Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Неправильный батарианец. Часть IV. Глава VI

Жанры: POV/Экшен;
Персонажи: Грундан Крул (ОС), Джента, Тарак, ОС;
Статус: в работе;
Аннотация: начало активных действий, которые предпринимают обе стороны. Одна - ради уничтожения другой... да и вторая не особо отличается моральным обликом. Разница лишь в средствах и целях, ибо на кровавый след за спиной уже не обращает внимания никто.
Слово автору: во-первых, хочу сказать всем будущим читателям "здравствуйте". Да-да, после более чем годового перерыва, "Батарианец" продолжает свое существование. Конечно, за это время многое произошло и заметно снижение активности. Но, тем не менее, работа продолжается. Хочу надеяться, что интерес к произведению все еще сохраняется, в той или иной степени. Приятного чтения!
p.s. разумеется, комментарии и критика приветствуется.
p.p.s. если не отображаются изображения (общий числом 4) - просьба написать об этом в комментариях.



Кроган зацепил меня своим массивным плечом, я неловко откатился в сторону. В памяти отложился неприятный хруст — лопнул тонкий браслет инструметрона на запястье.
Энто с ревом прижал Дженту к стене, «Мотыга» лежала на полу, рядом, сброшенный с пояса крогана, валялся «Клеймор».
Девушка тщетно пыталась освободиться от железной хватки противника, но лишь сучила ногами в воздухе и сипела.
Я ничего не понимал.
Как здесь оказался погибший Энто? Почему он набросился на недавнего союзника? И почему, шекти, на меня оказался наведен ствол проклятой «Мотыги»?..
Ответ был только один. Его уже озвучил кроган...
Все встало на свои места, расстановка правых и виноватых закончилась, и единственное, что от меня требовалось — дождаться, пока Энто закончит, а затем выполнить работу.
Была только одна проблема.
Подобный исход меня не устраивал.
— Отпусти ее, Энто! — потребовал я, вставая и приближаясь к борющимся врагам.
— Да с какой радости?! — прорычал кроган, сжимая шею Дженту.
Та держалась из последних сил, бледное лицо было искажено...
— Я сказал, отпусти. Мы со всем разберемся!
— Идиот! — резко выплюнул Энто, но послушался и отпустил Дженту. Та свалилась на четвереньки и глубоко задышала. Вздохи прерывались сипением, руки дрожали, короткие, до затылка, волосы спадали со лба.
— С ней и так все понятно!
— Я сказал, мы разберемся!..
Кроган, не выдержав, заорал, плюясь слюной:
— Она уже разобралась со мной! Едва не проделала дырку мне в груди, застрелила Имбара в затылок, убила Санока!.. Она заложила нас всех!..
Я лихорадочно размышлял. Умом понимал, что едва не погибший кроган прав, его пытался убить «свой», нас всех предали... но Джента?! «Почему?» — стучала в голове мысль. Я не понимал себя. Не понимал, почему так не хочу позволить этому головорезу с Тучанки совершить то, что он имеет полное право совершить...
«Будь на ее месте кто-нибудь другой — ты бы первый его убил».
«Это здесь ни при чем!»
«При чем и ты знаешь это. Ты колеблешься, потому что...»
«Хватит!..»
Но долбанный внутренний голос был прав по всем статьям, и мне это не нравилось. Джента, Джента...

Препираясь с Энто, я неосмотрительно выпустил Дженту из поля зрения. Поэтому с опозданием заметил, как она, бросив тело вперед, схватила «Мотыгу» и вскочила на колени. Запоздало повернулся, но кроган ударом ноги уже выбил оружие из рук.
— Сука!..
Джента не успела довернуть ствол винтовки в сторону Энто, тот снова схватил ее за выступающие части бронекостюма и швырнул через всю комнату.
Я кинулся за ними.
Энто разозлился всерьез, и не оставалось сомнений, что на этот раз он никого слушать не станет.
Здоровяк подмял под себя девушку, чудом умудрившись не раздавить ее своей массой, и, ослепленный яростью, начал избивать ее.
— Оставь ее! — рявкнул я, подбегая...
Взмах лапой отбросил меня обратно. Повернувшись к девушке, обезумевший кроган снова обрушил на нее град ударов, и только пластины бронекостюма хоть как-то смягчали сокрушительную мощь кроганских кулаков.
Твою мать!..
Лежащий рядом «Клеймор» внезапно обрел поразительно четкие очертания. Я широко раскрытыми глазами посмотрел на него. Металл тускло поблескивал на коротком стволе. Покоился в положении «снят» язычок предохранителя.
Бывают моменты в жизни, когда действовать надо не раздумывая, доверившись лишь инстинкту, рефлексу... или подсознанию.
Подсознание решило все за своего хозяина.
Я схватил тяжеленный — Миса, насколько же тяжеленный! — дробовик обеими руками, приставил дуло к толстой шее крогана, на которой вздулись вены, сжал рукоять так, что на костяшках едва не треснула натянувшаяся кожа... и нажал на крючок.
Ублюдок, пошутивший однажды, что отдача «Клеймора» может сломать руку, наверное, даже не подозревал, насколько он прав. Словно оживший дробовик подскочил в моих руках, буквально вырвался из хватки и отлетел назад, зацепив прикладом
плечо. От резкой боли я невольно осел на землю, мгновенно онемевшая рука плетью повисла вдоль туловища...
Но я не обращал на это внимания. Лишь смотрел перед собой, на заваливающееся набок тело крогана. Шею его разворотило дробью, голова неестественно болталась на уцелевших мощных мышцах, сильное тело подрагивало в судорогах, но жизнь из него уже ушла.
Я припал на колено. В голове роились бесконечные мысли и одновременно было пусто. Создавалось ощущение, что выстреливший дробовик вырвал из меня еще одну частичку души. От которой, признаться, и так осталось материала — на половую тряпку не хватит...
В углу пошевелились. Обернувшись, встретился взглядом с глазами Дженты. На лице застыло выражение ужаса, боли, страха... и удивления.
— Это... эт... это... — заикаясь, просипела она.
— Это все, — оборвал я, вставая и поднимая с пола «Мотыгу». — Поднимайся.
Я не наставлял на нее оружие, но выразительно держал палец на скобе. Джента, пошатываясь, встала и оперлась рукой о стену.
— Кобура, — устало выдохнул я.
Одной рукой она щелкнула замком, пояс с кобурой и заключенным в ней «Палачом» с хлестким звуком скользнул на пол.
Не сводя с меня глаз, наемник сделала шаг вперед.
— Грундан... я... — она замолчала, подбирая слова.
Я криво усмехнулся и тихо произнес:
— Дай угадаю: ты не хотела?
— У меня не было выбора!.. Они бы меня все убили!
— А ведь есть за что, — съязвил в ответ.
Джента поморщилась и резко отвернулась. Поступила опрометчиво: боль по всему телу, видимо, тут же скрутила ее, и она мучительно охнула. Схватившись за створку сейфа, осела рядом.
— Бахир с ними. Бахир с тем, что ты еще и меня пыталась грохнуть, — тихо сказал я. Она промолчала. — Но как-то неприятно подыхать, не зная за что. Никто из них ничего тебе не сделал. А ты...
Джента внезапно взорвалась: 

— А что я? Что я, черт вас всех дери?! Вам же абсолютно похрену! Вам всем абсолютно похрену! Все равно, что от этого дерьма погибают сотни людей, азари, турианцев! Они все за деньги готовы делать что угодно и убивать кого угодно! — она вскочила, не обращая внимания, что я резко отскочил и чуть приподнял ствол винтовки, и, снова охнув от боли, захромала по комнате. — И ты! Ты тоже не лучше! Я-то, идиотка, надеялась, что хоть один нормальный нашелся в этой дыре! Которому не все равно, который хоть любить и сострадать не разучился, а ты!.. Ты!..
Первой мыслью было отвесить ей смачную пощечину. Проверено, помогает. Потом взять ее за шкирку, не забыть прихватить наркотики и вызвать Гарку. Задание выполнено.
Но ее слова остановили меня. Что-то беспокоящее чувствительно кольнуло в груди, и я заколебался. Значит, и я для Дженты не просто тупой вояка, с которым ее постоянно сводят боги?..
Проклятье...

— Что ты собиралась сделать? — спросил я, заставив Дженту сесть. Она недоуменно наблюдала, как я выставляю на стол перед ней пакеты с красным песком, и, накричавшись вдоволь, молчала.
— Ну.
— Забрать груз и спалить его к чертовой матери, — нехотя ответила она. — Нельзя его пускать в оборот, понимаешь, нельзя!..
Я напряженно размышлял. Слова Дженты меня задели.
Она была права. Имбар, Энто, я... мы все действительно потеряли ориентир в этом мире, разучились отличать белое от черного, добро от зла... меня вели сначала деньги — деньги, которые мне платила Гегемония, а затем — «Синие Светила». Потом путеводной звездой стала месть. Сладкая, упоительная в своем предвкушении, всепоглощающая месть, заглушающая голос разума и застилающая глаза. Для меня эта операция с наркотиками стала лишь шагом на пути к Тараку. Для Имбара, Энто? Не знаю, но скорее всего — деньги. И лишь Джента задумалась о том, сколько смертей мы, пусть и косвенно, но принесем этому небольшому миру, отдав наркотики в руки Арии.
Я колебался. С одной стороны — Ария, толпа ее головорезов — профессионалов высшего класса, огромное влияние и возможность достать для меня Тарака...
Я посмотрел на наркотики, взял один из крупных пакетов, подбросил на ладони. Скосил глаза. Джента наблюдала за мной с примесью страха, беспокойства и любопытства. Провел пальцами по шуршащей поверхности пакета. Чувствовал приятную тяжесть и хруст прогибающихся песчинок.
С другой стороны... я снова покосился в сторону сидящей. Она отвела глаза, встретившись со мной взглядом. Печально опущенные тонкие губы, вселенская печаль, скрытая в глубине темных глаз, ямочки на щеках.
«Красивая?» — ехидно спросил внутренний голос. Я вздрогнул.
«Заткнись. Просто заткнись».
«Ты сам все понимаешь. Она для тебя...»
«Заткнись!»
Но даже разговаривая с самим собой я не чувствовал уверенности в своих словах...
Подбросил и швырнул в общую кучу пакет с порошком. Убедился, что выгреб все, порылся в кармашке костюма и достал зажигательную гранату.
Джента безмолвно наблюдала, как я складываю пакеты, но увидев «зажигалку», не выдержала:
— Что ты делаешь?..
— То, о чем потом пожалею, — буркнул я, неуклюже пытаясь поставить таймер на гранате. Пальцы в толстой перчатке не слушались, я раздраженно стянул их с руки и застучал по клавишам. Мигнул дисплей.
— Грундан... — растерянно поднялась с места Джента.
— Заткнись, — я пихнул ее в сторону двери и шагнул следом. У порога обернулся...
На столе передо мной лежала короткая дорога к Тараку. Я заколебался. Могущество Арии, ее туманные намеки и насмешливая улыбка вместе с изображенным на датападе батарианцем жгли меня, словно раскаленным стержнем — тем самым, что наносили на кожу рабское клеймо на копях Кхар’Шана. «Красный порошок» подрывал «экономику» конкурентов Королевы Омеги, нанося ощутимый урон их бюджету и авторитету. Отдав его в руки азари... невольно вспомнились ее слова: «теперь ты знаешь свою цену».
«Боги, как же я хочу покончить с этим дерьмом!.. Кто бы знал, как же я хочу...» — мысль отдалась такой болью, что я даже стиснул зубы и, кажется, глухо застонал. Представил себе, как Ария, довольно улыбаясь, рассматривает пакеты с наркотиком, услужливо поднесенные ей Анто, а затем щелкает пальцами, и передо мной на колени ставят Тарака... ощущения были такими... сладкими, упоительными, словно всю свою жизнь я стремился к этому, словно цель мой жизни, моего существования — этот миг...
— Грун...
Я, все еще стиснув зубы до боли в скулах, почувствовал ладонь на своем плече. Не оборачиваясь, дернул и скинул руку с себя. И тут же об этом пожалел — дико захотелось снова почувствовать эти пальцы пусть и на закрытом бронекостюмом плече.
— Иди, — глухо произнес я. За спиной раздались удаляющиеся шаги. Я тоскливо посмотрел девушке вслед... и внезапно понял, что единственным оставшимся чувством, в котором я уверен, стала... усталость. Апатия. Равнодушие. «Плевать на всех, на Тарака, на Арию, на себя». Я покачал головой.
«Признайся самому себе, чего ты наконец хочешь».
«Я уже не знаю...»
«Знаешь. Хочешь быть кем-то для кого-то? Но для кого?.. И кем? Имей смелость прямо ответить на этот вопрос, Грундан Крул. Не будь идиотом».
Вдох, выдох. Сдавил фаланги пальцев и почувствовал облегчающую боль вместе с щелчками.
Короткое движение рукой.
Граната с глухим шлепком упала на пакеты.
Короткое яростное пламя вырвалось из своего стального плена вместе с отскочившим предохранительным рычагом. Оно трепетало и высекало искры, жадно охватывая все больше и больше упаковок с наркотиком...

Сказать, что Гарка расстроился, значит сильно погрешить против истины. Помощник Арии рвал и метал. Пинал все, что находилось на полметра выше уровня пола, сжимал и разжимал кулаки, нечленораздельно бормотал и одновременно рычал, едва не захлебываясь слюной, перемешанной со злобой.
Прибывшие с ним головорезы равнодушно наблюдали за своим огорченным вожаком и больше трепались между собой вполголоса. Джента, стоявшая за моей спиной, беспокойно топталась на месте. Я сохранял спокойствие. И, видимо, это еще больше бесило сородича.
Батарианец развернулся и резко остановился рядом со мной, приблизившись практически вплотную.
— Вы похерили все, что можно было похерить! — зашипел он сквозь стиснутые зубы.
— Наркотиков здесь не было. Не наша проблема, — спокойно парировал я. И едва удержался от ухмылки, вспомнив нехитрую процедуру, проведенную мной и Джентой с наркотиками...
Бандиты «Черепа» оказались существами аккуратными и держали достаточное количество утилизаторов, чтобы поддерживать чистоту на своей базе. Трех больших пластиковых корзин, заправленных в уничтожитель отходов, хватило, чтобы затолкать внутрь двадцать килограмм сожженного порошка, превратившегося в хлопья пыли и пепла, и выкинуть на ближайшей крупной помойке. После чего я связался с Гаркой и доложил о ситуации. В ответ получил лишь десяток матерных слов, но через полчаса батарианец появился.
— Что значит «не было»?! — снова взъярился Гарка. Казалось, его сейчас хватит удар. — Что значит «не было»?! — заорал он, срываясь на визг. — Вам было четко сказано — двадцать долбаных килограммов «красного порошка», расфасованного в пакеты по пять!
— Мы... — произнесла было Джента, но Гарка вскинул руку в уничижительном жесте и сказал, как сплюнул:
— Заткнись, шлюха!.. С тобой я потом разбе...
Скажи мне кто-нибудь, что я поступлю так, как поступил в следующие секунды — рассмеялся бы. В лицо. А потом еще раз. Бить своего сородича за то, что тот не слишком лестно отозвался о двуглазом? Тем более — человеке? Не смешите!..
Но ведь гляди ж ты... получилось все наоборот. Кулак сам собой взметнулся вверх и коротким, без замаха ударом свалил Гарку на землю. Попал в носовую трубку, на чувствительной коже мгновенно образовался синяк, из носа потекла слизь.
Батарианец зажимал лицо ладонью и силился встать. Когда ему это удалось, он покачнулся и развернулся ко мне.
Схватив за руку Дженту, я отодвинул ее в сторону, одновременно оценивая действия охранников, которых Гарка привел с собой. Показалось, или их стало на одного больше?..
Вглядываться было некогда. С коротким ревом Гарка ринулся на меня, сгибаясь и обхватывая широкими руками мою талию. Предсказуемо. Я, само собой, ударил локтем по спине и шее. В следующий момент мы уже катались по пыльной земле, как два голодных паразита, не поделивших между собой съедобные отбросы...
— Отставить!.. Тупые уроды! Гарка, сука, прекрати! Задницей ответишь!
Мы невольно обернулись на крик. Опустили кулаки. Я спихнул с себя батарианца.
Анто возвышался над нами и выглядел как классический сержант, какие есть в армии любого государства. Гарку он схватил за выступающую раму бронекостюма и поднял, как провинившегося питомца. За меня он хвататься не стал, и правильно — между свободным наемником и нанимателем отношения другие. Здесь за распущенные руки можно и пулю получить.
— Ничего тебе поручить нельзя, — прорычал «сержант» и отшвырнул от себя сородича. — В машину, мать твою!.. И вы тоже! — это уже нам. — Едем в «Загробную», там разберемся. И не позволь Боги хоть кому-нибудь из вас цирк здесь устраивать!..
Он развернулся и зашагал к транспорту. 

Клуб «Загробная жизнь» 
Она методично перебирала темно-синие четки и улыбалась. Улыбка была спокойная, но нехорошая.
За толстым матовым стеклом виднелись смутные очертания танцплощадки. Глухо бухала музыка, но отдаленно, словно не из этого мира. В этом же мире ничего похожего на музыку и в помине не было. Лишь витавшее в воздухе напряжение, да исходящая от могущественной азари энергия и власть.
— Так-так-так... — наконец произнесла Ария. И неторопливо перевела взгляд на Гарку.
Батарианец вытянулся и шумно втянул в ноздри воздух, но тут же спохватился и замер, словно боясь нарушить установленную боссом тишину.
Анто стоял рядом с диваном, на котором расположилась Королева Омеги, повернувшись боком к нам и к азари, скрестив мощные руки на груди и демонстрируя полнейшее презрение ко всему происходящему.
— Что скажешь, Гарка?
— А что тут говорить? — зачастил батарианец, невольно потерев разбитую носовую трубку. — С этой парочкой и так все ясно. Завалили всех, своих и чужих, нашли наркоту и забрали ее, а теперь пытаются...
Ария коротким жестом заткнула его, Гарка снова словно бы споткнулся и замолк. Лишь злобно зыркнул на меня и Дженту, стоявшую за моим плечом. Ее макушка едва доставала до моего плеча, и выходило, будто бы она прячется.
Впрочем, возможно так оно и было.
— Анто? — азари повернулась к своему первому помощнику. Корраган прогудел:
— Пусть Крул и Джента своей версией поделятся. Там — посмотрим.
Ария перевела взгляд на нас и чуть повела подбородком.
— Мы... — выступила было вперед Джента, но я, перед этим предусмотрительно наступив ботинком на ее ногу, надавил и отодвинул девушку в сторону:
— Пришли по наводке, пробились внутрь, зачистили помещения, нашли сейф. Наркотиков нет. Вызвали Гарку. Все, — демонстративно скрестил руки на груди.
Королева пиратов закинула ногу на ногу, не сводя с меня взгляда, помедлила... и снова улыбнулась. От этой многозначительной ухмылки меня окатило жаром, бронекостюм, пусть и со снятыми элементами защиты, оставившими лишь легкий композитный жилет, показался до невозможности тесным, сдавил ребра и легкие, я едва удержался, чтобы не сделать несколько судорожных вздохов... ладони вспотели, глаза словно застилало липкой пленкой...
Мне стало страшно.
Ария продолжала улыбаться. Выразительные жесткие глаза с хитринкой разглядывали меня.
Джента все порывалась вставить слово, но я, мысленно взвыв и выматерив ее упорство, сильнее надавил на стопу. Она тихонько ойкнула и отступила за мое плечо.
Я стиснул зубы. Сейчас решалось все. Даже то, насколько далеко мы с Джентой уйдем, выйдя из кабинета Королевы Омеги. Перед глазами встала донельзя неприятная картина: пятеро... ладно, не будем преувеличивать собственную крутость, трое мордоворотов выкручивают руки мне, следом ведут Дженту... уводят куда-нибудь в переулок и кончают с проблемой, то есть нами, самым что ни на есть привычным образом, так, как это всегда делали на Омеге — пулей в затылок.
Джента, словно желая подчеркнуть то, что мы с ней — команда, а не два отдельно стоящих наемника, спиной уперлась мне в грудь. Неясный, смутный запах ее волос щекотал ноздри, я невольно скосил в ее сторону взгляд, и подленькая, но спасительная мыслишка пришла в голову.
«А что если?.. Дженту? Ведь она начала всю эту возню, если бы не ее проклятый пацифизм, все было бы сделано правильно, она виновата, виновата, она ведь виновата, правда?.. Что, если... просто сказать правду, и тогда...»
«Нет». Едва представив себе это, я содрогнулся.
Нет. Ни за что. Не могу так. Почему? Не знаю. Просто — не могу и все.
— Что ж, — Анто задумчиво почесал подбородок и кинул взгляд на босса. Лицо той осталось непроницаемым, словно она потеряла всякий интерес к происходящему. Закинув голову назад, смотрела в потолок и слегка качала рукой в такт глухой музыке. — Вы, ребята, крупно прокололись. Не выполнили задание. Потеряли весь отряд. Оставили за собой кучу следов. Но. Главное. Наркотиков. Нет, — отчеканил он.
— Нет, — выпалил я.
Анто прищурился.
— Нет.
— Нет, — снова повторил я. И впервые за разговор позволил себе улыбнуться. — Не то «нет». Это не наш прокол. Ошибку допустили ваши шпионы, агенты, стукачи, кто угодно. Там не было наркотиков.
В глазах Коррагана мелькнула неуверенность, и она подхлестнула меня. Я глубоко вздохнул и продолжил:
— Гарка указал на базу «черепов», сказал, что там будет песок. Мы отправились туда и ничего не нашли, — я торжествующе улыбался, как если бы внезапно обнаружил, что Совет Цитадели в полном составе был отправлен на копи нулевого элемента куда-нибудь на Траверс. — Ошибка вашей «разведки», — акцентировал слово «вашей». — Наркотиков там никогда не было, нас отправляли вслепую. Ищите промах у себя.
Ария, не открывая глаз, усмехнулась. Гарка что-то злобно пробурчал за моей спиной, Анто же откровенно расхохотался:
— Вот так, значит? Скидываешь с себя всю обвинения, Крул? — он сделал шаг вперед и посмотрел в упор. — Значит, твоей вины тут нет, а? А чья же? Может, ее? — батарианец кивнул на Дженту.
Девушка резко, словно ее ударили, обернулась. Я невольно покосился в ответ. Ее глаза испуганно расширились, рот приоткрылся в невольном возгласе... ожидание моего ответа наверняка было весьма мучительным.
Усилием воли заставил себя отвести взгляд. Встретился глазами с Анто:
— Нет. Она выполнила свою работу так, как надо. В полной мере, — выдержав паузу, предусмотрительно добавил: — Так же, как и я.
Облегчение, испытанное Джентой, я ощутил почти физически. И чуть улыбнулся. Меня оно обрадовало, стоило признать.
Ария встала, давая понять: разговор окончен.
— Значит так, — она говорила тихо, но мы все замолкли и даже музыка будто стала играть тише — из уважения и страха к своей Королеве. — Вы получите свою долю. Хоть результат меня и не удовлетворил, но «Черепу» нанесен чувствительный удар, так что какие-то деньги вы заслужили, — в этих словах мне послышалось легкое презрение, словно все дело затевалось ради одних лишь денег. — Но больше здесь я вас видеть не хочу.
Неожиданно жесткое окончание разговора покоробило и задело, но я подавил в себе гордость. Т’Лоак могла позволить себе подобный тон. Я же — нет.
Она снова опустилась на мягкую софу, закинула ногу на ногу и коротким жестом отпустила нас. Сзади немедленно появились несколько головорезов — два турианца и один саларианец. Негрубо, но настойчиво
нас выпихнули в общий зал клуба... 

К бару «Астероид» мы подходили молча. Это уютное заведение располагалось в углу огромного зала, в центре которого находились танцплощадка и множество отдельных комнат. Маленькая комната, несколько весьма отдаленно размещенных друг от друга столиков и барная стойка. Тихо, спокойно... безопасно?
«Нет, просто тихо и спокойно», — усмехнулся я, нажимая на круглую кнопку. Дверь распахнулась, и мы с Джентой вошли внутрь.
Девушка, как только нас выкинули из покоев Арии, пыталась заговорить со мной, но я ее игнорировал. Может быть, я выглядел грубым, но на самом деле просто пытался потянуть время и разложить по полочкам вещи события... в первую очередь, для себя.
Заняв столик, я откинулся на стуле и прикрыл глаза. Подошедший саларианец, старательно, но безуспешно, изображающий профессионального официанта, склонился над столиком и принял заказ.
Первой паузу нарушила Джента.
— Спасибо... не знаю, как сказать... — она явно ищет поддержки, хочет, чтобы сидящий напротив сволочной батарианец подхватил разговор, откликнулся.
Сволочь молчит. Она вздохнула:
— Ты ведь правильно все сделал, разве нет?.. Я хочу сказать... мы сделали правильную вещь. Меньше этой нюхательной грязи, дерьма на Омеге меньше, понимаешь... — вновь сбилась.
Сволочь продолжает сохранять пассивно-унылое молчание.
— Одно мне только интересно, — кивком поблагодарив саларианца за стакан какой-то мутной жидкости, она провела пальцем по запотевшему стеклу. — Почему ты это сделал? По доброте душевной?.. Или... — она запнулась и снова перевела все внимание на стакан, — хочешь мне что-нибудь рассказать?..
Сволочь все-таки соизволила разлепить губы и нехотя пробурчать:
— Сам не знаю. Думаю, мне больше нравится наблюдать живой тебя, чем какого-нибудь ублюдка вроде Имбара...
— Или Энто? — договорила она за меня.
«Чтоб тебя, еще дерзит, девочка...»
— Или Энто, — сдержав злость, ответил я. — Сам не знаю... я топчусь на месте. Не добился ничего. Прошло две недели, я пасусь, как проклятый мутт* на лугах, за Тараком, а все, что получаю — чужие проблемы, вызванные чужим благородством, которые приходится решать мне. Объяснишь, почему?
Выплюнув сей монолог, я, скривившись, откинулся на стуле и демонстративно уставился в окно.
Джента молчала, задумчиво выводя причудливые рисунки из лужицы от конденсата со стакана.
— Все равно, — упрямо продолжила она, стряхнув с кончика пальца каплю, — ты сделал все правильно.
— Оставь свои проповеди, — уголок моего рта недовольно подернулся.
Джента хотела продолжить, но внезапное «бз-з-з!» заставило ее замолчать. Приглушенным светом отозвался ее инструметрон, извещая о поступившем сообщении. Девушка щелкнула по кружащейся иконке, прочла невидимую мне строчку и нахмурилась. Быстрый взгляд в мою сторону был настороженным и удивленным.
— Тарак, — одними губами произнесла она. Я кивнул и откинулся на стуле, отстраняясь от поля зрения камеры.
Отодвинув принесенные официантом тарелки, она разместила на столе круглый диск голорафического видеопереходника. Экран с односторонней видимостью выскочил перед ней.
— Тарак? — голос его заместителя самую чуточку отдавал неестественным спокойствием.
— Джента, — раздалось в ответ. Голос командира наемников прерывался фоновым шумом и треском. — Где ты шляешься?
— Подвернулась кое-какая работенка с неплохим результатом. Перевожу деньги прямо сейчас, — она застучала клавишами по клавиатуре, отвечавшей короткой вспышкой на каждой касание. Пискнул инструметрон.
— Вижу, — отозвался батарианец. — Это сейчас неважно. Я тебя искал долбанных три часа.
— Что случилось? — нахмурилась девушка, едва удержавшись от того, чтобы не покоситься на меня. Я придвинулся ближе, навострив уши — или как это они там выражаются...
— Перемещаем базу, — ответил Тарак. — Архангел, мать его, снес два перевалочных пункта и пнул под зад взвод «Затмения», оказавшийся не в том месте и не в то время.
— Черт! — выругалась Джента. Она прикусила губу в непритворном раздражении. — Наши потери?
— Один БТР, пятнадцать бойцов, среди них — Дофар и Физер.
Я знал обоих во время своей — очень кратковременной, если кто не заметил — службы на Омеге. Дофар, трехглазый батарианец, бывший майор морской пехоты Гегемонии. Перепить мог любого крогана, дрался по поводу и без, с пистолетом обращался виртуозней, чем с ножом — и с ним же он был несравненно хорош. Жаль, хороший был парень.
Физер — из той же оперы. Костлявый турианец, он ничем не походил на сородича Кубуса, да упокоится душа последнего на Божественных Лугах: грубый, злой и циничный, но преданный своему отряду из лично отобранных центурионов «Синих Светил». Преданный до гроба. Несмешная шутка...
— ...я перемещаю все операционные базы и штаб, — продолжил Тарак, пока я мысленно пообещал себе помянуть — пусть и бывших — сослуживцев. — Вторая и третья ПОБ** уже выдвинулись, первая собирается.
— А ты? — спросила Джента. Не удержалась и все-таки стрельнула взглядом в мою сторону. Я прислушался.
Тарак вздохнул:
— Я выдвинусь через два часа, надо кое-что утрясти. Переместимся на челноках на тридцатый уровень, оттуда через Трущобы на трех броневиках — к пункту «Эхо». Со мной штабное отделение и кое-какие документы.
— Поняла, — кивнула Джента.
«Я тоже понял, ага» — с ухмылкой подумалось мне.
Расположенные на тридцатом уровне Трущобы представляют собой, собственно, трущобы, достаточно известные своими обитателями и царящими нравами, чтобы все мало-мальски умные жители шарахались от них, как от чумы. Не то, чтобы остальная часть Омеги хоть как-то привлекала, скажем, интеллигентов с Цитадели, но даже на их фоне Трущобы вызывали страх и отвращение.
Основными обитателями тамошних окрестностей являлись ворка — целые стаи, мать его — и их неизменные хозяева — кроганы и батарианцы. Хватало и прочего галактического мусора, людей тех же. Выживали самые подлые, хитрые какой-то своей, извращенной изворотливостью, всегда готовые убить рядом стоящего. Ни медицины, ни нормальной еды жители Трущоб не имели. Как не имели аэрокаров, чтобы улететь оттуда, денег, чтобы купить место на случайном транспорте и, опять же, улететь к такой-то матери, ни даже энергетических лифтов, позволивших выбраться на «поверхность». Немалую роль в поддержании подобного статус-кво играли наемники, не заинтересованные в том, чтобы из Трущоб лезла всякая нечисть. Активно им в этом помогала и организация Ария, время от времени развлекавшая клиентов «Загробной жизни» неким подобием гладиаторских боев. Роль бойцов, разумеется, отводилась пойманным и посаженным в клетку жителям Трущоб.
И вот эти приятные места отводились под мои охотничьи угодья.
Замечательно. Люблю свою работу.
«Тебя ведь никто не заставляет, — напомнил въедливый внутренний голос. — Бросил бы свою допотопную „месть" и уехал к семье. Шенья — твоя жена, помнишь такую?»
«Да пошел ты».
— ...я поняла, хорошо, — Джента завершила разговор и убедилась, что канал закрыт. Диск-коннектор перекочевал в ее подсумок, и она подняла на меня глаза. — Мы меняем базу.
— Я слышал.
— Тарак хочет, чтобы я присоединилась к одному из отрядов арьергарда, которые будут прикрывать операционные базы. Мне надо идти.
— Тарак в Трущобах будет...
Она перебила меня, поморщившись:
— Слушай, я не хочу ничего знать. Да, я понимаю, что у него не слишком много шансов выбраться из Трущоб, учитывая, что теперь ты в курсе его передвижений.
— Да уж, дорога для броневиков там только одна.
Джента мрачно кивнула, соглашаясь. Побарабанив по краю тарелки с нетронутой пищей, она нахмурилась:
— Что будет со «Светилами», если Тарак умрет...
— Что будет с тобой, если Тарак умрет? — спросил я. Она гневно сверкнула глазами:
— Я не отделяю себя от «Светил», Крул. Это моя работа, она мне нравится. У меня здесь друзья, в конце концов. И есть чем заняться. Знаешь, я все чаще думаю, что с грязью на Омеге пора завязывать.
— Ты можешь уехать, — упрямо возразил я. — Только конченный идиот не воспользуется таким шансом.
— Да не могу я уехать. «Светила» — это все, что у меня есть.
— Значит, ты и есть та самая конченная идиотка, — подвел я итог.
Она наставила на меня палец:
— Грундан Крул, не воображай, что ты умнее всех. Сам-то какого хрена торчишь здесь, носясь со своей идеей кровной мести, как чертов проповедник с церковными книгами? Ехал бы домой, к семье. Она у тебя есть, между прочим.
«А она умна!» — глумливо отозвался внутренний голос.
«Цыц!»
— Это мое дело, — придушив своего невидимого собеседника, ответил я. — И после него я сразу уеду. С меня хватит.
Расплатившись, я встал и поправил кобуру. Хлопнул по сложенной винтовке, проверяя ее сохранность.
Впереди ждала работа. И месть. Как говорили древние, «месть перед подачей на стол следует остудить». Мысль истинного батарианца — куда там философам двуглазым...
Остановил меня тихий голос Дженты, еще не покинувшей своего места за столом:
— Грундан... — я обернулся. — А... — казалось, она была смущена тем, что собиралась сказать: — мы еще увидимся?
Неожиданно, я об этом не задумывался... хотя, Боги, кому я лгу? Задавал ведь себе этот вопрос с того самого момента, как она сказала «мне пора идти» и нашим путям предстояло снова разойтись в разные стороны.
Что я мог ей ответить? «Нет»? Мне не хотелось это говорить. «Не знаю?» Заманчиво — очень простой уход от искреннего ответа на вопрос. Пожалуй, именно так и стоит ей...
— Да, — ответил я. — Увидимся. Обязательно. 

*** 
Джейка нервировало все в этот день. Говоря точнее, ему, как и остальным бойцам штабного отделения, передалось нервное напряжение командира. Все они стояли друг с другом, растерянно наблюдая, как на посадочную площадку их штаба приземляется челнок.
Все началось не так давно — каких-то два часа назад, но создавалось полное впечатление, что Тараку в задницу воткнули раскаленный шомпол. Командир всех подразделений «Светил» поднял на ноги всех командиров и организовал внеочередной совещание — естественно, что на последнее Джейка не допустили. Его задачей был перебор документации и оказание необходимой огневой поддержки в целях защиты штаба.
Результатом совещания стала внезапная смена всех баз, сбор документов и подготовка к срочному отбытию, но самое странное началось потом.
В штаб прибыли «Стрельцы». Именно их челнок прямо сейчас приземлялся на размеченной сигнальными огнями площадке.
Джейк, разумеется, ни разу еще не встречал «Стрельцов». Да и мало кто вообще мог похвастаться встречей и дружеским общением с разведывательно-диверсионным подразделением «Синих Светил» на Омеге — единственным подразделением, которое не понесло потерь за два года. То есть вообще. Будь то стычки с конкурентами, рейды на их базы и — что более всего поражало — редкие перестрелки с «Архангелами». Они действовали как элитная группа быстрого реагирования, разведотряд, рейдеры и Бог знает кто еще. Без преувеличений, «Стрельцы» в узком кругу наемников были легендой, как были легендой Спектры Совета, спецотряды N7 Альянса, Гвардия Иерархии и ГСО саларианцев. 
Состоявшая всего из восьми человек, ведомых лейтенантом Александровым — что объясняло всем знакомым с земной историей название отряда — группа выбралась из челнока, когда тот еще не коснулся бетонированной поверхности, и направилась прямо ко входу в штаб. 
Их прибытие и наблюдали сейчас командир, Джейк и остальные «штабисты». Встречать гостей вышел сам Тарак.
Широкоплечий батарианец стоял на крыльце мобильного здания-модуля в полном боевом снаряжении. Обменявшись с Александровым рукопожатием — Джейк подметил, что он явно был привычен к этому чисто человеческому жесту — Тарак отошел в сторону, поманив за собой «стрельца».
Иногда Джейка радовало отсутствие внимания к нему со стороны старших командиров. Возможно, в силу возраста к двадцатипятилетнему необстрелянному наемнику не относились всерьез. Возможно, в силу недостатка огневой подготовки, который и обеспечил молодому землянину непыльную и относительно безопасную должность при штабе, который практически никогда не подвергался нападению врага — правда, с появлением на Омеге чертова Архангела ничто не являлось гарантированно безопасным.
Помогло это отсутствие внимание и сейчас. По крайней мере, пока товарищи Джейка восторженно пялились на семерых «стрельцов», методично перебиравших снаряжение и заряжавших приемник своих дорогих винтовок термозарядами, сам молодой наемник придвинулся ближе к Тараку и Александровому.
Подошел Джейк как раз на достаточное расстояние, чтобы услышать злое рычание Тарака:
— ...и никаких пленных, Алекс. Я хочу, чтобы этого ублюдка завалили при первой же возможности.
— Завалим, — спокойно ответил русский. — Первый раз замужем, что ли. Только будет ли он там?
— Бу-удет, — зловеще протянул батарианец. — Не может не быть.
— Что, личная неприязнь? — поднял бровь «стрелец».
Собеседник кивнул:
— Да. Узнал я его, скота. О Блице что-нибудь слышал?
Александров иронично хмыкнул:
— Да было дело. Та еще заваруха.
— Мы там оба были. А его командование бросило, — скривился Тарак. — Само так получилось. Не моя вина.
— Да, я не сомневаюсь, — невозмутимо отозвался русский, не выказывая иронии.
— Он не успокоится, пока меня не пришьет, — Тарак прикусил губу, и Джейку, искоса наблюдавшим за командиром, показалось, что помимо нервозности за этим непроизвольным действием кроется нешуточный страх.
Александров успокаивающе махнул рукой:
— Неважно. Не переживай. Он будет думать, что удивит нас, — мелькнула кривая улыбка. — Вместо этого мы удивим его. Давай, улетай и не парься. От «Стрельцов» еще никто не уходил...
Джейк не понял и половины разговора. Осмыслить услышанное ему не дал голос над самым ухом:
— Ладно, пора двигать! — сержант его отделения строил бойцов. — Все документы в сборе? Оружие проверено? Мэтлок, за архивный ящик головой отвечаешь! Ни шагу от него. С нами поедут «Стрельцы». Через Трущобы передвигаемся колонной, я, Мэтлок, Керри, Лутул — в первой машине. Сантос, Ценос, Джейк, Робо — во второй. Потеснитесь, половина «стрельцов» будут с вами. Вторая половина замыкает...
— Так, внимание, — прервал сержанта Тарак. Он прервал разговор с Александровым, который стоял в стороне и наблюдал. — Небольшая корректировка: я отправляюсь на этом челноке, — жест в сторону посадочной площадки, — срочно потребовалось мое присутствие кое-где. Документы оставляю при вас, — он оглядел «штабистов». — «Стрельцы» вас прикроют, но по пути ничего не должно случиться. Поглядывайте на местных в Трущобах, но в остальном вы наверняка доберетесь спокойно, — кто-то в шеренге «штабистов» удивленно переглядывался, но все сохраняли молчание. — До встречи на новом месте.
— Сэр, — кивнул сержант.
— Сэр, — повторили «штабисты». «Стрельцы» коротко кивнули Тараку, уходящему по направлению к работавшему на холостых оборотах челноку.
Промолчал только Джейк.


* мутт - травоядное животное, играет значительную роль в сельскохозяйственной жизни батарианцев;
** ПОБ - передовая оперативная база; основные полустационарные объекты небольших отрядов Вооруженных сил и крупных частных военных компаний; позволяют развернуть подразделения, обеспечив их всем необходимым для продолжительного автономного существования; 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 09.02.2014 | 1186 | 12 | Scavenger, Неправильный батарианец, Омега, архангел | Scavenger
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 33
Гостей: 27
Пользователей: 6

Kailana, Grеyson, ARM, bug_names_chuck, sav4akol, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт