Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть Пыли. Глава 37. Боясь утонуть

Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;
Разрешение на перевод: получено;
Переводчик: Mariya;
Жанр: драма;
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают галактике, ничего не стало проще.
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе.



Когда Гаррус вошел в каюту через пятнадцать минут после краткого сообщения Шепард, изменения в настроении были очевидными. Исчезло то чувство почти-обыденности, почти-нежности, почти-нормальности, которое витало здесь несколько часов назад, и на смену ему пришло напряжение столь сильное, что стало трудно дышать. Казалось, даже рыбы в аквариуме плавали медленнее. В последний раз, когда он видел Солану настолько лишенной присутствия духа, она только что выслушала родительскую нотацию о том, как сильно может быть разочарован раздраженный отец.

За годы знакомства с ней Гаррус имел возможность наблюдать за широким спектром эмоций Шепард, и хотя становился свидетелем ее гнева не так часто, тем не менее, был знаком с ним. Черт, да она злилась на него в одну из первых их встреч, когда он застрелил удерживавшего доктора Мишель человека, не подумав о том риске, который несло его действие для заложницы. И все же те ее эмоции скорее можно было отнести к раздражению. Шепард обладала поистине безграничным терпением, и даже Гаррусу хватило бы пальцев на руках, чтобы пересчитать те разы, когда он видел ее по-настоящему разгневанной. Сегодняшний день определенно станет еще одним. Он практически слышал шипение, с которым плавились провода, тиканье таймера, отсчитывавшего оставшееся до настоящего взрыва эмоций время.

Это, однако, не было тем громогласным сотрясанием воздуха, как в случае с проступком Хан'Гаррела. Это даже не было раздражением, которое частенько вызывал в ней Удина. Это был холодный гнев, который он видел после событий на Аратоте, когда она прикидывала, каким образом лучше использовать себя в качестве живого оружия, и Духи помогите тому глупцу, что решит встать у нее на пути. Это предупреждение относилось и к нему тоже. Своевременные остроты хорошо помогали остудить разгорающуюся в ней ярость, но ничто — во всяком случае, ничто из его арсенала — не в состоянии было остановить тиканье этого воображаемого таймера после того, как обратный отсчет уже был запущен. То, что Шепард до сих пор была одета в мягкую толстовку, а не в форму, или в броню, или в официальную одежду, не помогало никоим образом. Не имело значения то, что она дала ему приказ, настояв при этом, что сама отойдет в тень. Не имело значения и то, что она была не вооружена. Эта Шепард, непоколебимая и уверенная в своем праведном гневе, всем своим видом наглядно поясняла, почему Спектров обсуждали приглушенными и полными ужаса голосами. На это имелись вполне объективные причины.

— Где Брукс? — требовательно спросила она, и ее выражение ничего не дало Гаррусу. Ее голос подтвердил, что она на самом деле пребывает в бешенстве: ее гнев был сильнее, чем когда союзники открывали по ней огонь, но слабее того, что она испытывала, когда выяснила, что азари скрывали важнейшую информацию, пока вся галактика не оказалась объятой пламенем войны. Во всяком случае, на данный момент.

Гаррус пересек каюту и остановился в изножье кровати, сцепив руки за спиной и принимая свободную стойку, словно бы Шепард сидела за столом, а не на постели, облокотившись на подушки; его поза была уважительной, но не подчиненной.

— Доктор хочет привести ее в себя постепенно. И я не желаю вслепую ступать в эту засаду. Какого черта, Шепард?

Находящаяся рядом с Шепард Солана дернулась, и положение ее жвал свидетельствовало о беспокойстве. Шепард же даже не моргнула в ответ на его дерзость — что ж, по крайней мере это было ему знакомо. Он хорошо знал этот танец: бери и давай, веди и следуй, иногда одно, иногда другое в зависимости от ситуации. В данный момент они были коммандером Шепард и Советником Вакарианом. Это был разговор о жестоком исчислении войны, о различии между турианским и человеческим пониманием допустимых потерь, разговор без обиняков. Его сестра, несмотря на всю свою наглость, оставалась хорошей турианкой и помыслить не могла о том, чтобы в таком тоне разговаривать с командующим офицером. Сейчас Шепард всем своим естеством излучала властность, и их фактические звания не имели никакого значения.

— Книгу оставила Миранда, — заявила Шепард. — Полагаю, это своего рода предупреждение, что все не так, как кажется на первый взгляд.

— Я бы мог сказать тебе то же самое еще несколько недель назад.

— Я думаю, то, что, начав искать Миранду, Лиара нашла Брукс, не совпадение.

— И ты обнаружила это слово? «Миранда»?

— Нет, — произнесла Шепард, — это «Мири».

Гаррус непонимающе шевельнул жвалами.

— Мне потребуются более весомые доказательства.

Шепард поджала губы, а затем объяснила:
— Этим прозвищем звала Миранду сестра. Что означает одно из двух: либо она не хотела, чтобы всплыло ее имя, но при этом постаралась оставить зацепку, чтобы я смогла вычислить ее, либо она сотрудничает с ними, потому что они удерживают Ориану. Либо и то, и другое.

— То есть, ты имеешь в виду, что ее сестру используют, чтобы Миранда предала тебя?

Шепард покачала головой и сказала:
— Я не могу винить ее за то, что она старается сохранить семью в безопасности. Бог свидетель, в галактике осталось слишком мало семей. — Замолчав, она посмотрела на лежащую рядом книгу. — Я не думаю, однако, что речь идет о предательстве. Она оставила мне эту книгу — книгу о том, что все вовсе не так, как кажется. Книгу, об отражениях, книгу для детей, но являющуюся при этом чем-то гораздо большим.

Наконец-то Солана взяла себя в руки в достаточной мере, чтобы спросить:
— Ты зачитывала цитату из нее. Она... эта цитата важна?

— «Если хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!» Она выделила это — страницу и предложение, но использовала цифры вместо букв. Я уверена, что эта цитата не единственная. А теперь, взломав код, я уверена, что схожие сообщения она оставила и на турианском.

— Ты считаешь, что Миранда умеет писать на турианском?

Шепард невесело рассмеялась.

— Ты сомневаешься в том, что Миранда Лоусон была обучена самым ходовым языкам других рас, а также дюжине распространенных земных? Представь себе, каким преимуществом будет пользоваться тот, кто сможет без помощи переводчика общаться с представителем иной расы на его родном языке. К тому же ей был необходим запасной план на тот случай, если бы я не в состоянии была сыграть роль переводчика. — Покачав головой, Шепард принялась барабанить пальцем по блестящей обложке и продолжила: — Я говорю лишь, что если она нашла эту книгу, то могла найти и другие. Поэтому я убеждена, что она выбрала именно эту не случайно.

— Кто же мог использовать ее? Кто мог бы держать в заложниках ее сестру? Почему... по какой причине она бы сделала это? С тобой.

Перестав барабанить, Шепард несколько секунд смотрела на него, а затем произнесла:
— Но что же она сделала? Подумай над этим. Да, я была в весьма плачевном состоянии, когда вы нашли меня, но... я выздоровела. По большей части. И не стоит забывать, что это Миранда. Раз уж она сумела вернуть меня с того света, то, я уверена, ей не составило бы труда сфальсифицировать сломленную Шепард, которую они желали видеть.

— Но кто это — они? — спросила Солана. — И зачем им так нужно было сломить тебя?

— Без понятия, — призналась Шепард. — Но я надеюсь, что Брукс сможет пролить на все это немного света.

Со вздохом Гаррус поинтересовался:
— Значит, ты все-таки подозреваешь, что каким-то образом во всем этом замешан «Цербер»?

— Я всегда подозреваю, что «Цербер» каким-то образом замешан. А когда это было не так? Но Солана задала по-настоящему важный вопрос: зачем? Если бы вы сразу доставили меня на Землю, я могла бы стать объектом всеобщей жалости, но я не вижу, какую выгоду смог бы извлечь «Цербер» из жалости к когда-то великой коммандеру Шепард. — Она замолчала и сжала пальцами переносицу. — И это снова возвращает нас к Брукс. Ты никогда не спрашивал себя, почему клон — другой клон, являвшийся делом рук Брукс — избрал столь странный путь? Их тактика не выдерживала никакой критики, а цели были весьма туманными. Кража «Нормандии» — это одно, но что она намеревалась делать с ней потом? — В ее голос снова вернулся холод, и она продолжила: — Мне не нравятся туманные заговоры, Гаррус. Они походят на секреты.

— И ты ненавидишь секреты.

— Я презираю секреты.

В этот самый момент прозвучал звонок входной двери. Шепард подняла взгляд, и хотя ее голос звучал уверенно, в ее глазах Гаррус увидел мольбу, когда она сказала:
— У меня с Брукс старые счеты. Может быть, позволишь мне самой разобраться с этим делом?

Он склонил голову.

— Как тебе угодно, Шепард.

Слабая улыбка, ставшая ему ответом, хранила отголоски тепла.

— Как в старые добрые времена?

— Я рядом до самого конца.

Солана скривилась, а Шепард заметила:
— Будем надеяться, что фигурально выражаясь. — С этим она закрыла глаза и глубоко вдохнула, словно актер, собирающийся выйти на сцену. — Войдите, — с вернувшейся в ее голос ледяной яростью позвала она.

Что бы ни предприняла доктор Чаквас, Брукс действительно не выглядела сонной, когда Самара ввела ее в каюту. Подхватив стул, Гаррус поставил его в ногах кровати, предоставляя Шепард роль допрашивающего. Брукс встретилась взглядом с Шепард, и ухмылка, не успев сформироваться, исчезла, оставляя на ее лице беспокойство.

— Благодарю, — сказала Шепард. — Доктор Чаквас, Самара, могу я попросить вас подождать снаружи?

— Ты уверена, что это мудро, коммандер? — спросила Самара.

— Я считаю, что Гарруса вполне хватит, чтобы держать ее в узде. Разумеется, если она ценит свое второе колено.

Беспокойство на лице Брукс переросло в открытую тревогу. Гаррус даже поверил в искренность этих эмоций.

— Я бы предпочла, чтобы юстицар...

— А я бы предпочла обратное, — перебила пленницу Шепард. — В этом помещении, на этом корабле, боюсь, мои желания бьют твои. Самара, Кэрин.

Азари осталась все такой же безмятежной, тогда как доктор явно выглядела встревоженной. Шепард, однако, ничего не добавила. Она даже не улыбнулась. Она просто вперилась взглядом в бывшую оперативницу «Цербера», ничего более не предпринимая, пока двери каюты не закрылись, оставляя их вчетвером под светом размытых звезд.

— Что ж, Майя, — начала Шепард насквозь фальшивым дружелюбным тоном. — Мне кажется, пришло время урока по истории. Как у тебя обстояли дела с историей? Надеюсь, хотя бы на троечку. Никто не станет обвинять тебя в недостатке ума.

Шепард сложила руки на коленях и продолжила:
— У мифического Цербера было три головы. Может быть, изначально «Цербер» и олицетворял крестовый поход одного человека, его борьбу против того, что его раса оказалась подмята другими более развитыми расами инопланетян, которых не волновали Земля или ее жители. Черт, я даже готова поверить, что изначально он на самом деле действовал в интересах человечества. Но невозможно охранять ворота в ад, не впуская в свою душу темноту.

Брукс бросила взгляд на Гарруса и чуть сдвинулась в сторону от него, стараясь переместить стул. Он положил ладонь на спинку, удерживая стул на месте. Не обращая внимания на старания Брукс, Шепард продолжила в той же повествовательной манере:
— И вот, Майя, где ты можешь нам немного помочь. Я начинаю подозревать, что, возможно, структура террористической организации в конце концов стала напоминать мифологическую собаку. Призрак был самой большой головой, расположенной по центру, лицом организации, так сказать, на которое все смотрели. Но у него были заместители — другие головы, делающие другую работу, рассказывающие другие истории. Более того, я считаю, что у человека, идущего по дороге, по которой шел он, имелись нервные друзья с собранными в тайне вещами, готовые в случае чего оборвать все связи и удариться в бега. Как ты, Майя, верно? Ты сбежала до или после того, как поняла, какой ужас он создает с использованием технологии Жнецов?

Пренебрежительно махнув рукой, Шепард снова положила ее на колени и продолжила:
— Не имеет значения. Что на самом деле важно, так это информация об остальных двух головах. Кем они были? Чем занимались? Я подозреваю, что одной из голов мог даже являться Генри Лоусон или кто-то вроде него. Занимался научно-исследовательскими работами. Но кто был третьей головой? Где же признание? Я знаю, Призрак стремился к нему. И я также знаю, что ты достаточно коварна, чтобы располагать этой информацией, не так ли?

— Я не знаю — я сбежала.

Шепард прищурилась, а ее улыбка стала еще холоднее.

— Попробуем еще раз. Кто должен был обеспечивать политическую поддержку, приди нужное время? Может быть, «Цербер» прикармливал политических союзников? Старался выступить против Альянса? Внедриться в него?

— Откуда мне знать? Я... я работала в отделе исследований и разработок, как тебе известно. Я занималась техникой и биологией.

— Что насчет психологии?

— Можешь считать это моей сильной стороной. — Словно бы сама услышав в своих словах отголоски заносчивости и опасаясь последствий, к которым это могло привести, Брукс добавила: — В конце концов, у нас всех есть такие стороны. Какой смысл отрицать это.

— Зачем тогда тебе потребовался клон, если ты не собиралась лезть в политику? Насколько я слышала, коммандер Шепард довольно известная фигура. Тот, кого интересует только исследования и разработки, не захотел бы и близко приближаться к кому-то — чему-то — столь заметному.

Брукс с силой вцепилась в края стула; ее плечи были видимо напряжены.

— Она задала тебе вопрос, — прорычал Гаррус, и Брукс подпрыгнула, словно бы позабыв о его присутствии. Она открыла рот, будто бы силясь что-то сказать, но так и не издала ни звука.

— Молчание — не самая лучшая тактика, — предупредила Шепард. — Как и попытки разозлить меня еще сильнее. Будь я на твоем месте, Майя, я бы начала говорить.

— Мне нечего тебе сказать, так что давай, вели своему ручному турианцу снова в меня выстрелить. Лекарства доктора весьма неплохи.

Улыбка Шепард стала поистине ледяной; казалось бы, ее глаза утратили зеленый оттенок, на место которого пришел серый цвет новерийской стужи.

— Что ты знаешь о Протее?

Брукс растерянно моргнула, очевидно, не ожидая подобного вопроса. То же самое чувство посетило и Гарруса — он не помнил, чтобы Шепард когда-либо упоминала это название. Не дожидаясь ответа, Шепард добавила:
— Что, правда? А ведь ты такой знаток моего послужного списка. 2180 год? Индивидуальная миссия по внедрению? У нас было подозрение, что отделение террористической группировки обосновалось на новенькой колонии. Ничего не звучит знакомо?

Брукс покраснела и вздернула подбородок в практически вызывающей манере.

— За эту миссию меня наградили тремя медалями, — сказала Шепард, и если не обращать внимания на то, как она еще сильнее прищурила глаза, и на дергающуюся мышцу на ее челюсти, ее тон можно было бы назвать мягким. — Медалей могло бы быть четыре, но за убийство людей во сне, какими бы необходимыми эти смерти ни были, Звезду Земли не дают. Но все равно награда весомая. «Ох уж эта Шепард, — говорили они. — Дай ей необходимую мотивацию, и она сделает что угодно».

— В твоем досье нет ни слова о Протее. А ведь я сумела влезть даже в твое засекреченное дело Спектра, должна тебе напомнить.

Улыбка Шепард стала шире и вместе с тем опаснее. Солана выглядела так, словно прикидывала радиус поражения и не очень-то высоко оценивала свои шансы на выживание. Гаррус мог бы сказать, что ей не о чем беспокоиться — Шепард не допускала сопутствующих потерь — но решил, что ее видимое беспокойство только добавляло остроты моменту, чего она никогда не смогла бы добиться, притворяясь.

— Должна мне напомнить? — усмехнулась Шепард. — Должна мне напомнить? Ох, Майя, ты ничерта обо мне не знаешь. Записи о Протее были удалены из моего досье, как и записи о еще двух дюжинах индивидуальных миссий. Все награды, полученные мною во время этих операций, были связаны с менее политически... сомнительными миссиями.

— Военные не...

— Военные, — рявкнула Шепард так резко, что Гаррус чуть не подскочил, — делают то, что требуется. Особенно, когда дело касается работающих над тайными миссиями оперативников. Порой это означает, что они уничтожают бумажные следы, чтобы не дать подобным тебе наложить лапы на эти сведения. Порой это означает, что никакого бумажного следа и вовсе не существовало. Ты знаешь, что адмирал Хакет сделал, прочитав мой отчет по Аратоту? Он вернул мне его. Разумеется, я сделала то, что могла, и, разумеется, он не мог публично поблагодарить меня за это. — Шепард подняла руку и коснулась белого символа N7 на груди. — Думаешь, что понимаешь это, да? Что это выражает? Что означает?

— Конечно же, я...

— Нет, — перебила ее Шепард. — Ты и в самом деле очень умна, Брукс. Я признаю это, ведь когда-то тебе удалось обвести вокруг пальца и меня. Чем раньше ты поймешь, что этого никогда не повторится, тем быстрее закончится этот разговор, и ты сможешь вернуться под опеку Самары. На кого ты работала, когда украла клона?

— Не то чтобы я ее крала — она охотно пошла со мной сама.

— Гаррус, — сказала Шепард, и ее голос не изменился ни на йоту, ее взгляд не покинул Брукс, — вывихни ей плечо.

— Что?! — воскликнула Брукс, дернувшись прочь, но раненая нога не позволила ей отстраниться. — Это не... ты не...

Гаррус потянулся к дрожащей женщине, но Шепард жестом велела ему повременить.

— Я не что? — Каждое произнесенное слово походило на смертоносную пулю. Шепард всегда несла смерть попавшему в ее поле зрения противнику, и Брукс негде было спрятаться, негде укрыться. — Не причиняю боль? Не убиваю?

— Не применяешь пытки, — выдохнула Брукс, глядя на нее широко распахнутыми глазами. — У тебя... у тебя есть свой кодекс. Это написано во всех твоих файлах.

— Во всех, что ты видела.

— Я видела их все!

Хищный огонек, горящий в глазах Шепард, был совершенно незнаком Гаррусу, но он обнаружил, что скорее заворожен им, нежели возмущен.

— Я гарантирую тебе, что это не так. Разве я только что не преподнесла тебе урок истории, Майя? Ты невнимательно слушала? — Шепард подалась вперед. — Мне кажется, ты стала жертвой некоторого недоразумения. Что ж, в этом нет твоей вины — в конце концов, все так любят вспоминать Элизиум. Не так часто услышишь о Протее, или Сироне, или высадке Маккрикен. Я могу всадить пулю человеку между глаз, и никто меня не заметит. Если ты считаешь, что я не опущусь до причинения легкой боли, то ты жестоко ошибаешься.

— Нет, — настойчиво проговорила Брукс. — Нет. Архангел — Вакариан — это у него... это он, кто... не ты. Ты просто девочка-скаут, ты лишь говоришь, твоя стихия — д-дипломатия. Ты строишь мосты, а не сжигаешь их. Это было... ты и понятия не имеешь, как тяжело было внушить это клону. Она хотела разрушать, она хотела сжигать. А я хотела, чтобы она была тобой, с твоим умением обращаться со словами.

Шепард пренебрежительно вздернула бровь.

— Так вот что, ты полагаешь, здесь происходит? Ты считаешь, что я хороший коп, а он — плохой? Думаешь, это слабость или нерешительность с моей стороны спасла тебе жизнь в прошлый раз? Думаешь, ты можешь играть со мной, и это сойдет тебе с рук, Майя Брукс? — Шепард кивнула Гаррусу со словами: — Гаррус, плечо. И постарайся, чтобы она не потеряла сознание.

Он положил тяжелую ладонь на плечо Брукс, и та с ужасом прохрипела:
— Подождите, подождите!

— Чего подождать? Пока ты не придумаешь подходящую историю? Я уверена, что ты относишься к тому типу людей, которые говорят правду, испытывая боль. Зачем ты обучала клона? Для каких целей она была нужна? Кто разозлился, когда твоя операция провалилась?

Шепард снова кивнула, и Гаррус сжал руку на плече женщины — не в том месте, чтобы вывихнуть, и не так сильно, чтобы нанести повреждение, но все же достаточно, чтобы причинить боль.

— Я работала одна! — крикнула Брукс. — Я просто хотела... я хотела... отомстить? Я хотела отомстить!

— Майя, — проговорила Шепард, и ее голос звучал очень четко, — я не верю тебе. — Она устало вздохнула. — И мне начинает казаться, что боль окажется недостаточным мотиватором. Знаешь, на Протее я отрезала человеку пальцы. Он оказался крепким орешком и сдался только на безымянном пальце второй руки, но к тому моменту мне уже было важно собрать всю коллекцию. Для симметрии хотя бы. Я люблю симметрию. В конце он заговорил. Кажется, к тому моменту, как мы закончили, я знала имена каждого из его школьных учителей, а также женщин — и мужчин — о которых он допускал фривольные мысли. Может быть, ты станешь более сговорчива, если я начну скармливать твои пальцы моим рыбам? Угорь выглядит довольно голодным.

Датчики визора свидетельствовали о том, что жизненные показатели Брукс вышли далеко за пределы нормы. Никто не может симулировать такой пульс.

— Это какой-то бред. Ты сумасшедшая!

— И ты должна была понять это давным-давно, раз уж психология — твой конек, — заметила Шепард и принялась поглаживать символ N7 на груди — так ласково, словно любимого питомца. — Это? Это означает, что я непредсказуема, Майя. Это означает, что я выполняю работу, невзирая на цену, которую приходится платить. Спроси батарианцев, спроси Жнецов. Спроси Гарруса — он знает. Черт, спроси своего мертвого гребаного клона. — Она махнула в сторону стола. — Там, в нижнем ящике, лежит ритуальный нож. Он довольно тупой, но должен сносно резать пальцы. А дополнительная боль поможет развязать язык.

— Духи, — прошептала Солана, прежде чем прикрыть рот ладонью. Шепард не обратила на нее никакого внимания.

Брукс же, напротив, посмотрела на турианку. Не сводя с нее взгляда, она произнесла:
— Ты... ты... не можешь позволить им сделать это.

— Говори, — взмолилась Солана, и острые нотки ужаса в ее голосе были слышны даже для человеческого уха. — Тех, на кого ты работаешь, здесь нет. Духи, говори!

Брукс открыла рот и снова его закрыла. Приобретя весьма нездоровый цвет лица, она прошептала:
— Они убьют меня, если узнают, что я заговорила.

— Я убью тебя сейчас, если ты продолжишь молчать, Майя. Ну, или позволю это сделать Гаррусу. Он изначально был против сохранения твоей жизни, а ты к тому же умудрилась вывести его из себя. Он... бывает пугающе изобретателен в свершении правосудия. Мне практически любопытно, что он сделает с тобой, если получит такой шанс.

Брукс опустила голову. Ее сердце по-прежнему колотилось с повышенной скоростью, и Гаррус находился достаточно близко, чтобы слышать ее частое и поверхностное дыхание.

— «Т-терра Фирма» сделала «Церберу» предложение. Ты втерлась в доверие к Совету, и они оказались.... оказались не на хорошем счету. Однако у них были свои люди, и у этих людей были деньги. После финансирования проекта «Лазарь» и учитывая растраты на исследования технологий Жнецов... Призрак едва не обанкротился. Ему были нужны деньги, а им — формальный лидер.

— Клон?

— Если бы коммандер Шепард примкнула к «Терра Фирма», это кое-что бы значило. И они знали, что у «Цербера» были... были какие-то связи с тобой. Они хотели нажиться на этом. Разумеется, они опоздали — к этому моменту ты уже показала Призраку средний палец и разорвала с ним все отношения.

— Да, они когда-то уже пытались склонить меня на свою сторону. Я не согласилась на это тогда, и я тем более не согласилась бы сейчас, — сказала Шепард, пожав плечами. — Если бы клон преуспел в своем перевороте, я бы не смогла остановить Жнецов. Вы бы все погибли. Это был очень недальновидный план. Мне никогда не понять, почему каждая чертова раса решила, что вторжение гигантских разумных машин возвестило благоприятное время для политических разборок.

Брукс взяла себя в руки, намереваясь уйти в оборону, но прежде чем она успела сделать это, Гаррус сжал ее плечо так, что она снова вскрикнула.

— Вот почему... о, Боже, хватит! Вот почему мы так долго выжидали. Мой... наш... мы знали, что Горн практически построен. Ты собрала всех своих союзников. Мы не... ай... мы не ожидали, что в конце все снова сойдется на тебе. А клон был способен практически на все, на что была способна ты. Она была на самом деле... ай, черт... она была очень умна. Ты сумела разбудить все самое худшее в ней.

Шепард снова улыбнулась своей новой хищной улыбкой.

— Что ж, я уверена, она не первая, кто так считал. Твои люди снова связались с тобой, после того как Лиара нашла тебя? Что ты должна была сделать со мной здесь?

— Я не сделала тебе ничего. Да, я много чего наворотила, но клянусь, я... не имею отношения к тому, что с тобой случилось. Я думала... думала, что если приведу тебя к ним, они простят мне тот колоссальный прокол, что вышел с прошлой миссией. Я думала... что, возможно, сумею направить сломанную версию тебя по тем же рельсам, что и сломанную версию ее.

— Сладкими речами и ложью? — Улыбка исчезла с лица Шепард. — Ты мне совсем не нравишься, Майя Брукс. Мне нужны имена, связи. Я хочу, чтобы ты позволила Самаре просеять твой разум через сито. Или же, и этот вариант импонирует мне больше, я разрешу Гаррусу воплотить в жизнь его творческий потенциал. Выбирать тебе. Никаких компромиссов.

И снова Гаррус сжал ее уже покрытое синяками плечо. Отчасти он даже с уважением относился к тому, что она все еще боролась — боролась с ним, боролась с ними. С другой стороны, он желал, чтобы Шепард сдержала свое обещание.

— Азари, — всхлипнула Брукс наконец. — Отдайте меня гребаной азари, о, Боже.

— Уберите ее с моих глаз, — велела Шепард, многозначительно прочистив горло. — Я убью тебя, если ты мне солгала, Брукс. Подумай над своей историей. Если обнаружишь что-то, чем захочешь поделиться до того, как в дело вступит Самара, возможно, я даже буду столь же милосердна, как и на этот раз. Возможно.

Гаррус проводил Брукс до двери, помогая ей перемещаться на все еще заживающей ноге. Она не смотрела на него, и ни усмешка, ни здоровый цвет не вернулись на ее лицо. Если она и имитировала свое состояние, то ее талантом можно было бы восхититься. Опасаясь, что она может решить покончить с собой до того, как ее непреднамеренное предательство будет завершено, он велел Самаре не спускать с пленницы взгляда, а затем вернулся к постели Шепард. Солана успела переместиться в другую часть помещения, и теперь наблюдала за ними с едва скрытой тревогой.

Тем временем Шепард обессиленно откинулась на подушки. Ее лицо порозовело, холодная маска исчезла, обнажая изможденность.

Гаррус присел рядом и коснулся рукой заживающих следов от ожогов на ее щеке. Он был уверен, что и эти шрамы со временем исчезнут, как и все остальные. Бедная Шепард. Постоянно обновляемая и не имеющая даже доказательств перенесенных страданий, служивших бы своеобразной медалью за отвагу.

— Этого ведь не было, да? Протеи. Э... отрезания пальцев?

Она устало улыбнулась, но эта улыбка была теплой.

— Было убедительно?

— Пугающе убедительно.

— Я видела это как-то раз по видео — пытку с ножом. Угрозы достаточно. Большинство сломается еще до начала активных действий. — Она вздохнула и закрыла глаза. — Я была уверена, что она поймет, что я блефую.

— Это еще может произойти — она хорошая лгунья.

Шепард кивнула.

— Посмотрим, что скажет Самара. — Она приоткрыла один глаз и усмехнулась ему. — Но мы оба знаем, что я отлично играю в Скиллианскую пятерку.

— Я никогда не буду играть в карты с тобой, — пробормотала Солана практически себе под нос, но по крайней мере она явно больше не пребывала в ужасе и не опасалась за свою собственную жизнь.

— Ну и почему, — спросил Гаррус, наматывая локон волос Шепард на палец, — мы так спешим на Землю?

— Потому что, — ответила Шепард с несчастным стоном, — именно там находятся политики.


Отредактировано. Борланд


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 14.07.2015 | 706 | Горсть Пыли, Mariya, Шепард, Гаррус | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 48
Гостей: 43
Пользователей: 5

Kailana, Лунь, Grеyson, bug_names_chuck, Rob_zombie
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт