Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Властелин глубин. Пролог и Глава 1

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;

Аннотация: Земля. Точнее, вода. Очень, очень много воды. И посреди этого раздолья — куротно-развлекательный центр "Новая Атлантида", предлагающий все возможные развлечения, пороки и другие сравнительно честные способы изъятия денег у кредитоспособного населения. Как и положено любому развлекательному центру, есть у него и видимая, и невидимая сторона. И на обоих живут люди. И нелюди. Живут и, как ни странно, работают.

 
 



Пролог

В 2212 году Земля впервые с окончания Войны вздохнула свободно и перестала бояться неба.
Перестали сыпаться хоть и мертвые, но по-прежнему смертоносные куски Жнецов. Проклятая плоть проклятых машин упорно не сгорала в атмосфере и причиняла немало страданий даже там, где работали мощные системы ПВО. Системы эти закрывали примерно двенадцать стотысячных от всего небесного свода планеты. Остальные 0,99988 неба над Землей постоянно угрожали смертным ливнем, градом или прочими карами небесными. Да, война окончилась, как завершилась страшная жатва Жнецов — машин, чьей высшей целью было регулярное, раз в пятьдесят тысяч лет, уничтожение высокоразвитой органической жизни.
Жнецы повержены, война закончена, но урожай смертей продолжался. Со дня окончательной победы гибель с небес встретили не меньше шестидесяти тысяч человек, и это только там, где жертвы подсчитывали — то есть в относительно больших и цивилизованных городах. Сумму в шестьдесят тысяч называли оптимисты, проживающие под надежными колпаками защитных систем, и выползающие в области неприкрытия для подсчета жертв.
Пессимисты полагали, что смертный жнецотрупный ливень забрал по всей планете никак не меньше полумиллиона жизней.
Реалисты подсчетами не занимались, а закупались стационарными системами масс-пеленгации и не разлучались с персональными сигнализаторами. Компания «Насти Скай Сейфити системс» монополизировала рынок зенитных масс-детекторов и за десять лет увеличила объемы продаж на восемьсот тысяч процентов. Позже она была благополучно поглощена всемогущим ЕАСО.
В 2212 году с орбиты был сброшен последний расколотый пополам Разрушитель, и ЕАСО официально объявила небеса чистыми. Если с них теперь что-нибудь и будет валиться, то не чаще, чем было до войны. И, скорее всего, оно будет разрушаться, не долетая до земли. Или до воды.
К слову, о воде. Как сказано выше, куски Жнецов упорно не хотели сгорать в атмосфере, а при ударе о землю издавали такой знатный плюх, что зашкаливало сейсмодатчики по всей планете. И поднималось столько пыли, что могло на несколько недель закрыть от солнечного света территорию небольшого государства. Поэтому орбитальные мусорщики ЕАСО толкали обломки Жнецов так, чтобы они падали в воду. Преимущественно в Тихий, Индийский или Атлантический океаны. С небольшими цунами, вызванными падением обломков километровой величины, вполне можно было бороться.
К 2214-у году наиболее энергичные из земных авантюристов уже освоили подводный поиск и потрошение тех кусков Жнецов, которые сохранили на себе достаточно образцов технологий синтетиков. Эти технологии можно было использовать для восстановления разрушенной земной промышленности, и их использовали. После 2230-го торговля инопланетным товаром набрала такие объемы, что к делу подключились большие компании. Вопреки ожиданиям, ЕАСО практически не интересовалась мусором — очевидно, ей хватало образцов технологий Жнецов, набранных в ближнем и дальнем космосе. Зато на торговле небесным трешем получил хороший куш другой гигант — Ассоциация производителей потребительской продукции, которую для простоты все называли исключительно Ассоциация.
В 2218-м стартовал проект Новая Атлантида. Чуть южнее Азорских островов, не так далеко от места падения остатков Цитадели, началось строительство грандиозного курортно-развлекательного плавучего центра. Изначально место отдыха планировали назвать Островом Победы, однако отдел маркетинга компании провел социологическое исследование и убедил директоров Ассоциации, что акцент на славном военном прошлом будет работать только в том случае, если не менее половины отдыхающих будут так или иначе связаны с армией и космофлотом. Но именно в это время кадровый состав ВКСА подвергся грандиозной чистке, а большую часть ветеранов Войны отправили на пенсию. Объем ее совсем не позволял упомянутым ветеранам кутить на сверхдорогом плавучем курорте… В общем, была срочно создана новая рабочая группа, которая спустя два месяца, спустив чертову кучу новых стандартов Ассамблеи (1), предложила не дающий осечки вариант названия курорта: Новая Атлантида.
Срочно перекроили строительные проекты, благо нет ничего проще, чем изменить размещение плавучих платформ. Значительная часть их представляла собой поднятые с глубины «раковины» корпусов Жнецов, герметизированные и приведенные в соответствие с человеческими эстетическими требованиями.
Первый, основной остров-курорт сдали в 2222-м, а к двадцать шестому году, к сорокалетию Победы, в океанской ложбинке под Азорами образовалась новая структура. Чуть гротескная, но идентичная картине того, как древние цивилизации видели себе ту самую, древнюю, Атлантиду.
Большой круглый главный остров, составленный из восьми «листочков» — каждый из полноразмерного корпуса дредноута класса «Властелин». Таким образом, диаметр острова составил около четырех километров. Изорванную береговую линию выровняли с помощью корпусов Разрушителей и человеческих строительных материалов, но все равно Большой остров, как его назвали потом, напоминал не круг, а скорее плоскую снежинку с острыми краями. Все это официально назвали Архипелагом.
Успех проекта был столь велик, а спрос на новые, дополнительные острова столь силен, что в течение десяти лет площадь Новой Атлантиды увеличилась в двенадцать раз. Некоторое время строительство и присоединение новых островов велось по эскизу, основанному на той самой картине кольцевого обустройства Атлантиды, но довольно скоро проект был нарушен, и к Архипелагу начали добавлять острова уже совершенно бессистемно. Присоединенные таким образом плавучие территории получили общее название Периметр. В итоге к 2237 году Новая Атлантида, очерченная по самым дальним островам, по площади превысила Ямайку, а порядки и структура управления в Атлантиде резко поляризировались.
Архипелаг находится под контролем компании «Корпорация Атландида» (Atlantis Corp.), являющейся по сути самостоятельным государством. Ну а как еще? Она же не принадлежал ни одной из стран мира. Инвесторами и совладельцами «Атлантиды» на паях стали частный олигархический капитал государственных чиновников стран третьего мира, а также упомянутая выше Ассоциация. На начало тридцатых годов ее могущество возросло настолько, что многие начали поговаривать о реальной конкуренции мега-гиганту ЕАСО. Да, по финансовым показателям Ассоциация существенно, в десятки раз уступает высокотехнологичному сектору «космической» корпорации, но по объемам поставок и влиянию на правительства стран третьего мира ей нет равных. А еще Ассоциация активно использует технологии Жнецов. За отдельные образцы, годные к применению, на Периметре идет серьезная драка. Отчасти поэтому почти весь Периметр напоминает космическую станцию Омега или планету Тортуга в Бездне Майера.
В то же время на Архипелаге царит строгий порядок. Плавучий курорт остается любимым местом отдыха земных элит. Особым шиком для отдыхающих нуворишей считается совершить экскурсию на Периметр и вернуться оттуда живым и здоровым.
Именно этот неудовлетворенный и динамично растущий спрос породил целую индустрию охранных агентств разного типа и толка, призвав на Атлантиду самых разных людей и нелюдей с прошлым разной степени туманности.
Заглянем в одну такую охранную контору под названием «Арриго Секьюрити». Так случилось, что возглавляют ее и, так сказать, двулично контролируют аж целых два инопланетянина. Начнем мы наш рассказ именно с них, и первым делом познакомимся с этими удивительными нелюдьми.

Глава первая
2236 г. Новая Атландида, Периметр, Северо-западный сектор, 1201-й остров, владение №1/44, офис компании «Арриго Секьюрити».

За маленьким, едва ли в полтора метра длиной и меньше полуметра шириной столом сидел такой же маленький турианец.
Злые языки говаривали, будто Минар-Аррида Лабракус, а именно так звали турианца, специально купил стол поменьше, чтобы его субтильность не бросалась в глаза потенциальным клиентам. Но злые языки врут. Хотя бы потому, что вряд ли кто-нибудь из клиентов «Арриго Секьюрити» видел «настоящих» турианцев вживую. Разве что в сериалах про космических бандитов, но мало ли что покажут по кубику. Там и Сарен, помнится, был гигантом почти трех метров в высоту, и молнии он метал, словно Зевс-громовержец.
Да, в мистере Арриде всего сто семьдесят два сантиметра роста, если не сутулиться. Его лицевая пластина не имеет родовых меток и щеголяет девственной чистотой — если понятие «девственность» вообще можно приложить к матовой, светло-серой кости на лице турианца.
Пожалуй, на росте да отсутствии клановых знаков список характерных особенностей мистера Арриды можно и завершить, поскольку все остальное в нем совершенно обычно для турианца. Две длинных трехпалых руки, одна шипастая голова, развитый корсет грудной клетки и узкая, но жилистая талия, связывающая торс с широко расставленными нижними конечностями. В общем, турианец как турианец. Вот только одевался Аррида не в классическое для своего народа облачение типа «хоть сейчас на фронт», а в гражданское. Больше всего костюм турианца был похож на смесь делового костюма с практичным техническим комбинезоном. С поправкой на физиологию, конечно. Человеку в своем уме такое представить сложно, но мистер Аррида, очевидно, не собирался радеть над психическим здоровьем людей.
К слову, об имени турианца. Казалось бы, если уж и называть мистера Лабракуса по имени, то должно получиться Минар. Однако всем, кто пытался таким образом сблизиться с турианцем, последний адресовал немигающий взгляд своих круглых глаз и милую плотоядную улыбку. Желание фамильярничать у собеседников тут же исчезало. Хорошие знакомые именовали турианца Арридой или, если отношения совсем близки, просто Ари.
Взгляд мистера Арриды был погружен в терминал — турианец внимательнейшим образом изучал базу данных Сервисного бюро Атлантиды, будь оно проклято. Аррида с радостью бы напился до положения риз, узнай о скоропостижной кончине сего бюрократического аппарата, но пока был вынужден мириться с существованием «скопища крохоборов», ибо оно кормило агентство «Аррида Секьюрити».
Как должно быть понятно, Аррида с негодованием относился к неприкрытому рэкету со стороны «правительственных» структур острова, но послушно выплачивал почти десять тысяч новых стандартов Ассамблеи (2) ежемесячно. Деньги шли на поддержание аккаунта «Аррида Секьюрити» в информационной сети Атлантиды и, конкретно, в публичной базе данных Сервисного бюро. Только через «обитель крохоборов» у охранного агентства была возможность находить более-менее серьезные и, главное, обеспеченные гарантиями Острова заказы на всякого рода «экскурсии по Периметру». Такими путешествиями интересуются всякие богатенькие земляне из числа людей. Обычно они приезжают просто отдохнуть на модный курорт и зачастую понятия не имеют, что кроме обязательной программы с теннисными кортами, ночными клубами, бесчисленными бассейнами и пятизвездочными ресортами, суточными спа, полями для гольфа, компаньонками азари, секс-ботами всех галактических разновидностей и просто элитными шлюхами из числа людей, Атлантида предлагает развлечения и другого рода. Куда менее безопасные и рафинированные, но существенно более дешевые — а потому и более интересные.
Все это приводит к тому, что где-то раз в пару недель «Арриго Секьюрити» удается найти себе правильного клиента. Такого совсем правильного, готового платить за фальшивую опасность и реальную от нее охрану. Или наоборот — это как пойдет путешествие, и насколько велика окажется жажда авантюры у правильного клиента.
Впрочем, Риг, напарник по бизнесу и друг Ари, о правильности спорил и называл таких клиентов «овощами». Турианец как-то спросил компаньона, почему именно овощи? На что Риг флегматично ответил, что только овощи настолько безмозглы, чтобы отдавать немаленькие деньги решительно ни за что.
Кроган не понимал, как вообще можно покупать себе охрану. Не можешь постоять за себя — не лезь в опасные места. А если можешь, то и охрана тебе не нужна, а деньги можно просадить и другим способом. Например, сделать ставку на аутсайдера битвы нарвалов. Последнее было любимым и чуть ли не единственным развлечением самого Рига, и каких-нибудь других способов скинуть пару лишних сотен тысяч кроган просто не знал. Отчего и сидел преимущественно на бобах.
Да, вторым компаньоном «Арриго Секьюрити» являлся кроган. Редкий гость на Архипелаге, а уж в Периметре так и вовсе редчайший. Пожалуй, можно найти тут еще парочку-другую, но совершенно точно это будут элитные охранники (или почетный караул — тут Риг был готов поспорить) особо важных атлантов — членов правления «Корпорации Атлантида».
Как и напарник, второй и последний совладелец «Арриго Секьюрити» тоже несколько отличался от своих сородичей. Но подробнее о внешности господина Джундора Рига мы поговорим позже, когда сей персонаж появится на сцене.
Пока же на сцене, а именно в офисе охранного агентства, присутствовал только турианец. Вот он обратил все свое внимание на рабочий терминал, прищурился, а трехпалые кисти быстро застучали по голографической клавиатуре. Аррида нашел что-то интересное.
Минуты две турианец не отрывал взгляда от экрана, затем откинулся на спинку стула, сцепил ладони под затылочным шипом и зажмурился. Можно было бы сравнить его с довольным котом, но, несмотря на почти кошачьи глаза и такое же неприятие воды как среды обитания, все же правильнее сравнивать Арриду с… турианцем.
Вот он снова глянул на экран. Потом решительно поднялся с кресла, прошел к вмурованному в стену сейфу с несложным механизмом, открыл его, и вытащил на свет божий некое устройство. Его без труда опознал бы любой банковский работник — в руках Арриды оказался узнаваемый планшет со своеобразным, вытянутым по вертикали экраном. Тонкие пальцы турианской ладони настучали длинный секретный шифр на допотопной механической клавиатуре с олеофобным покрытием, из боковины устройства выехала трубочка ДНК-анализатора, и Аррида с силой в нее дунул.
Планшет, признав законного владельца, пискнул и зажег экран.
Турианец вгляделся, довольно кивнул и вместе с планшетом перешел на рабочее место. Не присаживаясь, снова перечитал текст на экране и решительно достал коммуникатор из внутреннего кармана своего необычного костюма.
— Вызов, абонент Ригитигитави, — произнес турианец фразу голосового набора.
Конечно, легче сказать просто «Риг», но дешевый прибор наотрез отказывался воспринимать короткое имя крогана, так что кодовую фразу пришлось удлинить. Однако ж каждый раз, когда Ари вызывал коллегу, турианец косил глазом и оглядывал пространство вокруг. Несложно представить, как отреагирует кроган, если узнает — Аррида называет его отважным мангустом. Смелым, ловким… но маленьким и легким.
Однако сейчас крогана рядом не было, да и на вызов он не отвечал. Аррида еще раз вызвал компаньона, но не преуспел. Турианец вернулся к терминалу и недовольно покачал головой. Предложение неизвестного авантюриста стремительно набирало отклики.
Система продажи контрактов на охранные услуги здесь, на Периметре, устроена по принципу аукциона. Для того, чтобы выкупить право на контракт с потенциальным заказчиком, необходимо внести солидный депозит в биллинговую систему Сервисного бюро. При оформлении контракта деньги возвращаются назад за вычетом процентов Бюро. Понятно, что чем более интересная заявка очередного нувориша, тем большую ставку, а стало быть и объем депозита, нужно выплатить.
Ставки росли как на дрожжах. Еще три минуты назад за право выкупить контракт спорили два небольших охранных агентства —слабенькие даже по сравнению с небольшим «Арриго Секьюрити», — а сейчас за дело взялись уже конторы среднего уровня.
Тут, впрочем, нужно заметить, что агентство Арриды и Рига только по численному составу ходило в малышах. Бизнес-репутация у турианца и крогана соответствовала их происхождению. Только совершеннейший невежда усомнится в квалификации крогана как убийцы-телохранителя (спросите любого крогана, различают ли они эти диаметральные в земной культуре понятия — и поймете, почему сей термин вполне адекватен). Ну и турианца как солдата тоже. Все коллеги по цеху знали, что в особых случаях оружие, например, снайперскую винтовку, мог взять в руки и Ари — а это ненамного приятнее, чем дробовик в могучих лапах Рига.
Тем временем ставки поднялись до восьмидесяти пяти тысяч. По правилам аукциона, это означало депозит в четыреста двадцать пять тысяч. Ари не зря доставал банковский терминал и уточнял баланс — на счету компании сейчас лежало чуть больше полумиллиона. Еще тысяч сто можно было наскрести с личных счетов Рига и Ари, но это все.
Нет, впрочем, не все. Тысяч двести-триста без проблем дадут знакомые кредиторы Рига, но для этого неплохо бы заручиться поддержкой самого крогана. К несчастью, Риг умеет считать деньги, и хотя и тратит их совершенно безбашенно, вот так просто влезать в долг не в его привычках.
— А, ну и какого еще я думаю? — спросил сам себя турианец. — Когда еще будет такой шанс?
Ари потянулся к виртуальной кнопке «Поставить ставку», но тут экран обновился, и в графе «Детали контракта» появился новый абзац. Турианец убрал палец от кнопки, аккуратно положил банковский планшет на стол, присел в кресло и прочитал новые вводные.

От Исполнителя требуется наличие полностью исправного глубоководного судна для погружений на дно Атлантического океана в произвольной его точке, а также экипаж, необходимый для обеспечения этого погружения. Также требуется технический специалист уровнем не ниже бакалавра технических наук для исследовательской работы и обслуживания глубоководных костюмов класса «Тритон ADS-2» (3).

Динамика роста ставок разом обнулилась — график стабилизировался и вышел на ровное плато.
Мало какие из охранных компаний связывались с безумными искателями сокровищ Жнецов, готовыми нырять за ними на дно океана. Во-первых, это чревато общением с Ассоциацией, которая монополизировала скупку технологий Жнецов и старалась не выпускать образцы из своих рук. А во-вторых, в этой области трудились очень серьезные ребята из числа больших, серьезных криминальных синдикатов Периметра. Многие из боссов этих синдикатов были уважаемыми клиентами на Архипелаге и вели успешный бизнес с акционерами Ассоциации.
Словом, вход в лигу искателей сокровищ был весьма дорогостоящим. В большинстве случаев просто неподъемным для маленьких охранных контор типа «Арриго Секьюрити». И, что более неприятно, слишком часто входной билет оплачивался кровью.
Лот еще раз обновился — таинственный искатель сокровищ… то есть искатель неприятностей на свою задницу изменил стартовые условия. Цифра в триста пятьдесят тысяч стандартов моргнула и сменилась на более чем серьезную сумму в полмиллиона.
Ставки по-прежнему не росли. Последнюю сделали ребята из «Нам и Ко». Это довольно большое по численности, но работающее без лишнего риска агентство, созданное вьетнамцем Ли Пак Намом. Ари знал этого человека, как знал вообще почти всех местных родом из тихоокеанско-азиатского региона. Случилось так, что турианец отлично говорил на трех китайских диалектах, а почти все выходцы из Азии предпочитали общаться именно на языке мандаринов.
Аррида понимал, что лидер «Нам и Ко» должен уже кусать локти. У него нет ни одного знакомого техника нужного класса, это агентство во всем полагалось только на себя. Да, там есть головастые механики, но уж точно без диплома бакалавра. Теоретически, после обновления вводных данных по контракту вьетнамцы могли бы обнулить свою ставку. Но Аррида отлично знал жадность лидера «Нам и Ко», и был готов поспорить на сто тысяч, что мистер Ли Пак Нам не пойдет на попятную.
Турианец снова поднял коммуникатор и нашел в записной книжке нужный номер.
— Ли, это Аррида, — произнес он. — Да, из «Арриго». Можно подумать, на Периметре много людей с вибрирующим турианским голосом. Нет, я не по поводу закупки оборудования. Я насчет твоей ставки в аукционе. Да, я слежу.
Пауза на десять секунд.
— Нет, Ли, — засмеялся турианец. — Меня ты не проведешь. Я отлично знаю, что этот контракт для тебя невыполним. Конечно, ты можешь отозвать свою ставку, но ты же донельзя жадный и знаешь, что в этом случае автоматически теряешь комиссионные — они уходят в Бюро. Что? Да, я сволочь костерожая, я в курсе. И еще я знаю, что ты скорее продашь контракт мне, чем отдашь бабки клеркам Атлантиды. Ну как, по рукам? Нет-нет, конечно же, нет! Если кто-то перекупит лот, то мы с тобой без обязательств, верно. Только я думаю, что таких идиотов не найдется даже за полмиллио… Нет, уже шестьсот двадцать пять тысяч. Ну как?
Ари внимательно слушал собеседника, понемногу раскрывая мандибулы в широкой улыбке во все зубы— явлении чутка страшноватом для людей, не знакомых с плотоядной мимикой турианцев.
— По рукам, Ли, — произнес, наконец, Аррида. — Ты делаешь «купить сейчас» по полной цене, а я оплачиваю всю твою комиссию. Потом мы оформляем договор переуступки прав, все чин чином. Да. Нет. Снова нет, не боись. Да, хочешь, можешь перечитать правила аукциона, они ж там огромной ссылкой висят. Да, подтверждаю. Да хоть обзаписывайся. Да, официально подтверждаю. Все, пока.
Турианец выключил связь, убрал коммуникатор и усмехнулся.
Вьетнамец даже не понял, что его только что цинично поимели. Если бы «купить сейчас» делал сам Ари, то ему бы сначала пришлось поставить свою ставку, подняв цену лота на одну бид-позицию. И тогда платить ему пришлось бы куда больше, чем заплатит глава «Нам и Ко» и что ему компенсирует «Арриго Секьюрити».
Информация на экране снова сменилась. Ли Пак Нам, как и договорились, изменил ставку с обычного аукционного бида на позицию «Куплю сейчас».
Аукцион закончился, и Аррида уже в голос рассмеялся.
— А еще ты забыл, — произнес турианец, вдоволь похохотав, — что переуступка прав не означает передачу налогооблагаемой базы по данному контракту. Впрочем, ты же все равно уклоняешься от уплаты налогов… Но уклоняться за эту сделку теперь придется тебе, а не мне.
Турианец выключил свой рабочий терминал, убрал в сейф терминал банковский и прошел в угол маленького офиса, чтобы зарядить в кофеварку очередную таблетку декстро-аминокислотного кофе. А про себя в очередной раз подумал, что финансовая, и тем более математическая грамотность большинства жителей Периметра оставляет желать много большего.
И это хорошо для «Арриго Секьюрити».

 

 

***

 


2236 г. Новая Атландида, Периметр, Северо-западный сектор, 928-й остров, пакгаузный район, терминал №996 по второй линии.

— Ладно, — произнес, наконец, Риг. — Очень надеюсь, что твои источники хорошие.
— А уж как я надеюсь, мистер Риг!
Маленький, едва ли в полтора метра ростом и худой до выпирающих костей человечек рядом с почти двухметровой фигурой крогана смотрелся… В общем, совершенно не смотрелся. Казалось, даже случайное движение «мистера Рига» может переломить хребет этой пародии на человека.
Обманчивое впечатление. Пародией был Шень Кайшен — очень неприятный в ближнем бою выходец из китайских Триад, а кроме того, первый помощник маэстро Мэтью Вона. Последний — единственный и самый уважаемый держатель боевого аквариума в северо-западном секторе Периметра. Кроме собственно Аквариума, мистер Вон содержал и целый выводок разнообразных гадов морских. Гадов этих с помощью нехитрой, сто лет как изученной человеческими исследователями технологии прямого нейровозбуждения приводили в крайне агрессивное состояние, после чего стравливали друг с другом на потеху публике.
Где потеха — там и деньги. Ставки на битвах спрутов-убийц, электрических скатов или, к примеру, гигантских нарвалов могли доходить до сотен тысяч стандартов. Памятная драка тридцать шестого и вовсе породила призовой фонд в девятнадцать миллионов — исторический рекорд не только аквариума Мэтью Вона, но и всего Периметра.
Возвращаясь же к человечку по имени Шень Кайшен… Он был куратором бестиария мистера Вона. Именно этот сухощавый старичок, которому на самом-то деле едва стукнуло полста, отвечал за подготовку водяных тварей к грядущей смерти на потеху толпе. Считалось, что все твари имеют равные шансы на успех. Мэтью Вон размещал в Сети исчерпывающие доказательства, что все его питомцы обслуживаются равно качественно, и что никаких преференций морские бойцы не имеют. Однако умные люди знали, что боец бойцу рознь не только из-за природных качеств, но и по многим другим, куда менее прозрачным причинам. Например, можно подшаманить с уровнем сигнала в имплантатах. Недовозбужденный боец таким образом окажется в проигрышной ситуации (хотя бывало и наоборот). Или, к примеру, можно случайно забыть покормить питомца последнюю неделю или, наоборот, перекормить его перед боем. И то, и другое также снижает шансы на успех.
Шень Кайшен всегда знал, в каком состоянии кто из морской братии пребывает. И с радостью делился этой информацией за должное вознаграждение. Разумеется, все по правилам: четыре пятых дополнительного заработка Шень отдавал боссу. Ведь тот был не только одаренным бизнесменом, но и просто умным человеком, понимающим людские души. Лучше держать своих людей на достаточно длинном поводке, чем пригревать на груди предателей.
Предметом сегодняшней сделки был грядущий бой гигантских нарвалов — любимых бойцов Джундора Рига. Кроган просадил на боях водяных единорогов уже больше миллиона. Примерно половина осела в кассе Мэтью Вона. Неофициально владелец аквариума давно уже внес Рига в список самых уважаемых игроков, а пару раз в сезон даже позволял ему поднабраться финансового жирку, делегируя к крогану своего помощника. Сам Риг не догадывался, что с ним ведут хитрую игру, и воспринимал визиты Шеня идеалистически — Ригу мнилось, что сухенький, соплей перешибешь, человечишка пытается подзаработать на стороне, тайно от работодателя.
Своему компаньону, понятное дело, Риг насчет этого всего не распространялся. Аррида как-то раз прямо заявил, что не желает иметь никакого отношения к тотализаторам, ставкам и прочим средствам оболванивания излишне наивных и богатых граждан.
Риг не считал себя наивным и тем более богатым. Но и спорить с другом не хотел. А еще не собирался отказываться от любимого развлечения.
Человек и кроган беседовали в старом погрузочно-разгрузочном доке, который из-за расширения границ Периметра оказался не у дел. Теперь в нем хранили всякую ненужную утварь, которую продать никак, а выбросить жалко. Док принадлежал Мэтью Вону, и сам владелец арены смерти уже года три как присматривался, кому бы его впарить. Но недавно против этой идеи внезапно встал Шень. Ему нравилось вести дела в этой заколоченной дыре. Официально док был закупорен наглухо, но сам Шень, как человек хозяина, имел туда доступ. А вот гостям типа Рига приходилось добираться тайными тропами. Конкретно по крышам, а затем по сброшенной вниз моноволоконной лестнице.
— Когда именно Дырокол сдохнет? — спросил кроган, опираясь плечом о стенку контейнера. — Хочу поставить на конкретную минуту, так бонус за точность выше.
— Вот чего сказать не могу, мистер Риг, — развел руками Шень. — Я знаю то, что знаю. Дыроколу ослабили уровень агрессии. Может быть, он, наоборот, даже и победит из-за этого. Тут уж никто не скажет…
Шень врал. Он отлично знал, что для нарвалов снижение уровня агрессии напрямую понижает шансы в бою. Может быть, именно поэтому азиат, заметив колебания крогана, тут же добавил:
— Но я уверен, что кто-то поставил серьезные деньги на Крестоносца, и этот кто-то не поленился побеседовать с моим боссом. Ну, вы понимаете, мистер Риг…
— Понимаю, — буркнул кроган. — Все люди жулики. Большой ошибкой было надеяться, что на Земле можно найти честный бой насмерть.
— Наверняка где-нибудь да есть, — улыбнулся сухощавый.
— Ясно, — вздохнул Риг. — Так ты уверен, что Дыроколу не светит?
Мучжина снова картинно развел руки.
— Если я поставлю триста тысяч на Крестоносца, — сказал Риг, — сколько получится на выходе? За вычетом твоей доли.
— Ставки на Дырокола довольно велики, — ответил Шень. — Думаю, можете смело рассчитывать на пятьсот пятьдесят, может, шестьсот тысяч чистыми.
— А сколько поставит этот кто-то? Который с серьезными деньгами?
— Больше миллиона.
Кроган издал звук, который по смыслу идентичен удивленному присвисту у человека.
— Большие бабки, — пробурчал кроган.
— Очень большие, — кивнул Шень. — Я потому сразу и дал вам знать. Если такие деньги на кону, то все будет именно так, как нужно игроку, уверяю. То есть нужно срочно присоединяться к этой стороне, но аккуратно. Так, чтобы наши букмекеры не отреагировали на вашу ставку и не подровняли ставки.
— А что, они вашему босу не подчиняются, что ли? — усмехнулся кроган. — Вот ни в жизнь не поверю.
— В разумных пределах, — возразил человек. — Если пойдут большие деньги на аутсайдера, то может поступить наказ выравнивать ставки. Иначе подскакивает сумма выигрыша, и заведение остается без прибыли.
— Ну точно, — снова вздохнул Риг. — Сплошная халтура. Жулик на жулике…
— Вы еще можете занять хорошее место, мистер Риг.
Кроган пару раз легонько стукнул кулаком в ладонь. Так Риг изображал крайнюю степень умственной деятельности, пытаясь (и зачастую небезуспешно) прикинуться типичным кроганом, кровожадным, туповатым, грубым и необразованным.
В большинстве случаев такая характеристика в полной мере отвечает сущности осевших на Земле кроганов, но Джундор Риг был исключением из правила.
Во-первых, он довольно сильно отличался от своих собратьев и внешне. Будучи среднего для крогана роста в сто девяносто сантиметров, он, тем не менее, имел весьма небольшой затылочный горб, что говорило или о болезни, или о недоедании или о том и другом одновременно. Для крогана, к слову, болезнь автоматически означала недоедание, но ни в коем случае не наоборот.
Во-вторых, Джундор Риг был чертовски проворен для крогана, и это он скрывал даже хуже, чем недокормленный горб. До сих пор по Сети ходили кадры с вечеринки, посвященной удачному контракту «Арриго Секьюрити». Тогда вусмерть пьяный Риг на спор сделал сальто вперед. С места. С разряженным (большая вечеринка… пьяный кроган… оружие…) дробовиком в руках.
В-третьих, Рига выделяли нетипичные для кроганов ярко-голубые глаза. Волею случая у турианца Арриды они были серо-голубые, и компаньонов из «Арриго Секьюрити» иногда в шутку называли братьями-инопланетянами. Но не особо выразительные птичьи очи турианца, запрятанные куда-то глубоко под лицевую маску, меркли по сравнению со звериными вертикальными зрачками крогана. Нежный голубой колер — и огненная ярость бронированного, почти неуязвимого инопланетного хищника. Больше всего Ригу подходила кличка, от которой сам кроган всячески отнекивался. Бросок (4). И в самом деле: резкий, мощный, стремительный и смертоносный — чем не биотический кулак?
Одевался кроган типично для своего народа: комбинезон из грубой синтетической ткани и клетчатый капюшон-армак. В отличие от цветастых горсаев (5) кварианцев, фасон и цвет клетки армака не играли в кроганской культуре решительно никакой роли. Комбинезон был усеян разнокалиберными карманами, в некоторых узнавались форма и размеры, тютелька в тютельку подходящие под термозаряды.
Завершая описание, стоит отметить еще одну нетипичную для крогана деталь во внешности Рига. Ее сложно заметить, пока он в комбинезоне, но боевая броня, традиционно оставляющая открытыми могучие лапищи крогана, выявляла эту деталь во всех подробностях.
Все руки Рига, от запястий и до плеча, украшены однотонными, но в высшей степени художественными татуировками. Поскольку кожа кроганов, как и многие другие органы, быстро регенирирует и потому интенсивно обновляется, татуировки регулярно сходят. В ответ на это Риг, не запариваясь их обновлением, просто набивал поверх самых слабозаметных новые — еще более художественные.
Так, на правом плече крогана в свое время жила огромная морская звезда с плотоядной пастью по центру. Рядом, под двумя нижними лучами, сидел и со смертельной тоской смотрел в проклятое небо одинокий космопех-землянин, баюкающий разорванную случайным выстрелом руку. На левом же предплечье Риг однажды и вовсе изобразил сорокасантиметровый человеческий пенис, но почему-то с четырехяичной мошонкой. Известно, что у кроганов яички спрятаны глубоко в тазовой полости — видимо, Риг таким неожиданным образом самовыражался «на человеческий манер».
Наконец, и это главное его отличие от многих соотечественников, Риг далеко не глуп. Хотя бы потому, что в противном случае турианец не взял бы его в долю к недавно открытому бизнесу. Поначалу Аррига лишь приобрел боевые услуги крогана, но впоследствии подружился с неразговорчивым боевиком. А уж когда Риг два раза подряд, совершенно бескорыстно спас жизнь Арриге, не взять крогана в долю стало для щепетильного в моральном плане турианца воистину преступлением. Тем более на то время у Рига пошла тотализаторная пруха, и на счету крогана болтались без присмотра почти полтора миллиона. Две трети из них добавились в оборотный капитан «Арриго Секьюрити», разом подбросив агентство в табели о рангах.
— Хорошо, — произнес, наконец, Риг. — Я ставлю триста пятьдесят тысяч.
— Отличная сумма, мистер Риг!
— Вот… — кроган покопался в кармане и достал платиновую карточку с чипом-идентификатором. — Тут как раз триста пятьдесят.
— Хорошо…
Шень принял пластину из огромной лапищи крогана, вчитался в сопроводительную метку и удивленно поднял взгляд.
При разговоре с кроганом почти всем, кроме турианцев и других кроганов, приходилось делать именно так — поднимать взгляд.
— Позвольте, мистер Риг, — нерешительно произнес человек. — Но тут указано, что это не ваши деньги.
— Они перестают от этого быть деньгами? — зрачки Рига опасно сузились.
— Нет, но…
Мужчина нерешительно мялся.
— Как на это посмотрит ваш уважаемый компаньон? — спросил наконец он.
Шень имел право задать такой вопрос. На платиновой пластине-идентификаторе стояло голографическое клеймо «Арриго Секьюрити». Кроган расплатился не своими деньгами, а стандартным долговым векселем охранного агентства. Вообще-то, выдавать подобные документы он право имел… но обязательно с одобрения партнера по бизнесу.
— Он посмотрит на это как на хорошую инвес-ти-ци-ю.
Последнее слово и в самом деле оказалось сложновато для речевого аппарата крогана. В отличие от напарника, кроган говорил лишь на одном человеческом языке, и нельзя признать, что как-то уж очень хорошо.
— Да, но…
— Ты принимаешь ставку или нет? — в голосе крогана забурчали нехорошие басовые нотки.
Шень Кайшен медлил всего секунду. Жадность взяла свое, и узкоглазый мужичок сноровисто проверил достоинство долговой карты (оказалось ровно триста пятьдесят тысяч), после чего убрал ее во внутренний карман куртки.
— Я найду надежного гражданина Атлантиды, чтобы сделать ставку от имени, не вызывающего сомнений, — произнес Шень.
— Мне побоку, — отозвался кроган. — Главное, чтобы он не ушел с моим выигрышем.
— Я сказал — надежного гражданина, — произнес человек, делая ударение на слове «надежного».
Шень скривил рот в подобии улыбки, но было видно, что ему все еще не по нраву то, что он делает здесь и сейчас. Мистер Шень Кайшен отлично знал, что рискует, принимая формально не подтвержденный заемщиком долг.
Но спорить с кроганом опасно. Еще опаснее сомневаться в его слове. И уж совсем глупость сомневаться в слове Джундора Рига. За все время, что кроган находится на Атлантиде, не было ни единого случая, когда Риг не выплатил по счетам. Было, правда, маленькое «но» — здоровяк никогда и никому не давал процентов. Ну а тем, кто настаивал, наглядно и демонстративно объяснял ошибочность их позиции. Одного объяснения обычно хватало сразу многим, и на очень долгий срок.
Словом, все признавали, что кроган отличный, надежный парень, если не наглеть с ним в разговоре за деньги. Благо всегда есть способ стрясти с крогана чуть больше. В отличие от своего компаньона, Риг не уделял внимания финансовой науке, послушно выплачивая полный прайс там, где можно было бы поторговаться.
Кроган открыл рот что-то сказать, но противный писк коммуникатора погасил реплику. Риг нахмурился, но тут же сообразил, что звонят именно ему.
— Риг, — пробасил кроган, принимая вызов. — Нет, я уже почти свободен. Да откуда я знаю, почему ты не можешь до меня дозвониться? Да, сегодня буду. Нет, не прямо сейчас — нужно еще кое-какие дела уладить. Хорошо.
Кроган выключил связь и метнул настороженный взгляд на Шеня.
— Если Крестоносец сдохнет, — неспешно, чуть растягивая гласные, сказал кроган, — следующим бойцом в аквариуме будет человек.
Шень Кайшен лихорадочно закивал, то ли соглашаясь, то ли не в состоянии унять волнение. Каким бы классным парнем не был Риг (а некоторые считали его чуть ли не добряком), а к предостережениям крогана следует относиться уважительно. Во всех смыслах.
Особенно — после того, как ты локальной глушилкой на всякий случай блокировал коммуникатор собеседника. Если Риг узнает, почему до него кто-то там не мог дозвониться, будет…
Нет, пусть уж лучше он об этом никогда не узнает.

Шень попрощался с кроганом, после чего направился к выходу из ангара — у него был сюда допуск, и пользоваться веревочной лестницей было без необходимости.
А вот что необходимо, причем категорически, так это выкинуть в океан злодолбучую железку, которой он от великого ума хотел обезопасить переговоры с кроганом.
Иногда много ума — много горя.

Продолжение следует...

===
Примечания:

1) Новые финансовые стандарты Ассамблеи (см. ниже) — они же просто стандарты. Валюта межпланетных расчетов в пространстве, контролируемой Ассамблеей миров. По паритету покупательной стоимости один стандарт соответствует примерно одной пятой части галактического кредита. Таким образом, цены на товары и услуги в послевоенной Ассамблее по сравнению с довоенными ценами в галактических кредитах увеличились примерно в три-пять раз.
2) Ассамблея миров — надгосударственное финансово-политическое образование, куда официально входят: Лунно-земной центр, Автономия Марс, Автономия Титан и Юпитерианский промышленный кластер. Мигрирующий флот официально не является членом Ассамблеи, однако имеет договор о взаимном признании государственности, сепаратно подписанный со всеми участниками Ассамблеи, кроме Автономии Титан.
3) «Тритон ADS-2» или «Тритон-TM» (TM = Titan Modification) — глубоководный роботизированный экзоскелет, разработанный техническими специалистами азари на замену старинному «Тритон ADS» (ADS = Atlas Deepwalker System). Разработка велась для исследования подледной структуры Титана, которая представляет собой слабосоленый водо-аммиачный океан. В отличие от старой модели, обновленная версия выдерживает значительно большее давление среды, а также полностью лишена средств нападения и обеих пар конечностей. Вместо массивных рук — держателей оружия, применяются две пары манипуляторов (одна или обе могут управляться ВИ костюма), а вместо ног «Тритон ADSC» использует масс-приводные водометы, то есть самостоятельно перемещаться по суше «Тритон ADS-2» не способен.
4) Имеется в виду биотическое умение «Бросок» (прим. авт.).
5) Горсай — тканевые разноцветные и разнофактурные украшения кварианцев, которыми они разбавляют однотонные и скучные персональные скафандры-машгоры. Кварианские женщины уделяют особое внимание капюшону и набедренным перехлестам, мужчины — черезголовным лентам и грудным перевязям.

 

 

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.01.2014 | 1526 | 8 | приключения, детектив, RomanoID, ME Afterlife | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 14
Гостей: 13
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт