Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect. Forward unto dawn. Глава 4. «Десантные операции, оборона и прочие культурные мероприятия»

Жанр: драма, приключения, боевик.                                                                                                                                                     

Персонажи: ОС, Шепард и Ко.
Аннотация: Продолжение фанфика "Приоритет - Сарен". 
После довольно долгого периода спокойного несения службы, в руках экипажа крейсера "Рио-де-Жанейро" оказываются судьбы тысяч мирных жителей на небольшой колонии Альянса. Но морпехи не могут потерпеть поражение, ведь все они знают - хорошие парни всегда побеждают плохих.

 

 




На границе флотА ходят хмуро,
Край суровый тишиной объят.
У далеких сенсоров Арктура
Часовые Родины стоят.
Авторские маразмы.


— Ну-с, дорогие мои товарищи, и что же вы имеете мне сказать по поводу вчерашнего происшествия? — восемнадцать человек из моего взвода плюс один сержант стояли справа от меня в две шеренги, слева в одну шеренгу, лицом к лицу с остальными стояли четверо провинившихся плюс еще один сержант.
— Посмотрите на этих, так сказать, солдат. — теперь я обращался к «невиновной» части взвода. — Эти четыре олуха мало того, что набили морды семерым — всего лишь! — гарнизонным сусликам, так еще и умудрились попасться патрулю военной полиции, забыв одну из древнейших стратагей: «Не пойман — не вор». Данным поступком они поставили под сомнение высокий профессиональный уровень морпехов с десантного крейсера «Рио-де-Жанейро». И какое же наказание, по вашему, должно постичь этих неудачников? — Строй из солидарности промолчал. — Значит, выбор кары вы оставляете на командование? Не ожидал от вас такой жестокости, морпехи. Что ж. Путем долгих уговоров мне удалось убедить капитана Штайнмайера, что наказывать нижних чинов не дело для вышестоящих офицеров, посему он любезно переложил эти полномочия на меня. Итак. Рядовые Рамирес, Лоренцо, Ортега и, хе-хе, Паскуаль. На ближайшую неделю... нет, две недели — прощайтесь с личным временем и готовьтесь к олимпиаде. Вы у меня все рекорды побьете, олухи, это я вам обещаю. Дальше. Сержант Фуэнтес. На ближайший месяц назначаетесь персонально ответственным за своих подчиненных. Если накосячат, отвечать будете все вместе. Всем все понятно?
— Так точно, сэр!!!
— Замечательно. Все вон, — взвод оперативно разбежался. Нет, ну это же надо быть такими олухами, а? Ладно бы если они просто морды набили и смылись — ничего бы им за это не было, я и сам так частенько развлекался, будучи сержантом, но попасться! Быть вызволенным из гарнизонной гауптвахты своим командиром под ехидные взгляды военкопов... Ну ничего, в следующий раз будут умнее, разгильдяи латиноамериканские.
— Посмотри-ка, Джонни, наш Глеб стал совсем взрослым... диктатором.
— Ага. Помыкает подчиненными. Вы в курсе, коллега, как наказывается превышение служебных полномочий?
— В курсе, коллега. Трибуналом. От пяти до восемнадцати, причем не в тюрьме, а где-нибудь на руднике в колонии.
— Заткнитесь уже оба, прокуроры доморощенные. Я вам еще за ночное похищение не отомстил.
— Вот так вот, друг Диего, делай людям добро. Они еще и мстить будут.
— Добро? Рико, с каких это пор внезапная побудка и транспортировка башкой по лестницам перешли в разряд добра? У меня, между прочим, до сих пор шишки не сошли. Кстати, как зуб? Не шатается?
— Апчхи-кхе-кхе!
— Будь здоров, Диего, не кашляй. Ты б в лазарет обратился, что ли?
— Да я и так знаю, что мне скажут: «Вы что, повеситься пытались? О боже, что с вашей трахеей?», а я такой им отвечаю: «О, ничего страшного, просто меня приобнял один русский медведь, по какому-то недоразумению числящийся первым лейтенантом на нашем славном крейсере».
— А нефиг меня будить было. Я когда не высплюсь, злой как саларианец в земном террариуме.
— Не понял, — задумался Диего. — Причем тут земной террариум?
— А дети кричать будут: «Ой, смотрите, ящерица из клетки вылезла!!!»
— Не смешно.
— Тьфу, блин. Нет в вас чувства прекрасного, коллеги. Ладно, погнали на обед, пока без нас все не съели, — вот так вот мы и веселились. Обиды на эту разнополярную пару — гиперактивный Рико и флегматичный Альварес — я не держал. На их месте я бы поступил похожим способом, только пару ведер воды бы добавил. Другое дело, что к вечеру того дня депрессняк от меня уже ушел, так что помощь оказалась несколько запоздавшей. А через три дня после раздачи люлей виновным перед всем взводом, произошло первое действительно крупное боестолкновение, потребовавшее привлечения всех без исключения сил как батальона, так и летунов и корабля в целом. А начиналось все банально...

***


Начиналось все как обычно. Адмирал Ткаченко, сменивший на посту бывшего командующего Третьим флотом Сингха после перенесенного последним инсульта, отправил «Рио» с эскортом из четырех фрегатов на самую границу пространства Альянса, в Скиллианский предел. Разведка засекла нездоровое шевеление в Аттическом Траверсе, предполагали большой набег на свободные колонии, но, как это часто бывает, наши Джеймсы Бонды облажались. Правда, не критично. Тактическая эскадра Третьего флота была разделена на четыре малых отряда, расположившихся в пределах пространства Альянса, в получасе лета до ближайшего ретранслятора каждая. Мы встали недалеко от заселенной лет пять назад колонии, планетки Новая Родезия в системе Хаксматр. Систему открыли батарианцы, потому она и носила такое название. Планета, в принципе, тоже когда-то называлась по-другому, но предприимчивые колонисты сочли ниже своего достоинства жить на шарике с батарским названием. И на второй же день нашего ожидания с планеты поступил сигнал SOS. Если более подробно, то в кратком тексте вызова говорилось о крупных силах противника, атаковавших сразу несколько поселений на планете. Конечно, глаза у страха не маленькие, но чтобы напасть сразу на несколько пусть и коряво, но все же укрепленных городков нужно и вправду иметь достаточно большое количество пехоты, от тысячи до полутора. Оценив перспективы, «Рио» на пределе двигателей рванул на помощь и добрался за двадцать четыре минуты. К тому времени бои на планете шли уже часа четыре — в первую очередь инсургенты взорвали коммуникационный центр в столице, Форт-Хеннеси, как с планеты смогли передать сообщение, мы пока не представляли. Выйдя на орбиту планеты и походя распылив два небольших транспорта, крейсер встал на геостационарку, а через восемнадцать минут, потребовавшиеся на определение целей и окончание подготовки десанта, операция началась.

***


Надо сказать, десантирование в условиях активного противодействия противника — то еще развлечение. Конечно, с крейсера обработали подозрительные места, где противник мог установить орудия ПВО и ПКО, и истребители наши летали поблизости, но все равно «Кадьяки» снижались в экстренном режиме. Ускорение свободного падения, на данной планетке — 9,6 метров в секунду в квадрате, плюс тяга от маневровых движков... В общем, наше состояние сравнимо с состоянием белья в стиральной машине — так же крутит и трясет. Наша рота высаживалась на территорию крупного шахтерского городка, первая рота — в столицу, четвертую разделили на три небольших поселка, больше всего повезло третьей. Ребятам предстояло десантироваться прямиком с крейсера, причем на бронетехнике. Конечно, сбрасывать «Мако» с орбиты никто и не собирался, крейсеру предстояло разобраться со всякой швалью на орбите, войти в атмосферу, снизиться до пятидесяти-шестидесяти метров и сбросить два десятка бронетранспортеров из расчета по половине отделения на один «Мако». Естественно, ни для атмосферы, ни для литосферы ничего хорошего от снижения объекта такого масштаба с искусственной гравитацией не будет, но тут уже не до заботы о природе. Истребители займутся охраной пространства на орбите, затем, через полтора часа, должен прибыть тяжелый крейсер «Каир», входивший в малый отряд из двух крейсеров и двух фрегатов. Еще через четыре часа к планете подойдет тяжелый транспорт с бригадой морпехоты с Элизиума и эскадра Четвертого флота и на вторжении можно будет поставить жирную такую точку. Но эти пять с половиной часов нам нужно как-то продержаться.
— Центр, это Викинг-два-два вещает. — На сегодня всем выдали норманнские позывные. — Что там слышно от гарнизона? Новости есть? Прием.
— Нет, Викинг-два-два, все так же. Противник крупными силами сковывает части гарнизона, полк понес потери. Даже если они отбросят противника, перейти в наступление они не смогут, техника уничтожена. Прием.
— Спасибо, Центр. Отбой.
Вот же ж суслики гарнизонные. Мало того, что проморгали атаку, так еще и технику потерять умудрились — чертовы пираты (а больше и некому нападать) уронили на ангары пару начиненных взрывчаткой челноков. Хорошо, что казармы находились в достаточном отдалении, чтобы не похоронить под собой пехоту. Зато теперь они отважно отстреливаются от врага, сидя в полевых укреплениях вокруг базы. Ой, чую, пойдут караваны на Колыму(1).
— Десять минут до высадки. Начинаю торможение, — проинформировал пилот. А вот теперь самая веселуха. То мы хоть медленно, но разгонялись, а теперь резко начинаем сбрасывать скорость. Хорошо, что в морпехоту со слабым вестибулярным аппаратом не берут. Да и со средним тоже. А то бы сейчас нанесли на броню незапланированную в проекте маскировку. Роту разделили по пунктам сопротивления. Архитектура городка была весьма простой и чем-то напоминала лагеря легионов древнего Рима: дома располагались на территории слабо вытянутого прямоугольника, почти квадрата, две основные улицы, перекрещивающиеся в центре, внешние строения больше похожи на крепости, все четыре въезда при помощи подручных средств быстро и непринужденно превращаются в оборонительные позиции. Без артиллерии (хотя бы пушки «Гризли») пробиваться через дома бесперспективно, толстенные восьмисантиметровые металлические стены и крупнокалиберные ускорители пробивают через раз, да и колонисты дают прикурить через окна, более похожие на амбразуры.
Я собирался десантироваться с первым отделением, ребята Моргана шли в другом челноке. Остальные три взвода распределились по другим въездам, взвод тяжелого вооружения и капитан с отделением управления — в центре. До высадки оставалось пять минут. Время слегка «зажечь сердца глаголом».
— Народ! Там, внизу, какие-то ушлепки атаковали нашу планету. Они пришли сюда не только чтобы ограбить местных жителей, но кроме того забить трюмы своих лоханок живым товаром, гражданами Альянса, мать его, человечества! Не знаю, как вы, а я ненавижу работорговцев до самопроизвольного сжатия пальца на спуске. Поэтому собираюсь навалять этой швали таких люлей, что им турианская тюрьма раем покажется! И вообще, что они могут против морпехов Альянса? Порвем их как варрен ханара! Размажем в двумерное пятно!! Засадим километровый фитиль в [Censored] без вазелина!!! Так кто круче нас? — на последние эмоциональные фразы мои бойцы реагировали ударами ног в пол отсека, а на начало старого морпеховского девиза отвечать первым начал, по традиции, Фуэнтес:
— Если такие и были...
— ...то они уже мертвы!!! — рявкнули двенадцать глоток.
— Минута до высадки!
— К бою! — не сомневаюсь, Морган во втором челноке провел такую же накачку личного состава. А через минуту свое дело начнут делать стимуляторы, выводя реакцию на максимум и, как побочный эффект, слегка подогревая агрессию.
Приехали. «Кадьяк» завис над поверхностью, первый пилот скомандовал высадку и открыл аппарель. Отделение посыпалось на заасфальтированную поверхность дороги метрах в пятнадцати за баррикадами колонистов, сразу за нами начало высадку второе отделение. По сторонам стояли стандартные жилые блоки, такие можно увидеть в любой «новой» колонии Альянса, составленные в три этажа. Спереди были уже здания другого типа, монументальные строения, способные выдержать осаду, с окнами, больше похожими на бойницы. Нормальные семьи в таких домах не живут, здесь либо дежурят вахтенным методом, либо проживают отчаянные милитаристы. Вроде меня.
— Морган, направо! Фуэнтес, за мной! — пригибаясь поближе к земле взвод рванул к намеченным позициям, лишь оба снайпера разбежались в стороны, намереваясь занять позиции в зданиях.
Добежав до баррикады, мы не стали с гиканьем расстреливать пиратов, взвод расположился позади местных.
— Кто главный? — спросил я парнишку, подскочившего к нам.
— Мистер Линь. Вон он. — подросток указал на среднего телосложения азиата — среднего по нашим меркам, то есть довольно крупного для своей расы. Жестами приказав подчиненным вступить в перестрелку, отправился к указанному мужчине.
— Вы Линь? — дождавшись утвердительного ответа, продолжил. — Лейтенант Дубровский, ВКС Альянса, крейсер «Рио-де-Жанейро». Прибыли вам на подмогу. Какова обстановка?
— Так себе ситуация в целом. Эти гады лезут, будто им тут медом намазано, мы потеряли шестерых только убитыми. Их тут больше чем нас, на других въездах та же проблема. Но теперь, думаю, они [Censored] нас отсюда выбивать.
— Это да. Но у них должен быть план? Как они собирались прорваться?
— Шахид-такси, — ответил Линь. — Собирались взорвать тут все машиной, начиненной взрывчаткой, да только дальше блоков она не проехала. — Действительно, перед воротами в воронке торчали остатки чего-то похожего на бетонные блоки, применяющихся в охране дорог еще с двадцатого века.
— А они воспользовались колесным транспортом?
— Неа, аэрокар. Да только мистер Хэтчер его подстрелил из своего слонобоя, вот он и рухнул на бетонки, — справа хищно ухмыльнулся мужик в обычной одежде, но со значком шерифа на груди и в стетсоне. Вооружен он был старой винтовкой «Гюрза» С18, по идее снайперской, но без прицела. Да, действительно слонобой. Лупит одиннадцатиграммовыми стальными шариками, перегреваясь при этом от первого же выстрела. Такая не то, что аэрокар, меня насквозь прошибет не глядя на кинетические щиты и броню «Убийцы».
— Понятно. В общем, мы авангард, через несколько часов прибудет бригада десанта, а пока мы вжарим пиратам по самое не могу. Отведите своих людей назад, мистер Линь, в дело вступают профессионалы.
— Это, конечно, очень хорошо, лейтенант, но мы тут свой дом защищаем, так что никуда уходить не собираемся.
— Млять. Тогда хотя бы займите более укрепленные позиции и не лезьте на рожон, — бронекостюмов у них было раз-два и обчелся, да и те списанные еще лет десять назад, так что пусть поработают на прикрытии.
Пираты пытались штурмом взять позицию еще минут десять — тупые ублюдки, лишь потом, поняв, что на ту сторону прибыли армейцы, откатились.
— Морган, Фуэнтес, доложить о состоянии отделений, — в целом все было в порядке. Ранений не было, выходов из строя щитов, оружия или брони тоже, расход боеприпасов в пределах нормы. Минут через пятнадцать после наступления затишья — на других точках, кстати, пираты также откатились — пошел дождь. Не ливень, конечно, но и не грибной. А затем началась новая атака.
На этот раз противник решил попытаться разрушить баррикады огнем из гранатометов, на что мы адекватно ответили огнем снайперов. Ракет к нам прилетели всего две, и то лишь из-за того, что оба наших стрелка не заметили гранатометчиков перед выстрелом. В конце концов, пираты попытались задавить нас огнем, но ничего у них не вышло. И снова затишье. Я в бой не вступал — не офицерское это дело, с шашкой на белом коне поперед строя скакать. Сидел себе в стороне и координировал действия своих ребят, хотя сержанты и сами прекрасно справлялись. Эх, с ностальгией вспоминаю время, когда сам ходил в атаки вместе с интернациональной командой «Нормандии» — все-таки по характеру я больше штурмовик.
— Викинг-два-два, это Викинг-двойка. Ты там живой еще? — ага, Штайнмайер на связи.
— Викинг-два-два. Мы розовые и теплые, двойка. Прием.
— Доложить обстановку, прием.
— Все в норме, сэр. Потерь не имеем, расход боезапаса около восьми процентов, держим позицию. Гражданские укрылись в зданиях, стараются помогать. Потери противника до четырех десятков убитыми. Прием.
— Вас понял. Передаю одну стаю БПЛА, использовать по усмотрению. Один закончил работу на орбите, Графит готовится к высадке. Прием, — ага, крейсер с «божественным» позывным готовится высадить третью роту, Графит — «постоянный» позывной их капитана. Вроде моего позывного «Сава».
— Вас понял, двойка, беру стаю БПЛА. Отбой, — так, а вот и они появились — шестерка небольших, юрких, вооруженных пулеметами дронов нарисовалась на радаре. Сейчас они не нужны, будут резервом, поэтому садим их в дворик метрах в пятидесяти позади.
Прошло еще минут пять. Новых атак пока не последовало, видимо, пираты, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление, совещались. Точнее, орали друг на друга и требовали разного. Им бы самое время собрать вещички и свалить, но вот незадача — все их крупные транспорты висят на орбите в виде выжженных пустышек: с сорока восемью орудиями среднего калибра их силами не поспоришь, ага. О, а вот и наша пташка.
— Что это за звук? — забеспокоился мистер Линь, так и оставшийся на баррикаде, услышав мощный, хоть и приглушенный, гул, доносящийся откуда-то справа. А слух у него хороший — я его услышал первым, но усилителями. Все-таки далеко это происходит.
— Не беспокойтесь, это наш крейсер. Высаживает последнюю партию десанта. Взвод, внимательнее — Графит высадился, так что ждите последней атаки, — против «Мако» у пиратов ничего не срастется, даже если у них еще есть гранатометы и тяжелые станковые ускорители, ведь сверху бронетранспортёры прикроют пока что находившиеся в резерве «Богомолы».
Дождь прекратился, превратив неутоптанную землю на обочинах в месиво грязи, а затем пираты ударили по-настоящему. Раньше они пытались прорваться с целью пограбить, теперь же единственным, хоть и призрачным, шансом на выживание оставалось взять заложников и потребовать эвакуацию. Конечно, Альянс не ведет переговоров с террористами, но здесь и сейчас не было политиков, могущих потребовать уничтожить врага любой ценой, забив на заложников, а потом свалить всю вину на нас. Поэтому старшие офицеры ВКС, командовавшие подобными операциями, нередко давали бандитам возможность уйти при условии безопасности заложников. А вот потом на пиратов открывало охоту РУАС — разведывательное управление Альянса систем. И все виновные обычно умирали.
В общем, пираты ударили со всей мощи. Нас атаковало до восьмидесяти разумных. Тут уже стало не до координирования — я тоже вступил в бой. Правда, контроль поля боя никто не отменял. Все-таки в определенной степени я сейчас находился на сержантской должности, но до командования ротой мне еще далеко.
— Морган, группа бандитов справа, гранатометом их.
— Фуэнтес, чем там твои стрелки занимаются — два РПГ слева! Уничтожить!
— Васкез, внимание на БТР! Он мне мешает, — наш оператор тяжелого вооружения, а именно станкового ускорителя Mitchell Mk86, обратил внимание на выделенную мною цель, «Гризли» в армейском варианте, со стандартным спаренным орудием в башне. К несчастью для экипажа бронетранспортера, их железный конь оказался чужд известности и не пережил столкновения с пятью выстрелами из ускорителя. Тут можно вспомнить ручную мега-пушку «Каин» из знаний моего альтер-эго. Только там использовались двадцатипятиграммовые пули, а здесь всего двадцати, но эффект был примерно тем же, хоть и без эффектных «ядерных» грибов. Останки верной рабочей лошадки, Жнец знает скольких организаций в галактике, разлетелись на пару десятков метров вокруг. А больше противник нам ничего сделать не успел — с левого фланга вылетела моя стая беспилотников и открыла ураганный огонь по неприкрытым целям. Общий ВИ дронов принял решение пролететь вдоль позиции пиратов, развернуться и направиться на второй заход, но этого не потребовалось — десятка полтора выживших пиратов поспешили бросить оружие и поднять руки, поэтому летающие «сенокосилки» получили команду отбой.
— Первое отделение, займитесь пленными. Второе отделение, прикройте.
— Викинг-два, это Викинг-два-два. Доклад: на нашем участке противник понес большие потери, выжившие сдаются. Есть возможность организовать помощь другим. Прием.
— Это двойка. Отставить помощь, оставайтесь на месте. На других точках ситуация аналогичная. Прием.
— Вас понял, оставаться на месте. Что по другим районам?
— Первая рота закончила несколько минут назад, сейчас Гранит на конях гоняется за отступившим агрессором. Части четвертой пока ведут бои, их прикрывают птички. Отбой.
— Вас понял, отбой.

***


Бой закончился. «Рио» контролировал орбиту над северным полушарием, над южным встал «Каир». Морпехи второй роты устало разбрелись по городку, сверкавшего чистотой после прошедшего дождя. Примерно полсотни пленных уже увезли во временный лагерь, оттуда их заберет тюремный транспорт и отправит в метрополию, после чего их живенько осудят и отправят добывать... что-нибудь. Труд заключенных в Альянсе используется очень широко.
Уставший лейтенант второй роты грузно рухнул на газон, оперевшись спиной о высокую клумбу. Через пару минут к нему подошел еще один лейтенант той же роты и сел рядом.
— Хорошо поработали, а, компадре?
— И не говори, камрад. У тебя потери есть?
— Один раненый средней тяжести, трое легких. А у тебя?
— Двое легких. Но у меня и бандитов поменьше было. Сколько тут всего их было-то?
— Здесь около шестисот. Еще чуть меньше полутора тысяч атаковали столицу, еще голов пятьсот разбрелись по фермам и деревням. Рабов искали, сволочи. В четвертой роте двенадцать убитых, им было сложнее. В первой трое, много раненых. Третья без потерь.
— Дык... Были бы еще у них потери, на бэтээрах-то и с «Богомолами» над башкой. А у первой потерь маловато для такого численного превосходства.
— В Форт-Хеннеси сидел батальон местной нацгвардии. Плюс местное правительство озаботилось приобретением полного комплекса легкой системы обороны — ну сам знаешь, пулеметные турели и немного пушечных. Да еще и первачи высадились за спиной у одной из штурмующих группировок и вырезали всех за минуту. Что-то там не заладилось с посадкой в черте города.
— А-а-а...
— Мистер... Ой, здрасьте! — выскочившая из-за клумбы шустрая девчонка лет пятнадцати испуганно уставилась в стволы двух пистолетов, правда, тут же убранных на место.
— Простите, мисс. У нас привычка стрелять прежде, чем думать, — несколько неуклюже извинился Диего.
— Э-э-э... Ой, извините, я — Анна. А вы не видели мистера Вурхиза?
— Скажу вам даже больше, юное создание, я о таком человеке впервые слышу, — на этот раз говорил Глеб. — Мы, понимаете ли, не местные, я лично знаю только мистера Линя.
— Ой, снова извините. Тогда я побежала.
— Шустрые тут все. Заметил? — ткнул товарища в плечо Дубровский.
— Да, друг. Хочешь жить, умей вертеться. Тут тебе не Земля и даже не Терра-Нова. Это колонии, тут реально работают.
— Ребята, вы наверняка голодные, так что мы тут вам сообразили перекусить. Угощайтесь, — к офицерам подошла дама из местных, в которой с первого взгляда можно было распознать хозяйку большого дома — солидная, с простым, добрым лицом и с подносом, на котором стояли пищевые контейнеры.
— Готов убить за стейк, — признался Диего, принимая еду. — Огромное вам спасибо, синьорита.
— Присоединяюсь. Мэм, мы ваши должники до гробовой доски. Сухпайки бы сделали с нами то, что не смогли пираты.
— Да ладно вам, мальчики. Вы кушайте, все от природы. Никаких генных, тьфу ты Господи, модификаций.
Стейка не обнаружилось. Зато было овощное рагу, некоторые ингредиенты которого распознать так и не смогли, и рисовая каша с котлетами из животного, на вкус похожего на свинью. Оглядевшись, товарищи заметили, что довольно много местных женщин разносили еду защитникам, не делая различий между морпехами Альянса и своими мужьями, братьями, отцами, сыновьями. И так далее.
— Так. А где мой шлем? — всполошился Глеб, когда с обедом было покончено. — Эй!!! Кто спер мой любимый шлем?!!
Короткие поиски дали результат — перед лейтенантом стоял, потирая покрасневшее ухо, виновник похищения, ростом примерно по пояс Глебу, рядом с ним стояла его мать, то сверля взглядом непослушное чадо, то экспрессивно извиняясь перед потерпевшим. Дубровский же разглядывал шлем, на лицевой поверхности которого юный Пикассо и Ван-Гог в одном флаконе изобразил стилизованный череп.
— Простите, пожалуйста, сэр, если мы причинили какой-то ущерб, то готовы возместить... Хуанито, брысь домой, мерзавец!
— А мне нравится, — несколько удивленно заметил Дубровский.
— Маска Смерти, — авторитетно заявил Диего. — Вы ведь мексиканцы, так? — дождавшись утвердительного кивка мамы молодого Репина, парагваец продолжил: — А на днях у вас День Мертвых — сегодня тридцатое октября по Земле. Вот малой и сделал тебе, компадре, Маску Смерти. Чтобы мертвые хранили тебя.
— Да мне нравится чисто из эстетических соображений. Подумай — оцифровать изображение и загнать в память БК, чтобы по желанию вызывать на шлеме эдакую страхолюдину. Решено, так и сделаем. Кто у нас в роте самый толковый программист, способный влезть в мозги моей брони?
— Вообще-то это запрещено. И никто из ребят рисковать не станет.
— Да начхать. Забыл? Это моя личная броня. Так что решено — будем делать арт-апгрейд. Малой, — Глеб обратился к обрадованному таким поворотом художнику, — от лица ВКС Альянса объявляю тебе благодарность. И держите, — он протянул матери кредитный чип, — тут пара соток будет, сами решите, что взять. Но в следующий раз сначала спроси, прежде чем брать чужое имущество.
Художественного запала надолго не хватило — Глеб приметил на площади, возле севших пару минут назад ганшипов, даму своего измученного сердца, и загрустил. Затем встрепенулся, подскочил к клумбе и застыл в раздумьях.
— Молодой человек. Вам помочь? — осведомилась у Дубровского дама, не иначе как хозяйка клумбы.
— Да вот мэм... хотел ваш цветник немного ограбить с чисто романтической целью, но передумал.
— Если в романтических целях, то я не против. А почему передумали?
— У нас с объектом моих сердечных притязаний нынче стадия холодной войны, и я не представляю, как перевести отношения на следующий этап. И, боюсь, этот букет она мне засунет... ммм... предположим, за ворот.
— Ой, да это не проблема. Давайте я вам помогу собрать букет, ибо я не знаю мужчин, способных это сделать правильно, — хозяйка собрала небольшой, но с виду красивый букет, затем, приказав Глебу стоять и ждать, самостоятельно отнесла его Варгас, что-то ей сказала, и передала цветы. Изабель подозрительно посмотрела на Дубровского, в ответ на ее взгляд вставшего по стойке смирно со шлемом на сгибе левой руки, но цветы приняла, хоть и сразу отвернулась. Глеб сделал в памяти зарубку — в следующий раз букет также передавать через сослуживиц, чем старше званием, тем лучше. Ибо засунуть букет... ему не за ворот Варгас уже обещала.

***


— Ну, подруга, как дела? — Варгас по-дружески ткнула в бок хмурую Веронику.
— А то ты не видишь, что хреново. Моя рота небоеспособна. Двенадцать погибших, Изабель — двенадцать! Девятерых я знала лично. А учитывая три с половиной десятка раненых, единственный вариант несения службы — караулка. Сейчас пришлют новое пополнение, придется перекомпоновывать взводы и отделения, проводить работу с боевым слаживанием... [Censored], только-только что-то начало вытанцовываться из этих оболтусов, и все сначала.
— Прости. Не думала, что у тебя такие проблемы.
— Да ладно. Справлюсь. Не впервой. Как у тебя дела? О, цветочки? Дай угадаю — Дубровский подарил?
— Черта с два! Я как пообещала этому хмырю засунуть следующий букет в... скажем так, вспомогательный люк скафандра, так он дал задний ход. Но тут нагло и цинично воспользовался помощью одной из местных женщин, и та мне его передала. Не смогла ей отказать, уж больно душевно она убеждала его принять.
— Ох, Изабель-Изабель, я же тебе говорила — будь снисходительнее. Дай этому лейтенанту хоть малейший шанс. Мы, морпехи, в отличие от вас, летунов, каждый Божий день под пулями ходим. Нет, я не говорю, что нужно ловиться на слова типа: «Завтра я могу погибнуть, так что подари хотя бы поцелуй». Но не будь такой букой в самом-то деле.
— Да у этих мужиков все одно на уме. Как только затащит в постель, все — ты ему больше не нужна, а он рисует очередной крестик у себя в блокнотике.
— Знаешь, Изабель, ты иногда бываешь такой тупой и упрямой, ну просто не могу выражаться цензурно. Ты со стороны его не видела? Он же реально по тебе сохнет, хоть на первый взгляд это и не заметно. Смотри, доведешь парня до греха, сама себя потом корить будешь.
— Ой, да ладно. Ничего с ним не станется.
— А вот это ты зря. Мужчина, безответно влюбленный, способен на поступки, достойные коренного обитателя дурдома. До самоубийства дело может и не дойдет, но я сама была свидетелем, как один такой парень в подобной ситуации просто начал искать смерть в бою. И нашел. Изи, они же как дети! Им в таких случаях любовь заменяет чувство самосохранения! Да и я вижу — он же тебе тоже нравится! Почему ты не слушаешь вот этот мудрый орган? — Вероника ткнула пальцем в ту часть формы собеседницы, под которой билось горячее латиноамериканское сердце.
— Да потому что ему свойственно ошибаться! А вот он, — Варгас ткнула себя в висок, — слишком рационален, чтобы допустить ошибку в таком деле.
— Знаешь, какое прозвище тебе дали в нашей морпеховской среде? Ледышка. Так вот, Снежная Королева, если ты и дальше будешь вести себя как распоследняя дура, то так и помрешь старой фригидной девой! Ладно, что-то я разбушевалась. Пойду-ка успокоюсь парой бокалов красного, а ты подумай, подумай хорошенько над моими словами. Завтра я жду от тебя развернутого доклада по этой теме.
— И с какого это diablo я буду тебе делать доклад?
— Во-первых, потому что я твоя лучшая подруга на этом корабле, во-вторых, потому что я старше по званию и прошла курс психологических тренингов. Свободна, Изи.
— Прекрати называть меня Изи! Ненавижу это имя!

***


Тем же временем в одной из офицерских кают проходило оперативное совещание. Советников было трое: лейтенант Дубровский, полулежа на своей кровати, рубился на большом восемнадцатидюймовом планшете в очередную стратегию, в этот раз — турианскую. Плотные построения птицелицых на его экране атаковали своих соплеменников из другого королевства, звенели мечи, бряцали доспехи. Альварес вышел в Экстранет через свой инструментрон и занимался поиском информации об инциденте на Новой Родезии — как и многие другие военнослужащие морпехи обладают толикой тщеславия и желали занять свои места в истории. Ну или хотя бы мелькнуть в новостях. Временно обидевшийся на своих товарищей Рико притворялся Бэтменом, свисая вниз головой, зацепившись ногами за самодельный турник. А что делать — проиграл спор, так виси. А поскольку в данный момент он не участвовал в лениво тянущемся разговоре, единственным его занятием был осмотр каюты. Само помещение представляло собой стандартный для данного корабля вид — комната три на четыре метра, две кровати, стол, совмещенный с тумбочкой, большой шкаф на два человека. Сине-белые стены, световая полоса по периметру потолка. Единственным отличием от других подобных кают являлось наличие на стенах плакатов ретро и современных рок-групп (музыка приходит и уходит, а рок остается, как говаривали фанаты этого музыкального жанра, в число которых с юношества входил и Глеб) и постеров известных видеоигр.
— И что? Все равно добыча не стоила таких усилий, — вяло возразил Глеб на очередной так же ленивый выпад Диего. — Все оборотные средства находятся в банках на Земле, Терра Нове и Цитадели, забрать они могли лишь хранилища местных банков, а там максимум — десяток миллионов кредов, да драгоценности, попутно пограбив в богатых домах. Рабы — лишь сопутствующий доход и показатель статуса нападения. Не вижу логики.
— Тогда советую тебе одеть очки, компадре, — с торжествующим видом поднял палец Диего и движением пальца отправил найденный им файл на инструментрон Дубровского. Тут лишь присвистнул.
— Н-да. Уел. Как есть уел.
— Так чего вы там нашли-то? — не выдержал Рико.
— Молчи, летучая мышь. Грызунам слова не давали, — грозно ответил Дубровский.
— Слышь, вот я щас спущусь и...
— И что? — слегка насмешливо посмотрел на перевернутого Джонни Глеб, как бы напоминая о последнем происшествии с похищением.
— И вылью на тебя воду из графина. Мигом переквалифицирую из морпехов в водоплавающие.
— Серьезная угроза. Ладно, сколько там времени? О, все, твое висение окончилось. Можешь спускаться.
— О-а-у-э, наконец-то, — после резкого переворота Рико издал нечленораздельный звук, но затем взял свой речевой аппарат под контроль. — Так что вы там нашли?
— Нашли не мы, а колонисты на Родезии, — поправил товарища Диего. — И нашли они не что иное, как весьма крупные залежи нулевого элемента. Конечно, не Эльдорадо, но лет на тридцать-сорок добычи хватит, и это если на планете больше месторождения нет.
Теперь засвистел Рико.
— Н-да. Тогда все понятно. В том шахтерском городке наверняка была пробная партия НЭ, готовая к продаже, поэтому-то его штурмовало больше полутысячи пиратов. И если бы не наше прибытие, у них бы в конце концов все получилось.
— Нет, пробных партий было две — одна уже ждала отправки с космопорта в столице, а вторую только-только добыли и законсервировали.
— Ну, теперь колония поднимется, — резюмировал Дубровский. — Сюда пригонят большой гарнизон, несколько орбитальных крепостей среднего класса и организуют постоянное дежурство флота. Батарианцы, конечно, объявят планету незаконно оккупированной, потребуют компенсации, проведут несколько провокаций, но тут им ничего не обломится. Наши если уж наложат лапы на что-нибудь ценное, то вцепятся как бульдоги.
— Твоя правда, компадре. Опс, извиняюсь, у меня вызов. Ладно, парни, я вас покидаю.
— Это куда это ты собрался? — подозрительно прищурился Джонни.
— У него пассия в четвертой роте, — сдал товарища с потрохами Дубровский.
— А ты откуда знаешь? — теперь щурился Альварес.
— Некоторое время назад заметил у тебя на лице следы губной помады. Так как в нетрадиционных наклонностях ты замечен не был...
— Упаси Бог!
— ...то решил выявить владелицу макияжа. Остальное дело техники.
— Ничего-то от вас не скроешь, прохиндеи, — прошипел Альварес, затем подмигнул и все-таки удалился.
— Вот ведь жук. И даже товарищам ничего не сообщил, — неодобрительно, но с некоторой долей зависти протянул Рико, после чего также собрался на выход. — Ладно, пойду тоже кого-нибудь захомутаю, а то у меня просыпается комплекс неполноценности.
— Давай-давай, Жиголо. Удачи. И береги хомуталку, — напутствовал товарища Дубровский, вновь углубляясь в виртуальное сражение. Ему предстояло ждать еще довольно много времени, пока его дама сердца не ответит взаимностью. Но бросать намеченное он не собирался — ведь морпехи не отступают и не сдаются, ведь так?

 

Прим. автора:

(1) Колыма — жаргонное название планеты RS12-4 в системе RS-12. Среднемесячная температура на экваторе составляет минус двадцать по Цельсию, причем атмосфера — отнюдь не кислородная. Вследствие ураганного содержания гелия-3 глубоко под ледовым панцирем и, мягко говоря, не комфортных условий проживания, подавляющая часть населения — обитатели множества трудовых тюрем.

 

Отредактировано: Rogue_Godless.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 21.04.2014 | 1035 | 3 | Optika20
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 64
Гостей: 61
Пользователей: 3

wardeamon, Докторъ_Дре, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт