Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Не скоро совершится Суд. Глава 10

Жанр: экономический триллер, драма, детектив;

Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Продолжение повествования о трудных днях в компании "Элкосс Комбайн". На сей раз автор позволяет себе неслыханную дерзость - проникновение в разум своих героев прямо во время сновидений. Что снится им, запутавшимся в собственных жизнях? И снится ли хоть что-нибудь вообще?
 
 



Во дни благополучия пользуйся благом, а во дни несчастья размышляй.

Екклисиаст, гл. 7, ст. 14

 

Сколько рас, в той или иной мере развитых, существует в Галактике? В принципе, каждый из представителей этих самых рас сможет их перечислить. А сколько таких существ находится во Вселенной? Наверно, никто и никогда не сможет дать ответ на этот вопрос. И все они настолько разные, насколько могут различаться любые уникальные создания, объединенные одним-единственным признаком. В нашем случае этот признак — разум. Что удивительно — при всех различиях функции мозга представителей самых разных рас практически не различаются. Все мы чувствуем боль, радость, разочарование. Все умеем производить нехитрые (а иногда и очень хитрые) вычисления, проводить аналогии, искать причины и следствия... Нам всем снятся сны.

Как приятно иногда забыть о делах насущных и, отвернувшись от жестокой реальности, окунуться в чарующее царство Морфея. Но сны порой еще более жестоки, чем настоящая жизнь. Во снах пробуждаются воспоминания, желания и привязанности, подавляемые сознанием. Но подсознание беспристрастно. Подсознание не выбирает объект, который будет спроецирован во сне. Подсознание выбирает все.

***

Дин спал и ему снился сон.

Идя по длинному коридору, он вдруг заметил, как вокруг начало темнеть. Была тому виной поврежденная электропроводка или же естественное освещение, но коридор постепенно погружался во тьму. Тьма была внутри и снаружи волуса. Тьма начала проявляться одновременно как вокруг Дина, так и в его теле. Тьма покрывала все. Что было источником этой тьмы? Но разве важна причина, когда следствие столь странно и необычно? Действительно, откуда вдруг появилась эта тьма? Какова ее природа? Она осязаема? Да, она осязаема. Черная маслянистая жидкость обволакивала волуса, затрудняя его дыхание и способность к передвижению. Чтобы продолжать идти, ему приходилось помогать себе руками, словно гребя во время плавания. Сейчас ему нужно было только одно — хоть крупица света. После мрака всегда наступает свет. Но свет всегда поглощается мраком. Мрак сильнее. Он засасывает. Свет только очищает. Только? Разве этого мало? Дину в этот момент действительно мало было очиститься. Он хотел исчезнуть, раствориться в этом черном масле и никогда больше не соприкасаться с тьмой. Зачем существовать, когда все, что тебя окружает — лишь мрак, пусть и осязаемый? После мрака всегда наступает свет. Отсутствие перемен способствует загниванию.

Свет действительно наступил. Он был такой силы, что не только ослепил, но, казалось, испепелил волуса, внезапно оказавшегося в пучине белого цвета. Только цвет и свет. Дин слышал свое дыхание, звук которого, проходя через скафандр, многократно усиливался ввиду полной тишины, царившей вокруг. Только свет и цвет. Свет и цвет...

— Здравствуй, — подняв руку, произнес Хон.

— Здравствуй. Куда исчезли стулья? — Дин мог задать абсолютно любой вопрос, но сейчас его волновало именно это.

— Их убрали за ненадобностью.

— Как тебя?

— А кто меня убирал? Я ведь никуда не исчез, — весело произнес второй волус.

— Это верно. Но ведь в конечном итоге мы все исчезаем.

— Тут главное — правильно уловить момент, когда именно нужно исчезнуть.

— А так же понять, как обставить свое исчезновение.

— Зачем? Можно ведь просто уйти. Давай попробуем?

Дин посмотрел на своего друга. Тот стоял на небольшом постаменте, на вершину которого вели две ступени. Увидев это, волус решил отсчитать шаги.

— Первый...

Шаг волуса отразился громогласным эхом.

— Второй...

На сей раз эхо было чуть тише. Затишье перед бурей. Или, наоборот, спуск после достижения точки кипения.

— Третий...

Встав вплотную друг к другу, два волуса отправились в путь. Один шаг, второй, третий, четвертый... И Дин с Хоном исчезли в водовороте сменяющих друг друга сюжетов.

***

Моран спал и ему снился сон.

Во сне Моран чувствовал себя не комфортно. Во сне у него появлялось одно-единственное желание: уйти. Уйти в другую реальность, где нет постоянно сменяющихся мотивов, ярких красок и гнетущего настроения. Во сне они никогда не был хозяином положения. Конкретно в этом сне хозяином положения был Голос, который направлял Морана во время его движения по Цитадели. Он находился где-то в районе офисов «Элкосс Комбайн», когда Голос сказал ему:

— Иди вниз.

Моран послушался и пошел. По пути он слышал сменяющие друг друга обрывки разговоров.

— Так вот, значит, я и говорю всем этим: «Зачем вы меня позвали? Я ведь далеко не лучшая кандидатура».

— А они что?

А что они? Они есть, и больше ничего не нужно знать. Директор искренни недоумевал по поводу этого бессмысленного вопроса. Продвинувшись уже достаточно далеко по направлению, указанному Голосом, он решил еще раз обратиться к нему. Ответ был таков:

— Посмотри налево.

Слева находился большой проем, ведущий в некую нишу, о существовании которой Моран никогда не подозревал. Решив, что Голос ждет от него именно этого, директор направился в нишу.

— А зачем ты приобрел его тогда?

— Просто так. Захотелось — купил. Почему мы должны аргументировать причины?

— Потому что именно они дают представление о следствиях.

А каковым будет следствие того, что Моран сейчас заходит в эту нишу?

— Пройди чуть дальше, — сказал Голос.

Волус послушался своего невидимого наставника. Обрывки разговоров продолжали доноситься до него, хотя, казалось, вся толпа, слонявшаяся бесцельно по Президиуму, куда-то исчезла.

— Я люблю тебя. Какой бы ты ни была, но я люблю тебя.

— А какой, по твоему мнению, я могла бы быть?

— «Бы» быть? Не знаю.

— А просто быть, без «бы»?

— А просто ничего не бывает.

Наконец, Моран остановился в центре «ниши», в которую он зашел. Это было сравнительно просторное, учитывая габариты волуса, помещение. Ни внутри него, ни снаружи никого не было. Обрывки разговоров исчезли. Директор попытался обратиться за помощью к Голосу, но тот не отвечал. Тогда Моран обратился к самому себе:

— И что мне делать?

***

Карлос спал и ему снился сон.

В нем он находился посередине огромного поля, засеянного неопределенными злаковыми культурами. Детективу легко дышалось, и его настроение было на высоте. Решив присесть на землю, он одновременно возвел глаза к небу. Небо было необычным. Тучи образовывали фрактальные узоры, через которые изредка просачивались тончайшие струи молний. Немного понаблюдав за этими чудесами в сидячем положении, Рейгадас немного откинулся назад и лег на землю. Он знал — что бы не окружало его в жестоком и не всегда справедливом мире, он всегда может вернуться сюда и слиться с небесными фракталами, чьи передвижения всегда завораживали молодого детектива. Здесь он забывал, что он детектив. Забывал о том, чем ему приходиться заниматься во время расследования некоторых дел. Забывал о времени и его течении. Он смотрел на бытие через призму небытия и был по-настоящему счастлив. Вдруг в его спокойный мирок проникла странная мелодия.

«Будильник».

Рейгадас встал и пошел в душ. Сегодня ему предстояло продолжить свое абсурдное путешествие по кулуарам «Элкосс Комбайн», и нельзя сказать, что он был этому рад.

***

Практически одновременно с детективом в разных районах Цитадели проснулись Дин и Моран. Первому не нужно было никуда идти, он давно выработал у себя привычку вставать в одно и то же время, а второй уже вовсю готовился к новому рабочему дню, просматривая на инструментроне данные с рынка акций. Моран был счастливым — он не помнил своих снов. Дин помнил все.

Двое других волусов не могли похвастаться не только тем, что им запомнились их сны, но так же и тем, что им вообще что-то снилось. Мозг Рэма, как и мозг Ирмика были приспособлены к операциям несколько иного рода. У настоящих гигантов мысли, интриг и вычислений энергия разума тратится на другое. А когда наступает ночь, энергия просто останавливается. Отойдя от статики, оба волуса принялись приводить свою энергию в динамическое состояние — им обоим следовало бояться друг друга, а страх, как известно — лучший источник энергии.

 

Отредактировано.SVS 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.09.2013 | 609 | волус, Не скоро совершится Суд, ellessar | Ulysses
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1

stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт