Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Свежий ветер. Глава XXXIV. Загробная жизнь. Часть 2

Жанр: романтика, ангст;
Персонажи: фем!Шепард/Кайден Аленко;
Автор: LockNRoll;
Оригинал: Fly By Night;
Перевод: Mariya (Mariya-hitrost0), разрешение на перевод получено;
Статус: закончен;
Статус перевода: в процессе;
Аннотация: Она ушла из банды «Красных», сжигая за собой мосты, и обрела новый дом в Альянсе, став элитным бойцом с пугающей репутацией. Лишь один человек сумел разглядеть ее истинную сущность за тщательно воздвигнутым фасадом, и она, наконец, поняла, каково это — иметь что-то, что ты боишься потерять. Фанфик охватывает все три игры Mass Effect.
Описание: Несколько месяцев минуло с окончания войны со Жнецами, но путь к восстановлению оказался гораздо более сложным, чем кто-либо ожидал, и затаил в себе новые вызовы.




************

Через шум крови в ушах, звуки выстрелов и крики гражданских я все равно услышала его голос — одновременно озадаченный и гневный.
— Ты использовала меня как наживку? — возмутился Джокер и, с трудом поднявшись, бросил на меня обиженный взгляд.
— Я не специально, — ответила я нарочито спокойно, расстегивая пояс с боеприпасами на таинственном наемнике. — К тому же, ты жив, а у меня теперь есть оружие, так что не жалуйся.
— Ну да, конечно, — простонал он, словно ничуть не удивленный тем, что тихий ланч со мной обернулся перестрелкой. Знакомое чувство. — И что теперь? Отступим? На тебе нет брони, а из меня весьма хреновый стрелок, да и они, вероятно, интересуются вовсе не нами, так что...
Я перебила его, на мгновение выглянув из-за перевернутого стола и выстрелив в бандита, появившегося из-за угла в каких-то трех метрах от нас. Я метила в голову, но попала в шею, и нападавший вскрикнул и прижал руки к кровавой ране. Он споткнулся, и я выстрелила еще раз, на этот раз внеся коррективы и приспособившись к незнакомому оружию. Наемник завалился за колонну. Я услышала, как где-то у входа в ресторан главарь бандитов допытывался, каким образом я раздобыла пушку? Вместо этого я бы предпочла услышать что-нибудь полезное, например, ответы на вопросы: кто посмел прервать мой завтрак, и кому так понадобилась моя голова?
Вновь вернувшись в укрытие, я глянула на Джокера.
— Именно нами они и интересуются, а даже если бы это оказалось не так, то я все равно осталась бы здесь — та офицерша из Альянса что-то знает, и я не позволю этим гадам заполучить ее.
— Но на тебе нет брони, — прошипел он, как будто этот факт мог что-то изменить. В броне или нет, но в меня стреляли, окружающие люди находились в опасности, а агент Альянса оставалась моей единственной зацепкой. Я намеревалась разобраться с наемниками, и отсутствие нужной экипировки не остановит меня.
Кивком головы я указала Джокеру на узкий проход, ведущий на проходящую за рестораном аллею.
— Тогда отправляйся за подмогой — найди кого угодно, и будет совсем хорошо, если они принесут мне оружие, которое способно стрелять прямо.
— Ладно, — кивнул он, осторожно пробираясь к проходу, — только постарайся... ну, знаешь, снова не погибнуть.
Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, я вошла в состояние спокойной сосредоточенности, характерное для меня во время боя. Я понятия не имела, что это за люди, зачем они заявились сюда и чего хотели, зато могла прекрасно представить их себе, оценить слабые точки и оружие и уничтожить даже из этого странно легкого пистолета. К счастью, убранство ресторана было практически полностью стеклянным, и множественные отражения заменяли мне боевой сканер. Я прикинула, что как только покину укрытие, четверо будут прятаться за главной барной стойкой — в их числе инженер, которого следует уничтожить первым. Еще трое в данный момент скрывались в самом конце бара — скорей всего, они надеялись остановить меня дымовыми завесами; последняя троица находилась у самого входа, и именно они охраняли служащую Альянса.
Глянув вбок, я обнаружила группу перепуганных гражданских, укрывшихся под столом в одной из кабинок, и грозно посмотрела в их сторону, стараясь таким образом заставить их оставаться на месте. Их ответные взгляды были полны ужаса, и я осознала, что покрыта брызгами крови того наемника, которому вонзила омни-клинок в горло. Теперь уже бессмысленно строить из себя рыцаря без страха и упрека.
Зарычав, я вскочила на ноги, развернулась, поймала в прицел инженера и выстрелила. Он упал, и, воспользовавшись моментом, я бросила в сторону бандитов пару гранат, надеясь затруднить им задачу. Черт, я так хорошо выглядела, пока эти засранцы не явились и не испортили мой день. Как хорошо, что я все же надела свои армейские ботинки, иначе мое положение могло оказаться еще хуже. Я всегда говорила, что способна на что угодно, пока в моей руке есть оружие, а на ногах — обувь, но мне и в голову не приходило, что однажды буду сражаться в тесном платье.
Я слышала, как наемники подбирались ближе — времени оставалось все меньше. Поспешно задрав подол платья так, чтобы не мешал, я бросилась к бару, осыпая бандитов градом пуль. Когда я уже была совсем рядом со своей целью, материя платья за что-то зацепилась, и, закатившись в укрытие, я услышала звук рвущейся ткани.
Я выругалась, и в этот же момент женщина-наемница показалась из-за колонны справа. Выстрелив в нее и таким образом выиграв немного времени, я осмотрела платье. С одной его стороны виднелся разрыв, и я решила, что для одного дня достаточно пробыла красивой.
— Гребаное платье, гребаные наемники, гребаные гражданские... — бормотала я себе под нос, удлиняя разрыв, пока он не стал доходить до моего бедра. По крайней мере, теперь я смогу нормально двигаться.
У меня не было щитов и амуниции, а в снятом с тела бандита поясе оставалось всего четыре гранаты, но кровь громко шумела в голове, и праведный гнев на тех, кто прервал мой ланч, заставлял считать все это несущественными препятствиями. Мне не нужна броня и боеприпасы, чтобы справиться с ними. Стараясь никому не попадаться на глаза и пользуясь барной стойкой как укрытием, я добралась до ближайшей колонны и затаилась там, слушая звуки шагов. Дождавшись первую жертву, я ухватила его за вытянутую руку, в которой он сжимал оружие, и развернула так, чтобы использовать в роли живого щита. Бандит попытался выстрелить в меня, но даже без брони я оказалась сильнее его и смогла вывернуть его руку так, что вместо меня он попал в другого наемника. Со знакомым электронным звуком из инструметрона возникло лезвие омни-клинка, которое я вонзила в шею врага. Подхватив с пола выпавшее из мертвых пальцев оружие, я метнулась к следующей колонне.
У меня осталось четыре пули на пятерых наемников, и, без сомнения, их подкрепление уже в пути. Что ж, я попадала и в худшие переделки.
Боковым зрением я заметила, как гражданские потихоньку начинают покидать ресторан через незаметный проход в глубине заведения, а затем до меня донесся всхлип служащей Альянса. Почему ее еще не убили? Если ей действительно что-то известно, то на их месте я бы навсегда заткнула ей рот. Возможно, они хотят допросить ее? Черт, этого хотела и я.
Я бросила еще две гранаты, заставляя бандитов отступить, и метнулась к прилавку, располагавшемуся чуть впереди, двумя выстрелами уложив наемника, пытавшегося подняться на ноги. Добравшись до офицера, я ухватила ее за запястье окровавленными пальцами и затащила в укрытие. Она была до смерти напугана и издавала лишь нечленораздельные восклицания, но по крайней мере была жива.
Неподалеку лежало тело наемника, убитого мной в самом начале, и на его поясе я заметила отблеск нетронутых боеприпасов.
Черт возьми.
Рявкнув на офицера, чтобы она оставалась на месте, я зубами выдернула чеки на оставшихся двух гранатах и швырнула их туда, где в данный момент противник собирался с новыми силами. Путаясь в платье, я ползком добралась до цели и уже протянула руку к заветной амуниции, как мимо меня пролетела пуля. Подняв голову, я обнаружила, что стоявший столбом дым прорезают лучи лазерных прицелов, и это открытие заставило меня поторопиться, но было уже слишком поздно. Пули изрешетили пол вокруг меня, и, только почувствовав, как он проседает подо мной, и ощутив сочащуюся отовсюду воду, я осознала, что нахожусь прямо на гигантском аквариуме, который вот-вот провалится, и если что-то срочно не предпринять, то...
Стекло подо мной лопнуло, и я почувствовала, как падаю в никуда в окружении осколков и воды. Я закричала и принялась размахивать руками в надежде ухватиться хоть за что-то, но в итоге меня спасло мое платье, которым я зацепилась за какие-то строительные леса здания. Ткань натянулась до предела под моим весом, и я изогнулась, стараясь ухватиться за поручень, но пальцы соскользнули с мокрого от пролившейся воды материала. Платье порвалось, и я снова заскользила вниз вдоль гладкой, будто лед, стены. В какой-то момент мне удалось ухватиться за оконную раму, но окно распахнулось, и я не сумела удержаться.
Внезапно с весьма болезненным ударом я столкнулась с каким-то уступом и осталась лежать на нем. Перед глазами поплыли огненные круги, и, сплевывая воду, я попыталась вдохнуть. Мышцы пульсировали болью, отдававшейся в костях, но я все же сумела сесть и прислониться спиной к мокрой стене здания.
Мысленно я проверила, все ли кости целы, все ли зубы на месте. Невероятно, но оказалось, что я ничего не сломала, хотя как это возможно при таком падении без щитов — непонятно. Я посмотрела вверх, чтобы удостовериться, что за мной не увязалась погоня, и увидела только разрушения, которые стали результатом моих попыток уцепиться хоть за что-то и замедлить свое падение. Что ж, по крайней мере, мне это удалось.
Что-то щекотало лицо, и, приглаживая волосы, я сняла с головы пучок искусственных водорослей. Чудесно.
Впервые с того момента, как прозвучали выстрелы, я попыталась обдумать произошедшее логически. Я понятия не имела, кем являлись эти наемники, что собиралась рассказать мне та девушка из Альянса, что им всем было от меня нужно, почему они выбрали именно сегодняшний день, и как им удалось взломать наши с Джокером почтовые ящики, чтобы послать эти лживые предложения встретиться. И вот она я, в незнакомой части Цитадели в мой гребаный день рождения с моим красивым платьем, разорванным в клочья, растрепанными волосами, окровавленными ладонями и лицом, и... и...
Все еще тяжело дыша, я с удивлением почувствовала, как на лице расползается широкая улыбка. И я уже несколько месяцев не ощущала себя настолько живой.
Однако я не останусь таковой долго, если не выберусь отсюда. Я не могла рассчитывать на помощь, которую должен привести Джокер, потому что передвижение по полю боя — не его конек. Также не стоило полагаться на прикрытие СБЦ, поскольку никто не знал, где я. Я могла опереться только на свои инстинкты, свою ярость и этот пистолет, и только последний элемент внушал недоверие.
Ухватившись за поручень, я поднялась на ноги и расправила плечи, чувствуя, как хрустят суставы. Осколки стекла расцарапали мне кожу и порезали платье, в результате чего один из рукавов держался лишь на тонком лоскуте ткани, к тому же еще оставался разрыв от самого низа до бедра. Костяшки пальцев были разбиты, как и колени, а когда я вытянула руку, чтобы найти источник резкой боли, обнаружила рану, оставленную чуть зацепившей меня пулей. Давненько я не попадала в подобные передряги без брони, но, в конце концов, убийство являлось моей профессией на протяжении двадцати лет, а потому у меня были все причины считать, что преимущество на моей стороне.
Я двигалась по этой изнанке Цитадели в полной тишине, нарушаемой лишь шорохом моего идиотского платья. Мне определенно не нравилось это место — слишком открытое, легко просматриваемое, и, в отличие от привычного для меня поля боя, здесь невозможно было достать никаких припасов. У меня осталось всего шесть выстрелов, и мне необходимо потратить их с пользой.
— Коммандер? — неожиданно донесся до меня голос агента Альянса из инструметрона. — Коммандер Шепард?
Поднеся инструметрон к лицу, я одновременно нырнула за какое-то нагромождение ящиков, ругая себя почем зря за то, что не додумалась надеть наушник или хотя бы взять с собой оружие.
— Я слушаю.
— Ох, как здорово, что вы живы! — затараторила она, и ее голос звучал немного истерично. — После того, как вы упали, я решила, что... в общем, неважно, главное, что вы в безопасности. Кстати, где вы?
— Сначала скажи, как ты узнала эту частоту?
Оглядевшись кругом, я бросилась к полускрытому в тени дверному проему. Разорванная юбка моего платья колыхалась позади, как плащ супергероя. — Это частный канал, и очень немногие о нем знают.
— Именно об этом я и пыталась вам рассказать, когда напали те бандиты: кто-то взламывает ваши файлы, прослушивает переговоры, а этот канал — один из тех, что оказался скомпрометирован. — Судя по ее сбивчивой речи, девушка, должно быть, пребывала в состоянии, близком к панике, так что я не стала указывать на то, что она не ответила на мой вопрос. — Вероятно, вам вообще не стоит больше пользоваться этой частотой. Вообще-то, мне тоже... Разве что мы станем говорить шифром! Нет, погодите, это глупо. Но я все же смогу помочь вам! СБЦ блокировала район после того, как началась стрельба. Вы все еще где-то рядом?
— Ага, — пробормотала я, стараясь незаметно пересечь открытое пространство и гадая, как много стоит рассказывать, если этот канал действительно прослушивают. — Я вижу границу блокады, но не могу туда добраться. Это совсем рядом со стоянкой аэромобилей на границе сектора. Поняла, где я?
— Я... э... Думаю, да! Да, я вижу это место. От СБЦ не так уж много толку — вероятно, они не знают, что происходит на самом деле, но отсюда стоянка выглядит чистой. Неподалеку есть заброшенный склад, так что, может, вам направиться туда? Оттуда, скорее всего, будет проще вернуться на главную дорогу, но я не уверена — я не очень хорошо разбираюсь в картах, и...
Я перестала ее слушать и со вздохом закрыла глаза.
— ... поэтому я постараюсь чем-то помочь со своей стороны, да? Надеюсь только, что я использовала не слишком много медигеля, потому что я странно себя чувствую. Это нормально? Как вы думаете, мне следует найти врача? То есть, я знаю...
— Ты в опасности? — перебила я девушку, приглушая звук инструметрона, чтобы офицер не выдала мое местоположение своей бесконечной болтовней.
— Нет, я сумела выбраться, воспользовавшись суматохой, и нашла защищенный терминал, но, кажется, я все еще немного не в себе. Я говорила, что меня подстрелили? В меня никогда прежде не стреляли! Это так больно, и...
— Тогда успокойся, — резко велела я. — Сконцентрируйся и помоги мне выбраться отсюда. У меня нет боевого сканера, так что мне нужно, чтобы ты сообщала мне любую информацию о наемниках, включая их передвижение. Ты способна на это или и дальше будешь рассказывать мне обо всякой ерунде, что приходит тебе в голову?
Отчасти я понимала, что она просто напугана и сбита с толку, но с другой стороны, ее состояние не меняло моего положения, и передо мной все еще стояла задача.
— Ага, я постараюсь, — ответила девушка. — Простите, коммандер, я не очень... ну... я не...
— Брукс, — безэмоционально перебила я, утомленная безостановочной болтовней офисной служащей. Судя по всему, отборная команда «Нормандии» избаловала меня, потому что от мысли, что мне придется полагаться на эту девчонку, чтобы выбраться отсюда, начинала болеть голова.
— Да, точно! — воскликнула она, стараясь придать своему дрожащему голоску твердость. — Я поняла, тишина в эфире. Удачи!
Я вздохнула и закатила глаза, а затем, откинув разорванную юбку на одну сторону, принялась взбираться по приставной лестнице на верхний уровень, надеясь, что найду там хоть какие-то признаки цивилизации в отличие от этих переплетений строительных лесов и платформ. Забравшись наверх, я какое-то время бродила там, радуясь своим ботинкам на мягкой подошве, заглушавшей звуки, с которыми я перепрыгивала с контейнера на контейнер. Наконец я достигла последней платформы и уже собиралась спрыгнуть на пол, как заметила группу наемников, прочесывающих здание с обратной стороны. Я присела на корточки и затаилась. Что б я еще раз поверила неопытному желторотому новичку в том, что касается отслеживания перемещения врага. Может быть, мои переговоры действительно прослушиваются?
Шесть патронов и по крайней мере восемь бандитов — каждый из них хорошо вооружен и снабжен очками ночного видения, которые, наверняка, позволяют видеть и через дым.
Тихо дождавшись, пока несколько наемников развернутся кругом и двинутся в обратном направлении, я прицелилась в одного из них и всадила пулю точно ему в затылок. Второй бандит бросился к упавшему, и я убила и его тоже. Остальные стали выкрикивать приказы и громко делиться имеющейся у них информацией, но выстрелы из нового пистолета с тяжелым глушителем пока не выдали моего месторасположения, с которого мне открывался чудесный вид на снующих внизу наемников. Я уничтожила еще двух, прежде чем они осознали, где я, и, словно какие-то насекомые, бросились врассыпную в поисках укрытия. Я последовала их примеру и тоже вжалась в стену.
— Эй, девочки! — прокричала я. — Я здесь, слабо добраться до меня?
У меня оставалось еще два патрона, но я не хотела тратить их без крайней нужды. Я до сих пор понятия не имела, кто эти ребята, но уже поняла, что они заносчивы, недисциплинированны и жестоки — все эти характеристики были мне очень хорошо известны. Такие люди не могут сопротивляться искушению или брошенному вызову.
И действительно, вскоре я услышала, как кто-то поднимается по лестнице на мою платформу. Наемник оказался достаточно сообразительным, чтобы выставить руку с оружием вперед, но недостаточно расторопным, чтобы выстрелить, прежде чем я ударила его ногой по руке, а затем пнула в лицо. Со сдавленным криком он полетел вниз и, судя по донесшимся до меня звукам, в падении сбил еще кого-то. Отлично, путаница в их рядах мне только кстати.
Следующим они послали дрона, который завис неподалеку от моего укрытия, но мне надоели игры. Схватив устройство двумя руками, я со всей силы приложила его об пол, чтобы вывести из строя, а затем швырнула в наемников у основания лестницы. Воспользовавшись их замешательством, я активировала омни-клинок и спрыгнула вниз, позволив наконец вырваться накопившейся ярости. Они посмели перейти мне дорогу и теперь пожнут плоды своей опрометчивости. Кровь покрывала мои руки и лицо, я чувствовала ее медный привкус на губах, прикрываясь телом мертвого бандита, защищавшим меня от выстрелов его прячущихся по укрытиям соратников. Подняв руку, я последними двумя патронами уложила пару идиотов, оказавшихся прямо у меня на пути, и в этот момент услышала прошедший по их радиоканалу приказ об отступлении.
Оттолкнув безжизненное тело, служившее мне щитом, в сторону его поверженных соратников, я прислонилась спиной к нагромождению контейнеров и опустилась на пол. Правый рукав был испачкан кровью — результат активного использования омни-клинка, и мертвые тела вокруг являлись отличным примером разрушения, на которое был способен убийца вроде меня.
Обыскивая убитых наемников на предмет патронов и гранат, я размышляла над тем, сколько еще бандитов рыскают вокруг, и как долго я продержусь без брони и привычной амуниции. Я старалась игнорировать зарождающееся внутри чувство безысходности, но оно все ярче проступало сквозь утихающий боевой пыл. Если бы я знала, кто мой враг, если бы обладала информацией и целями, помимо «останься в живых и постарайся не натворить дел», все было бы не так плохо, но эта неизвестность начинала действовать на нервы, и я все отчетливее понимала справедливость поговорки «один в поле не воин».
Еще несколько лет назад подобная ситуация не волновала бы меня. Несколько лет назад я бы предпочла сражаться в одиночку — в таком случае мне не пришлось бы волноваться, что кто-то задержит меня, станет оспаривать мои методы, но с момента присоединения к команде «Нормандии» я так привыкла к прикрывающему мне спину отряду, привыкла полагаться на других. Более ранняя версия меня испытывала бы отвращение к тому, кем я стала.
— Шепард? — донесся из моего инструметрона голос, от которого мурашки побежали по коже, и я вновь почувствовала себя живой. — Шепард, ты меня слышишь?
Стараясь не думать о том, насколько испуганно звучал его голос, я поднесла кулак к губам.
— Кайден?
— Да, Джокер мне все рассказал. Пожалуйста, скажи, что с тобой все в порядке.
Мне так захотелось расслабиться, признаться, что я невероятно рада слышать его, но затем я вспомнила, что Брукс — и, вероятно, наемники — прослушивают эту линию, и сдержалась.
— Мне бы не помешала нормальная пушка, — с усмешкой произнесла я, стараясь унять его страхи. Я поднялась на ноги и осторожно направилась дальше, держа пистолет наготове.
Я услышала, как он облегченно хохотнул и сказал:
— Если я найду тебя, то отдам свою. Где...
— Прошу прощения, — неожиданно перебила Кайдена Брукс, — но это частный канал и, кроме того, небезопасный, так что, кем бы вы ни были, вы подвергаете коммандера Шепард опасности.
Не знаю, как она умудрилась придать своему голосу такую уверенность и авторитетность, однако жаль, что она не смогла взять себя в руки ранее.
Я практически видела пораженное и сбитое с толку выражение на лице Кайдена, вызванное этим неожиданным выговором.
— Что? — неуверенно переспросил он.
— Майор Аленко, познакомься с Брукс, — объяснила я, пытаясь оценить ситуацию впереди. — Она права насчет небезопасности этой линии, но, учитывая, что в нескольких десятках метров меня ожидают по крайней мере двадцать наемников, не думаю, что это все еще важно — они и так знают, где я.
— Двадцать? — с тревогой повторил Кайден. — Так, я направляюсь к блокпосту, установленному СБЦ — осталось всего ничего. Ты где?
Развернув на инструметроне карту, я обнаружила, что до жилого района как минимум несколько кварталов. С одной стороны, было бы неплохо воспользоваться улочками и незаметными поворотами, чтобы укрыться от преследователей, но с другой стороны, так хотя бы не пострадают гражданские лица.
— Коммандер, я не думаю, что...
— Они уже знают, где я, Брукс, — ответила я тихо, прицеливаясь. — Я отправила координаты, но ты с легкостью можешь следовать на звуки выстрелов.
С этим я выскочила из укрытия и бросилась в бой. Два первых же попавшихся мне на глаза наемника получили по пуле, а когда перед дулом моего пистолета возник дрон, его с силой отбросило назад, как раз в лицо запустившему его инженеру. Граната с уже сорванной чекой выпала у него из рук, и последовавший за этим взрыв избавил меня от части работы. Я довольно улыбнулась и нырнула за какой-то агрегат, чтобы перезарядить оружие.
— Черт, а ведь ты не шутила, — прокомментировал происходящее Кайден — судя по его учащенному дыханию, он очень торопился. — Продержишься до моего появления?
Вызов брошен! Отчасти меня беспокоило то, что он еще не полностью восстановился и вынужден из-за меня вступать в бой, не имея возможности пользоваться биотикой, но я решила, что он знал, на что идет. Это было куда проще, чем волноваться.
— Разумеется, — ответила я, продвинувшись вперед и выстрелив точно в голову вражескому снайперу, выдавшему себя лучом лазерного прицела. — Эти ребята совсем зеленые. Не чета одурманенным войскам Жнецов с их коллективным мышлением. Я бы даже сказала, что это довольно весело.
— Весело? — воскликнула Брукс немного истерично. — Вас пытаются убить какие-то наемники, а вы говорите, что это весело?
— Раньше я называла это обычным рабочим днем, но мне давненько уже не приходилось выступать в роли жертвы.
Кайден хмыкнул, и у меня внутри все потеплело. Мне становилось легче уже от одной мысли о том, что он спешит ко мне. Это знание придавало уверенности. Теперь передо мной не только стояла цель выжить, но и задача пройти как можно дальше до того момента, как меня найдет майор.
Да, мы совсем по-другому представляли себе первую за четыре месяца встречу, и да, я выглядела так, словно вылезла из канализации, но в данный момент мне было все равно. Я также давным-давно не видела Кайдена в бою, а с тех пор многое изменилось. И хотя я вполне доверяла его оценке своих собственных сил — в конце концов, он не был столь же безрассудным, как я — но знала, что когда речь идет о моей жизни, он склонен забывать о своей. Даже без биотики Кайден оставался великолепным бойцом, но он потратил последние несколько лет на развитие именно своих биотических способностей, и теперь, когда врачи удалили его имплантат, сохранит ли он свою силу?
Я ощутила, как от возбуждения покалывает кожу. Что ж, это еще одна причина поторопиться.
На связь со мной вышли и другие. Джокер сообщил, что принял мой приказ найти хоть кого-нибудь близко к сердцу и оповестил буквально всех, кого сумел отыскать в этом районе, и сейчас летел к Брукс. Стив тоже двигался в мою сторону, что стало приятным сюрпризом, а заодно с ним и Джеймс, который возмутился тем, что я умудрилась попасть в переделку, когда он находился на другом конце Цитадели. Мгновением позже Гаррус сообщил, что необходимость «спасать мою задницу» — отличный предлог вырваться из турианского посольства, в котором он как раз находился.
Их голоса — без тени тревоги — придали мне сил и напомнили о том, кто я такая — живая легенда, которую эти идиоты пытались убить. Мне следует объяснить им, почему эта идея была неудачной.
Зачистив помещение очередного склада, я тщательно обыскала мертвых наемников, но не нашла ничего полезного — даже удостоверений. У меня по-прежнему было мало боеприпасов и совсем не было медигеля. Не получив вовремя болеутоляющего и противовоспалительного препаратов, я начинала ощущать боль во всем теле, но пока оставалась на ногах, спеша выбраться с нижних уровней этого района, что автоматически означало разрешение всей этой ситуации.
Наткнувшись на заблокированную дверь, я последовала совету Брукс и открыла ее с помощью удостоверения Спектра. Только когда дверь распахнулась передо мной, я осознала свою ошибку.
— Черт, — выдохнула я.
— Что такое? — одновременно спросили Брукс и Кайден.
— Если они знают, где я, то могли взломать систему управления замками, — объяснила я, прячась за огромной неоновой вывеской. — А если среди них есть умелые хакеры, то вполне вероятно, они перехватили мой личный код. Я знала, что нужно просто взорвать гребаную дверь!
— Мне казалось, ты называла их неорганизованными, — заметил Кайден. Брукс промолчала, и я надеялась, что она занята поисками выхода для меня.
— Это касалось только наемников, — ответила я, — но кто-то оказался достаточно умным, чтобы взломать мои каналы связи, а потому нельзя заранее знать, на что еще они способны. Мне начинает казаться, что за всем этим стоит что-то большее, нежели чья-то личная вендетта.
Я следила за наемниками, спешащими к краю одной из платформ, через прицел пистолета и нажимала на спусковой крючок как раз перед тем, как они собирались спрыгнуть вниз. Я пристрелила двоих, прежде чем остальные сообразили пригнуться.
— Нам хотя бы известно, кто эти ребята?
— Нет, мы знаем только, что они используют весьма хреновое оружие и очень — очень — хотят моей смерти.
Лазерные лучи прицелов заскользили по ближайшей стене, и я укрылась за светящейся колонной, таща за собой пропитанный водой и кровью подол платья.
— Да, это сильно сокращает круг подозреваемых, — пробормотал Кайден.
— Мы выясним, кто они такие, когда вы окажитесь в безопасности, коммандер, — вставила Брукс. — Неподалеку от вас есть стоянка, я послала туда челнок СБЦ, потому что мы, скорее всего, не успеем вовремя.
Где-то на заднем плане я услышала голос Джокера, вроде как заверившего ее в своей готовности нарушить каждое правило движения на Цитадели, чтобы добраться до нужного места быстрее.
— Я знаю, — ответила ему Брукс, — но от нас будет не так уж много толку, если мы разобьемся по дороге! СБЦ ближе, коммандер, они подберут вас на краю торгового квартала.
— Ты все слышал, майор? — переспросила я, отскочив в сторону, когда выстрел прозвучал буквально у меня над головой. Как бы мне ни нравились мои ботинки, я бы, не раздумывая, променяла их на шпильки, если бы это помогло мне получить броню — что угодно за защиту от шальной пули.
— Я буду там, — выдохнул Кайден на бегу, — только держись.
Только держись. Легко сказать, трудно сделать, особенно учитывая десяток врагов пытающихся достать меня прямо сейчас, и еще больше на подходе. Впереди меня ожидала просматриваемая со всех сторон часть пути, и мне потребуются все имеющиеся в моем распоряжении боеприпасы, а пока...
Я намеренно выдала свое местоположение, перебежав от одной неоновой колонны к другой, в результате чего пули градом посыпались мне вслед, но не стала останавливаться, проследовав чуть дальше, где наемники уже не могли видеть меня. Эта уловка сработала, и один из их инженеров завернул за угол, будучи уверен, что я еще далеко. Хорошенько приложив его головой о колонну, я сломала ему шею. Это оказалось не так просто без придающей мне силу брони, но у меня имелся огромный опыт.
Я подхватила оружие поверженного врага, закинула на плечо пояс с амуницией и выругалась, не обнаружив на нем медигеля. Это начинало сильно раздражать. Кто посылает своих наемников в бой без нормального обеспечения? Ответ пришел сам собой: тот, кто не ожидает, что они выберутся живыми, тот, кто использует своих бойцов как пушечное мясо, как отвлекающий маневр. Очевидно, что дело куда серьезнее, чем кажется на первый взгляд, и я не собиралась позволять организатору преуспеть с его планом. Не после того, как он разрушил мои планы на этот день.
С помощью омни-клинка и кулаков я продвинулась за еще один угол, а затем, используя найденную на телах амуницию, принялась уничтожать прячущихся в длинной аллее бандитов одного за другим. Нужная мне стоянка была совсем недалеко, но я вела себя нетерпеливо, может быть, даже безрассудно, что повлекло за собой несколько весьма неприятных моментов. Возможно, враг осознал, что так просто я не сдамся, и послал ребят посерьезнее?
Я дала себе пару мгновений на размышление. Автостоянка находилась совсем рядом, возможно, за следующим поворотом, но если мои каналы связи действительно взломаны, то противник знал, куда я направляюсь, и, несомненно, там меня уже ожидала засада. Я крепче сжала рукоять пистолета, но в последний миг, уже собираясь обогнуть угол, услышала грохот выстрелов в отдалении. Удивленная, я осторожно выглянула в пустой проход и обнаружила неподалеку дверь, ведущую на стоянку — закрытую, но незапертую. Странно.
Я приблизилась к двери и прижалась к стене, а когда створки распахнулись, ринулась вперед, сразу же поймав в прицел одного из наемников. Однако прежде, чем я успела выстрелить, другая пуля попала в него, и он упал, отчего его оружие отлетело далеко в сторону. Подняв глаза, я увидела Кайдена, который в этот момент бил еще одного бандита прикладом винтовки в защищенную шлемом голову. За первым ударом последовал второй — в грудь, и Кайден завершил работу одним выстрелом. В течение какой-то доли секунды он стоял там, с поднятым оружием, глядя на поверженного им врага и всем своим существом излучая абсолютную уверенность в себе, и я не могла поверить, что этот человек когда-то являлся тем вечно сомневающемся в своих силах лейтенантом, которым я командовала. Сейчас же Кайден стал сильным и самоуверенным, и он заслужил каждую свою медаль, каждый титул. Наблюдая за тем, как он ведет бой — пусть и без биотики, но все же эффективно — я ощутила, как у меня перехватило дыхание.
В следующий момент он посмотрел в мою сторону, и наши взгляды встретились. Я шагнула ему навстречу, и на его лице появилась восхищенная улыбка, сделавшая его на десять лет моложе, и все остальное внезапно потеряло значимость. Я двинулась к нему, чувствуя, как с каждым шагом сердце бьется все быстрее, и он тоже направился ко мне. Когда нас разделяло каких-то несколько метров, я поняла, что больше не могу сдерживаться, и бросилась ему на шею, изо всех сил прижимаясь к его телу, а когда он крепко обнял меня за талию и поднял в воздух, в груди расцвело волшебное чувство бешеного восторга. Я начала целовать седину на его висках, в то время как мои пальцы блуждали по его броне, а затем принялись перебирать его волосы. Кайден поставил меня на пол, и наши губы наконец встретились в поцелуе, который был прерван моим же изумленным смехом. Прижавшись щекой к его щеке, я наслаждалась чувством его тела в моих руках, жесткостью его брони, запахом его кожи, крепостью его объятий, направленным на меня взглядом, выражавшим облегчение.
— Ты пришел, — произнесла я голосом хриплым и натянутым от осознания, что то, чего я ожидала несколько месяцев, наконец произошло, при этом застав меня врасплох.
— Конечно, пришел, — ответил Кайден, широко улыбаясь, — разве можно оставлять величайшего героя галактики без поддержки?
— Но разве ты не сопровождал членов Совета?
— Так и было, — подтвердил он, склонив голову набок и задумчиво поглаживая мои волосы. Все та же улыбка играла на его губах, и мое сердце забилось чуть чаще. — Но в них-то никто не стрелял.
Мне хотелось затащить Кайдена в видневшийся неподалеку офис и на деле показать, как сильно я благодарна ему за его появление. Однако на это не было времени, к тому же, мои каналы связи могли быть взломаны, а мне бы не хотелось свидетелей.
— У меня все под контролем, — заявила я, неохотно отступая назад и оглядываясь по сторонам. В этот момент Кайден заметил ссадину на моей руке и, порывшись в одном из отделений на поясе, протянул мне капсулу медигеля, которую я приняла молча, закатив-таки глаза, чтобы показать, что это вовсе не обязательно.
Кайден снова с интересом склонил голову набок и осмотрел меня. Еще до того, как слова сорвались с его губ, я знала, что он собирается сказать.
— Почему на тебе платье, Шепард?
Я оглядела изорванные и местами обгоревшие остатки когда-то шикарного платья, с раздражением недоумевая, как могла подумать, что сумею красиво одеться для своего любимого, и это не повлечет за собой несколько взрывов и эвакуацию целого района? Для меня никогда и ничего не бывает просто.
— Одеваясь, я не принимала в расчеты необходимость уничтожить целую террористическую организацию до обеда, — пробормотала я, намазывая медигель на рану. — До того, как я угодила в засаду, платье отлично выглядело.
— Ну, не знаю, — игриво заметил Кайден, снова глянув вниз — туда, где длинный разрыв оголял бедро, — на мой вкус оно и сейчас очень даже ничего.
Я уперла одну руку в бок и встала так, что оголилась нога — казалось, что именно так и был задуман фасон платья.
— Я выгляжу, как чертова героиня фильмов про Бласто.
Кайден усмехнулся.
— А вот и нет. Ты загубила его мир, снявшись в последнем фильме и разнеся в пух и прах его как Спектра.
Мы вместе посмотрели пару фильмов несколько лет назад, когда еще верили, что впереди нас ждет безоблачное будущее, и тогда я на протяжении всего просмотра указывала Кайдену на тактические ошибки Бласто, объясняя, почему он не протянул бы и десяти секунд в реальном бою. Эти воспоминания и осознание факта, что и Кайден все это помнит, наполнили меня теплотой. Этот мужчина пробился ко мне через отряды неприятеля, и, не в силах остановиться, я вновь потянулась вперед, ухватилась на нагрудный щиток, привлекла его к себе и прижалась губами к его губам. Последний раз, прежде чем снова тронуться в путь. Меня даже не волновало возможное наличие камер наблюдения поблизости.
— Я так рада тебя видеть, — прошептала я, коснувшись носом его носа.
— Взаимно, — ответил Кайден, и мы наконец отступили друг от друга. У нас еще будет время позже.
Порез на руке наконец-то перестал кровоточить, и часть медигеля, проникшая в кровь, тоже делала свое дело: я уже чувствовала себя лучше, мышцы расслаблялись и боль в костях, мучившая меня с самого падения, притупилась.
Пока мы шли через стоянку, я осторожно поинтересовалась тем, как он справляется без биотики, и Кайден, немного помолчав, ответил, что все более или менее в порядке. Его имплантат был удален, что означало невозможность подсоединения усилителя, даже если бы командование вдруг позволило ему пойти на это. Учитывая произошедшее, я не винила их в излишней осторожности. Я до сих пор помнила, как потемневшие вены вздувались вокруг его шеи, как кровь текла из носа и ушей — все это результаты перегрузки имплантата, едва не приведшей к смерти Кайдена. Я и сейчас порой вскакивала по ночам, будучи уверенной, что все случившееся с того дня — всего лишь сон.
Пытаясь за шуткой скрыть горечь, Кайден сказал, что почти всю свою жизнь сожалел о том, что родился биотиком, и по иронии судьбы эту силу отобрали у него, как только он начал получать от нее удовольствие. Однажды во время разговора по видеосвязи он сообщил мне, что в будущем планируется запустить программу экспериментальных технологий, которые позволят ему снова реализовывать свой биотический потенциал. Однако всем было известно, что для работы с этой силой людям требовался имплантат — только азари обладали достаточным врожденным контролем, позволявшим им оперировать нулевой энергией без помощи, а после всего, что Кайден пережил, мысль о том, что он будет и дальше испытывать пределы своих возможностей, пугала меня. Сейчас он не упомянул об этом, так что и я предпочла не затрагивать эту тему. Я старалась не думать, что означает потеря возможности управлять биотикой для его статуса Спектра, лица кампании Альянса по набору новых рекрутов, главы Спецподразделения биотиков да вообще просто солдата.
По крайней мере, мне не придется волноваться, что его очередной маневр приведет к инсульту. По крайней мере, он жив и здоров, не говоря уже о том, что рядом со мной.
Я заметила заходящий на посадку транспортный челнок, хотя ни от Брукс, ни от СБЦ не было ни слова о его приближении. Но это было неважно — главное, мы сможем выбраться отсюда, я получу возможность надеть броню, собрать отряд, выработать план и...
Дверь челнока распахнулась, и вместо ожидаемых офицеров СБЦ я разглядела полтора десятка вооруженных до зубов наемников. Все произошло буквально мгновенно. Я инстинктивно подняла пистолет, но Кайден одним движением задвинул меня себе за спину и, вскинув свою винтовку, открыл огонь на подавление. В то же самое мгновение я услышала громкий яростный рев где-то наверху, а затем кто-то спрыгнул с нависающей над стоянкой платформы прямо на крышу челнока, заставив его покачнуться. Сбитая с толку, я уже навела оружие на нападавшего, оказавшегося кроганом, но тот влетел внутрь аппарата и принялся уничтожать наемников.
— Шевелись! — рявкнул Кайден и, схватив меня за руку, затащил за прилавок, вполне способный послужить укрытием. Пули посыпались на металл у меня за спиной, затем вдруг траектории выстрелов стали пролегать куда выше, после чего в наступившей относительной тишине я услышала звук улетающего прочь челнока.
Осторожно выглянув из укрытия, я попыталась оценить обстановку. Стоявший на краю платформы кроган обернулся, и я резко вдохнула.
— Рекс? Какого черта ты здесь делаешь? — радостно спросила я, поднявшись на ноги. Подходя к нему, я хорошенько рассмотрела довольную улыбку на его покрытом шрамами лице, его официальное, богато украшенное одеяние и мертвых бандитов, свешивавшихся с края платформы.
— Джокер передал сигнал «Свистать всех наверх!», — прорычал Рекс в ответ, разминая свои массивные плечи, — а спасение твоей задницы куда более приоритетная задача, чем дипломатические визиты, Шепард.
Я устало улыбнулась в ответ и в знак благодарности хлопнула его по руке, стараясь, однако, не обращать внимания на тот факт, что все мои бывшие соратники использовали угрозу моей жизни как повод увильнуть от работы.
— Ну, ты меня знаешь — не могу даже пообедать без того, чтобы в меня не начали стрелять.
Рекс нагнулся, поднял огромную пушку, что наемники оставили за собой, и протянул ее мне.
— Как насчет пострелять в ответ?
Я широко улыбнулась. Мне хотелось связаться с Брукс и узнать, где настоящий патруль СБЦ, и почему неприятель прибыл сюда раньше в точно таком же челноке, но в этот момент Кайден крикнул, что к нам приближается враг. Перекинув через плечо ремень врученного мне оружия, я бросилась к Кайдену, и Рекс последовал за мной.
Я глубоко вздохнула, приводя мысли в порядок, и только тогда заметила, что до сего момента на стоянке играла легкая джазовая мелодия, которая только что сменилась танцевальной, скорее характерной для ночного клуба. Поначалу меня это разозлило — я решила, что вселенная намерена хорошенько поразвлечься за мой счет, но затем вдруг подумала, что вся эта ситуация просто невероятно глупая. Может быть, дело в том, что я столько раз смотрела смерти в лицо, что перестала ее бояться, или в том, что была уверена в своем отряде на все сто процентов, или в том, что это первая битва за несколько месяцев, но мне казалось, что я слежу за развитием событий по видеозаписи, а вовсе не сражаюсь за свою жизнь.
Возможно, мною руководила радость от встречи с Кайденом и эффект от применения медигеля, но я вдруг стала кивать головой в такт льющейся откуда-то мелодии. Громкость все нарастала, и я крепче сжала рукоять оружия, а заслышав, как Рекс бросился в бой с яростью, присущей только кроганам, и сама последовала его примеру.
Пули вылетали из ствола моей пушки непрерывным потоком, и каждый выстрел отдавался толчком в теле. Искры сыпались отовсюду, куда бы я ни целилась. Кайден что-то крикнул, но я не слышала его за ревом оружия, а наемники падали один за другим. С течением времени мне становилось все сложнее контролировать пушку, и я чувствовала, как она нагрелась, через тонкую ткань платья. Наконец взрыв слева заставил меня прекратить стрельбу и спрятаться в укрытие, из которого я видела, как троих пытающихся подкрасться с обратной стороны бандитов отбросило назад разорвавшейся гранатой. Справа от меня тяжело дышал Рекс, но я смотрела только на Кайдена, который, прикончив последних наемников точными выстрелами, развернулся ко мне, нахмуренный и, очевидно, злой.
— Ты с ума сошла? — набросился он на меня, подходя ближе и глядя вниз на мою руку. Я только сейчас обратила внимание на боль от поверхностного ранения плазменным зарядом — во время боя я этого даже не заметила. — Тебе следовало держаться в укрытии — без брони тебя могли убить в считанные секунды!
— Эй! Я смогла остановить покушение на меня с одним лишь Джокером в качестве приманки, так что...
— Я так и знал! — донесся до меня из инструметрона голос пилота.
— Если ты продолжишь лезть на рожон, я попрошу Рекса заковать тебя в стазисное поле, — заявил Кайден, и хотя мне хотелось возразить, что эти наемники — никто по сравнению со мной, и ему следовало бы знать это, но в его глазах читалась решимость, и я сочла за лучшее не спорить дальше. Он и так через многое прошел из-за меня.
Рекс зарычал и снова открыл огонь по наступающему неприятелю. Черт побери, Джокеру лучше бы поторопиться.
В качестве ответа я сняла с себя (стараясь не поморщиться от пронзившей раненую руку боли) ремень огромной пушки и передала ее Кайдену, забрав у него его пистолет.
— Ты сказал, что отдашь его мне, — напомнила я, наслаждаясь весом нового оружия, во многом походившего на мое — в конце концов, именно я помогала Кайдену подогнать пистолет под себя во время войны со Жнецами, и он все еще носил его с собой.
Кайден, очевидно, хотел продолжить спор, но в итоге лишь вздохнул, одарил меня многострадальным взглядом и поднялся в полный рост, примеряясь к полученному от меня оружию, тогда как я осталась в укрытии, довольствуясь защитой нашей позиции с флангов.
Поднеся руку с активированным инструметроном ко рту, я произнесла:
— Если ты закончил дуться на меня, Джокер, то как насчет гребаной эвакуации? Эти ребята не желают сдаваться!
Брукс что-то сказала на заднем фоне, но я не разобрала. Несмотря на всю мою браваду минутой ранее, я с раздражением начала осознавать, что в этот раз нам лучше отступить, потому что мы уж точно не могли двигаться вперед. Да, подобранное оружие в руках Кайдена давало нам некоторое преимущество, на рано или поздно его магазин опустеет, а наемники уже вполне успешно уклонялись от его неточных выстрелов.
Рекс позвал меня по имени, и, обернувшись, я увидела, как он размозжил одному из бандитов голову, а затем указал в сторону заходящего на посадку челнока. Это наверняка Джокер — никто, кроме него, не станет управлять пассажирским челноком, как боевым кораблем. Крикнув в инструметрон, чтобы они открыли дверь, и убедившись, что Кайден отступает, я швырнула в сторону неприятеля последние гранаты и бросилась бегом к краю платформы. Дверь аппарата, как раз опустившегося на удобную высоту, распахнулась со скрежетом, забравшийся внутрь первым Кайден ухватил меня за руку, прижал к себе и развернулся спиной к выходу, и я услышала звуки пуль, забарабанивших по его щитам. Дверь закрылась, и челнок поспешно набрал высоту. В тишине салона я слышала только звук нашего дыхания, а ноздри щекотал металлический запах пуль, попавших в его броню.
Он спас мне жизнь. Снова. Если я позволю себе задержаться на этой мысли, то возненавижу себя за то, что толкнула его на это, поэтому я просто усмехнулась и ступила назад, стараясь вести себя так, словно мы по-прежнему занимаемся этим каждый день.
— Зато теперь я знаю, что чувствовал новый Советник.
Кайден попытался подыграть мне, но его брови все еще тревожно хмурились, и когда челнок качнуло, он крепко ухватился за поручень.
— Ты немного важнее Советников, — ответил он.
Рекс застонал, и, обернувшись, я увидела, что он отвернулся к окну, очевидно утомившись смотреть на двух представителей человеческой расы, ведущих себя, словно пара варенов в пик охоты. Чтобы окончательно не угробить свою репутацию, я просто сжала ладонь Кайдена и одними губами произнесла «Спасибо» так искренне, как только могла.
Он все еще был потрясен, все еще волновался, но все же улыбнулся мне, а когда он сжал мои пальцы в ответ, мне показалось, что последних нескольких месяцев разлуки и вовсе не было.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.12.2014 | 663 | Кайден, перевод, Свежий ветер, Mariya, фемШепард | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 31
Гостей: 27
Пользователей: 4

Kailana, Grеyson, bug_names_chuck, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт