Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Диверсант. Глава 30

Жанр: романтика, драма, ангст, экшн;
Персонажи: мШепард, Лиара, Кайден, СУЗИ, Джокер, Тали, Гаррус, Призрак, ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Хестром Криз — бывший оперативник «Цербера» по стратегическому внедрению — вынуждена снова вернуться в организацию. На этот раз Призрак поручил ей довольно трудное задание: внедриться не куда-нибудь, а на фрегат «Нормандия SR-2» и стать «своей» не столько для экипажа, сколько для коммандера Шепарда. И диверсант весьма умело взялась за дело. Однако могла ли она предположить в начале своего задания, что события, происходящие в жизни Шепарда, приведут к весьма неожиданному для нее самой финалу?
 




30. СЛОМАННЫЕ ПРИНЦИПЫ


Еще ночью, где-то в половине третьего, за ящиками Хейс пришли трое человек с «Нормандии» и, погрузив их на свой транспорт, увезли на фрегат. Хейс глядела со второго этажа на то, как Шепард, уже умытый, одетый и крайне сосредоточенный, отдал своим людям несколько приказов и отпустил их. Потом решительно направился к лестнице, но, заметив ее на перилах, остановился.
— Пора, — негромко сказал он, но это слово как будто ножом разрезало ночную тишину, а лицо Джона, залитое ночным полумраком, вдруг показалось женщине необычайно зловещим. — Нас подберет Гаррус через десять минут. Собирайся.

Когда Хейс засыпала в его объятиях несколько часов назад, она внутренне молилась, что вдруг произойдет чудо, и, проснувшись утром, она окажется в этой же квартире рядом с Шепардом, а снизу донесется звонкий смех Лины. И она вздохнет с облегчением.
Но, разумеется, чуда не произошло. Да она особо и не верила в чудеса. Просто иногда было очень приятно о них думать.
Сейчас же нужно жить в реальности. А она заключалась в том, что через три часа по всему флоту Альянса будет дана команда к наступлению. И к тому моменту нужно быть во всеоружии в челноке ликвидаторов.
Так что времени особо не было. Хейс воспользовалась ванной комнатой, потом быстро оделась. На все ушло минут пять. Потом она быстро спустилась вниз и что-то перекусила. Но вкуса даже не чувствовала: нервы были на пределе.

Перед тем как покинуть столь уютную квартиру — наверное, навсегда, — она глубоко вздохнула. Шепард, с которым они не успели перекинуться и парой фраз, вдруг остановил ей. И горячо, как будто в последний раз, поцеловал.
— Вряд ли на «Нормандии» это будет уместно, — скривил он край своего рта в какой-то угрюмой усмешке. — Пойдем.

Через три минуты они уже ждали Гарруса. Тот вскоре забрал их на арендованном челноке и направил транспорт в стыковочный док, где стоял фрегат. Все трое сохраняли гнетущее молчание, понимая, что сейчас не время для пустых разговоров.

В доках царил небольшой хаос. Команда спешила вернуться на корабль, техники и инженеры проверяли оборудование, в трюм загружался необходимый груз — наверняка оружие, боеприпасы и продовольствие; среди ящиков Хейс увидела и свою посылку. Ремонтные бригады в последний раз проверяли состояние внешнего корпуса, дежурные офицеры сдавали вахту, сверяясь с документами, громко велась перепись доставленного груза, составлялись акты и протоколы.

Все это было уже привычно для Хейс, но сегодня в любом действии она видела нечто необычайно новое. И зловещее. И эти мысли всерьез ее пугали. Куда делась вся ее выдержка? Такое ощущение, что вчерашний день, проведенный в полном отстранении от реальности, выбил ее из колеи. Или это страх перед возможной смертью в одиночестве где-нибудь в закутках базы не давал ей сконцентрироваться на своем задании?
Словно заметив ее смятение, Шепард спросил:
— Ты в порядке?
— Все нормально, — быстро ответила она, заметив внимательный взгляд турианца.

Они вышли из челнока и стали приближаться к «Нормандии».
— Мне нужно лично проверить, готов ли мой корабль, — сказал Джон. — Гаррус, проводи Хейс на «Нормандию», прошу тебя.
И, не дождавшись ответа, решительно направился в сторону инженера Адамса, который что-то бурно обсуждал с техниками.
— Я могу сама дойти, — проговорила женщина, уже собравшись ускорить шаг, но турианец грубо схватил ее за руку.
— Я провожу, не убегай.

Возле стыковочного шлюза, ведущего на «Нормандию», они встретили Саманту Трейнор, которая скрупулезно отмечала в своем датападе, кто уже взошел на борт, а кого еще нужно подождать. Она бросила на Хестром короткий взгляд, как бы отмечающий «диверсант на борту — галочка». То, как Гаррус Вакариан держал женщину за локоть, словно не хотел допустить ее побега, лишь снова подчеркивало, как шатко ее положение.
— Специалист Трейнор, — обратилась Хейс к Саманте. Когда-то та просила называть ее по имени, но эта просьба была адресована доктору Латвил, а не Хестром Криз, поэтому последняя решила обращаться к ней официально, чтобы понапрасну не травмировать ее чувства. — Будьте любезны подсказать, куда загрузили четыре небольших ящика с моим именем на крышках?
Та, неохотно поискав что-то в своих списках, ответила:
— Они в правом грузовом трюме.
Кивнув, Хейс взошла на борт. Дверь в кабину пилота слева была открыта, там находилась СУЗИ и проверяла системы, а Джокер, удобно устроившись в своем кресле и закинув ноги на приборную панель, кажется, премило спал, что вызвало в женщине легкую улыбку. Эти двое были неразлучны, хотя совсем не подходили друг другу. Но, несмотря на физическую несовместимость, они дорожили обществом друг друга.

Бросив на них последний взгляд — в буквальном смысле, поскольку Криз была уверена, что больше не вернется на «Нормандию», — она зашагала к лифту, мысленно прощаясь с кораблем. Непонятная тоска сжала сердце, мешая отбросить чувства вон и сконцентрироваться на задаче.

— Инженерный отсек, — зачем-то прокомментировал Гаррус в лифте. — Твои ящики там. Можно узнать, что в них? Не бомба, я надеюсь?
Хестром усмехнулась.
— Нет. Всего лишь смертельный вирус для турианцев.
Но, съязвив, она вдруг подумала, что это не лучший способ завершить их знакомство. Поэтому обернулась, застряв в дверях и не позволив им закрыться, и протянула руку для рукопожатия.
— Раз уж мы одни, хочу пожелать тебе удачи, — совершенно искренне произнесла она. — Лучше сделать это здесь, пока нас никто не видит, чем портить твою репутацию непримиримого ханжи в ангаре при свидетелях.
Рука ее повисла в воздухе, и Хейс уже подумала, что придется ее убрать. Но вот Гаррус ответил на рукопожатие, заставив женщину слегка вздрогнуть, поскольку турианское прикосновение было ей не особо приятно, и удовлетворительно кивнул.
— И тебе удачи… Хестром Криз.
Она развернулась, чтобы уйти, как вдруг услышала через закрывающиеся створки: «Надеюсь, сегодня никто не сдохнет: ни мы, ни вы».

Вы? Женщина решила, что ослышалась. Не было времени на обдумывание этих слов. Предстояло еще много подготовительной работы. Она прошла в трюм и, обнаружив свои ящики, принялась извлекать из них все то, что должно было обеспечить ее заданию наибольшую вероятность выполнения.

Сначала она осмотрела свое оружие, примерилась к его весу и зарядила полным боекомплектом. Запасной комплект и термозаряды она намеревалась прикрепить к броне чуть позже вместе с гранатами, но брать с собой слишком много не собиралась: это здорово утяжелит ее. Гораздо проще взять необходимое с тел убитых врагов.

Потом она извлекла все элементы брони.

Броня была новая, имела темно-серый цвет и отливала серебристым блеском. Прежде чем надеть ее, Хейс избавилась от своих брюк и влезла в специальные обтягивающие лосины и кофту черного цвета, заказанные ею вместе с броней, потом эластичным бинтом перевязала локти и колени, чтобы уменьшить трение о керамические пластины, поскольку от новой брони, как ей помнилось, всегда натирались мозоли. Все это она проделала уверенными движениями с некогда вошедшей и до сих пор не забытой привычкой. Чтобы надеть броню, натянуть прослойку, прикрепить и завязать все ремни и зафиксировать рычажки, потребовалось долгих двадцать минут, но результатом она была довольна: броня нигде не впивалась в тело, не топорщилась и не доставляла неудобств, словно стала вторым слоем кожи.

Затем женщина приступила к последним приготовлениям: активировала инструметрон, загрузила в него последние обновления, вирус «Бета» и прочие полезные программы, включая улучшенный радар местности и определение местоположения, подвязала свои волосы в крепкий пучок и густо обвела глаза ярко-синей краской, вытянув стрелки пальцами до самых висков. Последнее не было попыткой как-то украсить себя — куда уж там на поле боя до красоты. Да и вряд ли можно было назвать это красивым. Скорее, угрожающим.

Просто у Шепарда были свои ритуалы перед боем, а это был ритуал Хейс. Так она делала еще в «Синих светилах» — оттого и ярко-синий цвет — и из каждого сражения выходила живой. Быть может, ей просто везло, или выживала она за счет своей натренированности и хитрости. Но привычка прижилась и быстро приобрела статус ритуала, отчего даже люди под ее началом — в основном женская половина — начали поступать таким же образом. Мужская же часть долго не решалась, однако после очередной битвы, в ходе которой ее бойцы, которые уже заживо похоронили себя, остались целы, они уверовали в то, что эти «стрелы» спасли им жизни, и в последующих боях стали обмакивать пальцы в синюю краску и проводить ими по лицу, от основания лба до подбородка, наподобие земных канувших в Лету индейцев. Даже батарианцы и один турианец в ее отряде пытались намазать на своих страшных рожах какие-то знаки синим цветом.

Хейс же знала, что их жизни в той серьезной заварушке спасли лишь удачный расклад карт, ее умелый блеф и то, как она этим вовремя воспользовалась. Но разубеждать, разумеется, она их не стала, поскольку это было ей на руку. Это выделяло их из группировки. За это ее отряду дали неофициальное название «Синие стрелы».

Потом, после вербовки в «Цербер», этот славный ритуал пришлось забыть. Да у нее и не было возможности воспользоваться им. Главной ее задачей была не столько диверсия на вражеской территории, сколько постепенное внедрение в тыл врага. И она уже давно не носила броню и не участвовала в открытых столкновениях.

Но сегодня, когда чувствовала, что без открытого противостояния явно не обойтись, она решила вспомнить часть своего славного прошлого. Она больше не была оперативником «Цербера», да и в «Синих светилах» уже не состояла. Она была просто Хестром Криз, которая однажды, чтобы выделиться из толпы, обвела свои глаза краской. А сейчас пренебрежение этим ритуалом могло серьезно повредить ее настрою, хоть она и не была суеверна.

Наконец она надела перчатки, активировала щиты и вздохнула. Кажется, все.

Шлем она хотела проигнорировать. Для диверсионной задачи он не подходил. От прямого попадания ее защитят щиты, ну а если кто-то вознамерится выстрелить в нее из гранатомета или с близкого расстояния, то вряд ли шлем спасет. Так же, как не спасет от разгерметизации, лишь немного оттянет ее смерть. Даже Шепарда это не спасло.
И тем не менее она решила на всякий случай прикрепить его к поясу, пока не проникнет на базу.

Пора спускаться в ангар. Нужно было еще проверить все системы челнока, найти необходимую команду для дистанционного открытия дверей шлюза и вообще еще раз проиграть в голове свои действия.

Четыре часа утра.

Когда она вышла из трюма и встретилась с инженером Доннелли, случайно проходящим мимо с каким-то бумагами, то вызвала в нем весьма приятную реакцию: он, открыв рот и не удержав бумаги, даже попятился назад и пораженно замер.
Хейс улыбнулась.
— Это всего лишь я, Кеннет, — сказала она.
— Как раз это… меня и пугает, — пробормотал он. — Вы собираетесь убить меня?
— На кой хаск мне бы это потребовалось? — выругалась она. — Я всего лишь надела бронекостюм.
— У вас вид… очень страшный.
— Надеюсь, это хоть кого-то в «Цербере» поразит на секунд пятнадцать, чтобы мне хватило времени пристрелить его первой, — пробормотала она и вызвала лифт. — Когда отстыковываемся от станции?
— Через… пятнадцать минут.
— Отлично, — с этими словами Хейс вошла в лифт и спустилась в ангар.

Когда она вошла туда, то с усмешкой заметила, что все кому не лень пялятся в ее сторону. Очевидно, они тоже были поражены ее видом, хотя в двадцать втором веке увидеть женщину в бронекостюме — та еще редкость! Скорее всего, они просто были поражены — в очередной раз — тем фактом, что некогда столь очаровательная доктор Латвил обратилась в настоящую стерву и современную амазонку.

В ангаре находился весь костяк команды Шепарда: Кортез проверял челнок «Нормандии», Вега в полной боеготовности стоял рядом, очевидно, перебрасываясь шуточками со своим другом, Лиара и Тали, не участвующие в боевой операции, перебирали какие-то схемы и что-то обсуждали с мобильной платформой СУЗИ, Явик сидел возле ящиков, закрыв свои четыре глаза, как будто медитировал. Не было только Кайдена и Джокера, но те, очевидно, были заняты текущими делами.

Гаррус с Шепардом стояли возле челнока ликвидаторов, который был расположен параллельно челноку фрегата и слегка превосходил своего собрата по размерам: как-никак на фрегат нагрянуло аж двадцать боевых единиц из ныне покойного отряда «Ликвидаторов».
У Хейс создалось впечатление, что коммандер со своим турианским другом о чем-то живо совещаются, потом первый дружеским жестом ударил второго по плечу и, что-то сказав, отпустил его. Гаррус, оценивающе оглядев диверсанта и, кажется, даже одобрив ее вид, направился к Веге.
Шепард же, увидев Хейс, улыбнулся.
— Выглядишь потрясающе, — сказал коммандер. Он уже тоже был во всеоружии, в бронекостюме и со своим визором, пока отключенным. — Теперь понятно, почему тот уродец из «Синих светил» назвал тебя Синей Стрелой.
— Это что-то вроде ритуала, — ответила Хейс, подойдя ближе, но сохранив дистанцию для приличия, хотя она не сомневалась, что команда Шепарда уже в курсе их вчерашнего уединения. — Не такое звучное, правда, как «сегодня мы не сдохнем».
— Зато очень воинственно выглядит. И… — понизил он голос, — очень сексуально.
— Ага, — фыркнула Хейс, не сумев скрыть довольную улыбку. — Скажи это Доннелли, который весьма перепугался, увидев меня на четвертой палубе.
— У Доннелли, пусть он и первоклассный инженер, кишка тонка для такой сильной женщины, как ты, — все так же негромко произнес Шепард и вдруг усмехнулся. — Ты ведь в курсе, что все вокруг прислушиваются к каждому моему слову, хоть и старательно делают вид, что заняты своими делами?
— Они все весьма озабочены тем фактом, что ты позволишь мне улететь на этом челноке, так и не пристрелив, — произнесла Хейс и нахмурилась. Хитрая усмешка коммандера ей не понравилась. — Ты что, решил дать мне свои последние наставления? Или свое благословение?
— Я дал свои последние наставления Гаррусу. Ведь именно он будет возглавлять боевую группу. А все присутствующие скорее озабочены тем фактом, что ты полетишь не одна.
— О чем ты? — не поняла она, но вдруг до нее дошло. Оговорка Гарруса в лифте, осторожный интерес Шепарда вчера насчет ее плана — все сводилось только к одному умозаключению.
— Ты, верно, шутишь? — разозлилась она, отчего не сдержалась и повысила тон. — Мой план не рассчитан на компаньона!
— А мне плевать, на что рассчитан твой план, — отчеканил он жестко. — Я лечу с тобой, и точка! И чтобы пресечь все твои последующие возражения, сразу же скажу: или ты полетишь со мной, или остаешься на «Нормандии», в чем и заключался первоначальный план! Ясно?
Она почувствовала внутри просыпающийся вулкан ярости из-за подобного обхождения с ней того, кто еще вчера притворялся долбаным романтиком, купив ей свечу, и он это сразу же увидел по ее глазам. Так что, предвидя извержение этого вулкана, схватил ее за локоть и грубо сдавил.
— Хейс, я не хочу слышать никаких возражений, — настойчиво прошептал он. — Только не при моей команде. Или так, или ты остаешься. Но одну я тебя никуда не отпущу.
Какое-то время он буравил ее пронзительным взглядом, потом, когда она нехотя кивнула, отпустил.
— Тогда жди меня в челноке, — сказал он. — Мне еще нужно уточнить детали у СУЗИ.
И резкими шагами ушел в сторону мобильной платформы ИИ корабля.

Хестром Криз была недовольна. Она чертовски не любила, когда что-то шло не по плану, особенно перед самим заданием. Но она понимала, что спорить бесполезно: Шепард все равно сделает по-своему, как всегда делал. И это вызывало в ней раздражение, ведь это ее задание, и она должна была решать, насколько оно приемлемо для двоих. Кое-какая его часть совсем была не приспособлена для такого развития ситуации.
Но была в этом и хорошая сторона: Джон хотел ее защитить. А это было крайне непривычно — быть под защитой мужчины, который явно был сильнее ее во всем.

Все еще стараясь усмирить возмущение, Хейс активировала люк челнока, чтобы войти внутрь. Но тут увидела боковым зрением, что к ней кто-то подошел.
Кайден Аленко.
Он тоже был в броне, но без оружия и перчаток. На лице его играла легкая печальная улыбка.
— Тебя и не узнать, — сказал он.
— Ты знал об этом? — спросила она, кивком головы указав на Шепарда.
Майор пожал плечами.
— Догадался. Еще тогда, в командном центре. Тот факт, что он так просто согласился отпустить тебя, показался мне подозрительным.
— Ну спасибо, — проговорила она с нотками обиды. — А я надеялась, что заслужила хоть немного доверия.
— Дело тут не в доверии совсем, — вздохнул он. — Ни один нормальный мужчина не может с такой легкостью отпустить на задание женщину, которая ему небезразлична.
— Хм… А как насчет Эшли Уильямс?
Лицо Кайдена тут же приобрело мрачное выражение.
— Он не думал, что так получится. Я не думал, что так получится. Никто не думал. Нам просто не хватило времени.
— Извини. Ну так что, остаешься за главного? — Хейс решила сменить тему.
Он улыбнулся.
— Да. Мне доверили руководить «Нормандией». Правда, уточнили, что, если я поцарапаю обшивку, буду отвечать головой.
— И это сказал тот, под чьим командованием Коллекционеры разнесли первый экземпляр корабля в космическую пыль? — Хейс не смогла сдержать свою язвительность. Наверное, все еще была зла на Шепарда за его «Мне плевать, на что рассчитан твой план».
— Злая ты, — Аленко на этот раз не обиделся. — Но надеюсь, эта злость поможет тебе остаться в живых. И присмотри за Шепардом. Мы будем ждать вашего возвращения.
Которое вряд ли состоится, подумала Хейс, но промолчала. Вместо этого она протянула ему руку и, когда он протянул свою, крепко пожала ее.

Потом развернулась и запрыгнула в челнок. Она отложила мешающий шлем в сторону и огляделась. Ничего примечательного внутри не было. Челнок как челнок. Только панель управления была помечена значком «Цербера», как и корпус снаружи. Это могло как оказаться на руку, потому что внутри станции не сразу сообразят, что челнок захвачен, так и сделать его мишенью для флота Альянса, не посвященного во все этапы операции.
Едва она подумала об этом, как услышала голос Шепарда по громкой связи, а выглянув наружу, увидела, что он стоит возле консоли у лифта и держит передатчик. Наверное, СУЗИ подключила его к открытому каналу.
— Внимание, экипаж «Нормандии»! Говорит коммандер. Через две минуты начнется отстыковка от станции. Вы все знаете, что на завтра намечено наступление на Жнецов. Но сегодня тоже не простой день. Два дня назад мы получили данные о местоположении главной базы «Цербера» — станции Кронос. Ровно в шесть часов утра по земному времени флот Альянса намеревается начать атаку на эту базу, и мы окажемся в эпицентре боевых действий. Понимаю, что для многих это неожиданная и малоприятная новость, но я хочу напомнить вам, что мы на военном корабле и должны строго выполнять свои обязанности! Через десять минут флот Альянса совершит прыжок в туманность Конская Голова. Всем занять свои боевые посты и привести свой участок в полную боеготовность! Конец связи!

Покачав головой, Хейс заняла кресло первого пилота и включила приборную панель. Она проверяла готовность всех систем и одновременно читала бортовой журнал, когда в челнок зашел Шепард.
— Мог бы пожелать всем удачи, — прокомментировала она его недавнюю речь.
— Удача не спасет от смерти, — проворчал он, явно недовольный тем, что она заняла место первого пилота. Но спорить не стал и сел рядом.
— Как я понимаю, сейчас мы совершим прыжок, а потом еще полтора часа будем трястись в этих креслах, пока не доберемся до Анадиуса, — уточнила она и после его кивка продолжила: — Тогда почему ты сейчас здесь, а не в БИЦ?
— Кайден справится, — как-то сухо сказал он. — Как только доберемся до системы Анадиус, флот перегруппируется. Сначала атакует Пятый флот, потом мы под шумок постараемся проскользнуть как можно ближе к станции. А в эти полтора часа нам есть чем заняться: нужно проверить челнок, свое оружие, команду дистанционного открытия шлюза, еще раз проработать наш план.
— Наш план? — Хейс скептически приподняла бровь, сделав особое ударение на местоимении.
Шепард нахмурился.
— Хорошо. Твой план, в который я так бесцеремонно вторгся, так что извини. Теперь ты довольна?
— Это будут самые скучные полтора часа в нашей жизни, если ты мне сейчас же не объяснишь, почему так напряжен и зол, — сказала она и тут же, догадавшись, улыбнулась. — Ревнуешь?
— Я? Разумеется, нет, — отмахнулся он ровно, но она все равно раскусила его и удовлетворительно протянула, вспомнив ему его же вчерашние слова:
— Ревнуешь.
— Слишком уж вы мило беседовали с Кайденом, — вздохнул он, решив, что сейчас не время для недомолвок. — И мне, честно, это не понравилось. Но я понимаю, что ревность отключает мозг и делает людей глупыми. Так что постараюсь не придавать значения тому, как мило вы беседовали… Проклятье!
Выругавшись на постоянно соскальзывающий с приборной панели шлем, Шепард раздраженно схватил его и отшвырнул назад.
— К тому же я кое-что услышал в вашем разговоре.
— Подслушивал? — Хейс не могла отказать себе в удовольствии подтрунивать над великим героем.
— Нет, — отчеканил он. — Я вообще-то недалеко находился. И просто услышал одно слово, которое мне не понравилось.
— Какое же?
— «Уильямс», — мрачно ответил он. — Вы говорили об Эшли Уильямс и Вермайре?
Это была неподходящая тема для разговора. Но Хейс сама наступила на эту мозоль — а в том, что это больное место Шепарда, она не сомневалась, — так что сейчас придется либо выкручиваться, либо говорить правду. Она выбрала второе и проговорила с максимальной серьезностью:
— Извини, Джон. Да, я действительно вспомнила о ней. Не нужно было. Давай забудем.
— Нет, — снова четко произнес он и вздохнул. — Я должен рассказать тебе, раз уж эта тема вообще всплыла. Не хочу, чтобы ты основывала свое мнение на сухих фактах в досье от «Цербера» или новостях, приукрасивших все случившееся различными «деталями», которых не было в помине. А потом уже сама скажешь, насколько меня можно считать подлецом. Договорились?
Хейс кивнула, хотя она бы лучше предпочла опустить эту тему, как не имеющую значения в настоящий момент. Или это не так? Ведь если посудить, она в первый раз идет на задание с коммандером Шепардом. А тень Эшли Уильямс постоянно следует за ним, напоминая каждый раз о том, что он пожертвовал женщиной, которую любил… ну или к которой испытывал чувства, ради выполнения миссии! Или она чего-то не знает?

В эту минуту «Нормандия» выполнила прыжок через ретранслятор, и Хейс на несколько мгновений «выпала» из своего тела. Когда все закончилось и они очутились в туманности Конская Голова, то услышали, как об этом сообщил по громкой связи Джокер и огласил примерное время прибытия в систему Анадиус — один час двадцать пять минут. Времени было достаточно, чтобы услышать историю Шепарда. И он начал хмуро рассказывать.

— У нас с Эш были непростые отношения. Она мне нравилась, я тоже ей нравился. И да, между нами была близость, как-то так быстро получилось. Но мы никогда не сходились во мнениях относительно того, что значит быть военным и что значит служить Альянсу. Эш была слишком… категорична. Как и Кайден, кстати. Она не понимала, как я мог взять в команду инопланетян и тем более предоставить им доступ к системам корабля. Она этого не одобряла. Как и то, что я порой принимал довольно жесткие решения, которые, на ее взгляд, приводили к «напрасным жертвам». Она была крайне религиозна — и это в космосе — и постоянно твердила, что за нами приглядывают высшие силы. А я только тихо злился на эти слова, потому что не верил и не верю в то, что какой-то Бог — довольно кровожадный, кстати, в ее религии — управляет людьми со своей колокольни. И вот, перед самым Вермайром мы здорово поругались. Причиной было то, что во время высадки на одной планете — я даже названия уже не помню — мы наткнулись на базу «Синих светил», — он кинул на женщину многозначительный взгляд, — и пришлось вступить в открытый бой, поскольку они там устроили что-то вроде контрольного пункта, где хранили контрабанду, и совсем не хотели об этом кому-нибудь говорить. Бой выдался на редкость жарким и отчаянным, мне пару раз разбивали щиты, а один раз даже задели, но Кайден подсобил — он такой, этот хасков Аленко. В итоге мы все равно одержали верх. А потом оказалось, что, когда перевес в бою склонился в нашу сторону, один из наемников активировал автоматическое уничтожение базы. У нас оставалось минуты три, и я приказал группе уходить. Но Эшли была не согласна с тем фактом, что на базе оставались раненые наемники — и это при том, что пять минут назад они пытались ее прикончить. Она сказала, что мы должны забрать их с собой и передать в руки Альянса при первой же возможности для суда. Я назвал это бредом и даже сейчас считаю, что это бред — спасать тех, кто хотел тебя убить, и просто отмахнулся от ее слов. Чтобы она не мешала нашему отступлению, я… просто вырубил ее станнером. Но я был очень зол тогда, — Джон выдохнул, — у нас оставалось все меньше времени, а вместо того, чтобы убираться с базы, мы стояли и спорили о судьбе каких-то ублюдков, которые хотели нас прикончить. Ни о каком суде я тогда и не думал. А Эшли была настолько пропитана идеализмом Альянса, что, узнай она о моей работе в «Цербере», заклеймила бы предателем и вообще не стала бы со мной разговаривать… Я вообще не понимаю, как у нас что-то было с ней, когда рядом ходил Кайден — ее полная копия. У них как раз и было много общего, хотя Аленко при всей своей принципиальности может взглянуть на ситуацию с непривычной для себя стороны… Не зря же он так мило беседовал с оперативником «Цербера».
— Бывшим оперативником, — напомнила Хейс.
— Я тоже бывший, но почему-то, чтобы простить меня, ему потребовалось куда больше времени. Наверное, я не такой симпатичный.
Хейс улыбнулась ненадолго, но потом снова стала серьезной.
— Продолжай.
Он откинулся в кресле.
— Именно из-за этого моего не слишком геройского поступка оставить наемников на их же базе, которая должна вот-вот взорваться и в итоге взорвалась, мы и поссорились перед Вермайром. И когда Киррахе, саларианский офицер, возглавлявший отряд, запросил одного моего человека для поддержки отряда по отвлечению сил гетов от лабораторий Сарена, я даже не успел выбрать: Эшли, все еще обиженная на меня, вызвалась сама и вопреки уставу, что само по себе было уже неожиданностью, сообщила Киррахе без моего ведома, что я отдал ей приказ. Очевидно, она не слишком хотела видеть мою физиономию рядом в тот день. Меня это немного взбесило: я не большой поклонник нарушений субординации, но я проглотил эту пилюлю. А потом… Так сложились обстоятельства, что мне пришлось выбирать, к кому броситься на помощь… Хаск их дери, к гетам прибыло подкрепление, они зажимали со всех сторон. Кайден не выдержал и хотел активировать бомбу. Но не смог: с механизмом что-то случилось. А отряд Киррахе и Эшли находились под сильным обстрелом. И я выбрал то, что было необходимо: активацию бомбы. И самое важное: я осознавал, что мой выбор — это смертный приговор для Уильямс, как бы ужасно это ни звучало. Так что те, кто утверждает, будто бы я не ожидал такой развязки, ни хаска не понимают. Я знал, что не смогу спасти двоих. Но цель — уничтожить лабораторию Сарена — была важнее. Поэтому я сделал свой выбор и выбрал не Кайдена, я выбрал активацию бомбы. Вот и все. Думаешь, я подлец?
— Нет, — Хейс покачала головой. — Это не настолько ужасная история, как ты ее преподнес. Ты выполнил свое задание. Как и должен был сделать командир. Жертвы, они будут всегда. Они необходимы, неизбежны и неподконтрольны.
Он вдруг как-то зловеще усмехнулся.
— Но знаешь, что самое ужасное во всей этой истории? И сейчас я понимаю это лучше, чем когда-либо.
Поскольку этот вопрос был риторическим, Хейс молчала, ожидая ответа самого Шепарда.
— Если бы на месте Эшли Уильямс оказалась ты, Хестром Криз, я бы плевал на бомбу. И на свое задание. Я не допустил бы твоей смерти и пожертвовал шансом уничтожить лабораторию Сарена, выпустив на волю все вытекающие из этого решения последствия, — жестко произнес он. — И можешь считать это своеобразным признанием в любви. К Эшли Уильямс я испытывал так мало, и этого явно не хватило, чтобы я пренебрег всеми своими принципами. И это мучает меня больше всего. То, что мои жесткие принципы оказались совершенно не готовы к тем чувствам, которые я испытываю к тебе. Все, я все сказал.

Облегченно выдохнув, он уставился вперед, сделав вид, что собственное признание совсем не выбило его из колеи. Но по его лицу она увидела, как сильно его мучили эти слова. Несомненно, это должно сильно ударить по самолюбию, если вдруг понимаешь, что сложный выбор, который ты совершил и который, как ты полагал, был правильным, трактуется тобой же совершенно иначе под натиском простого факта: никакие принципы и доводы не будут разумными, когда мы понимаем, что принятое решение повлечет за собой смерть любимого человека. И не бывает таких последствий, слишком ужасных, чтоб запретить нам предпринять все возможное для его спасения.
Хейс понимала это, как никто другой. Она плевала бы на десятки бомб и Саренов, чтобы спасти свою дочь. И Шепарда.

Не говоря ни слова, она поднялась и, подойдя ближе к нему, поцеловала.
— Считай это моим своеобразным признанием в любви, — сказала она. — А теперь хватит предаваться тяжелым воспоминаниям. Давай еще раз обсудим детали нашего плана. И пусть сегодня мы не сдохнем.
Он с благодарностью и облегчением улыбнулся.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.09.2015 | 453 | Диверсант, мШепард, Кайден, Гаррус, Nightingale | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт