Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть Пыли. Глава 42. Запирая все звуки

Жанр: драма;
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе;
Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;

Переводчик: Mariya;
Разрешение на перевод: получено;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают Галактике, ничего не стало проще.




В течение десяти секунд ни единый звук не нарушил тишину в салоне такси. Шепард на самом деле считала. Сидящий рядом с ней Хакет смотрел на свои ладони, словно бы пытаясь прочесть по испещряющим их линиям свое будущее и находя его весьма туманным. Шепард знала, что он чувствовал в данный момент.

Гаррус глянул на нее поверх головы адмирала, шевельнув жвалами в немом вопросе. Она отрицательно покачала головой. Лицо его отца не выражало ровным счетом ничего; Вакариан смотрел на Хакета с непроницаемым выражением. Кайден снова надел кепку, натянув ее низко на лоб, и положил руки на контрольную панель, не заводя, однако, двигатель.

Наконец Хакет поднял взгляд и сказал, обращаясь к Шепард:
— Мое отсутствие заметят.

— Думаю, нескоро, сэр. Лейтенант Кортез на другом аэромобиле отправится на экскурсию — пока я разговаривала с прессой, Гаррус позаботился о том, чтобы все в пределах слышимости уверились, что вы намерены показать мне местные достопримечательности, учитывая мое долгое отсутствие. Будем считать, что мы все не в настроении для разговоров, но записи нашей с Гаррусом болтовни хватит, чтобы у тайных слушателей не возникло подозрений.

— Время от времени там будут звучать отвратительные танцевальные хиты последних лет — в наказание за подслушивание, — вставил Гаррус.

— И позвольте заверить вас, — добавила Шепард, — что если кто-то и разбирается в отвратительной танцевальной музыке...

Гаррус смерил ее недовольным взглядом.

— Очень смешно, Шепард.

Ситуация была далека от веселой, но она все же улыбнулась ему. Гаррус покачал головой и расстроенно вздохнул.

Хакет не рассмеялся. Хотя, конечно же, Шепард и не думала, что это произойдет. Сейчас он выглядел так, как обычно выглядят те, кто привык получать всю возможную информацию, но все равно каким-то образом оказались застигнутыми врасплох. Черт, она была прекрасно знакома с этим ощущением. Не совсем отчаяние, но довольно близко к нему — желание уцепиться за что-то знакомое в мире, вдруг ставшем совершенно незнакомым. Пусть даже это что-то знакомое на самом деле являлось ложью.

«От какой правды ты прячешься, Шепард? В какую ложь позволяешь себе верить?»

Учитывая тесноту небольшой машины, Шепард больше не могла списать пронзившую ее дрожь на холод.

— Но прослушка? Кроты? — недоверчиво спросил Хакет. — Шпионаж? Мы только что одолели самую страшную угрозу, с которой Галактика когда-либо...

— И если бы все обитатели галактики были столь же благородными, как вы, ей бы более ничто не угрожало, — объяснил Вакариан с похвальным терпением, которого на его месте, Шепард знала точно, ей бы не удалось продемонстрировать. Он сумел произнести это уверенно, но без критицизма и уж точно без заносчивости. Что-то подсказывало ей, что Каиус Вакариан никогда не тешил себя ложью, какой бы притягательной она ни была. Непроизвольно один уголок ее рта приподнялся в полуулыбку. Неудивительно, что отец сводил Гарруса с ума — они оба были преданы своим идеалам, своей правде, но что если их цели или методы не совпадали? Эта борьба, она подозревала, длилась не один год. — Но, я думаю, мы оба знаем, что это не так — никогда не было так.

Шепард уловила момент, когда недоверие Хакета пошатнулось. Язык его тела говорил о том, что пока еще им не удалось убедить его полностью, но он готов был им поверить, если они смогут привести необходимые доказательства. Ей бы хотелось, чтобы им было что ему предложить.

— По крайней мере выслушайте нас, — попросила Шепард, и Хакет поджал губы — она никогда бы не заметила этого движения, не сиди так близко в тесноте салона такси.

— Если я откажусь?

— Уверена, что не откажетесь.

Когда адмирал бегло улыбнулся, она поняла, что победа за ней.

— Вы играете в карты, Шепард?

Гаррус хохотнул и снова покачал головой. Шепард тоже улыбнулась и ответила:
— Время от времени.

Едва слышимый смешок, явно выражающий сомнение в искренности ее ответа, донесся от Кайдена.

— Никогда не играйте со мной, — сказал Хакет. — И это приказ. Что-то подсказывает мне, что вы разденете меня до нитки.

— Честно говоря, — пробормотал Кайден, — она старается быть беспристрастной при распределении выигрыша и всегда подает отличные напитки, чтобы сгладить горечь поражения.

Шепард подтвердила его слова кивком и, насколько это было возможно, развернулась лицом к адмиралу. Затем с абсолютной серьезностью она произнесла:
— Если вы откажетесь, мне придется заключить, что ваши мотивы вовсе не столь благородны, как я всегда полагала.

— И вы воспользуетесь привилегией Спектров, чтобы задержать меня на неопределенное время? — поинтересовался Хакет, приподымая ладони и пожимая плечами. Шепард заметила, как Гаррус неуверенно посмотрел на отца, хотя тот и не мог этого видеть со своего места. Старший Вакариан шевельнул жвалами, но ничем не выразил своего неодобрения. — Или же это сделает Аленко?

— Мы прибегнем к этой мере в крайнем случае, — подтвердила Шепард. — Но если проблема в вас, то нам придется удалить вашу фигуру с игровой доски.

— Значит, и шахматы тоже. И почему я не удивлен? — вздохнул Хакет. — Вы оба остались верны Альянсу, и мы все знаем, что не обязаны были. Спектры не должны подчиняться командам кого-то вроде меня. — Адмирал сложил руки на коленях, и Шепард не сомневалась, что если бы он стоял, то принял бы свободную стойку, сцепив ладони за спиной. — Раз уж вам удалось убедить детектива Вакариана, следовательно, у вас есть доказательства. Еще до встречи с вами, сэр, я был наслышан о вашей репутации.

Мелькнувшее выражение удивления на лице турианца — приподнятые жвалы, легкий наклон головы, едва заметное движение лобной пластины — настолько напомнили ей Гарруса, что Шепард с трудом сдержала возглас недоверия и смешок.

— Я уже давно вышел в отставку, адмирал. Зовите меня Вакарианом, если хотите, но я бы предпочел просто Каиус. Осмелюсь предположить, что к концу дня нас уже нельзя будет назвать незнакомцами.

Показалось ли ей, что он посмотрел на нее в этот момент? Она не была уверена. Вероятно. Когда Кайден отбыл для выполнения своей миссии под прикрытием, все было иначе. Гаррус не доверял ей до конца. Она сама себе до конца не доверяла. Тогда не было места поцелуям или возвращению жетонов, никакого публичного признания в доверии или шепотом произнесенных слов: «Это означает, что они твои». Шепард снова коснулась знакомых кусочков металла, провела пальцем по зазубренным краям, напоминая себе, беря себя в руки.

«От какой правды ты прячешься, Шепард? В какую ложь позволяешь себе верить?»

Заткнись!

«Скажи мне, — прошипел незнакомый голосок в ее голове. — Скажи мне что-нибудь истинное. Не можешь, верно? Не можешь, не наверняка. Не с уверенностью».

— Можно взлетать, Шепард? — спросил Кайден.

Она нашла взглядом Гарруса, молчаливо переадресовывая вопрос ему легким наклоном головы.

— Да, Аленко, — ответил Гаррус немного напряженным голосом. Шепард бы подтолкнула его плечом, выражая таким образом поддержку и согласие, если бы между ними не сидел адмирал. Лицо его отца почти ничего не выражало, но знаний о мимике Гарруса оказалось достаточно, чтобы заметить легкое одобрение.

— Мне бы не хотелось повторяться, — пояснила Шепард спустя несколько мгновений в ответ на вопросительно приподнятые брови Хакета. — Поэтому прошу вас еще немного подождать.

— Это крайне нестандартная ситуация, коммандер.

Она безрадостно улыбнулась.

— Когда она была стандартной, адмирал? Когда?

***

Гаррус никак не мог понять, о чем думал его отец. И хотя ему не хотелось бы в этом признаваться, этот факт заставлял его нервничать. Он также заметил взгляды, которые Шепард бросала в сторону его отца, однако они скорее были заинтригованные, нежели подозрительные — Гаррус знал, что участие во всем этом Каиуса Вакариана не входило в ее планы. Ему даже стало интересно, помнила ли она их разговоры в грузовом ангаре «Нормандии-СР1», полные горечи и раздражения, которые казались ему таким ребячеством теперь — спустя дюжину смертельно опасных для него инцидентов и войну со Жнецами.

С другой стороны, ему также было интересно, ожидает ли его отец прорыва, который он сам считал неизбежным с того момента, как послал Кайдена на задание. По крайней мере, он не вызвал ее на противостояние. Пока что.

«Привет, пап, познакомься с моей подружкой. Да, человек, Спектр, возможно даже она недостойна доверия, но я надеюсь, что это не какой-нибудь чересчур умный клон. Однако я верю ей больше, чем неделю назад, так что будь с ней помягче».

Здорово. Он шевельнул жвалами, вспоминая, как, прислонившись к барной стойке казино «Серебряный берег», шептал: «Говорят, ты умна, сексуальна и превосходный стрелок».

Эти описания ей тоже соответствовали, хотя он не стал бы упоминать их в разговоре с отцом.

Шепард откинулась на спинку — намеренное действие, призванное успокоить остальных, но Гаррус видел, как напряжено ее тело и как вздернут подбородок. Подыгрывая ей, он оперся локтем на дверцу и немного развернулся лицом к салону. Аленко со свойственной местным жителям уверенностью поднял машину в небо. Движение было не слишком плотным — очевидно, патрули Альянса следили за тем, чтобы поблизости не ошивались ни гражданские, ни репортеры.

Хакет, напротив, подался вперед, якобы для того, чтобы опереться локтями на колени, но Гаррус знал, что адмирал пытается понять, куда они направляются, одновременно следя за лобовым стеклом и за Шепард.

— Не могла не заметить, что собравшаяся встретить нас толпа состояла исключительно из представителей человеческой расы, — сказала Шепард, прощупываю почву в разговоре, как Гаррус делал с помощью ложных выпадов в спарринге. В ее исполнении это выглядело так просто, так обыденно. Замечание Шепард, казалось, привело Хакета в замешательство, так что она добавила: — Что же все-таки происходит? Или вы снова начнете рассказывать о всемирном добре, воцарившемся после победы над величайшей угрозой, которую когда-либо знала Галактика?

На этот раз Хакет поморщился, словно бы слова Шепард действительно являлись физическим ударом, о котором помышлял Гаррус.

— С последней битвы прошло два с половиной месяца, Шепард.

— А память так коротка? — спросила она обманчиво спокойно.

Гаррус заметил в ее словах ловушку, и Хакет шагнул прямо в нее.

— Ресурсы на пределе.

— Точно, нехватка ресурсов. — На челюсти Шепард дернулся мускул. — Виктусу нужно домой, кварианцы хотят вернуться на Раннох. Может быть, они и делятся с турианцами, но запасы декстро-рационов тают. Два с половиной месяца — это почти что год для саларианцев; конечно же, они начинают нервничать. Азари продолжают делать вид, что все еще обладают той властью, которую потеряли. — Улыбка Шепард не нашла отражения в ее глазах. — Если я хоть немного знаю Рекса — а я знаю его очень хорошо — он требует от вас гораздо большего, чем вы готовы дать. Больше еды, больше места, меньше ограничений, меньше правил. Он уверен, что вы обязаны ему, и вы уверены, что он прав, но при этом не знаете, как успокоить силу, способную сровнять оставшиеся силы Альянса с землей.

Ее рука дернулась — краткий спазм, который, как и в случае с челюстью, Гаррус был уверен, оказался непреднамеренным.

Наверняка Хакет и понятия не имел, насколько зла была Шепард, иначе он ни за что не ответил бы на ее вопрос так уклончиво:
— Работа над ретрансляторами... непроста.

Выражение лица Шепард стало еще ожесточеннее, глаза — серыми и холодными, словно новерийское небо, а губы превратились в тонкую линию, так не похожую на ее обычную улыбку, открыто выражавшую досаду.

— Уверена, что так оно и есть, но вы, разумеется, направили на их восстановление весь имеющийся в распоряжении персонал. Конечно же, все ученые, работавшие над Горном, сейчас работают над проблемой починки ретрансляторов.

Хакет ощетинился, прямо как варрен, загнанный в угол и готовящийся атаковать, и неважно, сколь безрассудной будет такая атака. Сколь бесполезной. Шепард даже не пошевелилась, продолжая смотреть на адмирала.

— Земля...

Это была огромная тактическая ошибка. Шепард бросилась в наступление, и ее слова задевали глубоко:
— Земля — лишь одна из подвергшихся атакам Жнецов планет, адмирал. И сейчас тут застряли целые армии, отчаянно желающие вернуться в свои родные миры, о которых они заботятся точно так же, как вы — о своем.

— Моя ответственность...

— Лежит перед народами — всеми народами, которые сделали эту победу возможной, а не только перед теми, кто выглядит, как вы. Окажись я на месте Рекса, я бы тоже пребывала в ярости. Застрянь вы на Палавене или Тучанке, адмирал, полагаю, вам бы тоже хотелось вернуться домой не меньше, чем Виктусу или Рексу. — Шепард покачала головой. — Военные союзы, особенно подобного толка, всегда в итоге оборачиваются неприятностями. Я ожидала, что напряжение между кроганами и турианцами снова начнет нарастать. Но я никак не ожидала, что человечество окажется слабым звеном в этой цепочке.

Она на мгновение прикрыла глаза, беря себя в руки. Это тоже, по мнению Гарруса, было настоящим, а не призванным произвести определенный эффект на публику.

За весь разговор его отец не произнес ни слова, и Гаррус сожалел, что не сидит на месте Шепард, откуда он смог бы по крайней мере прочесть выражение его лица. В конце своей тирады — зловеще спокойной и чрезвычайно колкой тирады — Шепард перевела взгляд на его отца и спросила:
— Я правильно отразила суть вещей в целом, сэр?

— Очень точно, если судить с точки зрения примарха, коммандер, — ответил Каиус, и Гаррус не уловил в тоне его голоса ничего, что позволило бы предположить, что в его словах кроется какой-то двойной смысл. — И я уверен, что и Урднот Рекс согласился бы со мной.

Шепард устало кивнула. Казалось, это подтверждение только добавило груза к ноше, лежавшей на ее плечах, вместо того чтобы облегчить ее. Она снова коснулась жетонов — жест настолько мимолетный, что мог бы оказаться случайностью, но Гаррус знал, что это не так.

Хакет явно ожидал следующего удара, но Шепард удивила его неожиданным вопросом:

— Откуда исходит давление?

Адмирал пораженно моргнул. И если Шепард выглядела буквально придавленной своей ношей, то он вдруг как будто ощутил облегчение.

Еще одна обязанность, которую Хакет переложил на ее плечи. Гаррус прижал жвалы к щекам, чтобы не дать себе высказать свое неудовольствие, и стиснул кулаки, которые, как он знал, не сможет пустить в ход и не вызвать при этом ярость Шепард. Ему до сих пор хотелось найти им применение, заменить все эти слова на удары.

«Он снова просит ее подчистить за собой хвосты. Неудивительно, что он так хотел ее возвращения. Неудивительно, что он не желает делать это самостоятельно».

Шепард — либо не замечая его состояния, либо намеренно игнорируя его — продолжила:
— «Терра Фирма»? «Цербер»? Какая-то третья сторона, связанная с этими двумя? Я была... Я видела, что произошло на Цитадели. — Она шумно сглотнула в полной тишине салона. — Я знаю, что Совет не мог... скорее всего, не выжил. Человечество может обогатиться за счет сложившейся ситуации. Удина наверняка ворочается в могиле из-за того, что не в состоянии воспользоваться этим. — Шепард нахмурилась. — Но Доннел Удина был не единственным политиком, желавшим, чтобы человечество захватило больше власти, чем заслуживает.

— Как я уже говорил, — произнес Хакет, — ресурсы на пределе. Вы... черт, Шепард, вы не ошибаетесь. Только вопрос не в том, кто дышит мне в спину, а в том, кто не делает этого.

— Может быть, дальнейшие объяснения могут подождать, пока мы не окажемся внутри, — предложил Вакариан. Пришла очередь Гарруса пораженно моргнуть — в голосе его отца звучала такая злость, которой ему давненько не доводилось слышать, и в первый раз она была направлена не на него. Ему почти стало жалко адмирала — почти, но не совсем. Гаррус фыркнул. Скорее, совсем не жалко. Вообще ни капельки.

«Шепард не сможет вытащить тебя из этого болота, Хакет. Ради разнообразия, поборись за себя сам».

— Думаю, примарх и Урднот Рекс тоже захотят услышать это объяснение, коммандер.

Плечи Хакета поникли, но Шепард только кивнула, на время отступая, словно боец, ожидающий следующего раунда и не желающий расслабляться.
— Зовите меня Шепард, — сказала она, повторяя его собственные слова и награждая краткой, но теплой улыбкой. — Осмелюсь предположить, что к концу дня нас уже нельзя будет назвать незнакомцами.


Отредактировано. Борланд


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.09.2015 | 548 | 1 | Горсть Пыли, Mariya, Гаррус, фемШепард | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт