Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

На третьих ролях. 8. Отпуск. Ч.2

Жанр: роман;
Персонажи: OC.
Статус: в процессе;
Аннотация: Отпуск каждый проводит по-своему. И команда "Амальтеи" разбредается согласно своим планам, желаниям или просто стечению обстоятельств.
От автора: извиняюсь за долгий перерыв, но у меня тоже отпуск - солнце, воздух, водные процедуры и... креатив.





 На окраину города это походило мало: такие же небоскрёбы с садами на крыше и балконах, море аэрокаров, толпы спешащих по своим делам жителей — именно так выглядел торгово-выставочный район Нос-Астры. Раньше он был городом-сателлитом, но в какой-то момент его поглотила растущая столица. Однако, некоторую свою обособленность он не потерял и превратился в город внутри города со своим портом, огромным гостиничным комплексом, инфраструктурой, культурно-развлекательными заведениями, магазинами и парками. Здесь проходили многочисленные выставки, привозимые со всех концов Галактики, межрасовые конференции, презентации, демонстрировались новые научно-технические достижения, заключались договора о совместных исследованиях, разработках, поставках оборудования и многое-многое другое, в том числе и соревнования на околокомпьютерные тематики. 

 Предъявив приглашение и пройдя регистрацию, Джанек получил личную учётную электронную карточку, дававшую пропуск по всему комплексу, закинул вещи в гостиницу и отправился искать остальную часть свой команды, в составе которой ему и предстояло участвовать в соревнованиях. Задача была нетривиальной, учитывая то, что своих сотоварищей по команде он никогда прежде не видел лично и знал только по экстранет-переписке. Спустя час поисков в одном из гостевых холлов он разыскал группу, состоявшую из ещё одного саларианца, двух турианцев и человека. После взаимных приветствий один из турианцев выдвинул предложение в оставшееся до начала время пойти посмотреть парочку презентаций по программному обеспечению. Джанек отказался: темы и краткое описание тех, что шли сейчас, не произвели на него впечатления и интереса не представляли.

 Набрав себе полную чашку мелких засахаренных насекомых, он устроился в уголке, где никому бы не помешал и никто бы не мог помешать ему, включил планшет и углубился в изучение новых статей по защите данных. Но довольно скоро его окликнули.
— Кого я вижу! Солкуута́ш (1) собственной персоной!
 Оторвав глаза от планшета, Джанек увидел рядом с собой саларианца с серой кожей в бело-зелёном костюме и поморщился, словно проглотил желчь гадостного сирцианского моллюска. Вот только этого персонажа, работавшего в ГОР и доставившего ему в своё время массу неприятностей, ему сейчас и не хватало.
— Лейтенант Па́рвенкс? — Джанек быстро прикинул варианты, коим образом старый знакомый оказался возле его персоны: просто случайная встреча или у него здесь конкретный интерес? Первое было наиболее вероятно, а вот второе могло закончиться для него, Джанека, плохо.
— Капитан, — с очаровательнейшей и полной любезности улыбкой поправил саларианец.
 Кислая физиономия Джанека расплылась в не менее любезной улыбке. Пожалуй, даже более, поскольку борьба внутреннего отвращения с необходимостью «не уронить лицо» немедленно отразилась на его морде в виде характерного оскала.
— О! Ты успел метаморфировать в капитана за то время, пока мы не виделись? Похвально. Впрочем, уверен, метаморфировали только твои погоны, а мозги остались на прежней стадии личинки.
 Капитан разулыбался ещё больше.
— Уверю, что их вполне достаточно, чтобы выследить тебя вопреки всем твоим ухищрениям.

 Джанеку потребовалось некоторое усилие, чтобы не показать беспокойство, которое вызвали у него слова капитана. Но только в первое мгновение. Потом до него вдруг дошло, что старый знакомый никогда бы ни стал столь долго изливаться в любезностях, имея в активе нечто серьёзное, во-первых. А во-вторых, информация об этом «серьёзном» вряд ли могла пройти мимо ушей Джанека по одной простой причине: либо он сам, либо Феразия уже бы давно получили бы соответствующее оповещение. А раз так, то сейчас у капитана при себе ничего нет и, следовательно, можно не напрягаться и даже позволить себе слегка его подразнить.
— Новое звание ощутимо прибавило тебе красноречия. Или я ошибаюсь? Не звание? А! Азари подписали, наконец, соглашение о моей экстрадиции? Нет? Тогда можешь продолжать метаморфировать дальше. Может, тебе повезёт, изменения коснуться твоей морды, ты станешь менее уродливым и приглянёшся судье, которая подпишет тебе соглашение.
 На протяжении всей этой тирады Джанек с нескрываемым наслаждением наблюдал, как вытягивается лицо капитана, а его самого начинает трясти от бешенства, вызванного наглостью кракера и собственным бессилием. Но время уже начинало поджимать — пора было идти в аудиторию.
— Извини, но я вынужден покинуть тебя: соревнования вот-вот начнутся.
Бодрой приплясывающей походкой он направился к выходу из холла. Парвенкс проводил его взглядом, от которого менее искушённого в общении с ГОР, чем Джанек, передёрнуло бы.
— Дерьмо варрена. Ну, попадёшься ты мне ещё!
 Сколько ещё времени он будет ходить ходить кругами возле этой скользкой личности, не имея возможности сделать с ним хоть что-нибудь? И периодически встречать его так, как сегодня — случайно, без каких-либо ресурсов и возможности для манёвра? Впрочем, ресурсы есть, но вот предназначены для другого «подопечного», которого он выслеживал не менее долго и собирался выловить по окончании мероприятия. И светить преждевременно эти ресурсы не стоило. Но ничего, дойдут руки и до Мирдона в один прекрасный день.

 В соревнованиях участвовало десятка полтора команд, с численностью «бойцов» не более пяти в каждой. По условиям игры одна команда владела одним собственным сервером, который должна была защищать, попутно атакуя сервера противоборствующих команд, и в бою имела право применять любое доступное оборудование. Атаковать можно было кого угодно и как угодно. Союзы команд не предусматривались — каждый сам за себя. Роли внутри команд были оговорены заранее, и переводить бойцов из атакующих в защиту и наоборот по ходу игры не дозволялось. В подавляющем большинстве случаев разделение происходило следующим образом: по два бойца оставались присматривать за своим сервером, а трое становились в атаку. Игра шла на очки, по времени ограничивалась пятью часами, а главным её призом были персональные мини-кластеры последней версии — по одному на каждого члена команды.
После короткой вступительной речи организаторов соревнований команды разошлись по специально отведённым отдельным помещениям, и игра стартовала.
 Вся информация по ходу соревнований: состояние серверов команд, атаки, защита — любой, даже самый мелкий ход, выводилась на экраны большой заполненной зрителями аудитории. И аудитория была единственным местом, связываться с которым участникам соревнования было категорически запрещено.

 Начало было вялым — команды присматривались друг к другу, сканировали сервера противников в поисках уязвимостей (адреса серверов были известны по условиям игры), намечали возможные пути атаки. Первую, из разряда «разведки боем» провела бригада азариек, попробовав вызвать перегрузку на одном из серверных узлов команды, состоявшей из их соплеменниц и саларианцев. Атака частично удалась, и на табло появились первые очки.
 В свою очередь, уже сами они подверглись атаке саларианской пятёрки и чуть было не лишились базы данных, успев в последний момент ликвидировать пробой.
 Ситуация накалялась. Кто-то, воспользовавшись тем, что две команды увлеклись поединком между собой, и перегрузкой сервера у одной из них, тащил базу данных. Кто-то под шумок предварительной DoS-атаки, уже обрубленной блекхолом, успел начать подбор ключей. Ошибки логики при аутентификации, инъекции кода — в ход шло всё. То и дело по зрительному залу расходились одобрительные возгласы и аплодисменты, когда игроками совершался особо красивый и тонкий ход.

 Команда TCA (2), в которую входил Джанек, держалась середнячком: они уже отбили несколько атак, скопировали пару баз данных, часть базы увели у них самих, половина их собственных атак провалилась. В атакующих был он сам, человек и турианец. Второй турианец и соплеменник Джанека состояли в защите.
— На́ридон, кто нас ломанул? — Джанека уже начали раздражать их неудачи.
— Турианская группа, если я правильно отследил, — откликнулся второй саларианец.
— Да, это наши, — кивнул сидевший с ним в обороне турианец. — Любопытно, где они этот эксплоит нарыли.
— Тебе любопытно, Три́мми? — огрызнулся на него Наридон. — Можешь к ним подойти и спросить.
 Турианская бригада атаковала их неожиданно, в самый неподходящий момент, когда бойцы TCA были отвлечены тем, что отражали атаки сразу двух команд. Если бы Тримми не взялся в одиночку отбиваться от обеих, предоставив Наридону возможность целиком переключиться на зашиту от неожиданного нападения, неизвестно, чем бы оно могло закончиться. Но и то, что произошло, серьёзно помешало уже их собственной атаке: несанкционированное перекачивание данных съело заметную часть ресурсов сервера. Атака, уже подходившая к завершению и по результатам которой они получали возможность изменить данные противника, захлебнулась из-за резкого падения мощности.
— Нафарг! — прорычал проводивший атаку турианец. — Не вовремя... Как же вы, парни, некстати.
— Попробуем ещё раз? — предложил Уникум. — Успеем? Как думаешь, И́нвик?
 Турианец покачал головой — атакованная команда успела закрыть канал, по которому они думали прорваться к серверу.
— Твари. Дай-ка я их защиту гляну, — человек углубился в сканирование турианского сервера.

 Первый же слой защиты его несколько озадачил. Уникум сунул выуженный вывод под нос своему турианскому соратнику, и через пару секунд тот разразился длинной тирадой:
— Фиташа чискон! Разумеется! Наши не могли не проверить в боевых условиях средства защиты госсерверов. Сейчас... — он хитро улыбнулся. — Я уже видел этот слой. Сейчас попробую. Если не внесли коррективы... Великие Духи, только бы второго там не было...
 Обойдя первую преграду и убедившись, что это несколько иначе настроенная турианская операционная система для госструктур и второй слой там всё таки есть, турианцы долго матерились.
— Это нечестный приём, — шипели они. — Они взяли готовую операционную систему, слегка изменили настройки и установили на свою машину. Нафарг... вот почему из пятерых только одного поставили в защиту. Потому что остальное система обеспечит сама.
— Почему нечестный? — отозвался Наридон. — В условиях не сказано, что нельзя использовать госразработки. Если собственные безопасники разрешили, почему бы нет? Очень эффективный, кстати, способ проверки программ на прочность. Уверяю, больше половины команд на нынешних соревнованиях так или иначе используют части кода из госсистем безопасности. А среди зрителей наверняка полно работников спецслужб.
— Дайте-ка взглянуть, — Джанек запустил виртуальный терминал. — Мандатный доступ... хм... что-то знакомое. Где-то я уже видел подобное. Сейчас...
 Он закопался в заготовках на инструментоне и вскоре нашёл, что искал.
— Вот оно. Точно! Сейчас сравним.
 Компьютер быстро прогнал через себя оба отпечатка систем и выдал места сходства и различия. Глянув в отчёт, Джанек победно крякнул.
— Есть! Дыра как была, так и осталась. Значит, они ничего не заметили тогда. Как же ты вовремя появилась у нас, подруга...
— Брось, Солкууташ, это же наша ось. В ней что б хоть одну дыру найти, придётся потратить несколько дней.
— У меня ушла неделя, — Джанек ответил как бы, между прочим, продолжая изучать код, и не заметил как от его слов у обоих турианцев округлились глаза.
 Да, он знал эту систему. Её ему пришлось обойти, чтобы внести в базу данных Палавена новую запись. Тогда он долго искал дырки и чисто случайно наткнулся на одну такую. И она до сих пор не обнаружена разработчиками. Оставался вопрос: палить ли дырку или нет. С одной стороны, задача, под которую она была найдена, уже решена, а значит, можно распоряжаться информацией по данной дырке на своё усмотрение. С другой, мало ли для чего она могла ещё понадобиться. Сложный выбор. Но, если они сейчас прорвут оборону турианской команды, то шансы на победу станут реальны, как никогда. А дыру в коде ведь можно и новую найти...
 Джанек решился. Запустив программу для написания кода, он принялся подлаживать программу взлома под те мелкие параметры, которые были изменены в данной установке. И атаковал через десять минут. Да, уж что-что, а быстро вносить поправки в код в условиях крайней необходимости он хорошо умел и в отличие от сокомандников проверял своё умение не за монитором, а в бою, когда права на ошибку и медлительность нет.

 Мгновенье спустя в зрительном зале раздался гул удивления, а потом и восторженные крики: турианская защита не выдержала, и команда Джанека прошила её с лёгкостью, с какой острая игла прошивает тонкую ткань. Аудитория аплодировала роскошному ходу, в результате которого Джанек получил доступ к машине другой команды, присоединил её к своей, увеличив тем самым вычислительную мощность чуть ли не втрое. А по очкам — за получение контроля над чужой машиной начисляли едва ли не вдвое больше, чем за все остальные действия вместе взятые — они резко вышли вперёд с весьма приличным отрывом.
 Но не все отнеслись к оному решению столь же восторженно: пару секунд спустя, после того как на мониторе отобразился этот ход, из зрительного зала, проклиная всё на свете, вылетел турианец, на ходу запуская с инструментона звонок. Нетрудно было догадаться, что он пребывал здесь в качестве наблюдателя от СГБ (3) и сейчас полетел звонить своему начальству на предмет обнаружения серьёзной прорехи в их операционной системе. С нескрываемым злорадством ему вслед посмотрел Парвенкс: «Побегайте, мои милые, побегайте — в другой раз не будете нос задирать.» Нет, Джанека уже давно надо было перевербовывать на службу родному отечеству. И не только отечеству... Капитан криво усмехнулся. Ничего, придёт и его черёд однажды.
— Откуда у тебя заготовка для взлома? Когда успел её надыбать? — посыпались на Джанека вопросы от турианцев-сокомандников.
Пришлось отшучиваться, что интереса ради проверял на прочность.
— Проверял он на прочность... Нам теперь месяц ходить от своих отписываться, откуда у нас информация по этой дырке, — ворчали они потом.
Джанек невозмутимо пожал плечами:
— Валите на меня. Мне всё равно.
 До конца игры оставалось менее часа, и больше ничего значимого у них провести не получилось, но набранных очков более чем хватило, чтобы одержать победу.
 Сразу же после окончания церемонии награждения и поздравлений, понимая, что за «нескромными» вопросами со стороны турианских спецслужб дело не станет, Джанек спешно ретировался, настоятельно порекомендовав приятелям сделать тоже самое. Вернувшись в гостиницу, он быстро собрал вещи и съехал. Конечно, планы на дальнейшее времяпрепровождение были серьёзно подпорчены, но откровенная и наглая издёвка над одной из лучших служб безопасности в Галактике, достигнутый результат и сохранённая при этом свобода того стоили. А личную свободу Джанек ценил больше всего на свете. И потом, какая разница, в конце концов, где исследовать достоинства честно выигранного мини-кластера? Именно этим он и занялся, перебравшись в отель на другом конце Нос-Астры.

***

 Город Эгри представлял собой огромный развлекательный центр на берегу широкого озера. Здесь было много отелей, игорных домов, торговых центров, магазинов, ночных клубов и прочих увеселительных заведений, много приезжих, огромный частный сектор жилья. Затеряться в подобном муравейнике — задача несложная. Никого особо не интересует, настоящие у тебя документы или поддельные, кто ты, откуда, зачем явился. Не нарушаешь закон настолько, что это сильно мешает общественной жизни — и хорошо.

 Они приехали сюда, наслушавшись советов и рекомендаций знакомых Этеи по поводу того, где можно хорошо отдохнуть, и поселились в небольшом уютном отеле почти у озера, недалеко от центра города.
 Амала, Этея и Нитайя выбрали себе большой, просторный трёхместный номер. Они всегда были неразлучны, и являли собой настолько активное и бойкое трио, что на корабле Феразия не позволила им селиться вместе и распределила по разным каютам. Этея с Амалой дружили ещё с технического колледжа, а Нитайя — их, примерно, ровесница и такая же неуёмная по характеру — гармонично дополнила дуэт вскоре после того, как с ними познакомилась.
 Шерин и Кирика предлагали Таире поступить аналогичным образом, но та отказалась. Она всегда отличалась необычайно низкой для азари общительностью и предпочитала более спокойное соседство, а если такового не намечалось — и вовсе обособленное проживание. Но уединение было вариантом крайним, и Таира упросила Беатару поселиться вдвоём. Хотя первоначально в её планы входило снять одноместный номер, турианка согласилась: подобная компаньонка не сулила ей лишнего беспокойства.

 Последнее было не лишним, поскольку за те два с небольшим месяца, которые Беатара провела на «Амальтее», она успела порядком устать от царившего в их каюте постоянного бардака. Турианку он порядком раздражал и слишком часто вторгался на её, пусть небольшую, но всегда идеально убранную территорию. Так, совершенно запросто, вернувшись после утренней зарядки, обеда или ужина в каюту, она могла обнаружить у себя на светильнике элементы нижнего белья: как-то бюстгальтеры, майки, комбинации, чулки или трусики. Чаще всего они туда попадали по вине Нитайи, имевшей нехорошую привычку искать нужную вещь (коих у неё, очень любившей красивое бельё, было много) при помощи биотики. Выглядело это следующим образом: Нитайя, перебирая вещи, «подвешивала» их в воздухе одну за другой, пока их количество не превышало некоторое определённое, которое она могла контролировать, после чего они начинали падать туда, над чем висели.
 Поначалу Беатара делала попытки призвать соседку к хоть какому-то порядку, однако скоро поняла всю их тщетность. Ей не осталось ничего другого, как смириться и просто каждый раз с печальным видом просить Нитайю забрать бельё обратно, либо самой убирать его со своего шкафчика или кровати и складывать ей на столик. Киларэ и Шэрин проявляли большую аккуратность, но и у них порой бардака хватало. А бардак турианка терпеть не могла. Все её вещи всегда были аккуратно разложены по полочкам, причём каждой полочке соответствовала вполне конкретная вещь.
 Помимо указанного беспорядка, Беатара уставала от их постоянной болтовни. Нет, конечно же она знала и понимала, что общительность и любознательность являлись неотъемлемой частью характера подавляющего большинства азари, но почему это должно было продолжаться без умолку с утра до вечера? Разумеется, всё это были мелочи, но порой так хотелось от них отдохнуть, полежать в тишине, почитать книгу... Этим Таира вполне подходила ей по духу.

 Впрочем, если быть совсем точным, в номере они устроились всё же втроём. Третьим оказался ки`нуур. Но Рунли хлопот не доставлял, и то немногое, что требовалось — это не забывать его кормить, время от времени чистить террариум и чесать ему спинку или брюшко, когда он того просил.
 Брант поселился отдельно, и даже не столько из-за уже сложившейся на корабле традиции, сколько из того же желания покоя и возможности заниматься своими делами. Азари не возражали и просто каждый день ставили его в известность относительно «плана действий на вечер». Тогда он молча соглашался, или, напротив, говорил, что у него иные идеи, и пропадал до утра. Так вышло и на этот раз.

 Утро началось, как и всегда, с того, что, позавтракав, вся женская бригада, собравшись в гостиной трёхместного номера, обсуждала планы на день.
— Может, немного прогуляться по набережной и проветриться, а? — пожалуй, Амала была единственной из азарийской составляющей их компании, у кого усталость от безделья никогда не брала верх над активностью. А усталость ох как успела накопиться за проведённую в исследованиях местных «злачных мест» неделю.
— Мне в лом, — откликнулась Этея. Она лежала на диване, сгребя под себя почти все подушки, какие только нашлись в номере, и пребывала в той сладкой неге, какая бывает лишь с утра, когда съеденное только-только начинает усваиваться и тебя снова тянет поспать.
 Амала посмотрела на подругу с укоризной. Но Шерин, Кирика и Нитайя, похоже, придерживались аналогичного мнения. Наблюдая за ними, турианка усмехнулась про себя. Не сказать, что когда-то она не изъявляла нечто подобное. Но это было очень давно. Выражение «в лом» из обихода выколачивалось в своё время очень быстро. «Выколачивалось» в буквальном смысле слова — сержантами в учебке. Однако сейчас оно снова возвращалось, оплетая турианку своими цепкими и такими сладкими «щупальцами».
— Предлагаю всё же разведать «Жемчужную маску», — сказала Шерин.
— Сегодня без меня, — Брант мотнул головой. — У Дальнего Затона ночью будут бои варренов. Не хочу пропускать зрелище. Можете ко мне присоединиться.
— Фи! — Нитайя сморщила носик. — Толпа пьяных мужиков будет глазеть, как два недобитых облезлых варрена рвут друг друга на части? Предпочитаю более изысканные увеселения.
 Беатара фыркнула.
— Ну да! Например, танцы на барной стойке.
— Что ты понимаешь? Это же искусство, — с видом глубоко оскорблённой личности Этея многозначительно подняла вверх указательный палец. — Заведение стоит разведать. С нами на разведку пойдёшь?
— Только вы там поосторожней без меня, — сказал Брант. — Знаю я вас.

Совет был нелишним: на днях у них уже вышел неприятный эпизод в одном баре. Амалу после нескольких рюмок потянуло на танцы. Желание её никого не удивило: на протяжении без малого ста лет она профессионально занималась танцевальным искусством. Но после, решив, что приходит время подыскивать более серьёзное занятие, окончила технический колледж, а позже ещё приобрела специальность бортстрелка. Во время учёбы она и подружилась с Этеей — слегка грубоватой и развязной девицей, лет на тридцать старше неё. Подружилась, как ни странно, на почве любви к танцам и музыке, хотя опыт Этеи на данном поприще оказался несколько иного рода: почти такое же время она проработала стриптизёршей в различных заведениях десятка планет на пограничных с Терминусом территориях.
 Танцы закончились почти сразу же после того, как на танцполе к Амале начал приставать вдребезги пьяный кроган. Вернувшись за стол, девушка пересела поближе к Бранту.
— Дотанцевалась? — едко спросила Таира.
 Кроган подошёл к их столику, оглядел азари, столкнулся взглядом с Брантом.
— А не много ли тебе девок?
 Брант ответил с низким грудным рыком:
— Вали, куда шёл. Все мои и делиться не буду.
 Кроган оскалился, зарычал.
— Парень, у тебя проблемы? — раздался едва ли не с полу спокойный, высокий, щебечуще-скрипучий голос.
 Кроган посмотрел вниз и увидел турианку. Он стоял чуть позади стула, на котором она сидела, возвышаясь над ней подобно горе. По мутному, напряжённому выражению глаз было видно, что в его голове идёт сложный мыслительный процесс. Он явно не ожидал такого вопроса от женщины, тем более иной расы, похожей по сравнению с ним на какого-то заморыша. Будь она мужчиной, кроганом — ответом был бы прямой удар в челюсть. А с этой что делать?
— Помолчи, ящерица, — заплетающимся языком проговорил кроган.
— Я веду свою родословную от птиц. В отличие от тебя.
— Вот и не чирикай, а то клюв погну.
— Хамишь.

 Терпение крогана было на исходе. Видя это, Брант подался вперёд, встал, демонстрируя свои немалые габариты. Он был заметно крупнее, что заставило хама несколько поумерить пыл. Но тому отступать вот так тоже не хотелось.
— Что? За бабьими спинами спрятался? — усмехнулся он.
 Глаза Бранта начали наливаться кровью, правая рука сжалась в кулак, его окутало светло-голубое сияние.
— Проверим? — ответил он.
 Дело грозило обернуться серьёзной дракой, но в последний момент в бар заскочили ещё двое кроганов и крикнули первому:
— Эй! Кончай девок клеить! У наших проблемы в соседнем квартале.
— Тебе повезло, — бросил тот в адрес Бранта и направился к выходу.
 Вспомнив эту историю, Шерин несколько помрачнела, но тут за подругу вступилась Кирика.
— Насколько я слышала, «Жемчужная маска» — заведение совершенно иного уровня. И всякий сброд там не околачивается.
 Брант только отмахнулся — делайте, что хотите.

 В «Жемчужной Маске» действительно оказалось весьма прилично. Вкусные блюда, живая музыка с довольно неплохой вокалисткой, грамотно организованная подсветка, широкий танцпол, мягкие диванчики и кресла. В уголке зала журчал небольшой фонтанчик. От его чаши поднимался едва заметный пар, наполнявший зал приятным тонким цветочным ароматом. Стены украшал сложный плетёный орнамент жемчужного цвета. Ближе к потолку прорези между отдельными элементами становились всё меньше, и в какой-то момент жемчужная вязь сплеталась в огромную маску, сверкавшую, когда на на неё попадал свет проекторов, словно большой осколок перламутра.
 Кирика обнаружила в меню молодое местное белое вино, бархатистое и нежное, с едва уловимыми фруктовыми нотками. Подруги находку оценили, и Таира предложила при случае закупить на корабль несколько ящиков. Предложение одобрили единогласно. Беатара, к немалому своему удивлению, нашла редкое красное вино с виноградников экваториальной области Дигериса. Будучи популярным на территории Иерархии, за её пределы оно поставлялось в ограниченном количестве. Но, видимо, на Иллиуме действительно можно было достать что угодно, и она присоединила свои пожелания к планируемой закупке.

 Однако женщины недолго наслаждались гостеприимной атмосферой ресторана.
— Скучаете, девочки? — батарианец возник рядом с их столиком словно ниоткуда. — Не желаете, чтобы к вам присоединились сильные, красивые мужчины?
— Прошу нас извинить, но нет, пожалуй, — ответила Таира вежливо, но твёрдо. Общество батарианцев не сулило им ничего хорошего.
 Мужчина присел рядом с Таирой и Шерин, облокотился на стол. Рослый и крепкий, он был одет в тёмно-коричневую плотную куртку с металлическими вставками, такие же штаны и сапоги с высокими голенищами.
— «Пожалуй?» Не уверены в своих желаниях? — он пристально посмотрел на Таиру, усмехнулся, когда та отвела глаза. — О, я понял: всё дело в соблюдении правил приличия. Похоже, мы имели счастье встретить азари-скромниц.
 Позади послышался смешок. Женщины оглянулись — к столику подошли ещё пятеро батарианцев, одетых почти так же, как и первый, разве что покрой одежды у них был попроще. Увидев их, Шерин и Амала нахмурились, а Этея побледнела — её кожа приятного аметистового оттенка вдруг стала серо-лиловой.
— Не считаю это везением, — возразила Кирика.
— Мы можем доказать вам обратное.
 По тому, как одобрительно оскалились пятеро подошедших и как они ловили его слова и жесты, стало понятно, что он у них за вожака.
— Благодарим, не стоит, — уже с некоторым раздражением сказала Таира.
— Капризные попались, — повернулся к своим старший, вызывая своими словами новую порцию смешков.
— Либо вы — непонятливые, — не выдержала молчавшая до этого Беатара.

 Можно было ответить и резче, но зачем провоцировать батарианцев? Пока есть возможность мирного разрешения ситуации, её следует использовать. Тем более, что, внимательно рассматривая собеседника, Беатара обратила внимание на характерную неровность у него на куртке на левом боку, как раз в области пояса. Она поняла, что это, но проверять свою догадку ей хотелось меньше всего.
— Вот то, что меня всегда отдельно притягивало: тихие, но темпераментные, — старший окинул Беатару взглядом, за который ей сразу захотелось полоснуть его когтями по глазам, всем четырём.
 Тем временем батарианец приподнял за горлышко со стола бутылку с белым вином, прочитал этикетку.
— Хорошая вещь, между прочим. Но мы можем предложить лучше. И не только в плане выпивки.
 Желание выставить его из-за стола становилось всё сильнее. И всё же Беатара предприняла ещё одну попытку спровадить незванного гостя, не прибегая к грубой силе.
— Тебе неясно было сказано? Мы не желаем вашего общества.
— Мы перешли на «ты»? Так быстро? О, да вы ревнуете. Эта красавица, — батарианец кивнул с сторону Таиры, — ваша, э-мм, близкая подруга? Я правильно догадался? Тогда, возможно, мы могли бы приятно провести время втроём. Поверьте, я хорошо знаю, насколько горячи турианские женщины и как разжечь их страсть ещё сильнее.
— У женщин принято спрашивать, желают ли они «приятного времяпрепровождения» или нет, и не беспокоить их в случае нежелания.
— Всякая женщина желает, если найти к ней должный подход, — голос батарианца стал более настойчивым и жёстким.
 Он ласкающе провёл рукой по шее Шерин, та отшатнулась в сторону. Мужчина нахмурился, поднялся со стула, встал у неё за спиной. Похоже, он потратил на уговоры приглянувшихся ему женщин больше времени и сил, чем планировал, и теперь, видя несогласие, начал терять терпение.
— Послушай, — он положил азари руку на плечо и чуть сжал пальцы. — Я не привык, чтобы мне вот так отказывали женщины, — повернулся к своим, бросил коротко: — Чи`кха (4).
 Автоматика не смогла перевести слово. По всей видимости, оно относилось к жаргону особо специфическому, и универсальный переводчик его не знал. Но, похоже, Беатаре превод не требовался: взгляд её стал более напряжённым, она незаметно стянула с рук перчатки и стала ждать продолжения.
— Придётся привыкнуть, — Шерин стряхнула руку батарианца со своего плеча.
— Женщины не смеют возражать, — он схватил её за подбородок. — Их задача — слушать и повиноваться.
 В следующее мгновение он вскрикнул от боли: Беатара перехватила его руку посередине предплечья, впиваясь в неё когтями.
— Сказано тебе — отвали!

 Она ударила его в живот, несильно, но вполне достаточно, чтобы оттолкнуть на пару шагов. Её терпение также было на исходе. Беатара встала, преграждая ему дорогу к столику. В зале ресторанчика стало тихо, только фонтанчик журчал по-прежнему игриво и непринуждённо. Последовала короткая пауза, но уже через мгновенье находившийся по левую руку от турианки второй батарианец решил отвлечь её внимание на себя, шагнул вперёд, поднимая руки с явным намерением сгрести женщину в охапку. И тут же отлетел назад от прямого в челюсть, натолкнулся на стоявший там стол, сполз, хватаясь за него, на пол.
 В дверях заведения появилась охрана — пара азари и человек. Но внимания на них уже никто не обращал, тем более, что эта бандитская компания была хорошо известна всему городу и связываться с ними лично ни у кого желания не возникало.«Звони в полицию,» — шепнула официантка бармену.

 Беатара тем временем заняла оборонительную позицию, ожидая, кто нападёт следующим, проговорила:
— Девочки, нам пора уходить: здесь становится неуютно.
— Не так быстро, — за спиной послышался вскрик, возня. Она оглянулась и увидела, что один из батарианцев, подойдя сзади к Таире, захватил её за шею и приставил к горлу мономолекулярный нож. Он уже понял, что турианку иначе не взять.
 Зрачки Беатары сузились и замерли, а тело максимально расслабилось — в любой момент она была готова сорваться с места и атаковать. Батарианец почувствовал, как от её взгляда у него по спине пробежал холодок.
— Значит так, — продолжил он, облизнув пересохшие губы, — никто не дёргается. Будете делать, что вам скажут, если хотите видеть свою подругу живой и невредимой. Сейчас мы все тихо и спокойно выйдем отсюда, и вы пойдёте с нами.
— Товар неплох — в самый раз красотки, а? — шепнул кто-то вожаку, но шёпот прозвучал достаточно громко, чтобы азари и турианка смогли его расслышать.
 Работорговцы Терминуса — как же хорошо они были знакомы команде «Амальтеи». Слишком хорошо. И они и их жертвы. И теперь роль жертв уготована им самим.
— У тебя есть две секунды, чтобы её отпустить, — отчеканила Беатара в адрес державшего Таиру.
— Или что? Не в вашем положении ставить условия.

 Он стоял по ту сторону стола, метрах в четырёх от неё. Далеко, слишком далеко. Сможет полоснуть ножом, пока она до него доберётся. Ярость добавит ей, конечно, скорости, но не настолько, чтобы во время перехватить клинок. А ярость турианку захлёстывала, и вдруг занывшая под искусственными пластинами кожа на правом боку только подливала масла в огонь. Но... слишком далеко. Она не успеет.
 Негромкий шорох позади батарианца — и в спину ему ударило вазой, стоявшей до этого на полу возле окна и сдёрнутой оттуда Шерин при помощи биотики. Ударило несильно: женщина биотику практиковала не особо, не желая заморачиваться тренировками, считая, что её невесть какие способности и потенциал того не стоят. Но удар отвлёк батарианца на секунду...
 В мгновенье ока Беатара преодолела разделявшее их расстояние, ухватила его за запястье. Послышался хруст ломающихся костей, громкий крик бандита и сдавленное «ох» — Таиры. Беатара высвободила её из захвата, оттолкнула в сторону и со всей силы вогнала нож батарианцу между верхней парой глаз.
 Несколько находившихся в баре женщин взвизгнули, когда тело тяжело рухнуло на пол.
— Точно пора уходить, — проговорила Беатара. — Сматываемся отсюда!

 Крик подействовал отрезвляюще не только на её подруг, но и на батарианцев. Началась суматоха. Амала и Шерин, подхватив под руки с трудом державшуюся на ногах от пережитого потрясения Таиру, поспешили к выходу. За ними, ухватив за шиворот точно приросшую к стулу Этею и толкнув её вперёд, устремилась Нитайя. Беатара отходила последней, прикрывая их со спины. Батарианцы не отставали.
 Драка завязалась у двери, едва азари выскользнули на улицу. Беатара оказалась одна против пятерых противников. Узкий проход несколько облегчил ей задачу и очень скоро трое отступили назад с переломанными запястьями и пальцами и разодранными лицами.
 Главарь проревел что-то на бандитском сленге, выхватил из-под куртки пистолет, но выстрелить не успел: Беатара сделала шаг в сторону и вперёд, уходя с линии выстрела, перехватила правой рукой ствол и отвела его вниз, а левой нанесла батарианцу удар в шею, ломая гортань.
 С улицы послышались звуки сирен. Толкнув хрипевшего главаря на последнего оставшегося противника, Беатара выскочила за дверь, увидела ждавших её подруг и велела следовать за ней. Они юркнули в первый же проулок, потом свернули в отходивший от него более узкий, потом ещё и ещё. Никто из них не знал района, за каждым следующим поворотом мог оказаться тупик, яма, они рисковали выскочить обратно туда, откуда сбежали. Но через какое-то время женщины выбежали на более широкую, но не менее тёмную улочку, которая вывела их к набережной.
 Остановившись перед выходом с улочки, они отдышались, оправили одежду и, перейдя набережную, оказались на каменистом пляже, по которому дошли до каких-то полузаброшенных доков, послужившим им пристанищем.

 Какое-то время они приходили в себя и прислушивались, нет ли за ними погони. Потом Беатара включила вместо фонарика инструментон и присела на невысокий ящик.
— Чтоб я ещё раз с вами куда-то пошла, — она сплюнула на камни окровавленную слюну — в драке кто-то неплохо приложил её кулаком в челюсть. Осмотрела руки — пара уже переставших кровоточить порезов на предплечьях. На азари же не было ни царапины. Похоже, они действительно дёшево отделались. Могло быть хуже.
 Успевшая немного отойти Таира, открыла крошечную аптечку, притороченную к поясу, достала антисептик и принялась обрабатывать Беатаре порезы.
— Спасибо, что спасла нас, — проговорила она заплетающимся языком.
 Турианка хотела было съёрничать, но что-то в общем настрое азариек удержало её от этого.
— Не за что, — ровно ответила она, перевела взгляд на Шерин, хлопнула её по плечу. — А ты молодец! Без тебя бы не получилось.
— Я почти ничего не сделала, — смутилась та.
— Ты не растерялась — это главное. Отвлекла этого ублюдка.
 Беатара оперлась спиной на стену дока и печально вздохнула.
— Больно? — спросила Кирика.
— Нет. Просто мне жалко оставленное вино.
— Держи, — достала из внутреннего кармана пиджачка бутылку Нитайя. Когда началась драка она моментально стянула со стола обе бутылки и сунула их под пиджачок. Вторую она протянула сейчас Этее — её всё ещё трясло.
— Вот проныра, — усмехнулась Беатара.
— Она у нас хозяйственная, — похвалила Таира. — Не знаю, как бы я вела учёт запасов на корабле, не помогай она мне.
— Никогда бы не подумала.
 Нитайя поняла намёк, хихикнула.
— Честное слово, я постараюсь больше не разводить беспорядок на твоём месте.

 Беатара не особо ей поверила, скептически хмыкнула, глотнула вино прямо из горла, и, издав низкое «мр-гр-х», прижала руку к ссадине на нижней челюсти, отвернулась и процедила сквозь зубы: — Мразь... Как же я их...
— У тебя личное? — глухо спросила Этея.
 Выражение глаз Беатары ещё больше ожесточилось. Вместо ответа турианка задрала одежду на правом боку и показала на четыре пластины чуть пониже рёбер.
— Потрогай.
 Пластины на ощупь ничем почти не отличались от соседних. Почти...
— Искусственные, — пояснила она. — Аналог природному рогу.
— Почему?
 Поведя жвалами, Беатара прилично отхлебнула из бутылки.
— У нас была операция. Меня оглушило разрывом ракеты. Наших оттеснили, и они не успели меня забрать. Забрали батарианцы, очнулась я уже у них. Нашим удалось вытащить меня только часов через десять.
— Тебя пытали?
 Ещё один хороший глоток вина.
— Они хотели выяснить, кто мы, откуда, состав группы, количество бойцов. «Спецсредств» у них с собой не было, но это не составило проблемы. Меня долго били. Потом, когда они сказали, что какой мне резон молчать, что меня здесь бросили, я ответила, что ещё доживу до момента, когда мои вернуться и вырвут им глаза. Ха! Надо было видеть их морды — угроза моя им, видите ли, не понравилась, — Беатара проглотила ещё вина. — Один из них подошёл, обнажил мне бок, загнал нож под пластину. И дёрнул... Затем сорвал следующую. Я отключилась. Меня привели в чувство и продолжили. Потом пришли мои. Увидев, что со мной сотворили, Виратус сказал только одно: велел показать, кто это делал — и переключил мне вывод на экран со своей камеры. Во время боя я смогла разглядеть мерзавца, указала. Они взяли его живым, приволокли туда, где я лежала, и привели в исполнение мою угрозу. Как раз вышло за каждую пластину... — алкоголь действовал, тело тяжелело, турианку начало расслаблять, она «поплыла». — Да-а, а потом Ви́ктиан меня до медика на руках тащил.
— Виктиан?
— Так его звали. Виратус — это позывной (5). А у тебя что? — Беатара не могла не заметить реакции Этеи на батарианцев.
— Меня... — Этея усмехнулась сквозь слёзы. — Ну, я же долгое время работала по ночным клубам. Моталась по приграничным с Терминусом территориям. Как и многие в том возрасте. Мне нравился такой формат. Всё словно в детском калейдоскопе: танцы, выпивка, наркотики, мужики, девки — всё было. А однажды как-то вот точно также подошли в клубе, завели разговор, предложили выпить с ними. Проснулась я в каком-то частном доме. Не помню уже, сколько раз меня насиловали. Где-то через неделю мне удалось сбежать оттуда. Спряталась у подруги. И решила тогда, что с прежней жизнью надо завязывать.
 Она допила остатки вина.
— Я тебя поняла, — проговорила угрюмо турианка.
 Этея смахнула слёзы, уткнулась лицом ей в воротник. Та, в свою очередь, успокаивающе погладила её по спине, точно так же проглотила залпом несколько последних глотков.
 Усталость навалилась свинцовым грузом. Чувствуя, что её сейчас развезёт окончательно, Беатара мотнула головой, встряхнулась, встала и вышла на пляж. От прохладного ветерка стало полегче, она немного взбодрилась.
— Ладно, давайте думать, как будем возвращаться домой.
— Надо связаться с Брантом, — откликнулась Шерин, — и подождать его тут.
 Беатара кивнула.
— Сходили на разведку... — проворчала она. — Кто так ходит? На разведку надо ходить тихо, не привлекая ничьего внимания.
— Беатара, ты самая замечательная, — промурлыкала Амала.
— Так, вот только слюни тут разводить не надо, — проворчала турианка, хотя было видно, что она тронута проявлением искренней благодарности со стороны теперь уже действительно подруг. 

— Никуда вас больше одних не отпущу! — рычал на них Брант, как на провинившихся шкодливых детей.
 И, словно школьница, за всех оправдывалась Шерин:
— Но всё же обошлось.
— Ага! Я вижу, как у вас обошлось!
 Он примчался так быстро, как только смог, и теперь высказывался на предмет их умения находить себе приключения. Впрочем, ещё больше он злился на себя, и женщины это понимали. Но не мог же он проводить с ними все сутки напролёт.
 Прибывший на следующий день Арданис разорался не меньше, чем Брант:
— Вечно вы вляпаетесь во что-нибудь! На пару дней нельзя оставить без присмотра!
 Он был оставлен за старшего — присматривать за «этими искательницами приключений», как выразился Брант перед уходом. Не стесняясь особо в выражениях, кроган высказал всё, что думал про азари вообще и про своих соратниц по команде в частности, велел им всем сидеть в гостинице и не показывать носа на улицу. Отдельная лекция, более крепкого содержания, была прочитана Беатаре:
— Я понимаю, половина этих дур батарианских выродков видит в живую раз в год. Но ты-то должна соображать мозгами, а не известным местом. Какого хрена вас туда понесло?!
 Также турианке в отдельном порядке было сказано не вылезать из номера ни под каким предлогом. Беатара мирно согласилась.
 Излив таким образом душу, Брант отправился на разведку — выяснить, что после вчерашнего происходит в городе, дав Арданису соответствующие наставления и распоряжения. И поскольку перекричать крогана было невозможно, да и опасно, Арданис получил возможность высказать своё мнение по поводу вчерашней прогулки только после того, как за Брантом закрылась дверь. И не преминул этой возможностью вскоре воспользоваться.

 В жёсткости высказываний он тоже сдерживаться не собирался. Но его монолог длился недолго: старого друга детства Беатара осадила моментально. Подойдя поближе, она чуть наклонила его голову в сторону, чтобы получше рассмотреть царапины у него на шее.
— Роскошно! — прищёлкнула она языком. — Смотрю, ты знал, чем занять эти пару дней.
 Застигнутый врасплох Арданис стушевался и не нашёл ничего более подходящего, чем невнятно пробормотать:
— Тари... — он сразу понял, что подруга сейчас начнёт язвить, и тогда пощады ждать не придётся.
— Что? Жаждешь мне о ней рассказать? Знаешь, мне не интересно даже, как её зовут.
 Так было всегда — сколько они себя помнили. Обычно не блиставшая особым красноречием Беатара, начав говорить, наносила удары настолько метко, что более точные перлы сложно было себе представить. В умении подтрунивать она могла дать фору многим.
 Но Арданис нашёлся неожиданно быстро. Сложив руки на груди и приняв лихой вид, он вкрадчивым голосом проговорил:
— Можно подумать, что ты меня ревнуешь. Тари, ну подумай сама — не мог же я отказать прекрасной даме. Это дурной тон и вообще не в моих правилах. И, между прочим, дама осталась довольна. Весьма...
 Да, за всё то время, пока они не виделись, он поднаторел в беседах подобного рода. Но, не он один... Улыбка Беатары стала неподражаемо сладкой и едкой.
— Да, я заметила. Извини, нет «информационной базы», чтобы оценить её вкус...
— О-о! Это намёк на предложение?..
— Тебе? — расхохоталась Беатара. — Да тебе со мной не управиться!
Арданис завёлся с полпинка.
— Может, проверим?
— Уже проверял — не вышло. Так что, извини, пользы от тебя вчера было бы немного. Можешь гулять по девкам дальше.
— Ты мне разрешаешь? Правда? Нет, ты точно ревнуешь.
— Не ревную, потому разрешаю. Как я ревную, тебе лучше не видеть. 

 Перепалка продолжалась долго и была прервана появлением в гостиной Бранта.
— Так, спорщики, умолкните. У меня для вас новости. Новость первая: банду, откуда эти ублюдки, знает весь город. Новость вторая: у них таки два трупа.
 Арданис присвистнул.
— А кто второй?
— Уж не вожак ли, часом? — усмехнулась Беатара. — А то у него вчера под моим кулаком глотка малость хрустнула.
— Он самый. Хорошо хрустнула: медики не откачали. Но по данному поводу никто не плачет. В полиции особенно. Банда эта сильно охреневшая. И наверняка были под дурью. Потому и вели себя так нагло. Но вы им поперёк горла встали. И вот тут новость третья: личности ваши не установлены. Неизвестно, кто сильнее жаждет их установить — полиция или работорговцы. Полагаю, работорговцы сильнее. Вы свидетели, потерпевшие, да и отомстить надо. А защищаться здесь для нас навряд ли возможно.
— Но теперь нас трое, — возразил Арданис.
— Ты собрался воевать со всей местной мафией? Интересно, чем? Наше оружие или на «Амальтее», или под Нос-Астрой, на складе. Та пара пистолетов, что с собой — ничто. Я молчу про численное превосходство. Короче, надо сваливать отсюда по-тихому, чем скорее — тем лучше.
— Куда?
— В Нос-Астру. Всё-равно скоро Феразия возвращается.
 До столицы они добрались без приключений.

 Здесь находилась их штаб-квартира — небольшой комплекс из ангара, нескольких подсобно-складских строений и трёхэтажного административного здания. Официально они были зарегистрированы как частная коммерческая организация по перевозкам грузов особо специфичного характера на территориях Терминуса и Траверса. С одной стороны, это объясняло наличие у них боевого корабля и оружейного склада, а с другой, позволяло переводить на «белые» счета те суммы денег, которые «Аквамариновый Всполох» получал от заказчиков неофициально. Сами члены команды жили на частных квартирах, специально для этой цели приобретённых их конторой.
 Сегодня, спустя четыре дня после спешного отъезда из Эгри, они ждали приезда командира. Отпуск заканчивался, и скоро уже надо было отправляться за «Амальтеей». Прибыла Иллиния, Джанек заявился, скоро прилетали Алексей и Дэран.
 Саларианец пребывал в полном восторге от мини-кластера, сразу же по приезду подсоединил его к сети и принялся дальше «производить оценку возможностей» новой игрушки. Шерин, будучи инженером, так же проявила интерес к железке, и хотя Джанек обычно мало кого подпускал к своей аппаратуре, сейчас на радостях позволял экспериментировать с кластером кому угодно.
 Отдельная благодарность была высказана Беатаре. Джанек во всех технических подробностях описал, насколько сильно им пригодилась заготовка, созданная в результате взлома палавенской базы данных.
— Будем в приличном магазине, — возбуждённо тараторил он, — напомни мне, что с меня бутылка, — подумав, он хихикнул и с нескрываемым нахальством добавил: — Вторую тебе должна ваша служба безопасности. Хотя, не думаю, что она раскошелится. Но, если когда-нибудь надумаешь пойти работать в контрразведку, упомяни этот эпизод своей биографии.
 Когда на штаб-квартире появилась Иллиния, все были несколько удивлены, что она одна: с Феразией они летели с Тессии одним рейсом и должны были прибыть вместе. Иллиния объяснила, что заезжала домой, в то время как Феразия собралась ехать сразу сюда. Это удивило команду ещё больше: тем более командир уже должна была быть здесь. На вызов она не отвечала, установить координаты её инструментона оказалось невозможно. И вот тут их всех охватило беспокойство. Это молчание таило в себе беду.

_______________________________

1. Солкуута́ш — ник Джанека, под которым он начал свою кракерскую деятельность. На человеческом языке аналогичным ником был бы «Транзакт» (прим. авт.).
2. TCA — Team of crazy anonymous (прим. авт.).
3. СГБ (СГБТИ) — Служба государственной безопасности Турианской Иерархии (прим. авт.).
4. Чи`кха — буквально: «забираем, пакуем» (бат. сленг), (прим. авт.).
5. Вира́тус — воин, витязь (тур.).

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.09.2013 | 949 | 2 | На третьих ролях, Svetlena | Роса
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт