Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife: Властелин глубин. Глава 2

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: турианский бизнесмен отказывается от услуг техника-кварианца и договаривается с человеческим инженером — вырезка из программки театра абсурда, верно? Однако на "Новой Атлантиде" возможны и не такие выверты. Здесь люди извиняются за события полувековой давности, здесь ржавеет техника стоимостью под сто миллионов, здесь известному тягой к азартным развлечениям крогану букмекерская контора без гарантий одалживает пятьсот тысяч, а человеческое казино с азарийским названием горячо приветствует рожденного на Палавене.





2236 г. Новая Атландида, Периметр, Северо-западный сектор, 1201-й остров, владение №1/44, офис компании «Арриго Секьюрити».

— Какая еще, простите духи, инвестиция? — Аррида стукнул кулаком по столу, аж рабочий терминал подпрыгнул.
— Прямая, — сказал Риг. — Это прямая ин-вес-ти-ция. Не боись, я все продумал и уладил. Дело верное. Доходность восемьдесят процентов меньше, чем за неделю.
— Ты уладил? — вздохнул Аррида. — Ах, ну да, конечно же. Тогда никаких вопросов, Риг. Я вот просто рукоплещу твоей деловой хватке.
— Не надо оваций.
Кроган, наконец, выдернул из кофе-машины сопротивляющуюся декстро-таблетку и заменил ее обычной, человеческой. Аккуратно, стараясь не сломать хрупкий механизм аппарата, нажал на кнопку активации. Прибор зажужжал, готовя напиток по личному вкусу Рига — дабл-эспрессо в объеме двух двойных американо. Чтобы почувствовать эффект, таких доз Риг обычно выпивал две-три. В кладовке «Арриго Секьюрити» лежит без малого двести килограммов кофе-концентрата.
— Ну хорошо, — кроган повернулся к напарнику. — Что тебя тревожит, Ари? Я же не первый раз так делаю. До этого ни разу не налажал. Что сейчас не так?
— Что не так? — Аррида прикрыл глаза и произнес фразу чуть ли не с кошачьим примурлыкиванием. — Не так, мой дорогой друг, что ты без моего ведома почти обнулил наш банковский счет. Не знаю, кто там твой букмекер, но он выдоил из нашего аккаунта триста пятьдесят тысяч. Очень быстро.
— Все верно, — кивнул кроган. — Именно столько я ему и дал. В платиновом векселе.
— Верно-то верно, — Аррида продолжал говорить, не открывая глаз. — Не буду сейчас интересоваться, кто позволил тебе обналичивать вексели единолично, без моего одобрения. Это ты как-нибудь потом расскажешь. Тут другое. Вот только днем я перекупил один весьма интересный контракт у Ли Пак Нама. И теперь мы должны ему почти полмиллиона на депозит по аукциону.
— И что?
Звякнула кофе-машина, но Риг, заинтересованный рассказом турианца, даже не дернулся.
— А то, что твоими стараниями у нас и двухсот тысяч теперь нет, вот что! — турианец снова хлопнул кулаком по столешнице. — Чем я буду расплачиваться с вьетнамцами?
— Что за контракт? — нахмурился кроган. — Почему я об этом узнаю последним?
— Потому, что у тебя не работает коммуникатор! — воскликнул Аррида. — Я тебя вызывал в режиме «сверхважно», но…
— Я уже говорил, — совершенно спокойно объяснил Риг, — что понятия не имею, почему ты не мог дозвониться. Я был на связи.
— Ты был вне зоны доступа! На Периметре это означает, что ты находился как минимум на глубине в двести метров!
— Чушь.
Кроган отмахнулся и вытащил из кофе-машины первую кружку. Свою собственную кружку — без малого в поллитра и с отломанной рукояткой. Все равно ни один из пальцев крогана и близко не проходил в отверстие.
Риг опорожнил кружку в несколько секунд, вернул ее на место и снова нажал на кнопку активации. Кофе-машина послушно зажужжала.
— Ну, чушь или нет — не знаю, — уже куда спокойнее произнес турианец. — Но мы должны полмиллиона за контракт, и неплохо бы найти эти деньги до конца дня. Собственно, наезды «Нам и Ко» мне не страшны. Не того пошиба контора. Но я уверен, Ли запротоколировал все наши договоренности по коммуникатору. И если он обратится в арбитраж Сервисного Бюро, то не видать нам продления лицензии. Хорошо, если вообще с Периметра не выкинут.
— Деньги будут через пару дней, — пообещал кроган.
— А мне нужно не позднее завтрашнего утра!
— Ладно, — Риг примирительно поднял обе руки. — Ходим по кругу. Расскажи, что за контракт.
Турианец, наконец, полностью взял себя в руки и, медленно вдохнув-выдохнув, произнес:
— Хороший контракт. У меня есть полное понимание того, как здорово мы его выполним. Только…
— Только? — прищурился кроган.
Аррида снова вздохнул.
— Только я понятия не имею, с кем его заключил.

***


Ситуацию с деньгами удалось разрешить в кратчайшие сроки. Помог, как ни странно, тот, из-за которого ситуация и накалилась. Риг внимательно выслушал описание проблемы, после чего в свойственной ему манере буркнул «не парься» и исчез на три часа. Вернувшись, бросил на стол Арриде долговую карточку на полмиллиона. Турианец даже не стал спрашивать, у кого кроган умудрился найти кредит на такую сумму — карточка сказала сама за себя. Идентификатор выдал принадлежность денег: кредит выдала букмекерская контора «Станция Девять» — та самая, где просаживал свои тысячи Джундор Риг. Судя по отметкам в плане погашения, кредит выдан сроком на две недели, причем в беспроцентном режиме он работал пять дней из четырнадцати. Остальное время проценты (памятуя привычку крогана их не платить) как бы тоже нулевые, но с такими мерзкими условиями выплаты и связанными по ним обязательствами, что лучше об этом не думать.
Но все же иногда полезно иметь компаньона, просаживающего все свои барыши на тотализаторах. Арриду мутило при мысли о том, сколько денег таким образом угробил Риг, но… Но результат активной азартной деятельности крогана — вот он, в считывателе банковского терминала.
После того, как денежный вопрос был решен, и в распоряжении Арриды попал, наконец, подписанный контракт на переуступку прав по «договору сопровождения» неизвестного клиента, турианец успокоился и принялся решать рабочие вопросы. Тут же возникла первая из непредусмотренных проблем, и называлась она «где взять инженера».
Изначально Аррида планировал привлечь к делу Маала’Кора — кварианца из «Глубоководных приключений, Лимитед». Парень, даром что совсем еще молодой, отлично разбирался во всех инженерных штучках, связанных с погружениями. Работал он по контракту, собственного дела не имел, и потому всегда был рад хорошему заработку на стороне — черным, не облагаемым налогами налом. Учитывая состоятельность клиента, срубить с этого дела кварианец сумел бы весьма неслабо. Однако ж, как говорят люди, нашла коса на камень — Маал’Кор внезапно отказался работать с Арридой, мотивируя это тем, что у того нет на руках твердого прямого контракта. Мол, переуступка прав лишает подрядчика известной доли ответственности (это действительно так — собственно, поэтому Аррида и решился провернуть эту историю с вьетнамцами). А где нет ответственности, там нет и хорошей сделки. Тем более, Аррида не мог вот прям сразу гарантировать кварианцу «достойную предоплату».
В общем, все это было очень странно. Аррида, весьма мнительный в бизнесе, насторожился. Его подозрения лишь укрепились, когда он получил отказ и у официального работодателя Маала — регионального менеджера «Глубоководных приключений». Официальная причина все та же — недостаточная прозрачность контрактных обязательств. Высочайшая репутация «Арриго Секьюрити», как и личности самого Арриды и Рига, на менеджера компании впечатления не произвели. Турианец начал подозревать, что не обошлось без подставы со стороны недругов Ли Пак Нама, ведь официально-то контракт по-прежнему был подписан «Нам и Ко».
Поговорив с мистером Ли вторично и вторично же получив заверения, что никаких финансовых проблем вьетнамская контора не имеет, Аррида лишь еще больше укрепился в мысли, что он схватил слишком уж горячий пирожок. И не с того стола, что еще обиднее.
Но делать было нечего. Срывать выполнение договора переуступки прав — однозначно опускать свою компанию на пару сотен позиций вниз по рейтинговой шкале. Откажись он сейчас от сделки — и грядущие пару лет они с Ригом будут сидеть без приличных клиентов. А значит, вкалывать по шестнадцать часов в день, получая за это гроши. Привыкшего к «налету достатка» Арриду это совершенно не устраивало. Надо полагать, что Рига, спускающего стотысячные состояния на тотализаторе, это напряжет еще больше.
Просидев почти час над списком независимых технических специалистов, Аррида обнаружил, наконец, интересное предложение. Интересное в том смысле, что и цена за нормо-час приличная, и сертификаты нужные имеются, и предоплата не требуется. Некий Л. Эндека, человек, продает свои услуги по обслуживанию и ремонту на-, над- и подводных технических средств. Турианец внимательно ознакомился с его резюме и с удовлетворением убедился в том, что человек — действительно бакалавр технических наук. И более того, уже больше семи лет работает в Атлантиде. Если его не выперли отсюда за столь солидный по местным порядкам срок, значит, работает на совесть.
Согласовать с Л. Эндека условия сотрудничества по обслуживанию «Титанов ADS-2» не составило труда. Личный ВИ-ассистент инженера сам вышел на связь и подписал драфт контракта за своего владельца.
По всему выходило, что человек давно уже сидит без больших заказов, раз его виртуальный помощник сразу же заграбастал себе контракт. Причем контракт, на самом-то деле весьма скромный по деньгам. Прижимистый Аррида планировал задекларировать в кост-матрице(1) расходы на техническое сопровождение раза в три дороже. В наше время, да еще в этом месте деньги нужно делать решительно из всего.
Оставалось самое малое — встретиться сначала с законтрактованным инженером, а затем — с клиентом. Последнее волновало турианца особенно — он по-прежнему ничего не знал о личности таинственного авантюриста.

***


2236 г. Новая Атландида, Периметр, Северо-западный сектор, Бухта Безводная

Офиса у независимого технического специалиста Л. Эндеки как такового не было. Аррида прибыл на оговоренное место встречи вовремя, и все глаза проглядел в поисках ангара или хотя бы лаборатории не углядел. Напротив небольшого плавучего дока — засилье плавучих и летучих судов самых разных видов и типов. На берег выходили исключительно складские строения, и даже набережной на берегу Безводной как таковой не было. Так, небольшая служебная тропинка с шаткими низенькими поручнями. Даже невысокому Арриде они были чуть выше пояса.
Бухта Безводная получила свое название не просто так. Будучи размещена на самом дальнем из возможных отрогов Периметра, она вся, целиком и полностью была усыпана плавающей и летающей над водой техникой. Самолеты, гидропланы, экранопланы, гидроглайдеры, конвертопланы и даже несколько подводных лодок — вся эта техника покачивалась, заслонив воду от света солнца. Аррида не был знатоком земного транспорта, но даже до турианца дошло, что многие из покачивающихся на воде экипажей… мягко говоря, устарели. Встречались откровенно древние конструкции. Например, вон тот летательный аппарат с примитивными воздушными винтами явно еще довоенной постройки. А стоящий через ряд от него здровенный и странный гибрид самолета и вертолета (Арриде все же хватало знаний понять, чем они отличаются друг от друга) — и вовсе какой-то раритет. Судя по значкам на сто лет не обновляемом борте, он знавал еще и докосмические времена. Во всяком случае, надпись USMC явно отбрасывала рождение раритета куда-то а позапрошлый век. Интересно даже, как этому плавуче-летучему динозавру вообще удалось сохраниться до сего дня?
До самого дальнего судна легко можно было добраться, просто перепрыгивая с крыла на крыло, с палубы на палубу, с рубки на рубку. Каким образом вся эта летуче-плавучая орда вообще покидала место стоянки, для турианца оставалось неведомым.
— Алло, ты меня ищешь? — позади раздался женский голос.

Аррида повернулся.
Человек. Женщина. Даже, скорее, девушка. Европейской наружности, но очень смуглая, черноволосая, с затянутыми на затылке в длинный хвост волосами. Под левой ноздрей — приметная точка родового пятна. В мочках обоих ушей — маленькие металлические украшения. Одета в опрятный рабочий комбинезон темно-синего цвета, с многочисленными карманами. Из того, что на левом предплечье, выглядывает фиксирующая скоба инструметрона — великой редкости устройство, по местным-то порядкам.
Турианец достаточно прожил на Земле, чтобы научиться различать возраст людей. Этой особе лет тридцать, может, чуть больше. Но выглядит очень моложаво, и прежде всего, из-за стройной, почти девичьей фигуры с изящными и нетолстыми — почти как у турианок, — ножками. Грудь тоже едва прослеживается, а необычно кругленькая физиономия обязана формой скорее строению костей черепа, чем свойственной людям прокладке из подкожного жира.
— Если вы Л. Эндека, то вас, — произнес Аррида. — Здравствуйте.
— К черту вежливость, мы тут не на великосветском рауте, — ответила девушка. — Да, я Лайза Эндека, привет. А ты, стало быть, Лабракус из «Аррида Секьюрити», да? Кстати, Лабракус — это имя или фамилия?
— Фамилия.
— А звать как?
— Аррида. Минар-Аррида, если полностью.
— Так Минар или Аррида? — девушка смешно наклонила голову в сторону. — Все вместе как-то громоздко.
— Можете называть меня Лабракусом.
— Хорошо, мистер Лабракусом.
— Лабракус, — поправил турианец.
— Хорошо, Лабракус, — согласилась Лайза Эндека. — Что конкретно от меня требуется? Я читала этот бред в черновике контракта. Смешно. Теперь рассказывай, что надо на самом деле.
Аррида замер с открытым ртом.
Обычно зрелище раззявившего пасть турианца воспринимается людьми… с опасением. Но девушка по имени Лайза стояла совершенно спокойно, скрестив руки на груди и чуть откинувшись от Арриды, словно в попытке получше рассмотреть инопланетянина.
Турианцы вообще на Земле редкость, а уж на Атлантиде особенно. Пикантности добавляло то, что человеческая женщина Лайза Эндека была на ладонь выше турианца. Но пикантно это было только со стороны. Сам Аррида давно уже привык смотреть на мир снизу вверх.
— Вообще-то, — сказал Аррида, — нет никакого подвоха. Действительно, нам нужен специалист по «Титанам ADS-2».
— Не дури мне мозг, Лабракус, — девушка нахмурилась. — Этих машин нет на Земле. Это же чисто азарийская разработка, и они ею ни с кем не делилилсь.
— Так вы, — Аррида не привык к фамильярности и по-прежнему общался с девушкой уважительно, — не имете опыта работы с азарийской техникой?
Лайза отрицательно покачала головой.
— Откуда? — риторически спросила девушка. — Техника азари на Землю не поступает. Ну, я имею в виду работоспособную технику, а не какие-нибудь куски фрегатов, что с орбиты падали. К слову, на Земле вообще по пальцам перечесть инженеров, имеющих опыт работы с машинами голубокожих.
— Но в контракте же было указано…
— Да я в глаза не видела твоего контракта, турианец, — усмехнулась Лайза. — У меня ВИ настроен так, чтобы любые приличные предложения тут же перехватывать. Ну, хочешь, подай на меня в суд. Только учти, что я ни в каких этих ваших Сервисных Бюро не числюсь, и надавить на меня трудновато. По многим причинам.
— Спасибо, мне все понятно, — Аррида вежливо поклонился полумошеннице. — Извините, что отнял время.
Турианец развернулся и направился по набережной тропинке прочь от девушки.
— Погоди, турианец, — крикнула инженер.
Аррида обернулся.
— Так ты что, в самом деле притащил на Землю «Тритонов» с Титана?
— Да, — почти даже не соврал турианец. — И мне нужен инженер поддержки.
Казалось, девушка крепко призадумалась. Помолчав несколько секунд, Лайза Эндека дернула головой, подошла к Арриде и произнесла:
— Сбрасываю половину с суммы гонорара, и ты даешь мне покопаться в этих штучках. Исправность и работоспособность гарантирую.
На этот раз пришла пора турианца усмехаться.
— Не пойдет, — заявил Аррида. — Я так мыслю, сударыня, что у вас ни гроша за душой. Сломаете мне дорогостоящий азарийский эксклюзив — что я с вас возьму? А если, не дай провидение, кто-нибудь пострадает еще? Нет, не пойдет.
— Тебе нужны финансовые гарантии? — на лице девушки сложилась косая ухмылка.
— Разумеется.
Аррида был готов завершить разговор, поэтому сделал движение, будто поворачивается и уходит. Что-то его удерживало у этой странной невежливой особы, но турианец накрепко решил не показывать вида.
И уловка сработала. Девушка схватила его за рукав костюма и с неожиданной для столь хрупкой особы силой повернула к себе.
— Смотри сюда — девушка кивнула головой в сторону акватории, и сопроводила это очередным рывком за рукав турианца. Аррида по возможности бережно освободил руку — костюм стоил восемь тысяч кредитов, и рвать его в ближайшие планы не входило.
— Что видишь, турианец? — спросила девушка, оглядывая вместе с Арридой Безводную бухту.
— Корабли, — ответил Аррида. — Самолеты. Глайдеры. Экранопланы. Две подводных лодки.
— Сколько это все стоит, как считаешь?
Аррида не был силен в оценке стоимости техники, но самые грубые прикидки давали примерно двадцать пять — тридцать миллионов. Это по самой нижней планке, если даже техника не в лучшем состоянии.
— Миллионов на десять потянет, — нерешительно произнес он.
Девушка искренне, в голос захохотала.
— Ну, пусть по твоему будет, — сказала Лайза, утирая рукавом выступившие слезы. — На самом деле каталожная цена всей этой армады — семьдесят пять миллионов.
— Откуда вам это известно?
— Откуда, — фыркнула девушка. — От верблюда! Я сама ценники на летные и плавсредства писала, дурашка ты костерожая.
Аррида проглотил оскорбление. Просто потому, что высказано оно было вовсе не в обиду.
— Ну хорошо, — турианец повернулся к Лайзе. — Какое это все имеет отношение к делу?
— Прямое, — девушка вернула себе серьезный вид. — Прямо сейчас я готова подписать дополнительное соглашение к контракту, где все финансовые и страховые риски, связанные с ненадлежащим обслуживанием «Тритонов», я беру на себя. В качестве залоговых активов я выставляю вот все то, что ты видишь. У меня на руках документы на все эти корабли, самолеты и глайдеры. Даже подводные лодки — и те тоже мои.
Если что-то и могло удивить Арриду до состояния «открыл пасть, развел мандибулы», так вот такое признание. Но визуально турианец остался совершенно спокоен. Еще раз оглядев бесчисленный парк техники, он понял, почему суда и самолеты стояли вплотную друг к другу. Ими просто никто не пользовался. Ну не может один человек каждый день вытаскивать в море новую посудину.
И уж точно, она не врет насчет принадлежности всего этого флота. Кому нужен раритетный хлам, пусть и на ходу, место которому в музее довоенной техники? Другое дело, как ей удалось набрать такую армаду. И почему она вся тут хранится…
Но это уже вопрос чисто информационно-юридический.
Без сомнения, Аррида все досконально проверит. И сам проверит, и привлечет нужных специалистов. Благо скидка, которую сходу выкатила эта сумасшедшая, вполне позволяет прогнать через базы данных флот размером и побольше.
Турианец повернулся к женщине-инженеру и медленно, с достоинством кивнул.
— Хорошо, — произнес он. — Отправляйте мне копии всех документов на корабли, и самое позднее сегодня к вечеру я пришлю вам допсоглашение к контракту.

***


2236 г. Новая Атландида, Периметр, Северо-западный сектор, 2-й остров, казино "Армали"

Уж повелось, что сделки по сопровождению в Периметр заключаются подальше от Периметра. Обычная практика — аренда зала переговоров где-нибудь на Большом острове, подальше от во всех смыслах мутных вод периферии. Аррида решил не рвать шаблон и встретиться с клиентом в цивилизованном месте.
Цивилизованным местом по предложению самого турианца стал главный игорный зал Северо-западного сектора Большого острова. Самое старое казино, которое запланировали еще в первом проекте Острова Победы.
Согласно первоначальным задумкам, каждый из лепестков острова должен был представлять одну из рас — победителей Жнецов. Юго-западный лист принадлежал Альянсу, то есть человечеству. По соседству, на западе, располагались территории, «принадлежащие» турианской Иерархии (с небольшим включением волусской культуры). Следуя карте реальной Галактики, весь северо-запад по этой же причине отдавался за азари, и запланированное к строительству казино сразу же получило имя «Армали». Так случилось, что в свете последующих маркетинговых передумываний ни у кого из гениальных маркетологов не возникло ни единого вопроса к названию. Казино так и открыли под оригинальным именем.
Если бы кто-нибудь спросил у Арриды, с чего бы он предложил клиенту встретиться именно в «Армали», турианец бы и не ответил. Вот пришло в голову — и все. Так и было, хотя сам Аррида подозревал, что место встречи навеяло азарийскими глубоководными аппаратами, с которых стартовала инженерная возня.
Сейчас, когда вопрос техподдержки де-юре был решен, со всеми необходимыми контрактами и дополнениями к ним, оставалась одна единственная, но и самая важная часть сделки. Собственно, встреча с клиентом и официальное подписание контракта. Аррида с нетерпением ждал этого момента. Подпись под договором оказания услуг автоматически означала, что забронированная в биллинговой системе сумма вернется на счет «Арриго Секьюрити». И не одна, а с усилением в виде предоплаты за сделку. И тогда турианец расплатится по всем долгам. Подобно большинству соплеменников, да и просто будучи здравомыслящим, Аррида не любил сидеть в долгах.

Транспортная сеть Атлантиды весьма своеобразна. Периметр практически лишен транспорта в классическом его понимании. Многочисленные острова и полуострова соединяются где как, без всякой системы. Нет и никогда не было никаких схем, карт или подробных инструкций, как из точки А добраться в точку Б. Всяк сам себе хозяин: кто-то обходится своими двумя, иногда пересаживаясь в недорогие лодки-рикши с наемным перевозчиком. В движение легонькое суденышко приводится примитивным педальным приводом, наподобие того, какой люди используют в велосипедах. Аррида много лет провел в Юго-восточной Азии и не только насмотрелся на засилие двухколесной техники, но и, чего греха таить, сам овладел искусством сохранять равновесие на шатком и хрупком педальном транспорте. Была у турианца и собственная лодочка-рикша в одной из бухт-парковок. Но когда Аррида ставил свои сильные ноги на педали — он и сам уже забыл.
Другие предпочитают перемещаться с комфортом. Для этого есть персональные глайдеры. Без какого-либо эффекта массы они послушно и почти бесшумно скользят над поверхностью воды, но не касаясь ее. Аррида понятия не имел, на основе чего двигаются эти небольшие кораблики. Знающие люди объясняли, что все дело в какой-то двухмагнитной подвеске, что ли. Турианец ничего не понимал и глайдера своего не имел. Исключительно из практических сображений — до любого нужного ему места он отлично добирался или пешком, или на третьем по счету, но первым по распространенности транспорте — воздушных капсулах.
Любой, кто слышит такое название, думает, что воздушные капсулы летают по воздуху. На деле все наоборот, они двигаются под водой. А точнее, ниже линии водоизмещения плавучих островов. По сути, это разветвленная сеть пневматических патронов на два-четыре человека каждый. За пределами Большого острова — сеть разрозненная, с крайне запутанной схемой и потому весьма плохо сбалансированная по пропускной способности. Но зато на главном острове Атлантиды…
Аррида прибыл к «Армали» на стандартной для Большого острова модели воздушной капсулы: пилюлеобразном купе на четверых. Вместе с турианцем довелось ехать пожилой семейной паре — явно бывший чиновник и его жена на отдыхе, — а также еще одному немолодому хомо. Интересный тип, однако. Несмотря на солидный возраст и белоснежную шевелюру, перемещался он на диво шустро. Человек буквально катапультировался из тесного купе за одну остановку до казино.
Аррида, сам переваливший за семьдесят, завистливо посмотрел на темнокожего обладателя платиновой прически. Его собственный возраст уже плотно подкатывал к «окончанию зрелости», и турианец ощущал, как организм начал разбалтываться. Люди же научились сохранять стопроцентную активность до девяноста, и даже до ста с лишним лет. Что поделать, податливый геном — мечта специалиста по генной терапии.
— Пункт прибытия казино «Армали», — сообщил бесплотный голос. — Желаем вам приятного отдыха!
— Спасибо, — буркнул Аррида, вылезая из капсулы. — Вот только я тут по работе.
Бесплотному голосу было все равно. Дверцы капсулы постояли открытыми двадцать секунд, так и не дождались ни одного пассажира, после чего с плотным хлопком закрылись. С менее громким звуком затворились внешние створки, и спустя секунду воздушная капсула унеслась по своим транспортным делам.
Аррида огляделся.
Вход в «Армали» не поражал воображение. Ну, во всяком случае тут, на «подводном» этаже. Труба пневмотранспорта выходила в небольшой, но довольно длинный коридор, ведущий к самому нижнему из возможных входов в казино. Конечно, здесь было и чисто, и освещено, и в целом опрятно. Однако ничего из того шика, который ожидает гостей, прибывающих по воде и суше. Считалось, что правильные посетители «Армали» не пользуются тесными воздушными капсулами и путешествуют на персональных глайдерах или даже флаерах — редких и дорогущих на Атлантиде летающих машинах. А здесь же, через нижний коридор, до казино добиралась обслуга и те из посетителей, кто пользовался услугами заведения скорее из тяги к культурной жизни и относительно недорогим развлечениям. Беззаботные девушки, ищущие бесплатных приключений, или их сверстницы, продающие близость за вполне реальные кредиты — все они также приезжали в «Армали» на пневмотранспорте.
Но стоило Арриде пройти сквозь односторонне видимую завесу на входе, как все тут же изменилось.
Незатейливый, «под гранит» рисунок на стенах поменялся на пышный тессианский бархат. Под ногами словно сама собою нарисовалась ковровая дорожка, а освещение над головой тут же и усилилось, и растворилось по всей площади потолка. Панели светили неровно, играя друг с другом и запуская несильные, но ощутимые световые волны.
На стенах раздающегося вширь коридора появились виртуальные окна. Стереопейзаж за ними покорял достоверностью. Турианец не был на Тессии, но панорамами Армали любовался не раз. В учебниках, развлекательных и познавательных программах, наконец, на виртуальных открытках и на сувенирке, что ходила по Палавену. Народ азари с давних лет числились одним из верных союзников Иерархии, и турианцы отдавали должное изящным и грациозным постройкам голубокожих. По мнению Арриды, Армали — один из самых, если не самый красивый город на родине азари.
Горловина коридора плавно переходила в холл, обтекая стойку администратора и пологими спиралями двух лестниц завиваясь наверх, к основным этажам заведения. По обеим сторонам от стойки находились незаметные глазу, но хорошо уловимые техническим зрением поля сканеров, совмещенных с масс-иммобилайзерами. Как-то раз Аррида видел, как в такое поле, словно муха в паутину, вляпался мутноватый типчик — явно сынок какой-то корпоративной шишки. Бесшумно блеснул предупреждающий сигнал, и парень замер, будто вокруг него остановилось время. Охранники, до того совершенно невидимые, тут же вышли из маскировки, и вытащили товарища из ловушки. Оказалось, человек тащил с собой микробар с запасом горячительного. Идиот, иначе и не скажешь — в казино уровня «Армали» можно заказать и моментально получить любой из известных и даже неизвестных на Земле напитков. Говорят, тут даже ринкол держат — специально для тех из кроганов, кто пожалует разбрасываться честно (или нечестно — это никого не волнует) заработанным.
— Добрый вечер, господин Лабракус! — улыбка на лице администратора.
Женщина лет двадцати-сорока. Точнее Аррида определить затруднялся — люди-женщины, в отличие от мужчин, очень долго сохраняют «законсервированный» внешний вид.
— Забронированный за вами кабинет подготовлен, — произнесла женщина, — пожалуйста, поднимайтесь на уровень три.
— Спасибо, — кивнул Аррида. — Но как вы меня опознали? Я сегодня без идентификатора.
Это было правдой. Турианец решил не брать карточку регистрации, поскольку захватил с собой контейнер с полноценным юридическим ВИ, который легко подтвердит личность владельца.
— Господин Лабракус, — еще шире улыбнулась женщина. — На Атлантиде вы наш единственный гость с Палавена за последние девятнадцать месяцев! Неужели мы вас не узнаем? Это было бы в высшей степени… некрасиво.
— М-м… — промычал турианец. — Да, я как-то не подумал.
Аррида внешне смутился, хотя внутри сжался, как пружина. Что и, главное, как произнесла администратор, было трижды тридцать три раза завуалированной издевкой. Женщина, безусловно, отлично знала настоящую, а не изданную в Сети историю исхода турианцев из Солнечной системы. И не преминула подколоть «костерожего» на тему его уникальности на планете.
Может, и не уникальности, но в самом деле на Земле жили единицы… Хорошо, может, десятки турианцев. Преимущественно тех, кто на момент памятного туриано-человеческого раздрая находились в разной степени бессознательности, выздоравливая после тяжелейших ранений. Аррида, например, потерял чуть ли не половину грудной клетки. Кое-где его корсет до сих сшит из биополимерных имплантатов, адаптированных под декстро-физиологию. Надо отдать должное, люди умеют лечить инопланетян. И раньше умели, и сейчас с охотой помогут любому, кому это действительно нужно. Даже научились устранять кварианцам эту их гипераллергическую реакцию.
А вот родня с Палавена, похоже, уже полвека назад позабыла не только как лечить, но и вообще многое что из того, что забывать нельзя. Во всяком случае, никто не вернулся в человеческие госпитали за лежащими без сознания ранеными. Когда Флот решил покинуть пространство Альянса, он ушел быстро и решительно. Никто не спрашивал у Минара-Арриды Лабракуса, хочет ли он остаться на Земле. Его и еще несколько десятков тяжелых просто бросили.
Поступок, немыслимый для граждан Иерархии. Турианцы славятся тем, что вытаскивают с поля боя даже трупы — пусть и приходится заплатить за эвакуацию одного еще тремя.
Но тогда произошло именно оно — невозможное. Так Минар-Аррида Лабракус и остался на планете людей. И с тех пор где-то далеко внутри себя он вздрагивает, когда кто-либо напоминает о событиях полувековой давности.
— Прошу на элеватор, господин Лабракус, — снова эта радушная, естественная… но вместе с тем холодная улыбка. — Ваш деловой клиент уже прибыл. Он опускается с посадочной площадки главного здания.
Вот как! Клиент действительно серьезный. Настолько серьезный, что пользуется даже не дорогущими корпоративными флаерами, подвозящими новых посетителей, а настоящими воздушными судами, прилетающими с континента. Или даже орбитальными шаттлами! И самолеты, и шаттлы принимаются только от тех их владельцев, в ком администрация «Атлантиды» не сомневается ни на гран. А кроме того, для доступа к посадочной площадке нужно разместить в местном банке соли-и-идный такой депозит миллиончиков на десять-пятнадцать.
Воздушная гавань «Новой Атлантиды» — изящная, почти невесомая площадка в пару футбольных полей размером. Ею оканчивается Копье Атлантов — шпиль самого высокого здания острова. Каким образом это шаттлоприемное чудо не валится вниз — одним разработчикам известно. Наверняка не обошлось без использования искусственной гравитации на базе эффекта массы.
Настроение Арриды, стоило подумать о таких объектах и сопоставимых им суммах, резко поднялось. Возможно, удастся продать клиенту еще немало дополнительных услуг. Из числа тех, что не входят в сумму основной сделки.
— Спасибо, — турианец кивнул администратору.
— Это моя работа, — чуть-чуть склонила голову женщина. — К тому же, нам очень приятно, что гости Земли выбирают наше заведения для ведения бизнеса. Это честь для «Армали».
Аррида чуть не споткнулся. Обернулся на администратора.
— Гости Земли? — переспросил турианец.
— Я имела в виду…
Казалось, женщина смущена.
— В смысле, что представляющие разные галактические народы, господин Лабракус.
Турианец мысленно поапплодировал. За долю секунды женщина-человек выдала именно ту формулировку, которая никого не задевает. Сказала бы «расам» — ее можно было бы обвинить в расизме. Произнесла бы «инопланетные» — та же история. Можно было бы трактовать как скрытая ксенофобия. А вот «галактические народы» и «гости Земли» — это в высшей степени политкорректно.
Буть проклята эта политкорректность во веки веков.
Аррида снова учтиво кивнул администоратору и направился к лестнице. Все шесть с половиной витков, которые спиральный элеватор возносил его в святая святых «Армали», турианец напряженно думал, кем же может быть его таинственный клиент. Вариантов немного, но все же больше, чем один.

Главный зал «Армали» — это вотчина очень, очень хорошо обеспеченных людей. И не людей. Настолько обеспеченных, что теряет смысл нарочитая роскошь или показное великолепие. Гости здесь не хвастаются успехом, здесь его скромно демонстрируют одним своим присутствием. Арриде, к примеру, ни в жизнь бы не хватило решимости зарезервировать кабинет, не укажи клиент в своей заявке, что оплатит все накладные расходы. Часовая стоимость аренды зала для переговоров в полтора раза превышает среднемесячный доход Арриды. На фоне таких трат сумма контракта в шестьсот с лишним тысяч уже не кажется запредельной.
Что куда приятнее, не кажется она и предельной.
Подобно большинству помещений казино, это представляло собой круглый зал, поделенный полупрозрачными перегородками на функциональные зоны. Перегородки низенькие, со множеством проходов, и скорее номинальные. Но дело свое они делали — не мешали свободно перемещаться из зоны в зону, но исключали разброд и шатание. Пустопорожних гуляний тут вообще никто не проявлял: все присутствующие были заняты своим делом — кормили казино.
Все четыре рулетки — настоящие, с большими, тяжелыми колесами-сепараторами и шариками из кости огромных земных млекопитающих, живущих где-то в экваториальной области планеты. Рулетки правильного казино напрочь лишены высокотехнологичных штучек — запускаются они исключительно рукою крупье, вращаются в примитивных гидравлических подшипниках, изолированных от внешнего мира и опломбированных для большей верности. Единственным признаком современности являются голографические игровые фишки и долли(2). Размещать виртуальные ставки все-таки намного удобнее, чем морочиться с ворохом пластиковых кругляшей. Впрочем, говорят, в VIP-залах казино, куда заказан вход рядовым игрокам и где совершаются воистину космических масштабов ставки, есть и полностью материальные рулетки с настоящими фишками из драгоценных металлов.
Столы для пунто-банко расположены во «втором игровом поясе» вокруг рулеточных. Всего их тоже четыре. Там чуть тише, чем в зоне «колес фортуны», хотя бы из-за куда меньшего количества зрителей. Баккара — не самый зрелищный вид отдыха, хотя вот самому Арриды карточная игра кажется интереснее, чем тупая перепалка с духом случайности вокруг диска с тридцатью семью ячейками.
Третий игровой пояс по сути не был таковым. Раскиданные по залу столы для блэк-джека и покера расположены в видимом беспорядке, хотя система в их расположении, конечно же, есть. А вот столь нелюбимый (больше даже, чем рулетка) Арридой крэпс в этом игровом зале отсутствует вообще. Вот и хорошо.
В игровой зоне казино никогда не бывает шумно. Турианец много раз пытался понять, в чем тут дело, но тайну этого парадокса так и не раскрыл. Казалось бы, разгульное проматывание сотен тысяч должно стимулировать выплеск эмоций. Да и крепкие спиртные напитки здесь в изобилии, только махни рукой — и тебе принесут, что закажешь. Да, постоянный ровный шум десятков голосов. Да, взрывы аплодисментов, когда сыгрывает особо удачная ставка. Да, шорох дорогой одежды, порою звон бокалов — бьющихся о паркетный пол или тренькающих в приветственном соударении. Да и музыка, уж на что Аррида не фанат человеческой лирики, весьма приятная, и не сказать, чтобы заставляет повышать голос.

Но — тихо. Настолько, что без проблем услышишь обращение с полутора метров.
— Господин Лабракус, — скорее утвердительно, чем вопросительно.
Аррида повернулся.
Мужчина. Не официант, не охранник. Не администратор и не профессиональный служащий, только что сдавший смену за игровым столом. Просто человек в хорошей даже на вкус Арриды одежде — не особенно пафосной, но и не диссонансно-скромной.
Сам турианец тоже принарядился, не без этого. Но классический амрон(3) Арриды, пусть и выполненный из дорогущего монополимера, все-таки серьезно уступал человеческим нарядам в гармоничности применительно к этому месту. Он одновременно и выделялся чужеродностью, и, в то же время, казался недостаточно изящным — по мнению Арриды, разумеется.
Человек же был одет с иголочки. Темно-серый вечерний костюм модного сейчас полувоенного покроя, перламутрово-белая сорочка со строго отмеренной длиной манжет, что выглядывают из-под пиджака. Непременный галстук-бабочка, пусть и с кардинально подрезанными крыльями. Совершенно незаметный внешний вид, если начистоту. И очень обстоятельный.
А вот что касается владельца этого вида… Мужчину Лабракус уже видел, причем совершенно недавно.
Темно-коричневая, изрезанная мелкими морщинами кожа и платиново-белесая короткая шевелюра, где каждый волосок закручен в маленькую, но упругую, идеально выровненную по длине пружинку. Этот человек вышел из капсулы пневмотранспорта на одну остановку раньше Арриды. Каким образом он успел добраться сюда перед турианцем и переодеться — что называется, вопрос столетия.
Беловолосый дождался, пока Аррида повернется к собеседнику, и произнес:
— Добрый вечер, господин Лабракус.
— Добрый.
— Меня зовут Алан Морт. Я представитель заказчика ваших услуг.
— Очень приятно, господин Морт, — Аррида церемониально заложил руки за спину и отвесил едва заметный поклон, переходящий в среднего масштаба приветственный кивок.
Арриде показалось, что человек проявил невозможную для своей расы тактичность, бросив оценивающий и уважительный взгляд на верхнуюю черепную пластину. Впрочем, нет. Наверное, показалось. Не может человек, пусть и немолодой, знать традиции самопрезентации Иерархии. Турианцы как однажды наглухо закрыли свою культуру перед Альянсом, так и не раскрывали до Войны. А после этого…
После этого турианцы исчезли из человеческого сектора.
— Должен ли я понимать, — произнес Аррида, — что общаться с буду с вами и только вами?
— Нет, — улыбнулся мужчина, сверкнув неимоверно белыми зубами. — Переговоры будет вести мой босс. Скоро вы с ним встретитесь.
— Это хорошо, — Аррида вернул улыбку, на треть раскрыв челюстные пластины. — Честно говоря, не терпится узнать, с кем же я заключил столь интересный контракт.
Ритуальная белозубая улыбка.
— Господин Лабракус, — мужчина вежливо взял турианца под локоть. — Я как раз хотел предварительно побеседовать с вами по поводу контракта.
— Да? О чем?
— Может, пройдем в арендованный вами кабинет? — предложил человек. — Там уже все готово к переговорам. У нас еще восемнадцать минут до прибытия босса, мы вполне успеем провести кое-какую подготовку.
— Не против, — ответил Аррида.
Вслед за неожиданным посредником турианец проследовал в один из уголков главного зала, если вообще можно представить себе угол круглого помещения. Но дверь в арендованный кабинет именно что скрывалась в углу. В минимуме освещения, незаметная для посетителей, словно бы на виду, но и спрятанная в то же время. Аррида огляделся вокруг и внезапно понял, что все двери, ведущие из игровой зоны, замаскированы так же великолепно. Кроме, разумеется, центрального входа — ярко освещенного и скромно-богато (в лучших традициях азари) декорированного по стенам.
Один из охранников казино заметил движение Арриды и человека, но едва глянул на Алана Морта, как тут же расслабился и даже позволил себе что-то типа уважительного движения головой.

 Темнокожий пересек линию сканирования, дверь автоматически скользнула в стену и также самостоятельно закрылась, стоило Арриде переступить порог. За дверью, вопреки ожиданиям Лабракуса, оказался не кабинет, а довольно долгий коридор. Весь он был заполнен приятным глазу темно-голубым светом, струящимся с потолкам и стекающим по стенам. Ноги бесшумно ступали по мягкой ковровой дорожке — почему-то конфликтующего со стенами темно-оранжевого цвета.
Алан дошел до конца коридора, вручную открыл овальную створку и пропустил Арриду внутрь.
Кабинет оказался небольшим и обставленным, словно в диссонанс с виденным Арридой ранее, сугубо по деловому. Овальный стол, четыре кожаных кресла, огромный экран коммуникатора на стене и портативные терминалы «Острая мысль» на каждом из четырех мест.
Из необычного разве что наличие уютного кожаного дивана у стены и еще одного стола перед ним. Поменьше переговорного, похож на журнальный, но на столешнице — не планшеты с периодикой, а две бутылки человеческого вина и цилиндрический графин янтарного дранга(4). Турианец удивленно дернул челюстными пластинами. Это совершенно точно дранг — на вид с чем-нибудь перепутать палавенский напиток также сложно, как ошибиться с убийственным кислотным вкусом кроганского ринкола.
— Присаживайтесь.
Алан Морт указал рукой на диван. Дождавшись, пока Аррида усядется, сам присел с другой стороны. Большой стол для переговоров остался в одиночестве, незримо декларируя, что вот прямо сейчас, вокруг трех емкостей с винами, разговор пойдет не о бизнесе.
— Прежде всего, я бы хотел извиниться перед вами, — Алан начал совершенно неожиданно.
— Извиниться? — переспросил Аррида. — За что?
— За человечество, разумеется, — сказал беловолосый. — Точнее, за ту его часть, благодаря которой вы застряли на чужой планете, в окружении чужих существ.
— Я бы не хотел сейчас об этом говорить.
— Я понимаю, — Алан Морт медленно склонил голову. — Но все же я долгое время служил в Альянсе, и считаю, что несу ответственность за действия людей. Не скажу, что рьяно выступал против отказа вашим сородичам, но и тогда, и сейчас не считаю, что мы поступили правильно.
— Извинения приняты, — отрезал Аррида. Он и в самом деле не хотел развивать эту тему.
— Благодарю. А теперь позвольте кое-что спросить. Это важно.
Аррида откинулся на спинке кресла, с трудом удержавшись от того, чтобы снова бросить взгляд на графин с дрангом.
— Скажите, пожалуйста, — произнес человек. — Что вы знаете о своем напарнике? Крогане по имени Джундор Риг.
— Вы уже навели справки, я смотрю, — улыбнулся Аррида.
— Разумеется. Серьезная сделка требует серьезной подготовки.
— Я знаю, что он кроган, — начал Аррида, но тут же был срезан улыбкой Алана Морта. Вежливой, но явно не оценившей такого тончайшего турианского юмора.
Турианец смущенно кашлянул.
— Он довольно молод по меркам своей расы, — продолжил Аррида. — Я пытался выбить у него признания о возрасте, но это все равно, что пытаться его перепить. По антропометрическим признакам ему не больше ста.
— Но психологически он кажется старше, — подсказал Алан.
— Верно, — подтвердил Аррида. — Я не знаток кроганской психологии, если она вообще у них есть, конечно. Но по манере поведения это совершенно зрелая особь, позвольте уж медицинский термин. Подозреваю, что с солидным жизненным опытом.
— Еще что-нибудь можете сказать?
— Могу, но не скажу.
— Вот как? — человек поднял вгляд. — И почему же? Что вас удерживает?
— Этическая составляющая нашей с вами беседы о моем компаньоне и друге, — произнес Аррида. — Я сказал то, что поймет любой умный человек, пообщавшись с Ригом полчаса. Чтобы я разоткровенничался и начал делиться своими тайными наблюдениями, нужно что-то большее, чем мягкое кресло и нераскупоренный графин шестидесятилетнего дранга.
Беловолосый мужчина деликатно рассмеялся. Как положено в таких случаях, непродолжительно и искренне — но в то же время чуть затянуто и фальшиво донельзя.
— Хорошо, что вы в настолько близких отношениях с компаньоном, — произнес Алан. — Но дело в том, что ваш… друг хорошо известен как азартный игрок. И нам, уж извините, очень не хочется работать с тем, кто, возможно, должен большие деньги третьей стороне.
— А мне вы, стало быть, доверяете на все сто?
— Вы, уважаемый господин Лабракус, держите свои накопления на легальных счетах. Насколько могут быть легальными аккаунты полукриминальных банков Периметра, конечно же. Погодите, не перебивайте, пожалуйста. При всем этом вся бухглатерия «Арриго Секьюрити» — полностью белая, и может пройти любую аудиторскую проверку. Для охранных агентств это нетипично, но в высшей степени приятно для меня как для…
Небольшая пауза.
— Как для… — насторожился Аррида.
— Я пытаюсь подобрать термин, — улыбнулся человек. — Наверное, как для привлеченного сотрудника безопасности. Привлеченного вашим клиентом, которого чуть раньше я назвал своим боссом. На самом деле это не совсем корректное определение. Я бы, скорее, определил наши с ним отношения как взаимовыгодное сотрудничество.
— Понятно, — сказал Аррида. — На Периметре есть точные определения подобному сотрудничеству, но здесь они будут излишне грубыми. Но повторюсь, мне понятно. А вам должно быть понятно, что я уверен в своем напарнике. Это все, что я могу рассказать о Риге.
— Принимаю, — Алан картинно пожевал губу. — Это ваше право. Мое же…
Тихий, чуть слышимый писк.
— О, простите, — спохватился человек. — Мое время владения вашим вниманием вышло.
— Простите? — не понял Аррида.
Алан Морт не ответил. Лишь быстро поднялся с кресла и недвусмысленно взглянул на восседающего турианца. Аррида свечой взлетел со своего мягкого сидения.
Человек оперативно пересек комнату и открыл дверь. Одним духам познания известно, как у него получилось, но овальная створка распахнулась ровно за секунду до того, как клиент «Арриго Секьюрити» показался в проеме.
Аррида с трудом удержал широкую турианскую улыбку (напомним, немного плотоядную по меркам других рас), увидев босса… ну или взаимовыгодного партнера Алана Морта.
Порог кабинета, изящно придерживая длинное платье тонкой кистью, перешагнула молодая высокая азари. Сделала два шага — еще три навстречу уже преодолел Аррида.
Огромные голубые глаза приветственно, в секунду-полторы, моргнули, и голубокожая красавица протянула руку навстречу турианцу.
— Здраствуйте, господин Лабракус, — произнесла тессианская дева. — Слышала много хорошего о вас и вашем агентстве. Меня зовут Сарена Войд, и мне нужны ваши услуги.

Продолжение следует...

===
Примечания:

1) Кост-матрица — финансово-декларативный документ, прилагаемый к контракту, в котором расписаны все статьи расходов стороны, осуществляющей поставку товара или услуг.
2) Долли — принадлежащая казино фишка-метка (обычно в виде символической гирьки), обозначающая выигравший номер. Крупье ставит ее на ячейку, номер которой выпал на колесе рулетки.
3) Тип гражданского костюма турианцев, предназначенного для выхода в свет без ритуальных или культурных целей. В поздние предвоенные годы, не без влияния культуры людей, уже представленных в Совете Цитадели, амроны приобрели некоторые черты деловых костюмов Земли. В частности, они перестали быть наглухо застегнуты спереди и получили подкладку, имитирующую мужскую сорочку.
4) Янтарный дранг — сорт декстроалкогольного напитка, распространенного на Палавене, преимущественно среди военной элиты. Как и любой другой дранг, производится из веток тростника, растущего в умеренных широтах планеты, однако особая технология производства наделяет напиток узнаваемым янтарным блеском, который становится тем сильнее, чем дольше в герметичном сосуде сохраняется дранг.

Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 13.01.2014 | 1080 | 9 | Afterlife, RomanoID | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 31
Гостей: 27
Пользователей: 4

Kailana, Grеyson, bug_names_chuck, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт