Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Герой не из нашего времени. Глава 10. Завершение

Жанр: боевик/альтернативная реальность
Персонажи: Виктус Риготт, Джон Шепард, Самара и сборная "Нормандии SR-2".
Предупреждения: Кроссовер вселенных, жестокость.
Описание: Штурм Базы Коллекционеров и то, что последовало за этим. Финал.



Глава 10.

 С чего начинается Родина? Так спрашивал когда-то давно забытый поэт. С чего она начиналась у Джона Шепарда? Ведь вне всяких сомнений, у него-то она как раз была. Такая своя, сугубо личная, бережно хранимая в сердце родина. Маленький клочок земли где-то на одноименной планете. Он бывал там всего несколько раз. Каждый случай — как памятка, врезалась в разум раз и на всегда. Лес, пригорок, речка, деревянный мостик и торчащие из воды вешки для удочек. Кто-то сочтет это «ванилью», другие — банальностью. Джону Шепарду на это наплевать. Этот кусочек густозаселенной планеты — некий образ, лежащий в душе. Хотя... взрослый и бесконечно суровый мужик Шепард задумывается об этом в трех случаях — у штатного психолога, будучи пьяным и по редкому, на грани чуда, стечению обстоятельств.
 В этот раз вновь мелькнула такая мысль. Уж больно пригорок, на котором лежал Джон, был похож на то место, где он с одной весьма красивой девушкой когда-то давно-давно разглядывал облака. Сейчас вместо облаков был далекий свод пещеры размером с городок. И нависающая громада человекоподобного Жнеца, которого нужно уничтожить. В руках у помятого коммандера здоровенная и неудобная плазменная винтовка Адептус Астартес, рукоять которой едва помещается в его ладони.

 Герой ли он — коммандер Шепард? И что такое вообще это слово «герой»? На сотнях разных языков оно звучит по-разному, но если покатать его во рту, как конфетку, послевкусие остается приблизительно одинаковым. Ге-ро-й. Спаситель? Защитник? Тот, кто грудью прикроет? И всякое такое тоже, да?
 Из глубины десятилетий всплывает фраза: «Герой — это тот, кто виновен в гибели других». И в данном случае это действительно так. Согласно этому утверждению более героического человека, чем мистер Джон «Холодная кровь» Шепард, найти — ещё постараться надо.

 Забыв про все на свете, Джон выжимал курок плазменной винтовки, накапливая заряд. Обмотка ствола светилась болезненно-ярко, из охлаждающих сопел рядом с дулом вырывались струи раскаленного воздуха — оружие было чертовски перегрето. И лишь когда по винтовке пробежала трещина, Джон выстрелил. Винтовка разорвалась на несколько частей, отшвырнув Джона, как тряпичную куклу, куда-то в сторону. Но цель была достигнута — длинный росчерк плазмы попал в уязвимое место Протожнеца и вышиб из него дух. Мгновенно. За этим последовала детонация масс-реактора и разрушение бесновавшейся до этого чертовой машины.
 Да. Вот так довольно просто. На первый взгляд. По этим словам. Что было помимо этого? А кроме этого было совершенно невообразимое кровавое месиво, устроенное космодесантниками. Без них... Даже и думать не стоит, это и так ясно — дронов внутри Базы оказалось такое несметное количество, что вывод был один — их бы просто уничтожили.
 Хотя... Будучи непризнанным специалистом по совершению невозможного, Джон, быть может, как-нибудь умудрился бы забрать с собой Жнеца... Этот недоделанный механизм молотил своими конечностями, толщиной с космический бомбардировщик, по окружавшей его площадке. Ракеты его не брали, и Шепард впустую разрядил в недоноска оба заряда установки «Каин»... Черт... ему нравилось, как назвали эту штуку, но речь не об этом... В какой-то момент он и обзавелся плазменной винтовкой космодесантника. Как стрелять из неё, он понял сам. В то время, как он, рискуя быть буквально размазанным по скале, целился в грудь метавшегося монстра, за его спиной Астартес не жалели боеприпасов, разрывая в осколки и ошметки дронов. Это был настоящий пир огня и меча. Джон не видел такого «мяса» со дня бойни на Торфане. Штурмовая пушка терминатора отстреливала короб за коробом, перемешивая фрагментированные останки противника с комьями внутриастероидной земли... А теперь...

 Джон лежал на спине и беспомощно смотрел вверх. Дезориентация, контузия, ожоги, мелкие ранения. Его могучий, без шуток, сильный организм стремительно залечивал раны и возвращал сознание в действительность. Секунда промедления и он бы погиб. Но Шепард все-таки успел достать из набедренной кобуры пистолет и пристрелить назойливого дрона Коллекционеров. Рука с оружием обессиленно опустилась вниз. В груди болело, а сердце немилосердно жгло. Проклиная Коллекционеров и их хозяев, Джон встал на четвереньки и пополз к винтовке «Мотыга», оставленной кем-то из его бойцов.
 Его бойцов... Кто остался-то? Глухота ещё не прошла, но справа грохотало что-то тяжеленное, и явно это не было импульсным оружием на эффекте массы. Рука поскользнулась, опустившись на лежавшую в пыли гильзу. Шепард вновь растянулся, приложившись о камень плечом и головой. Россыпь гильз лежала прямо у него перед лицом. С каждого металлического бочонка на него смотрел имперский двуглавый орел. А ещё в паре метров, у вожделенной стены, сидел, привалившись спиной к скале, космодесантник. Из разбитого шлема, сквозь прорехи в металле, смотрели медленно моргающие глаза. Они все видели, но травмированный мозг воина ничего уже не понимал. Одна рука была оторвана и лежала черт знает где. Ноги в пепельно-черной полосатой броне были скручены, как лист мокрой бумаги. Джон остановился лишь тогда, когда голой, без перчатки, рукой, попал в лужу быстро засыхавшей крови.

 А что бой? Он и не думал заканчиваться. Подкрепления противника подходили и подходили. Правда, теперь уже не сплошным потоком, а группами. Все и не думало заканчиваться.
 Джон понял это, когда его подобрал космодесантник, отдавший ему свою плазменную винтовку. Именно подобрал. Да... Мощного и сильного коммандера Шепарда, надежду человечества, напичканного имплантатами, подобрали... Подняли и закинули на плечо. Однако, надо отдать должное, Джон пришел в себя в степени достаточной, чтобы идти на своих двоих. Ему стало ещё лучше, когда он перезагрузил медицинскую систему брони, ушедшую в «аут» после электромагнитного выброса плазмовинтовки в непосредственной близости от себя. Так и не выпустив из рук «Мотыгу», Джон начал отстреливаться от дронов. Правда, иногда он спотыкался и немного мазал...

 Обстановка сложилась следующая: человекоподобный Протожнец был уничтожен, но база продолжала функционировать, и Коллекционеров было слишком много. Слишком! Они тащили на себе самые разномастные «вундервафли», из которых поливали огнем позиции незваных гостей.
 Это патовая ситуация была сломлена решительной контратакой космодесантников. Невзирая на шквальный огонь, прикрываясь подручными «щитами», они ринулись вперед, смешавшись с противником, который подтянул все силы и пошел в рукопашную.
 Очевидно, главный Коллекционер решил в буквальном смысле слова растоптать ненавистных ему вредителей. Его проблемы.

 Виктус отшвыривал более мелких противников косыми ударами клинка, отмахиваясь от них, как охрана богача от попрошаек на рынке. Его влекла другая цель — стоявшая в пределах досягаемости фигура, бывшая некоей гротескной пародией на него самого.
 Ненависть и презрение были настолько сильны в нем в этот момент, что это вымораживало изнутри... Большего святотатства в этой вселенной ему встречать не приходилось. Трон Терры! Им наконец-то удалось задеть его. Не физически — морально. И за это они заплатят.
 Один из дронов спрыгнул на Виктуса откуда-то сверху. Но, прежде чем инопланетянина располовинило ударом силового меча, он умер от точных попаданий из винтовки Шепарда.
— Всегда пожалуйста, — процедил коммандер сквозь зубы.

 Виктус нанес прямой удар своим болт-пистолетом, зажатым в левой руке. Толстый ствол из крепленой пластали размозжили хитиновую голову ещё одного дрона, заставив коричневатую жижицу разлететься во все стороны. У них даже не было нормальных внутренностей — какая-то полу-кибернетическая и полу-органическая дрянь. Она покрывала вошедшего в раж космодесантника с ног до головы. Виктус являл собой зрелище поистине шокирующее. Но здесь не было слабонервных.
 Его визави стоял спокойно, словно не бушевал вокруг жестокий бой. И он, и Чемпион Императора отдали по своим каналам приказ соратникам не приближаться и не вмешиваться. Один являл собой воплощение многовекового могущества людей, другой был создан жестокой расой ради притязания на эту роль.
 Они скрестили свои клинки — благородный меч из микрокованного адамантиума и иззубренную косу из неизвестного биологического материала. Удар был настолько силен, что впервые за последние полторы сотни лет оружие в руках Виктуса задрожало. Они обменивались высокоскоростными ударами в исступлении и ярости, не желая отступать ни на шаг. Неизвестно, думал ли хоть о чем-нибудь уникальный дрон Коллекционеров... или он просто выполнял дистанционные команды «Генерала Базы».
 Коса прошлась по наплечнику, выбив из него несколько искр и оставив в металле надрез. Тут же Виктус взял нечестивца в клинч и ударом колена разломил ему район таза на мелкие фрагменты. Ноги уродца подкосились. Повинуясь инстинктивному позыву, Виктус оттолкнул незадачливого претендента, ухватил его за лодыжку, и, прилагая все свои сверхчеловеческие силы, отшвырнул его так далеко, как это только можно было сделать.
 И не зря. Не успев упасть, поверженный дрон взорвался дождем настолько едкой кислоты, что от неё буквально испарялось вообще все, включая камни и все металлы.
 Дронам был неведом страх по причине отсутствия собственного мышления хотя бы... Но все же после этого они охотнее атаковали других космодесантников, нежели ужасающего в своей беспощадности Виктуса. Это был его бой, в какой-то мере.

 Только Астартес могли сражаться так долго, не снижая эффективности. Шепард собрал своих оставшихся в живых бойцов и увел их под прикрытие ЛендСпидера, подбитого Жнецом ещё в начале боя. Его спаренный болтер ещё функционировал, огрызаясь короткими очередями в сторону особо наглых и резвых групп противника.
— Бомба цела? — спросил Шепард у пилота-космодесантника. Он тоже был тяжело ранен, но сохранял ясность сознания и вел огонь. Он не понимал английский, но парой жестов Джон ему объяснил, что от него требовалось.
 Сплюнув едкой токсичной слюной, десантник на руках переместил себя туда, где лежала бомба. Оставшиеся шесть десантников во главе с Виктусом перенесли бой довольно далеко от них... Астартес протянул контейнер Шепарду, прихватил с собой другой контейнер с патронами и вернулся к болтеру.

 Планы немного полетели... да к чертям они полетели... планы эти... Джон пригнулся после близкого взрыва, осколки картечью врезались в их укрытие. Щиты брони иссякли, понял Шепард, вытирая кровь из глубокого пореза на щеке. Коммандер, под прикрытием винтовочного огня, выбежал к центру шестиугольной площадки с обломками порта информационного доступа и за ним установил бомбу.
— Виктус! — закричал он в устройство связи. — Работа сделана, проваливаем отсюда! Я заложил бомбу!
— Мы уйдем... только... когда я... разрешу, — с равными промежутками ответил Виктус голосом крайне занятого человека.
 Огромный мясник не собирался уходить. Только сейчас Шепард понял значение слов: Астартес приходят, когда считают нужным, и по той же причине уходят; они делают свою работу, и только когда её не остается, идут к следующей.
— Прикрой! — запросил Шепард.
— Принято.

==============

 После того, как взрывами мелта-зарядов Виктус заблокировал несколько тоннелей, ход затянувшегося противостояния изменился. Как это бывало многие миллиарды раз в этой галактике, гончая и добыча поменялись местами, и до бывшего охотника только сейчас дошло, что все было наоборот с самого начала. Не он охотился на вторгшихся к нему чужаков, а они выжидали момента, чтобы броситься на него.
 Генералу Коллекционеров не были свойственны ранее какие бы то ни было эмоции. Он был послушным орудием в руках своего главного создателя — огромного Жнеца по имени Предвестник.
 Его голографическое изображение последний раз воспарило над большеголовым «жуком».
«Вы оказались слабы и подвели нас. Мы найдем другой путь. Соединение разорвано. Контакт утрачен».
 Все. Никакими средствами Генерал не мог вызвать обратно своего повелителя. Впрочем, сейчас он об этом думал. Полная самостоятельность обрушилась на него как внезапная лавина. Это грозило раздавить его обретший свободу рассудок. Не без труда, но хитрая тварь все же смогла справиться с самый пиком стресса. Однако, на это ушло слишком много времени. И без того упущенная инициатива полностью оказалась в руках врага.
 К чести Генерала — он не собирался умирать. По крайней мере, просто так.
 Контратака Вильгельма Ровенсбоарда, поначалу успешная, поддержанная отрядами Самары и Миранды, уткнулась в спешно, но прочно созданную оборону дронов в одной из стратегических тоннельных развязок. И хотя дроны были вялыми после потери контроля со стороны Жнецов, у них хватало сил на удерживание нужных позиций превосходящими силами.
 Вновь завязался позиционный бой, в котором невыгодность атакующей стороны занимали уже бойцы с борта «Нормандии».
 Вильгельму в голову пришла идея. Они вновь отступили, и дроны пока не преследовали их. С борта человеческого корабля извлекли ядро последнего шаттла — маленькое и деактивированное. Его вынес на своих могучих конечностях второй робот «Атлас» — первый безжизненно привалился к скальной стене, зияя рваными пробоинами в корпусе от переносного излучателя Коллекционеров, уничтоженного метким ракетным выстрелом.

 Все было просто — шквальным огнем, абсолютно не жалея боеприпасов и сил, сводный отряд Вильгельма оттеснил дронов. Этого хватило, чтобы дистанционно управляемый «Атлас» ворвался в ряды «жуков». Он быстро и тяжело топал до тех пор, пока не отказали все базовые и наспех установленные щиты. Как оказалось, дроны все это время собирали остатки сильно поредевшей армии. Половина из них почти подошла к зоне высадки, чтобы горами трупов завалить и наконец таки уничтожить диверсантов. Обычное «шапкозакидательства», ничего нового.
 Тонкий, еле слышимый писк пронесся по тоннелям. Бойцы Вильгельма попадали за укрытия. Ядро шаттла рвануло «на всю катушку». Разнести всю Базу оно, конечно, не могло... но, тем не менее, это был невероятно разрушительный удар, особенно по живой силе противника. Честно сказать... только-только обретший разум Генерал тактическим гением, на удивление, не отличался.


 Но это была не главная из его проблем. Как говорится у людей — своя шкура уж точно ближе к телу. Это имело значение лишь по одной причине — Виктус со своими братьями шел за ним. За его широкой и длинной пучеглазой головой.
 Когда опоздавший по объективным причинам Виктус прибыл на Базу, нашел отряд Вильгельма и оттеснил наседавшего супостата, СУЗИ передала ему более детальные данные сканирования, бывшие даже немного более точными, чем у сражавшегося вдалеке Шепарда. Из них-то Виктус и узнал, где искать главную ксено-тварь.
 Проблемой космодесантников было то, что у них не было тяжелого оружия. Тяжелый болтер брата Кассия исчерпал свой боезапас в разгар боя за плато, как и роторное орудие терминатора Деция Мара. Плазменная винтовка Марция погибла. Гранаты кончились. И как бы не смеялись разные скептики, был тот момент, когда снова приходится превозмогать. Впрочем, им ли привыкать к этому.
 Прямым коротким ударом кулака Виктус размозжил голову последнего дрона, защищавшего вход в «покои» Генерала. Терминатор, как самый массивный из воинов, взялся пробить брешь в дверях.
 Генерал Коллекционеров ожидал смерти со стоическим спокойствием. Было ли это волевым качеством, действием неких внутренних гормонов или последствиями шока — так и осталось неизвестным.

 На шестом ударе бронированная туша брата Деция Мара вломилась внутрь. Ожидаемого сопротивления так и не встретилось. Будучи исключительно мыслительной особью, Генерал, тем не менее, кинулся в рукопашную. Итог был вполне предсказуем. Один короткий взмах силового клинка — и пучеглазая тварь падает на пол своего командного пункта, истекая коричневой жижей из обрубков конечностей с правой стороны.
 Виктус подошел поближе и методично, одну за другой, отсек Генералу все его оставшиеся конечности. От вибрирующего визга можно было бы сойти с ума... Но Астартес на такие мелочи наплевать. Легким тычком Виктус заткнул поверженного ксеноса.
— Альбиний, — обратился Виктус к апотекарию Верку, — сможешь загнать его в ту анабиозную капсулу?
— Вероятность этого весьма велика, — Альбиний Верк тащил за собой контейнер, в котором ранее содержались особо крупные боевые особи дронов... Будущее Генерала Коллекционеров становилось для него все хуже и хуже.
— Мы с тобой ещё не закончили, — сказал Альбиний, когда задвигал крышку из органического стекла над капсулой. И пока израненный Коллекционер, виновный в гибели тысяч и тысяч людей, медленно терял сознание, погружаясь в анабиоз, апотекарий Верк смотрел сквозь стекло в его глаза... И этот долгий, изучающий взгляд не сулил ксеносу ничего хорошего. Будущее препарирование обещало быть крайне долгим.

==============

 За кормой «Нормандии» продолжал свой хоровод хаос из обломков кораблей и астероидов. Это было очень красиво, но никому не было до этого дела. Джон Шепард сидел в трюме корабля на грузовом контейнере и смотрел прямо перед собой. Отряд сделал практически невозможное, и им удалось уцелеть...
 Однако не это занимало мысли коммандера. Задачу поставили — задачу выполнили, можно отдохнуть и поставить себе следующую цель. А сейчас было другое дело. В трюме его корабля находились бойцы неизвестной армии, одновременно являвшиеся и не являвшиеся людьми. Был в этом какой-то свой парадокс.
 Включая ставшего привычным Виктуса, воинов было восемь. Но двоих они потеряли в этом бою — их изломанные тела грудами чужеродной брони лежали на металлическом полу. Отрядный медик только что закончил странную процедуру по извлечению из павших их внутренних органов, во время которой остальные преклонили колена и негромко молились. Все-таки они странные.

 Но дело было не в этом. Шепард знал, что скоро близится война с самым страшным противником, которого только можно вообразить — со Жнецами, и Джон был уверен, что Виктус и его товарищи человечеству пригодятся. К этому добавлялись те технические и биологические секреты, носителями которых эти воины являлись сами по себе. Другая, очень мощная броня, оружие — и примитивное и высокотехничное одновременно... И конечно же — их организмы, ведь их ученым удалось найти способ из обыкновенного человека сделать грандиозную машину для бесконечного служения и убийства.
 Сейчас в Шепарде говорил не солдат, а начальник и стратег. Есть возможность — используй её...

 Ход его размышлений был прерван Виктусом.
— Шепард! — воскликнул он. От Джона не ускользнул тот факт, что Риготт невзначай положил руку на рукоять меча. И вдогонку к этой пришла другая мысль: если эти космодесантники захотят сделать что угодно — у них получится. И не потому, что Джон мог недооценивать себя — он, как профи, сразу понял цену этим бойцам.
— Слушаю, — устало ответил коммандер.
— Мы уходим, Джон, — сказал Виктус. Стоявший невдалеке от него терминатор снял свой вытянутый шлем и добавил: — Вы славно бьетесь, люди неизвестного времени, но у Астартес своя дорога. — Эту фразу Риготт перевел для Джона с Высокого Готика на язык Альянса. — Мы выполнили свой долг здесь, и он зовет нас идти дальше. Во имя наших клятв и обетов Богу-Императору. Ваш... Альянс справится сам.
— Что вы собираетесь делать? — Джон спрыгнул на палубу и ленивой походкой пошел к космодесантникам. — Куда вы можете податься? Что у вас есть?
 Он откровенно хмурился, а глаза недобро щурились. Он уважал их, но не боялся — не то что редкое, а абсолютно уникальное в своем роде качество. Особенно, в текущий момент.
— Суборбитальный корабль. Максимум — внутрисистемный. Некоторое количество снаряжения. Боеприпасов почти по нолям. Что-то для постройки базы? Наша местная современная техника? Как вы существовать намерены? — Джон задавал свои вопросы так, словно общался не с военной элитой, а с курсантами-первогодками. Которые вот-вот совершат ошибку.
— Что у нас есть? — Виктус задал риторический вопрос и указал Джону в сторону трюмного пандуса «Нормандии».
 Все стало ясно. Возле точки перехода к ретранслятору Омеги было кладбище кораблей. Там было так много материала, что можно было вторую Базу Коллекционеров собрать. Большая его часть была откровенно устаревшей. Но много было и современного. И все же.
— Вам потребуются годы. Десятилетия.
— Мы живем вечность по вашим меркам, — губы Виктуса тронула надменная усмешка. — Я просто ставлю тебя перед фактом. И то — чисто из уважения, которого ты заслуживаешь.
— Немного же я, выходит, заслужил, — фыркнул Шепард в ответ на это замечание.
— Тебе хватит, — сказал Виктус и махнул своим братьям рукой. Те начали собираться.
— Я рассчитывал на вас. Ты, — Шепард указал на Виктуса, — подводишь меня уже второй раз.
— Я признал твое командование, Джон «Мясник» Шепард, — Виктус сжал правую ладонь в кулак угрожающей величины. — Но, до поры — до времени.
— Ты же смотрел данные, — спокойно сказал Джон. — Ты, черт возьми, знаешь, ЧТО нас всех ждет. И КТО придет сюда довольно скоро. Не я, Виктус, не я в первую очередь полагаюсь на тебя. А Человечество в целом, мать его дери. Ты видел фотографии «Властелина» — и ты уходишь, зная, что тысячи таких скоро нагрянут? — Шепард развел руками, как бы показывая, сколь велико его непонимание и неприятие происходящего.
— Наверное, у меня есть свой план, да? — резким тоном спросил Виктус. — Как думаешь? В свои почти три сотни лет думать я, надеюсь, научился? Что за спор двух рекрутов, Шепард? Не роняй свой авторитет в моих глазах.
— Делай что задумал, — Шепард зло махнул рукой, отвернулся, упер руки в поясницу и нервно постукивал носком ботинка по палубе. — Герои, мать твою.

 Что-то вжикнуло за его спиной, и с шеи слетели армейские жетоны, рассеченные острым клинком. На шее осталась лишь маленькая царапина, даже надрезом не назовешь.
 Через мгновение Шепард стоял в метре от прежней позиции, а дуло его пистолета смотрело точно в лоб... терминатору, который нанес невероятно точный удар одним из своих грозовых когтей.
 Чертыхнувшись, Джон убрал пистолет в кобуру и подобрал жетоны. Те самые, что горели вместе с ним в атмосфере Алкеры.
 Терминатор что-то прорычал на Высоком Готике и отошел в сторону. Виктус лишь хмыкнул и встал как истукан, глядя на створки межпалубного лифта. Шепард решил не нарываться на неприятности. Надо было думать, что делать дальше. И конечно же, надо было связаться с Призраком. Его предыдущий вызов пришлось отклонить по вполне понятным причинам.

 Подошёл лифт, и в этот момент Шепарду пришла в голову мысль, что на корабле и тесно, и пустынно одновременно. Надо же... ему навстречу вышла Самара. Само величественное великолепие, необъяснимое и недостижимое. Аватара правосудия... аватара сногшибательности, как бы приземленно это не звучало.
 Двери лифта захлопнулись, и Шепард ударил в них кулаком. Он не любил, когда игра шла не по его правилам. Но он не мог отдать приказ на ликвидацию Астартес — попросту глупо в данной ситуации. Это не значит — проехали. Это означает — отложено.

 Самара остановилась почти у самого лифта. Бронированные сапоги Виктуса как-то особенно звучно в этот раз впечатывались в облицовку палубы. Отчего-то другими казались его движения: и то, как он отодвинул чуть назад меч и кобуру с болт-пистолетом, и как раскрыл ладони массивных перчаток...
 Слишком много слов уже было сказано. Да и надо ли ими сыпать? Сейчас они, как драгоценности. Каждое — именно каждое.
— Я не прошу тебя идти со мной, — сказал Виктус, опустившись перед ней на одно колено.
— Я не прошу тебя остаться, — Самара улыбнулась и чуть сощурила глаза. Это ей очень шло и внезапно открывало её внешность с новой стороны.
— Братья не поймут.
— Не одобрят сестры.
 Вселенная чаще видела рождение новых галактик из ниоткуда, чем смех именно таких существ, как Виктус и Самара, да ещё и в таких условиях... Этого просто не могло быть. Ксенофоб, религиозный фанатик и убийца, элитный воин и берсерк с титаническим самоконтролем с одной стороны, и адепт сурового правосудия, инопланетянин, матрона и псионик с другой. Что может быть более невозможным и потрясающим, чем они двое вместе?
 Они не могли знать, увидятся ли они снова, потому опустим над ними завесу, оставив их наедине. Они это заслужили, разве нет?

 Космодесантники собирались выйти наружу, в открытый космос, чтобы добраться до своего челнока. В трюме из экипажа «Нормандии» не было никого. Только Астартес и Самара.
— Я не прощаюсь, — сказал он, держа её тонкую ладонь в своих бронированных руках. — Но лишь Император ведает, что нас ждет дальше. Я буду помнить тебя.
— Ступай, о Виктус. — Самара двумя сомкнутыми пальцами коснулась сначала своих губ, потом его щеки. — Храни тебя твой бог.

------------------- = Конец информационного массива данных. Дождитесь исполнительного сервитора Майнфракта/голографического дрона Чиктика Два.Ноль.Три для продолжения работы в архиве--------------------


Спустя некоторое время. Астероидная база. Система Бахак. Ретранслятор Альфа.

 По коридорам разносились отзвуки продолжавшегося боя. Скоротечные стычки, яростная пальба, крики, мольба, проклятия, неизменно заканчивавшиеся жестокой смертью. Помещения из пластика, камня и металла были залиты кровью. Болтерные снаряды Астартес превращали тела оборонявшихся в разбросанные повсюду ошметки, часть из которых с влажным и тошнотворным шлепаньем падала со стен и потолка.
 Изредка ревели моторы цепных пило-мечей. Тонкая броня охранников астероидной базы ничего не могла противопоставить невероятно острым и прочным зубьям, окутанным размягчающими любой материал убийственными силовыми молниями. Отлетали конечности, тела распадались надвое. Нужно обладать сверхрассудком, чтобы не свихнуться от такой картины.

 Наконец, сопротивление на научной станции окончательно сломлено. Брат Марций восстанавливает функционал реактора и запускает маршевые и коррекционные двигатели астероида. Они развернули его в сторону ретраслятора. Скоро произойдет проверка, прогрев и запуск основных систем, и тогда эту глыбу будет уже не остановить — Астартес позаботились об этом.
 До того как напасть на сам астероид, они совершили налет на расположенную в этой системе планету расы батарианцев, уничтожив средства противокосмической обороны и авиацию перехвата, а так же административный корпус и станцию связи. На астероиде ничего не узнали до самой атаки.

 Да, Астартес напали на научную станцию, где обитали люди. И подчистую её вырезали. Им было не привыкать. В ходе затянувшейся на десять тысяч лет войны в Империуме половина их противников были людьми... или кем-то людского происхождения.
 Здесь, на астероиде, они выполняли самопоставленную задачу, информацию о которой узнали, перехватив переговоры военных Альянса, в том числе Шепарда и адмирала Стивена Хакета. Это было сложно, имея скудную технологическую базу, но умы космодесантников справились, хотя и пришлось постараться.
 Всерьез воспринимая угрозу Жнецов, но не надеясь на понимание с чьей бы то ни было стороны, они решили совершить этот налет, чтобы оттянуть на неопределенный срок нападение врага. Нужно выиграть время. И... никто не докажет им, что убить некоторое количество инопланетян — плохо.... Особенно, если учитывать, что это батарианцы, о репутации которых, а так же и о действии против человечества, десантники были наслышаны.

— Что он там говорил, этот человек на том крошечном корабле? — спросил присутствовавший с ними пилот Громового Ястреба по имени Иво Каллистус. — Мы бросаем человечество на произвол судьбы? Видел бы он нас сейчас.
— Непременно увидит, — мрачным голосом пообещал Виктус. — Триста пять тысяч ксеносов. Трон Терры, я не убивал столько за раз ещё никогда.
— Ну, учитывая, что нас шестеро, твоя доля несколько меньше — чуть больше пятидесяти тысяч, — замечает огромный Деций Мар. — Вспомни битву на Руфус Ренэтус? Когда ты пробился к ракетным пультам, ты сколько махом стер с лица планеты зеленокожих нелюдей?
— Восемьдесят три тысячи шестьсот сорок две особи, — спокойно и в то же время отстраненно говорит Виктус. — Но это было там. А это здесь. Триста пять тысяч. К черту, Марций, активируй главную тягу.
— Исполняю, — отвечает звонкоголосый воин. Спустя одиннадцать секунд астероид ощутимо вздрагивает и набирает скорость.
— Самара этого не одобрит, я полагаю, — негромко добавляет Виктус, говоря это, прежде всего, для самого себя. Его печалит не сколько гибель инопланетян в этой системе, сколько возможная негативная реакция Самары.
— Ты слишком ценишь эту женщину, брат. Она же проклятый Императором ксенос! Как же ты мог с ней... — начинает говорит брат Кассий, почти моментально заводясь. Он вообще довольно импульсивен, особенно для Астартес из Кровавых Теней.
— Довольно, — жестким тоном говорит Виктус. Даже сквозь визоры шлема Кассий чувствует пристальный взгляд прославленного чемпиона, героя ордена.
— Хватит обоим, — устало добавляет многоопытный ветеран, апотекарий Верк. Ему больше шестисот пятидесяти лет, и он повидал достаточно разборок «молодых» воинов. — Пора уходить.

 Громовой Ястреб снялся с поверхности астероида и направился к затаившейся неподалеку космической конструкции, вероятно, служащей им космическим кораблем. В его главный док можно загнать другое космическое судно, размерами сопоставимое с «Нормандией». Таковы корабли Астартес. Управляется эта громадина «машинными духами», снятыми с кораблей «Доминус Феррум» и «Инсигината Прайорис», которые попали в эту реальность... Последний является основой нового пристанища воинов, его реактор питает все системы.
 Они уходят через ретранслятор, который совсем скоро взорвется и уничтожит несколько систем, в том числе и планету с населением в треть миллиона. В своей ненависти и презрении к инопланетянам, Астартес даже не стали предупреждать батарианцев о том, что сделают. И даже не дали им время на эвакуацию, хотя оно было. Часы, отсчитывавшие время до мнимого, по мнению самих батарианцев, прибытия Жнецов, показывали ещё минимум десять дней.

 Виктус сидел в своей келье на борту нового крейсера Кровавых Теней, их маленького отряда, заброшенного так далеко, как он раньше не мог и помыслить. Впереди была ещё одна война, которую было нельзя выиграть, и от того ещё больше нельзя проиграть. Виктус смотрел на фотографию команды Шепарда. Здесь они единственный раз все вместе. Он и Самара стояли рядом. Маленькая синекожая женщина-инопланетянка в красном облегающем одеянии и огромный, в сравнении с ней, Виктус, впервые без Брони Веры и Черного Меча Чемпиона Императора. Её вырез на груди соблазнителен для большинства мужчин экипажа. Их манит её грудь и гипнотический цвет кожи, а невиданные мышцы Виктуса заставляют даже штурмовиков жаться к стенам в коридорах корабля и замирать. Она спокойна и внимательна, словно ожидает, будто из фотокамеры и вправду что-то вылетит. Виктус смотрит не в объектив, а куда-то на верх. Точнее сказать, на техника, под шумок пытающегося пробраться к неприкосновенному снаряжению космодесантника, часть из которого является священными реликвиями. После фотографии Самара уйдет к себе в каюту, где будет ждать Виктуса, который задержится, чтобы сломать руки тому технику. Как он безумцу и обещал в прошлый раз. А потом Самара подарит ему несколько минут покоя и душевного равновесия, когда он совершит по меркам своего родного Империума настоящее богохульство и преступление — пустит её в свой разум и душу.

 Теперь это в прошлом. А впереди гнетущая пустота чужого космоса (на которую почти что плевать) и война с исполинским врагом, против которого расы Цитадели совершенно бессильны, ибо слепы, слабы и безблагодатны. Нужно что-то делать.
 Звучит вокс-запись (аудиозапись) хора Красной Базилики святого Иеронима Анцедиосского с планеты Нергея (Империум). Их голоса на время отвлекают Виктуса от тяжелых раздумий, вознося его к светлым узорным витражам базилики и очищающим молитвам вместе с капелланом Эвандером.
 Но воспоминания краткосрочны и иллюзорны. Виктус застегивает крепление Меча Веры и выходит в коридор.
 Пора продолжать крестовый поход во имя Императора, Пресветлого Сангвиния и... какого бы то ни было Человечества.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 18.09.2013 | 1851 | 5 | Герой не из нашего времени, Астартес, Нормандия, комодесант, Шепард, Альбакар | Альбакар
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 47
Гостей: 47
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт