Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife. Статус кв(о). Глава 8: Сражения за ненужное и нужное (Часть 2)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: закончено;
Описание: Вайлет дерется за то, что принадлежит другому, этот другой оказывается форменным киборгом, на Церере зреет переворот, а из глубин космоса всплывают сразу два призрака прошлого. 



Попасть на прием к наиглавнейшим сразу не получилось, но Вайлет все-таки пробила заслон охраны. Убедила начальника караула Ставки, что его лично кастрирует Пассанте, если он сейчас же не пропустит гостей на прием к Виталию Соболеву и его помощнице. Как и следовало ожидать, препятствие в виде охраны оказалось тем самым пресловутым «барьером исполнительного уровня». Как только до местных боссов таки добралась информация о личностях визитеров, Вайлет с Лэнсом тут же получили доступ. Правда, уже не в ПИЦ на девятой палубе, а в совершенно другое место. На вторую палубу — укрепленную по всем законам правительственных учреждений. То, что Ставка переехала в более защищенную часть головного корпуса Цереры, подтверждало подсмотренное в шлюзовом отсеке. Безусловно, и Пассанте, и ее возлюбленный отлично знали об угрозе, зависшей где-то в нескольких тысячах километров.
На входе нет антиштурмового лабиринта. Зато есть длинный бронированный переходный тоннель (какие части корабля он соединяет для Вайлет осталось загадкой), а в его начале — два здоровенных лба в полном боевом наборе по стандартам пехотной экипировки класса «Би». Чуть поодаль еще пара охранников и, наконец, у задраенной бронестворки еще один гвардеец. Визуально выглядит чуть похилее, чем четверо предыдущих, но стоило Блад разглядеть, во что одет молодой человек — и все сомнения о его серьезности отпали. Полевая броня «N-7 Защитник», несмотря на свои габариты, существенно уступает в массивности послевоенным, лишенным кинетической защиты пехотным доспехам. Однако по защищенности от всякого разного рода огнестрельных невзгод ей просто нет равных. Круче, чем кинетические щиты «Защитника» — только узкоспециальные защитные системы типа абляционных редукторов или биотических барьеров.
Вооружен последний из охранников коридора соответствующим образом — М-15 «Защитник» в руках и какой-то (в собранном состоянии не разобрать) крупнокалиберный пистолет на поясе. Блад не удивилась бы, окажись за бронированной спиной молодца еще и дробовик.
Шлема страж не носил, но пара голубых полосок-излучателей на груди как бы говорила сама за себя.
— Проходите, вас ждут, — сказал солдат и отступил в сторону.
Массивная дверь стукнула каким-то внутренним механизмом, после чего неожиданно быстро и легко отошла в сторону. Перед взглядом Вайлет предстало убежище местных боссов.
Здесь уже не было ни клерков, ни расслабленной тишины. Убежище азари и старшего атамана выглядело растревоженным, и больше всего напоминало БИЦ десантного корабля накануне выброса. Сплошные суровые мужчины в военизированной форме почему-то цвета зеленых оливок. У некоторых на плечах погоны, а на жилетах-разгрузках — потертые, явно бывавшие не в одном бою пистолеты и дробовики. Все оборудование — армейского стандарта, многократно проверенное и безотказное.
А самое главное — здесь работал гравитатор! Ощутить твердый пол, давящий тебе на подошвы — это просто счастье какое-то! Пусть тяжесть лишь немногим выше марсианской, но все-таки это не издевательские три сотых «же» Цереры!
— Майор Блад?
Подошедший офицер — невысокий седовласый мужчина с прической армейским ежиком. Подошел неожиданно, словно бы материализовался из ниоткуда.
— Да, это я, — кивнула Вайлет. — Но не думаю, что у меня сейчас воинское звание.
— Ситуация такова, мисс Блад, что сейчас все с военным прошлым должны навесить на себя погоны. И ваши погоны, боюсь, нам чертовски пригодятся в самое ближайшее время.
— Тогда уж называйте меня сержантом Балатони, офицер, — сказала Блад. — Из пехотуры я уволилась именно им. Майор — это уже полицейское. Как и новая фамилия.
— Я знаю, кто вы, сержант, — мужчина улыбнулся. — Мы с вами вместе десантировались в Бета Аттики, прикрывая эвакуацию гражданских из системы Тезея. Жаркое было дело.
Вайлет присмотрелась к ветерану войны. Нет, увы, он ей был незнаком.
— Лейтенант Максимов, сто двенадцатая бронебригада, батальон тяжелой техники, третья танковая рота, двенадцатый взвод, оператор систем вооружения.
— Русские-гусли-которые-*****-никогда-не-спешат? — догадалась Блад.
— Так точно, мэм, — улыбнулся седовласый. — А вас мы называли куда проще: засранцы-в-беде.
— Эт еще с чего? — удивилась Вайлет, пожимая руку лейтенанту.
— Да вас, пехотуру, вечно приходилось доставать из самой глубокой жопы, где вы рыли себе окопы и готовились героически умереть.
При всем том, что Максимов говорил очень обидные вещи, в реальности дело обстояло именно так. Это подтвердил бы любой, кто в боевых условиях общался с русскими бронемобильными группами. И как бы пехота не относилась к медленным, а иногда и откровенно медлительным русским бронемашинам, их появление на поле боя всегда воспринималось однозначно — с плохо скрываемой эйфорией и верой в победу.
Вообще, русские — одна из немногочисленных наций, сохранившая верность старым добрым бронемашинам, в былые времена называемых танками. В Альянсе, правда, их именовали gusli — из-за созвучности русского слова «гусеница» какому-то национальному музыкальному инструменту. И хотя русские Т-200 и Т-220 серьезно уступали в скорости машинам типа «Мако» и «Молот», но по бронезащите и, главное, огневой мощи превосходили все известные Вайлет аналоги, включая легендарные «Степные крепости» китайских проектов. Ходят слухи, что однажды рота Т-200 метким огнем завалила Разрушителя Жнецов и не потеряла при этом не одного экипажа. После боя механики считали с борткомпьютера каждой машины по дюжине прямых попаданий. То ли командиры этих трех gusli имели какой-то шестое чувство и перенастраивали щиты именно так, как нужно в данный момент, то ли русских хранил их ортодоксальный бог, но ни одного критически важного пробоя так и не случилось. Чисто для справки: выстрел Разрушителя способен развалить пополам штук шесть «Мако», стоящих друг за другом в ряд. Включены у них щиты или нет — роли не играет.
Тем не менее, вопрос откровенной уродливости тихоходных крепостей с покатыми круглыми башнями никто с повестки дня не снимал. У Вайлет зрелище Т-200 вблизи вообще вызывало рвотный позыв.
— Приятно видеть ветерана войны в этом… — Вайлет замялась.
Хотела сказать «гадюшнике», но поняла, что это будет перебором. Какой бы выбор в свое время не сделал лейтенант, уйдя в «вольные люди», это, во-первых, его собственный выбор, а во-вторых, Церера — его дом.
— Не смущайтесь, Балатони, — сказал Максимов. — Не вы одна здесь волей обстоятельств. Пройдемте со мной. Госпожа Айя ждет.
Они прошли шумное помещение наискось, и седовласый лейтенант открыл перед Вайлет и Лэнсом скромную, едва заметную в стене дверь.
А еще она была очень маленькой и низкой.
— Прошу, — Максимов отступил на шаг, приглашая заходить.
Вайлет опустила голову и, повернувшись корпусом на четверть, пролезла в проем. Идущий следом разведчик тоже вынужден был пригнуться.
— Свободны, Максимов! — раздался голос Пассанте. — Через десять минут жду отчета по инвентаризации четвертого склада.
— Есть, мэм!
Седоволосый козырнул и исчез из проема. Хлопнула дверь, буквально слившись заподлицо с панелями стен.
Блад и Ковальский оказались в небольшом, скудно освещенном помещении, заставленном информационными терминалами. Перед каждым из них сидел оператор. Глушители возле рта сохраняли относительную тишину в помещении, но все равно прослушивался гомон десятка одновременно говорящих людей.
Пассанте занимала место чуть в сторонке от остальных, сидя перед точно таким же терминалом. На голове азари — обруч-держатель старой, военного образца гарнитуры. И массивный «Шершень»3 на столе — рядом со спаренным голографическим инпутом4.
Вайлет огляделась, пытаясь привыкнуть к темноте. Нет, первое ощущение ее не обмануло — Виталия в помещении не было.
— Минутку, Блад, — произнесла из своего угла Пассанте. — Я закончу кое-что…
Азари что-то лихорадочно стучала двумя руками. Скорость, с которой голубые пальцы летали над клавиатурным блоком инпута, поражала воображение. Вайлет вообще казалось, что она перестает замечать отдельные движения Пассанте.
— Все, — азари хлопнула в ладоши и порывисто встала с кресла. Здесь, при наличии силы тяжести, это не приводило к немедленному взлету под потолок.
— Вы в курсе, что на Церере зреет заговор против вас и Виталия? — с ходу выпалила Вайлет.
— Конечно, — азари потерла ладонь о ладонь. — Я говорила Вите, что его игры в демократию не приведут ни к чему хорошему. Но он меня не слушал.
— И что собираетесь делать?
— Что-что, — азари пожала плечами. — Буду искать пути воздействия на наиболее радикальных революционеров. Потому как отдавать Цереру этой марсианской истеричке — все равно что лично сопроводить на казнь этих идиотов.
— Не поняла…, — нахмурилась Вайлет. — Истеричка — это Картэн, я так полагаю?
Азари кивнула.
— А идиоты — это местные атаманы?
— Верно, — сказала азари, подходя наконец к Вайлет и разведчику. — За каждым из них на Марсе тянется такой след, что только держись. Марианна, может быть, амнистирует рядовых членов банд, но вот всякие Петровские да Осиповы давно уже люди вне закона в Автономии. Ирония в том, что они не особенно наследили на Земле, и случись суд, а не судилище, они вполне могли бы рассчитывать на снисхождение. Но эта сучка отрубила нам всю дальнобойную связь, а джаммеры5 ее крейсера душат всю волновую картину пространства на пару тысяч километров в каждую сторону от Цереры.
Пассанте отвернулась к стенной нише, к питьевому автомату. Нацедила себе чуть-чуть воды и залпом выпила. Потом совершенно не по-азарийски вытерла губы рукавом комбинезона.
— О чем ты хотела поговорить? — спросила Пассанте. — И кто этот прекрасный покалеченный юноша рядом с тобой?
— Этому юноше уже скоро пятьдесят, — вставил Лэнс, чем вызывал одновременные улыбки как Вайлет, разменявшей восьмой десяток, так и азари, чей возраст измерялся столетиями.
— Я, собственно, хотела сообщить тебе о заговоре, — несколько обескуражено произнесла Вайлет. — Ну и еще о том, что примерно половина местных авторитетов очень хочет отдать тебя Картэн. Вторая спит и видит в ее руках упругую попку моей подопечной. Понятно, что второй вариант мне лично ну совсем не нравится.
— А первый, надо понимать, устраивает? — усмехнулась азари.
— Нет, — Вайлет покачала головой. — Картэн хочет забрать именно Т’Сони. И думаю, очень расстроится, если вместо молодой и красивой маленькой Лиары вдруг получит…
— Старую и некрасивую Айнору Пассанте, — закончила за Вайлет азари. — Да, я все понимаю. И знаю, что наши друзья-революционеры пока не в курсе всех требований этой марсианской шлюхи. Потому как если бы узнали…
— То? — в один голос спросили Вайлет и Лэнс.
— То покрасили бы свои рожи в голубой цвет и хором побежали бы сдаваться.
— Вот с этого места поподробнее, пожалуйста, — произнес Ковальский.
— Кому, тебе? — Пассанте метнула в разведчика фирменный азари-снобский взгляд. — Милый мальчик, кем бы ты ни приходился мисс Блад. Я терплю тебя в своем командном центре только потому, что Вайлет есть, что мне сказать и, надеюсь, предложить. А тебя в одно лицо тут и близко быть не может. Это понятно?
Вайлет ожидала острой реакции от разведчика, но «молодой пятидесятилетний парень» сдержался. И даже остался абсолютно невозмутим. Впрочем, к такой реакции Ковальского на внешние раздражители Блад уже начала привыкать.
— Марианна хочет не только Т’Сони, — пояснила тем временем Пассанте, присаживаясь на край ближайшего стола. — Ей нужен еще и корабль, на котором та прибыла из-за облака Оорта.
— И в чем проблема? — спросила Блад. — Отдай корабль, а насчет азари скажи, что ищешь. Я ведь действительно ее спрятала, и искать тебе придется долго, если я правильно догадываюсь насчет талантов пары кварианцев.
— Да уж, — рассмеялась Пассанте. — Кварианцев хлебом не корми, дай что-нибудь прикарманить и утащить. Но беда в том, что маленькая Лиара прибыла на Цереру на самом обычном спасательном катере. Он Марианну Картэн не интересует — я проверяла.
— Катере? — снова подал голос Ковальский. — Это не может быть правдой.
— Почему? — азари недовольно перевела взгляд на разведчика.
— В самом деле, Айнора, — вступилась за мужчину Вайлет. — Они прилетели из-за облака Оорта. Это невозможно на спасательном челноке. У него даже нуль-ядра нет, не говоря уж о запасе топлива и продовольствия.
— Ну edryona-mat’, да понимаю я, не девочка же! — воскликнула Пассанте. — Но попробуй объясни это Картэн! Ей нужен какой-то другой корабль. Большой, надо понимать. И где мне искать это чудо, да еще в Поясе?
Пауза на три секунды, в течение которых Вайлет пыталась понять, что означает на редкость благозвучное русское вкрапление в возглас азари.
— Я подозреваю, что вы заинтересованы заполучить подробности у самой госпожи Т’Сони, — сказал Ковальский. — И поэтому считаю, что моей спутнице все-таки стоит выдать вам расположение мисс Джоаны. Или привести ее сюда лично.
Вайлет кивнула, соглашаясь с доводом разведчика. Ей и самой бы хотелось узнать кое-что в подробностях от самой Т’Сони-младшей.
— Но вряд ли я смогу провести ее сюда незаметно, — сказала Блад. — Думаю, нам надо встретиться где-нибудь в надежном, не просматриваемом месте.
— В этом нет надобности, — покачала головой азари. — Пока ты приводила себя в порядок, я уже пообщалась с девочкой. Она решительно отвергает саму возможность сотрудничества. А надавить на нее я не могу.
— Я сомневаюсь в искренности последней фразы, — вставил Лэнс. — Все, что я знаю о вас, говорит об обратном. Вы и сестру родную способны продать с потрохами. О вас ходят весьма нехорошие слухи, доктор Пассанте.
Азари медленно подняла взгляд и буквально вколотила его в малоэмоциональную физиономию молодого человека. Вайлет по-прежнему не знала о подробностях личной жизни азари, но то, что у нее когда-то была сестра, и что эта сестра погибла не без участия самой Айноры — это было известно. Совсем недавно и от самой азари. Голубокожей пришлось коснуться этой стороны жизни, когда она рассказывала Вайлет об Алине Гросс.
— Ты этого не говорил, верно? — подозрительно мягко произнесла Пассанте. — Мне послышалось, правда? Скажи, что это так, и я не буду вытаскивать из тебя биотикой всех твоих нанороботов. Не буду сверлить этими жучками твою кожу так, что она превратится в паутину и лопнет при первом же твоем неаккуратном движении. Не буду потом прессовать эту нанодрянь в один большой фалоимитатор и засовывать его тебе меж кровящих ягодиц. У тебя, я знаю, много нанов. Они очень прочные и жесткие. Из них получится отличный, твердый член, уж поверь.
— Пассанте, — тихо сказала Вайлет. — Не надо так.
— А как надо, Блад? — азари повернулась к женщине. — У тебя были люди, любимые люди, которыми ты дорожила больше жизни, но с которыми, возможно, иногда не могла что-то поделить? Эти люди умирали у тебя на глазах? Если да, то что ты делала с теми подонками, которые упрекали тебя в смерти любимых?
— Извините, — подал голос Ковальский. — Я, наверное, привел очень неудачную метафору. Поверьте, я не имел в виду ничего личного. Просто констатировал, что вы достаточно жестокая и циничная особа, и я не верю, что вы не можете надавить на кого угодно, хоть бы и соотечественницу.
— Ладно, — Пассанте совершенно человеческим жестом потерла щеки руками. — Ты говоришь правду, человек. И да, ты действительно выбрал плохую метафору.
Вайлет выдохнула. Вот только схватки биотика с биороботом ей тут и не хватало.
— Но помни, молокосос, если что — это будет очень большой и очень абразивный член!
— Я запомню, госпожа Пассанте, — ответил Ковальский.
— Ну а что касается Ионы, — азари повернулась к Блад, — Я не буду ее ни допрашивать, ни тем более отдавать этой стерве. Дочка Лиары — родная внучка нашего матриарха, если ты еще не в курсе. У меня слишком тесные отношения с Этитой, чтобы я могла вот так… Ты поняла.
Вайлет поняла.
День становился все более и более чудесным. Когда она уйдет на пенсию, то непременно посвятит этому дню целую главу в своих мемуарах. А может, даже две. И скорее всего, обе окажутся в двух частях.
Ведь когда еще вот так за две минуты узнаешь о том, что одна старая и мудрая азари в свое время довела до смерти родную сестру и не может себе этого простить, а вторая — еще более старая и мудрая, — вообще родной отец легендарной Лиары Т’Сони и, соответственно, дедушка (или бабушка — черт бы побрал однополую расу) молодой Джоаны?
— Если вы готовы мыслить конструктивно, я предлагаю выслушать мой план, — сказал вдруг разведчик. — Возможно, нам удастся отбиться от внешней угрозы, ну а мятеж вы с Виталием подавите самостоятельно.
— Надеюсь, — вздохнула азари. — Я бы с удовольствием поменялась с ним ролями. В конце концов, дипломатия у меня в крови, я же азари. Но тут повсюду такое дерьмо, что мне зачастую хочется сначала стрелять, а потом уже беседовать. Кого только не приносит на камни — вплоть до шпионов Ассамблеи.
— А агентов «Цербера» у вас тут случаем не осталось? — спросила Вайлет. — Вот для полноты картины только этих ребят нам тут и не хватает. И будет роял флэш6 на руках.
— Нет, этого счастья еще нет, — улыбнулась азари. — Но ты, мальчик, что-то говорил о своем плане? Я тебя слушаю.
Ковальский поделился планом. Черт знает, когда он его придумал и оформил, возможно, вот буквально за последние минуты. Если это так, то Вайлет готова была простить разведчику и пару прошедших ударов в лицо, и еще очень-очень многое. Даже каменную физиономию и манеру речи, больше подходящую ВИ, чем человеку.
По мере погружения в детали плана, Пассанте слушала все более и более внимательно. А уж когда Ковальский рассказал, какие именно ресурсы планирует использовать для достижения своих целей, так и вовсе рассмеялась, по-русски назвав разведчика vot ved’ hitrozhopyi lyakh. Что именно имела в виду азари, Вайлет так и не поняла. В отсутствии Кар’Данны с его переводчиком Блад оставалась глухой к местному диалекту.
Важно, что Ковальский не обиделся, будь это обидным прозвищем. Впрочем, и не возрадовался, окажись эта свистящая фраза искренним комплиментом.
— Хорошо, когда есть куча врагов, — констатировала Пассанте. — У них всегда куча всяких штук, которыми они хотят тебя обложить, как зверя. И оказывается, что эти штуки вполне можно использовать против других зверей.
Азари снова потерла щеки, потом резко встала и прошла к маленькой двери в стене. Открыла ее и встала рядом, приглашая гостей на выхода.
— Ну что встали? — нахмурилась Пассанте. — А ну пошли каждый на свое место. Ковальский, вам к Максимову, с ним займетесь планированием первой части операции. А ты, Блад, марш в арсенал. Мне больно смотреть на твою пукалку и бумажный комбинезон.
Вайлет сделала шаг и остановилась.
— Погоди, — сказала женщина. — У нас как вообще с оружием и амуницией?
Vse puchkom, — улыбнулась азари. — То есть все хорошо. А что тебе?
— Не мне, — объяснила Блад. — Я бы хотела взять с собой одного кварианца. У тебя есть, чем его обвесить?
— Есть ли у меня? — фыркнула Пассанте. — Да этой кварианской фигни у нас — не знаем, куда девать. Она работает только с кварианцами, а сволочные Паладины наложили вето на торговлю с Флотом. Твои друзья-кочевники описаются в мочеприемники, когда увидят, что у меня для них припасено.

Кар’Данна и Дирак’Син чуть не подрались за право идти с Вайлет. Оба буквально рвались в бой и приводили свои аргументы в пользу собственной незаменимости, но в конце концов Блад все же выбрала действующего капитана. Все было просто: маленький Дирак’Син куда лучше знал ближайшие несколько кораблей, и Вайлет предпочла оставить Джоану вместе с «почти местным». Опять же, имеющиеся в запасе боевые машгоры кварианских космопехов имелись только в большеразмерных конфигурациях, и подгонять эти чудеса инженерной мысли под малогабаритного Дирака заняло бы слишком много времени.
В общем, Вайлет взяла с собой Кар’Данну. Кварианец, едва они вошли в арсенал и подошли к стеллажам с маркировкой «Квар-ское», буквально замер на месте. Казалось, просто заледенел в стазисе.
— Э-э-э, — протянул капитан. — Откуда у местных контрабандистов это?
Кварианец показал на установленные в ряд штук шесть или семь боевых костюмов (ког’машгоров по-квариански) времен Утренней войны7.
— Наверное, оттуда же, откуда и все остальное, — пожала плечами Вайлет. — Облачайтесь, Кар. Берите костюм, оружие, боезапас. У нас мало времени. Да, к слову. Вот на том терминале можете посмотреть список тактического программного обеспечения. Не уверена, что найдете что-нибудь для борьбы именно с марсианскими сучками, но поищите. Сразу предупреждаю — противник будет такой, что все эти ваши геты покажутся форменными растяпами.
— Не надо недооценивать гетов, — произнес капитан, медленно подходя к боевому костюму. — Да, их мобильные платформы не особо удачны в плане боевой эргономики, но геты весьма соображалистые.
— Те, с кем мы столкнемся в бою, будут не менее соображалисты, — уверила капитана Блад, взвешивая на руках «Аргус»8 одной из последний серий. — Вот только Белые костюмы9 при этом еще до темечка забиты нанохимией и прочими чудесами военной имплантологии. По сути, они даже не совсем уже люди-человеки. Но думают как люди, что тревожно само по себе. И воюют как люди — что совсем плохо.
— Тогда у меня для них будет много интересных сюрпризов, — Кар’Данна аккуратно, кончиком пальца, дотронулся до грудной пластины ког’машгора. — Вы в курсе, что после утраты Ранноха мы так и не восстановили технологию производства боевых скафандров высшей защиты? Даже Паладины при всей человеческой помощи так и не смогли повторить то, что однажды сделали наши прадеды.
— Нет, не в курсе.
— Тогда и для вас у меня будет много интересных сюрпризов.

***


— Блад, я заняла их болтовней. У тебя четыре минуты на подготовку, — голос Пассанте.
— Принято. Как алгоритм?
— Делаем последний прогон. Потом я врубаю рендер, и будем надеяться, что пронесет.
— С двумя сотнями ХТХ точно пронесет. Ты недооцениваешь мощность наших ВИ.
— Если у Картэн стоит аналогичная штука на корабле, они раскусят нас на третьей секунде сигнала.
— Не стоит, — уверенно сказала Блад. — Ковальский побожился, что крейсер когда-то принадлежал волусам. А колобки охреневают от собственной крутизны в производстве математических ВИ и принципиально делают их несовместимыми с нашими технологиями.
— Ну ладно, поверю, — произнесла азари. — Тем более, ничего больше не остается. Как кварианец в новом платьице из дедушкиных запасов?
— Потерял дар речи. Еще немного — и забурчит, как прайм10.
— Ну-ну, — усмехнулась Пассанте. — Ты главное дотащи его до командной палубы. Только там уже достаточно автоматики, чтобы обеспечить вам безопасность.
— Да уж рвется в бой и говорит, что в этом костюме ему сам бошʼтет не страшен.
— Ну-ну, — снова сказала азари. — Ладно, у тебя две минуты до выхода.
— Принято. Удачи вам там.
— Удачи всем нам, Блад. Всем нам.
Азари отключилась, и Вайлет в очередной раз проверила снаряжение. Увы, найти комплект «N7 Защитник» в женской конфигурации не удалось. Поэтому Блад не без удовольствия остановилась на проверенном всеми невзгодами комплекте «Блок 2»11.
Она любила эту броню. Тяжесть полнофункциональной бронекирасы придавала Вайлет уверенности, нагружала мышцы и способствовала концентрации на задаче. Ну а за адаптивную систему конфигурирования кинетических излучателей она была готова на людях трижды подряд отдаться изобретателю этого костюма. Потому как более удобных для подгонки кинетических систем еще не придумали.
Из оружия Вайлет выбрала старую добрую «Мотыгу»12. У Блад не было проблем с прицеливанием, а учитывая убойную силу этой пушки, второго выстрела обычно просто не требовалось. Кроме того, «Мотыга» изрядно экономила боезапас, и это позволяло без особых проблем разместить в карманах и на держателях брони куда больше всяких милых дамских штучек типа эмплозийных гелей, термобарических гранат, метательных дисков-разрушителей и прочей убивающей мишуры.
Выбирать пистолет-пулемет пришлось вдумчиво. Любимая Вайлет «Ярость» обладала сокрушительным огневым потоком и, главное, легко управлялась, однако могла сбоить от перегрева на четвертом-шестом термозаряде. Но Блад нуждалась в скорострельном оружии, а потому выбрала «Шершень». Весит он ненамного больше М-9, зато по темпу стрельбы и убойной силе просто не имеет себе равных. А главное, чертовски надежен, как и все церберовское.
В качестве оружия ближнего боя Вайлет хотела было снять с полки скорострельный «N7 Пиранья»13, но передумала. Ствол был откровенно тяжел и слишком габаритен для стесненных в пространстве внутренностей космического корабля. Будь у нее задача охранять передовую позицию, а еще в наличии стрелковый бункер и сошка — Блад без раздумий взяла бы «Пиранью». Но не сегодня.
Поискав еще, Вайлет так и не нашла ничего интересного, и потому решила вообще отказаться от дробовика. Вместо него прицепила к поясу «M79 Инквизитор» — дальнейшее развитие весьма удачного «М6 Палач»14. Эта пушка не переоблегчена, как промежуточная модель «М77 Паладин»15, и стреляет куда быстрее «Палача». Пусть и менее точно — факт, но по убойной силе не уступает дробовикам среднего уровня. То, что нужно для опрокидывания противника в ближнем бою.
Проверила кинетику — все ОК. Щиты послушно вспыхивали голубым свечением. Заряд аккумуляторов достаточен.
Проверила систему медицинского интерфейса — все ОК. Панацелин в нужном количестве, все датчики работоспособны.
Проверила виртуальную тактическую среду — все ОК. Загруженные в компьютер данные местоположения, а также инерционная система позиционирования работали без сбоев.
Проверила силовые приводы конечностей — все ОК. Можно разрывать руками металлические тросы и плющить грудные бронепластины вражеских солдат.
Проверила автоматы целеуказания, а также ассистентов перезарядки — все ОК. Полный боекомплект, глазные проекторы в норме.
Можно выдвигаться.
Разве что, стоит поинтересоваться еще, как дела у кварианца.
КарʼДанна выглядел откровенно нелепо. Нелепо и в высшей степени угрожающе.
Когʼмашгор сильно отличился от обычного кварианского скафандра. Во-первых, никаких тряпок, пусть и синтетических. Все поверхности костюма из высокопрочных композитов. Широкая, раздутая от интегрированных кинетических щитов грудная пластина, шлем с нетрадиционно узкими для кварианских костюмов смотровыми щелями и, опять же, катушками кинетической защиты. Нижняя часть туловища также серьезно укреплена. По словам КарʼДанны, амортизаторы ног выдерживают десантирование с двадцати пяти метров при силе тяжести в одну единицу, а прыжковые ускорители способны метнуть почти двухсоткилограммовую тушу бойца на четыре метра вверх.
Но главное — две дополнительных верхних конечности, сейчас заведенные за спину. Обе лишены манипуляторов — только узлы подвески тяжелого вооружения, совмещенные с системой автоматической перезарядки. В левую дополнительную руку КарʼДанна поместил «Крестоносца»16, в правую — «Грааль»17. Основные же конечности держали уже известный Вайлет компактный дробовик «Апостол»18 азарийского производства. Также кварианский капитан прихватил «М77 Паладин», отвергнутый Блад.
Про себя Вайлет заметила, что абсолютно все оружие кварианца имеет однотипные имена. Оставалось надеяться, что КарʼДанна выбирал пушки не только по названиям.
— Капитан, а вы точно доиграли в детстве в войнушку? — поинтересовалась Вайлед, глядя на шагающую установку залпового огня, во что превратил себя КарʼДанна. — Я вообще-то беру вас для инженерной поддержки, а не артподготовки.
— Не беспокойтесь, Вайлет, — голос кварианца искажен примитивным акустическо-акустическим интерфейсом. — Все кварианские навыки при мне. Просто я не хочу затруднять вас в бою и заставлять отвлекаться на мою защиту.
— Я пока вижу только нападение, — сказала Блад.
— Поверьте, с щитами и броней тут тоже все очень хорошо. Наши прадеды выходили в когʼмашгорах против Колоссов гетов19.
— И запугивали их до смерти?
— Не смешно, Вайлет, — в грохочущем голосе кварианца послышалась обида. — Костюм спроектирован для того, чтобы оператор не отвлекался от взлома интеллектуальных сетей гетов. У когʼмашгора есть собственный боевой ВИ, который позволяет вести бой в то время, как боец занят более важными вещами. Поверьте, я знаю, о чем говорю.
— Очень хочу в это верить, — покачала головой Вайлет. Ей чрезмерная милитаризация КарʼДанны определенно не нравилась.

— Мы начинаем через десять секунд, — в интеркоме послышался голос лейтенанта Максимова. — Пять, четыре, три, две, одну, пошло!
Вайлет с удовольствием бы насладилась зрелищем, но у нее была собственная роль в представлении. Махнув рукой кварианцу, женщина пошла к челноку. От склада с вооружением, что располагался вообще в другом корабле, до шлюза большого колониального транспорта их доставили на местном аналоге марсианского труботрама. Тележка этого транспорта не была герметизирована, и Вайлет порадовалась, что «Блок 2», помимо прочего, имеет пустотный режим — с ним космопехота преодолевала небольшие расстояния в вакууме, когда случалась необходимость перейти с корабля на корабль. Запакованный в гермооболочку кварианец вообще не заметил перехода из атмосферы в пустоту. Находиться в вакууме для него, видимо, было вообще естественно.
Блад где-то слышала, что кварианские скафандры легко выдерживают пребывание в безвоздушном пространстве, и автономность их ограничена только запасом энергии — без энергии костюм не справляется с охлаждением. Да-да, именно с охлаждением. Казалось бы, междвездная пустота — символ абсолютного холода, так считают обыватели, об этом молотят чушь в Сети и так далее. На самом деле вакуум — это символ ничего. Именно что пустоты. В вакууме невозможно измерить температуру, поскольку как не выставляй градусник, а не сможешь собрать достаточное количество молекул, стучащих о его стенки и передающих тепловую энергию. И наоборот — нагретый объект в пустоте остается нагретым очень, очень долго. Он просто не может передать тепловую энергию. Из трех видов теплопередачи — теплопроводности, конвекции и теплового излучения — в распоряжении несчастного нагретого объекта остается только последний. А если его температура не очень велика (например, равна температуре человеческого тела), то на долю лучистой энергии приходятся жалкие доли процента той теплоты, что вырабатывает упомянутое человеческое тело. Именно по этой причине в вакууме куда проще умереть от перегрева, чем от переохлаждения. Это если ты в тени, и тебя не освещает термоядерная грелка — наше светило. Если же вылез на освещенный участок… Даже на орбите Марса Солнце жарит нещадно. Смерть от перегрева, откажи вдруг система охлаждения скафандра, будет скорой и мучительной.
— Вайлет, у нас пошел интерактив, — раздался голос Максимова. — Айя убалтывает марсианскую стерву. Занимайте места в челноке.
— Принято.
Блад махнула рукой четырехрукому чудовищу. КарʼДанна заложил верхние конечности за спину и легко запрыгнул на аппарель шатла. Свободной от оружия рукой стукнул в перегородку между пассажирским отсеком и кабиной пилота. Вайлет еще раз удостоверилась, что с оружием и оснащением все в порядке, и шагнула на поднимающийся пандус. Загудели предпусковые системы двигателей, шлюз наполнился тревожным красным морганием проблесковых маячков.
Входной люк закрылся.
«Война тебя все равно найдет, Виолетта», — подумалось женщине. — «Ты солдат, и никуда от этого не денешься».

Продолжение следует...

Отредактировано. Докторъ Дре



===
Примечания:

(3) Пистолет-пулемет «М-25 Шершень» — считается разработкой Цербера и действительно массово производился этой террористической организацей, однако наличие армейского кодового наименования позволяет считать, что изначально это все-таки армейская разработка, выкраденная агентами Цербера.
(4) Инпут — универсальное устройство ввода, сомещающие функции текстонаборной, графической и сенсорной панели.
(5) Jammer или, официально, подавитель волновой функции — устройство, блокирующее любую электромагнитную связь нелучевого типа.
(6) Роял флаш (royal flush) — набор сильных карт разного номинала в карточном покере
(7) Утренняя война — переломный момент в противостоянии кварианцев и созданных ими гетов, в результате которого органическая раса потерпела поражение и была вынуждена бежать с последней оставшейся в руках кварианцев планеты — Ранноха.
(8) «М-55 Аргус» — тяжелая штурмовая винтовка с огромной убойной силой. Очень похожа на «Мотыгу», однако имеет полуавтоматический режим стрельбы с отсечкой в три выстрела. Из недостатков — очень большой вес.
(9) Белые костюмы, они же белорубашечники. Изначально — служба безопасности Марсити (СБМ), созданная для защиты марсианских корпораций (полиция зачастую с этим не справлялась, и кроме того, была слишком коррумпирована), а впоследствии — собственная армия корпоративного сектора Марсити. Белые костюмы не подчиняются муниципалитету города. Главою СБМ является Марианна Картэн — бывший муниципальный полицейский.
(10) Прайм гетов — тяжелая боевая платформа гетов, имеющая большее по сравнению с другими гетами, количество брони и щитов.
(11) B2/M4 Block 2 — сверхтяжелая пехотная броня, разрботанная специально для передовых отрядов космопехоты ВКСА. Использовалась и в регулярных пехотных частях в качестве надежного и неприхотливого защитного средства для подразделений периметрической охраны. Гибкая система конфигурации кинетических щитов позволяет перенастроить защиту на любую из проекций. При выведении всех излучателей кинетической защиты на грудную пластину делает ее непробиваемой любым из известных в Галактике типов ручного оружия. Недостатки брони — очень большой вес и невозможность использования солдатами ростом ниже 185 см.
(12) «М-96 Мотыга» — полуавтоматическая винтовка средней дальности, которая сочетает низкий нагрев штурмовой винтовки и высокую убойную силу снайперской. Отсутствие автоматического режима стрельбы позволяет экономить термозаряды.
(13) «N7 Пиранья» — дробовик, разработанный во время войны со Жнецами. Револьверный барабан с термозарядами позволяет вести чрезвычайно плотный и кучный заградительный огонь. Может быть установлен на стандартную пулеметную турель. Из недостатков — размеры и вес.
(14) «М-6 Палач» — точный крупнокалиберный пистолет с большой убойной силой и низкой скорострельностью. Не путать с одноименным КП «Палач».
(15) «М-77 Паладин» — усовершенствованный «М-6 Палач». Имеет большую компактность и более высокую скорострельность.
(16) «N7 Крестоносец» — средний дробовик ВКСА, характерный высокой точностью и значительным уроном на малой дистанции.
(17) Иглострел «Грааль» — кроганское оружие для охоты на Молотильщиков. Попадание из Грааля в гуманоида вызывает предсказуемо чудовищные последствия.
(18) Дробовик «Апостол» — компактное, легкое и очень точное оружие с хорошей убойной силой. Больше не производится, а из-за системы защиты от копирования попадает в категорию особо редких и дорогостоящих типов вооружений.
(19) Колосс гетов — разновидность шагающего танка гетов, отличающаяся большими размерами, более крепкими щитами и большим запасом здоровья. Крайне сложный и неприятный противник даже для солдат, оснащенных тяжелым оружием. Будучи чрезвычайно сложной и ресурсоемкой платформой, перестал пользоваться популярностью у гетов к началу финального противостояния с кварианцами.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 14.08.2013 | 905 | 7 | RomanoID, Afterlife | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 42
Гостей: 40
Пользователей: 2

MacMillan, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт