Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect: Ренегат. Глава 2: Наследие павших

Жанр: приключение, экшн;
Персонажи: Джон Шепард, оригинальные МЕ1;
Описание: Лейтенант-коммандер Джон Шепард первым из людей удостоился назначения в Специальный Корпус Тактической Разведки. Но и задание у него не из простых — выследить и ликвидировать предателя, легендарного Спектра Сарена Артериуса. У этой игры не бывает правил, и он должен собрать всю свою волю, чтобы не уподобиться тому, кого призван уничтожить. Чтобы не стать новым Ренегатом...
Статус: в процессе.



Глава 2 
«Наследие павших» 
Резервный космопорт Альянса 
Иден Прайм 
10 апреля 2183 года 
17-00 

Платформа уже почти добралась до стыковочной станции космопорта, когда Джон увидел ЕГО. Гигантский корабль медленно поднимался ввысь, оставляя за собой клубы дыма и пара. Вблизи загадочный дредноут казался еще больше и превосходил размерами любой из кораблей Альянса Систем. 
— Думаешь, опоздали? — Кайден напряженно вглядывался в серый горизонт, скрывший уродливое детище научного гения гетов. 
— Думаю, что было бы, если бы мы успели, — криво усмехнулся Джон. — Надеюсь, маяк еще здесь. 
Состав плавно затормозил, входя в разгрузочный карман. Сеть открытых широких переходов казалась девственно чистой, и, в отличие от археологического лагеря, не понесла видимых повреждений. 
— Кажется, нас никто не встречает, — тихо резюмировал Аленко. 
— Давай наверх, — Шепард кивнул на лестницу, ведущую к виадуку, — мы с Уильямс пройдем по низу. 
Лейтенант кивнул и протянул Джону небольшую мигающую гарнитуру. 
— Держи. Работа, конечно, кустарная, но что успел, то и слепил. Площадь охвата метров пятьсот, не больше. Сможешь удаленно через мой передатчик вызвать «Нормандию», если, конечно, я буду в зоне действия. 
Разведчик нацепил наушник и, спрыгнув с платформы, помог спуститься Эшли. Технические коридоры, используемые обслуживающим персоналом для проведения ремонтных работ, позволяли добраться почти до любого места в космопорту, минуя открытое пространство. Джон вслушивался, надеясь уловить присутствие гетов, но пока никакой опасности не заметил. «Неужели они забрали маяк и эвакуировались?» — гадал он, протискиваясь в узкий проход. Через минуту зашипел передатчик, и Кайден подтвердил его подозрения: 
— Ни следа синтетиков. Я почти добрался до зда... О, черт, — Аленко резко отрубился. 
Разведчик поискал глазами крышку аварийного выхода. Она нашлась неподалеку, вмонтированная в низкий потолок. Через тонкие щели между стальными ребрами пробивался тусклый свет утреннего солнца. Шепард толкнул решетку люка и рывком подтянулся, выбираясь наверх. Лейтенанта он обнаружил на дальнем конце перрона, склонившегося над уложенным на бок широким и низким цилиндром серебристого цвета. Емкость была опутана пучками разноцветных проводов. Над ней горела панель голографического экрана, над которой сейчас и колдовал Кайден. У Джона внутри похолодело. Не мешкая, он бросился к нему. 
— Бомба? 
Кайден молча кивнул. 
— Мощность? — скрипнул зубами Шепард 
— Полторы килотонны. И это только один заряд. В цепи их четыре. Рванут все разом. Заведены на таймер, времени пять минут, — Аленко кинул быстрый взгляд на табло с бегущими цифрами. — Даже чуть меньше. 
Джон озабоченно нахмурил брови. 
— Разминировать успеешь? 
— Как будто у меня выбор есть, — усмехнулся Кайден. — Повезло, что синтетики не думали, что кто-то сюда доберется. Либо очень спешили. Отключу один заряд, и вся цепь автоматически деактивируется. Хорошо, что на поезд успел заскочить я, а не Дубянский. А то вы бы сейчас друг другу завещания диктовали. Через две минуты будет готово. 
— Мы внутрь, поищем следы маяка, — Шепард кивнул на возвышающееся рядом здание космопорта. 
— Присоединюсь, как закончу, — коротко ответил Кайден и снова уткнулся в панель. 
Оставив лейтенанта дальше разбираться в схемах взрывного устройства, Джон, в сопровождении Уильямс, вошел в широкие двери здания. Вход вел в огромный зал, бывший, по сути своей, и залом ожидания, и погрузочным терминалом. Первым, что увидел командор, стало медленно поднимающееся из-за горизонта солнце. Противоположная стена, к которой примыкала посадочная площадка, была разрушена до основания. Но взгляд Шепарда безразлично скользнул по открывшемуся виду и замер на иссиня-черной колонне, установленной в центре зала. Пространство вокруг нее искажалось под воздействием мутно-зеленого столба энергии, исходящего из навершия. На почтительном расстоянии от колонны, прямо на полу, сидело несколько хасков. Синтетики медленно раскачивались из стороны в сторону, будто находились в трансе. 
— Маяк, — Эшли завороженно смотрела на мистическую картину. — В последний раз, когда я его видела, он выглядел совершенно по-другому. 
— Дробовик, — скомандовал Джон, не сводя глаз с маяка. 
Уильямс сняла с пояса короткий «Соколов VI» с рифленой прорезиненной рукоятью и протянула ему. 
— Сколько выстрелов до перегрева? — негромко спросил он. 
— Пять, сэр, — так же тихо ответила Эш. 
— Не высовывайся, — Шепард тенью скользнул вниз по лестнице раньше, чем сержант успела возразить. 
Разведчик шел, не скрываясь, держа дробовик в одной руке. Когда до хасков осталось около десятка метров, они зашевелились и, угрожающе рыча, начали подниматься на ноги. Джон пересчитал синтетиков безмятежным взглядом. «Шесть. Один лишний» — автоматически ответил он про себя. Через мгновение они сорвались с места, движимые желанием уничтожить незваного гостя. Шепард всадил заряд в ближнего, отбросив того к маяку, и тут же крутанулся юлой, уворачиваясь от атаки следующего. Когти лишь вскользь прошли по нагруднику, оставив тонкую белую царапину. Хаск резко развернулся, восстановив равновесие и изготовившись к новому прыжку, но смотрящий ему в лицо ствол дробовика намекал на другое развитие событий. Выстрел снес ему полголовы, разбрызгав вокруг вонючую жижу. 
Эшли пыталась выцелить синтетиков, но тому не способствовала ни покалеченная рука, ни Шепард, крутящийся волчком, ни сами хаски, и не думающие стоять на месте. Казалось, десантник исполняет с противниками какой-то одному ему ведомый смертельный танец. Хаски набрасывались на него, но каждый раз промахивались, и на пол падала еще одна бездыханная тварь. Уильямс с замиранием сердца считала выстрелы, и когда прогремел пятый, покрепче перехватила «Мститель». 
Джон отбросил перегревшийся дробовик и рывком переместился к последнему противнику. Тяжелая рука в армированной перчатке ухватила синтетика за голову, погружая большой палец в глазницу. Хаск взвыл, пытаясь разорвать смертельную хватку, но тиски лишь сильнее сжимались, сминая жуткую морду, словно жестяную банку. Джон разжал пальцы, и мертвое тело рухнуло ему под ноги. 
— Наслаждаетесь видом, Уильямс? — Кайден прошмыгнул мимо нее, спускаясь к командиру. 
Эш чертыхнулась и последовала за ним. 
— Как бомба? — спросил Джон, когда Аленко поравнялся с ним. 
— Апокалипсис отменяется, — ответил тот, — кажется, мы успели? 
Джон пожал плечами. 
— Надеюсь. В любом случае, мы не ученые, так что доставим его на «Нормандию», а там пусть Андерсон решает. 
Эшли, как загипнотизированная, смотрела на маяк. Зеленое пламя манило к себе, отражаясь в ее глазах. Откуда-то издалека до нее доносилось пение. Девушка не могла разобрать слов, но прекрасная мелодия услаждала слух, проникая в каждую клетку тела, освобождая его от усталости и боли. Она и не заметила, как сделала маленький шаг навстречу желанному потоку. Потом еще один. И еще. Лишь когда стальной обруч дикой боли стиснул ее голову, а тысячи невидимых игл впились в кору головного мозга, она дернулась, попытавшись отстраниться, но было слишком поздно. Поле крепко держало ее, не давая шевельнуться и подтаскивая все ближе... 
— Джокер, давай побыстрее, я не собираюсь торчать тут вечность, — Джон отключил связь и, обернувшись, увидел, как Уильямс, словно опутанная сетями невидимого кукловода, пододвигается все ближе и ближе к разгоревшемуся еще ярче маяку. 
Сияние маяка заполонило все вокруг, и голос в ушах Эшли начал стихать, а с ним слабела и хватка. Внезапно девушка интуитивно поняла, что Маяк разочарован. В этот момент сильная рука ухватила ее за пояс и рывком отбросила на несколько шагов назад. А отступившее было пламя рванулось вперед, почувствовав новую жертву. Поле скрутило Шепарда, поднимая его над землей, и Джон почувствовал, как его уносит туда, где не существовало ни пространства, ни времени. А потом мир вокруг взорвался миллионами ярких красок... 

*** 
Контакт прошел настолько быстро и безболезненно, что поначалу Шепард даже не понял, что происходит. Просто в один миг привычный мир исчез, сменившись хороводом смазанных картин чужой реальности. Тысячи гортанных резких голосов, перекрикивая друг друга, пытались что-то сказать ему, но Джон не понимал их и чувствовал лишь переполнявшие их эмоции. Дикая, необузданная ярость, жгучая ненависть, поистине бездонная пропасть отчаяния.... И все это с примесью липкого, почти осязаемого, страха. Визуальные образы проносились с такой скоростью, что сознание успевало ухватить лишь небольшие обрывки чужих воспоминаний. Шепард видел, как горят целые планеты, и легионы жутких синтетических чудовищ несут забвение всему живому. Неотвратимой стальной волной они сносили все, что попадалось им на пути, оставляя за собой дымящиеся руины там, где раньше возвышались прекрасные города. Джон в бессильной ярости стиснул кулаки, вынужденный наблюдать, как целые цивилизации уничтожаются под корень с беспощадной жестокостью. В какой-то момент картинки исчезли, и из пустоты к нему шагнула высокая голограмма, лучащаяся тусклым зеленым светом. Шепард видел давно исчезнувших протеан лишь на картинках в учебниках истории, и то там они изображались сквозь призму времени, восстановленные по малочисленным найденным останкам. Но он четко осознавал, кто именно настороженно застыл напротив него. 
— У’сол нгар ча’ру! — протеанин ткнул в него пальцем — Ви кахту ба суру сундо ве’ху. Ба макари, марту Яв’ик. Ба макари... 
Вокруг них загорались звезды, составляя галактическую карту, но совершенно не похожую на знакому Джону с детства. 
— Со’у нахту Ай’лу, браха, — его собеседник ткнул пальцем в окутанную белой аурой звезду, — Ай’лу — ка вира. Ай’лу — ка ун’кас. 
Звездная карта исчезла, сменившись двумя десятками таких же зеленых силуэтов. Спокойные, безмятежные лица взирали на него со всех сторон, и Джон понял, что видит происходившее вокруг глазами своего визави. 
— Ун’сару, ви джал’ин ун Циви’Да, — протеанин поднял вверх руку со сжатым кулаком обращаясь к своим товарищам, — Нон чах’ту. Нон кару. Нон ви’раса балим. Суру Им’пари! Суру Ли’ва! 
— Суру Ли’ва!!! — громыхнули они в ответ, стукая себя кулаком в грудь. 
А затем все исчезло. Эхо от голосов медленно затихало, постепенно сменяясь чем-то гораздо более знакомым. 
— Сустав будет ныть еще пару дней, но на подвижности конечности это никак не скажется. В любом случае, сержант, постарайтесь особо не нагружать руку, — хрипловатый голос корабельного доктора Джон узнал бы из тысяч других. 
— Спасибо, док, — сержант Уильямс встала с хирургического кресла, разминая плечо, — Часто у вас так? 
Доктор Чаквас доброжелательно улыбнулась. 
— Некоторым не мешало бы почаще прислушиваться к инстинкту самосохранения. 
Джон приоткрыл один глаз, оценивая обстановку. Кайден оказался прав — Эшли и в самом деле оказалась весьма недурна собой. Темноволосая, с чувственными пухлыми губами и дерзким взглядом глубоких карих глаз, девушка определенно привлекала к себе внимание. Общее впечатление немного портил слегка длинноватый нос, не позволяющий назвать ее по-настоящему красивой. 
— Лейтенант-коммандер ваш постоянный гость? — заинтересованно спросила девушка. 
— Это военная тайна, Уильямс, — отрезал Джон, решив, что притворяться спящим более не имеет никакого смысла, и принимая сидячее положение. Голова гудела, и Джона немного качнуло, отчего ему пришлось вцепиться в кушетку, сохраняя равновесие. 
Доктор Чаквас немедленно переключилась на него, активировав инструментроном систему жизнеобеспечения, мгновенно начавшую проверку состояния пациента. 
— Заставили вы нас поволноваться, Шепард. Как себя чувствуете? 
— Как наутро после увольнительной, — усмехнулся Шепард, покорно ожидая окончания необходимых процедур. — Сколько я был в отключке? 
— Почти пятнадцать часов, — Эшли виновато посмотрела на него. — Это моя вина, сэр. Не стоило лезть, куда не следует. 
— Вы не могли знать. Никто не мог, — сухо ответил Джон. 
— В общем, мы даже не знаем, что стало причиной такой реакции. И, боюсь, уже никогда не узнаем, — Чаквас осторожно просветила глаза разведчика миниатюрным медицинским фонариком. — Голова кружится? 
— Немного, — Джон заморгал, силясь избавиться от бликов, — Что вы имеете в виду? 
Шепард обращался к доктору, но вместо нее ответила Уильямс. 
— Маяк взорвался. Может быть, перегрузка системы, или что-то в этом роде. Взрывом вас отбросило на добрый десяток метров, и вы потеряли сознание. Мы с лейтенантом отнесли вас на корабль. 
— Последнее, что я помню — как чертово устройство втянуло меня в свое поле. 
Доктор закончила процедуры и внимательно изучила результаты. 
— Физически вы в полном порядке, но я обнаружила аномальную активность бета-волн. Аномальную даже для вас, Шепард, — Чаквас сделала небольшую паузу, и они обменялись многозначительными взглядами. — Так же я отметила у вас больше быстрых движений глаз, пока вы были без сознания. Обычно, это признак интенсивного сновидения. 
— Да, я видел...Не знаю... Смерть? Разрушения? — на какое-то мгновение голоса вернулись, напоминая ему пережитое, — Все размыто. Одно могу сказать точно: это был не сон. Скорее, видение... 
— Хммм, надо будет включить это в отчет... Капитан Андерсон, — доктор вытянулась по струнке, отдавая честь вошедшему в медблок старшему офицеру. Уильямс последовала ее примеру. 
— Вольно, док, — усмехнулся Андерсон, — как там ваш пациент? 
— В порядке, сэр — ответил вместо нее Шепард, поднимаясь с кушетки и разминая затекшую спину. 
— Рад слышать. Нам нужно поговорить. Наедине. 
— Так точно, сэр, — Эшли крутанулась и направилась в сторону двери, — если понадоблюсь — буду в кают-компании. 
Доктор Чаквас неодобрительно покачала головой и вышла вслед за ней. 
Андерсон смерил Джона оценивающим взглядом. 
— Как ты себя чувствуешь? Я не о физическом самочувствии сейчас спрашиваю. 
— Я не люблю, когда солдаты погибают под моим командованием, — коротко ответил Джон. 
— Дженкинс и Расевич — не твоя вина. Я ознакомился с рапортом лейтенанта Аленко — ты держался молодцом. 
— Дженкинс нарушил приказ. Он всегда хотел стать героем, но забыл о том, что чаще всего ими становятся посмертно. Именно поэтому я предпочитаю подбирать команду себе сам. Сержант Уильямс не член экипажа «Нормандии», не так ли? — Шепард немигающим взглядом уставился на капитана. 
— Я подумал, что такой боец, как она, может нам пригодиться. Уильямс переведена на «Нормандию», — тоном, не терпящим возражений, сказал Андерсон, понимающий, куда клонит Шепард. 
— Она хороший солдат, но склонна к авантюрным выходкам... — начал было Джон, но капитан отмахнулся от его доводов. 
— Как и один из моих офицеров. Она напомнила мне одного знакомого лейтенанта, попавшего ко мне несколько лет назад. Единственного выжившего из целой роты. И очень долго думавшего, что поэтому он что-то кому-то должен. 
— Удар ниже пояса, сэр, — скривился разведчик. 
— Порой другие тебя не берут, Джон. Сейчас нам как никогда нужны хорошие бойцы. Иден Прайм — это только начало. Грядет война. 
Шепард кивнул, решив отложить вопрос с Уильямс на потом. 
— Разведка облажалась, сэр. Никто не знал, что нас там ждет. Неудивительно, что все полетело кувырком. 
— Геты не выходили за Вуаль Персея уже более двухсот лет. Никто не мог предсказать такого развития событий. 
Джон скрипнул зубами от злости. 
— Насколько все плохо? 
— Вторжение остановлено, но цена поистине ужасает. В Константе погибло почти двадцать тысяч колонистов. Судьба еще пяти тысяч, находившихся в момент атаки на агрофермах, пока неизвестна. Сейчас регулярные части добивают остатки десанта гетов. Альянс потерял почти три сотни космопехов за сутки вторжения. Не буду тебе врать, Джон — положение не из лучших. Маяк уничтожен. Найлус мертв. Геты начали вторжение, и все войска в секторе переведены в состояние повышенной боеготовности. Хаккет вынужден перекинуть треть флота на защиту рубежей, под давлением Колониального Конгресса. Ко всему прочему, Совет Цитадели хочет задать нам несколько вопросов. 
— Пусть спрашивают, — гордо вскинулся Джон, — мне нечего скрывать. Я сделал все, что мог. Надеюсь, Совет это поймет. 
Андерсон сделал несколько шагов взад-вперед, заложив руки за спину. 
— Я поддержу тебя и твой рапорт. С моей точки зрения, вы герои. Но я здесь не по этому. Дело в другом турианце, Сарене... 
Шепард со всевозрастающим удивлением наблюдал за капитаном. Казалось, что каждое последующее слово дается ему со все большим трудом. 
— Сарен — Спектр. Один из лучших, живая легенда. То, что он связался с гетами, говорит о том, что он выбрал свой путь. И он ненавидит людей. 
— За что? — недоуменно спросил Джон. 
— Он считает, что мы слишком быстро развиваемся и расселяемся по галактике. Так считают многие, вот только большинство по этому поводу ничего не делает. А Сарен каким-то образом сумел договориться с гетами. Я не знаю как ему это удалось, но уверен, что вся эта заваруха — из-за маяка. Ты был рядом, когда он взорвался. Нет догадок, что конкретно Сарен мог искать? 
— Я потерял сознание, и потом у меня было видение... 
— Видение? — заинтересованно переспросил Андерсон. — Видение чего? 
— Я видел синтетиков. Возможно, гетов. Они убивали, жестоко, как мясники. Бойня продолжительностью в целую эпоху. Все очень размыто, и как только я пытаюсь сконцентрироваться, смысл ускользает от меня. Как будто смотришь на сюрреалистическое полотно, и оно меняется ежесекундно. 
Капитан задумчиво пожевал губу. 
— Об этом надо будет доложить Совету. 
— И что мы им скажем? — усмехнулся Джон. — Что мне кошмар приснился? 
— Мы не знаем, что за информация хранилась в маяке. Вдруг это чертежи ОМП? Что бы это ни было, оно теперь у Сарена. А я знаю его методы. Он не успокоится, пока не сотрет человечество в пыль. 
— Тогда ты прав, — жестко ответил Джон, — Это война. И предотвратить ее можно лишь одним способом — ликвидировать Сарена. 
— Не все так просто. Он Спектр. Может лететь, куда хочет, и делать, то, что считает нужным. Вот почему необходимо, чтобы Совет был на нашей стороне. 
— Мы предоставим им доказательства измены, и они лишат его статуса Спектра, — уверенно заявил Джон. 
Андерсон грустно усмехнулся. 
— Ты хороший солдат, Джон, но совсем не разбираешься в политике. Поверь, не все так просто. В любом случае, до аудиенции все это лишь догадки. В течении двух часов мы подойдем к Цитадели, пока можешь подготовится, и хорошенько подумай, что именно будешь говорить. Если посол Удина предоставит тебе такую возможность. 
Около входа Андерсон внезапно остановился. 
— Кстати, Шепард... С днем рождения. 
Джон хлопнул себя по лбу. Этот факт совсем вылетел из его головы. 

***
Возле дверей медблока Джон нос к носу столкнулся с нервно покусывающей ногти Уильямс. Девушка явно ждала его и вытянулась по стойке «смирно», завидев высокую фигуру командора. 
— Вольно, Уильямс, — поморщился Джон. Ее тяга к официозу начинала его понемногу раздражать. 
— Так точно, сэр, — расслабилась Эш, — Я просто рада, что с вами все в порядке. После того, что произошло на Иден Прайм, экипажу не помешают хорошие вести. 
— Дженкинс и Расевич были важными членами экипажа, — нахмурившись, произнес Шепард. 
— Мне немного неловко от этого, сэр. Если бы все сложилось более удачно, меня бы здесь не было. Я не могу избавится от ощущения, что занимаю чужое место, — по ней было видно, что этот вопрос действительно заботит ее. 
Джону стало немного жаль сержанта. 
— Вы хороший солдат, Уильямс, и заслуживаете это назначение. 
— Спасибо, сэр. Я ценю это, — просияла Эшли. 
— Как вы? Там все было достаточно жестко. 
— Мне не впервой видеть гибель товарищей. В космической пехоте с этим часто сталкиваешься. Но чтобы все подразделение? Да еще и гражданские... Все могло быть хуже, если бы вы не появились. 
Джон положил ей руку на плечо, и Эшли как будто пробило током. Она начала тонуть в бездонных синих глазах командора. 
— Вы держались молодцом. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Уильямс? — Джон помахал рукой перед ее носом. — Вы меня слушаете? 
— А? Да, простите сэр, — девушка начала стремительно краснеть. — Мне очень приятно, что экипаж так хорошо меня принимает. 
— Так оправдайте их надежды, — усмехнулся Джон. — Поступаете в распоряжение сержанта Дубянского. 
— Так точно, — выпалила Эш и спешно ретировалась. 
«Вот дура! — в сердцах подумала она по дороге к лифту, ведущему в трюм. — Что он сейчас будет думать?» 
Впрочем, переживала Уильямс зря. Джон вообще не придал ее заминке значения. Переговорив с ней, он направился прямиком в «Закоулок Аленко». Так экипаж прозвал небольшой уголок кают-компании рядом с широким входом в спальный отсек. Там Кайден оборудовал, заручившись разрешением Андерсона, маленькую техническую мастерскую, в которой и проводил большую часть свободного времени. Вот и сейчас лейтенант ковырялся в разложенной на выдвижном столе груде запчастей. Подойдя ближе, Джон узнал в ней разобранные наручи и перчатку своего доспеха. Завидев друга, Кайден отвлекся от своего занятия. 
— Видел, ты поговорил с нашим новобранцем, — широко улыбнувшись, сказал Аленко. — Симпатичная, правда? 
— Не обратил внимания, — подумав, соврал Джон. — Имеешь виды? 
— Ну, будни у нас скучны и однообразны. Так почему бы не разбавить их походом в какой-нибудь бар в приятной женской компании? — Кайден разошелся не на шутку. 
— Только Джокеру не говори про такую «хорошую кампанию». А то он обидится, — усмехнулся командор. 
— Кстати о Джокере, — лейтенант выудил из-под стола небольшую черную коробку с жирной синей полосой на боку. — Вот, это от нас с Джеффом. С днем рождения, командир. 
Джон взял подарок и повертел его в руках. На обратной стороне был выполнен детальный рисунок «Мако». 
— Модель, — прокомментировал Кайден. — Вместо старого «Гризли», который засунула в уплотнитель мусора твоя бешеная бывшая. Самосборная, в комплекте два микродрона и схема, если захочешь сам склеить. 
— Спасибо. Вот только, боюсь, если я его соберу, то придется выкидывать настоящий «Мако», — вздохнул Шепарди — С нашим-то дефицитом места. 
— Когда-нибудь станешь капитаном и увешаешь всю каюту модельками кораблей. Отыграешься за тесноту спальных капсул, — рассмеялся Кайден. Но тут же посерьезнел. 
— Шепард, я знаю тебя уже несколько лет, но для меня до сих пор остается загадкой: почему ты так не любишь собственный день рождения? 
— Ты не представляешь, сколько раз я посылал людей с подобными вопросами, — усмехнулся Джон, — Но тебе отвечу. 11 апреля 2170-го работорговцы атаковали Мендуар. 
— Твою же... Извини, — Кайден виновато посмотрел на друга. 
— Пустое. Дело не только в этом. Этот день приносит плохие вести. Постоянно. Иден Прайм тому подтверждение. Впрочем, не будем о грустном. Ты сильно занят?
 
Кайден был рад возможности сменить тему. 
— Почти готово. Я перенастроил схемы, — лейтенант ткнул электропинцетом в центр ладони перчатки, и пальцы рефлекторно дернулись. — К следующей операции будет в норме. Только постарайся больше не взрывать гранаты в руках. 
— Отлично, — Джон хлопнул его по плечу. — Пойдем на мостик, полюбуемся на центр галактической жизни. Скоро Цитадель будет в зоне прямой видимости.

Отредактировано. SVS 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 09.07.2013 | 1971 | 9 | Truart, Джон Шепард, Mass Efect: Ренегат | Truart
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 24
Гостей: 24
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт