Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Диверсант. Глава 31

Жанр: романтика, драма, ангст, экшн;
Персонажи: мШепард, Лиара, Кайден, СУЗИ, Джокер, Тали, Гаррус, Призрак, ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Хестром Криз — бывший оперативник «Цербера» по стратегическому внедрению — вынуждена снова вернуться в организацию. На этот раз Призрак поручил ей довольно трудное задание: внедриться не куда-нибудь, а на фрегат «Нормандия SR-2» и стать «своей» не столько для экипажа, сколько для коммандера Шепарда. И диверсант весьма умело взялась за дело. Однако могла ли она предположить в начале своего задания, что события, происходящие в жизни Шепарда, приведут к весьма неожиданному для нее самой финалу?
 




31. КРОНОС: ДИВЕРСИЯ


Пришло время действовать.

Они и сами не заметили, как до шести утра осталось всего ничего — каких-то пятнадцать минут. Еще раз проверив оружие, броню и щиты, они стали молчаливо дожидаться приказа адмирала Хакета к наступлению. И вот, ровно в шесть Хакет отдал первый приказ: Пятый флот начал свою атаку.

«Нормандия» стала приближаться к маленькой точке, видимой через заранее открытые шлюзы в ангаре. Точка постепенно увеличивалась в размерах, а вскоре и вовсе превратилась в огромную базу на фоне яркого свечения умирающей звезды Анадиус. Едва Пятый флот оказался в зоне захвата зенитных установок, начался массированный обстрел со станции. Тысячи усовершенствованных истребителей класса SX3, прозванных в Альянсе «жалами» из-за их выступающих далеко вперед пусковых дезинтегрирующих торпедных пушек, словно тысячи пчел, тут же вылетели из своих «ульев» и начали доставлять неудобства легкому транспорту наступающих.

Знаменитый фрегат еще не вступил в бой: не последовало соответствующего приказа, и, казалось, время тянется бесконечно долго. Наконец в передатчике раздался голос майора:
— Коммандер, мы получили приказ начать продвижение вперед. Мы постараемся приблизиться к станции как можно ближе, чтобы ваш путь оказался максимально коротким. Но ничего не обещаю — сами видите, что творится.
— Принято, — Шепард проверил, все ли готово к отлету. В кресле второго пилота ему явно не сиделось, но он благоразумно молчал по этому поводу, поскольку значения это не имело никакого. Ну разве только то, что не он будет управлять полетом.
И сама мысль о том, что великий Шепард, сняв свою корону, молча предоставляет верховодить женщине: это уже стоило того, чтобы поучаствовать в сегодняшней миссии.
Хейс улыбнулась.
— Тебе кресло не жмет? — спросила она с издевкой. — А то совсем изъерзался.
— Сосредоточься, Хейс, — не отрывая взгляда от показания приборов, проговорил он. — И пристегнись.
— Ты прав, — вздохнула она и выполнила его просьбу. Однако если еще пару часов назад у нее был самый пессимистичный настрой, то сейчас, зарядившись его энергией перед марш-броском и его, возможно, деланной слепой уверенностью в их успехе, она готова была поверить, что у них все получится.

Пару раз «Нормандию» сильно тряхнуло, а шальные случайные выстрелы, летящие в открытый ангар, растворялись в ярком облаке кинетического барьера.
— Челноки, стартуйте! — раздался голос Аленко. — Ближе нам не подойти!
— Ну, поехали, — Хейс сжала штурвал, ожидая своей очереди. Сначала должен был стартовать челнок с боевой группой.
— Челнок-один стартовал, — раздался в передатчике голос Гарруса, и в эту же секунду из чрева «Нормандии» справа вылетел транспорт. И тут же скрылся.
— Челнок-два стартовал, — повторила Хейс и мягко потянула штурвал, одновременно добавляя мощности двигателю.
Но, едва они оказались в космосе, обагренном ярко-оранжевым свечением Анадиуса, словно рассветом, женщина резко увеличила скорость и принялась маневрировать.
— Спокойнее, Хейс, — посоветовал Шепард, сверяясь с показателями. — Не спали нас к хасковой матери.
Она не стала утруждать себя ответом и решила последовать его мудрому совету, так что немного сбросила скорость и выровняла челнок. Не переставая маневрировать между обломками разбитых кораблей — откуда они только взялись, ведь атака началась пару минут назад — и роем «церберовских» истребителей, она взяла курс по вертикали, поскольку жилой сектор, расположенный ближе к третьему генератору, находился значительно выше, нежели место их выброса.

Юркнув под брюхо огромного дредноута и воспользовавшись им в качестве щита от назойливой погони одного из истребителей, почувствовавших в них самозванцев, Хейс резко потянула челнок наверх, предварительно отключив гравитационное притяжение, отчего тот, словно почувствовав свободу, пронесся мимо истребителя вдвое быстрее, поскольку небольшой генератор эффекта массы, оборудованный на челноке «Цербера», получил дополнительную энергию, не затраченную на поддержание гравитации.

Когда Хейс снова врубила гравитацию, челнок уже был далеко от основного роя сражающихся букашек и жуков, и ему мало что теперь угрожало. Шепард выругался.
— Могла бы предупредить, — пробормотал он под нос и потер свой лоб, поскольку его шлем, вырвавшись из-под власти притяжения, умудрился прилететь ему прямо туда.
— Извини, — машинально ответила она, не отвлекаясь от пилотирования. — Ты видишь ангар?
Он присмотрелся, потом сверился с датчиками.
— Еще полтора километра по левой плоскости.
— Вижу, — Хейс отыскала глазами пункт назначения. — Ангар закрыт. Давай команду.
Шепард быстро набрал на консоли соответствующую команду и отправил сигнал на принимающую станцию ангара. Тот начал медленно — слишком медленно — открываться. Он был открыт уже наполовину, когда вдруг остановился и, подумав немного, начал свой путь назад.
— Гребаный левиафан! — с волнением произнесла Хейс. — До станции еще метров триста, шлюз закрывается слишком быстро! Нам не успеть!
— Успеем! — Шепард вдруг отстегнул ремень и вскочил на ноги.
— Что ты делаешь? — заорала она, когда он вдруг схватил штурвал поверх ее рук и что было мочи стал давить вперед.
— Успеем! — закричал он в ответ, умудрившись еще добавить скорости. — Держи челнок боком!
Не успела она опомниться, как Шепард резко развернул штурвал, отчего челнок, потеряв горизонтальную плоскость, тут же лег в вертикальную, изменив свое положение на девяносто градусов, и, оцарапав свои бока о неумолимо сдвигающиеся створки шлюза, с грохотом, скрежетом и бешеным предсмертным криком ввалился внутрь ангара, получив нехилый удар от столь грубой встречи с барьером. Хейс вцепилась в Шепарда, пытаясь удержать его от полета во вращающемся челноке, но не смогла: он тут же улетел куда-то в сторону.

Челнок, совершив свое триумфальное финальное па и врезавшись в стену, наконец обмяк и испустил свой последний энергетический выдох. Свет вырубился, возле люка вспыхнул пожар.

— Джон! — стряхнув с себя осколки стекла и расстегнув ремень, она попыталась найти Шепарда, но, поскольку было темно и полыхало пламя, ей сначала пришлось потушить его огнетушителем. Когда она этого добилась, то смогла разглядеть, что Шепард находится в задней части челнока и, кажется, жив!

— Какого хаска это было?! — заорала она на него, убедившись, что он отделался лишь ушибами и синяками. И это было крайним везением. — Ты же мог угробить себя, кретин!
— Зато мы успели, — кисло улыбнулся он, проверяя, не сломал ли кости. Потом поднялся и проверил состояние брони. — Щит разбит, но скоро восстановится.
— А как насчет твоих мозгов? Они восстановятся? — она, уже успокоившись, вложила ему в руку улетевший в сторону пистолет. — Ты просто безумец. Хотя я это уже поняла, когда ты согласился выманить чертова молотильщика на Тучанке!
— Рад стараться, — прошептал он. — У нас мало времени. Сейчас сюда сбегутся «церберовцы». Проверь выход, я пока свяжусь с Гаррусом.
Хейс, приготовив свой пистолет, нажала на кнопку, и люк челнока с тихим шипением открылся. Она осторожно выглянула наружу: никого. Что само по себе было крайней подозрительным.
— Нам нужно покинуть челнок и занять другую позицию, — сказала она Шепарду. Тот, что-то проговорив в передатчик, кивнул.
— Тогда действуем.

Они, прикрывая друг друга, стали выбираться. Невдалеке от места падения находился пункт диспетчера, но внутри никого не было. Хейс осторожно направилась туда, слыша быстрые шаги Шепарда за своей спиной.
Но, разумеется, эти пятнадцать метров были самыми спокойными. В ту же секунду, когда они добрались до диспетчерской, послышались голоса, и из глубины ангара выбежали какие-то люди. Не фантомы или штурмовики, а самые обычные гражданские. Но намерения у них были весьма определенные, поскольку, увидев лазутчиков, они сразу же открыли огонь.
Хейс пришлось занять укрытие. Шепард, выстрелив пару раз в ответ, нахмурился.
— Горстка гражданских — как-то маловато для «Цербера».
— А я не просто так выбрала жилой сектор, — отозвалась женщина и выглянула на пару мгновений, чтобы оценить ситуацию. — Видишь ту дверь впереди? Она должна вести на главную батарею. Но поскольку я не знаю точного расположения, лучше мне скачать план станции непосредственно из базы «Цербера».
— Тогда приступай! — ответил тот и уложил выстрелом еще одного противника. Отстреливаться от атак гражданских было почти плевым делом для Шепарда, поэтому Хейс не переживала за его шкуру. А вот за нехватку времени — изрядно.

Она активировала свой инструметрон и вызвала программу, подключающуюся к любой активной базе данных. Чтобы пробить защиту доступа и подобрать пароль диспетчера, потребовалось секунд тридцать: навыки дешифровки, усиленные алгоритмами программы, ей здорово помогли. И вот она уже загружала в память своего устройства схематическое расположение станции.

— Как я и говорила, пробираемся к той двери. Потом идем до лестницы и поднимаемся на главную батарею. Что там с отрядом Гарруса?
Обернувшись, она вдруг поняла, что Шепарда рядом нет. Но не успела испугаться, как тут он появился, отключив тактическую маскировку. Теперь ей было понятно, почему Вакариан постоянно ворчал на эту тему: довольно трудно было отследить передвижения коммандера, чтобы прикрывать ему спину. Но Хейс считала, что Джон уже большой мальчик и сам разберется, как ему вести свой бой.
— Они в порядке, — ответил он, укрывшись от выстрелов. — Ведут бой, но пока не проникли на станцию.
— У нас мало времени…
Хейс не успела договорить, так как в эту секунду, грубо схватив ее с криком «Берегись!», Шепард отшвырнул ее прочь из диспетчерской кабины и прыгнул следом. Через полсекунды диспетчерская разлетелась на клочки.
— «Атлас»! — закричал коммандер, затащив ее за перегородку в стене. — И, кажется, они активировали турель наверху!..
В подтверждение его слов по стене, за которой они укрывались, прошлась громкая пулеметная очередь.
Шепард, выглянув на одно мгновение и снова вызвав шквал огня в свою сторону, выругался.
— Это здорово усложняет нам задачу.
— Наоборот, турель весьма кстати, — Хейс улыбнулась, заметив, что Джон скривил лицо, явно решив, что она рехнулась.
— Ты случайно не повредилась умом в челноке? — проорал он, чтобы перекричать шум от пулеметной очереди.
Вместо ответа женщина активировала свой инструметрон. Потом снова улыбнулась.
— У меня есть предложение, — сказала она, — по организации небольшой диверсии. «Атлас» перестанет быть для нас проблемой, если я смогу зафиксировать на нем цель и загрузить вирус «Бета»! Только мне нужно…
Все вокруг сотряслось от удара, и Хейс с Шепардом, зажатые в углу за переборкой, вынуждены были сильно пригнуть головы, чтобы осколки от взорванных «Атласом» ящиков с оборудованием, скрепленных мощной цепью невдалеке, не задели их.
— Хочет подобраться к нам ближе и прикончить, раз лишил нас попытки сменить позицию, — сосредоточенно проговорил Шепард. — Если что-то хочешь сделать, выкладывай быстрее, а не то он нас просто растопчет! Я могу использовать свою диверсию, чтобы ненадолго отвлечь его от нас…
— Нет, лучше загрузить в него мой вирус, — прокричала она, поскольку обстрел их позиции никак не прекращался. — Но мне нужно, чтобы ты отвлек и «Атлас», и турель на себя хотя бы на секунд семь-восемь…
— Понял, — сказал он и, не дослушав ее предложение использовать тактическую маскировку, тут же ее использовал, словно прочитав ее мысли. Как он когда-то говорил? Нужно использовать те преимущества, которыми обладаешь?

Хейс успела различить, как он покинул укрытие, но потом потеряла из виду: он передвигался слишком быстро, чтобы она сумела определить его местонахождение. Через полминуты вдруг начался обстрел «Атласа» с фланга, потом, пока тяжелый робот поворачивал свой корпус в его сторону, вызвал огонь турели, закрепленной на втором ярусе.
Медлить было нельзя, иначе Шепарда могли зажать. Хейс с затаенным страхом, поскольку она была совершенно открыта для атаки, выглянула из-за укрытия и направила свой инструметрон на боевую машину «Цербера». С помощью соответствующей команды на небольшой сенсорной консоли она отправила импульс вируса «Бета» и снова спряталась в укрытии.
Оставалось подождать пару секунду — и результат, если он будет, сразу станет заметным. Хейс попыталась настроить «Бету» таким образом, чтоб импульс не задел ни инструметрон Шепарда, ни его визор, ни тактическую маскировку, иначе подобные действия могли полностью ослепить его и выдать расположение.

Вдруг она услышала звук выпущенной ракетницы, полные ужаса крики персонала и тут же грохот взрыва. Выглянув, чтобы разведать обстановку, она с удовлетворением увидела, что «Атлас» развернул корпус в сторону турели и начал непрекращающийся обстрел оной, используя то ракетницы, то пулеметы. Турель какое-то время молчала, но спустя секунды три автоматика, очевидно, выполнила соответствующие корректировки в настройках и перенаправила «Атлас» из категории «союзники» в категорию «угроза». И ответила не менее мощной пулеметной волной.
Грохот от пальбы двух тяжелых машин разразился страшный. Крики персонала просто утонули в нем, как, впрочем, и все остальные звуки. Щиты «Атласа» то и дело сверкали от прямых попаданий и перегрузки, казалось, они сейчас дадут слабину. Но вот тяжелый робот дал еще один залп — и турель, выплюнув последнюю пулю, нехотя взорвалась.

«Атлас» прекратил огонь, стал медленно разворачивать свой корпус в поисках новой цели. Пора была с ним прощаться. Вирус «Бета» имел отличительные преимущества перед технологией, называемой диверсией: он не имел определенной длительности, а загружался в системы навсегда, также мог вызвать самоуничтожение объекта в тот момент, когда источником импульса, то есть Хейс, будет дана команда. Правда, был и существенный недостаток: «Бета» не имел соответствующих настроек в категориях «союзник-враг», поскольку был разработан в подполье и не мог считывать радиодатчики войск Альянса, поэтому, определив турель как наиболее опасного противника и уничтожив ее, «Атлас» теперь мог палить куда угодно, кроме источника импульса, и существовала вероятность задеть Шепарда.
Хейс решила не рисковать и дала команду к уничтожению объекта.
«Атлас» провернулся вокруг своей оси три раза, что было некой «визитной карточкой» его разработчика и позволило всем увидеть, как оператор внутри в панике пытается выбраться из кабины, и, замерев, взорвался, разлетевшись на большие куски.

Женщина высунулась из укрытия и заметила, что последние остатки «церберовских» войск, если можно было назвать гражданских лиц таковыми, предпочли ретироваться. Мудрое решение, учитывая, что иначе они были бы попросту уничтожены. Пусть их противниками и оказались всего два бойца, но чего стоил только один Шепард!

Кстати, где он?

Она тут же увидела, как он, выйдя из режима маскировки и проверяя помещение, добрался до необходимой двери и жестом велел ей следовать за ним. Ангар был полностью безопасен. Или зачищен, хотя само это слово отдавало «церберовским» запашком.

Хейс не стала терять время и бегом направилась к своему напарнику. По пути ей попались с десяток трупов, возле двери были распростерты три тела сотрудников. Один труп принадлежал совсем молодой девушке, лет девятнадцати. Бросив на нее взгляд с весомой толикой сожаления, женщина подумала, что сама попала в «Цербер» в восемнадцать лет и, возможно, так же была бы убита лазутчиками Альянса, если бы все случилось одиннадцать лет назад. Однако, когда перед тобой стоит выбор «ты или тебя», особо раздумывать некогда, если не хочешь, чтобы пулю пустили в лоб тебе.

— Идем, — сказал Шепард и, открыв дверь, стал подниматься по лестнице.
Отбросив ненужные мысли, Криз поспешила за ним.
Тут в передатчике коммандера раздался голос Гарруса, и Шепард обернулся к ней:
— Включи свой передатчик и настрой его на мой.
Хейс быстро выполнила этот… приказ? Каким-то образом она оказалась на второй роли, но, впрочем, сейчас это ее мало волновало. Опыта в диверсионных операциях у Шепарда было не так много, но гораздо больше опыта в разведке и открытых противостояниях с противником, а это именно то, что происходило сейчас, пока они не доберутся до третьего генератора.
Как только передатчик Хейс поймал волну Шепарда, она услышала голос Гарруса:
— Шепард, мы очистили ангар! Но не можем пробраться внутрь станции, нас заблокировали! И они собираются разгерметизировать его!
— Что говорит СУЗИ? — спросил тот, ускорив шаг.
— Мы попытаемся найти консоль и помешать этому. Как насчет вас?
— Продвигаемся, — Шепард посмотрел на Хейс. — Это и есть твои «пэмы»?
— Возможно, — неопределенно ответила она. — Я не исключаю, что разгерметизация вызвана протоколами экстренных мер. И если это так, то нам нужно торопиться.
— СУЗИ справится.
— Надеюсь.

Наконец, поднявшись на уровень выше, они достигли двери, ведущей в помещение главной батареи. Приоткрыв дверь, Шепард попытался рассмотреть, каково положение дел и кто там их ожидает — десять «Атласов» или горстка техников.
— Никого, — с подозрением отметил он. — Или это ловушка, или все техники поспешили спасти свои задницы.
— Скорее всего, они получили приказ заблокировать основные помещения и спуститься на несколько секторов ниже, туда, где идет основной бой. Они не могли знать, что два идиота будут ломиться на главную батарею, уничтожение которой стратегически ничего не даст. Но нам нужна вентиляционная шахта, которая расположена в одном из помещений в конце коридора, — сказала Хейс, сверившись с голографической картой на своем инструметроне. — Так что давай проверим.

Они осторожно вышли и направились прямо ко коридору, попутно проверяя боковые комнаты на наличие противника. Но такового не оказалось.
Добравшись до нужного помещения, Хейс сразу же зашагала к дальней стене. Как она и предполагала, люк шахты располагался высоко вверху, и она, поскольку не была Гулливером, дотянуться не смогла.
— Подсоби, — попросила она Джона, и тот, убрав пистолет, присел, чтобы она смогла взобраться на его плечи. Она понимала, что в броне и с оружием наверняка весит не как пушинка, но ее напарник даже бровью не моргнул. Вскрыв вентиляционный люк, она вздохнула и попросила опустить ее.

Оказавшись на полу и не говоря ни слова, она принялась снимать свою броню, гранаты и оружие.
— Какого хаска ты делаешь? — нахмурился он.
— Мне придется пойти одной, как я и предполагала, — ответила она, не отрываясь от своего занятия. — Шахта очень узкая, в броне я туда не пролезу, а ты тем более, в броне или без.
Он задрал голову, чтобы посмотреть, и, убедившись в ее правоте, почему-то разозлился.
— Ты это знала, так ведь?
— Предполагала, — кивнула она, уже сняв рукавицы, наплечники и нагрудник и приступив к поножам. — «Цербер» обезопасил станцию от передвижения неприятеля по шахтам, уменьшив их размер и изрядно запутав их. Там практически не развернуться, но я смогу пролезть. Как видишь по моему костюму, я подготовилась.
— Так дело не пойдет, — упрямо возразил он. — Мы можем найти обходной путь.
— Джон, это займет гораздо больше времени, — покачала головой она и, избавившись от последних элементов брони, босиком встала на пол. — Протокол разгерметизации будет запущен через несколько минут. Если СУЗИ отключит его — отлично, но это не избавит ни группу Гарруса, ни нас от угрозы задействования других протоколов: распыления газа, к примеру. Нужно исключить эту возможность. И внести еще больше хаоса, вырубив свет.
— Я не отпущу тебя туда одну и еще без оружия! — в подтверждение своих слов он грубо схватил ее за руку. — Это самоубийство!
— Джон, — Хейс понимала, что спор с ним все только усложнит. — Это изначально было мое задание, и рассчитано оно было только на одного. У нас мало времени. Доверься мне, прошу, хотя бы один раз. И обеспечь мне безопасный отход, поскольку мне не хотелось бы вернуться и обнаружить здесь кучу «церберовцев», хорошо?
Мягкость и вкрадчивость ее тона, очевидно, возымели куда больший эффект, нежели громкие и горячие споры. Шепард недовольно свел зубы, отчего по щекам загуляли желваки, но, пересилив себя, кивнул.
— Я буду ждать здесь. Но если ты не вернешься через десять минут, я пойду тебя искать.
— Договорились, — с облегчением выдохнула она и взяла одну из осколочных гранат. Потом с помощью тонкого ремешка плотно прикрепила ее к талии на спине. — Это займет куда меньше времени. Мне проползти нужно лишь, как показывает схема, метров десять до следующего уровня. А теперь подними меня еще раз.
С угрюмым молчанием Джон подхватил ее, в этот раз и вправду как пушинку, и поднял, стараясь как можно выше, чтобы облегчить ей проникновение в шахту.
Хейс, очутившись в ужасно узком помещении, ощутила себя червем, пробирающимся по вырытому в земле туннелю.
— Десять минут, — донеслось снизу от Шепарда, и женщина, с трудом подавив нахлынувший на нее приступ клаустрофобии, принялась ползти. Три метра по горизонтали, пять — по вертикали, между уровнями, и два — снова горизонтальные — по потолку нужного уровня. При этом последние два метра были самыми опасными, поскольку, если ее услышат, то эффект неожиданности сводился прямиком к нулю.

С первой, горизонтальной, частью своего маршрута она справилась быстро и легко: привычка и навыки диверсанта, не впервые практикующего этот способ перемещения, давали о себе знать.
Преодолев первую часть пути, Хейс поняла, что ей здорово повезло: вертикальная часть шахты была снабжена лестницей и оказалась довольно просторной. Очевидно, она была предназначена для проверки состояния шахты техниками, запускающими ремонтные дроны, а оттого предусматривала такие удобства, как лестница и возможность развернуться по своей оси. Диверсанту это было только на руку.
Хейс схватилась за поручни руками и быстро поднялась наверх, потом снова пролезла в нужную шахту и принялась ползти. Тут до нее донеслись приглушенные расстоянием и шумом генератора обрывки фраз Шепарда:
— …ейс! Они …метизируют ангар! СУЗИ не может… алгоритмы!
Несмотря на обрывистость, женщина все прекрасно поняла: началась процедура разгерметизации ангара, которую СУЗИ не может остановить по каким-то причинам. А значит, до открытия шлюза осталось… минуты две?

Она заторопилась и быстро преодолела последние метры по горизонтали. Шум от генератора стоял колоссальный, но, кажется, внизу кто-то был. Впрочем, времени на то, чтобы составлять план действий и оценивать свои шансы, просто не было. Иначе группу Гарруса выкинет в открытый космос.

Сейчас или никогда.

С диким ревом Хейс выбила люк и, быстро выскользнув из шахты, немилосердно свалилась на пол, ударившись коленом, но умудрившись тут же спрятаться за генераторной панелью. За милисекунду своего падения она увидела, что в генераторной только двое техников. Помня о нехватке времени и оттого превратившись просто в смертоносную фурию, она, схватив для атаки первое, что попалось под руку — а это был легкий разводной ключ, — выскочила из своего укрытия и сильно ударила одного техника по голове. Тот потерял сознание и повалился на пол. Второй, насмерть перепугавшись, попятился назад, и, прежде чем он сообразил позвать на помощь, Хейс набросилась на него и, сжав шею руками, свернула ее.
Потом глубоко вздохнула, поднялась и огляделась. Ей не просто крупно — ей фантастически повезло! Окажись тут хоть один штурмовик «Цербера», расклад мог бы оказаться совершенно иным. Но штурмовикам и нечего было делать в генераторной, они ни черта не понимали в этом.

В запасе оставалось минут… черт, оставались ли минуты? А значит, она не успеет уйти обратно тем же путем, не поджарив себя в шахте ударной волной. Придется рискнуть и выбежать за дверь, куда бы она ни вела. Сегодня вообще странная миссия: вся основана на высоком риске и неоправданном ожидании того, что ей «повезет». Но удача может отвернуться в любой момент.

Раздумывать некогда. Хейс сняла гранату с ремешка и, активировав ее с задержкой в несколько секунд, засунула в работающий генератор, прямо промеж пластин по переработке энергии. Оставалось секунд пять, чтобы сделать ноги.
Она что было мочи рванула к двери и выбежала вон, на ходу сообразив, что оказалась в коридоре: не самом лучшем месте для встречи с ударной волной. Но вот она увидела выемку в стене для хранения подсобных средств, юркнула туда и…
Прогремел нешуточный взрыв. Напичканная шрапнелью граната с радиусом действия почти девять метров, должно быть, изрядно разворотила внутренности генератора и даже выбила незакрытую дверь, заставив пучок горячего воздуха и жара прокатиться по коридору и растаять через несколько метров от того места, где, сжавшись и закрыв голову, укрылась Хейс.

В ту же секунду, как прогремел взрыв, свет на станции погас, погрузив ее в полную темноту. В этот момент аварийная система должна была выставить приоритеты: включить аварийные огни и убедиться в отсутствии разгерметизации, а, если таковая имелась или намечалась, как в случае с отрядом Гарруса, — отменить все предыдущие протоколы и заблокировать шлюзы намертво. Тоже не есть хорошо, если вдруг они соберутся в спешном порядке покидать станцию.

Вот включилось, подмигнув несколько раз, аварийное освещение. Сейчас должен был запуститься протокол разделения станции по секторам, чтобы, оставив в темноте ряд не столь важных секторов, перегнать всю энергию на освещение стратегически важных точек и сэкономить ее запасы. Процесс этот был довольно трудоемкий и мог занять значительное время. Значительное по меркам текущего положения, то есть минут пятнадцать от силы. Но протоколы экстренных мер больше не угрожали десанту Альянса. И все же Хейс хотела бы добраться до консоли и войти в сеть «Цербера», чтобы, воспользовавшись аварийным обеспечением сети и снижением уровня безопасности, отключить все возможные угрозы. А заодно определить стратегически важную точку на станции, куда будет перекачано больше энергии, чем в другие сектора: можно биться об заклад, что именно там находится командный центр Призрака.

Выглянув из своего укрытия, Хейс заметила на полу обрывок железной трубы с острым концом и подняла его. Не «Паладин», конечно, но тоже сойдет. Она услышала чьи-то голоса и снова юркнула в свое укрытие. Мимо нее пробежал техник, который, добравшись до генераторной, тут же связался со своими коллегами и доложил обстановку.

Хейс решила, что пора уходить. Она незаметно проскользнула по коридору, но, поскольку не имела ни малейшего понятия, куда идти, ей оставалось положиться только на свое чутье и на эвакуационные знаки. Она различила в мигающем оранжевом аварийном свете знак лестницы и кинулась туда. Но застыла и еле успела отпрыгнуть, так как на нее тут же посыпались градом выстрелы штурмовиков, поднимающихся на этот уровень. Среди них она заметила фантома и двух мстителей: кажется, «Цербер» наконец сообразил, что происходит.
Женщина, вооруженная лишь трубой, поспешила обратно до генераторной. От бега она поранила ногу, поскольку была босиком, но сейчас обращать на это внимание было смерти подобно. От места взрыва несло жаром и дымом, пол и стены были местами оплавлены, дверь валялась тут же. Но делать было нечего: других путей отхода, кроме вентиляционной шахты, просто не было.

Влетев в пышущее жаром и заваленное частями генератора помещение, Хейс увидела, что техник тушит небольшой пожар с помощью огнетушителя. Воткнув ему в шею осколок трубы и быстро обыскав его, Криз с досадой обнаружила, что у него не было ни датапада с собой, ни оружия! Чертов идиот не взял с собой ничего!

Женщина подняла голову и, отыскав глазами шахту, с ужасом поняла, что края отверстия немного оплавились. Но проблема заключалась также и в другом: она просто не могла дотянуться до потолка, чтобы проникнуть внутрь. Кажется, она не слишком хорошо продумала план отхода.

В коридоре показались «церберовцы». Хейс во что бы то ни стало нужно было забраться наверх.

Корпус генераторной панели, за которой она не так давно спряталась от техников, был также чуть оплавлен, но мог бы выдержать ее вес. Если изловчиться и воспользоваться им в качестве опоры для прыжка, а потом зацепиться руками за края шахты… и это при том, что она обожжет и руки, и ноги.
Но умирать от меча фантома или выстрелов штурмовиков она не хотела. А времени для разработки другого плана не было.

Хейс взобралась на оплавленный корпус панели и, сцепив зубы от адской боли, прыгнула в сторону шахты, выставив руки вперед. Она не смогла сдержать крика, когда ее руки ухватились за горячий металл, но все же не отпустила. И каким-то чудом смогла подтянуть тело вверх и проникнуть в шахту.
Но далеко уползти она не смогла: в этот момент в генераторную ворвались штурмовики и, заметив, куда делся лазутчик, начали беспорядочный обстрел потолка. Уклоняться женщине было некуда и даже сжаться не представлялось возможным. Она просто замерла, молясь, чтоб произошло чудо.
И, кажется, чудо произошло. Со стороны коридора вдруг кто-то открыл огонь, и штурмовики, загнав в угол свою жертву, сами превратились в загнанных жертв.

Шепард — а кто еще это мог быть — быстро расправился с ними и вошел внутрь генераторной.
— Хейс! — закричал коммандер, оглядываясь.
Криз кое-как нашла в себе силы, чтобы подать ему знак. Она высунулась из шахты, и он помог ей спуститься.
— Боже, — Шепард с ужасом посмотрел на ее обожженные руки и ноги. — Нужно скорее обработать ожоги панацелином! Ты сможешь идти?
Хейс кивнула, хотя не была слишком уверена в этом.
— Держись за моей спиной, — предупредил он и стал пробираться вперед, а она, держась за его плечо, как за опору, старалась не высовываться. — Когда я услышал взрыв, а ты не появилась, пришлось воспользоваться твоим инструметроном, чтобы найти другой путь в генераторную. Идти, конечно, неблизко, и там было полно «церберовцев», но их усилий явно не хватило, чтоб задержать меня.
— Что с группой Гарруса? — спросила она хриплым голосом. Руки ужасно ныли, а боль в ногах становилась все нестерпимее.
— С ними все в порядке, протокол разгерметизации был отключен. Какое-то время они были заблокированы в ангаре, но нашли довольно интересный способ пробраться внутрь станции.
— Мне нужна консоль для входа в систему, — сказала Хейс. — Нужно убедиться, что «пэмы» отключены, и попытаться отключить турели и зенитки. Иначе скоро станция будет разделена по автономным секторам, и я не смогу этого сделать.
— Ты и так уже много сделала, — Шепард проверил лестницу и, убедившись в отсутствии противника, помог ей спуститься. — Если бы не взрыв и перезагрузка системы, ангар с моими друзьями был бы разгерметизирован. СУЗИ почти удалось отключить протокол «Ахиллес», или как он там назывался, но ее действия обнаружили и запустили программу по изменению протоколов — так она пояснила. Сейчас она уже изучает новые директивы или алгоритмы, или хаск знает что. Я всегда говорил, что ничего эффективнее старого доброго взрыва еще не придумали.

Они вышли на нижний уровень, и Шепард, пристрелив раненого, но еще живого мстителя, тянувшегося к своей винтовке, завел Хейс в небольшое помещение, где она увидела свою броню и оборудование.
— Тебя нужно эвакуировать, — вдруг сказал он и уже взялся за передатчик, но она схватила его за руку.
— Нет! Пока я не найду Лину, я отсюда не уйду, Джон!
— Но твои руки… Ты даже оружие держать не сможешь!
— Смогу!
Очевидно, по ее тону он понял, что спорить пока бесполезно. Он помог ей сесть и достал гель с панацелином. Потом быстрыми движениями обработал ей руки и ноги. И наконец вздохнул.
— Если ты наденешь броню, то буфер сразу просканирует твои жизненные показатели и сделает тебе инъекцию стимулятора. Это плюс панацелин сведет боль от ожогов к минимуму. Но, Хейс, шрамы останутся навсегда, если не заняться твоей кожей прямо сейчас. Если тебя эвакуируют, то…
— Плевать я хотела на свои шрамы, — зло прошептала она, почувствовав приступ бешенства. — Я должна найти свою дочь!
— Обещаю, что я это сделаю, — попытался возразить он, но она упрямо покачала головой, так что он нехотя согласился.

Он помог ей надеть броню, настроить инструметрон и натянуть перчатки с ботинками. Как только щиты были активированы, Хейс ощутила, как ей в спину в позвоночник резко вошла игла стимулятора. Она скривилась от боли, но уже спустя секунду почувствовала себя гораздо лучше, бодрей. Боль в руках и ногах мгновенно ушла.
Она кивнула и осторожно взяла у Шепарда свой пистолет.
— Все в норме, — сказала она. — Я справлюсь.
— Хорошо, — это его не слишком убедило, но он постарался сделать вид, что совсем не озабочен ее состоянием.
Хейс огляделась и, пытаясь привыкнуть к странным ощущениям покалывания в своих руках — действие панацелина, усиленного стимулятором, — сверилась с картой.
— Здесь недалеко есть информационная панель. Она мне подойдет.

Шепард кивнул и пошел впереди. Идти было недалеко, ни гражданских, ни солдат они не встретили, так что добрались довольно быстро. Хейс за это время уже успела свыкнуться с тупой покалывающей болью в конечностях и прийти в себя, поэтому, едва она увидела панель, поспешила к ней и стала набирать на консоли команду для входа в сеть «Цербера». Пароль диспетчера, который был подобран ее программой ранее, здесь был бесполезен: у данного сотрудника не было прав входа в системы безопасности. Поэтому Хейс пришлось еще раз воспользоваться своим «кряком», чтобы взломать систему защиты от проникновения. Когда ей это удалось, она проверила, отключены ли все протоколы экстренных мер по станции — оказалось, что да — и сколько времени у нее осталось до разделения станции по секторам.
И громко выругалась.
— Опоздали, — сказала она, сокрушенно покачав головой. — Три минуты назад станция была разделена по автономным секторам. Если я и смогу отключить турели или зенитки, то только в этом секторе.
— Ну что ж, — Шепард, кажется, не слишком на это полагался. — Значит, флоту Альянса нужно выложиться на максимум, чтобы разгромить «Цербер». Ты можешь определить, где находится командный центр Призрака?

Хейс даже криво улыбнулась. Все-таки Шепард читал ее мысли. Она сделала запрос по приоритетам всех секторов и получила список. В самый верхний сектор была перенаправлена большая часть энергии. Там находилось просторное помещение, которое как раз подходило для командного центра, куда ее привели к Призраку на ковер четыре месяца назад.

Она отметила это место как «цель» на своем радаре.
— Готово, — произнесла она. — Теперь можно идти?
— Ты точно в порядке? — на лице Джона отразилась смесь беспокойства и крайней заботы, вызвавшая в женщине приступ раздражения.
— Еще раз спросишь меня…
— Понял, — усмехнулся он. — Тогда пошли.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.09.2015 | 590 | Диверсант, мШепард, Nightingale | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 35
Гостей: 32
Пользователей: 3

Nightingale, Kailana, Grеyson
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт