчет честной драки? — надавил Шепард. — Только ты и я. Никаких детей, никаких женщин. Ты ведь уверен, что сможешь справиться со мной — так докажи это, не прячась за хнычущей девчонкой.
— А что, довольно интересная идея, — с этими словами наемник отшвырнул ребенка в сторону. Та, вскрикнув, упала на пол и заплакала еще сильнее. Не выдержав, Хейс ринулась к своей дочери, не обращая внимания на угрожающий, потрескивающий луч Кая Ленга, и принялась утешать ее.
— Теперь можем и проверить, кто из нас сильнее, — сказал Кай Ленг.
— Хейс, — не отрывая глаз от противника, ровно произнес Шепард. — Уходите.
— Шепард… — та, разумеется, попыталась возразить, но дальше его имени ничего не смогла выдавить. Потом, схватив девочку, заторопилась уйти, проявив потрясающее благоразумие.

Едва створки за ними закрылись, Джон даже не успел выдохнуть с облегчением: его враг, сделав резкий выпад своим мечом, едва не рассек ему голову пополам. Шепард отпрыгнул в сторону, в то время как Ленг, досадливо прорычав, поскольку меч его пронзил не врага, а воздух, тут же убрал его в ножны и, разбежавшись, ударил по земле таким мощным разрядом биотической энергии, что коммандер был вынужден применить все свои умения, чтобы остаться на ногах.

Столп пыли смешался с осколками зеркального покрытия пола и, разлетевшись в стороны, обнажил уродливое оснащение внутренностей под ногами в виде теплоотводных труб, вентиляционных шахт и прочей начинки. Зеркальные осколки оцарапали щеку Шепарда, которому сейчас было некогда засиживаться на одном месте, так как Кай Ленг, словно взбешенный фантом, размахивал у него перед лицом своим мечом, но биотические выкрутасы последнего оказали Джону отличное подспорье: теперь он мог использовать эти трубы в качестве укрытия.
Что он тут же и проделал, спрятавшись и выстрелив в своего противника, повредив ему щиты.

Разумеется, Шепард не рассчитывал, что борьба будет честной. Один на один — это как-то не вязалось с образом полухаска, танцующего перед ним адскую чечетку. Не прошло и двух минут, как откуда-то взялись штурмовики, фантомы и мстители. Если б не четкое осознание того факта, что сейчас ему попросту придет конец — Шепард он или нет, но всех одолеть он явно не в силах, — коммандер был бы даже польщен оказанным ему гостеприимством.

Выстрелив в очередной раз и попав Каю Ленгу куда-то в область головы — жаль только, что щит этого засранца отразил выстрел, — Шепард снова укрылся, попутно раскроив лезвием интруметрона шлем штурмовику, подошедшему слишком близко. Но поскольку тактика «сиди и вали врагов по одному» в этом бою явно не подходила, так как его постоянно обходили с флангов, Шепард был вынужден часто менять позицию. А это могло быстро истощить его силы. Но сдаваться он и не думал. Скорее молотильщик подружится со Жнецом.

— Здесь лучше, чем на Тессии, да, Шепард? — запальчиво орал Кай Ленг, пытаясь достать его. Наверное, когда на твоей стороне куча штурмовиков и фантомов, можно потратить силы еще и на напыщенные фразочки.

У Шепарда же сил на ответы не было: он чувствовал, что под его броней пот просто льет ручьями. К нему откуда-то сбоку подбежал Кай Ленг, но вдруг его пронзил чей-то мощный выстрел и, видимо, разбил щиты, так как прыгающий король фантомов тут же отступил и скрылся за своими шестерками.

Шепард обернулся и увидел, что к нему на подмогу бегут двое: Вега и Гаррус.
— Никогда еще не был так рад видеть твою физиономию! — с огромным облегчением выдохнул Шепард, когда турианец плюхнулся рядом с ним в укрытие. — Вега, фантом!
Джеймс обернулся и выстрелил дробью, отпугнув фантома и заставив его скрыться.
— Видишь, как бывает полезно не слушать твоих приказов, — хмыкнул Гаррус. — С нами связалась Хейс и сказала, чтоб мы бежали тебе на подмогу. Очевидно, она предвидела то… — Гаррус, прицелившись, выстрелил, — что никакой честной борьбы не будет и в помине.
— Где она? С ней все в порядке?
Тут началась новая атака и они были вынуждены, убивая попутно фантомов, вечно лезущих, когда их не ждали, подобно мерзким тараканам, перебраться в другое укрытие.
— Я не знаю! — проорал Вакариан. — Шепард, сзади!
Джон прикончил штурмовика.
— Когда мы прибежали к командному центру, ее уже не было! Я отправил СУЗИ на разведку. Мне показалось, что… — занятый делом, он прервал свои слова.
— Надеюсь, она уже в челноке со своей дочкой, — проговорил хмуро Шепард. — Некогда пока разбираться.

Во всей царящей суматохе Шепард все же успел заметить, что Кай Ленг, потерявший свои щиты, теперь попросту внаглую отсиживается в дальнем конце помещения и восстанавливает их. Обычная атака ничего не даст в этом столкновении. Но Шепарду было у кого перенять навыки по прыжкам через стену.

Джон огляделся и увидел, что слева от него находился неровный участок напольного покрытия, лишь слегка задетый недавним биотическим выбросом. Зеркальные блоки были разбиты и кое-как держались друг за друга, чтобы не провалиться вниз. Если приложить достаточную силу…

— Гаррус, — позвал он турианца. — Долбани-ка по этому церберовскому ублюдку пару раз дезинтегрирующими!

Тот тут же выполнил два точных выстрела по Каю Ленгу, снова разбив ему еще не восполненный запас энергии в щитах, что того просто взбесило. Он сорвался с места и, размахивая мечом, словно мельница, стал приближаться.

На этот эффект Шепард и рассчитывал. Правая рука Призрака при всех своих достоинствах был крайне импульсивным. Ленг еще был молод, а потому агрессивен и взрывоопасен. До опытного и повидавшего виды бойца, который умел взвешивать свои шансы, ему бы еще пару лет накинуть, но Шепард не собирался предоставлять своему врагу такой возможности. Его уже тошнило от того факта, что у него под ногами вечно путался назойливый «церберовец». Пора бы с ним покончить.

— Гаррус, Джеймс! — приказал он. — Займитесь шестерками! Я возьму Кая Ленга на себя!

Он выбежал из укрытия и, перепрыгнув через трубу, занял новую локацию, прямо позади отмеченного ранее места, предварительно убедившись, что взбешенный Ленг ринулся к нему с явным намерением сделать из Героя Галактики фарш. Меч ассасина, алчущий крови, крутился из стороны в сторону, мозг его хозяина, алчущего того же, был явно отключен. Чтобы еще больше подпалить этот опасный вихрь, бездумно несущийся к нему, Шепард прокричал, высунувшись из укрытия:
— Ты бежал с Цитадели! Бежал с Тессии!
— Заткнись! — пролаял Кай Ленг.
Шепард сделал вид, что его пистолет заело. Это должно было развеять последние остатки благоразумия у его врага.

И действительно, тот, ухмыльнувшись, занес меч и… В тот же момент, как он ступил на хрупкую поверхность, его нога провалилась вниз, совершенно обескуражив его. Теперь настало время действовать коммандеру.

Он покинул свое укрытие и, начав приближаться к Каю Ленгу, сделал два выстрела. Те, впрочем, были тут же отражены биотическим барьером. Ну да не беда: оставалось метра два, и Шепард уже решил, что проткнет противника своим лезвием, как вдруг тот, сообразив, что ему легче разбить весь участок пола, нежели пытаться вытащить свою ногу, выпустил мощный биотический удар, и это отбросило Шепарда, едва задевшего лезвием врага, назад.

Досадно. Очень досадно!

Шепард поднялся и успел заметить, что Кай Ленг уже выбрался и теперь, без прикрытия своих сообщников, с которыми уже разобрались Гаррус с Вегой и только что прибывшая на помощь СУЗИ, улепетывал куда-то в сторону. Но там ничего не было. Или ничего не было видно.

— За ним! — прокричал Шепард и, выпустив в беглеца пару пуль, ринулся вслед. Но тут его остановил голос СУЗИ:
— Шепард, стой!

Джон замер, не понимая, что происходит. И наконец, приблизившись к своим друзьям, он увидел, как Кай Ленг, держа в одной руке небольшой прибор, другой сжимал горло маленькой девочке. Рядом с ним, отключив свою маскировку, стоял фантом и держал свой меч у горла Хейс.

Первой мыслью Шепарда было выругаться на Хестром Криз, которая почему-то по совершенно глупой случайности оказалась здесь со своей дочерью, а не улетала на челноке прочь со станции.
— Извини, Джон, — выдохнула та. — Меня застали врасплох.
— Заткнись, сука, — зло прошипел Кай Ленг, по лицу которого струилась кровь из раны на лбу и заливала его сломанный визор: очевидно, лезвие коммандера угодило именно туда. — Ну что, герой, как тебе такой расклад? На одной чаше весов архив с протеанским устройством, — он указал на прибор, зажатый в левой руке, — на другой — жизнь этой девочки и ее надоедливой мамаши. Сделаешь хоть шаг, убью обеих. Но поскольку я сегодня добрый, так и быть: отдам тебе что-то одно. А другое оставлю себе для отхода. И что же ты выберешь?
Шепард поднял свой пистолет.
— СУЗИ, — вместо ответа приказал он, — иди к терминалу и проверь, сохранились ли там данные о протеанском ВИ.
— Не сохранились, уж я постарался, — ухмыльнулся Кай Ленг, снова довольный тем, что взял ситуацию под свой контроль.
— СУЗИ, проверь, — настоял коммандер, не отрывая взгляда от своего врага.
Пока СУЗИ работала с терминалом, Шепард пытался оценить, какие у него есть варианты. Фантому достаточно было лишь сделать легкое движение — и горло Хейс будет перерезано. Если же она попытается вырваться, Кай Ленг просто сожмет руку, и его силы будет достаточно, чтобы пятилетняя девочка пострадала. Если же сам Шепард предпримет какую-нибудь попытку — пострадают обе. Расклад был как никогда неудачный.
— Здесь ничего нет, — резюмировала СУЗИ. — Кто-то дистанционно удалил отсюда копию архива.

Шепард ожидал подобного результата. И теперь, когда перед ним встал весь ужас этой ситуации, он не знал, что делать. На его лице не отразилось ни намека на сомнение — он это знал, поскольку уже не раз был представлен перед сложным выбором. Но внутри все просто перевернулось. На кон было поставлено слишком много: судьба всей Галактики или жизнь любимой женщины. Для кого-то, может, это был неравнозначный выбор, но только не для Шепарда. Зачем ему спасать мир, если в нем не будет Хестром Криз и если он пожертвует ее жизнью и жизнью ее невинной дочери? И наоборот: если он выберет их жизни, будет ли это иметь хоть какой-либо смысл, поскольку тогда он никогда не узнает, что такое Катализатор, и Жнецы уничтожат всех.

Это была неразрешимая задача.

— Что-то ты долго думаешь, коммандер, — язвительно протянул Ленг, нарушив повисшую, почти осязаемую тишину, прерываемую лишь тихими всхлипами маленькой Лины. — У меня нет столько времени. Я посчитаю до трех. И просто убью этот бабский коллектив, решив за тебя. Один.
— Клянусь, Кай Ленг, если тронешь их хоть пальцем, я тебя в порошок сотру, — процедил сквозь зубы Шепард.
— Два.
— Шепард, нам нужен этот архив, — осторожно встрял Гаррус, очевидно, почувствовав, что его друг может сделать неправильный выбор.
— Коммандер, — раздался голос Веги, — нельзя позволить ему забрать с собой девочку. Она ни в чем не виновата.
— Коммандер Шепард, — подключилась СУЗИ, — две жизни не идут ни в какое сравнение с миллионами жизней тех органиков, которых Жнецы уничтожат, если мы не узнаем, что такое Катализатор.
— Замолчите, вы все! — рявкнул Джон, не опуская своего пистолета.

По довольно ухмыляющейся роже Кая Ленга он понял, что тот не просто хочет уйти живым, но и вдоволь понаблюдать за метаниями человека, зря, по его мнению, прозванному Героем Галактики. А вот лицо Хестром Криз как будто застыло в ожидании. Джон посмотрел ей в глаза и сообразил, что ее странное молчание было продиктовано не ожиданием его решения, а скорее нежеланием привлекать к своей персоне ненужное внимание: ее левая рука была подозрительно напряжена.

И Джон успокоился. Стоило догадаться, что у Хейс всегда есть запасной козырь в кармане.

— Три, — прогнусавил Кай Ленг победно. — Ну что ж, герой, попрощайся со своими…
— Архив, — решительно оборвал его Шепард. — Кинь мне архив — и можешь убираться со станции вместе с заложниками.
— Шепард… — пораженно выдохнул Вега, но его голос затерялся в плаче маленькой Лины, которая как будто поняла, что их с мамой не спасут.
Кай Ленг сделал небольшой шаг назад, но Шепард остановил его:
— Кидай архив. И убирайся.
Недолго подумав, «церберовец» кинул архив Гаррусу. Тот еле успел поймать.
Девочка заплакала еще сильнее, и Хейс, желая успокоить ее, впервые нарушила странное молчание:
— Лина, все будет хорошо. Ты же сильная. Сильная, как акула в той песне, помнишь? Акула плывет, акула голодна, вот бы укусить ей целого слона!..

Прежде чем кто-либо успел сообразить, о чем Хейс завуалированно попросила свою дочь, маленькая девочка впилась в руку, уже порядком расслабленную, зубами и сильно сжала их. Вряд ли это принесло Ленгу серьезные неприятности, но он отвлекся, и Шепард тут же выстрелил ему в грудь. Ассасин закачался и стал падать, схватив девочку за рукав и потащив за собой на пол.
В это же время Хейс, воспользовавшись суетой, резко подняла руку и всадила в глаз фантома небольшой шприц. Потом быстро блокировала меч и, ударив затылком фантома, сумела увернуться. Вега, выстрелив, закончил дело.

Шепард собрался было подхватить Лину, но Кай Ленг, с ненавистью шипя, сконцентрировался и испустил свой последний биотический заряд, отбросивший девочку на несколько метров.

— Нет! — закричала Хейс и кинулась к дочери. Шепард, кивнув Гаррусу, чтоб присмотрел за умирающим «церберовцем», подбежал к женщине, сжимающей безвольное тело дочери на руках.
— Хейс, дай посмотрю, — Шепард понимал, что шансов мало — биотический заряд был слишком мощным для пятилетнего ребенка, — но тем не менее он был готов побороться за жизнь девочки. — Отпусти, хаск тебя дери!
Кажется, та совсем потеряла контроль над собой. Глаза ее были полны слез, руки зажимали маленькое тело.
Шепарду ничего не оставалось, кроме как дать ей очередную пощечину и заорать:
— Твою мать, Хейс, отдай мне девочку!
Та, ошеломленная ударом, расцепила руки и позволила Джону забрать девочку и положить ее на пол.
— Она не дышит! — пробормотала она. — Шепард, она не дышит!
— Тихо!

Шепард, отбросив оружие в сторону и стянув свои перчатки, подложил их под шею ребенка, чтобы голова откинулась назад. Потом открыл рот и сделал вдох. Грудь ребенка приподнялась, но признаков жизни не появилось. Тогда Джон сам глубоко вздохнул, чтобы успокоить трясущиеся руки, надавил ладонью на грудь ребенка и принялся делать массаж сердца.

Пять глубоких нажатий. Вдох. Снова пять нажатий. Вдох.

Но ничего не происходило. Девочка по-прежнему не дышала. И Шепард решил воспользоваться последней возможностью.

— Дай свой нагрудник, Хейс! — потребовал он, и та сквозь слезы и панику даже не поняла, что он у нее просит. — Нагрудник, живо!

По ее глазам он видел, что она не соображает, зачем ему это потребовалось, но, глядя на его сосредоточенное лицо, она тут же принялась снимать необходимый элемент. Чтобы не терять времени, он сам грубо стащил с нее спинную пластину, располагающуюся в районе спинного мозга, и быстро вскрыл маленькую коробочку, плотно прикрепленную к обратной стороне пластины, обнажив небольшую иглу и несколько капсул со стимулятором. Быстро прикрепил иглу к полной капсуле. Потом занес руку над сердцем девочки и посмотрел на Хейс.

— Это либо вернет ее… либо убьет. Я не могу решать здесь сам, Хейс.

Он чувствовал, что время утекает, словно песок сквозь его трясущиеся пальцы. И Хестром Криз тоже это чувствовала. Она, сверкнув заплаканными глазами, решительно взялась за его руку и быстро ее опустила. Игла вошла в грудь, и Шепард выдавил полкапсулы. И снова взялся за массаж.

Пять глубоких нажатий… Вдох… Снова пять нажатий… Вдох…

Кажется, целую бесконечность ничего не менялось, хотя прошло, наверное, минуты три. Но когда жизнь ребенка на волоске и твои руки или воскресят его из мертвых, или окончательно добьют, минуты приобретают длительность часов. И Шепарду почудилось, что целый век прошел с тех пор, как он вонзил иглу и как обнаружил слабые признаки жизни.

У девочки появились пульс и дыхание. Но сама она еще не скоро придет в сознание.

Шепард, отбросив иглу, уселся на пол и глубоко вздохнул. Еще ничто в его жизни не было настолько напряженным и страшным, как эти минуты. Он жертвовал чужими жизнями и принимал сложные решения, но ничто его не задело настолько глубоко и сильно, как попытки спасти этого ребенка. И сейчас он вдруг ощутил смертельную усталость, накатившую на него подобно огромной, всеразрушающей волне.

Женщина рядом, ради которой он не так давно был почти готов совершить свой самый сложный выбор в жизни, сжимала свою дочь в руках, но смотрела на него, и в ее глазах он видел просто колоссальную благодарность.

— СУЗИ, — произнес он тихо. — Что там с архивом?
— Все в порядке, — мобильная платформа ИИ, понимая, что ничем не может помочь в спасении маленькой девочки, все это время работала с архивом и мониторами. — Я могу запустить ВИ прямо сейчас.
— Нет. Сначала вернемся на «Нормандию», — Шепард с трудом поднялся. — Свяжись с медицинским челноком, пусть заберут девочку и увезут ее на медицинский корвет. А нас подберет Кортез.
— Принято, — отозвалась та.
— Узнай, где ближайший стыковочный ангар.
— Если верить схемам, есть на уровне ниже. Путь займет минут десять.
— Тогда идем туда. Будем ждать корвет там, — Шепард взглянул на своего турианского друга. — Гаррус, Джеймс, возьмите архив и идите к Кортезу. Мы с СУЗИ присоединимся чуть позже.
— Ты уверен? — осторожно спросил Вакариан.
— Да, хаск тебя дери, — у Джона даже не было сил, чтобы разозлиться. — Идите уже.

Когда двое покинули полуразрушенный командный центр, Шепард вдруг услышал какой-то хрип. Он повернулся и увидел, как Кай Ленг, все еще живой, медленно ползет к своему мечу, брошенному на пол на расстоянии нескольких метров. Все еще взбудораженный последним событием коммандер поднялся, спокойно подошел к мечу своего врага и устало поднял его. На залитом кровью лице Кая Ленга он увидел только ненависть. Если бы у поверженного была такая возможность, он бы не задумываясь убил их всех.

Шепард занес руку для удара.
— Это тебе за Тейна, — и резким ударом отсек Каю Ленгу левую ногу. Тот взвыл от невероятной боли. — Это за Миранду, сукин ты сын, — Шепард отсек врагу руку. Потом занес меч над грудью поверженного. — А это лично от меня.
Лезвие меча пронзило грудь и избавило Кая Ленга от последних остатков жизни. В этот момент Шепард ощутил мрачное, темное удовлетворение. Он мечтал это сделать еще с тех пор, как зачитывал молитву Калахире над своим умирающим другом — дреллом. Смерть Миранды лишь усилила жажду возмездия.

Никакого суда. Никаких компромиссов. Никакой пощады или напыщенного благородства.

Теперь он мог вздохнуть свободно. Он посмотрел на Хестром. Она молча наблюдала за его действиями, все еще сидя на полу и сжимая ребенка. В ее глазах не было ни капли осуждения.
— Хейс, — мягко сказал он. — Нам нужно идти.
Вытерев слезы, она кивнула и поднялась. Он хотел было забрать девочку, но она отрицательно закачала головой и понесла ее сама.

Добравшись до ангара и дождавшись медицинский челнок, Шепард проследил, чтобы санитары оказали маленькому пациенту помощь, и велел сразу же сообщать ему об изменениях в ее состоянии. Потом, прежде чем позволить Хейс скрыться внутри, задержал ее, схватив за руку:
— Еще увидимся, — сказал он, пытаясь заглушить внезапно появившееся странное чувство утери.
Она слабо улыбнулась.
— Обязательно, — и скрылась внутри челнока.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 23.09.2015 | 593 | 2 | Диверсант, вега, мШепард, Сузи, Кай Ленг, Гаррус, Nightingale | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 10
Гостей: 9
Пользователей: 1

Alone2050
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт