Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect. Forward unto dawn. Глава 5. Несанкционированные побоища и неожиданные примирения.

Жанр: драма, приключения, боевик.                                                                                                                                     
Персонажи: ОС, Шепард и Ко.
Аннотация: Продолжение фанфика "Приоритет - Сарен".
Отдых среди армейской среды нередко заканчивается потасовкой с местными "хозяевами улиц". Особенно, если прогуливаться по оным улицам с симпатичными коллегами. Особенно, если противник превосходит вас числом и не имеет ни малейшего понятия, с кем его свела злодейка-судьба.

 




Глава 5. «Несанкционированные побоища и неожиданные примирения».

 

- Какая же я была стерва…
- Не говори глупостей. Ты и сейчас стерва.

 

 

Худ. фильм «Ак-Батыр» (вольный перевод фильма «Аватар».

 

— Эй! Уйди, тебя тут не стояло!
— Иди в задницу, я первый подошел!
— Мое! Все мое! Не отдам!
— Хорхе, не будь жмотом, тут на всех хватит!
— Пабло, Пабло, глянь, чего тут есть!
— Компадре Глеб, кажется, нашли кое-что для тебя!
Если бы обычный человек услышал эти фразы в общем шуме и гаме, то счел бы, что находится в гипермаркете, в отделе детских игрушек, наполненном посетителями. Мысль о том, что авторами этих слов могут быть взрослые и серьезные мужчины и женщины, притом еще и офицеры не младше второго лейтенанта, показалась бы ему еретической. Однако так на самом деле и было. А происходило это действо в арсенале базы «Нордмунт», куда как раз завезли новое оружие, броню и прочее снаряжение для батальона морпехов с «Рио». Как оказалось, солдаты, пробующие новое оружие, невероятно похожи на детей.
Пока суть да дело, я приглядывался к новинкам. М8 «Мститель», в принципе, лишь немного отличался от «Лансера» — если, конечно, не считать сильно урезанной системы охлаждения и теплопоглощающего блока на три термозаряда. Процентов на восемь выше точность, чуть легче. С термозарядами, кстати, та еще история — оружейные концерны всех четырех рас совета приняли единый образец этого девайса, так что не должно было быть никаких проблем в затрофеивании боеприпасов на поле боя, ведь доля на общем рынке компаний не из пространства Цитадели составляла процентов пятнадцать и относилась в основном к гражданскому и охотничьему оружию. Вплоть до пороховых — это в конце двадцать второго-то века! — винтовок. Среди пистолетов мне больше всего приглянулась «Фаланга», самая высокая убойная сила, хоть скорострельность и пониже некоторых претендентов и отдача чуть ли не костоломная. Разве что дизайн просто кошмарный, но пока что это лучший экземпляр, а потом посмотрим. Броня... тут все сложно. Из расстрелянных гетов, как оказалось, вытащили немало вкусных технологий, и моя старая «Убийца» мигом перешла в разряд устаревших по практически всем параметрам. Хорошо, что я от нее избавился еще две недели назад, сразу после заварушки на Новой Родезии. Продал через Экстранет за три четверти рыночной цены. Оно, конечно, убыток, тем более броня немного подешевела, но теперь есть средства на покупку новой скорлупы, но это чуть попозже, когда пойдет второе или третье поколение брони на гетском железе. В первых поколениях всегда слишком много «детских болезней». А пока обойдусь новинкой от «Хане-Кедар», благо она получилась просто загляденье. На данный момент защита от основного поставщика Альянса уверенно входила в тройку лучших образцов пространства Цитадели.
Больше всего моим вниманием завладело оружие со страны, в которой я, увы, не родился и где прожил очень мало лет, но которую считал своей. Новейшее изделие концерна «Калашников», К-82. Этой организации удалось пережить все перипетии последних почти двухсот лет, оставаясь главным поставщиком российской армии и символом надежности во всем Альянсе. К сожалению, продукция соотечественников не закупалась в больших количествах в ВКС в основном из-за того, что в «Хане-Кедар» и несколько других более крупных компаний имели долю многие военные и политические чины Альянса, по крайней мере, полста лет назад, когда люди наконец объединились (конечно, в Африке и Южной Америке до сих пор тлели старые конфликты, но о них старались умалчивать). Само собой, эту информацию не выставляли на общее обозрение, но глубоко мною неуважаемая мисс аль-Джилани не первая излишне пронырливая представительница СМИ. А так как по характеристикам и соотношению цена-качество продукты конкурирующих мегаконцернов были примерно одинаковы, наши оружейники пролетели мимо астрономических сумм заказов стрелкового оружия и пехотного снаряжения. Но они взяли реванш в другой сфере — восемьдесят процентов вооружения для как «Гризли», так и «Мако», не меньше половины пушек для легких кораблей типа «Богомола» или основного истребителя Альянса SX3 «Стармэк». А создателям стрелкового оружия пришлось довольствоваться вооружением нескольких земных государств, не пожелавших распускать армии, и частными заказами.
Но теперь... теперь совсем другое дело. Раньше в Альянсе не было нормального оружия, которое можно было бы назвать ручным пулеметом, единственный кандидат — по нашей классификации именовавшийся М76 «Призрак» — был слишком дорог для ВКС, а его ТТХ оставляли желать лучшего, слишком уж ненадежен. Создать пулемет (1) по другой конструкции никак не получалось, а у «Призрака» было запатентовано все, что только можно. Но наши оружейники в очередной раз показали всему миру грязный, весь в смазке, кукиш. Теперь все втихомолку посмеивались над «Хайнекс», ибо их монополия в этой сфере подошла к концу, а других действительно хороших образцов у них не было. Насколько я знал, турианские военные уже заинтересовались Ка-восемь-вторым, так что соотечественников ждут большие заказы.
Я баюкал пулемет в руках прямо как ребенка, настолько он мне понравился и настолько я не хотел с ним расставаться. Но, увы, табельным оружием мне полагался стандартный «Мститель», восемь-второй в моем взводе полагался четырем стрелкам, по двое из каждого отделения, так что придется отложить этого красавца, пока не накопится достаточно свободных средств для покупки на рынке. В принципе, подкопить надо не так уж и много, так что месяцев через пять я буду счастливее только-только «отвалившегося» от миски со сметаной кота.
Был у меня еще один повод для радости. Изабель наконец-то начала воспринимать мои ухаживания как должное. Уж не знаю, с чего вдруг, но из стадии «холодной войны» наши отношения перешли в стадию «холодного мира». Цветы и мелкие сувениры принимались благосклонно, с истинно аристократической непоколебимостью, однако пару раз после дарения презента я заметил Изи, незаметно (как она думала — это в кают-компании!) рассматривающую очередную фигурку или там полезную мелочь. Теперь оставалось ждать подходящего случая, дабы форсировать сближение. Но тут нужно быть весьма осторожным.
Со стороны может показаться, что мое отношение к Варгас несколько меркантильное, и даже... безэмоциональное — слишком уж я все планирую, вводя в строгие рамки логических переменных, происшествий и последствий свои к ней чувства и эмоции, но на самом деле это не так. Несколько раз за все те месяцы, что я служил на «Рио», я максимально отстраненно анализировал свои эмоции, свое поведение и свое к этому всему отношение, и каждый раз приходил к выводу, что я беспардонно втюрился. Нет, у меня не было мыслей и ощущений типа: «Я жить без нее не могу», или опасений свести счеты с жизнью в случае отказа. Я просто понимал, что конкретно эта девушка не просто мне подходит, что с ней я смогу обрести что-то, чего раньше никогда не имел. Возможно, это немного собственническое и эгоистичное решение, но я всерьез опасался, что неспособен на более сильные эмоции, по крайней мере в этом плане. Но пока все шло нормально — когда Варгас присутствовала в моем поле зрения, я ощущал расслабленность, покой и какую-то манию защитить ее от чего-нибудь. Возможно, последнее — просто мужской инстинкт еще с древних, мамонтово-пещерных времен. Ну и не без внезапной ловле себя на том, что беззастенчиво любуюсь ее профилем (иногда выходил и анфас, и тогда срочно приходилось придумывать ответы на ее ядовитые комментарии по поводу моей сосредоточенности на ее лице... ну и бывало, конечно, что и не только на лице).

 

***

 

-Ооооооуууууууууууыыыыыыыыыыыыы!!! Мэм, не будете ли вы так любезны пойти к черту? У меня голова болит! В конце концов, по ней прилетело «тупым тяжелым предметом» — так вроде написано у вас в протоколе? Да и в конце-то концов у вас есть показания всех остальных участников, так что Христом-богом прошу: отстаньте, а?
— Прекратите истерику, мистер Дубровский, — холодно распорядилась миловидная дама с документами детектива Бюро спецрасследований Альянса, — мне интересно услышать именно ваше мнение по поводу произошедшего. В ваших же интересах ответить на мои вопросы как можно быстрее — тем меньше времени вы проведете у нас в офисе.
— Мисс Дверо... — встряла было Варгас.
— Деверо, с вашего позволения.
— Хорошо, Де-ве-ро. — Старательно выговорила Изи. — У вас есть все необходимые доказательства, чтобы засадить этих подонков куда-нибудь на спутники Юпитера, лед долбить. И я не вижу никакой необходимости задерживать здесь меня и моего сослуживца дольше положенного времени.
— Мисс Варгас, дело касается безопасности Альянса. Попытка похищения офицера ВКС — серьезное преступление. Тем более, что вы с мистером Дубровским служите хоть и на одном корабле, но в абсолютно разных подразделениях. И лично вас я не задерживаю.
— При всем моем уважении, детектив, вы — гражданская штафирка, ничего не понимающая в обычаях боевого братства и крепкой связи между разными родами войск, особенно морпехотой и пилотами авиации поддержки. — О загнула! Король в восхищении! Особенно насчет «крепкой связи» — ха, да пехота постоянно костерит летунов почем зря, а те полупрезрительно поплевывают с высоты собственного полета. Но как заливает-то, как заливает!
— Вы безусловно правы, мисс Варгас, и я понимаю вашу позицию, — вот тут ледяную броню детективной леди чуть пробило, когда она подняла взгляд на Изи, по-хозяйски придерживающую меня под локоть. Хорошо хоть диванчик в этом оплоте законности и правопорядка был сравнительно удобным — офис как-никак. В камере для допросов обстановка, думаю, несколько менее уютная. — Но показания мистера Дубровского настоятельно необходимы для составления полной картины преступления. Поэтому прошу вас, расскажите все с самого начала, не упуская ни одной подробности.
— С самого начала? Извольте. В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет...
— Мисс Варгас, прошу вас прекратить паясничать, иначе мне придется попросить вас удалиться.
— Попросить-то вы можете, но удалюсь ли я?..
— Ладно-ладно. Изи, успокойся. Детектив, так уж и быть, записывайте. Итак, дело было вчера вечером. Мы с парнями сидели в баре и не спеша наливались...

 

***

 

Да здравствует пиво! Светлое пиво! Холодное пиво! И с шашлыком. Не, шашлыка, конечно, не было, пришлось обходиться жутко вредными сосисками-барбекю. Но пиво было настоящее!
— Жизнь хороша, — прокомментировал Диего, ставя кружку на чистый (это пока что) стол в баре, где мы культурно отдыхали.
— И жить хорошо. — Подтвердил Джонни, зажевав пиво сосиской.
Сегодня половина экипажа «Рио» отдыхала в барах, забегаловках и прочих ресторанах в Новом Сент-Луисе — агломерации на Терра-Нове, куда все спустились на общую увольнительную. Когда-то Новый Эсэл, как этот район называли местные, был городком в нескольких сотнях километров от первого космопорта на этой планете, но поселения здесь расширялись слишком быстро, так что Эсэл быстро стал лишь районом в этом мегагороде.
В баре «Отмороженный енот», где засели мы втроем и полтора отделения морпехов, было опрятно, чисто и тихо, что не удивительно — на одной из стен красовались голо владельца заведения в тяжелой броне типа «Гоплит», устаревшей и снятой с вооружения лет эдак двадцать назад. А еще лучше хранил порядок в заведении древний помповый пороховой дробовик, лежащий на всем видимой подставке за стойкой под флагом Конфедерации (удивительно стойкая традиция) и объявление рядом с ним: «Первому дебоширу — предупредительный выстрел в задницу».
Наше лейтенантское трио надежно оккупировало стол в дальнем углу. С одной стороны была стена с местными охотничьими трофеями, с другой здоровое окно, смахивающее на витрину, с видом на частный жилищный сектор. Места на планете было еще дофига, так что такие кварталы с коттеджами были нередки. В центре бара стояли четыре бильярдных стола, на которых катали шары местные жители, правда, к ним уже присоединились ребята с «Рио». Двое из них были корабельными канонирами и показывали гражданским мастер-класс в расчете траекторий. Метрах в трех от нас, рядом все с той же «трофейной» стенкой, находилась стойка с хозяином.
— За наше великое и многомудрое командование, в неисчислимой милости своей даровавшей всем морпехам и матросам корабля неделю отпуска! — провозгласил тост Рико.
— Аминь! — хором ответили мы с Джонни, двинув кружками друг о дружку. Кружки здесь были ретро — толстые и стеклянные, не то, что все эти современные питьевые цилиндры, фу, дикость. Да и вообще этот бар пропах стариной. В конце концов, здесь не найдешь ни одного современного коктейля с азарийскими пряностями или саларианскими травками. Только старый, еще земной алкоголь — виски, водка, коньяк, пиво и еще много-много всякого. И смеси, конечно.
— Обожаю отпуски. — Крякнул Диего.
— Святая истина, брат мой, — сегодня Джонни прикалывался с использованием религиозной тематики, так что весь день сыпал цитатами и всем таким.
— А знаете, парни, что самое хорошее в отпусках и увольнительных? — спросил я уже захмелевших товарищей — да что уж там, меня и самого уже давно повело, но алкоустойчивость у меня была повыше — спасибо генным модификациям N3.
— Много выпивки? — спросил Диего.
— Много свободных девчонок? — спросил Джонни.
— В первую очередь — города рядом с космопортами, где есть много дешевой выпивки и море свободных девчонок. Упс, кажется пиво кончилось. — Я недоуменно потряс как-то внезапно опустевшей кружкой.
— О Боже, нет, у нас закончилось пиво! — Картинно схватившись за голову, изобразил трагический крик Альварес.
— В этой невероятно опасной для последующего отдыха ситуации, брат, нам остается только уповать на Господа. — Невозмутимо-одухотворенно ответил Рико.
— Без паники, господа офицеры. Только без паники. Я немедленно отправляюсь за подкреплениями.
— О да. Двигай, Глеб, мы прикроем тылы. Рико, возьми на себя тех чертиков справа. А я сожру вот эту сосиску.
— Каких еще чертиков? Эй, проглот, я присмотрел для себя этот продукт убиения и переработки несчастной божьей твари! Немедленно отдай!
— Поздно, жалкий смертный. Твоя сосиска теперь во мне.
— Значит, придется достать ее из тебя. Скажи-ка: «А-а-а-а-а-а-а!».
— Идите в задницу, доктор! И доставайте оттуда все, что вам угодно.
— Не-эт из задницы будет уже поздно. Открой рот по-хорошему, сын мой, не заставляй меня прибегать к греху пастеразрывания ближнему своему!
Пока эти двое великовозрастных второклассников прикалывались, я сгреб все шесть кружек и отправился к бармену за третьим заходом. Вообще, в таких ситуациях принято менять заведения почаще, но больно нам этот бар понравился. Подойдя к стойке, я отдал кружки и показал крепкому бородатому бармену три пальца. Тот молча кивнул, отставил свою кружку с на этот раз уже темным пивом, быстро нацедил нам очередную дозу. Я принял пиво, поднял свою кружку, аккуратно стукнулся сосудами с барменом и отправился обратно.
— О, компадре Глеб принес нам допинг! — объявил Диего. — Я же сказал тебе, гринго — Джед нас не подведет.
— Как-как ты меня назвал, мелкий латинос? — ласково спросил я, демонстративно разминая кулаки.
— Спокойно, компадре, только спокойно. Давай обойдемся без членовредительства. Это сокращение, просто сокращение от твоих инициалов. Дружеское. Да.
— Ну, тогда можешь жить пока что, мелкий.
— Мелкий? Да я на два сантиметра выше тебя!
— Зато я на пятнадцать килограмм тяжелее тебя. Что круче — два сантиметра или пятнадцать кило?
— Некорректный вопрос, коллега. Как вообще можно сравнивать две разные единицы измерения?
— Легко. Не веришь? Давай спросим более опытного коллегу. Эй, босс! — я обратился к бармену. — У нас спор — что лучше, два сантиметра или пятнадцать килограмм? Рассудите? — Бородач ухмыльнулся и показал два пальца.
— Как видишь, компадре, старший коллега на моей стороне — два сантиметра круче.
— Придурок, он показал «вариант два» — то есть пятнадцать килограмм!

 

***

 

— Мистер Дубровский, мне, безусловно, безумно интересны подробности вашего застолья, в том числе сорт выпивки и ее количество, но прошу вас, переходите ближе к делу.
— Спокойствие, детектив, сейчас начнется завязка. Я б посоветовал вам запастись попкорном, но видя ваше отношение к службе, пожалуй, не стану.
— Хорошо, продолжайте, — устало произнесла Деверо. Видимо, поняла, что легко от нас не отделаешься, а избавиться путем прерывания допроса не позволяет профессиональная этика и банальное упрямство.

 

***

 

— Смотри-ка, парни, девчонки пришли! — оживился Рико.
— На ловца и зверь бежит, — прокомментировал Альварес. — Дамы, прошу сюда — у нас свободно и спокойно.
— Альварес, кротеныш, это же наши дамы!
— В каком смысле наши?
— С нашего крейсера, тугодум! — и правда, представительницы прекрасной половины (трансы и прочая нечисть в подсчет не входят) человечества повернулись в нашу сторону, я опознал «Огонь-бабу», иначе — командира четвертой роты Веронику Хуарес, мою хладнокровную даму сердца Изабель и какую-то незнакомку, хотя я ее уже видел среди обслуги ганшипов. Изи явно заупрямилась, но кэп-четыре обняла ее за шею — со стороны больше похоже на удушающий захват — и потащила к нам, третья девушка последовала в кильватере.
— Отдыхаем, господа офицеры? Вольно и без чинов. — Скомандовала Хуарес, глянув на внезапно попостневшие морды двоих «просто лейтенантов».
— В точку, кэп. Здесь есть настоящее пиво.
— Принесите и нам. И захватите чего-нибудь... — Хуарес пощелкала пальцем над столом, — менее холестеринсодержащего.
Так как ближе всего к стойке сидел я, понятно, кому пришлось метнуться. По возвращению я узрел картину авторства Изи Варгас — латинка нагло уселась на моем стуле, причем так, что мне места за столом не осталось. Парни сделали большие глаза. Подкаблучники. Хотя я и сам такой. Поставив кружки на стол, я взял ближайший свободный стул, поставил его на пол, аккуратно приподнял Изи вместе с занятым ею предметом мебели и переместил на полметра вправо, затем сел на освободившееся место.

 

***

 

— Мистер Дубровский, переходите ближе к делу.
— Ладно, ладно, детектив, только не хватайтесь за табельное оружие.
— Я не хватаюсь за оружие. По крайней мере сейчас.
— Это превентивная просьба. Значит, после бара решили мы впятером прогуляться по городу.
— Впятером? Вас было шестеро, насколько я знаю.
— Блин, мисс Деверо, не стройте из себя иди... эгхм, глупую женщину, вам не идет. Вы прекрасно знаете, что капитан Хуарес в нашей компании надолго не задержалась, — детектив устало и раздражённо вздохнула. — Так вот, шли мы, шли, никого не трогали, а тут — бац!..

 

***

 

Вот только фанатов «Зенита» нам тут не хватало. Хотя футбольным клубом тут даже и не пахло. Да и на фанатов толпа десятка в два рож впереди никак не смахивала. Скорее, они были похожи на местную «бригаду», иначе — просто шпана уличная. Даже будучи в слегка нетрезвом состоянии (среди нас таковых было лишь двое, ибо я пьянел медленнее, а девушки напиться не успели), мы собирались уйти от них на соседнюю улицу, но было уже поздно — наша пятерка привлекла внимание оппонентов и вызвала нездоровое оживление. Точнее, оживление-то вызвали наши спутницы — освещение было хорошее, Эльма была не менее симпатичной девушкой, чем моя теоретическая будущая супруга, а троих амбалов демонстрирующие на лицах отсутствие признаков высшей нервной деятельности гопники оценили как разминочные груши. Собачьих жетонов на шеях и не оставляющей сомнений в профессии одежды (форменные брюки, обувь и майки) они либо не заметили, либо не приняли во внимание.
Светского диалога с использованием цитат классиков и стихов великих поэтов ожидать от этих людей было бы глупо. Нам доступно объяснили, что девушки продолжат веселиться в компании «настоящих мужчин», а нам троим предложили «валить куда-нибудь в порт». Последние, хоть и призрачные, надежды на мирное разрешение конфликта убила Изи, влепив невероятно смачный пинок прямо по... наиболее удачно расположенной болевой точке говорливого гопника. А дальше началась свалка. Мы с парнями встали клином, девушки сзади стояли на добивании — летуны летунами, а азам рукопашки ныне в ВКС учили всех.
Пинок по голени первому, он отлетает назад, с размаха влепить правой по голове полусогнутого, отправленного слева Альваресом, тут же заблокировать мощный свинг от носителя футболки с непонятным кровавым месивом, левой ногой подсекаю опорную ногу оппонента и ускоряю падения прямым в висок. Следующий получает нечто похожее на маэ-гэри-кегоми — да, я знаю еще много китайских слов кроме маэ-гэри-кегоми (2) — в солнечное сплетение, резко меняет направление движения на противоположное и роняет вместе с собой следующего противника. «Танцую» на месте, приглашая следующих потенциальных инвалидов атаковать, один из гопников выбегает и пытается провести что-то, похожее на удар ногой с разворота, и падает, лишившийся опоры от очередного моего пинка. Сразу после падения несостоявшийся знаток боевых искусств получает удар ногой по голове от Рико справа. Парни также развлекаются во всю Ивановскую, радостно колошматя живые груши. Тем временем следующие два моих оппонента получили по полдюжины слабых, но весьма метких ударов по корпусу и поочередно улетают обратно. «Стра-а-а-а-йк!» — издаю я радостный вопль, увидев, как оба снаряда растолкали в стороны еще троих, правда, «люди-кегли» встали, обиделись, и поперли на нас. Тот, что выбрал своею мишенью меня, вытащил нож. Логичнее было бы воспользоваться инструментроном и создать лезвие на «гравиприцепе», но такие апгрейды для гражданского ПО на черном рынке стоили бешеные деньги.
— Мальчик, брось ножик, пальчик порежешь — бо-бо будет, — честно предупредил я громилу. Ответив мне парой нецензурных выражений, тот попытался проделать во мне пару неучтенных в изначальном плане дырок, но в итоге ножик оказался в его левом плече.
— Я же сказал, порежешься, — ласково пожурил я гопника, увернулся от удара одного из последних его товарищей, еще не потерявших сознание и не разбежавшихся, схватил его за шиворот, повернулся для удобства влево и, едва нанеся несколько ударов по фейсу громилы, когда один из его подельников подло и без предупреждения стукнул меня утяжеленной на конце раскладной дубинкой по затылку. Дальнейшее я не запомнил по понятным причинам.

 

***

 

— Итак, вы утверждаете, что вас, подготовленного офицера уровня... N3, участвовавшего в боевых действиях на Иден Прайм, Феросе, Теруме, засекречено, засекречено, Цитадели, засекречено, — фига се, даже не знал, что меня так нехило «заштриховали», — не понаслышке знакомым с рукопашным боем, вырубил какой-то мелкий хулиган?
— А что? И на старуху бывает проруха. Плюс я все-таки был в подпитии. И вообще, детектив, вы что, меня обвиняете? Может, я сам подставился под удар? Или заранее сговорился с этой шпаной?
— Пока что я вас ни в чем не обвиняю, мистер Дубровский. Хорошо. Что было дальше?
— А ничего особенного. Провалялся примерно полчаса в отключке, затем меня растолкали, кое-как промыли рану, — я аккуратно постучал пальцем по незабинтованной части головы, — и ме-едленно проводили до базы. А наутро там нарисовались ваши ребята.
— И вы хотите сказать, что ничего не знаете и не имеете никакого отношения к фактически штурму логова банды «Святые», расположенной в десятке кварталов от места, где произошла ваша драка, кстати, с людьми из этой самой организованной преступной группировки?
— Детектив, я что, похож на ясновидящего? Таки я вам скажу — я не он. И мне абсолютно по барабану, чем там занимаются криминалы, пока ваши коллеги жуют сопли. — Грубый, невежливый намек на качество работы сослуживцев Деверо.
— В эту банду, мистер Дубровский, был внедрен агент под прикрытием. Тот штурм сорвал операцию, готовившуюся восемь — восемь! — месяцев! Вы понимаете, что пущены под хвост плоды работы сотен полицейских?
— Во-первых, детектив, не надо сыпать недоказанными обвинениями, презумпцию невиновности еще никто не отменял. Во-вторых, если бы полицейские не тянули бы резину, то смогли бы задержать этих подонков гораздо раньше. Из этих снимков и записей, — я ткнул в голоэкран терминала детектива, — я могу установить, что бандиты пользовались армейским снаряжением или весьма качественными аналогами. Уровень их подготовки позволяет предположить, что они тренировались с этим оружием не меньше полугода — и это я делаю скидку на малую дисциплинированность этого сброда, я бы подготовил такое же количество бойцов на таком же уровне максимум за месяц. Итак, ваш осведомитель не мог не знать, что у бандитов было запрещенное к частному владению оружие и снаряжение, следовательно, об этом знало и ваше начальство. Хранение оружия такого типа бандой тянет на пожизненное где-нибудь на спутниках Юпитера, — я кивнул в сторону с подозрением глядевшей на детектива Изи. — А так как у вас нет абсолютно никаких доказательств нашего участия в этом инциденте, то вам остается только нас отпустить.
Малость невежливо, но сама напросилась.
— Вам несказанно повезло, мистер Дубровский. И хотя я просто уверена в том, что побоище в укрытии банды ваша вина, никаких доказательств нет. Так что вы можете быть свободны. Пока что.

 

***

 

— Глеб, — почти правильно выговорила Изабель, когда мы покинули гостеприимный офис местной полиции с не менее гостеприимной детективом от Бюро. — А чего они от нас хотели-то?
— Ну, во-первых, хотели они только от меня, ты там вообще ни причем. Во-вторых, а хрен их знает. Скорее всего, им нехило хвосты прижало, вот и рыщут теперь по всем углам в поисках виновных, а тут мы попались. Кстати, — оживился я, — а чего это ты такая дружелюбная? То слова по-человечески не скажешь, один сплошной яд, что твоя кобра, то просто продефелируешь мимо. В чем дело? Мне уже начинать опасаться за свою жизнь — ну, знаешь, затишье перед бурей и все такое?
— Да нет... — Задумалась латинка. — Можешь быть спокоен. А почему... Ну... Тебе ведь из-за меня прилетело. Если я б не стукнула того хама промеж ног, возможно, дело удалось бы решить миром.
— Да забей, — я приобнял Варгас за плечи, и о чудо! Мне не прилетело в печень! Блин, прям стихи какие-то... — С такими типами дело мирно решить невозможно. Им пока не накостыляешь, мозги у них как надо не заработают. Будет им в следующий раз наука — даже семикратное численное превосходство не играет роли, если против них выступают морпехи Альянса! — пафосно провозгласил я.
— Какое семикратное? Какие морпехи? А нас с Эльзой забыл уже?
— Ха! А вы дрались разве? По-моему, всех гопников мы втроем вырубили. А вы сзади пинали павших и болели, за что отдельное спасибо.
— Что? А кто тебе рану промывал? Кто первую помощь осуществил, кто перевязал, кто, в конце концов, сопроводил до базы? Неблагодарная свинья! — Изабель шутливо ткнула меня кулачком в бок. Шутливо — потому, что я не согнулся от резкой вспышки боли, а лишь улыбнулся.
— В кои-то веки ваша летунская братия оказалась в нужное время в нужном месте. Обычно вас не дозовешься, — конечно, я грешил против истины, редки случаи, когда пилоты челноков, ганшипов, истребителей или штурмовиков не могут помочь пехоте, когда та в этой помощи нуждается, но эта «вражда» ведет корни из времен незапамятных, еще когда пилоты летали на винтрокрылых машинах, а пехота пользовалась пороховым неавтоматическим оружием.
— Ага. Вас, наземных лягушек, постоянно приходится вытаскивать из различных задниц, в которые вы с завидным упорством залезаете.
— Ну вот. Опять этот спор.
— И это все, что ты можешь сказать красивой девушке? Ну хоть чуть-чуть романтики!
— Да пожалуйста. Изабель, ты для меня как склероз.
— А вот тут не поняла.
— Когда ты рядом, я забываю обо всем!
— Что ж, комплименты уже неплохо получаются. Теперь бы еще научить тебя нормально подбирать цветы в букеты...

 

***

 

Парковая зона рядом с базой была любимым местом прогулок половины офицерья, включая и меня. Понадобилось провести сложную многоходовую комбинацию, дабы заманить Изабель в эту зеленую зону, но труды того стоили. Редко удается просто побродить с мало того, что красивой, так еще и умной и острой на язык девушкой. Особенно если девушка если и не испытывает к тебе симпатию, то, как минимум, относится вполне положительно.
— Скучный вы человек, компадре лейтенант, — несколько жеманно заявила Изи, лениво обмахиваясь листом картона.
— Это с какого это фига я скучный? — демонстративно обиделся я. — Я веселый. Даже иногда слишком.
— А я говорю — скучный. И за девушками ухаживать не умеешь.
— Ну да, ну да. А чего тогда все еще со мной прогуливаешься? Ежели я ухаживать не умею?
— Надеюсь перевоспитать.
— Ага. Как думаете, миледи, пара порций мороженого сгладит ваше недовольство?
— Ну вот, наконец-то ты начал думать головой, а не тем, чем вы, морпехи, думаете обычно.
— Замечательно. Деньги давай.
— Чего? Ты совсем охамел?
— Да ладно, ладно, только без членовредительства! Я же пошутил! Не надо смотреть на меня страшными глазами... упс. — Вот же ж сморозил-то. Ладно, печень, потерпи, это нужно для души.
А еще минуты через две я углядел знакомую морду в окружении трех других морд, но уже незнакомых.
— Ноздрям своим не верю! Ричард Дженкинс! Какими судьбами в нашем захолустье?
— Лейтенант, сэр! Рад видеть! И это еще нужно посмотреть, чье это захолустье, сэр! — Рик уже с нашивками младшего сержанта, весело скалился в мою сторону. Изи с вежливой улыбкой кивнула Лирою.
— Вольно, сержант. Растем в звании, а? Скоро и мной уже, наверное, будешь командовать.
— Что вы, сэр... — засмущался Рик, — Вас мне не догнать, точно.
— Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, Ричард. Твои друзья? Вам тоже вольно, ребята. Ну, рассказывай, где ты есть и как ты был?
— Да нормально, сэр. После снятия нас с «Нормандии» месяц проторчали на земной орбите, потом нас погоняли в центре переподготовки на орбите уже Сатурна и разбросали по разным сторонам. Отделение пошло в оперативный резерв, меня перевели на «Берлин», на нем так и служу.
— Ясненько. То есть о ребятах из нашего отделения ты не слышал? Бошкович как там был с его ногой?
— Драгослав в порядке, сэр, когда я его в последний раз видел, лежал в больнице. Потом как-то написал, что вернулся в отделение. И нет, связи с ребятами у меня больше нет. У вас, кстати, нет новостей насчет коммандера Шепарда?
— Все то же, что известно и другим. Не вешай нос, сержант — «пропал без вести» это тебе не KIA (3).
— Но почему тогда о нем ничего не слышно?
— Не беспокойся, Рик, Шепард вернется, когда настанет время. Не то чтобы у меня есть основания так говорить, но босс не тот человек, чтобы вот так безвестно сгинуть, попомни мои слова. Ладно, бывай, а то меня за отсутствие мороженого удавят. — Прости, печень.
— Удачи и до встречи, сэр.
— Покедова, ребята.

 

----------------

 

(1) Конечно, называть пулеметом оружие, работающее на абсолютно ином принципе, нежели современное оружие, несколько неправильно, но другого нормального варианта не придумаешь.
(2) Прямой удар ногой.
(3) Killed In Action – погиб в бою.

 

Отредактировано. Докторъ Дре

 

 

 

 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 11.06.2014 | 1097 | 7 | Optika 20, Mass Effect. Forward unto dawn | Optika20
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 30
Гостей: 27
Пользователей: 3

Kailana, Grеyson, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт