Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Свежий ветер. Глава XXXIV. Загробная жизнь. Часть 3

Жанр: романтика, ангст;
Персонажи: фем!Шепард/Кайден Аленко;
Автор: LockNRoll;
Оригинал: Fly By Night;
Перевод: Mariya (Mariya-hitrost0), разрешение на перевод получено;
Статус: закончен;
Статус перевода: в процессе;
Аннотация: Она ушла из банды «Красных», сжигая за собой мосты, и обрела новый дом в Альянсе, став элитным бойцом с пугающей репутацией. Лишь один человек сумел разглядеть ее истинную сущность за тщательно воздвигнутым фасадом, и она, наконец, поняла, каково это — иметь что-то, что ты боишься потерять. Фанфик охватывает все три игры Mass Effect.
Описание: Несколько месяцев минуло с окончания войны со Жнецами, но путь к восстановлению оказался гораздо более сложным, чем кто-либо ожидал, и затаил в себе новые вызовы.




************
Кайден
Мне уже давно следовало бы привыкнуть. Я должен был знать, что сегодняшний день просто не может не пойти наперекосяк, что все, связанное с Дженой, обязательно имеет подводные камни. Она слишком знаменита, слишком безрассудна, и хотя я был вне себя от ярости, что наемники выбрали для нападения именно этот день, все произошедшее меня вовсе не удивило. Я до сих пор злился. Казалось, судьба дразнила нас, подарив несколько месяцев абсолютного покоя, в течение которых наше стремление просто быть рядом друг с другом выросло до небывалых высот, затем пообещав этот замечательный день и вдруг отобрав все в последнее мгновение. Все это совсем не смешно, ведь она могла погибнуть. Я мог найти лишь ее бездыханное тело, мог опоздать, не успеть оградить ее от самого худшего. Только ее упрямство и моя решимость спасли ей жизнь.
Мне уже давно надо было привыкнуть, что с Дженой ничего не бывает просто. По крайней мере, она стоила любых трудностей.
Мы находились в ее квартире, но об отдыхе и речи не шло. Прежде чем подняться наверх, Джена сказала, что покажет мне свои новые апартаменты позже – и я вполне понимал, почему: они были огромны. Я остался в гостиной рассылать сообщения с моего инструметрона. Теперь мы исходили из предположения, что все каналы связи Шепард взломаны, а потому я использовал свой собственный канал Спектра, чтобы собрать всю возможную помощь. Джокер передал сигнал бедствия всем членам «Нормандии» - и бывшим, и настоящим, и я был поражен количеством откликнувшихся. Кто-то уже находился на Цитадели по дипломатическим или личным делам, кто-то в данный момент спешил сюда. Как и я, некоторые получили сообщения якобы от Шепард, но теперь мы знали, что они ложные. Полученное мной сразу после стыковки со станцией письмо было кратким, безэмоциональным и сбивающим с толку. В нем говорилось, что она занята каким-то неотложным делом, и что мне надлежит встретиться с ней позже вместе со «всеми остальными». Разумеется, я сразу понял, что тут что-то не так, но, по-видимому, враг перехватил мое ответное сообщение. Когда от Джокера пришел сигнал бедствия, я находился у зала Совета и даже не стал задаваться вопросом насчет того, что же случилось. Все, о чем я только мог думать – это как можно скорее добраться до Джены.
Согласно ложным сообщениям, что мы получили, нам следовало появиться у нее в квартире по одному с интервалом в тридцать минут. Как Шепард справедливо заметила, этого времени вполне достаточно, чтобы убить ничего не подозревающего и скорее всего безоружного члена команды, навести порядок и приготовиться к следующему гостю. Все это казалось довольно зловещим, так что Джена сразу же запустила систему безопасности квартиры, которая принялась проверять все помещения на наличие жучков, бомб и тому подобного. Поиски ничего не дали, что вполне могло означать, что бандиты были предельно осторожными, однако, учитывая, что все предполагаемые жертвы должны были являться по очереди, я решил, что бомба весьма маловероятна, о чем и сообщил Джене.
Брукс, принявшая на себя обязанности советника по информационной безопасности, настояла на том, чтобы Шепард не пользовалась своими личными каналами связи, а также на непривлечении к происходящему кого-либо еще, чтобы и их не подвергать опасности. Джена согласилась с ней в том, что касалось внешних организаций, но заявила, что на жизни тех, кого она хотела бы видеть в качестве боевой поддержки, и так покушались, и она не собирается держать их в неведении. Кроме того, она ничего не имела против осведомленности врага о численности собираемой ею армии – черт, она была этому даже рада.
Время перевалило за полдень, и теперь мы уже не сомневались, что происходящее никак нельзя назвать «пустяком». Вряд ли мы разрешим ситуацию в ближайшее время.
Я нахмурился. Я ведь не так уж много и просил – всего лишь пару часов наедине с ней, что угодно, лишь бы восполнить то, что мы снова потеряли по прихоти судьбы. В конце концов, вовсе не так я представлял себе нашу первую за несколько месяцев встречу.
Словно бы услышав мои мысли, Джена спустилась вниз, одетая в простую удобную одежду, так сильно контрастировавшую с испорченным платьем. Жаль, что я не смог насладиться видом ее до всей этой заварушки. Конечно, я считал, что она выглядит сногсшибательно в любом наряде, но возможность увидеть ее в чем-то длинном, и облегающем, и в общепринятом смысле красивом стала бы напоминанием о той жизни вне «Нормандии», что ждала нас буквально за ближайшим поворотом, и которую мы получили бы, если бы сумели прожить хоть один день без больниц и сражений.
Наши взгляды встретились, и я уже собирался спросить, как она себя чувствует, но в этот момент входная дверь открылась, и в квартиру вошла Лиара в сопровождении Глифа. Мы поприветствовали друг друга – тепло, но в силу обстоятельств кратко. Как оказалось, Лиара находилась на Цитадели в качестве неофициального Советника азари и пришла, как только получила мое сообщение.
Время и место были неподходящими для того, чтобы наверстывать упущенное, и, отправив Глифа на повторную, более тщательную проверку квартиры на предмет жучков и взрывчатых веществ, Лиара принялась слушать рассказ Шепард о том, что случилось. Поиски электронного помощника Лиары также ничего не дали, и я предложил сосредоточиться на единственной зацепке – двух единицах оружия, что Джена отобрала у наемников. Мы все пришли к единому мнению по поводу того, что не стоит просить помощи у кого-то вне нашего круга. Брукс все продолжала настаивать, что в противном случае мы подвергнем опасности чужие жизни, и, принимая во внимание тот факт, что Шепард до сих пор винила себя в нерасторопности, повлекшей ранение Бейли во время попытки переворота на Цитадели, я знал, что она не станет напрасно рисковать. Во всяком случае, не сейчас, когда дело являлось настолько личным.
Когда все остальные занялись разгадкой тайны оружия, Джена подошла к окну и, сложив руки на груди, тяжело вздохнула. Воспользовавшись недолгими мгновениями спокойствия, я обогнул камин, укрывавший нас от непрошеных взглядов, и присоединился к ней.
- Ты как? – тихо спросил я. Она обернулась ко мне, и выражение ее лица представляло собой смесь волнения и злости.
- Я в бешенстве, - ответила она, усмехнувшись, и снова перевела взгляд в окно. – Я полагала, что моя репутация защитит меня от подобных случаев, но, очевидно, я заблуждалась. Я всего-то хотела провести хорошо один-единственный день. Да я месяцами на стену лезла от скуки, и в тот самый день, когда мне необходим был покой, все пошло… - Джена глянула на меня. – Ну… ты понял.
- Ты жива, - напомнил я. Когда-то этого было достаточно для меня, чтобы считать день успешным.
- Ага. – Она шагнула чуть ближе и взяла меня за руку. – Благодаря тебе. Я прошу прощения за… за то, что произошло на стоянке. Порой я веду себя излишне безрассудно, забывая, почему мне не следует чего-то делать. Я просто… - Она сжала мои пальцы, а затем переплела их со своими. – Иногда я просто не знаю, что бы делала без тебя. Правда.
Она озадаченно нахмурилась, словно сама удивилась тому, насколько искренни ее слова. Я обнял ее за талию, притянул ближе к себе и поцеловал в висок.
- К счастью, тебе этого никогда не узнать, - прошептал я ей на ухо.
Я почувствовал, как она улыбнулась. Ее щеки покрылись румянцем, а на лице появилось удивление, смущение и вместе с тем радость, а я спросил себя, что заставляло меня когда-либо нервничать в ее присутствии? Наверное, отчасти я до сих пор не верил в то, что она реальна. Джена легко поцеловала меня, не забывая ни на секунду о товарищах, находящихся буквально за углом, о том, что сейчас не время для того воссоединения, которого мы ждали несколько месяцев. Но в тишине и спокойствии ее квартиры было сложно игнорировать изгибы ее фигуры, то, как божественно она пахла и то, как все ее тело подавалось вперед в попытке прижаться к моему, несмотря на по-прежнему остававшуюся на мне большую часть защитных щитков.
Наше разочарование сложившейся ситуацией определенно было взаимным. Надо же, чтобы именно сегодня какие-то идиоты объявили войну коммандеру…
Отстраняясь, я прошептал:
- Так когда я смогу поздравить тебя с днем рождения?
- Не сейчас, - вздохнула она, - во всяком случае, не до тех пор, пока у нас появится возможность отметить его как следует. Наверняка к тому моменту, когда мы разберемся с этими кретинами, в каком-то часовом поясе на Земле по-прежнему будет 8-е число, а даже если и нет, то мне все равно. Это мой первый день рождения, которого я на самом деле ждала, и я намерена получить удовольствие от празднования, - заявила Джена, а затем, очевидно, ей в голову пришла новая идея. – Как думаешь, они выбрали этот день специально? То есть… сначала я полагала, что это связано с прибытием Советников и с ожидаемой через несколько циклов церемонией, но… что, если это действительно все только из-за меня?
Это было вполне возможно. Черт, чем больше я об этом думал, тем более вероятным это представлялось, и эта мысль меня совсем не радовала. Как агент Альянса, как Спектр Шепард обладала некой защитой – стеной бюрократических процедур и поддержкой, за которой она могла бы спрятаться в случае необходимости. Однако если кто-то нацелился на саму Джену – женщину, скрывающуюся за титулами и званиями, то невозможно было предсказать, чем все обернется. До тех пор, пока угроза не нейтрализована, ни один из нас не может чувствовать себя в безопасности.
Джена, должно быть, неверно истолковала выражение моего лица, потому что поспешила продолжить:
- И не смотри на меня так – тут дело вовсе не в моем самомнении. Те наемники охотились именно на меня – не на тебя, не на других Спектров. Это что-то личное, а в таком случае, что им надо? Что они обо мне знают? За нападением может стоять кто-то, затаивший на меня обиду со времен войны, а может, еще с тех пор, когда я даже не состояла на службе у Альянса.
- Я считаю, что ты права, - неохотно признал я. – Возможно, они выбрали именно этот день, потому что полагали, что ты будешь поглощена чем-то, или же потому что твой день рождения – отличный предлог собрать всех нас в одном месте. В любом случае, если они охотятся за тобой, значит, они охотятся за всеми нами. Ты никогда не отказывала в помощи членам своего отряда, так что позволь нам вернуть долг. В этом деле мы все вместе. Сообща мы с легкостью разберемся с этой проблемой.
Джена серьезно посмотрела на меня и решительно кивнула, словно подписав этим жестом смертный приговор нападавшим. Кем бы ни был этот таинственный кукловод, он определенно не знал Шепард. Он не знал, как она воспринимает угрозы, какой холодной, расчетливой и безжалостной становится, когда в опасности оказывается что-то важное для нее. Наблюдая за ней на автостоянке и теперь вспоминая ее поведение, я понимал, что отсутствие подмоги не удержало бы ее от попытки уничтожить угрозу своими руками. Однако я также знал, что она благодарна нам за помощь, и что ни один из нас не сомневался ни секунды, прежде чем прийти ей на выручку. Долгие годы ушли на то, чтобы Джена научилась полагаться на других, и я был рад, что она наконец-то поняла, что, по крайней мере, всегда может рассчитывать на меня.
- Рано или поздно и я спасу твою задницу, - произнесла она отчего-то виновато, - и… и я не имею в виду простое прикрытие во время операций. Я хочу сказать, ты никогда и ничего от меня не требовал – во всяком случае, ничего, что не пошло бы на пользу мне самой. Ты все время что-то давал мне, и порой я думаю, что способна только брать, ничего не предлагая взамен, и…
- Джена…
- Нет, я… мне нужно, чтобы ты понял, что я осознаю… я знаю, что мне за многое надо расплатиться. Я не дура и не слепая, я отдаю себе отчет в том, что со мной не так-то просто иметь дело, и что на «Нормандии» все было…
- Джена!
Она замолчала на полуслове и посмотрела на меня, и я знал, что она намерена отнестись к этому абсолютно серьезно, что бы я ни сказал. Проблема заключалась в том, что я прекрасно понимал, о чем она говорила, но мы ничего не могли с этим поделать. Чтобы изменить ее, пришлось бы стереть многие годы ее жизни, и в результате она никогда не стала бы тем солдатом, которым являлась сейчас, с кучей комплексов и покрытым шрамами сердцем, так долго не позволявшим ей впустить меня. Да, общаться с ней тяжело, и, что еще хуже, она и сама прекрасно это осознает и ненавидит, что вовсе не означает, что может как-то изменить. Так что же я мог сказать, чтобы облегчить ее ношу? Как мне объяснить, что все это не имеет для меня никакого значения, и не умалить все, через что она прошла, через что мы прошли вместе?
- Мы дожили до этого дня, - сказал я наконец, - несмотря ни на что, вопреки всему мы выжили. И я не собираюсь отпускать тебя. Мы прорвемся и на этот раз – вот увидишь. Все то, о чем мы мечтали, находится всего лишь по ту сторону этой проблемы. Наш путь был таким длинным, и мы сможем пройти еще немного.
Она снова нахмурилась – задумчиво и несколько неуверенно. Однако, как обычно, нам не суждено было довести этот разговор до конца. Громогласный зов «Лола!», донесшийся от входной двери, возвестил прибытие новоиспеченного агента N7, и Джена улыбнулась в качестве извинения, сжала мою руку и поспешила встречать гостя. Их приветствие началось с крепкого рукопожатия, как принято у простых солдат, а затем Вега сжал ее в объятиях, и она вернула этот жест с широкой улыбкой. Джена рассказывала, что в первые недели после войны Джеймс помогал ей вновь обрести почву под ногами – делал то, что я, находясь в коме, сделать не мог, и я был благодарен ему. Отпустив Джену, Вега подошел ко мне и со словами «рад видеть тебя на ногах» хлопнул меня по плечу. Я ответил ему тем же, так как в последний раз видел его в медотсеке «Нормандии» без сознания.
Я знал, что на этом краткие минуты, что мы с Дженой провели наедине, закончились. И правда: за Джеймсом последовали и другие, каждый разрываясь между гневом на тех, кто посмел покуситься на жизнь их старого командира, и радостью от первой за долгие месяцы встречи с ней. К счастью, так уж сложилось, что любое официальное мероприятие на Цитадели означало, что большинство ближайших союзников Шепард пребывают неподалеку, и почти все они бросили свои дела, чтобы прийти сюда.
Тали, находившаяся на станции в составе делегации кварианцев, пришла вместе с Гаррусом. Вскоре за ними явилась Джек, не объяснившая, что она делала на Цитадели, и сказавшая только, что Шепард не раз спасала ее задницу в прошлом и пришла пора вернуть долг, к тому же она давно не участвовала в настоящем бою. Кортез прибыл, как только передал «Нормандию» команде инженеров, и теперь, оглядываясь по сторонам, я заметил, что в команде не хватает только СУЗИ. Я старался не думать о том, что с ней произошло, пока выздоравливал, но во время путешествия на обновленной «Нормандии» игнорировать ее отсутствие было очень сложно. Однажды я даже поймал себя на том, что уже открыл рот, чтобы спросить ее о чем-то. Конечно же, корабль был оснащен бортовым компьютером, но он ни в чем не превосходил бортовые компьютеры других суден Альянса, а даже если и превосходил, то все равно не мог сравниться с СУЗИ. Я не верил, что когда-либо перестану думать о ее теле как об оружии, едва не лишившем меня жизни, но, очевидно, я ошибался, потому что даже сейчас подсознательно ждал, когда СУЗИ войдет в эту дверь, сцепив металлические руки за спиной, и с привычным внимательным выражением, синтезированным на ее лице. По крайней мере Джокер снова общался с остальными. Я и сам знал, каково это – терять кого-то прежде, чем получаешь возможность осознать, что имел. И пусть даже все явственно ощущали отсутствие последнего члена команды, наш командир по-прежнему был с нами, собирая нас вместе и давая цель.
Весьма сомнительно, что в иных обстоятельствах столь разрозненные индивиды смогли бы сработаться, но под предводительством Шепард мы ощущали себя единым организмом. Иногда я забывал, как на самом деле странно было то, что представители едва ли не каждой расы по первому же твоему зову бросят все свои дела и явятся в условленное место. Казалось, Брукс места себе не находила от волнения, глядя на всех нас, и я подумал, что это, должно быть, из-за того, что, работая в офисе, она никогда прежде не оказывалась в компании столь опытных оперативников, тем более, подобного толка. Джек смотрела на аналитика так, словно от нее плохо пахло, но вскоре перестала обращать на молодую женщину внимание, отвлекшись на разговор с Гаррусом.
Конец беседам положил Глиф, сообщивший, что он нашел несколько имен, связанных с подобранным Шепард оружием. Очевидно, благодаря услугам хорошо развитой сети информаторов, Лиара обзавелась влиятельными «должниками», и те из них, что находились на Цитадели, с радостью помогли выявить стоящих за нападением людей. Организация наемников называлась КЭТ-6, и Шепард с усмешкой объяснила, что это бывшие служащие Альянса, и вылетели они отнюдь не за успешное выполнение работы. Неудивительно, что мы оценили их как недисциплинированных и неорганизованных – да, они были хороши в кратковременном создании паники, но не могли ничего противопоставить сплоченной команде профессиональных солдат. Кто бы их ни нанял, он, судя по всему, пребывал в отчаянии – возможно, потому что не так-то просто было найти организацию наемников, согласившихся бы перейти дорогу коммандеру Шепард и Альянсу, и не только из-за ее личной репутации, но из-за того, что все знали – именно она уничтожила Жнецов и спасла наши цивилизации.
Тали предположила, что «отчаянный» означает «неаккуратный», что было весьма неплохо, а Гаррус возразил, что это также может означать, что организатору нечего терять, и это определенно не то качество, которое кому-либо хочется видеть в своем враге. Брукс предложила сразу же отправиться к поставщику оружия – владельцу казино и незаконному дилеру оружия по имени Кан, но Шепард не хотела бросаться в бой, обладая столь скудной информацией. Никто не сказал вслух то, о чем все подумали – будь в нашем распоряжении искусственный интеллект, все оказалось бы намного проще. Когда же Глиф обнаружил аудиозапись разговора дилера с его заказчиком, мы все молча принялись вслушиваться в зловещий, искаженный специальными средствами голос клиента, сам же Кан сыпал угрозами расправы, как заправский мультяшный злодей.
Совсем скоро выяснилось, что не Кан стоял за нападением – он пребывал в ярости из-за того, что атака была освещена в выпусках новостей, при этом Шепард выглядела героиней, а наемники – жестокими психопатами, с которыми никто не захочет иметь дело, особенно учитывая, что сама Шепард до сих пор жива.
Некоторое время мы потратили на обсуждение идеи найти организатора через Кана, может быть, даже под прикрытием проникнуть в его казино, но в этом случае нам требовался тщательно проработанный план, который все равно мог не дать никаких результатов. Судя по хмурому выражению на лице Шепард, такой подход ей не нравился.
- Он всего лишь пешка, - сказала она неожиданно, ступив вперед и опершись кончиками пальцев о стол – жест, хорошо знакомый тем, кто когда-либо видел Джену во главе совещания. – Скорее всего, Кан не знает ничего, помимо той незначительной информации, которая необходима, чтобы провернуть сделку с оружием. Я не хочу тратить время на кого-то столь незначительного, если в наших силах сразу разобраться с тем, кто стоит во главе. Я ненавижу задержки.
- Тогда что ты предлагаешь? – спросила Лиара. – Аудиозапись слишком низкого качества, чтобы пытаться выжать из нее что-то еще, и Кан остается нашей единственной зацепкой.
Шепард сосредоточенно размышляла.
- Кто бы ни нанял КЭТ-6, он не стал бы изменять голос просто так, а значит, это кто-то узнаваемый, кто-то известный. Верно?
Моей первой мыслью было, что это какой-нибудь правительственный министр, может быть, даже кто-то из Совета, но после всего случившегося это казалось бессмысленным. Шепард никому не создавала проблем, причем уже давно, а кроме того, она спасла их родные планеты, их миры. Так что за нападением стоит кто-то другой, кто-то с личными счетами к Джене, но кто?
К тому же, обычно она не оставляла незаконченных дел.
Шепард подняла взгляд на Брукс.
- Ты говорила, что этот некто охотился за моими каналами связи, записями, удостоверениями и тому подобным, правильно?
- Точно! Мистер Бис… э… моя программа определила, что кто-то действовал, нацелившись именно на вас. Однако я не думаю, что это один человек – атаки подобного размаха требуют немалых ресурсов для подготовки.
- По-моему, похоже на обыкновенного вора личности, - вставил Гаррус, - но это не имеет смысла. Все знают, кто ты, и почти везде используется идентификация по внешности, голосу или отпечаткам пальцев. Обладание твоими удостоверениями им ничего не даст.
- Возможно, они хотели воспользоваться твоим влиянием, а не возможностями, - предположила Лиара. – Имея доступ к твоим записям, можно выдать чью-то волю за твою. Многие, не задавая лишних вопросов, просто сделают то, о чем ты просишь. – Она кивком указала на собравшихся благодаря нескольким ложным сообщениям. – Мы уже доказали, что это работает, на личном примере.
Брукс подтвердила, что это объяснение прекрасно согласуется с теми данными, что ей удалось обнаружить, а, учитывая наши ограниченные ресурсы, у нас все равно не было иных зацепок. Конечно же, Шепард хотела подобраться к организатору покушения напрямую, но до тех пор, пока мы не узнаем, с кем имеем дело, это было невозможно. Молодая аналитик указала на то, что кто бы ни стоял за нападением, он был в состоянии организовать столь масштабную операцию, а Джек добавила, что, судя по используемым наемниками боевым машинам, они имели доступ к подобным средствам вооружения. Все это было спланировано без нашего ведома, и то, что Шепард сумела расправиться с несколькими неорганизованными наемниками, не означало, что противник не извлечет урок из собственных ошибок и не нанесет еще один удар – на это раз гораздо быстрее и точнее. Встреча с Каном начинала казаться единственно возможным планом действий – хотя бы для того, чтобы узнать, с чем мы имеем дело. Я заметил, как Джена глянула на часы, и вспомнил о том, что это день должен был пройти совсем иначе. Жизнь несправедлива.
- Мне это не нравится, - заявила наконец Шепард, скрестив руки на груди и хмуро взирая на висящие в воздухе над столом данные. – Мне не нравится, что мы даем время этому гаду, сосредотачиваясь на мелкой сошке, которая, к слову сказать, вполне возможно, ничего не знает. Даже наверняка не знает, и все это может оказаться тщательно продуманной уловкой, призванной сбить нас со следа и дать им время собраться с силами. Я не желаю играть им на руку, особенно после того, что произошло утром. Сейчас преимущество на нашей стороне, потому что их план не удался, и я все еще жива, но кто бы это ни провернул, он оказался достаточно умен, чтобы взломать мои каналы связи, а значит, может предугадать и то, что мы отправимся за Каном. Я не желаю упрощать им задачу. – Джена вздохнула и опустила голову, вцепившись пальцами в край стола. – Я также не хочу сидеть сложа руки. Учитывая, что мы все собрались здесь, мне кажется, нам следует…
- Коммандер, - проговорил внезапно возникший Глиф и направился к ней, - ваши коды доступа Спектра были применены в Архиве Цитадели.
Джена резко подняла голову.
- Что?!
- Он следит за всей Цитаделью? – с удивлением спросила Брукс, и никто не обратил внимания на стальные нотки, прозвучавшие в ее голосе, будучи сосредоточенными на Шепард. Глиф, в отличие от СУЗИ, понимал приказы буквально, а потому пустился в длительные и подробные объяснения по поводу процессов, позволивших совершить подобное открытие. Джена, однако, довольно скоро прервала его, сказав, что важно лишь то, что злоумышленник не остался незамеченным. Размяв плечи и гневно нахмурившись, она велела всем нам позабыть о правилах и необходимых в таких ситуациях процедурах – если мы оказались чьими-то целями, то и нам положить этому конец. Всем нам.
Кто бы ни начал на нас охоту, он точно не ожидал, что восемь самых смертоносных агентов отправятся на его поиски, одолеваемые жаждой мести.
Когда Шепард велела Брукс тоже собираться, девушка выглядела встревоженной, однако ее тревога вскоре превратилась в шок, когда Джена объяснила, что хочет, чтобы она нашла какой-нибудь защищенный терминал и оттуда наблюдала за происходящим. Когда же Брукс спросила, почему не может остаться в квартире или даже пойти с нами, Шепард недоверчиво посмотрела на нее.
- Ты с ума сошла? – поинтересовалась она. – Милочка, я, может быть, и обязана тебе чем-то, но я не знаю тебя и после сегодняшнего утра что-то не настроена рисковать. Возвращайся к себе в офис, поддерживай с нами связь, а если кто-то попытается тебе помешать, скажи, что действуешь по моему приказу. Понятно?
Брукс выглядела удрученной, словно она была новобранцем, на которого наорал грубый сержант. На мгновение мне даже стало жаль ее, но затем я вспомнил, что какой бы открытой ни была Джена со мной, она все же оставалась великой коммандер Шепард, которая снискала довольно пугающую репутацию явно не своей вежливостью. Кроме того, она была права – после сегодняшних событий нам следовало доверять только проверенным личностям. К счастью, таковых набралось немало.
Джена отправилась наверх, чтобы надеть броню, а остальные занялись последними приготовлениями. Я последовал за ней, чтобы в очередной раз стать свидетелем знакомого ритуала, когда мой командир проговаривала вслух каждый аспект ожидавшей впереди миссии, облачаясь в броню, состоявшую из многих и многих элементов, с такой легкостью, будто уже родилась в ней, а затем зачесывала назад короткие волосы и перехватывала их резинкой.
- Знаешь, - заметила Джена, убирая непослушные пряди с лица, - все это напоминает мне ситуацию, сложившуюся во времена первой «Нормандии». Тогда Совет лишил нас возможности покинуть станцию, тем самым сделав это личным делом каждого из нас. Нам неважно было, что думали другие, какой опасности мы подвергались – мы просто хотели завершить то дело. Мне кажется, что, даже несмотря на все перемены, это…
- … как в старые добрые времена? – подсказал я.
Джена обернулась, улыбаясь так, что мое сердце стало биться чуточку быстрее, и шагнула ближе. Чувство, которое я ощутил, когда наша броня соприкоснулась, одновременно было таким знакомым и таким разочаровывающим.
- Точно, - согласилась Джена и приподнялась на носочках, чтобы оставить на моих губах последний поцелуй.
************
Шепард
Первым я узнала голос, и только когда она вышла из тени, осознала все остальное. Я смотрела на нее во все глаза, чувствуя, как дрожат руки, и силилась понять, что вижу. Смотреть на ее лицо было равносильно тому, что смотреть в треснутое зеркало. Я видела себя, но какую-то искаженную – черты лица были неправильными, как будто кто-то выводил их на память.
Я знала, что чувствуешь, когда задыхаешься. Знала, каково это, когда твои легкие горят и судорожно сжимаются в отсутствии кислорода, а в голове отчаянно стучится одна-единственная мысль: что подчиняющая тебя себе паника каким-то образом спасет твою жизнь. Сейчас я могла только дышать и надеяться, что весь этот день окажется всего лишь гребаным кошмаром.
Она рассказала, кто такая, описала ужасную причину, по которой ее создали. Выражение ее лица было яростным, горьким, злым. Эти же эмоции отражались и на моем лице; гнев закипал в душе от осознания всей этой ситуации.
«Цербер» не только осквернил мое тело, собрав его воедино, словно паззл, помимо моей воли. Они отнеслись ко мне, как к эксперименту, не человеку, но хитросплетению ДНК, с которым могли играть, как им было угодно. Клон подняла голову и заявила, что заберет все, что у меня есть, все, чем я являлась, и я наконец-то узнала, каково было тем, кому я угрожала. Происходящее влияло на меня сильнее, чем должно было бы. Я не знала точно, что это было: шок или страх, но я похолодела, услышав ее слова.
Глядя в ее гладкое, не изуродованное шрамами лицо, я видела версию самой себя, которая справлялась со своей ролью куда лучше меня. В отличие от меня, ее ничего не связывало, ничто не тянуло назад. Она сумела перевернуть мою жизнь вверх тормашками всего за один день, она держалась столь же самоуверенно и самодовольно, а ее янтарные глаза смотрели на мир так же холодно, как и мои когда-то. Она была той личностью, которой мне когда-то хотелось стать, но в какой-то момент все переменилось, мои приоритеты сместились, и теперь я получила возможность увидеть, куда завела бы меня эта жизненная тропа, не сверни я с нее чуть ранее.
Я всегда отличалась от других и, даже будучи ребенком, осознавала это. Во мне было что-то такое, что помогало мне выжить там, где погиб бы другой, выиграть битвы, которые не выиграл бы никто. Однако одно существование этой женщины доказывало мне, что я ошибалась, считая себя особенной. «Ты вовсе не столь уж уникальна, - словно бы говорило ее лицо, - и я докажу это».
Подобные чувства одолевали меня лишь однажды – когда Кай Ленг сумел уйти от меня во второй раз. Никогда прежде я не была так неуверенна в собственных способностях, но никогда прежде я и не встречалась лицом к лицу с кем-то, кто мог бы одолеть меня. Да, эти сомнения не продлились долго – я сумела доказать свое превосходство, но если у кого-то и были шансы против меня, то это у нее.
- Заткнись! – прорычала я, прерывая ее болтовню. – Да как ты посмела решить, что сможешь заменить меня? Ты фальшивка, самозванка, всего лишь провалившийся эксперимент, который должен был исчезнуть вместе с «Цербером»!
- А ты всего лишь тень той, кем когда-то являлась, - бросила она в ответ, сделав шаг ближе. – Ты потеряла все, что делало тебя особенной, теперь ты просто тратишь лучшие годы своей жизни на игру в дочки-матери, позабыв, что…
- Позабыв?! – практически выплюнула я. – Громко сказано, учитывая, что ты всего лишь груда мяса и костей, которая год назад даже не была живым существом.
Она сделала то, что обычно делала я, чтобы прекратить наскучившую мне дискуссию – она остановилась, посмотрела на меня, как на полную идиотку, и лениво усмехнулась.
- Но я знаю все, - сказала она низким, опасным голосом; блеск ее глаз заставил меня сжать кулаки. – Все о нас, проведенных нами секретных операциях, убийствах, которым мы потеряли счет – гражданских, невинных, даже инопланетян. Я знаю это все. Полоран, Алсажес, Сидон, Элизиум – тебя до сих пор называют героем за то, что ты сделала на Элизиуме, не так ли? Мне известно то, о чем остальные здесь не имеют никакого понятия – наше прошлое, наша семья…
- Заткни свой гребаный рот! – прорычала я прежде, чем смогла остановить себя. Тон, которым она все это говорила, задел за живое, и я потеряла контроль. – Это моя жизнь - не твоя, не наша. Ты ничего не знаешь!
Полоран, где я сорвала шлем с поверженного противника, чтобы обнаружить, что закаленный в боях солдат, которого я только что убила – всего лишь мальчишка не более шестнадцати лет от роду, подсадная утка. Сидон, где я позволила сгореть дотла целому жилому блоку, чтобы выиграть несколько нужных мне минут и завершить операцию. Элизиум, где я насмешками буквально вынудила нескольких гражданских, прятавшихся в помещении за моей спиной, предпринять попытку побега, потому что знала – их неминуемая гибель поможет приструнить остальных и опять же даст мне так необходимое время. Это не помешало мне выйти на сцену и получить Звезду Земли за совершенный «подвиг».
Ни одна из этих подробностей не упоминалась в официальных отчетах. Самозванка знала гораздо больше, чем мне бы хотелось. Возможно, она достаточно походила на меня, чтобы суметь отфильтровать секретную информацию через свой скопированный с моего мозг, чтобы понять, чего на самом деле стоили мои достижения.
- Что случилось? – ухмыльнулась она с выражением отвращения на лице и ступила ближе. – Боишься, что я разнесу в щепки твою репутацию героя прямо перед твоими гребаными последователями? Или расскажу, что ты на самом деле чувствуешь? Что тобой движет ненависть к себе и кровожадность, и ты живешь в вечном страхе, что однажды все поймут, что ты в куда большей степени самозванка, нежели я.
Ногти впились в ладони. Я должна убить ее – я знала это, но…
В ее словах я слышала то самое глубокозапрятанное сомнение, которое лежало в основе моей так называемой решительности, репутации бойца, не берущего пленных. За ее внешним самодовольством скрывалась все та же потребность быть любимой, уважаемой или же, если это невозможно, то хотя бы внушающей страх. Более того, она хотела быть мною, не видя причины, чтобы не занять место, которое, по ее мнению, я не заслуживала.
Я попыталась представить, каково бы это было – проснуться в лаборатории «Цербера» с девственно чистой памятью и невредимым телом. Каково это было – узнать, что ты всего лишь дублер легенды, которой тебе никогда не стать, даже несмотря на то, что ты обладаешь теми же навыками и внешностью.
Я знала, как бы отреагировала на это. Не прожив этих последних лет, что привили мне каплю рационализма, я бы опрокинула стол и принялась бы кричать до тех пор, пока не охрипла бы, требуя дать мне шанс проявить себя; я бы бросила вызов этой легенде, показала бы ей, что ни в чем ей не уступаю. Нет, что превосхожу ее. Не имея ничего, не боясь что-либо потерять, я бы позволила страху одолеть меня. Я бы черпала в нем силы на борьбу с женщиной, так часто отдававшей себя без остатка. Может быть, я бы смотрела на нее так же, как этот клон смотрит на меня, и не чувствовала бы ничего, кроме ненависти.
Я снова вернулась мыслями в настоящий момент, и суровая реальность словно окатила меня ледяной водой.
- Пришло время кому-то другому побыть Шепард, - говорила она, прожигая меня взглядом, - ты использовала свой шанс.
Интересно, как много знал «Цербер», как много знала эта самозванка? Знала ли она, что на самом деле означали ее слова? Никто больше не знал.
Я не позволила себе задерживаться на этой мысли. У меня будет время заняться анализом сложившейся ситуации позже. Сосредоточившись, я сразу же нашла вероятный путь к спасению: один из охранников отвел от меня взгляд, его оружие было снято с предохранителя, а гигантская модель Цитадели довольно кривобоко висела над головой. Я ударила наемника в ребра локтем, и он согнулся пополам от боли. В следующую секунду я прижалась к нему, чтобы укрыться от полетевших в нашу сторону пуль, выхватила его оружие и открыла беспорядочный огонь по потолку. Сверху раздался опасный треск, и я едва успела отпрыгнуть в сторону, когда модель упала вниз и разлетелась на куски; я успела, однако, заметить неприкрытую ненависть в глазах моего клона. Все, на кого я когда-либо так смотрела, уже были мертвы. Интересно, может ли она похвастаться подобной статистикой?
Радиоэфир вернулся к жизни – все члены моего отряда поспешили поддержать мою инициативу своими действиями, и только Кайден молчал. Все его страхи, взращенная Альянсом паранойя насчет того, что мое возвращение из мертвых слишком хорошо, чтобы быть правдой, что я могла оказаться роботом, иллюзией, клоном, сбылись в тот момент, когда она вышла на свет.
Я говорила ему, что он спятил, что он не имел права расстраиваться по этому поводу, потому что мне было хуже, но теперь я поняла. Даже несмотря на то, что сомнение пыталось проникнуть в сердце, нашептывая, что моя уверенность в себе и своей личности – всего лишь ложь, я точно знала, кем являлась. Я знала, кем являлась, будучи ребенком, потом убийцей, потом рекрутом. Я знала, что хочу выжить, и если для этого потребуется застрелить «саму себя», значит, так тому и быть.
Но для Кайдена… Вспоминает ли он сейчас обо всем, о чем думал, когда я появилась из ниоткуда после двухлетнего отсутствия? Обо всех тех моментах, когда я заставляла его сомневаться в том, что я именно та женщина, которую он знал на «Нормандии-СР1». Может быть, прежние сомнения вновь поднимаются в его душе: сумеет ли он забыть обо всем, что между нами было, и убить меня, если того потребуют обстоятельства, как солдат, Спектр? Я попыталась представить себе, что мне пришлось бы застрелить человека, выглядящего в точности, как он, и мне стало дурно.
Имя «Шепард» словно эхо звучало отовсюду. Я слышала, как мои товарищи пытаются прийти к соглашению относительно того, как звать эту женщину с моим лицом, обсуждают, стало ли наше появление для нее неожиданностью, или именно так она все и спланировала? Выстрелы звучали прямо у меня над головой, и я чувствовала их жар, но больше ничего. Клон назвала себя Шепард, и я знала, что у меня не больше прав на это имя, чем у нее. Я украла его, чтобы сбежать от прошлых ошибок. Годами я воспринимала эту созданную личность, как тщательно продуманную, но весьма хрупкую ложь. Почему этот клон не может присвоить это имя себе? Она столь же умела, может быть, даже превосходит меня в чем-то, так почему ей не следует заявить права на эту сфабрикованную личность?
В любом случае, нас обеих создали в лаборатории. Я отличалась лишь тем, что к моему костюму из мяса на металлическом каркасе прилагались все воспоминания. Я перетащила одного из наемников через консоль и, вонзив лезвие омни-клинка ему в шею, услышала, что они зовут «Шепард» ее, словно бы это я являлась узурпатором.
Я услышала, как это же имя прокричал кто-то из моего отряда, но не подняла головы, чувствуя себя абсолютно пустой внутри. Они могли иметь в виду любую из нас. Могли использовать имя, чтобы обозначить цель или позвать своего командира. Я знала, что мне следовало ответить, следовало размять будто сведенные судорогой мышцы рук и вернуться к уничтожению наемников, поливающих нас пулями с верхнего яруса, но что-то внутри заставляло меня медлить, и я просто стояла и смотрела, как кровь вытекает из раны только что убитого мною бандита.
- Эй, Лола, ты с нами или как? – перекрывая все остальные голоса, весело крикнул Вега, словно мы находились на обычном задании, и его зов подействовал на меня, как ушат холодной воды. Для всех остальных имя «Шепард» означало легенду – серебряную пулю Альянса, способную решить любую проблему. Но для этих людей это имя ассоциировалось только со мной. Именно я была важна для них, ни набор букв, ни титул, ни даже ДНК. Клон, в данный момент бегущий прочь, не имел ни моих прозвищ, ни моих воспоминаний, ни моих друзей. Она могла стараться изо всех сил, чтобы отобрать мою жизнь, все, чем я являлась, все, что имела, но она не сумеет лишить меня моих товарищей, прикрывающих мне спину. Они представляли собой ту часть моей истории, что произошла на самом деле – я заслужила их дружбу, и будь я проклята, если позволю ей убить их только потому, что она недостаточно хорошая актриса, чтобы они не заметили подмену. Они знали меня гораздо лучше, чем она.
Если клон являл собой новенькую версию меня, то она не обладала моей зрелостью – ведь у меня ушли годы на то, чтобы научиться доверять. Она хотела знать, что во мне такого особенного? Что ж, я покажу ей.
Я рявкнула команду в передатчик, дождалась нескольких подтверждений и выскочила из укрытия прямо в поле зрения отряда КЭТ-6. Они уже подняли оружие, готовясь открыть огонь, но в этот момент мои ребята обрушили на них град пуль, электроразрядов и биотических волн. Боевой клич сорвался с моих губ, и я бросилась вперед с омни-клинком наперевес, прокладывая в рядах врага широкую просеку. Мой отряд воспользовался замешательством наемников и удвоил напор, и в этот момент я заметила застывшего клона, глядящего на поверженные тела у моих ног. Я кровожадно усмехнулась. Мы встретились взглядами, и я видела, что она не понимает происходящего.
В данный момент я не могла сломя голову броситься за ней – впереди нас могли поджидать другие ловушки, а мой отряд пока не закончил с наемниками, так что я ограничилась тем, что, когда она поспешно бросилась прочь, крикнула ей вслед:
- Есть только одна коммандер Шепард, ты, гребаная воровка тел! И это я!

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.12.2014 | 563 | фемШепард, Mariya, Свежий ветер, перевод, Кайден | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 17
Гостей: 13
Пользователей: 4

RazRuSchiTeL, bug_names_chuck, Доминирующее_звено, DanMark
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт