Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Не скоро совершится Суд. Глава 9

Жанр: экономический триллер, драма, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Продолжение повествования о трудных днях в компании "Элкосс Комбайн". Детектив СБЦ сталкивается с недоверием со стороны волусов, а простой клерк - с жестокостью судьбы.





Во многой мудрости много печали;

и кто умножает познания, умножает скорбь.

Екклизиаст, гл. 1, ст. 18

 

Большинство созданий, владеющих речью, культурой и прочими благами верхней ступени эволюции, почему-то всегда позиционируют себя как «разумных существ». Действительно, именно разум позволяет им оставаться практически во главе мира, уступая первое место лишь высшим силам. Именно разум породил все те величайшие достижения науки и техники, которые позволили развитым цивилизациям выходить в Космос и вступать в контакт друг с другом. Именно разум делает возможным ведение деловых переговоров, которые, в свою очередь, открывают доступ к сотрудничеству и взаимопониманию. Но любое явление необходимо рассматривать с двух сторон. Так какая же она, обратная сторона разума?

Эта обратная сторона скрывает Титанов. Титанов, которых испокон веков люди называли грехами. Все они были порождены именно разумом — расчетливым, спокойным и холодным. Но несмотря на это, «разумные создания» остаются таковыми, не понимая, что их главное сокровище — чувства. Чувства во многих аспектах опаснее разума, но и бескорыстней. Чувствам не нужно овладевать чем-то, им достаточно просто быть. И даже когда кто-то пытается подавить свои чувства, они всегда находят способ преодолеть любые преграды и вырваться наружу, словно прекрасные птицы, осеняя всех окружающих своим ярким оперением.
Но никогда не стоит забывать, что и у чувств есть обратная сторона...

***

Когда Дину сообщили об убийстве его лучшего друга, чувства мощной волной захлестнули волуса. Возможно, будь он человеком, его лицо залили бы слезы. В первую секунду он, как и следовало ожидать, никак не мог осознать случившееся. Уже выйдя из кабинета, он ощутил, как десятки различных мыслей, конфликтуя друг с другом, пересекаются у него в голове.
«Я не должен был соглашаться... Но с другой стороны, это открывало такие перспективы для нас обоих... Неспроста мне приснился тот сон... Так он говорил. Да, это он так говорил о перспективах. Ведь они действительно были... Биомасса. Сон про биомассу — теперь понятно, почему... И почему я согласился? Я же изначально был против. Это все его убеждение. Как же он умеет убеждать... Ясно, откуда у людей поверья о вещих снах... Что им от меня нужно? Чем я им теперь пригожусь? У меня был один-единственный друг, а теперь он исчез, не оставив следа в истории... Да какой след? Какой след? Разве это важно? Он был, а теперь исчез — вот что важно! И это из-за меня... Вот откуда у них поверья о вещих снах...»
Полчаса назад директор говорил ему что-то о соболезнованиях и неразглашении деталей происшествия на время следствия, о повышении и небольшом отпуске, о четвертой ступени рассмотрения и перспективах, потом снова о соболезнованиях... Дин не слушал и не вдавался в подробности. Даже сейчас он не вспомнил бы ни единого связного предложения из всего того, что говорил ему Моран. Потом был примерно того же содержания разговор с детективом из СБЦ — тот интересовалcя насчет Хона: с кем общался в последние дни, куда ходил... Дину не было до этого никакого дела. Он был, а теперь исчез — вот то единственное, что казалось ему важным. Выходя из офиса «Элкосс Комбайн», он не заметил, как волусы, стоящие в главном холле, попрощались с ним. «Он был, а теперь исчез...»

***

На следующий день директор уже так не беспокоился насчет того, что детектив СБЦ в обязательном порядке расспрашивает начальников Хона. Навин, который мог разнести эту новость по всей компании, был отправлен домой, к его апартаментам была приставлена охрана, а Ирмик вовсю хлопотал над тем, чтобы факт присутствия детектива не стал всеобщим достоянием. В данный момент Морана в наивысшей степени волновало другое — отношения с землянами-колонистами. Хотя сделка и была заключена, никто из них пока что не явился на совещание по поставкам. Впрочем, они сами должны были определить дату и время, так что особых поводов для волнения не было. Возможно, если бы не трагическая смерть одного из его подопечных, директор вообще находился бы в прекрасном расположении духа. Отвлекшись от мыслей о людях с «Горизонта», Моран обратился к просмотру рынка акций. Акции «Экзо-Генни» находились в том же положении, что и несколько дней назад. «Хороший знак», — мелькнуло в голове у молодого директора.

***

Рэм в это время находился за пределами своего офиса — несмотря на строгую дисциплину и организованность, которые царили в «Элкосс Комбайн», пост начальника отдела кадров позволял ему исчезать, если это потребуется, из офиса и удаляться по особенно важным делам. Сегодняшнее его дело было просто исключительной важности — не столько для компании в лице директора, сколько для себя — он хотел лично переговорить с колонистами, чтобы впоследствии с ними не возникло проблем. Через свои связи он достал контакты одного из представителей «Горизонта» Триера и в данный момент направлялся в одно из дорогих кафе, чтобы, сидя там в одиночестве за дальним столиком, переговорить с этим человеком и обсудить детали будущей встречи. Придя в кафе, начальник отдела кадров щедро заплатил официанту за то, чтобы на соседние столики рядом с ним никого не сажали и поудобнее устроился на стуле. Прежде чем связаться с Триером, Рэм решил совершить еще один вызов — на этот раз он хотел переговорить с волусом, ответственным за рассмотрение проекта Дина. Этого волуса звали Гак Рэмон и, отвечая на вызов, он явно не был в приятном расположении духа:
— Да.
— Здравствуй, Гак. Помнится, вчера мы переговорили насчет проекта по покупке акций «Экзо-Генни», помнишь?
— Конечно.
— Я хочу узнать: можно ли мне часа через четыре приходить на окончательное рассмотрение, как мы вчера с тобой планировали?
— Не думаю.
— Это почему же?
— Дело в том, что пока что проект все еще стоит на четвертой стадии, и мы не можем...
— А это, в свою очередь, почему происходит? — перебил Рэм своего собеседника.
— Один из экспертов еще не выдал заключение.
«А, все ясно. Старик пытается сохранить власть в своих руках...»
— И кто же этот уважаемый эксперт?
— Советник директора.
Рэм не был удивлен этим ответом.
— Ясно, ясно... Что же, я это предвидел. Дело в том, что господин Ирмик питает личную неприязнь... Вернее сказать, питал к авторам проекта, из которых, как тебе, наверно, известно, сейчас в живых остался только один. Детектив беседовал с тобой сегодня?
— Да, ушел полчаса назад.
— И что же он спрашивал?
— А что он может спрашивать? Пришел полюбоваться на забавных толстых карликов в скафандрах — пусть получает их с лихвой. На большее ему рассчитывать не приходилось.
— Ты же не был с ним чересчур резок? Это, знаешь ли, чревато последствиями. СБЦ хоть и не самая важная для нашего существования инстанция, но подпортить дела вполне могут.
— Я был резок в пределах допустимого, — Гак всегда отличался немногословностью.
— Это хорошо... Так о чем я говорил? Так вот, господин Ирмик, как мне кажется, не желает выносить вердикт исключительно из-за личной неприязни. Он опытный предприниматель и понимает, что в ближайшем времени ему придется согласиться. Предоставь это мне — я переговорю с советником, а вы пока можете довести рассмотрение до логического конца, и наши с тобой планы не сорвутся, ладно? Как тебе такая идея?
— Сделаю, что в моих силах.
— Помни — все в твоих силах.
— Смотря какую силу принимать за систему отсчета.
Сказав это, Гак повесил трубку. Ему не впервой было обходить систему, потакая прихотям Рэма, так что начальник отдела кадров в нем не сомневался. Не сомневался он так же и в себе, когда искал на своем блоке данных контакты представителя «Горизонта». Сомневался он только в одной личности — в Ирмике. Хотя нет. В нем он тоже не сомневался. Рэм знал о советнике все, что ему требовалось, и этого ему было достаточно. «Недолго осталось старому императору править балом... Или как там говорится... Вот, нашел», — отыскав контактные данные, начальник отдела кадров вновь открыл коммуникатор. На другом конце послышался еще не знакомый ему человеческий голос:
— Триер, слушаю.
— Дэвид Триер? Рад знакомству. Мое имя Рэм, я член совета директоров «Элкосс Комбайн». Я так понимаю, наша сделка еще в силе?
— Так точно, а почему она могла быть расторгнута?
— Это хорошо, это замечательно. Она не могла и не может быть расторгнута, потому что я был одним из тех, кто создавал условия договора. Дело вот в чем: скоро будет проведено совещание по вопросам поставки и мне хотелось бы обсудить некоторые вопросы перед тем, как мы встретимся... На нашей долине, так сказать.
— Простите, на чем?
Рэм был не силен в поговорках других рас.
— Ну, как у вас говорится, когда одна сторона находится дома, а другая...
— На поле?
— Вот, точно, — Рэм усмехнулся. — На поле. Но вернемся к цели моего, так сказать, звонка.

***

За последние двое суток детектив СБЦ Рейгадас понял только то, что он ничего не понимает. В любой другой инстации ему бы всячески оказывали различную помощь в расследовании, а в «Элкосс Комбайн» все, кажется, сговорились о том, чтобы никто и ни при каких условиях не оказывал ему поддержку. Более того, волус, назвавшийся советником директора, так же поставил условия пребывания Карлоса в компании таким образом, что обо всех своих передвижениях молодой детектив докладывал ему лично. Собственно, в этот момент Рейгадас и пытался найти Ирмика, чтобы переговорить с ним по поводу своих изысканий. Не найдя советника в своем кабинете, он отправился прямиком в кабинет Морана, где в приемной его встретил секретарь:
— Директор сейчас принять не может.
— Дело в том, что он мне и не нужен. Советник у него? — Карлос был несколько озадачен таким прохладным приемом.
— Именно поэтому директор и не может принять.
— Вы, наверно, не поняли. Я — детектив СБЦ и провожу...
— Без приказа директора о приеме вход в кабинет...
В это время из кабинета, по счастливой случайности, вышел Ирмик.
— А, детектив. Добрый день. Ну как ваше расследование, продвигается?
— Да, я хотел бы...
— Пройдемте в мой кабинет.
Идя за советником, Рейгадас думал о том, как все то, что происходит с ним в стенах офиса компании, напоминает произведения Кафки.
«Настоящий „Процесс". По-другому и не скажешь», — думал детектив, входя в кабинет Ирмика. Тот, в свою очередь, уселся в кресле и, сложив руки на столе, внимательно посмотрел на Карлоса, словно чего-то ожидая от него. Немного просидев в полной тишине он, наконец, задал вопрос:
— Итак, кого вы успели допросить за сегодня?
— Правильнее было бы сказать «опросить».
— Ну, я не думаю, что, как вы выразились, «опрошенные» горели желанием дать вам интервью, так что слово «допрос» все-таки предпочтительнее.
— Такова суть моей работы. По-другому просто-напросто не бывает, так что этот спор можно опустить.
— Согласен. Мы все равно останемся при своем. Так каковы же результаты вашего допроса?
— Из шести опрошенных двое отказались говорить, а один просто-напросто нагрубил мне. Результаты опросов остальных — здесь, — детектив протянул советнику блок данных.
Просмотрев записи переговоров Рейгадаса со своими подчиненными, Ирмик спокойно и даже несколько удовлетворённо сказал:
— Что ж, их можно понять. Вы здесь, можно сказать, чужой, у нас общество закрытое, а у них, к тому же, горе...
— Но половина из опрошенных даже не знала об этом горе, а вторая просила меня не говорить ничего их подчиненным...
— Тем более. Новая информация, да такая... Губительно влияет на разум.
— По-вашему, незнание более приемлемо?
— История знает множество случаев, когда незнание было предпочтительнее.
Сделав эффектную паузу, советник спросил:
— Всех, кого планировали, опросили?
— Нет, не всех... Начальника отдела кадров не было на месте.
Кажется, эта фраза очень взволновала советника, так как он тут же отвлекся от изучения блока данных и спросил:
— Не знаете, куда он удалился?
— Нет. Его секретарь не дал мне информации.
— Одну минуточку...
Ирмик молниеносно удалился из кабинета, оставив Рейгадаса в полном одиночестве. Тот, в свою очередь, тихо выругался и в который раз сказал себе, на этот раз вслух:
— Ну точно Кафка...

Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 31.08.2013 | 542 | Волусы, Не скоро совершится Суд, ellessar | Ulysses
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 31
Гостей: 26
Пользователей: 5

Iamboo, Malina, Grеyson, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт