Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Орден. Часть 1: Марионетки. Глава 4. Продолжение

Жанр: боевик
Статус: в процессе
Персонажи: ОС+персонажи ME1 и ME2
Описание: Для чего саларианский ученый, проводивший чудовищные эксперименты, обратился за помощью к Совету? Зачем отряд наемников охотится на безумного гения и всех его подопытных? Как маленький мальчик, чувствительный к биотике, превратился в убийцу? Причем здесь "Цербер"? На эти и другие вопросы предстоит ответить Алексу Уайту - агенту-одиночке, который всеми силами старается обеспечить безопасность в галактике.




2184 год. [Местоположение неизвестно], планета Кахье.
— И где они сейчас?
— На главной палубе. Сидят, едят. Декстро-аминокислотной пищи у меня на корабле нет, поэтому турианец и кварианец голодают.
Алекс находился в своей личной каюте, а напротив него стояла голограмма Корделии. Агент специально отправился в свои апартаменты, чтобы его разговор не могли подслушать новые пассажиры корабля. Девушка стояла перед ним в коктейльном платье лазурного цвета и с серьезным видом слушала рассказ Уайта о приключениях, которые он и саларианец пережили на Цитадели.
— Меня, если честно, пугает эта компания, — пожаловался парень.
— Понимаю, — Брут говорила искренне, — но тебе придется уживаться с ними. Нам нужен этот саларианец, а раз он не хочет расставаться со своими Образцами и отдать их нам, то придется тебе привыкать к своим необычным попутчикам.
Алекс прекрасно понимал, что его новые соседи в любом случае никуда не денутся, поэтому он даже не стал возражать Корделии.
— Ты рассказал мне про девушку, — напомнила руководительница.
— Да, — тут же подхватил Уайт. — Профессионалка, каких поискать. Интересно, зачем ей понадобился доктор Мол? Вы говорили, что по вашим данным экстренное сообщение профессора перехватил «Цербер». Может быть...
— Я склоняюсь к этому же выводу, — Брут понимала своего агента с полуслова. — Видимо, незнакомка, напавшая на вас — оперативник «Цербера». И то, что они вышли на саларианца, меня настораживает.
— С каких пор в «Цербер» стали брать таких милашек? — вопрос парня был скорее риторическим.
Корделия не обратила на слова молодого человека внимания и продолжила расспрашивать его:
— Что насчет покровителей Вибли? Удалось что-нибудь выяснить?
Алекс рассказал ей про Хронос и фразу, которую Вибли произнес для того, чтобы Образец Семь открыл им дверь.
— Это уже интересно. Значит, он пообещал рассказать про Хронос после того, как мы поможем ему с оставшимися Образцами?
— Именно так. Возможно, Хронос — это и есть название организации, которой принадлежал «Амаунет», — предположил агент. — Тебе что-нибудь известно про этот Хронос?
— Нет.
Корделия еле заметно дернула плечами. Алекс давно знал девушку и уже успел понять, что ее жест означал лишь одно — ей был неприятен вопрос Уайта.
— Корди, — мягко и слегка насмешливо обратился молодой человек к Брут, — мы знакомы не первый год. Я вижу, когда ты врешь.
— Послушай, Уайт, — Корделия, до этого улыбавшаяся своему агенту, внезапно стала очень серьезной, — я бы с радостью рассказала тебе все, что знаю, но сейчас не место и не время.
Алекс безумно хотел возразить девушке, но спорить с ней сейчас было бы по меньшей мере глупо, поэтому молодой человек предпочел согласиться с Брут.
— Хорошо, — кивнул он, — но когда я закончу с Образцами, ты мне все расскажешь, я надеюсь?
— Конечно, — ответила девушка без особых раздумий, и Алекс с горечью осознал, что она вновь ему соврала. — Но сейчас твоя главная цель — доктор Мол. Помоги ему с нейтрализацией Образцов, но не спускай глаз с этого саларианца. Береги себя, Шон.
Изображение Корделии исчезло, оставив парня в замешательстве. Все это было так не похоже на ту Брут, которую он знал все это время. Она никогда ему не врала, предпочитая недосказанность вместо лжи. Она никогда не говорила с такой заботой и никогда столь сильно не переживала за своего подчиненного. И она уже очень давно не называла настоящее имя Алекса. В совокупности эти факты наводили на не самые веселые мысли, которые парень решил пока отложить. Его судно совершало посадку в космопорте крупнейшего куполообразного города, расположенного на Кахье.
Алекс добрался до главной палубы и позвал доктора Мола — он сидел рядом с Образцами и, как это не удивительно, разговаривал с ними. Жертвы экспериментов ели и оживленно беседовали с генетиком. Их внезапная активность удивила Уайта не меньше, чем разговор с Корделией.
«Уж не подействовала ли так на них еда?» — мысленно усмехнулся он.
— Выдвигаемся? — спросил Вибли, стоило ему приблизиться. — Я так полагаю, Образцы лучше оставить на вашем корабле, не так ли?
Алекс с удовольствием отметил, что Вибли учится на собственных ошибках.
— Верно думаешь, — подтвердил агент. — «Хищник» с собой взял?
— Конечно, — саларианец гордо достал свое оружие и принялся вертеть им перед лицом.
— Спрячь его куда-нибудь, — посоветовал Уайт. — Здешние жители могут нас неправильно понять.
Когда Алекс и доктор Мол ступили на металлическую поверхность местного космодрома, их взору предстал дивный вид. Город представлял из себя обильное множество куполов, соединенных между собой туннелями. Купол имел небольшую прослойку свободного пространства, из которого открывался обзор на океан, составляющий большую часть поверхности планеты. Бескрайняя и кристально чистая вода завораживала, а полотно тумана, укрывающее водную гладь, добавляло этому месту таинственности. Уайту стоило больших усилий оторвать взгляд от этой красоты и вернуться к делам насущным.
— Какая красота, — восхищенно выдохнул Вибли.
— Этот просит прощения, — внезапно услышали прибывшие странный монотонный голос, — но вас нет в списке прилета. Кто вы?
Голос исходил из инструментрона агента. Автоматический переводчик, находившийся в устройстве, интерпретировал «речь» ханара, приближавшегося к гостям, на общегалактический. Инопланетянин бесшумно подплыл к агенту, так что Алекс лишь по ожившему инструментрону узнал о приближении существа.
— Извините, но я не очень понимаю...
— Каждый прибывший на Кахье должен минимум за день до прилета связаться с диспетчером и сообщить о намерении посетить планету. Этот не нашел вас в списке прилета, значит вы не предупредили заблаговременно о своем визите. Боюсь, этому придется попросить вас улететь отсюда.
Уайт был поражен. Он никогда не был на Кахье и ему были неведомы местные традиции. Однако, парень знал другое — родина ханаров входила в пространство Цитадели, а это значило, что общегалактические законы здесь тоже действовали.
— К сожалению, я вынужден с вами не согласиться, — с нажимом в голосе ответил Алекс. — Кахье входит в юрисдицкию Совета, а значит, на вашу планету распространяются законы пространсва Цитадели. Вы не имеете права препятствовать нам находиться здесь.
— Конечно, — переводчик не улавливал интонаций ханара, но этого и не требовалось. И без того было понятно, что «медузу» раздражали прибывшие гости. — Этот не может вам запретить находиться на родине Вдохновителей. Но в будущем этот был бы признателен, если вы своевременно предупредите о своем прибытии.
— Мы, в свою очередь, просим прощения за столь неожиданное вторжение, — примирительно сказал Уайт, — но мы прилетели на вашу планету по неотложному делу.
— Этот мог бы вам помочь?
— Возможно, — вмешался в разговор Вибли, все это время молча наблюдавший за словесной перепалкой между «медузой» и человеком, — мы ищем одного из ваших сородичей, и есть вероятность, что он находится на этой планете. Мы не знаем, как его зовут, но его легко отличить от остальных — он может передвигаться по твердой поверхности при помощи своих конечностей и говорит о себе в первом лице.
Тело ханара едва заметно потускнело, и он выдержал небольшую паузу, прежде чем дал ответ.
— Вы говорите о Недостойном. Этот не желает продолжать разговор. Всего доброго.
Ханар развернулся в и поплыл в обратную сторону, оставив в замешательстве своих собеседников.
— Похоже, — заметил Алекс, — найти Девятнадцатого будет сложнее, чем мы полагали.
***
Грог готовил космический корабль к отправке. Настроение у крогана было безнадежно испорчено, и он искренне жалел, что отправился в поисках Образца на Кахье. «Медузы» не только не помогли, но и всячески препятствовали отряду в поисках Девятнадцатого. Местные обычаи и устои безумно раздражали крогана. Грог мечтал поджарить десяток-другой ханаров и с удовольствием бы сделал это, появись такая возможность.
Новый отряд состоял из пяти кроганов, семерых батарианцев, такого же количества людей, а также трех азари и турианцев. Все они были членами Хроноса и являлись профессионалами высочайшего класса. Подчиненные Грога по своему уровню подготовки и боевым навыкам были на голову выше отряда, погибшего на «Амаунете». На самом деле, формально бойцы не подчинялись крогану. В Хроносе не было должностей, званий и чинов — все входившие в организацию были равны между собой. Но поскольку Грог был ответственный за поимку саларианца и оставшихся Образцов, то остальные бойцы Хроноса должны были слушаться приказов здоровяка. Это было на руку крогану из клана Рендор — он обожал чувствовать свое превосходство и терпеть не мог сам плясать под чью-то дудку. Это была одна из причин, по которой он на дух не переносил Виртуса.
Грог вызвал по связи свой экипаж и обратился к бойцам:
— Мы выдвигаемся. Все на месте?
— Чеза нет, — пробасил кроган Кразз, принадлежавший к тому же клану, что и Грог.
— Где этого пыжака носит, — раздраженно сказал командир отряда.
Чез был батарианцем. Он, как и остальные, являлся первоклассным специалистом, который крайне ответственно подходил к заданию. Грог хорошо знал батарианца, поэтому такое непрофессиональное поведение насторожило здоровяка. Он связался с бойцом по закрытому каналу.
— Грог, ты не поверишь, что я обнаружил, — батарианец ответил довольно быстро.
— Чез, где ты шляешься? — грозно поинтересовался командир.
— Поумерь свой пыл, — фыркнул Чез. — Лучше посмотри на это.
На панели управления корабля мелькнул зеленый огонек, оповестивший о входящем сообщении. Кроган с недовольным видом подошел к консоли и активировал передачу сообщения. Через долю секунды на экране возникло изображение, на котором кроган отчетливо смог разглядеть саларианца и человека, сбежавших с «Амаунета». Грог непонимающе моргнул, а затем снова заговорил с Чезом:
— Они здесь?
— Да, — Чез говорил весьма самодовольно. — Приземлились недалеко от нашего корабля. Полагаю, они тоже ищут сбежавший Образец. Ну что скажешь, выдвигаться на захват?
— Нет, — остановил батарианца Грог. — В космопорте куча дреллов. Стоит нам устроить заварушку, они мигом сбегутся защищать своих «медузок». Мы не можем снова упустить саларианца, — кроган оскалился. — Проследи за ними. Как только они выйдут за пределы космопорта, сообщи мне. Кажется, у меня есть на примете одна идея.
***
2176 год. Туманность Петра, система Ветус, планета Элизиум.
— Первая часть плана готова. Теперь дело за вами.
— А какого черта вы оставили в живых этого человека?
— Он — не ваша забота.
— Если вы поставите под угрозу всю операцию...
— Все под контролем, можете не волноваться.
— Тихо. Он очнулся.
Голоса, которые Шон слышал с трудом, каждую секунду становились все громче и отчетливей. Он смог наконец открыть глаза и осознать, насколько печально его положение. Парень лежал на полу, крепко связанный по рукам и ногам. Помещение, в котором он находился, более всего напоминало подвал — сырые стены кое-где были покрыты плесенью, пахло сыростью и землей, а из освещения здесь висели лишь несколько ламп, света от которых едва хватало, чтобы разглядеть окружающую обстановку. Кроме Шона, здесь находились трое батарианцев, Ник и Пол. Последние двое смотрели на Миллера в упор, и их взгляд не обещал ничего хорошего.
— Он ваш, — махнул рукой один из батарианцев. — Нам нужно подготовиться к атаке Альянса.
С этими словами захватчики Элизиума удалились, закрыв за собой дверь и оставив Шона на попечение его бывших товарищей по оружию. Первым к плененному солдату приблизился Пол. Шону показалось, что тот испытывает неловкость из-за ситуации, в которой они оказались.
— Нам нужно кое-что обсудить, — начал предатель.
— И давно вы работаете на батарианцев? — презрительно осведомился Миллер.
Ему с трудом получалось говорить — ранение, полученное на заводе, никто, разумеется, не обрабатывал, а голова парня гудела от удара прикладом.
— Ты не в том положении, чтобы читать нотации, — язвительно усмехнулся Ник.
— Подожди, — остановил его Пол и вновь обратился к Миллеру. — Достаточно давно. У нас с ними вроде как... деловое соглашение, — подыскал нужное слово солдат. — Мы знали про атаку на Элизиум задолго до Альянса. А также, что наши друзья, — произнося слово «друзья», Хендерсон презрительно фыркнул, — оккупируют город Гем. Представь, каково было наше удивление, когда майор сообщил нам о том, что отряд отправляется отвоевывать город. Пойми, мы не работаем на Батарианскую Гегемонию. Мы всего лишь помогаем небольшой группировке за... вознаграждение.
Миллер постепенно сложил все фрагменты воедино и получил цельную картину происходящего.
— Так вот в чем дело, — осенило его. — Когда мы шли к Гему, вы вовсе не шептались друг с другом! Вы докладывали батарам о нашем приближении! — парня трясло от злости. — Вы обрекли на верную смерть людей, которые считали вас своими друзьями и товарищами! И сколько же вам заплатили?
— Достаточно, — развел руками Ник. — Альянс бы вряд ли дал нам столько. Мы и не оправдываем себя, Шон. Что сделано — то сделано.
— А чего же тогда меня не убили? — захваченный солдат буквально сверлил взглядом бывших друзей.
Солдаты слегка замялись. Первым Шону ответил Пол.
— Потому что ты по-прежнему наш друг.
— У тебя есть только один шанс, — дружелюбно заметил Ник. — Присоединяйся к нам, и мы тебя не тронем. Мне бы очень не хотелось причинять тебе боль, — в голосе захватчика послышалась угроза.
Сперва Миллер подумал, что Хендерсон и Кимберли решили поиздеваться над ним, однако те оставались серьезными. Подобное просто не укладывалось у молодого человека в голове — как его друзья могли сначала предать своих товарищей по оружию, а потом предлагать тоже самое ему, да еще и угрожать расправой? Шон почувствовал еще большее отвращение к тем, кому раньше всецело доверял. Он бы задушил их голыми руками, если бы не был связан. Парень попытался ослабить веревки, но вскоре осознал бесполезность собственных стараний.
Неизвестно, что именно повлияло на принятие Миллером решения. Возможно, взыграли собственные принципы или сказались последствия шока, а может быть он просто не мог предать своих погибших товарищей и перейти на сторону врага.
— Катитесь к черту, — зло прохрипел Шон.
Предатели переглянулись, и Пол сказал печальным голосом:
— Надеюсь, ты передумаешь. Ник, — он махнул рукой в сторону Шона, — приступай. Мне надо еще обсудить с нашими четырехглазыми друзьями дальнейшие планы.
Молодой человек вышел из подвала, оставив Шона и Ника наедине. Друг Миллера глядел на пленного, на лице предателя играла жестокая улыбка. Он достал из-за пояса небольшой нож с фиксированным клинком и принялся перекладывать его из одной руки в другую.
— Обычно, когда мне нужно кого-то переубедить, — заметил Ник, — я использую в качестве инструмента вот эту игрушку. Но в память о нашей дружбе, сегодня обойдемся без острых предметов, — рядовой картинно бросил нож себе под ноги. — Только кулаки.
«И как же я раньше не замечал в тебе этой озлобленности и жестокости? — Шон искренне не понимал, почему он не видел истинную сущность своего друга. — Когда же, Ник, ты стал таким? Или ты был таким всегда?»
— Ты думаешь, это поможет?- спросил Миллер вслух.
— Посмотрим, — пожал плечами Кимберли и неожиданно ударил парня ногой в живот.
Следующий час Ник всячески избивал пленного парня, останавливаясь лишь на то, чтобы ехидно поинтересоваться, не передумал ли тот. Поначалу мучения были нестерпимыми, Шон несколько раз терял сознание и вновь приходил в себя от яркой вспышки боли, он кричал практически все время. Постепенно тело Миллера перестало вообще что-то чувствовать, мысли смешались в кучу и единственное, о чем мог думать бедняга, это о побеге. В те короткие минуты, когда Кимберли прерывал пытку, Шон пытался найти способ выбраться из плена.
В один из таких «перерывов» Миллер собрался с мыслями и нашел, наконец, способ сбежать. Нож, который Ник выбросил перед тем, как начал избивать Шона, по-прежнему валялся на полу. Миллер мог перерезать веревки этим холодным оружием, а затем атаковать своего мучителя. Основная проблема заключалась в том, что добраться до ножа парень не мог, будучи связанным. Поэтому Шон решил прибегнуть к биотике.
Миллер скрывал от своих сотоварищей владение биотикой. Он попросту не хотел привлекать внимание своих сослуживцев, ведь известие о том, что в отряде есть биотик, наверняка вызвало бы массу дискуссий за его спиной, и Шон не был уверен, что эти пересуды были бы добрыми. К людям, обладающим биотическими способностями, всегда относились с подозрением и завистью, а парень совсем не хотел портить отношения с братьями по оружию. Поэтому никто в Альянсе не был в курсе о том, что Шон может контролировать темную энергию. Теперь же его умения могли спасти молодому бойцу жизнь.
Шон попытался сконцентрироваться на ноже и притянуть его, но в этот момент очередной перерыв между пытками закончился, и Ник вновь принялся наносить хаотичные удары. Миллер тут же потерял концентрацию и пронзительно закричал, но не от боли, а от злости. Этот крик отличался от предыдущих, и привел пытающего солдата в замешательство — он прервался и внимательно посмотрел на пленного.
— Ну что, надумал сдаться? — удовлетворенно спросил обидчик.
— Да, — просипел Миллер, каждый звук, который ему приходилось издавать, отзывался болью во всем теле. — Да, я сдаюсь. Только прекрати это.
«Это мой шанс.»
Шон цеплялся за остатки сознания и старался найти в себе силы, чтобы притянуть нож к себе. Его попытки не увенчались успехом.
— А я уже думал, что мне придется тебя убить, — в голосе Ника послышалось разочарование.
«Отвлекай его, — приказал сам себе Шон. — Говори ему все, что угодно. Выиграй время.»
— Я просто... — парню было безумно больно говорить, но он должен был сконцентрировать внимание своего обидчика на себе. — Просто хочу домой... Я не хочу умирать...
Миллер вновь постарался сосредоточиться и едва сдержал себя, чтобы не издать радостный клич — нож слегка сдвинулся в сторону пленного.
— Нет, это меня не устраивает, — Ник говорил с долей злобы и ехидства. — Откуда мне знать, что ты не сдашь нас Альянсу, когда все закончится?
Шон сделал еще одну попытку — нож переместился еще на несколько сантиметров.
— Я обещаю...
— Нет, это не пойдет, — оборвал его Ник. — Зря я все-таки послушал Пола. Надо было убить тебя. Пожалуй, я исправлю это недоразу...
Речь Ника Кимберли, как и его жизнь, оборвал нож, прилетевший тому между лопаток. У Шона получилось притянуть оружие рывком к себе, но траектория броска оказалась несколько искаженной, что оказалось весьма кстати. Предатель вперился остекленевшими глазами на Шона и безвольно рухнул на пол, под ним довольно быстро начала образовываться лужа крови.
Дальше Миллер действовал в полубреду. Каким-то чудом ему удалось при помощи биотики выдернуть нож из тела Ника и вновь притянуть к себе. Новая попытка оказалось более удачной — нож оказался в паре сантиметров от его рук. Он сумел взять нож и ловко перерезать веревки, связывающие его. Затем он бросил холодное оружие рядом с бездыханным телом Ника и, пошатываясь, добрался до двери. Та, к счастью, была не заперта, однако выйдя за пределы подвала, Миллер осознал, что находится в давно заброшенном здании и абсолютно не имеет представления о том, куда идти. Он продолжал передвигаться, не до конца понимая, куда и зачем он идет. Вскоре силы окончательно покинули его. Шон из последних сил добрался до одной из стен, сполз на пол, облокотившись на твердую и шероховатую поверхность, и только после этого снова провалился в темноту.
***
2184 год. [Местоположение неизвестно], планета Кахье.
Уайту безумно хотелось поймать каждого встреченного им на Кахье ханара за его щупальца и завязать эти отростки самым крепким узлом, который только может быть. Его уже изрядно достали фразы «Вы говорите о Недостойном» и «Этот не хочет с вами разговаривать». Вот и очередной ханар на вопрос доктора Мола ответил как по бумажке:
— Этот не намерен говорить о Недостойном.
— Слушайте, — сорвался Алекс, — вы уже двенадцатый по счету ханар, который говорит нам эту фразу. Может потрудитесь объяснить, почему все так упорно игнорируют наши вопросы, как только речь заходит о вашем сородиче?
Ханар серьезно задумался, прежде чем его необычный голос начал транслироваться через инструментрон:
— Недостойный крайне эгоистичен. Он отличается от остальных. Недостойный пренебрежительно относится к Вдохновителям. Этот считает, что Недостойный предал идеалы, на которых строится его общество. Он недостоин считаться ханаром. Этот просит извинить его, но больше разговаривать здесь не о чем.
С этими словами существо поплыло от гостей, даже не попрощавшись. Алекс прикинул расстояние, на которое отлетит ханар, если парень отбросит его биотикой, и с сожалением отказался от этой весьма притягательной затеи.
— И что теперь? — удрученно спросил саларианец. — Где нам искать Недосто... Тьфу! Где нам искать Девятнадцатого? — исправился он.
Алекса терзал тот же вопрос. Не оставалось никаких сомнений, что Образец был на этой планете, но здесь ли он сейчас и если нет, то куда он устремился — на эти вопросы они с ученым так и не смогли найти ответа. Парень не думал, что ханары сменят свою позицию по отношению к Девятнадцатому, а значит, ждать от них помощи было бесполезно. Но Кахье заселяли не только они.
— А с чего мы вообще решили, что нам могут помочь только «медузы»?
— Ты имеешь в виду дреллов? — догадался Вибли.
— Не думаю, что они столь же щепетильны в этом вопросе. Если найти сговорчивого дрелла, мы могли бы...
Что именно они могли Алекс не успел сказать — его инструментрон получил входящий вызов от собственного корабля.
— Что за черт? — Уайт разозлился и принял вызов. — Опять система связи сломалась?
И тут они услышали всего одно слово, произнесенное маленьким мальчиком с нейтральной интонацией:
— Помогите.
— Чарли! — воскликнул Мол.
Саларианец и человек, не сговариваясь, сорвались со своего места и побежали обратно в сторону космопорта. Было ясно — с Образцами произошла беда.
Они всего за пять минут добрались до места — гостям Кахье просто повезло, что они не успели отойти далеко. Ворвавшись внутрь, ученый помчался было дальше, но Алекс остановил Мола.
— Там может быть засада, — сказал парень, хватая саларианца за руку.
— Мне все равно! Я должен им помочь!
— На вашем месте, — пробасил кто-то позади Алекса, — я бы послушал вашего друга, доктор Мол.
Уайт и Вибли обернулись назад и увидели перед собой Рендора Грога в сопровождении еще двух кроганов.
— Поболтаем? — самодовольно осведомился здоровяк.
***
2176 год. Туманность Петра, система Ветус, планета Элизиум.
Когда Шон очнулся, то он не столько услышал, сколько почувствовал, что рядом кто-то есть. Первые секунды парень пытался вспомнить, что произошло и как он оказался без сознания, но затем воспоминания хлынули единым потоком — Элизиум, предательство, плен, побег. Все это буквально пронеслось перед взором молодого человека. Если бы он не был так обессилен, то набросился на тех, кто стоял рядом с ним. Однако, возможностей Миллера хватило только на то, чтобы открыть глаза и увидеть приближающихся к нему людей.
Это оказались солдаты Альянса. Они подходили к Шону медленно, стволы их винтовок были направлены в сторону измученного пленного. Миллер в первый раз за все то время, что он находился в Геме, почувствовал облегчение. Примерно в тот же момент он понял, что сжимает что-то твердое и холодное в своей руке. Он повернул голову влево, чтобы рассмотреть предмет, который держал, и почувствовал, как ужас сковал его тело. В руках у Шона был нож — тот самый, которым он убил Кимберли.
«Но этого не может быть, — лихорадочно соображал он. — Я ведь оставил его в подвале. Как он мог оказаться у меня? Возможно, я был вне себя и не помню, как взял нож?»
Но Шон мог поклясться, что орудие убийства он оставил в подвале. Иначе как мистикой назвать присутствие ножа парень не мог.
Тем временем, солдаты подошли вплотную к молодому человеку, однако оружие опускать они не торопились.
— Назовись, — приказал один из них.
— Шон... — бедняга закашлялся от боли и, лишь сделав усилие над собой, смог продолжить. — Шон Миллер, рядовой, служу в отряде майора Коула. Нас послали сюда...
— Мы знаем, зачем тебя послали, — прервал его военный. — Пакуйте его, — обратился он к остальным, которые вероятно были младше его по званию.
— Уверен? — еще один боец положил палец на спусковой крючок винтовки. — Может...
— Нет, — оборвал его главный в отряде. — Пускай эту мразь судят за убийство своих товарищей.
И тут Миллер все понял. Солдаты, вероятно, решили, что он и есть предатель, и собирались отдать его под трибунал. По всей видимости, Пол сбежал, когда Альянс стал прорываться в город, а других выживших солдат в Геме не было.
— Постойте, здесь произошла ошибка!
Миллер попытался подняться, но бойцы тут же напряглись и теперь их оружие смотрело точно в лоб молодого человека. Они явно были не против открыть огонь, если бы Шон их спровоцировал.
— Это ошибка, — сбивчиво продолжал парень, оставив свои попытки подняться. — Меня похитили, пытали. Всех остальных из нашего отряда убили. Среди нас были два предателя — Ник Кимберли и Пол Хендерсон. Они и выдали врагу...
— Ты нас что, за идиотов держишь? — прорычал «главный». — Ты зарезал рядового Кимберли, а потом пытал рядового Хендерсона. Мы видели, какие порезы ты ему оставил, — взгляд солдата сконцентрировался на ноже, который Шон так и не отпустил. — Видимо, этим самым ножом. Парню повезло, что он смог обезвредить тебя и сбежать.
Миллера колотило от злости и отчаяния. Он понял, в каком оказался положении. Ему было неведомо, что именно сделал Пол, но ясно было одно — Шону придется еще долго оправдываться, прежде чем он сможет снять с себя подозрения. В любой другой момент он бы сдался солдатам в расчете на то, что военный суд разберется в ситуации. Но те унижения и боль, которые парень испытал, находясь в плену, вся та злоба, что засела в нем после того, как он узнал о продажности друзей, то отчаяние, которое овладело им в данный момент — все это выплеснулось в неконтролируемую агрессию. Миллер вскочил и набросился на командира отряда. Тот оказался проворнее и легко увернулся от атаки, врезав Шону под дых. Парень вновь рухнул на пол и волна усталости снова накатила на него.
— Забирайте этого урода, — услышал он голос «главного».
— А что, если он говорит правду? — спросил один из солдат.
— Это уже не наша забота, — раздраженно бросил командир. — Пускай военный трибунал с ним разбирается.
Солдаты подхватили Шона и потащили его, но Миллер уже не помнил этого, поскольку в очередной раз его сознание провалилось во тьму.
«Они во всем разберутся. Пола накажут за все его преступления. Да, его накажут... Они все поймут...», — мысленно проговаривал Шон до того момента, пока окончательно не отключился.
Но военный трибунал так и не узнал правду.
***
2184 год. [Местоположение неизвестно], планета Кахье.
— Как порой причудлива судьба, не правда ли? — заржал Грог.
Кроганы находились всего в нескольких метрах от человека и саларианца, по центру стоял главарь наемников, с которым Уайт столкнулся еще на «Амаунете», а по бокам от него расположились еще двое, которых агент видел впервые. Сопровождение Грога заметно нервничало, лишь здоровяк оставался спокойным и невозмутимым. Он небезосновательно ощущал собственное превосходство.
— Где Образцы? — ледяным тоном спросил саларианец.
— На моем корабле, — невозмутимо ответил Грог. — Мирно спят, накачанные транквилизаторами. Что же ты не заботился о них? Мне пришлось помочь им отдохнуть.
Самоуверенности крогану было не занимать. Алекс был готов перестрелять их тут же, но по территории космопорта разгуливала охрана в лице пары десятков дреллов. Они были местным аналогом стражей правопорядка и стоило затеять пальбу, как эта маленькая армия профессиональных убийц не оставила бы от нарушителей и следа. Грог, по всей видимости, тоже был об этом осведомлен.
«Но как ему удалось вывести Образцов с моего корабля?»
Само вторжение в его собственность Уайта не сильно беспокоило, но вот тот факт, что кроган похитил испытуемых и удерживает их в качестве заложников, действовал на нервы парню.
— И чего ты добиваешься? — поинтересовался Алекс. — К чему весь этот цирк?
Кроган весело зарычал, его забавляло происходящее.
— Мне нужен саларианец, — ответил он басом.
Грога выдавали его глаза. Внешне он оставался спокойным и надменным, но в глазах читалась нескрываемая ярость. Побег ученого здоровяка крупно разозлил, и теперь он желал во что бы то ни стало забрать саларианца с собой.
— Это невозможно, — пожал плечами Алекс. — Надеюсь, ты не такой идиот, чтобы устраивать войнушку на глазах у охраны?
— Мне это и не нужно. Я просто расскажу вам два варианта дальнейшего развития событий. Вариант первый — саларианец отправляется с нами. Тогда я обещаю, что мы не тронем этого слизняка и его Образцы. Но ему придется закончить работу, которую он начал. И вариант второй — саларианец остается с тобой, но тогда я сейчас же отдам приказ убить всех его Образцов. А потом я обязательно дождусь, когда вы улетите с этой жалкой планетки, чтобы поджарить ваш кораблик.
— Ты думаешь, я поверю в то, что ты оставишь их в живых? После того, что я видел на «Амаунете»? — хмыкнул Уайт.
— А ты не задумывался, что именно ты там видел? — без тени ирония задал вопрос кроган. Алекс недоумеваще смотрел на Грога. Здоровяк был абсолютно серьезен, но агент так и не понял, что он хотел ему сказать. Кроме того, у парня были проблемы посерьезней. Генетик являлся приоритетной целью — у него была информация о покровителях его экспериментов. Эти данные были нужны Корделии, а значит и Алексу. Но его подопытных защищать не было нужды, это была личная инициатива Уайта. И сейчас перед ним стоял сложный вопрос — мог ли агент пожертвовать их жизнями ради доктора Мола. Ответ был очевиден, хотя он пришелся парню не по душе.
— В таком случае, мы с Вибли уходим, — пожал плечами Уайт. — Нет никакого смысла заключать с тобой сделку.
Парень собрался было уходить, оставив крогана ни с чем, но ученый остановил его.
— Подожди, Алекс, — тихо сказал он. — Я не могу их бросить. Они и без того настрадались из-за меня, нельзя их отдавать в лапы этим негодяям.
— Ну вот, первая хорошая мысль, которую я от вас услышал, — удовлетворенно заметил кроган. — Обещаю, тебя оставят в живых, но ты задолжал нам одно дельце, саларианец.
— Я знаю, — грустно усмехнулся Вибли.
Алекс переводил взгляд то на крогана, то на доктора Мола. Поведение ученого было неожиданным сюрпризом для Уайта, он не ожидал, что генетик проявит такое благородство. Парень ждал от саларианца совсем другого, но одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять — Вибли искренне переживал за своих подопечных. Возможно, он проводил бесчеловечные эксперименты на своих Образцах, но лишь сейчас Уайт понял, что Вибли относился к ним с отеческой заботой. Образ циничного и безжалостного ученого рушился на глазах. Доктор Мол действительно оберегал свои Образцы и делал это потому, что чувствовал свою ответственность за их судьбы. Однако, как бы Вибли не относился к жертвам своих экспериментов, Алекс был настроен решительно.
— Вибли, я не могу позволить тебе уйти с ними, — непреклонным тоном заявил агент.
Рука саларианца небрежно легла на «Хищник», а взгляд стал жестким.
— Если ты попытаешься мне помешать, сюда сбежится охрана. Давай не будем усложнять, пожалуйста, — с мольбой в голосе, которая совсем не сочеталась с его суровым выражением лица, обратился к парню саларианец. — Я сделал свой выбор. Прости, что оказался бесполезен для тебя, — ученый говорил с искренним сожалением.
Не встретив сопротивления со стороны молодого челвоека, доктор Мол убрал руку с оружия и с обреченным видом подошел к кроганам. Казалось, он знал свою дальнейшую участь и смирился с ней.
— Веди меня на свой корабль, — обратился он к Грогу.
— Вот и славно, — здоровяк расплылся в улыбке, которая была больше похожа на оскал, и похлопал Вибли по плечу. — Добро пожаловать домой, саларианец. Проводите его, — бросил он кроганам.
Алексу ничего не оставалось, кроме как беспомощно наблюдать за громилами, которые уводили доктора на свой корабль.
— Значит, Алекс, да? — кроган изучающе осмотрел человека. — А я Грог из клана Рендор. Будем знакомы, — он приблизился к агенту и отчеканил. — Больше никогда не вставай у меня на пути.
— У тебя изо рта воняет, — ехидно ответил ему Алекс.
Главарь зарычал и, казалось, что он сейчас набросится на парня, но вместо этого кроган развернулся и отправился следом за своими подчиненными.
— Мы еще не закончили, — злобно прошептал Уайт.
Агент чувствовал, как теряет способность здраво мыслить. Беспомощность захлестнула его, сковывала его тело. Уайт искренне ненавидел себя за то, что не может ничего сделать в сложившейся ситуации. Ни о каких ответных действиях и речи быть не могло. Во-первых, саларианец теперь находился под пристальным взором кроганов, а во-вторых, основная проблема по-прежнему заключалась в бдительной охране космопорта. Любые агрессивные действия тут же привлекли бы внимание дреллов, и тогда ни о каком спасении Вибли речи быть не могло. Поэтому Уайт просто стоял и наблюдал за тем, как доктор Мол под бдительным конвоем поднимается на корабль Грога.
«Успокойся, — приказал себе парень. — Паника — не самый лучший советчик. Еще не все потеряно».
Мысленно Алекс прокручивал все возможные варианты дальнейших действий. Единственный шанс, который он видел — отправиться в погоню за звездолетом Грога, но в этом случае ему следовало быть крайне осторожным, чтобы кроган не заметил преследование. Но в космосе провернуть подобное было чрезвычайно сложно. И все же агент решил воспользоваться именно этим вариантом. Остальные были вряд ли исполнимы.
Уайт дождался, пока головорезы поднимутся со своим пленным на корабль, а затем, еле сдерживая себя, наблюдал, как звездолет Грога вылетел за пределы космопорта. Лишь когда транспорт наемников скрылся из виду, Алекс ринулся к своему кораблю в надежде успеть взлететь и сесть на хвост наемникам. Однако, ему не давала покоя одна мысль.
«Зачем оставлять мне корабль, — задавал себе вопрос Уайт, — если имеется хотя бы небольшая возможность того, что я буду их преследовать? Смысл? Если только...»
Его лицо сначала исказила удивленная гримаса, которая тут же сменилась страхом. Он начал пятиться назад, но было уже поздно.
Корабль сотрясло сразу несколько взрывов. Первый из заложенных зарядов взорвался на носу корабля, там, где располагалась кабина пилота. Двое последующих бомб, одна из которых располагалась на главной палубе, а другая — неподалеку от трапа, сработали одновременно вслед за своей предшественницей. От летного средства во все стороны разлетелись плавящиеся горящие обломки, столп огня взмыл в воздух, а взрывная волна отбросила молодого человека на приличное расстояние. Алекс отлетел в сторону, со всей силы ударился затылком о пол и почувствовал, как силы покидают его, а на глаза накатывает до боли знакомая темная пелена. Его разум медленно отключался, и Уайт ничего не мог с этим поделать. Перед тем, как окончательно провалиться в бессознательное состояние, в его голове пронеслась мысль: «Я упустил их».
***
У космопорта Кахье, прислонившись к одному из терминалов, стоял мужчина. Он был одет в брюки и толстовку. Незнакомец пристально изучал развернувшуюся сцену между саларианским ученым, кроганами и человеком. Неизвестный наблюдал исподлобья, лицо его скрывал капюшон, который мужчина предусмотрительно накинул на голову. В любом другом космопорте подобная личность привлекла бы внимание охраны, но Кахье была относительно спокойным местом, поэтому никто не соизволил обратить внимания на незнакомца.
Мужчина наблюдал за тем, как саларианец улетел в сопровождении троицы кроганов, а человек бросился к своему звездолету. Когда произошел взрыв, незнакомец хотел броситься на помощь пострадавшему, но к месту взрыва уже спешили несколько дреллов, так что загадочный молодой человек предпочел не вызывать лишних подозрений и поспешил покинуть космопорт.
Вокруг царила суматоха — все-таки не каждый день на родине ханаров происходили терракты. Куполообразный город был буквально испещрен различными коридорами и «улочками», что было на руку незнакомцу. Он шел весьма запутанным путем, и это давало ему уверенность в том, что если кто-нибудь решит проследить за ним, то его преследователь скорее всего попросту потеряется. Вскоре неизвестный добрался до своих апартаментов. Он проживал в одном из номеров чуть ли не единственного на весь город отеля, в котором могли найти себе временное пристанище любые чужеземцы, прибывшие на Кахье. Мужчина прошел процедуру идентификации, дверь в его номер послушно открылась, приглашая своего хозяина войти.
Лишь когда молодой человек оказался в помещении, он облегченно вздохнул и снял капюшон. На вид незнакомцу было не больше тридцати, он был весьма неплох собой и что-то неуловимое в нем выдавало военного. Мужчина действительно когда-то служил в войсках Альянса, но предпочитал не вспоминать об этих временах.
Неизвестный подошел к терминалу, расположенному в его номере, активировал его и вызвал своего непосредственного начальника. Канал связи, который он использовал, шифровался всеми возможными и невозможными методами, поэтому проследить откуда и куда шел вызов или перехватить данные было невозможно. Прошли долгие десять секунд, прежде чем перед мужчиной возникла голограмма человека, чью голову уже тронула седина. На незнакомца смотрел Джек Харпер, более известный, как Призрак.
— Приветствую, — слегка надменно поздоровался глава «Цербера». — Что удалось узнать?
— Ханар исчез. Местные не жалуют чужаков и отказываются говорить насчет Образца. Они называют его Недостойным. По полученным обрывкам информации ясно только одно — ханара здесь нет.
— Это все?
— Нет, — в какой-то момент агент «Цербера» хотел скрыть произошедшее в космопорте, но, к счастью для себя, не стал этого делать. — В космопорте я видел Вибли Мола, у которого была встреча с тремя кроганами. Выглядели эти уродцы явно не очень дружелюбно, саларианец о чем-то с ними побеседовал, а затем отправился на их корабль. Полагаю, они уже далеко от Кахье.
— Что ж, это весьма полезная информация, — цепкий взгляд Призрака остановился на подчиненном. — Больше никого с доктором Молом не было?
— По крайней мере, я никого рядом с ним не заметил, — не задумываясь, соврал мужчина.
— В таком случае, ваше задание на Кахье окончено. Можете возвращаться на станцию.
— Если можно, — оперативник замялся, — я бы хотел немного задержаться на этой планете. У меня возникли некоторые дела личного характера.
— Вот как? — удивился лидер «Цербера». — Хорошо, агент, можете остаться на Кахье еще какое-то время, но я бы советовал вам вернуться на станцию сразу, как вы закончите со своими делами.
— Спасибо, — удовлетворенно произнес мужчина.
— Не подведите, — сказал Призрак вместо прощания.
Голограмма померкла, а оперативник стал обдумывать свои дальнейшие действия. Конечно, лгать Призраку было крайне опасно — опыт подсказывал, что лидер «Цербера» рано или поздно узнает правду. Но поступить иначе мужчина не мог — у него были некоторые скелеты в шкафу, о которых никто не должен был знать. Даже Призрак. Одним из таких скелетов был Шон Миллер — парень, который по стечению обстоятельств оказался в компании искомого саларианского ученого. Якобы погибший, Шон возник, словно привидение из далекого прошлого, которое не давало агенту «Цербера» покоя. Именно по этой причине Пол Хендерсон, который когда-то был офицером Альянса, а ныне работал на прочеловеческую террористическую организацию, не мог спокойно взять и улететь с Кахье. У него с Миллером осталось незавершенное дело. И на этот раз Пол был настроен серьезно — нужно было раз и навсегда решить эту проблему.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.10.2014 | 514 | Скиллианский Блиц, Орден, Кахье, Цербер, марионетки | NAotW
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 102
Гостей: 96
Пользователей: 6

Dredd1875, Lexx3300, ARM, Чёрный_Лентяй, bug_names_chuck, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт