Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 18.4

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Самара;
Аннотация: Омега, ардат-якши;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.
 




Жилые кварталы Омеги встретили нашу разношёрстную компанию так же, как и вся Омега — равнодушно. Не знаю, что имел в виду Гаррус, говоря, что в этих районах станции больше заботятся друг о друге, но по внешнему виду это сказать было тяжело. Миранда с Заидом отделились от нас и направились по параллельному коридору. Нам всем предстояло вдоволь нагуляться по этим секторам, и терять время точно не стоило, равно как и разделяться по одиночке. Двое, да при оружии — достаточно весомый аргумент для многих не нарываться на неприятности. Лишь Самара, отделившаяся от нас задолго до этих мест, шла одна. Своё решение она объяснила тем, что преступник хороша знает её в лицо, и она лучше будет в тени, чтобы не спугнуть нашу цель. Мне не очень хотелось отпускать юстицара одного, но и выбора особого не было. Касуми уже была на станции по каким-то своим делам, пообещав вернуться до отхода корабля, Грант оказался нужен Тали, его сила пришлась как нельзя кстати в достаточно тесных технических коридорах. Да и на корабле надо было оставить достаточно людей для охраны. Омега не то место, где можно оставлять свою собственность без защиты. Джек же заперлась в своём отсеке, копаясь в данных и выискивая что-то важное для себя.

Стоило сделать несколько шагов за очередным шлюзом, как я начал понимать мнение Вакариана об этом месте. Здесь, конечно, нельзя было говорить о полной идиллии какого-нибудь жилого сектора Цитадели, но в сравнении с остальными местами, где удалось побывать на Омеге, тут были практически порядок и чистота.
 — Странное место выбрала эта беглянка, — Гаррус спокойно шёл рядом. — Если бы я прятался от кого-то — в жизни сюда не сунулся бы.
— Ты прав, затеряться здесь задача непростая. Но жить на Омеге в другом месте, как например, рядом с бывшей клиникой Мордина? Брр.

Инструметрон моргнул входящим вызовом от Гото. Я коснулся сенсора, отвечая нашей воровке.
— Шепард, я нашла кое-что для твоей азари, — голос Касуми был очень довольным.
— Мы сейчас уже в жилом секторе, ищем...
— Когда надоест там бродить, скажи мне об этом, — Касуми разве что не расхохоталась.
— Что тебе удалось узнать? — я резко остановился, так что шедший рядом турианец сделал пару лишних шагов, недоумённо разворачиваясь ко мне.
— Наш «демон ночного ветра» находится совсем в другом месте. Она очень хорошо умеет заметать следы, поверь мне как профессионалу. Я пока не смогла найти её логово, но вы просто потратите время в тех секторах зря. Вот тебе кое-какой контакт, сама не стала там слишком сильно привлекать к себе внимание, но тебе стоит туда заглянуть.
— Будь осторожна, Касуми. Этот противник, похоже, щедр на неприятные сюрпризы.
— Не беспокойся, капитан, я знаю, что делаю. Но, — она сделала крохотную паузу. — Спасибо за предупреждение.
Касуми дала координаты в другом секторе, в нижней части станции, практически в самых дебрях трущоб. Гаррус взглянул на ряд букв и цифр и удовлетворённо кивнул.
— Вот это похоже на правду. Если хочешь затеряться на Омеге — заройся в трущобах.
— Тогда надо побыстрее проверить, что нарыла Гото. Осталось решить, как быть с данными «Затмения», предоставленными Мирандой. Наш противник обладал большой форой во времени и умением уходить от преследования, раз уж даже Касуми не смогла найти точное место. Любой кажущийся верным след мог оказаться ложным, а другой, вроде бы заранее ведущий в тупик — правильным.
— Миранда, продолжаете здесь без нас, — я вызвал Лоусон. — Гото дала ещё одни координаты. Проверим их, пока там ещё тепло. Вот данные, на всякий случай.
— Хорошо. Осторожнее там, в этих секторах чужаков не любят. Лоусон, конец связи.

На ближайшей площадке я вызвал аэрокар, и потрёпанная машина понесла нас между уродливыми башнями Омеги к нужному месту. Разница между секторами просто бросалась в глаза. Как здесь вообще можно было жить, оставалось загадкой, но тем не менее тут было ничуть не менее многолюдно. Меньше азари и турианцев, больше людей и батарианцев, да и ворка здесь не прятались, как в других места Омеги. На загаженном коридоре валялся какой-то человек, не то больной, не то пьяный. Бессвязные слова, перемежаемые конвульсиями, не позволяли понять, что с ним, а внешний вид просто отталкивал от попытки разобрать его речь. Тут не было нищих в том виде, в котором мы привыкли к ним в более благополучных местах. В этой части Омеги все они были нищими, опустившимися на самое дно, ниже которого вряд ли что-то есть. Жизнь любого из них ничего не стоила ни в чьих глазах. Если бы кто-то устроил бы здесь бойню и вырезал половину трущоб — Омега бы просто этого не заметила. Никто не просил пару кредитов, не просил еды. Что толку просить среди таких же, как ты сам? Я проходил мимо людей и инопланетников, выбравших такое существование или опустивших до него, сломленных судьбой или чем-то иным. Был ли у них шанс вырваться из этого ада?
Мне пришлось отступить на шаг, когда из бокового похода на меня вышла какая-то шатающаяся батарианка. Мутные глаза, один из которых был закрыт какой-то болячкой, заношенная разорванная одежда, через дыры в которой было видно грязное и худое тело. Её блуждающий, расфокусированный взгляд остановился на мне, потом перешёл на Гарруса.
— Десять кредитов, всего десять кредитов! — видимо, разум ещё не до конца погас, и бронескафандры что-то пробудили в ней. В глазах проскользнула искра разума. — Мне ещё тридцать лет, я всё умею, всё сделаю как надо. Вы не пожалеете!
— Иди проспись, — Гаррус сунул ей в ладонь что-то и отвернулся. Он резко ускорил шаг, стараясь как можно быстрее пройти это место. Я догнал турианца и вопросительно взглянул на него, но Вакариан шёл дальше, плотно прижав мандибулы.
— Полгода назад, — наконец он не выдержал и заговорил. — Всего полгода назад она была нормальной. Какая-то сволочь ограбила и сожгла квартиру её родителей. Отца убили, и они остались без всего в один момент...  он сжал кулак до скрипа. — Без работы долго не продержишься, а вся работа здесь, на Омеге, давно поделена, и чтобы попасть хоть куда-то на приличное место, тебе должно исключительно повезти. Ей не повезло. По сути, и выхода никакого не было. Или панель, или рабство в шахтах. Ещё и наркотики.
 Ничего нового Вакариан мне не рассказал, но всё равно было неприятно сталкиваться с чем-то подобным лицом к лицу. И хуже всего становилось от осознания того, что лично ты сделать ничего не можешь, чтобы хоть как-то облегчить жизнь тех, кого чья-то злая воля вот так сломала об колено. Даже если сейчас дать этой несчастной инопланетянке денег, это не решит проблему. Не говоря про то, что останется ещё десяток миллиардов таких же, как она.

С этими невесёлыми мыслями мы перешли в другой коридор, явно почище и получше. Говорить здесь о каком-то большом достатке вряд ли приходилось, но те, кто здесь жил, всё ещё не опустились до почти животного состояния. Сверяясь с планом этой части станции, мы вышли к группе жилых ячеек. Системы вентиляции с трудом справлялись с работой, и громкое гудение моторов, вращавших массивные лопасти, и периодически взвывавших на больших оборотах, давило на уши. От пола и стен шла сильная вибрация, тоже не доставлявшая удовольствия.
— Где-то здесь.
Номер на двери, еле читаемый под слоем грязи, соответствовал тому, что написала Касуми. Входной терминал еле светился, но, кажется, всё ещё функционировал. Я нажал пару клавиш. Довольно долго никаких признаков жизни с той стороны не было, но в конце концов на небольшом экране появилось лицо земной женщины. Качество изображения было таким, что разобрать хоть какие-то детали не удавалось.
— Кто вы такие? Что вам надо? Это проклятое место отняло у меня самое дорогое на свете! Что вам всем от меня ещё надо?!
— Мы занимаемся расследованием в этом секторе. Может быть, вы могли бы...
— Расследованием? О моей Неф? Боже! Неужели ты услышал меня?
Дверь отъехала в сторону, открывая нам доступ внутрь. Крохотная жилая ячейка, на две комнаты, в которых с трудом можно было разместить кровать. Но на Омеге это была почти роскошь, для этого района по крайней мере. Открывшая нам немолодая женщина выглядела заплаканной и раздавленной жизненными проблемами.
— Вы, — она со страхом и надеждой смотрела на нас. — Вы пришли от Айрента? Неужели он всё же услышал меня?
— Нет, я пришёл не от Айрента. Я ищу одного опасного преступника, и у меня есть информация, что, возможно, здесь мне могут помочь. Расскажите, вы ведь живёте здесь не одна?
Женщина смотрела на меня опустошённо, словно мои слова выдернули из под её ног последнюю шаткую надежду.
— Мы живём с моей Неф здесь одни. Жили...
Она закрыла лицо руками.
— А потом какая-то дрянь убила мою доченьку. Убила! И никому на этой проклятой станции нет до этого дела! — женщина принялась раскачиваться из стороны в сторону, выговариваясь и прерывая слова всхлипами. — Они говорят — это кровоизлияние в мозг. Что это просто болезнь, что здесь это не новость. Но Неф всегда была здоровой девочкой! Она так хотела стать скульптором, одну из её работ даже хотели купить, предлагали большие деньги. Но она так не хотела её продавать...
Убитая горем мать рухнула на колени, обессиленно опустив руки, не останавливаясь и взахлёб безнадёжно продолжая:
— У неё не было никаких врагов. Кто мог сделать что-то подобное? Почему её?! Почему мою девочку? Она почти всегда была дома, лишь последнюю неделю начала ходить в этот клуб. Но она же молодая, не всё же время сидеть здесь со мной и своими работами. Если бы я могла знать...
— В клуб? В какой клуб? — Гаррус чуть наклонился к женщине.
— Как же... она говорила мне его название. Простите, я сейчас, — она задумалась, стискивая пальцами ткань одежды. — «Загробная жизнь».
— А она ничего не говорила про этот клуб? Может, у неё появились какие-то новые знакомства?
Женщина подняла заплаканные глаза на турианца. — Она уже была достаточно взрослой, чтобы я не лезла в её жизнь.
— Я понимаю, что ваше горе велико, и искренне сочувствую такой утрате. Но всё же прошу — разрешите осмотреть её вещи. Может быть, мы сможем найти хоть какие-то зацепки, которые выведут нас на след этого убийцы.
— Я ничего не трогала у неё. И я не хочу, чтобы кто-то другой касался её вещей.
— Я всё понимаю — даже если мы найдём убийцу, это не вернёт вам дочери. Но то, что вы сейчас рассказали, мы уже видели. Этот преступник сбежал с Иллиума, опередив нас всего на один день. Пока он здесь, дайте нам шанс взять его и спасти других от той же участи, постигшей вашу Неф.
Женщина смотрела на нас словно на святотатцев, посягавших на её святыню.
— Пожалуйста.
— Я не знаю, что вы надеетесь найти, но если... если это поможет вам схватить эту дрянь, убившую мою девочку... Если это спасёт другую мать от моей участи...
Она показала дрожащей рукой на приоткрытую дверь.
— Её комната там. Я не смогла войти туда после... после того, как...
Она замотала головой и попыталась встать. Мы подняли её вдвоём с пола и отвели к стулу, на который она и опустилась, словно потеряв все силы.
— Надо вызвать Самару, — Гаррус покосился на впавшую в оцепенение женщину, уставившуюся в пол. — Она сможет увидеть то, что мы пропустили бы.

Юстицар появилась достаточно быстро. И она гораздо лучше нас смогла найти общий язык с этой женщиной. Пока мы ждали снаружи, поскольку разместиться внутри четверым, да ещё в броне и при оружии, возможности не было, Самара ещё раз поговорила с матерью погибшей девушки и осмотрела вещи. Когда она вышла из жилой ячейки, по её лицу было невозможно понять, есть ли у нас хоть какие-то хорошие новости. Спокойствие было единственным, что читалось на лице этой азари.
— Это она, — юстицар обронила короткую фразу. — Её желания становятся сильнее. После убийства экипажа она первым делом нашла себе новую жертву. Признаться, я не ожидала от неё такого. Или она чувствует безнаказанность, рассчитывая, что скрылась от правосудия, или теряет осторожность. В любом случае — её надо найти как можно раньше.
— С этим-то вопросов не возникает. Только где её искать?
— Эта Неф познакомилась с Моринт в клубе, — наконец-то мы узнали имя нашей беглянки. — Вряд ли удастся найти её на Омеге каким-то иным способом.
— То есть кому-то надо поработать подсадной уткой?
— Да.
Честно сказать, такой выбор не был чем-то новым или слишком неожиданным. Но и противник был непрост.
— Чем рискует приманка? И пойдёт ли Моринт на свою охоту снова так быстро, а не заляжет на дно?
— Не буду отрицать — это опасно, — Самара спокойно смотрела мне в глаза. — Ардат-якши — это идеальный хищник. И жертва чаще всего добровольно идёт на всё сама. Но пока она не набрала полную силу, и в этом наш шанс. Тому, кто окажется с ней в непосредственном контакте, придётся очень тяжело. Надо привлечь её внимание к себе, сыграть в её игру. И не потерять себя в тоже время. Она настолько же жестока, насколько осторожна, подсознательно манипулирует собеседником, чувствует любую фальшь и может избежать простой ловушки.
Самара немного прервалась, о чём-то раздумывая.
— Она привлекает к себе тех, кто выделяется из толпы, остальные её не интересуют. Для неё сам процесс завлечения жертвы так же важен, как и финал. И чем сильнее противник, тем слаще победа. Противостоять ей — непростая задача для любого, капитан.
Сказанное юстицаром рисовало очень нехорошую картинку в моей голове. Пожалуй, сунуться в пасть варрену голышом более разумное решение, нежели играть в поддавки с этой Моринт. Но отступать некуда, с этой дрянью стоит разобраться, даже не учитывая возможность привлечения Самары к нашей основной задаче. Почему-то у меня эта ардат-якши встала на один уровень с торфанскими истязателями, став практически личным дело. Вопрос был только один: кто пойдёт на роль приманки? В моей наземной команде не было ни одного ординарного человека или инопланетника. Каждый из них был сильной личностью, кто-то больше, кто-то меньше. Может быть, Грант в меньшей степени, но назвать даже этого крогана обычным язык не поворачивался. Гендерный вопрос в данном случае не стоял, для однополых азари это вообще было совершенно не значимо. И пример этой бедной девочки лишь подтверждал мои мысли.
— Значит, поработаю приманкой, — отправлять кого-то на опасное задание было бы не впервой, но здесь я решил идти сам. — Какая лучшая линия поведения?
Взгляд у юстицара был пронзительный.
— Покажите свою силу, но не увлекайтесь. Чрезмерное насилие может насторожить её. Тут есть кое-что ценное для вас, — она протянула мне небольшой модуль. — Здесь копия дневника погибшей. Возможно, это даст некоторые ответы. Но действовать вам придётся больше по интуиции и по обстановке.
— Может, просто убрать её в клубе? — мысль посетила меня спонтанно. — Осторожно взять и устранить?
— Ария будет не в восторге от этого. В казино ещё куда ни шло, а вот клуб... Нет, Унклар, это не вариант, — Гаррус покачал головой. — Не стоит вот так портить отношения с королевой Омеги.
— Тогда придётся выманивать её оттуда, — задача проще не стала. Вакариан был прав, сталкиваться с Арией и её армией наёмников было бы глупо. Клуб она видимо считала своей персональной территорией и убийство здесь могла счесть ударом по своей репутации и власти. Жаль, но хорошая мысль, упрощавшая задачу, пропала втуне.
Дневник девушки и впрямь изобиловал подробностями. Некоторыми даже, пожалуй, слишком, и читать их было несколько неловко, настолько интимными они оказались. Вряд ли эта Неф предполагала, что кто-то сунет сюда свой нос и откровенно изливала душу своему единственному полностью доверенному слушателю. Но из всего надиктованного и написанного, полезным оказались лишь последние страницы. «Джарут... что я могла найти в этом придурке? Теперь, когда я познакомилась с ней, совершенно себя не понимаю. И пусть она азари, пусть выглядит как женщина, но мне никогда не было так хорошо. Она как яркий луч солнца на этой проклятой станции! Всё понимает, всё знает, и я чувствую, что она любит меня! Через несколько часов мы снова встретимся, я уже просто не могу дождаться!» Неф была явно взбудоражена и следующие записи это лишь подтверждали. Оказывается, наша убийца неплохо разбиралась в скульптурах, музыке, кино. Мне мало что говорили конкретные имена и названия, так что пришлось поискать в экстранете дополнительную информацию. Интерес этой азари был довольно странным, но не казался чем-то выбивающимся из ряда вон. Мне древние турианские скульптуры из хранилища Донована Хока тоже не казались предметами искусства, хотя Гаррус скорее всего не согласился бы. Но современное искусство было столь многогранно, что вряд ли кто-то мог понимать все его стороны. Азари же, при всей древности своей цивилизации, умудрялись воспринимать чужое искусство гораздо полнее, чем все остальные.
— Смотри, какие вкусы у нашей цели, — я показал изображение Гаррусу. — Кажется, это с твоей родины.
— Палавенские пилоны духов возмездия? — турианец присмотрелся к картинке. — Довольно неожиданно. Даже дома к ним проявляют мало интереса, они выполнены в непопулярном стиле.
Мне пришлось в диком темпе хоть чуть-чуть проштудировать каталоги современных скульпторов и их имена, в том числе из тех, что не пользовались популярностью у масс, но были признаны своими коллегами за свои неординарные работы. Особенно выделялся один волус, но сознаться честно, его произведения искусства я побоялся бы выставлять хоть где-нибудь. Тем не менее, ценители нашлись, и он вполне успешно путешествовал с выставками.
К сожалению, более подробной информации дневник дать не мог. Даже имя, под которым ардат-якши жила сейчас, оказалось неизвестным. Может быть, поживи Неф хоть на пару дней дольше, нашлись бы дополнительные зацепки. Но, к сожалению, Моринт не дала нам такой роскоши. Всё, что ещё нашлось в дневнике — лишь упоминание о третьем этаже клуба, где могла появиться наша азари.
— Начнём. Действовать придётся по обстановке. Как она убивает свои жертвы?
— Вступая с ними в слияние, — на лице Самары не дрогнул ни один мускул. — Связь с ардат-якши не приносит объединения, она лишь перегружает нервную систему жертвы. Если Моринт пожелает — смерть происходит мгновенно, если же нет — тогда это будет проходить долго и мучительно.
— Может, лучше пойду я? — Гаррус смотрел на меня. — Это слишком рискованно.
— Главное Миранде не скажи об этом.
— Тали тоже не будет в восторге, знаешь ли. С ней объясняться будет не лучше.

На третий этаж клуба вела отдельная дверь, так же, как и везде, подпираемая охранниками-батарианцами. Они беспрекословно пропустили меня внутрь, видимо, Ария всё же была благосклонна, и я получил пропуск в любое место её клуба. Самара и Гаррус остались снаружи, как и подоспевшие Миранда с Заидом. Теоретически выход отсюда был один, контролировать всю территорию вокруг смысла не было, и этой группы должно было хватить.
Зал встретил меня уже привычным громом музыки, оглушающей и мешающей сосредотачиваться на чём-то одном. На самом входе в клуб, какой-то полубезумный парень выспрашивал у всех, нет ли у них лишнего билетика на концерт очередной музыкальной группы. Пара кроганов, выходившая, судя по всему, проветриться, оттеснила меня почти вплотную к этому человеку, так что я невольно выслушал часть его мольбы.
— ... Ты не понимаешь! Мне нужен билет туда, но их уже нет в продаже! — он чуть не плакал. — Там будет та классная синенькая девчонка! Я обязан там быть!
Батарианец грубо отмахнулся от парня, коротко и доходчиво объясняя тому, где он в целом видел его самого, его родителей и всех остальных землян в частности. Последнее было всё же перебором, и я незаметно ткнул ему в болевую точку. Инопланетник охнул от неожиданности и, согнувшись, наткнулся на моё колено, услужливо подставленное по траектории движения его головы. Тотчас отступив в сторону, я протиснулся между парой азари, надеясь, что охрана не сразу обратит внимание на этот инцидент. Всё произошло довольно быстро, так что моё участие должно было остаться незамеченным.
На этом этаже было ничуть не меньше народа, чем в других частях «Загробной жизни», и танцевали здесь не менее исступлённо. Запах алкоголя и разгорячённых тел ощущался почти физически, воздух над толпой был словно наэлектризован, пробуждая какое-то внутреннее желание присоединиться. Не став сопротивляться этому, я втиснулся в толпу, найдя место посвободнее рядом со стойкой крохотного бара. Рядом танцевала, выгибаясь весьма вызывающе, азари, на первый взгляд очень молодая, одетая привычно откровенно. Я бросил на неё взгляд, не могла ли она быть моей целью, но инопланетянка двигалась с прикрытыми глазами, уйдя вся в музыку и не давая хоть какого-то намёка. С моего места обзор был не очень, и я попробовал найти место поудобнее, стараясь не слишком выделяться среди остальных.
Внезапно сзади послышалась какая-то возня, и я обернулся. Турианец, еле стоявший на ногах, прижал отталкивавшую его азари к невысокой полукруглой стойке. В его намерениях сомневаться не приходилось, да он собственно и не скрывал их, вполне ясно давая понять, что ему нужно от инопланетянки.
— Хватит ломаться, синяя шл... а! Я покажу тебе...
Не став дожидаться, что ещё он успеет наговорить, я рванул его за плечо на себя, оттаскивая от азари. Надо отдать должное турианцу, несмотря на его состояние, он умудрился зацепить меня кулаком, чуть не распоров щёку когтем. Перед лицом промелькнули его глаза с крошечными зрачками. Он явно не только хорошо принял на грудь, но и находился под воздействием какого-то наркотика. Бороться с таким соперником, который может не чувствовать боли, не лучшее решение, но и нарываться на неприятности с охраной мне не хотелось. Ударив под колено и выполнив болевой захват на руку, я заставил уроженца Палавена врезаться лбом в стойку, облицованную тёмным камнем.
Охрана, надо отдать ей должное, появилась меньше чем через минуту. Дрожащая азари подтвердила мои слова, и перебравшего инопланетника тотчас скрутили в три погибели и поволокли куда-то в сторону. Девушку, насколько это применимо к азари, пришлось отвести за один из свободных столиков, расставленных по углам зала. После пережитого ей стоило немного прийти в себя. Подхватив пару бокалов с бара, я вернулся к ней.
— Вот ленивые засранцы! — мелодичный голос совершенно не сочетался с грубой фразой. — Этот придурок здесь уже вторую неделю до всех домогается.
Азари залпом проглотила половину содержимого бокала, даже не поморщившись.
— А ты ничего, ловко его скрутил. Наверное, надо тебя отблагодарить — она грациозно наклонилась ко мне и впечатала мне в губы крепкий поцелуй. — Если не буду занята вечером, мы могли бы познакомиться поближе...
Она провела языком по красиво изогнутым губам.
— Найди меня после работы, уверена, мы оба об этом не пожалеем.
Инопланетянка допила свой бокал и, послав мне воздушный поцелуй, вернулась на танцпол. Вряд ли это была моя цель, но я на всякий случай постарался запомнить рисунок на её лице — может быть, это и есть Моринт? Бокал опустел, сидеть же в клубе как истукан, откровенно вызывая своим поведением вопросы, тоже не стоило. Оглядывая толпу, танцующую, развлекающуюся и веселящуюся, никак не мог представить, как я смогу найти здесь свою цель. Особенно учитывая, что изменить внешность не составляло никакого труда, и описание Самары не давало мне какого-то преимущества.
На полпути к барной стойке меня перехватил чей-то голос. Достаточно негромкий, но пропустить его даже в гомоне клуба вряд ли кто-то смог бы, словно говоривший обладал немалой властью.
— Нечасто можно встретить подобное, даже за пределами Омеги. Вы меня заинтересовали, человек. Не желаете составить компанию одинокой азари?
Говорившей оказалась действительно представительница этой расы. Платье тёмно-красного цвета немного скрадывало её в полумраке, так что случайный взгляд мог и пропустить эту посетительницу, явно предпочитавшую уединение. Азари сидела чуть откинувшись на высокую спинку мягкого дивана. Плавным движением она указала мне место напротив. Перед ней стоял бокал, наполненный уже знакомым опалесцирующим напитком, столь сильно показавшим мне свой нрав у Арии.
— Грех отказываться от такого предложения, правда?
Незнакомка негромко рассмеялась моей реакции, неторопливым приветственным движением поднимая бокал на уровень рта. Полные, чувственные губы, на которых гуляла лёгкая и мечтательная улыбка привлекали к себе внимание. Я не мог сказать, чем эта инопланетянка выделялась среди своих соотечественниц, но было в ней нечто особенное. Словно ощущение какой-то тайны, недосказанности, манящее и дразнящее. И ещё в ней чувствовалась скрытая сила, готовой в любой момент вырваться наружу, такое же, как тогда, при разговоре с одним из матриархов этого народа. Это ощущение окатило, словно холодной волной. Кто бы ни была эта азари, но держаться с ней надо было осторожно.
Внешне расслабленно устроившись напротив инопланетянки, я набрал на инструметроне заказ. Турианец-официант буквально мгновенно принёс тессианское белое вино. Оно, как и всё произведённое на родной планете азари, тоже содержало нуль-элемент, но в гораздо меньших количествах, чем иные их продукты.
— Капитан Урнаи. Ваше здоровье, прекрасная незнакомка.
Я чуть отпил из бокала, почувствовав терпкий вкус напитка из неизвестного мне фрукта. Конечно, называть это вином было неправильно, вряд ли местное тессианское растение было виноградом, но наиболее близким эквивалентом было именно земное вино.
— Мирала, — азари чуть наклонила голову, представляясь. — У вас не только хороший вкус, капитан, но и воспитание. Заступиться за танцовщицу... 
— она прицокнула языком. — Многие считают их чуть ли не проститутками, совершенно не понимая нашу расу.
— Насколько позволяет судить моё знакомство с вашим народом, искусство занимает одно из главенствующих мест в жизни азари. Танец, живопись, зодчество — все проявления творчества в равной мере, одинаково были важны моей знакомой. Я вот, сознаться честно, турианские скульптуры до сих пор не могу никак понять, а она находила их впечатляющими. Кстати о танце, — музыка как раз сменилась на более медленную. — Прошу.
Я встал и протянул руку своей собеседнице, приглашая её. Если моя цель здесь, то может быть, получится натолкнуться на неё среди танцующих, как это случилось с Неф. А может, моя нынешняя спутница и есть нужная мне азари? Может, она выдаст себя чем-то; стоит держать ухо востро, дело могло в любой момент принять нешуточный оборот.
— Ого, капитан! — она открыто улыбнулась, вставая и принимая предложение. — Я в вас не ошиблась.
Азари танцевала намного лучше меня, это стоило признать. Инопланетянка отдавалась музыке полностью, словно заранее угадывая следующие звуки, и мне оставалось лишь не слишком сильно мешаться у неё под ногами. Она остановилась за мгновение до конца мелодии, оказавшись в моих объятиях, чуть откинув голову назад и обнимая меня за шею. Мирала дышала немного тяжело, вложившись в танец со всей страстью. От её кожи шёл еле уловимый запах, экзотический и волнующий.
— Вы хорошо танцуете, — она присела рядом со мной, когда мы вернулись за свой столик. — Честно сказать, такого у меня не было очень давно. И как давно я не отдыхала вот так, полностью в гармонии с партнёром и музыкой! С вами рядом у меня словно крылья выросли.
Она снова рассмеялась, обнажив ровные белые зубы. Ощущение напряжения и подозрительности незаметно проходило, я даже начал удивляться самому себе — с чего решил, что эта азари опасна? Необычна для Омеги, но вряд ли опасна, скорее уж ей просто здесь не место.
— Жаль, что я так мало знакома с вашей расой, Урнаи, — азари смотрела прямо в глаза, и тон её стал немного игривым. — Возможно, вы меня познакомите получше?
За общением с Миралой время пролетало незаметно, и пары алкоголя начали затуманивать разум. Причина, по которой я оказался здесь, отошла куда-то на второй план, оставшись какой-то раздражающей занозой, не дающей полностью расслабиться. Какой бы малой ни была крепость тессианского вина, но оно начало действовать. Сама азари тоже казалась несколько излишне раскованной, глаза блестели, и на щеках проступал лёгкий фиолетовый румянец.
— Наверное, стоит проветриться, здесь, кажется, становится немного душновато.
Азари прильнула к моему плечу, когда я подхватил её под руку.
— Моя квартира здесь недалеко, — её пальцы слегка сжимали мою руку, словно массируя. — Там можно будет отдохнуть.
В её голосе было обещание, вполне недвусмысленное. Я почувствовал, что мои губы сами собой изгибаются в улыбке. И только где-то глубоко внутри билось странное чувство, словно стремясь меня о чём-то предостеречь. Я хотел было отмахнуться от него, тем более тепло тела инопланетянки, опиравшейся на меня, лишь способствовало спокойствию. Но это внутреннее беспокойство лишь росло, пробиваясь через все заслоны, через дразнящее касание её груди, прикрытой тонкой тканью платья. Азари это почувствовала.
— Что-то не так? — она явно напряглась.
— Неприятно чувствовать себя без оружия на Омеге, — я постарался как-то объяснить самому себе и Мирале своё состояние. — Я не против риска, это возбуждает, как на охоте. Но без оружия чувствую себя, как голый.
— Ммм, — она сильнее прижалась ко мне. — Эти твои слова меня так волнуют! Я почти представляю это — выйти обнажённой на охоту. Догнать добычу, когда ветер касается твоей разгорячённой погоней кожи, повалить её и победить, вонзив нож в сердце!
Она внезапно высвободилась и, схватив мою голову обеими руками, повернула к себе, яростно и страстно целуя. Я прижал азари к себе, обняв за талию, постепенно опуская руки всё ниже, чувствуя подушечками пальцев, как напрягаются мышцы под тонкой тканью. Мирала оторвалась от поцелуя, её ярко-синие блестящие глаза смотрели с откровенным желанием.
— Пошли, пошли быстрее!

 
*** 

До её квартиры и действительно было рукой подать. Мирала вела себя более чем откровенно, ничуть не стесняясь редких встречных. Её поведение всё больше и больше распаляло меня, мешая мыслям оторваться от моей новой знакомой и начать вспоминать, что я забыл в этом месте. Идентификационная карта открыла дверь, и мы ввалились внутрь, чтобы тотчас слиться в новом поцелуе. Наконец она оторвалась от меня, прямо глядя в глаза.
— Подожди меня немного, — её пальцы прошлись по моей груди, словно царапая коготками. — Дай мне несколько минут. Азари скрылась за неприметной дверью, и оттуда послушался плеск воды. Предоставленный сам себе, я огляделся. Квартира была со вкусом обставлена и выглядела достаточно богато. Единственное, что несколько выбивалось из общей картины, это несколько вещей, словно бы лишние здесь. На стене висел автомат, немного странный на вид, и рядом с ним, на отдельной подставке, располагался тяжёлый меч незнакомой формы, своими размерами явно намекавший на кроганское происхождение. Это оружие, отнюдь не сувенирное даже по виду, никак не вписывалось в интерьер комнаты. Оно совершенно точно было инородным здесь. На глаза попалась статуэтка кварианца, выполненная в довольно интересной манере. Вглядываясь в эту фигурку, я не сразу понял, что меня так сильно в ней заинтересовало. Детали шлема были проработаны с большой реалистичностью, вплоть до шлангов. Рассматривая отдельные элементы, я пытался понять, почему они кажутся знакомым, очень и очень близким. Словно эта скульптура неизвестного кварианца должна мне рассказать нечто важное. Нечто такое, из-за чего меня не должно быть здесь вместе с этой азари. Как-то вдруг, словно прорвав невидимую преграду, я увидел перед мысленным взором фигуру Тали. И тотчас глубоко в душе появилось острое чувство стыда. Как я так легко мог забыть про неё, пойдя с этой азари как варрен на поводке! Только сейчас в голове наконец-то всё начинало вставать на свои места. Кажется, я всё же нашёл ту самую цель юстицара, но будь оно всё проклято, чтобы я ещё раз согласился на нечто подобное.
Коснувшись инструметрона, я осторожно взломал электронный замок двери и включил маяк, надеясь, что мои напарники не слишком отстали от нас, пока мы с Миралой добирались сюда. Чтобы хоть как-то отвлечься, я снял со стены автомат, явно турианского производства. Модель мне была неизвестна, но это было что-то из довольно старого оружия, ещё до внедрения термомагазинов. Холод металла оружия словно помог мне, но вот ощущение от самого автомата было неприятное. Оно несло на себе отпечаток своего владельца и, пожалуй, повстречаться на узкой дорожке с ним я бы не хотел без весомой причины. Повертев его, я повесил обратно на крюки. Снимать кроганский меч не стал, он даже со стороны выглядел чудовищно тяжёлым и смертоносным, как и сами рептилии.

Шум воды за дверью стих, и я поспешно шагнул к низкому дивану, устраиваясь поудобнее. Мирала вышла ко мне, можно сказать, во всеоружии природной красоты азари. Её формы были практически идеальны, а полупрозрачное чёрное обтягивающее платье лишь усиливало эффект. Она явно знала, какое производит впечатление, и двигалась ко мне неторопливо и плавно, как большая кошка. Мелкие капельки воды блестели и переливались на щупальцевидных отростках на голове. Одно её появление снова спутало все мысли, важным стало лишь желание быть рядом с ней. Я с трудом пытался сконцентрироваться на своей задаче, понимая, что выиграть этот бой может и не получится.
— Я...
— Моринт.
Юстицар стояла в дверях и смотрела прямо на мою спутницу. Голос Самары был спокоен и твёрд, и Мирала мгновенно обернулась к юстицару.
— Ты! Значит, всё-таки выследила меня. Надо было пристрелить ту дрянь Васэ!
— Ты знаешь закон, Моринт, — Самара была всё также бесстрастна. Но ардат-якши не собиралась сдаваться, тотчас швырнув здоровенную вазу в голову Самаре. Впрочем, и та явно не надеялась на мирное решение, увернувшись от этого нападения. Обе азари были очень сильными биотиками, и воздух вокруг них быстро словно вскипел от мелких молний. Юстицар и убийца синхронно выставили биотические барьеры и теперь пытались продавить друг друга биотическим куполом. Лица Моринт мне было не видно, но по Самаре и тому, как на лбу у неё заблестели капельки пота, я мог представить, какие силы они прикладывали, чтобы победить друг друга. А ведь Самара уже матриарх, и её биотика достигла таких высот, которые людям вряд ли когда-то покорятся. Да и многие ли азари смогли бы противостоять ей? И тем не менее, Мирала боролась на равных.
Появление Самары и начало схватки помогло мне вернуть рассудок, пусть и не в полной мере. Тело было словно немного ватное, когда я начал вставать, и никак не удавалось понять, что вызвало такое состояние. То ли Моринт продолжала воздействовать на меня, то ли тессианское вино оказалось более коварно. Я смог подняться с дивана и осторожно приблизился к обеим азари.
— Убей её! — Моринт немного повернула ко мне своё искажённое лицо, словно выплёвывая приказ.
— Сюрприз, Моринт.
Как на тренировке по рукопашному бою, я опрокинул инопланетянку одним движением, преодолевая свою странную вялость. Резкий удар об твёрдый пол разом выжал весь воздух из её лёгких и сияние биотики вокруг неё пропало. Самара одним прыжком оказалась рядом.
— Ма... — Моринт что-то попыталась сказать, но объятая синими молниями биотики ладонь юстицара обрушилась на её грудь, заставив выгнуться все тело с неприятным хрустом. Синеватая пена появилась у рта ардат-якши, и струйка крови, словно лениво, прочертила фиолетовую дорожку от уголка её губ вниз по щеке и шее, собираясь в пока ещё небольшую лужицу на полу. Почему-то эта деталь и ещё глаза, устремлённые на Самару, сильнее всего врезались мне в память.
В квартире повисла гнетущая тишина. Юстицар стояла на коленях у тела убитого преступника и молча смотрела в её лицо. Её дело было исполнено, цель, за которой она охотилась много дольше, чем я успел прожить, лежала перед ней. Стоило дать ей осознать произошедшее, не вмешиваясь каким-либо образом. Я отступил к окну и только теперь несколько удивился отсутствию остальных членов команды.
— Самара?
Юстицар с усилием оторвалась от лица мёртвой азари и повернулась ко мне.
— Вы себя хорошо чувствуете?
Матриарх тяжело поднялась с колен, опустив голову. Я обратил внимание на дрожащие руки и на то, как она разом словно постарела.
— Мирала была старшей и самой весёлой из моих дочерей. Самой жизнерадостной, свободолюбивой... Она не смирилась с жизнью в монастыре, как её сёстры, — Самара сделала небольшую паузу. — Как может чувствовать себя мать, убившая своё дитя, Шепард?
Ответ матриарха заморозил меня на месте. Представить что-то подобное казалось немыслимым, но не верить Самаре причин не было. Она не распространялась до этого насчёт своей жизни, да и собственно её никто и не расспрашивал. Разве что Келли попыталась, но азари ничего не рассказала моему секретарю. «Печальная и слишком холодная», — такая была немного двусмысленная фраза от Чамберс. Теперь многое стало понятным.
— Я вернусь на «Нормандию» через три часа, Шепард. Мне надо побыть наедине. Прошу вас, оставьте меня.
 

Отредактировано. Докторъ Дре

 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.12.2013 | 3901 | 9 | м!Шепард, Тали, unklar, экшн, приключения, драма, второй шанс | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 48
Гостей: 43
Пользователей: 5

Kailana, Лунь, Grеyson, bug_names_chuck, DanMark
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт